КулЛиб электронная библиотека 

Сказочные повести. Выпуск четвертый [Галина Демыкина] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Сказочные повести Выпуск четвертый



Георгий Балл Слоненок спешит на помощь

Глава 1. Эгейка

Шел дождь. А может быть, светило солнце. Нет, все-таки шел дождь. И светило солнце. Хоть чуточку, но светило. Из-за облаков. Они такие бугристые, облака, как горы, только не на земле, а на небе.

А дождь шел упрямый и косой, настырный и мокрый, и очень, очень скользкий. Нет, не шел дождь, а бежал. Да, сильно-сильно бежал. И он забежал за наш дом. Вы же знаете наш дом на Большой Почтовой? Он такой серенький и немножко розовенький, такой высокий и немножко низкий — ведь все зависит от того, как на него посмотреть.

И не то чтобы я хотел посмотреть на свой дом с пустыря, где течет речка Яуза, нет и нет. Я просто побежал вслед за дождем. Мне интересно было узнать, что он собирается делать на пустыре. Вот я забежал за дом, на пустырь и увидел — ого! И еще — эге! И сразу понял, зачем туда прибежал дождь. Ого! Эге! Там была великолепно-прекрасная и очень пузыристая, очень старая лужа, даже можно сказать, маленькое озерцо, с зелеными и желтыми водорослями.

Когда дождик догадался, что я знаю про лужу-озерцо, он не то чтоб остановился, а стал тихонько топотать на месте, как солдаты, когда они готовятся к боевому походу.

«Хорошо, — сказал я себе, — ты будешь топотать, а я все же загляну, что там, в глубине заросшего озера».

Пока дождик топал, я осторожно подобрался к самому краю озера и… ой-ёй-ёй! Что я увидел: там пузырился очень толстенький малюсенький мальчишка. Я сказал «пузырился», потому что он только что родился из дождевой капли, прямо у меня на глазах.

— Эй! — крикнул я ему.

— Эгей, — ответил мальчишка.

Между прочим, у него были широкий рот и красноватые уши, будто подрумяненные солнцем.

— Ты чего там делаешь? — спросил я.

— Еще не знаю, я ведь только родился.

— А не видно, что там, в глубине озерца?

— Давай вместе посмотрим. Прыгай ко мне.

Я схватился за струйку дождя и съехал по ней прямо в лужу-озерцо. Хлоп! И я мягко опустился на облако. А мог бы на солнце, которое выглянуло из-за облака. В воде ведь все отражается: облака, солнце, небо.

— Эй, где ты?!

— Туточки, — улыбнулся пузыристый мальчишка и предложил: — Давай пойдем туда, поглубже. Здесь, среди облаков, есть тоненькая солнечная тропинка.

Мы стали спускаться вниз по солнечной тропинке, едва различая друг друга в облачном тумане.

— Как тебя зовут? — спросил я. — Нельзя же называть тебя «Эй» или «Эгей».

— А если Эгейка?

— Эгейка? Можно, — сказал я. — А меня зовут Леша.

Эгейка подскочил ко мне и горячо схватил мою руку. Его собственные маленькие ладошки были очень теплые. Может, он успел их нагреть на солнечной тропинке?

— Я так рад… Так рад… Я ведь только родился и сразу встретил такого храброго мальчика. Спасибо, что ты согласился со мной идти в озерную глубину.

— Да брось, ничего особенного, — отвечал я.

Но если честно, то мне было приятно, что он обо мне так сказал.

Между тем, тропинка спускалась в долину, где среди водорослей плавало множество малюсеньких рыбешек. Как только они нас увидели, тотчас собрались вокруг, зашептали:

— Куда вы, мальчики?

— Мы еще сами не знаем. Нам интересно, что там на дне.

— Интересно?! Да вы не можете вообразить, какая тут беспокойная жизнь.

Рыбешки окружили нас плотным кольцом и начали рассказывать самые глубинные тайны, о которых наверху никто ничего не знал.

Оказывается, когда-то, с незапамятных времен в озерцо при неизвестных обстоятельствах попала старая, рваная Калоша. Сначала Калоша, может, сотню лет пролежала на дне тихо-спокойно. Вдруг ее кто-то: тюк! — стукнул, нет, даже уколол. Это оказалась Спица от велосипедного колеса. Калоша обиделась и сразу решила, что она — аристократка, род ее древнейший, начался с мирового потопа, когда без калош шагу нельзя было шагнуть, и она объявила себя правительницей этой лужи-озерца.

Велосипедная Спица тоже загордилась. Пусть род ее не такой древний, зато она очень современна, и также объявила себя правительницей… А две правительницы в одной луже… представляете, что тут началось?!

— Война? — выдохнул я.

— Да, да, да! — твердили рыбешки. — Непримиримая.

— Война? Из-за чего? — удивился Эгейка.

Ему никто не ответил: рыбешки исчезли. А мы оказались на дне, в подводном городе.

Глава 2. Ярмарка

Рыбешки исчезли, а мы оказались в подводном городе. Не подумайте, что тот подводный город похож на наши города — ничего подобного. Его дома были удивительны: и круглые, и длинные, как карандаш, и как пирамидки из разноцветных колец, и как стеклянные горки. Стекляшки и глина — вот из чего были сделаны дома. Но самое замечательное, что люди были тоже глиняные, а их просторные плащи украшали стеклышки. И ходили они по улицам в широченных глиняных шляпах, на которых раскачивались целые заросли водорослей. У меня от сверкания стеклышек, от качающихся водорослей в первые минуты закружилась голова.

— Хочу, хочу шляпу! — закричал Эгейка. Он остановил глиняного человечка.

— Скажите, пожалуйста, где бы достать такую шляпу?

— Где всегда, — бросил на ходу человечек.

— А где всегда можно достать такую шляпу? — кинулся Эгейка к другому человечку.

— Там, где продают.

Человечки проходили, я бы сказал, обтекали, оплывали нас… Растерянный Эгейка еще кого-то останавливал, спрашивал, но у него ничего не получалось. Тогда я схватил Эгейку за руку и устремился вслед за спешащими человечками. Идти было не очень просто, — ноги вязли в иле и песке, который здесь никто не убирал. Приходилось не только перелезать через горки песка, вязкого ила, но даже переплывать…

И вот мы вырвались, выплыли на широкую торговую площадь. Вся площадь буквально кипела от множества человечков, которые подпрыгивали, размахивали шляпами. Из одной боковой улицы выбежали двадцать семь трубачей и с другой стороны площади — двадцать семь трубачей с тростниковыми дудками. Вода в луже-озерце закачалась от трубных звуков.

Два самых высоких человечка вынесли глиняный плакат, на котором цветными камешками было написано: «ЯРМАРКА».

Площадь забурлила еще сильней. Человечки запели и стали плавно раскачиваться, и водоросли на их шляпах тоже стали плавно раскачиваться.

А у нас сегодня ЯР
А у нас сегодня MAP
А у нас сегодня
Яр-мар-ка!
Продаются наши рыбки,
И ракушки, и улитки,
И дожди, и облака
Яр-мар-ка!
Если вам нужны пиявки —
Наловите в той канавке,
А цена невелика:
Три — всего лишь,
Три — всего лишь,
Три малюсеньких шлепка.
Яр-мар-ка!
Эгейка схватил меня за руку, и мы раскачивались и пели вместе со всеми. Но как только песня прекратилась, человечки стали зазывать покупателей. Со всех сторон раздавалось:

— Ко мне, ко мне… Сюда, сюда.



— Ты хотел шляпу, — сказал я. — Выбирай.

Мы подошли к одному торговцу.

— Вот он, — показал я на Эгейку, — хочет купить шляпу.

— Мне очень нравятся ваши шляпы, — улыбнулся Эгейка. — Можно примерить?

— Нет. Шляпа моя, она не продается, а вот воду — пожалуйста. Ее здесь сколько хочешь. Или купите рыбок, они плавают наверху.

— Но ведь рыбок еще нужно поймать, — возразил я.

— Ловите, кто вам не велит.

Мы шли от торговца к торговцу — и всюду нас ждала обидная неудача. Я понимал, что ничего не получится. Да и вообще тут все лишь расхваливали свой товар, но никто не покупал. А Эгейка ничуточки не терял надежды… Он вслушивался в призывные крики продавцов и весь дрожал от нетерпения.

— Сейчас я что-нибудь куплю, если не шляпу, так что-то очень нужное, самое, самое прекрасное.

Я смотрел на Эгейку и почему-то ему верил.

Глава 3. Белый слоненок на белом облачке

Я верил Эгейке. Но человечки только расхваливали свой товар. И по-прежнему я не видел ни одного покупателя.

— Эй, кому полкилограмма солнечных лучей! — услышали мы. — Они такие золотенькие, такие тепленькие. Из полкилограмма солнечных лучей можете сварить прекрасную золотую кашу. А у кого есть зеркальце, то выпускайте солнечных зайчиков.

— Облака! Облака! Продаю облака, — кричал другой продавец. — Посмотрите, какие они пушистые.

Эгейка подбежал и вежливо спросил:

— Извините, пожалуйста, а какое облако вы продаете?

— Да вон то, — ткнул вверх пальцем продавец.

— Беленькое?

— Беленькое.

— Дело в том, — волнуясь заговорил Эгейка, — я имею кое-какое отношение к облакам, вернее…

Продавец не дослушал.

— Покупаешь?

— Да я бы с огромной радостью…

— Десять водяных шлепков.

— Беру, — сказал Эгейка, и его уши еще больше покраснели от радости.

Продавец протянул руки кверху, будто хотел схватить отражавшееся в воде облако.

— Держи, — сказал он.

Потом размахнулся и начал хлопать Эгейку… Раз, два, три… От чего Эгейка падал. Я подбежал:

— Перестаньте бить Эгейку. Что он вам сделал плохого? И как вы можете продавать то, что вам не принадлежит?

— Не лезь. Он купил, а я продал.

— Идем, Эгейка, — потянул я его.

— Нет, я хочу купить белое облачко, — упрямился Эгейка. Его широкий рот стал еще шире, а уши просто пылали.

И он тут же размечтался:

— Я стану жить на белом облачке, и там у меня будет Белый Слоненок. Мы будем вместе сажать белые цветы. И Слоненок станет собирать цветы… И если на земле наступят холода, он кинет на землю цветы. И они расцветут на всех окошках, будто наступило лето, а летом Слоненок затрубит в свой хобот, и соберутся другие облака, и получится туча, а из тучи польется дождь, вместе с дождем я опять попаду в эту лужу-озерцо и опять встречу тебя, Леша. Так где же мое облачко?

— Вон, бери, оно еще над нами, — и продавец показал пальцем вверх. Только поторопись, как бы оно не улетело.



— Он тебя обманул, — сказал я.

— Почему обманул? — не понял Эгейка. — Облачко ведь теперь мое, навсегда.

— Но оно улетит, — настаивал я. — И вообще, оно только отражается в воде.

Эгейка не успел ответить, как из боковой улицы выбежали двадцать семь трубачей и с другой стороны площади — двадцать семь трубачей. Они затрубили в тростниковые дудки. Ярмарочные торговцы заволновались, начали разбегаться. А на площадь вошел отряд глиняных солдатиков, которые размахивали острыми саблями из зеленой осоки. На голове у воинов были глиняные шлемы с тремя длинными водорослями, а у их командира на шлеме — высокий камыш. Командир вышел вперед и грозно сказал:

— Мы, гвардия порядка Ее Величества Правительницы Калоши, объявляем: «Кто продал или купил то, что ему не принадлежит, а именно: солнечный свет днем или лунный свет ночью, все звезды вместе или каждую в отдельности и так далее и тому подобное — нарушили закон и должны все вернуть в течение двадцати четырех секунд».

Командир отряда показал себе на грудь, где висел на желтой водоросли большой секундомер без стрелки.

Трудно сказать, сколько прошло секунд, но очень, очень скоро на площади уже никого не оставалось, кроме Эгейки и меня. Хотя я тянул Эгейку за руку, он не двигался с места. Солдаты окружили нас.

— Ты кто такой? — напирали они на Эгейку.

— Я стерегу свое облачко, — ответил Эгейка.

— Стеречь и беречь — наше дело. А ты убирайся отсюда, — гаркнул командир солдатиков и взмахнул зеленой сабелькой.

Эгейку толкнули так, что он упал носом в ил. Я подскочил:

— Не трогайте его! Он ведь ничего не сделал плохого.

— А это еще кто? — командир солдатиков повернулся ко мне, а потом приказал: — Арестовать их за сопротивление властям.

Нам связали руки желтыми водорослями, и мы не успели опомниться, как оказались на дне илистого подземелья.

Глава 4. В черной комнате

Да, мы с Эгейкой оказались на дне илистого подземелья. Больше всего Эгейка печалился, что потеряется его белое облачко с Белым Слоненком. Улетит и затеряется среди других облаков.

— Мой хороший, мой милый Слоненок, — говорил Эгейка, и уши его светились в мутной темноте, — не забывай меня. Вот ты сейчас на белом облачке. А там у тебя белая кровать, белая подушка. Ты ложишься головой на белую подушку, закрываешься белым одеялом, и тебе снятся белые сны… Спокойной ночи, Слоненок. Может, ты во сне увидишь меня и Лешу.

Дверь нашего подземелья распахнулась. На пороге стоял глиняный человечек, в плаще и капюшоне из красной глины.

— Следуйте за мной, — приказал он.

Но предварительно он илом замазал нам глаза. Взял меня за руку, а я Эгейку, и мы двинулись. Мы шли по коридорам, куда-то сворачивали, потом поднимались вверх, вверх, вверх. Я потерял счет времени. Мне казалось, что мы идем так всю жизнь.

— Ты знаешь, — сказал мне Эгейка. — Я даже с закрытыми глазами вижу, что делает мой Слоненок.

— Хоть сейчас-то перестань мечтать, — прошептал я. Разве я мечтаю? — возразил Эгейка. — Нет, я просто вижу: вот мой Слоненок проснулся, вытянул хобот и вздохнул. А потом откинул белое одеяло. И встал. А облачко под ним закачалось. Спросонок он еще не понимает, где он находится. Ему все еще кажется, что он спит. А во сне ему причудилось, будто он прыгает на одной ноге, потом на хвосте и даже на хоботе, вверх ногами. А потом перекувыркивается через голову — раз, еще раз…

— Перестань, Эгейка, — сказал я. — Лучше подумай, куда нас ведут.

И тут наш сопровождающий приказал:

— Промойте себе глаза.

Глава 5. Суд правительницы калоши

Глиняный человечек в красном капюшоне приказал нам промыть глаза. В озерце-луже это сделать было, конечно, нетрудно. Мы потерли глаза и увидели, что находимся в большом светлом зале. В стенки и потолок были вмазаны кусочки зеркал и стеклышек. Посреди зала в старом драном кресле, из которого торчали пружины, сидела сама Ее Величество Правительница Калоша. На ее голове была огромных размеров шляпа, а на ней возвышался целый дворец, весь усыпанный стекляшками и окруженный садом из водорослей.

— Вот это да! — восхитился Эгейка.

— Доставлены, Ваше величество, — сказал с поклоном человечек в красном капюшоне, сопровождавший нас. — По-моему, никто по дороге не потерялся. Я их пересчитывал, но точно, конечно, сказать нельзя.

— Развяжите им руки, — приказала Правительница.

Дверь во дворце на шляпе Правительницы распахнулась, оттуда выскочили два глиняных юных пажа, пробежали через сад из водорослей, спрыгнули на пол, подскочили к нам и освободили от пут. Я опустил затекшие руки, а Эгейка захлопал в ладоши.

— Замечательно!

— Это еще что, — улыбнулась Правительница. — Сейчас я всех позову, — и крикнула: — Эй, выходите!

Двери дворца на шляпе Правительницы широко раскрылись, даже затрещали, — и вылез переваливаясь Старый Чайник с оторванной ручкой, весь опутанный водорослями.

— Мой Первый Советник, — представила Правительница. — Умнейшая голова, хоть и крышка помята, — и обратилась к Чайнику: — Прыгай на пол, мой друг, но только не очень греми.

Из-за кресла Правительницы появились глиняные слуги. Они вынесли наполовину разбитое фарфоровое блюдо, куда Чайник и поместился.

Двери дворца все время открывались, оттуда выходили глиняные человечки разной степени знатности. Но сколько их, — было трудно сказать: все они отражались в стекляшках и зеркалах, и казалось, их было бесчисленное множество. У меня закружилась голова, и я даже сразу не понял, что еще сказала Правительница. Она говорила не очень внятно, как-то шамкая, будто у нее был полный рот воды.

— Глухие, что ли? Я вас спрашиваю, чегой-то вы делали на нашей ярмарке?

— Мы покупали облака, — сказал я.

— Да, — радостно, во весь свой широкий рот, крикнул Эгейка. — Я купил белое облачко с Белым Слоненком.

— Да кто же это облака покупает? — засмеялась Правительница. От ее смеха закачался дворец на шляпе. — Вы, что ли, ничего не соображаете?

— Они шпионы, — пискнуло откуда-то сверху.

Я присмотрелся и увидел, что у самых дверей дворца из раковинки высунула голову Улитка.

— Мне сверху видно, — добавила Улитка. — Они сплошные шпионы враждебной нам ржавой Спицы.

— Ладно, сейчас разберемся, — сказала Правительница Калоша. — Значит так: продавать облака — это понятно. Они наверху, они летают. Сегодня появились, завтра их нет, даже, может, через какую-то минутку. Продавать легко, а вот купить…

— Я купил, — сказал Эгейка. — За десять шлепков.



— Ха-ха, — закатилась в смехе Правительница. — И поделом, еще мало досталось.

Приближенные Правительницы дружно подхватили ее смех: ха-ха! Хо-хо!.. А Чайник загремел крышкой.

— А вот никакое не «ха-ха» и не «хо-хо», — пропищала Улитка. — Я вам сейчас все объясню. Он купил облако, то есть то, что ему не принадлежит, — и Улитка показала рожками на Эгейку, — то есть нарушил закон.

— Закон неправильный, — вмешался я. — Разве Эгейка стал бы покупать то, что ему принадлежит?

— Прошу не перебивать! Закон бывает только правильный, — пищала Улитка. — А он его все-таки нарушил. Для чего? Чтоб его схватили, посадили в темную комнату… И чтоб потом он и его соучастник… Как звать? — повернулась она ко мне.

— Леша.

— Ага, теперь еще более понятно. Эгейка и его со участник Леша проникли в самое сердце глиняного городка — в тронный зал нашей несравненной, нашей великолепно-уважаемой Правительницы Калоши. Проникли или нет? Вы все видите, что проникли. А что они видят на мудрейшей голове нашей Правительницы? Что? Шляпу с дворцом. Видишь или нет? — уставилась рожками Улитка в Эгейку.

— Вижу.

— Хотел бы такую шляпу?

— О, конечно.

— Ага, понятно.

— Да, — пытался пояснить Эгейка. — Нам сразу понравились ваши шляпы. И я сказал Леше, но когда я увидел облако…

— Хватит! Теперь уже совсем все понятно. Отвлекающим маневром с облаком они хотели пересчитать все до одной шляпы в нашем городке… А потом прорыть шпионский подземный ход к ржавой Спице и все ей описать и в первую очередь шляпу с великолепным дворцом нашем Прекраснейшей Правительницы Калоши. Какое ужасное коварство! Заслуживают самой смертной из смертных казней. Уф! — и Улитка удалилась в свою раковину.

Правительница Калоша тоже вздохнула и обратилась к Чайнику.

— Что скажет мой Главный, мой Первый советник?

— Они ведь дети, — шмыгнул сочувственно носом Чайник. — Посмотрите, просто дети.

— Дети-пролезети, — крикнула из раковины Улитка. — Дети — ловкие пролезети в самые маленькие дырети…

— А давайте заткнем все дырети, тогда у них не получится пролезети, — воодушевилась Правительница Калоша.

— Получится, — пропищала опять из своей раковины Улитка. — У детей всегда все получается, потому — то их надо скорее потопить в самом глубоком, в самом илистом месте.

Но опять заговорил Чайник с оторванной ручкой, который находился у ног Правительницы на фарфоровом блюде.

— Топить в луже-озерце — это здесь не наказание. Ваше Величество, если мне позволите сказать, как Главному Вашему Советнику, это — просто тьфу… Пустяки. А лучше их отправить туда, откуда они пришли. Тогда они для нас исчезнут.

— Ах ты, головастый Чайник, — прошамкала Калоша. — Хоть крышка у тебя помята, но советы твои подходящие, — и повернулась к слугам, стоящим за креслом: — Повесьте на него еще одну водоросль в знак нашей благосклонности.

— О, вы очень добры, — пробормотал Чайник, который и так тяжело дышал сквозь путы водорослей.

— А этих, — показала на нас Правительница Калоша, — в окно, пусть они исчезнут.

И мне показалось, что она весело подмигнула нам. Глиняные слуги тотчас схватили и вытолкнули нас в окно.

Глава 6. Опять на золотистой тропинке

Человечки схватили нас и вытолкнули в окно. Мы полетели вниз и мягко опустились на илистое дно. Кругом было темно.

— Эгейка! — позвал я.

Никакого ответа. Что с ним? Неужели он погиб? Я стал шарить руками вокруг себя, потом пополз, то и дело проваливаясь. Наконец, я нащупал мальчишку. Он лежал, зарывшись лицом в ил. Я с трудом перевернул его.

— Эгейка! Эгейка! Ты живой?

Он молчал.

Я тряс его.

— Эгейка, милый, ну скажи…

Я даже шлепнул его по щеке.

— Скажи хоть что-нибудь.

— Я исчез, — прошептал он так тихо, что я едва разобрал.

— Как исчез? Ты ведь здесь.

— Исчез, — повторил Эгейка. — Правительница Калоша этого хотела. И Главный Советник сказал, что мы должны исчезнуть. И они выбросили нас в окно. Вот мы исчезли, и ты, и я. А еще исчезло мое облачко с Белым Слоненком, — и я увидел на глазах Эгейки слезы.

— Тебе особенно жалко Слоненка?

— Да, конечно. Теперь бы он должен опять проснуться, откинуть одеяло, поднять хобот и поискать на столе чашку с блюдечком, а в чашке — кофе… Но этого ничего не будет.

Эгейка всхлипнул.

— Погоди, погоди, он не исчез, раз ты так все ясно представил.

— Мы все исчезли, — настаивал Эгейка. — И не будет моего любимого Слоненка.

Эгейка уже плакал вовсю.

— Перестань, успокойся, — уговаривал я. — И так лужа здесь большая, даже не лужа, а целое озеро.

И вдруг мне пришла в голову мысль о нашем спасении, как нам выбраться из этих илистых, гиблых задворок.

— Эгейка, — сказал я твердым голосом. — Ты можешь отыскать в этой мутной луже солнечную золотистую тропинку, по которой мы сюда пришли?

— Постараюсь, — вздохнул Эгейка.

И тут же я увидел знакомую солнечную тропинку. Я ступил на нее — ничего, не качается.

— Эгейка! — позвал я. — Идем скорее отсюда. Мы возрождаемся снова.

И мы пошли с ним по золотистой тропе.

Глава 7. Художник и девочка Лунный Блик

Мы шагали с ним по золотистой тропинке и, конечно, не знали, сколько прошло времени. Кругом нас, насколько хватало глаз, простиралась пустынная местность с огромными подводными камнями. Валялись тут и покрышки от автомобильных колес. Все это видел только я, а Эгейка ничего не замечал. Время от времени он тяжело вздыхал.

— Молодые люди! — окликнул нас кто-то из маленького домика, построенного из щепок и покрытого водорослями. Скорее всего, это был даже не домик, а просто сарай.

Заскрипела дверь — и в проеме показался маленький старичок с длинной седой бородой.

— Молодые люди, — опять сказал старичок. — Как вы здесь оказались?

— Мы спустились вместе с дождем, — сказал я.

— Ах вот что, ну, прошу вас, заходите. Мой шалаш — моя крепость. Здесь вы будете в безопасности.

Мы с Эгейкой вошли в шалаш, где стояли только топчан, на котором лежало одеяло из водорослей, ящик с нехитрой посудой, маленький столик и две табуретки.

— Ну, давайте знакомиться, художник Водыркин Петр Кузьмич, — старичок протянул руку.



— Леша, Эгейка, — мы пожали руки.

— Очень приятно. Очень приятно. Тут чаще увидишь человечков из глины. Вы, наверное, уже побывали в их городке и видели шляпу Ее Величества Правительницы Калоши? — сыпал словами Петр Кузьмич. — Вас, конечно, интересует, как я здесь очутился? Да самым примитивным образом. Я, знаете ли, рисовал пустырь, речку Яузу, возвращался домой, задумался (с нами, художниками, это случается), пришла в голову идея: как соединить на картине землю и небо, их меняющиеся краски, но тут… трах… или, лучше сказать, брык… нет, плюх… провалился в лужу, в это самое озерцо.

— И с тех пор Вы здесь живете? — спросил я.

— Да. Тут тоже можно рисовать. Например, сражение между Юной Спицей и Старой Калошей. С Ее Остроконечным Величеством Спицей вы еще не знакомы?

— Пока нет, но, честно говоря, нам уже пора…

— Тише! — остановил Петр Кузьмич и показал на дверь.

В щель протиснулась вся сияющая серебряная девочка.

— Лунный Блик, — радостно вскричал Петр Кузьмич. — У нас сегодня гости.

Серебряная девочка еще сильнее засияла и, чуть смутившись, погладила свою длинную серебряную косу.

— Какая красавица! — ахнул Эгейка.

Девочка, у которой щеки были золотистые, зарделась и на несколько секунд стала вся золотой. В руках девочка держала серебряную корзинку. И даже корзинка стала золотой.

— Где-то я тебя видела, — сказала девочка Лунный Блик.

— И я, — сказал Эгейка. — Может быть, среди облаков?

Девочка Лунный Блик не стала уточнять, она опять приняла свой прежний серебряный вид и начала деловито распоряжаться:

— Пусть мальчики сядут на кровать, а мы с дедушкой на табуретки.

Девочка достала из своей корзинки лунные золотистые лепешки, банку с аппетитно пахнущим желтым лунным вареньем. Нашла у дедушки чашки. Вынула из корзинки еще термос с золотым лунным светом. Разлила его по чашкам.

— Пейте, мальчики, ешьте. И вы, дедушка.

И пошел у нас пир горой. Эгейка особенно налегал на лунное варенье, да и я тоже не отставал, мазал им лепешки. Девочка Лунный Блик смотрела на нас и радовалась. Сама она только отломила и съела маленький кусочек золотой лепешки.

— Я вас сейчас нарисую, — вскочил Петр Кузьмич.

Он взял фанерку, кисти и стал быстро рисовать.

На какую-то секунду мы увидели на фанерке — поляну в цветах, Эгейку и меня посередине, озерцо, в котором отражалась золотая лунная дорожка. По дорожке шла девочка, вся в лунном свете… Но это только секунду, а потом картина исчезла.

Петр Кузьмич вздохнул.

— Я, молодые люди, рисую водяными красками, а они так не стойки.

— Но откуда взялась поляна? — удивился Эгейка.

— Мое воображение, дружок. Я вижу глазами художника то, о чем мечтаю.

— Ребята! — позвала девочка Лунный Блик. — Вам надо спать, а мне пора уходить.

Петр Кузьмич предоставил нам свое ложе, сам же лег на полу.

Мы быстро заснули и не заметили, как девочка Лунный Блик исчезла.

Глава 8. Сражение

Мы заснули и не заметили, как исчезла девочка Лунный Блик.

Трах… Шарах… Тарабах…

Разбудил нас страшный шум. Дедушка Водыркин был уже на ногах.

— Спокойно! Не высовывайтесь! — поднял руку дедушка. — Ведите, ребята, себя тихо. Это молодая Правительница Спица начала войну со Старой Калошей.

Он показал нам щель в сарае. Мы прижались к щели. Мимо катилась железная бочка из-под бензина. А за ней двигались войска Правительницы Спицы — тут были и гвоздики, и винтики, и крючки, и всякие другие колючие железяки.



Грозное войско волной покатилось мимо нашего сарая в город Старой Калоши. И вот уже вдалеке разгорелся шум битвы.

Вдруг Эгейка распахнул дверь сарая и побежал туда, где шло сражение. Я кинулся за ним.

— Эгейка! Эгейка!

Но он не хотел меня слушать и бежал изо всех сил.

Войска Спицы сражались на улицах глиняного города. Саму Правительницу Спицу везли в ржавой детской коляске, на которой болтались куски разноцветной клеенки.

Она командовала:

— Окружить домишко Старой драной Калоши! Превратить в глиняный мусор ее шляпу вместе с дворцом.

Людишки из глины храбро поднимались навстречу, размахивая сабельками из зеленой травы осоки. Но тут же железяки кололи их, и они падали на дно, в ил, исчезали.

— Остановитесь! — закричал Эгейка. — Не сражайтесь, не колите. Не губите. Ведь им же больно!

Я опасался за его жизнь. Он был сам не свой. Метался среди железяк. Сбивал гвоздики, винтики…

— Разве хорошо делать больно?! Опомнитесь! Железяки, опомнитесь!

Я тоже ввязался в битву, стал помогать Эгейке. Гвоздики кололи меня, но я в пылу сражения не замечал этого.

Не знаю, сколько прошло времени. Но вот от дома Правительницы Калоши потянулась скорбная процессия. На длинных желтых водорослях волокли Правительницу Калошу, без шляпы, с ужасной резиновой лысиной, и ее Главного Советника — Чайник без крышки.

Железяки привязали водоросли к коляске Правительницы Спицы. Коляска повернула обратно. Железяки кричали: «Ура! Победа!»

Кругом была страшная картина жестокого разорения: исковерканные глиняные дома, торчали стены без крыш, в стенах зияли дыры, пробитые гвоздями, всюду валялись стеклышки, осколки зеркал и множество, множество раздавленных глиняных шляп.

Глава 9. Во дворце правительницы Спицы

— Идем скорее, — позвал меня Эгейка.

Он спешил. Он и бежал, и плыл быстрыми саженками. Я старался не отстать от него. Вскоре мы увидели железные ворота Города железяк.

Можно было легко обойти эти ворота. Ни справа, ни слева не было никакого забора. Но Эгейка не захотел. Он решительно постучался в ворота.

Старые заржавленные ворота тяжело заскрипели и чуть приоткрылись.

Появились два Гвоздя-стражника.

— Чего вам? — спросил Гвоздь-великан.

— Откройте, — потребовал Эгейка. — У меня есть важное сообщение.

— А пропуск есть?

— Пропуска нет. Но у меня есть важное сообщение.

— Без пропуска не можем, — сказал другой Гвоздь-коротышка. А страж-великан произнес, зевая: — А почем мы знаем, может, вы шпионы?

— Это — глупость, — сказал Эгейка. — Шпионы обязательно имели бы пропуск.

Я с удивлением посмотрел на Эгейку: как он повзрослел после того, что мы увидели.

Сторожа-гвозди посовещались. Маленький гвоздик сказал:

— Может, вы обойдете, чего вам в ворота толкаться?

— Нет, — твердо сказал Эгейка. — Не обойдем. У нас важное сообщение.

Наконец, ворота со скрипом открылись. Эгейка спокойно вошел, я — за ним.

Мы очутились в Городе железяк. Странную картину представлял этот город. Здесь были не только дома из старого ржавого железа: дырявых ведер, корыт, леек. Но даже деревья были сделаны из железа, у домов посажены железные цветы.

Город казался пустынным. Только вдалеке слышался глухой гул. Эгейка решительно шел туда. Теперь он не бежал; казалось, что он знал: ничего не произойдет, пока он не появится.

— Эгейка, — нагнал я его, — скажи мне, что за важное сообщение?

— Потом, — махнул рукой Эгейка.

Гул нарастал, он все явственнее становился железным, скрежещущим и зловещим. Нам стали попадаться плакаты с такими словами: «Металл победит весь подводный мир!», «Вон из озера, глиняные человечки!»

Вдруг улица с железными домами словно отступила, сделала шаг назад, и перед нами открылась гудящая дворцовая площадь, вся заполненная ликующими железяками. Они так громыхали, что только с трудом можно было разобрать в этом гуле слова: «Да здравствует Правительница Спица! Смерть Калоше и изменнику Чайнику!»

— Разрешите пройти, — вежливо говорил Эгейка. — Пропустите, пропустите, пожалуйста.

Он двигался в сторону дворца. Теперь, вблизи, я смог лучше разглядеть дворец Правительницы Спицы. Это было необыкновенно странное сооружение со множеством башен и башенок из старых кастрюль, крышек, половников. Всюду — спереди и сзади — были угрожающе натыканы ржавые вилки.

— Будьте любезны, — говорил Эгейка. — Извините, нам надо пройти во дворец.

Нас толкали, даже покалывали, но все же, самое поразительное, подчинялись требовательным словам Эгейки.

Железяки, в массе своей, тоже стремились ко дворцу, и нас вынесло прямо к железным дворцовым дверям.

Двери охраняли огромные гвозди со шляпками набекрень. Охранники-гвозди закрыли нам дорогу.

Эгейка твердо сказал:

— Немедленно пропустите. То, что я хочу сказать вашей Правительнице, спасет ее.

Гвозди заколебались. Но, увидев наверное, что перед ними только два маленьких мальчика, да к тому же Эгейка — просто капелька дождя, они пропустили.

По железной лестнице мы поднялись в дворцовый зал. Посередине, в кресле, переделанном из старого корыта, полулежала Правительница Спица.

Перед ней валялись на полу старая разорванная Калоша и помятый Чайник. Из носика Чайника время от времени капала вода, но он этого не замечал. И на Калоше, и на Чайнике еще болтались остатки водорослей.

За спиной Правительницы Спицы стояли ее железные военачальники и сановные приближенные.

— Кто это? — спросила Правительница Спица, устремив на нас колкий взгляд.

Эгейка вышел вперед и спокойно, очень ясно произнес:

— Правительница Спица! Вы поступили нехорошо, даже очень плохо.

— Я?! В чем?

— Вы начали войну против глиняных человечков. Да, они не железные, но в озере всем хватает места. Посмотрите, как ужасно выглядит Правительница Калоша. Или ее советник Чайник… Разве вам их не жалко?

— Ха-ха! — засмеялась Спица. — Нисколько. Теперь я казню их. Я велю их заколоть.

— Тогда вы поступите еще хуже, просто ужасно. Вы покроете себя вечным позором.

— Что?! Кто это такие? — и Правительница Спица поднялась из своего кресла.

— Что ты скажешь, Светлейший князь Железный Шурик?

Из-за кресла, вихляясь и ввинчиваясь, появился кусок исковерканного железа.

— Я полагаю, Ваша Остроконечная Светлость, это просто мальчишки. Молодо-зелено. Их надо образумить. Упрятать на самое дно кастрюли, а сверху прикрыть железным ситечком. Поить только водой. А в воде здесь, в озере, кажется, нет недостатка? — и Железный Шурик высокомерно посмотрел на вельможную свиту, стоящую за спиной Правительницы Спицы.

Вельможи зааплодировали.

— Я их знаю, — пропищал кто-то из-под кресла Правительницы Спицы…

Вылезла Улитка. Она подняла маленькую головку с рожками:

— Одного зовут Эгейка, а второго — Леша. Они шпионы, — и заторопилась, боясь, что ее прервут, — да, они хотели бы все дно покрыть глиной, чтобы гнуснейшая Калоша правила всем озером. Калоша их подослала и предатель Чайник. Честное благородное слово, мне смешно вспоминать, что эта драная Калоша была в шляпе — хи-хи! А этот Чайник с кривым носом, у которого от страха капает вода, был ее Советник. Хо-хо! Я к вам обращаюсь, Ваша Светлость Спица, спасите наше родное, прекрасное озеро, — пищала Улитка. — Установите у нас железный порядок. А всем этим — смерть!

— Что она говорит?! — вскричал Эгейка. — Ведь мы с Лешей слышали совсем другие ее слова, — и уши Эгейки стали такими красными, что все кругом осветилось. — Ну где же в ее ракушке прячется совесть? Улитка, поищи, пожалуйста, прошу тебя.

Железный Шурик поднял руку.

— Мальчишка-капелька пытался учить нас жить, но мы, — крикнул Железный Шурик, — сами знаем, как нам жить, — и он включил старенький телевизор…

На экране появились полосы, а потом замелькало, засверкало, загудело…

— Железный рок!

Все вскочили, запрыгали, затанцевали с нарастающим грохотом.

Только металл, только металл живет вокруг, —
пели, кричали, рычали в зале.

Мы дышим металлом, мы слышим металл…
Железяки без металла — это просто ха-ха-ха!
Они прыгали вокруг нас, Калоши и Чайника, все сужая круг. Казалось, они нас растопчут. Но я взглянул на Правительницу Спицу, на железных, гремящих вельмож и понял, что они сейчас нас просто не видят. И сами не сознают, где они находятся…

Но вдруг телевизор забарахлил, затрещал, музыка оборвалась, по экрану пошли полосы.

Правительница Спица устало плюхнулась в железное кресло-корыто, отчего оно издало заключительный звук «блям».

— Спасибо, Железный Шурик, — сказала Правительница. — Ты нас утешил и получишь еще одну железную медаль.

Железный Шурик низко поклонился.

— Завтра, — сказала Правительница, — с первыми лучами солнца мы казним на площади Калошу и Чайник, а этих, — она показала на меня с Эгейкой, — уведите.

Охранники-гвозди подступили к нам.

Эгейка, опустив голову, пошел, я — за ним. Потом нас бросили на дно кастрюли. Сверху установили ситечко, сквозь которое проникал слабый свет.

Эгейка молчал, мне тоже не хотелось разговаривать. Грустные мысли стали приходить мне в голову. Я вспомнил папу и маму, которые, наверно, давно уже беспокоятся.

Вдруг слабый серебряный свет проник в нашу темницу.

Глава 10. Освобождение

Слабый серебряный свет проник в нашу темницу. Свет усиливался. Он побежал по стенке, спустился на дно и… Мы увидели серебряную девочку Лунный Блик. В руках она держала неизменную свою серебряную корзинку.

Эгейка, увидев девочку Лунный Блик, высоко подпрыгнул.

— Ребята, — сказала девочка Лунный Блик, — я принесла вам ужин.

— Я не хочу есть, — покачал головой Эгейка. — Я буду просто на тебя смотреть, — и он улыбнулся во весь свой широкий рот.

— Глупости, — сказала девочка Лунный Блик и тут же покраснела. Она поправила свою серебряную косу и начала доставать из корзинки румяные лунные пышки.

Такие аппетитные, что я и Эгейка сразу же принялись уплетать за обе щеки.

В это время раздался грохот — с нашей кастрюли свалилось железное ситечко.

— Молодец, дедушка Водыркин, — захлопала в ладоши девочка Лунный Блик. — Мы вас освободим.

А я подумал: «Хорошо, что в Городе железяк даже ночью много шума, а то бы нам несдобровать».



Когда мы поели, мы почувствовали себя не просто лучше, а необыкновенно легко. Мне казалось, что я могу летать.

Мы с Эгейкой замахали руками.

— Сейчас улетим высоко, высоко, — закричал Эгейка.

— Ой, мальчишки, что мне с вами делать?! Не все сразу, — девочка Лунный Блик достала из своей корзинки лунную дорожку, кинула наверх кастрюли…

— Бежим.

В одно мгновение мы очутились на краю тюрьмы-кастрюли, где нас поджидал дедушка Водыркин. Девочка Лунный Блик протянула дальше лунную дорожку.

И вот мы уже за пределами железно-кастрюльного дворца Правительницы Спицы.

— Подождите, — остановил нас дедушка Водыркин. — Я вас должен нарисовать. Это — исторический момент, когда небо и земля соединяются.

Он поднял заранее заготовленную фанерку, взмахнул кистями и стал быстро рисовать.

Пока он рисовал, я смотрел, как в воде отражались звезды.

— Ну вот, готово.

Мы посмотрели. На картине было изображено огромное дерево с золотыми яблоками. Мы с Эгейкой сидели среди плодов и листьев дерева.

— Крона дерева, — пояснил художник Петр Кузьмич, — это счастье, объединившее вас, а корни уходят глубоко в землю.

— А где кастрюля? — спросил я.

— Кастрюли уже нет, — засмеялся Эгейка, — как нет и рисунка.

Действительно, все на фанерке расплылось и исчезло. Дедушка Водыркин грустно опустил свою седобородую голову.

— Это не самое грустное, — сказал Эгейка, — ведь предстоит скоро казнь. До первых солнечных лучей осталось совсем немного времени.

— Но кто нам поможет? — сказал я.

А еще я подумал: «Нам самим надо спасаться». Мои мысли словно услышал Эгейка и возразил:

— Нам всем здесь грозит беда. И я знаю, кто может помочь: мой Белый Слоненок, который живет на белом облачке. Только где он? — и Эгейка посмотрел на девочку Лунный Блик.

— Я должна скоро покинуть вас, — грустно сказала девочка Лунный Блик.

Глава 11. Свет из-под камня

Серебряная девочка Лунный Блик должна была с первыми утренними лучами покинуть нас. Мы брели не зная сами куда, без всякой дорожки. Мы даже не заметили, как вышли из Города ржавых железяк. Здесь было совсем темно. И только светилась девочка Лунный Блик и ее корзинка. Вдруг впереди мы заметили слабый розовый свет. Он сочился из-под большого камня.

— Эй! Эгей! — крикнул Эгейка. — Кто здесь живет?

Сначала послышалось неясное кряхтение, потом глухо кто-то произнес:

— Время.

— Кто здесь живет? — опять спросил Эгейка.

И снова:

— Время…

— А можно зайти?

— Время принимает всех.

Мы, пригнув головы, вошли под камень и увидели огромную старую Жабу, покрытую бородавчатой серовато-зеленой кожей. Что поразило нас: глаза ее были золотистые и молодые. Рядом с Жабой на светящейся трухлявой головешке стоял котелок. Что-то в нем кипело, булькало.

— Здравствуйте, — вежливо поздоровался Эгейка.

— Вы сказали, что здесь живет Время? А у нас как раз не хватает времени. С первыми солнечными лучами произойдет ужасное событие — казнь… И я ищу белое облачко с Белым Слоненком. Мой Белый Слоненок должен нам помочь.

— Кхве! Кхве! — сказала Жаба. — Сначала я расскажу вам, что такое время.

Глава 12. Рассказ Старой Жабы

Старая Жаба заквакала или, скорее, закряхтела или даже забулькала каким-то молодым звенящим бульканьем и начала нам рассказывать о времени.



— Я живу всегда, — начала свой рассказ Жаба. — Это произошло потому, что, когда я была совсем юной, я увидела в воде отражение звезды… И кхва… Вы поняли, что случилось? Да, я ее проглотила… И тут с неба начали падать звезды. Раскрыв рот, я ловила их и глотала, глотала, глотала… Потом… Что было потом? — Жаба задумалась. И долго молчала. Наконец, со вздохом добавила: — Не было «потом». А было только «всегда». Видите, я варю суп. Это особый суп из света звезд, из их бесконечного пути, бесконечного сияния. Когда я съем звездный суп, то сделаюсь легкой и прозрачной. Я смогу летать среди звезд, даже не шевеля лапами. Там я постоянно меняюсь: делаюсь старой и тут же юной, снова старой и сразу юной. Я научилась возвращать время. — Жаба совсем уже неразборчиво забормотала: — Все вечно, вечно…

— Разве можно потерять время, а потом его снова найти? — спросил я.

— Кхве, — зазвенела Жаба, — среди звезд — можно. Там я вижу все.

— А, может, она среди звезд найдет мое белое облачко? — шепнул Эгейка. — И вернет мне его вместе с Белым Слоненком.

— Я ее попрошу, — тихо сказала девочка Лунный Блик. — То, что Жаба рассказывает, мне понятно.

И девочка Лунный Блик попросила:

— Уважаемая Жаба! А Вы бы не могли в своем путешествии поскорее найти потерянное белое облачко с Белым Слоненком? Прошло много времени, но мы вас очень просим.

— Очень! — вырвалось у Эгейки.

Жаба не ответила. Она молча взяла деревянную ложку, покрутила варево. Отхлебнула… Еще и еще… Стала быстро есть суп из звездного света.

Тело Жабы начало раздуваться. Жаба покраснела, потом засеребрилась поголубела… И вдруг ее тело вместо пупырышек покрылось множеством маленьких звездочек, которые медленно начали подниматься вверх. В ту же секунду Жаба быстро уменьшилась и стала похожа на голубую звезду.

— Кхве, кхве, — зазвенела звездочка. — Далеко, далеко отсюда поднимается солнце, медленно плывут облака. И на одном — Белый Слоненок среди белых цветов.

— Это мой слоненок! — запрыгал Эгейка, и его уши радостно вспыхнули. — Мой дорогой Слоненок. Я его увидел.

— Прощайте, — сказала серебряная девочка Лунный Блик. — Поднимается солнце, мне пора.

Она высвободила из своей корзинки лунную дорожку, взмахнула ею… И быстро стала подниматься вверх.

— Не уходи, — попросил Эгейка. — Мне грустно без тебя.

— Не упусти Белого Слоненка, — услышали мы ее голос.

Серебряная девочка Лунный Блик исчезла, а вместе с ней и лунная дорожка.

— Вы забыли, — сказал дедушка Водыркин, — что с первыми лучами солнца состоится казнь в Городе ржавых железяк.

— Бежим! — крикнул Эгейка. Но он все-таки успел еще сказать Жабе-звездочке «Спасибо».

Мы побежали в сторону Города старых железяк, где все громче нарастал скрежещущий звук беды…

Глава 13. На эшафоте

Скрежещущий звук беды нарастал в самом центре дворцовой площади.

На площади уже толпились железяки всех мастей. Они теснились на пути к ободранному тазу, перевернутому вверх дном.

— Дорогу! Дорогу! — кричали охранники-гиганты, двухсотмиллиметровые гвозди, со сдвинутыми набекрень шляпками. Они расчищали проход. А по проходу на двух ржавых цепях тащили пленников — Правительницу Калошу и Советника Чайника.

— Дырки им! Дырки! — кричали в толпе. — Изрешетить их!

За пленниками двадцать винтиков, по десять с каждой стороны, несли корыто-кресло с Правительницей Спицей.

Поскольку было еще темно, многие в толпе держали тлеющие головешки.

— Неужели это все может произойти?! — содрогнулся Эгейка.

Действительно, картина была ужасной.

Петр Кузьмич взял нас за руки, и мы стали пробираться к месту казни. Художника Водыркина железяки знали и думали, что он хочет все зарисовать, поэтому нас беспрепятственно пропускали.

— Скорее, скорее, — торопил Эгейка.

Вот уже втащили на таз-эшафот Правительницу Калошу. Туда же поднялся маленький остренький гвоздик, миллиметров пяти-шести, не больше.

За ним ввинтилась исковерканная железяка — Светлейший князь Железный Шурик.

— Граждане Города ржавых железяк! Сейчас произойдет справедливая казнь так называемой Калоши, именовавшейся Правительницей теперь не существующего города из глины, песка и другого непотребства.

— Го-го-го! Гра-га-га-гра, — ответила толпа. — Глина, вон из озера! Только железо!

— Мы казним также ее советника, изменившего железу, Старый Чайник.

— Го-го-го! Гра-га-га-гра, — ответила толпа.

— Как только первые лучи солнца коснутся эшафота, — продолжал Железный Шурик…

Но последние слова Железного Шурика потонули в криках:



— Да здравствует металл! Металл все решит! Кроме металла ничего не будет! Только металл!

И они все громче скандировали:

— Только металл! Только металл! Только металл! Появилось солнце. Его первые лучи поплыли по площади.

На эшафот влез Эгейка и толкнул сзади Железного Шурика. Тот с грохотом полетел вниз.

Площадь замерла. А Эгейка сказал, почти не повышая голоса, но его было слышно всем:

— То, что вы хотите сделать, очень плохо. Смотрите, — и он поднял руку вверх. — Кроме металла есть солнце, его теплые лучи отражаются в воде, а рядом с ними — облака. На одном из облаков, глядите, Белый Слоненок, — и вдруг громко, широко раскрыв рот, позвал:

— Иди сюда, Белый Слоненок! Скорее сюда, помоги нам.

Белое облачко начало быстро спускаться вниз. И вот уже рядом с Эгейкой встал Белый Слоненок. Ноги у него были, как колонны, и он стоял прекрасный, открытый всем.

— Спасибо тебе. Я знал, что ты придешь.

Солнечные лучи коснулись эшафота. Все с удивлением смотрели на Белого Слоненка в розовых лучах солнца.

Глава 14. Белый Слоненок пришел на помощь

Все с удивлением смотрели на Белого Слоненка. Эгейка показал своему другу на цепи. В одну секунду Белый Слоненок взял хоботом цепи и выбросил их из озерца-лужи.

А Эгейка сказал:

— Граждане ржавые железяки, больше у вас не будет войн. Белый Слоненок этого не любит. И я не хочу. И мой друг Леша. А художник Петр Кузьмич начнет рисовать совсем другую картину: как мы вместе из земли и глины поднимем разрушенный город. Ведь два города лучше, чем один.

— Ура! — крикнул кто-то не очень уверенно.

А потом все подхватили, уже громко:

— Ура! Конечно! Два города лучше, чем один.

Нужно ли говорить, что с помощью железяк, даже ржавых, дело строительства города из глины и земли пошло очень быстро.

Опять появились дома, улицы… Выбрались из ила попрятавшиеся жители — глиняные человечки. Они снова стали делать себе большие красные шляпы с водорослями.

А под грохот железных барабанов Белый Слоненок, подняв хобот, весело трубил победные песни.

Все это время Петр Кузьмич Водыркин не выпускал фанерки и кисти из рук. На его фанерке возникали фантастические города с садами и парками. От этих городов поднимались лестницы прямо к звездам. Но там же, где звезды, одновременно светились и солнце, и луна, и шел дождь, и было большое белое облако, на котором стоял среди красных цветов не маленький слоненок, а огромный, как гора, Белый Слон с двумя огромными изогнутыми, как сабли, белыми бивнями.

Правда, все эти картины быстро исчезали. Ведь вы не забыли, что художник Водыркин рисовал только водяными красками.

На этом пора бы ставить точку, потому что на самом деле наш маленький Белый Слоненок согнул свои передние ноги, и мы с Эгейкой смогли забраться к нему на спину. Вокруг слоненка появилось белое облако, и это облако позвало другие облака. Пошел дождь. И он не только не помешал, а даже сильно помог подняться нам из озера-лужи. Перед самой поверхностью озера маленькие рыбешки прощально махнули нам хвостиками.

— Обними Слоненка за шею, — сказал Эгейка.

Я хотел это сделать, но тут я увидел свой дом, вспомнил про папу и маму.

— Держись крепче! — крикнул Эгейка.

Но было уже поздно. Я не удержался, плюхнулся вниз, на землю.

Наверное, я все-таки был тяжелее Эгейки, мальчишки — капельки дождя.

Я не расшибся. Я сразу, конечно, посмотрел вверх, но уже не мог отличить ни облако с Белым Слоненком от других облаков, ни Эгейку от других капелек дождя.

— Эгейка! Эгейка! — закричал я.

Нет, он не ответил.

Дождь усилился. И я пошел домой.

Эпилог

Моя история не была бы полной без недавнего случая. К нам на пустырь двинулся экскаватор. Ему было приказано убрать наше озерцо-лужу. Тут, на пустыре, решили разбить парк, а на месте озера-лужи устроить клумбу с цветами.

Как только я об этом узнал, я прибежал домой и закричал:

— Папа! Папа! Спаси лужу-озерцо: там ведь все живое, все…

Мой папа не стал ничего уточнять. Он бросился бежать вместе со мной к луже-озерцу. И, протянув руку, глубоко зачерпнул, поднял лужу-озерцо и забросил далеко-далеко в дождливое небо.

Подошел экскаватор. А там уже ничего не было, только влажная яма.

Вы спросите, встречался ли я еще с Эгейкой, Белым Слоненком, художником Водыркиным и остальными? И да и нет…

Как-то мы с папой и мамой гуляли по новому парку. Вдруг пошел сильный дождь… И я увидел, что прямо на дожде нарисована прекрасная, разноцветная дорога.

— Глядите, — показал я, — это же сделал художник Водыркин. Он все-таки соединил небо с землею.

И я крикнул:

— Петр Кузьмич, рисуйте еще, рисуйте еще…

Цветная дорога вдруг исчезла.

Я вспомнил: Петр Кузьмич работал непрочными водяными красками. Но, может быть, я снова увижу цветную дорогу и успею по ней взбежать, вот тогда я встречу своего друга Эгейку, Белого Слоненка и всех остальных.

Георгий Балл Сказки городка Жур-Жур

Желтячок

В курятнике кто-то тихонько постучал: тук… тук…. А потом послышалось: крак!

Клуша Рыжуха замахала крыльями. А из разбитой яичной скорлупы выклюнулся цыпленок, первый цыпленок. Можно про него сказать — Желтячок. Потому что он был кругом желтый.

Цыпленок затряс головой и сказал:

— Пин-пин-пи.

А в это время из-за леса выглянуло солнышко. И по земле побежал солнечный лучик. Искупался в холодной речке, прокатился по крыше дома и заглянул в окошко. Желтячок зажмурился и притаился. Вдруг закудахтала клуша Рыжуха, залаял пес Шустрый, громко замычала корова:

— Му-у! Пора на волю!

А цыпленок подумал: «Сколько света и шума. Это все я сделал?! Пин! Это все я! Это я! Я!»

Нет, не надо смеяться над Желтячком. Ведь это было самое первое утро в его жизни. А как хорошо, как чудесно увидеть мир рано утром! Как хорошо жить на земле!

Новичок на прогулке

Весною приехал в деревню трактор. Был он совсем новеньким — только-только с завода. Никого он в деревне не знал, ни с кем еще не познакомился.

Как приехал, так сразу принялся за работу. Вставал он рано, вместе с солнышком. Выйдет в поле и начинает землю пахать. И пашет до вечера. Когда уж тут знакомства заводить!

Вспахал трактор почти все поле. Только маленький кусочек остался.

«Ладно, — решил трактор, — утром допашу. А сегодня погуляю немножко. Очень вечер хорош».



Как решил, так и сделал. Включил мотор и поехал по дороге.

Едет трактор, по сторонам поглядывает. Вдруг видит навстречу ему шагают утята.

— Здравствуйте! — вежливо сказал трактор.

— Кря-кря!

— Простите, я что-то плохо слышу, — сказал трактор и выключил мотор.

— Мы идем купаться. Мы идем плавать. Хочешь, иди и ты с нами. Кря-кря!

— Я не умею купаться, — сказал трактор.

— А что ж ты тогда умеешь? — удивились утята.

— Я умею пахать землю и сеять хлеб. А если ко мне приладят повозку, то я моту ее возить.

— Значит, ты лошадка?

— Нет, я трактор.

— Такой большой, а не умеет плавать. Как стыдно! Кря!

Утята сошли с дороги и пошагали к пруду на своих маленьких лапках.

— Куда же вы? — крикнул трактор. — Подождите!

Но утята даже не обернулись.

Трактор включил мотор, поехал дальше. Он ехал не быстро и не медленно. Ведь ему хотелось прогуляться. Так трактор доехал до небольшого домика, что стоял у дороги.

— Гав! Гав! Куда ты мчишься, железный сундук? — услышал трактор.

На дорогу выскочил рыжий щенок. Он лаял и рычал. Трактор остановился, сказал:

— Вы ошиблись. Я не железный сундук. Я трактор.

— А куда ты мчишься? — прорычал щенок.

— Я пахал поле. А сейчас отправился немножко погулять.

— А-а-ав! Это другое дело, — уже не так грозно прорычал щенок и завилял хвостом. — Слушай, железный сундук, посторожи дом, а я сбегаю к моим друзьям в деревню. Ужасно хочется подраться!

— А я не умею сторожить дом, — вздохнул трактор.

— А лаять ты умеешь?

— Нет.

— Даже тихо не умеешь? — удивился щенок.

— Совсем не умею.

Щенок очень рассердился и залился визгливым лаем:

— Тяф! Тяф! Тяф!

Трактор даже испугался: как бы щенок не оглох. Он вздохнул, включил мотор и поехал дальше. И долго он еще слышал, как лаял рыжий щенок.

Так трактор доехал до небольшого лужка. Вдруг впереди он заметил что-то черное. Трактор подъехал ближе и видит: посреди дороги, расставив тонкие ножки, стоит бычок.

— Вы хотите пройти? — спросил трактор.

— Нет, я хочу бодаться, — ответил бычок.

— Бодаться? А как это делается?

— А вот так: надо повертеть хвостом, наклонить голову — и вперед рожками: му-у! му-у!

— У меня нет хвоста и нет рожек.

— Как так? — удивился бычок.

— Не знаю, мне люди не сделали ни хвоста, ни рожек.

— О-о! Тогда с тобой неинтересно играть. Пойду-ка я кого другого поищу. А ты ступай своей дорогой, — сказал бычок и, высоко подбрасывая ноги, побежал на луг.

Трактору стало грустно. Очень грустно. Он остался совсем один на дороге.

«Уж солнце садится. Пора домой», — решил трактор и повернул назад, к полю.

Он вернулся в поле и пахал до позднего вечера. И пока пахал, все думал: нет, никогда не научиться ему плавать, как утята, лаять и стеречь дом, как собачка. И никогда у него не вырастут ни хвост, ни рожки, как у бычка. Ведь он только трактор. Он умеет пахать и сеять. А если к нему приладят повозку, то он может ее возить. Вот и все.

Но зато…

Когда наступило лето, на том поле, что вспахал трактор, выросла густая желтая пшеница.

И все в деревне радовались:

— Вот так трактор! Вот так новичок.

А трактор уже не был новичком. Он всех знал, и его все знали.

Москвичок, который не знал правил уличного движения

Жил-был автомобиль Москвичек. Он умел ездить. Он умел ездить, но совсем не знал правил уличного движения. Не ходил в школу, не хотел учиться.

Выехал Москвичек из дома и сказал важно сам себе:

— Ну, я поехал.

И он поехал. Он ехал и пел про себя такую песенку:

Би! Би! Би!
Ты с дороги убиби,
Если ты не убибишь,
Будет больно, би-би-би!
И было ему весело. Но вдруг он услышал:

— Эй, малыш, поберегись!

Москвичек посмотрел налево — никого. Посмотрел направо — никого. Посмотрел наверх и увидел большой Подъемный Кран.

— Куда ты лезешь, малыш? — строго спросил Кран.

— Я не лезу. А еду. Я умею ездить, — сказал Москвичек.

— Не умеешь ты ездить.

— Нет, я умею, умею!

— А правила ты знаешь? Видишь, здесь нет проезда.

— Здесь стройка, — сказал Подъемный Кран и отвернулся.

— Подумаешь! — обиделся Москвичек. — Я и без правил умею ездить. Да! Да! Да!

Я умею по…
Я умею во…
Я умею поворачивать.
Я умею то…
Я умею во…
Я умею вовремя тормозить.
И Москвичек включил полный газ и помчался по улице: би-би-би! Он мчался изо всех сил так, что в глазах у него замелькали дома, светофоры, афиши, заборы…

Удивлялись дома: вот так автомобильчик! Ну и Москвичек! И стали дома отходить в сторонку. Даже большое высотное здание пропустило Москвичка, покачало головою: «Как бы не случилось беды!»

А Москвичек был очень доволен. И смеялся. И напевал:

Куда хочу, туда кручу.
Куда кручу, туда хочу.
Отойдите, налечу-у-у!
А старая тумба, что стояла на краю бульвара, заворчала:

— Ишь разошелся! Не буду уступать ему дорогу, пускай объезжает.

На всем ходу Москвичек ударился о тумбу: бах-би, ой-ой!

— Милиционер! — позвала тумба.

Москвичек испугался и попятился назад.

— В чем дело? — спросил милиционер.

— Вот этот молодой человек совсем не знает Правил Уличного Движения.

— Прошу за мной!

Москвичек ехал за милиционером и грустно-грустно нашептывал:

Би! Би! Би!
Куда меня би-би…
Москвичек закрыл глаза, чтобы не было страшно. А когда открыл, очень удивился. Он сидел за партой, рядом сидели большие «Волги», а впереди — огромный грузовик.

«Ну, — подумал Москвичек, — раз такие большие учатся, то и я теперь буду ходить в школу. Би!»

Как катер научился плавать

Однажды к Черному морю привезли маленький катер. Везли его на поезде по полям и лесам, через горы и реки. А настоящего моря катер еще ни разу в жизни не видел.

Привезли катер к Черному морю, и огромный кран поднял его в небо, а потом опустил на воду — плюх!

«Ой, сейчас утону!» — подумал катер и ухватился изо всех сил за железную цепь. А цепь крепко держалась за железный якорь. А железный якорь цеплялся за большой камень. А камень врос в дно у самого берега.

Катер глядел на море и боялся. Вдруг он увидел серебряную рыбку.

Рыбка сказала:

— Давай поплывем наперегонки!

— Наперегонки? — удивился катер. — Но я еще не умею плавать. — И он посмотрел туда, куда уплывала рыбка.

А рыбка плыла все дальше и дальше в море. Тогда катер тихонько шепнул железной цепи:

— Может, попробуем?

А железная цепь сразу скомандовала по-морскому:

— Сниматься с якоря!

А железный якорь ответил по-морскому:

— Есть! — и отцепился, перестал хвататься за камень.

Катер сильно качнуло, и он… поплыл. Он плыл вслед за серебряной рыбкой.

Потом он обогнал рыбку. И мчался так быстро, что сзади кипело море, а белые брызги летели к небу.

Приплыл катер в город Севастополь. Там стояли на рейде большие корабли.

Катер стал плавать возле больших кораблей. Но они его не замечали.

Катер забирался на самые крутые волны и нырял с размаху вниз — у-ух!

Один раз катер чуть не захлебнулся. Но никто даже не обратил внимания.

Тогда он сделал вот что. Он забрался на высокую-высокую волну, глубоко-глубоко вздохнул да как крикнет:

— А я умею плавать! А я умею плавать! А я правда умею плавать!

И тут самый большой корабль услышал. Услышал, удивился и на чистейшем морском языке ответил:

— Молодец!

Хитрый паучок и хитрый медведь

У самой речки в кустах на тоненькой паутинке висел паучок. Он глядел далеко-далеко вперед. А издали все кажется маленьким. Большое дерево — маленьким деревцем. Вот таким. Большая гора — маленькой горкой. Вот такой.

Вдруг увидел паучок, как на маленькую горку взобрался маленький-маленький медведь. Вот такой!

Постоял медведь на горке, повертел своей маленькой головкой и пошел мимо деревца.

«Куда это он собрался?» — подумал паучок, а сам раскачивается на своей паутинке: кач-кач, кач-кач… Качается паучок и дальше думает: «Вот-вот взойдет солнце. А какое оно на вкус, солнце, — горькое или кислое? А может быть, сладкое? Хорошо бы поймать солнце».

Так подумал паучок и сейчас же принялся плести паутину: нитка к нитке, нитка к нитке…

Вдруг — плюх… плюх… плюх… Что такое?

А это пришел медведь. И был он большой-большой. Вот такой!

Медведь залез в воду. Поплавал. А потом вылез из воды и стал перекатываться с боку на бок по песку.

— Осторожнее! — пропищал паучок.

Медведь открыл глаза, увидел маленького паучка.

— Ты зачем, малыш, сюда залез? — прорычал медведь.

— Я хочу поймать солнце.

— Что? — удивился медведь.

— Солнце, — повторил паучок. — Видишь, какую прочную паутину я плету?

А ты зачем, медведь, катаешься по песку?

— Я хочу сделаться желтым, — сказал медведь.

— Зачем желтым?

— Чтобы пчелы меня не узнали, малыш. Пусть думают, что я не медведь, а желтая гора. Ведь ты знаешь, что бывают желтые горы?

— Знаю, знаю, — сказал паучок и тихонечко засмеялся: нос-то у медведя был не желтый, а черный. И он еще фыркал этим черным носом. А горы так не делают.

«Глупый медведь. Большой, да глупый!» — думал паучок.

А медведь поднялся и пошел.

«Глупый паучок, — думал он, — маленький еще, глупый. Разве солнце удержать такими паутинками?» И медведь громко засмеялся.

Он смеялся, пока не залез на ту гору, откуда пришел, и не стал опять маленьким-маленьким — вот таким.

Олененок и тигренок

Маленький красный олененок и маленький полосатый тигренок играли с утра в прятки. Ты же знаешь такую игру?

Тигренок прятался, олененок искал. Олененок искал своего друга под кустом, в траве, за сосной. Там, где хвостик, у олененка белело пятнышко. И тигренок искал белое пятнышко под кустом, в траве, за сосной.

Но однажды во время игры их застал дождь. Такой очень сильный дождь. Малыши спрятались вместе под сосной.

А когда дождь кончился, над лесом повисла радуга. Ты же знаешь полосатую солнечную радугу? От нее становится кругом светло и весело.

— Она очень вкусная, — сказал тигренок и облизнулся. А потом ему захотелось похвастаться, и он сказал: — Когда я был маленький, я съел кусочек радуги. Вот отчего я теперь полосатенький.



Олененок ничего не ответил.

— А папа мой съел большой кусок радуга, — хвастался тигренок. — Вот почему мы, тигры, и раньше были полосатые.

Олененок опять ничего не ответил.

Тогда тигренок сказал:

— Мой дедушка съел огромный — вот такой — кусок радуги.

Олененок молчал.

Тигренок еще подумал и сказал:

— Папа моего дедушки, мой прадедушка, съел всю радугу. Вот так: — а-а-а-а-а-а-а-м!

— А я не люблю жадных, — сказал красный олененок и побежал.

Издали олененок был похож на солнышко. Только у него сзади был пушистый хвостик и белое пятнышко. И он был похож на солнышко с белым пятнышком и пушистым хвостиком.

«Какой красивый», — подумал тигренок и облизнулся….

— Куда же ты? Эй! — закричал тигренок.

Но никто ему не откликнулся. Только над лесом все еще висела радуга.

«А может, мой прадедушка не ел радуги? Может, мы не такие уж полосатые?» — подумал тигренок.

Как мы ехали в город Егорьевск

Я очень люблю ездить, но меня никуда не пускали: ни на Южный полюс, ни на Северный, ни даже к бабушке в город Егорьевск. И вот однажды я сказал волшебные слова:

— Сарына-пына-пок!

И мы сразу очутились с мамой на вокзале. Там стоял поезд. Я подошел к паровозу и спросил:

— Куда ты собрался ехать?

— В город Его-о-орьевск, к бабушке, — басом ответил паровоз.

— В город Егорьевск? К бабушке? Ведь нам тоже туда надо, — обрадовался я.

Мы сели в поезд и поехали. Мы ехали мимо домов, мимо больших и маленьких собак, мимо других поездов. И мы выехали на луг. Тут наш поезд вдруг остановился. Я, конечно, побежал поглядеть, что случилось.

— Почему мы стоим? — спросил я у паровоза.

— Посмотри, — ответил мне паровоз, — впереди идет рыжая корова, а за ней рыжий теленок. Пускай они перейдут через рельсы.

Корова кивнула нам головой и перешла через рельсы. А за ней побежал рыжий теленок.

Наш паровоз загудел им вслед:

— Ду-у-у!

Рыжий теленок остановился и замычал:

— Му-у-у!

Паровоз сердито:

— Ду-у-у!

А рыжий теленок вытянул морду и еще громче:

— Му-у-у-у-у!

Тогда наш паровоз как выпустит пар: тш-ш-ш-ш… Ударил пар в куст ольхи, а под кустом стоял теленок. Посыпались на теленка листья. Испугался он, побежал, только уже не рыжий, а пятнистый.

А мы поехали дальше. Мы ехали через поля, мимо деревень. А потом въехали в лес. Из окошка я увидел большой красный гриб. Паровоз запыхтел и остановился. Наверно, он тоже увидел красный гриб. Я подбежал к паровозу, кричу:

— Давай поглядим, как растет гриб.

— Мо-жно-о-о! — прогудел паровоз.

И мы стали смотреть, как растет красный гриб. Потом мы слушали, как поют птицы. Паровоз даже попробовал подсвистывать птицам: «Фьють-фью-фью». И я тоже попробовал: «Фьють-фью-фью».

Пока мы стояли, солнце спряталось за деревья. Сразу сделалось темно и страшно.

— Поедем поскорее, — сказал я паровозу.

— Не могу-у-у! Впереди путь закрыт.

Вдруг из темноты показались два огромных разноцветных глаза — красный и зеленый. Паровоз испугался, попятился.

— Гу! Гу! Гу! Не бойся, паровоз! Разве ты меня не узнал?

Паровоз зажег фонарь и увидел сову.

— Не бойся, — сказала сова. — Я буду лететь впереди тебя. Если путь свободен, у меня загорится зеленый глаз. А если путь закрыт — загорится красный.

Мы подождали и увидели: впереди загорелся зеленый глаз.

— Поехали! — крикнул я паровозу. — Это сова подает нам сигнал.

И тогда мы помчались быстро-быстро, изо всех сил. И приехали в город Егорьевск.

— Что ж вы так долго ехали? — закричала нам с платформы бабушка.

А я сказал:

— Нет, мы быстро ехали. Очень быстро. Только рыжая корова с теленком медленно дорогу переходили, и много птиц пело в лесу, и гриб на поляне долго рос. Посмотри, бабушка, какой он большой и красный! Я тебе его привез в подарок.

Микас-рыбак

В одном маленьком рыбацком поселке в Литве жил мальчик по имени Микас. Отец Микаса был рыбаком. И часто уходил на корабле в море. А Микас поджидал его на берегу. Микас тоже хотел стать рыбаком.

Однажды, когда отец долго не возвращался, мальчик пошел по тропинке к морю и тихонько запел песенку рыбака:

В море волны высоки.
Да!
В море ходят рыбаки.
Да!
На ветру звенят их куртки,
Как тугие провода.
Радом с тропинкой на камне Микас увидел зеленую ящерку. Вот такую.

— Ящерка, — попросил Микас, — принеси мне куртку.

— Ладно, — сказала ящерка, — ты подержи мой хвостик.

У Микаса в руке остался кусочек зеленого хвостика. И не успел он посчитать до десяти, как ящерка вернулась и принесла куртку. Вот такую. Микас обрадовался и запел:

Ходит ветер по волнам.
Ну!
Гладит куртки рыбакам.
Ну!
Рыбаки большие сети
Опускают в глубину.
Хорошо, что в это утро Микас повстречался с паучком. Микас увидел его вон там на ветке ольхи посреди паутинки. И попросил сеть, чтоб поймать рыбу. Вот такую!

А за деревьями Микас увидел море. И побежал! И запел:

Ходит ветер по волнам.
Эх!
Гладит куртки рыбакам.
Эх!
Взял бы сети, сел бы в лодку
И уплыл бы дальше всех!
А где же лодочка?
Где моя лодочка?
Не видно в море лодки. Только что это? Жур-журыжурр-журр. Ручеек. Микас вспомнил: этот ручеек зовут Ашаряле, по-литовски — слезинка.

— Ашаряле! Принеси мне лодочку, Ашаряле, — попросил Микас.

Вдруг — плюх! — сверху в ручеек упал кусочек сосновой коры. Ну чем не лодочка! Вот такая!

Микас посмотрел наверх и увидел большого дятла.

— Спасибо! — крикнул ему Микас. Схватил лодочку и вместе с ручейком Ашаряле побежал к морю.

А по морю ходили огромные волны, а с моря дул холодный ветер. Остановился Микас, задумался: «Что же мне еще нужно? Чего же еще надо рыбаку?..»

И тут ветер принес издалека песню. Это возвращался отец с товарищами.

Они пели старую рыбацкую песню, которую и ты сейчас узнаешь:

В море волны высоки.
Да!
В море ходят рыбаки.
Да!
Крепких волн и злого ветра
Не боятся никогда!
А когда Микас вырос, он стал настоящим рыбаком. И ничего не боялся.

Он плавал на большом корабле. Вот таком!

Знаменосец

У мальчика заболел оловянный солдатик. Он был солдатик со знаменем, попросту сказать — знаменосец.

Он очень хорошо воевал, потому что шел все время впереди. И ничего не боялся, даже если сильно стреляли.

А когда он заболел, мальчик положил его в коробку с пластилином. Там была больница.



Вечером мальчик пришел к папе и сказал:

— У меня заболел солдатик. Ему нужно лекарство.

— А что с ним? — спросил папа.

— У него все болит: голова, ноги, руки. А руками он держит знамя.

— Помнишь, папа, как ты рассказывал? Был страшный бой. Стреляли пушки. А один солдат бежал впереди всех со знаменем. Другие солдаты увидели знамя и не испугались врагов. И победили.

— Помню, — сказал папа и достал конфету в красивой обертке. — Вот, передай своему солдатику лекарство. Пускай быстрее выздоравливает.

Мальчик обрадовался и ушел. А на следующий вечер сказал папе:

— Моему солдатику опять плохо, ему еще надо лекарства.

— Ну что ж, ладно, — сказал папа и дал две конфеты в красивой обертке.

Через день мальчик опять пришел к папе:

— Беда! Солдатику совсем плохо. Ему еще надо лекарства.

Папа нахмурился, достал из коробки последнюю конфету в красивой обертке и отдал мальчику.

Мальчик обрадовался и убежал. А утром он вдруг услышал:

— Что ж ты не заходишь меня навестить?

— Кто это? — спросил мальчик.

— Это я, твой оловянный солдатик.

— Мне было некогда, — сказал мальчик.

— А где мое лекарство?

— Какое лекарство? Зачем тебе конфеты? Ты же не настоящий, ты же оловянный.

Солдатик ничего не ответил.

Мальчик вскочил с постели, подбежал к коробке, а в коробке — пусто. Только на подушке из пластилина осталась вмятина от знамени.

Ушел оловянный солдатик и унес с собой знамя.

Нехороший медведь

У меня есть один знакомый медведь.

Он ужасный

растеряха,

растяпа,

неряха.

Он раскидывает игрушки по всей комнате. Он все делает медленно. Медленно ест, медленно бегает, медленно засыпает. И ему все говорят быстрее, быстрее, быстрее!

Он все на себя опрокидывает и проливает. Он пролил компот, опрокинул вазу с цветами, наступил на хвост собаке Кузе. А еще он ест варенье лапой.

Вот какой это нехороший медведь. И мне за него очень попадает. И мама сердится. И папа сердится. Они даже думают, будто это не мой знакомый медведь — растеряха, растяпа, неряха, — а я сам.

А если мы уйдем с моим знакомым медведем? А если мы уйдем далеко-далеко в лес да будем жить совсем одни в медвежьей избушке и не придем домой… Что тогда?

Тогда папа с мамой без нас соскучатся.

Я остаюсь один

Мама велела мне написать в тетрадке палочки и еще несколько слов из книжки. Эту книжку мы учимся вместе читать. Потом мама ушла. В доме стало тихо. Вдруг как громыхнет!

— Открой дверь! — сказал кто-то грубым голосом.

— Не открою.

— Открой!

— Ну ладно, входи.

Вошел лев. Был он весь рыжий, только на загривке шерсть темная.

— Ы-ы! Скажи скорее, мальчик, как мне пройти в зоопарк!

— А почему ты так спешишь?

— Я голоден. Хочу есть.

— Ну, тогда садись в троллейбус. Проедешь три остановки, увидишь большие ворота с надписью: «Зоопарк».

— Ы-ы! Не умею я читать.

— Подойди поближе, лев. Я тебя научу. Вот эта буква с палочкой посредине — «А», рядом, видишь, как стульчик, «Б»…

— Спасибо тебе, мальчик. Я ведь тороплюсь в зоопарк.

— А ты… у пассажиров спроси, где сходить. Я бы тебя, лев, проводил, но мне нельзя. Видишь, сколько нужно написать палочек. Я скоро пойду в первый класс.

Лев кивнул головой и большущими скачками стал спускаться вниз по лестнице. А я кинулся поглядеть, что дальше будет.

Вот подошел троллейбус. Лев первый проскочил в дверь. И он был такой огромный, этот лев, что никто уже больше не сел в троллейбус: остались ждать следующего.

Троллейбус тронулся. Лев поехал один. И сразу же выглянул в окно. Морда у него была грустная-грустная: наверно, боялся пропустить остановку.

Ведь лев хоть и большой, но совсем не умеет читать.

Солнце заболело

Однажды у солнца поднялась температура. У солнца был сильный жар. И оттого на земле сделалось очень жарко. Моя мама сказала:

— Ух, как парит!

— Это солнце заболело, — сказал я. — Видишь, какое красное? Оно очень сильно заболело.

Я вышел на крыльцо и стал дуть, чтобы солнцу не было так жарко.

Я дунул, и пришла туча. Огромная туча. Она положила на солнышко мокрые ладони. И прошептала солнцу добрые слова:

— Приходи, доктор Кал Капыч. Дай солнышку холодных капель. Одну, две, три, четыре, пять…

И вот из-за синих далеких гор, из-за нашего темного леса вышел доктор Кал Капыч. И затопал по цветной дорожке: топ… топ… кал… кал…

А я сказал маме:

— Смотри, вот и доктор пришел.

Пришел доктор Кал Капыч и сразу дал солнцу капель — красных, желтых, синих… Много-много капель.

Улыбнулось солнце и выздоровело.

Приходи ко мне, слон

А интересно, почему слоны не ходят в гости? Наверно, потому, что очень большие. Но ведь слон может просунуть хобот в дверь или в окно. У него длинный хобот — это слоновый нос. У людей маленький нос, а у слонов — большой.

Если бы ко мне пришел слон, я бы его угостил кашей.

— Здравствуй, — сказал бы я ему.

И он бы мне покачал головой, вот так:

— Здравствуй.

— Хочешь, я дам тебе каши? Чего ты машешь головой? Обязательно съешь кашу. Она полезна. Тот, кто не ест кашу, слабый и хилый.

И слон бы послушался. Взял бы хоботом мою тарелку с кашей. Вот так. И — хоп! — всю кашу в рот.

Жаль, что слоны не ходят в гости.

Серый волк

У меня есть тетя Катя. А с ней случилась ужасная, очень страшная история. Такая страшная, что я даже боюсь ее рассказывать. Однажды было совсем, совсем темно. Все в нашем доме легли спать, и напротив в доме легли спать.

Из всех людей только моя тетя Катя еще не ложилась. Вдруг — дзень, трах, бах! В окно прыгнул лесной волк.



— Ага, попалась! Теперь не уйдешь! — И Серый Волчище положил свои огромные лапы на плечи тети Кати.

Тетя Катя испугалась, заплакала:

— Отпусти меня, Серый Волк! Не губи меня, Серый Волк.

— Нет. Я тебя съем.

— За что? За что ты на меня напал?

Серый Волк сверкнул зелеными глазищами, прорычал:

— Ты обещала повести Лешу в цирк?

— Обещала, Серый Волк.

— А ты ходила с ним цирк?

— Нет.

Серый Волк оскалился и показал свои огромные-преогромные клыки. И еще громче зарычал:

— Ты обещала купить ему мороженое?

— Обещала, Серый Волк.

— А ты купила?

— Нет.

И тогда Серый Волк так зарычал, что стекла задрожали:

— Р-р-р! Ры-ры! Обещала, а не сделала.

— Не ешь меня, Серый Волк, — прошептала тетя Катя. — Я… Я теперь обязательно поведу Лешу в цирк. И куплю ему мороженое. Только ты убери свои лапы, только не сверкай так страшно глазами, только не показывай свои клыки.

— Смотри больше не забывай! — прорычал Серый Волк. — Я ведь ужасно не люблю, когда что-то обещают, а потом не делают.

Подарок

Пропал карандаш. Очень хороший карандаш, с одной стороны красный, а с другой — синий. Его подарил мне папа, чтоб я учился рисовать.

Мама искала карандаш — не нашла.

Папа искал карандаш — не нашел.

Вдруг слышим, кто-то пищит:

— Простите, это не вы потеряли карандаш?

— Мы! — обрадовались все. Посмотрели: маленькая мышка держит карандаш — с одной стороны красный, с другой — синий.

— Да это же наш карандаш! — крикнула мама. — Где ты, мышка, его нашла?

— В мышеловке.

— Спасибо, мышка, — сказала мама. — Ты обязательно должна с нами позавтракать.

Все сели за стол. Мама повязала мышке салфетку, папа придвинул к ней ножик и вилку, а я дал ей свою чашку с голубыми цветочками.

— Посмотри, как мышка ест, — сказала мама, — ничего на тарелке не оставляет.

И правда, мышка съела сыр, манную кашу. Выпила кофе из маленькой чашечки с голубыми цветочками.

Когда все встали из-за стола, мама шепнула мне:

— Надо сделать мышке какой-нибудь подарок, верно?

— Верно, мама, — ответил я тоже шепотом. — Давай уберем мышеловку!

Сказки городка Жур-Жур

Есть на свете маленький-маленький городок Жур-Жур. В нем я живу и мои друзья. Улицы нашего городка неширокие. Летом прямо на улицах растет трава, среди травы прыгают кузнечики, торопятся по своим делам жуки, перелетают с цветка на цветок бабочки — они тоже жители нашего городка. Для всех у нас хватает места. Вот в каких домиках они живут.

Через наш городок протекает узенькая речка Усуська. Она никогда не замолкает — ни днем, ни ночью, а шумит-переливается по камушкам, и кажется, будто весь наш городок журчит. Наверное, потому и назвали его Жур-Жур.

Наша речка никогда не замерзает, даже холодной зимой, а всегда по ней плывут разноцветные бумажные кораблики. Посмотрите, как красиво они плывут. Счастливого вам плавания, кораблики!

Я живу недалеко от речки Усуськи, в маленьком домике под зеленой остроконечной крышей. Вот в каком.

Моя улица называется Жук — Кривая горка. А почему она так называется?

О, это настоящая сказка! Слушайте.

Жук — Кривая горка

В городке Жур-Жур жил-был Усатый Жук. Сам он спал на кровати, а свои огромные усы клал на окошко. Это были прекрасные усы. У меня тоже есть усы. Но конечно же, не такие большие и не такие прекрасные, как у Жука.

— Динь-дон! Динь-дон! Динь-дон! Динь-дон!

Это в домике Жука на стене зазвонили часы. Удивительно! Они тоже были усатые. Вечером, чтобы Жук быстрее засыпал, часы пели ему песенку-баюкалку:

Динь-дон! Динь-дон!
Пусть к тебе со всех сторон —
Динь-дон! Динь-дон! —
Пришуршит усатый сон.
Шу-шу-шу!
Жу-жу-жу!
Рано утром разбужу.
И рано утром — динь-дон! — усатые часы будили Жука. Он поднимался и выходил из дома.

Все в городке знали, куда идет Усатый Жук. Он шея к речке. А на речке был мостик. Усатый Жук забирался на мостик и спускал усы в воду, купал их. Может, потому нашу речку и прозвали Усуськой.

Один час шагал Жук к речке Усуське. Один час купал усы. Один час возвращался домой.

И на обратном пути всегда поджидал его маленький Муравьишка с крохотными усиками. Этот Муравьишка специально прибегал на дорогу, чтобы поздороваться с Жуком и посмотреть на его прекрасные, великолепно вымытые усы.

— Доброе утро! — говорил Жуку Муравьишка.

— Доброе, — бурчал Жук, не останавливаясь.

— Смотрите не опоздайте к завтраку! — кричал Муравьишка.

— Я никогда не опаздываю, — гордо отвечал Жук и даже головы не поворачивал, неторопливо и размеренно шагал дальше.

— Подумаешь, какой важный! — ворчал Муравьишка и, топорща усики, бежал завтракать.

А между тем Жук подходил к своему дому, не спеша открывал дверь, и со стены раздавалось: динь-дон! Усатые часы били восемь раз.

Жук садился за стол и начинал завтракать ровно в восемь часов утра. Всегда в одно и то же время.

И это хорошо знали все в нашем городке.

— Подумаешь, какой важный! — говорил про Жука Муравьишка своим приятелям. — Он никогда не опаздывает! А давайте придумаем что-нибудь такое, чтобы Жук опоздал.

Однажды, пока Жук купал свои усы в Усуське, Муравьишка и его приятели-муравьи принялись строить горку. Один тащил травинку, другой — соринку, третий — пушинку. И все складывали в кучку прямо на дорогу, по которой должен был пройти Жук.

Тем временем Жук вытащил из речки свои усы, стряхнул с них воду и пошел домой. Вдруг видит: посреди дороги большая горка. Жук удивился, покачал усами.

И тут он заметил внизу, у горки, чьи-то черные усики.

— Доброе утро! — пропищал Муравьишка.

— Доброе, — буркнул Жук и полез на горку.

— Смотрите не опоздайте к завтраку! — крикнул Муравьишка.

— Я никогда не опаздываю, — ответил Жук, а про себя подумал: «Я могу и по горке ходить так же быстро, как по дороге».

И он полез вверх, вверх, а потом вниз, вниз… Но когда Жук подошел к своему дому, открыл дверь, со стены раздалось: «Динь!» — всего один удар.

Часы на стене еще раньше отзвонили восемь. Жук опоздал. Усатые часы показывали восемь и еще половинку. Жук снял их со стены и внимательно осмотрел. Но они были в полном порядке.

На следующее утро, как всегда, Жук отправился к речке. Погода была хорошей, дорога — прямой. За ночь муравьишки растащили горку, и Жук без приключений дошел до речки. Залез на мостик и стал купать усы.

А тем временем Муравьишка и его приятели опять натащили целую горку. Теперь уж Муравьишка не прятался. Он поджидал Жука и улыбался.

Жук увидел горку, покачал усами и стал обходить ее.

— Смотрите не опоздайте к завтраку! — засмеялся Муравьишка.

Жук ничего не ответил. А когда подошел к своему дому, осторожно открыл дверь, со стены раздалось:

«Динь!» — всего один удар.

Часы показывали восемь и еще половинку. Значит, Жук опять опоздал.

На следующий день Жук обходил горку с другой стороны. И он снова опоздал. Жук пробовал и перелезать через горку, и обходить. И всегда опаздывал. Бедный Жук! Над ним смеялись теперь все муравьи.

Так было целую неделю. А в воскресенье в нашем городке поднялась тревога: пропал Жук. Утром он отправился к речке, но домой не вернулся.

Стали спрашивать, кто последний видел Жука.

И вот со слезами пришел ко мне маленький Муравьишка. От него я узнал, что произошло утром в воскресенье.

Муравьишки, чтобы посмеяться над Жуком, опять построили горку на дороге. И когда Жук подошел к горке, Муравьишка крикнул:

— Смотрите не опоздайте к завтраку!

— Чтобы не опоздать к завтраку, — тихо сказал Жук, — нельзя ходить по Кривой горке. Я пойду поищу прямую, самую короткую дорогу.

Жук покачал усами и повернул назад к мостику.

— Эй, Жук — Кривая горка! — закричал Муравьишка и выбежал на середину дороги.

И его приятели выскочили из-за кустов, заулюлюкали и захохотали:

— Кривая горка! Ого-го-го! Жук — Кривая горка! Жук — Кривая горка!

Жук не отвечал. Он шел через мостик и дальше, дальше по дороге.

Вот что рассказал мне Муравьишка.

— Глупый Муравьишка, — сказал я. — Зачем вы дразнили Жука? Конечно, теперь ему не найти самой прямой, самой короткой дороги домой.

— Нет, не найти… — всхлипнул Муравьишка, и с его черных усишек упала слезинка. — А он такой гордый, ни за что не вернется. Ни за что не вернется…

— Но может случиться так, — сказал я, — что наш Жук найдет самую длинную дорогу. Ведь Земля наша похожа на шар. И Жук может обойти вокруг Земли и снова прийти в наш городок Жур-Жур.

— Да уж ладно… — захныкал Муравьишка. — Пускай бы скорее возвращался!

Много лет прошло с тех пор. Никто не видел Жука в нашем городке. А в его домике усатые часы вечерами по-прежнему поют со стены песенку-баюкалку:

Динь-дон! Динь-дон!
Пусть к тебе со всех сторон —
Динь-дон! Динь-дон! —
Пришуршит усатый сон.
Шу-шу-шу!
Жу-жу-жу!
Рано утром разбужу.
А только будить им некого…

Усатый Жук все ползет да ползет. Может быть, вы, ребята, его встречали? Если встретите, не обижайте его, не смейтесь над ним, не закрывайте ему дорогу. Пускай он скорее вернется к нам в городок Жур-Жур.

Гнедок

Однажды в нашем городке появился жеребенок. Был он маленький, рыженький — попросту Гнедок.

Раньше Гнедок жил в деревне. Кругом там были леса, поля. Вместе с лошадьми пасся он на лугу. А тут городские дома, машины ездят, лошадок совсем не видно. Люди с удивлением смотрели на маленького жеребенка. И многие вспоминали, как когда-то жили в деревне, бегали по зеленому лугу, ходили в лес за грибами, ягодами. Эх, Гнедок, Гнедок! Трудно тебе будет сразу привыкнуть к городу…

А Гнедок — цок-цок! Цок-цок! Цок-цок! Цок! — доскакал до того места, где строили новые дома, и остановился.

— Послушайте, — сказал Гнедок, — я могу помочь! Если нужно, я привезу кирпич.

Но тут подъехал большой грузовик, привез готовые стены для домов.

«Ой!» — удивился Гнедок и покачал головой.

Он постоял, посмотрел, как Подъемный Кран молча ставил стены, клал крыши. «Здесь и без меня справятся», — подумал Гнедок и — цок-цок! — поскакал дальше… Все машины обгоняли его. Но вот видит Гнедок: стоит маленькая Машина. На ней написано: «Почта».

«Ах, письма, газеты!» — догадался Гнедок.

— Я могу их возить. Они ведь не тяжелые, верно? — спросил Гнедок у маленькой Машины.

— Где тебе! — ответила Машина. — Ты очень медленно бегаешь.

— Значит, здесь я ни на что не годен? Никому не нужен?!

— Не знаю, — ответила Машина и покатила.

Гнедок побежал следом — цок-цок! — да разве догонишь!..

«Нет, в городе нужны колеса, — решил Гнедок. — О, если бы и у меня были колеса!..»

Однажды случилось вот что. Дверь большого железного сарая, где помещалась мастерская по ремонту автомобилей, тихонечко открылась.

— Кого надо? — спросил Мастер. — Сейчас обеденный перерыв. Мастерская закрыта.

Но тот, кто вошел, не хотел уходить. Мастер повернулся и увидел рыжего жеребенка.

— Это еще что?! Чего тебе, ржавый, нужно?

— Я не ржавый, я рыженький, — сказал Гнедок. — Я хочу колеса.

— Колеса?! — Мастер так удивился, что бутерброд с ветчиной, который он ел, упал на пол. — Зачем тебе, жеребенку, колеса?

— Я хочу быть машиной. Я хочу колеса, — повторил Гнедок.

— А-а, значит, решил навсегда у нас остаться! — догадался Мастер.

Больше он ничего не сказал. Доел бутерброд и принялся делать колеса. Мастер сделал Гнедку рыжие колеса и рыжий кузов. Сзади у кузова Мастер оставил дырочку для хвостика. И получилась рыжая машина с хвостиком.

Она выкатилась из дверей мастерской.

— Смотрите! Смотрите! — кричали ребята. — Какая машина! У нее хвостик!

Гнедок важно катил по мостовой, только чуточку подскакивал на своих новых колесах — гоп-гоп!

— Эй, машина с хвостиком! Прокати! Прокати! — просили ребята.

Гнедок притормозил. И когда ребята сели в кузов, он повез их туда, куда влекло его сердце: он покатил их — гоп-гоп! — по мостовой, через мостик, по дороге, через поле, к лугу…

— Поедем в лес! — закричали ребята.

Гнедок не стал спорить и повез ребят к лесу.

В лесу на полянке Гнедок остановился. Ребята стали собирать грибы, ягоды. Гнедок пасся тут же, щипал траву. А хвостом отгонял мух. Этого уже никакой другой автомобиль не сумел был.

Теперь каждое воскресенье за город выезжает машина с ребятами. Гоп-гоп! — скачет машина на своих рыжих колесах…



А в городке Гнедку построили дом и в честь его назвали улицу. Она так и называется: улица Автомобиля с хвостиком. И все ребята в нашем городке знают, где она находится.

О Зеленом Кузнечике и его друге

Теперь пойдемте на улицу Белых мышат. В коричневом доме с покатой крышей живет Старая Черепаха — это, как вы, конечно, понимаете, всегда был ее собственный дом. Рядом в белых домиках живут белые мышки. А вот в этом зеленом доме с башенкой — нет, не надо никуда сворачивать, все на этой же улице — живет семья кузнечиков. Давайте заглянем в дом с башенкой. Там нас ждет новая сказка.

Не так давно, можно сказать, совсем недавно, в день рождения Зеленого Кузнечика, мама и папа подарили ему зеленый барабан и две красные палочки. И как это ни удивительно, об этом маленьком, можно сказать, крошечном событии вдруг заговорил весь наш городок.

Тра…
Потом громче:

Трам…
Потом еще громче:

Тра-ра-рар-ар-ра-ра-ра-ра-ра-ра-рам!
О том, что маленький Зеленый Кузнечик уже проснулся, узнали не только его мама и папа, а все жители нашего городка. Узнали, потому что услышали:

Тра-та-та! Тра-та-та!
Вставайте рано!
Вставайте раньше,
Вставайте раньше, раньше, всех!
— Ох, как мне еще хочется спать! — сказала соседка, Старая Черепаха.

Она спрятала голову поглубже в свой домик. Но и туда, в самый темный уголок, пробиралась песенка зеленого барабанщика:

Зеленый тум!
Зеленый бум!
Зеленый тур-буру-бум!
Бум! Бум! Бум!
Старой Черепахе казалось, что палочки стучали не по барабану, нет, а прямо по крыше ее дома.

И она высунула голову — а что же ей еще оставалось делать! — чтоб уж до конца дослушать бодрую песенку зеленого барабанщика:

Зеленый де!
Зеленый тра!
Зеленый день встает…
Ура!
Ура! Ура!
— Ура! — грустно сказала Старая Черепаха и пошла к соседям — белым мышкам, чтобы поделиться с ними новостью…

— Вы знаете, маленькому Зеленому Кузнечику в день рождения папа и мама подарили барабан.

— Ха! Какая же это новость! — сказали соседки — белые мышки. — Мы давно не спим и слушаем его песню. Но только не можем понять, зачем это нам, белым мышам, слушать про какой-то зеленый день.

— Да, — вздохнула Черепаха, — песенка его очень бодрая. Теперь уже не заснешь.

— Слишком бодрая, — сердито заметили мышки.

Не успели они это сказать, как снова загремел барабан. И с короткими перерывами жители нашего городка слушали песенку Кузнечика все утро и весь день, даже вечером, когда пришли с работы, и на следующее утро тоже:

Тра-та-та-та!
Вставайте рань!
Вставайте раньше,
Вставайте раньше, раньше всех!
И как это ни удивительно, маленький Зеленый Кузнечик не уставал. Совсем не уставал. Его песенка заглушила даже журчание нашей речки Усуськи. Не было ни одного жителя в городке, кто бы теперь не знал наизусть песенку Кузнечика:

Зеленый тум!
Зеленый бум!
Зеленый туру-буру-бум!
Бум! Бум! Бум!
И хуже всего, что жители стали замечать за собой странную привычку ходить в ритме бодрого «бума» — бум-бум-бум! — и подпрыгивать.

Подпрыгивали все — зверюшки, люди, машины, троллейбусы, автобусы.

Зеленый де!
Зеленый тра!
Зеленый день встает
Ура!
— Никакое не «ура», — сказали мы. — Так больше нельзя. Пускай Кузнечик распевает свою песенку про зеленый день где-нибудь в другом месте.

Например, в лесу.

— Лучше в дремучем, — сказали белые мышки.

— Или в поле, на — туту.

— Да, — сказали белые мышки. — Там кругом зелено. Там такая песня больше подходит.

Но кто ж уговорит его! Папу и маму Зеленый Кузнечик перестал слушаться. Он не хочет ни на секунду выпускать из рук палочки. Он говорит:

«Вы же сами подарили мне барабан».

Вот тогда мудрая Старая Черепаха сказала:

— А может, обратиться к Подъемному Крану? Ведь он самый большой в нашем городе. Его Кузнечик должен послушаться.

Так мы и решили. Попросили Подъемный Кран увести маленького зеленого барабанщика подальше в поле.

Вечером Подъемный Кран пришел на улицу Белых мышат и заглянул в зеленый домик с башенкой.

— Эй, малыш! — крикнул Подъемный Кран. — Вылези на крышу. Я хочу с тобой поговорить.

— А барабан можно взять?

— Возьми.

— А палочки?

— Возьми и палочки.

Не успел Подъемный Кран качнуться, как Кузнечик в один прыжок оказался на крыше.

— Ну, говори скорей, что тебе надо? — И Зеленый Кузнечик опять поднял красные палочки.

— Подожди, не барабань, — остановил его Подъемный Кран. — Хочешь, я подниму тебя еще выше над городом? Высоко-высоко. И ты раньше всех увидишь, как встает солнце.

— И я смогу там барабанить? — спросил Кузнечик.

— Конечно, — кивнул головой Подъемный Кран. — Только прежде мы должны подружиться с тобой, немножко погулять вместе. Давай завтра отправимся за город. Хорошо?

— Хорошо!

И они ударили по рукам.

А на следующее утро, чуть свет, новые друзья — Подъемный Кран и маленький Кузнечик — отправились к мостику через речку Усуську.

— Тра-та-та… тра-та… — тише и тише звучал зеленый барабан.

И скоро все смолкло за речкой. Тогда мы снова услышали: жур-жур, жур…

К вечеру друзья не вернулись. Они не вернулись и на следующее утро.

— Я не могу спать, — сказала Старая Черепаха. — Он был такой веселый… — И Черепаха всхлипнула.

— Надо идти их искать, — сказали белые мышки.

Все жители нашего городка пошли на розыски пропавших.

Мы обшарили соседний лес, искали на болоте, прошли ржаное поле и вышли к дальнему лесу.

И там мы услышали знакомые звуки барабана. Когда мы выбежали на полянку, то увидели такую картину. На берегу маленького озера сидел Кузнечик и пел свою песенку. А в самом озере по колено в воде стоял Подъемный Кран и пытался поймать оглушенных рыбок.

Вот, оказывается, как они проводили время. Мы очень обрадовались, что наконец их нашли. А по дороге домой маленький зеленый барабанщик дал нам слово, что не будет распевать свою песенку целый день. Он будет петь ее только рано утром, когда проснется солнце. Вот тогда Подъемный Кран поднимет его высоко-высоко в небо. Там он встретит солнышко песней.

В остальное же время мама-кузнечик будет прятать барабан в большой сундук и закрывать на замок.

Белые мышки так обрадовались, что предложили переименовать свою улицу в честь маленького Зеленого Кузнечика.

Но мама решительно сказала:

— Нет! Ведь он совсем еще малюсенький и может загордиться.

Приезжай и ты к нам в городок Жур-Жур

Если повернуть с улицы Белых мышат в маленький переулок и пройти к речке… Впрочем, лучше не будем туда поворачивать. Ведь это переулок, где все чихают. Туда повернешь, и сразу — апчхи! апчхи! апчхи! апчхи! апчхи! апчхи! — начнешь чихать. Это переулок Табачников. И на всех домах в этом удивительном переулке висят таблички с такими словами: «Будь здоров! Будь здоров! Будь здоров!»

Мы пойдем другой дорогой, мы лучше пройдем чуть дальше, мимо булочной, мимо аптеки, мимо оранжевого дома, где живет собака. На воротах оранжевого дома написано: «Заходите, пожалуйста! Во дворе живет добрая собака».

Что ж, давайте на минуту зайдем в оранжевый дом. Когда-то очень давно в этом доме жил злой человек в оранжевой шляпе. Он привел с собой коричневого щенка пуделя по прозвищу Тигр. Злой хозяин велел пуделю сторожить свой оранжевый дом. Но пудель, по прозвищу Тигр, не умел сторожить. Он умел улыбаться, вилять хвостом, умел говорить: «Доброе утро! Как вы себя чувствуете?» И еще знал много-много добрых слов.

А злому хозяину нужны были злые слова. И хозяин стал учить Тигра злым словам. Он кричал:

— Говори: «Р-р-р! Разорву!..»

А Тигр говорил:

— Доброе утро!

Хозяин кричал:

— Скажи: «Съем! Съем!»

— А Тигр спрашивал:

— Зачем? Зачем?

— Как зачем? — рычал хозяин. — Чтобы ра-р-рразорвать!..

— Не понимаю, — качал головой Тигр и вилял хвостом.

Однажды злой хозяин так зарычал, что, наверно, лопнул от натуги А может быть, от злости он превратился сам в настоящего тигра и убежал в лес? Так или иначе, но никто больше не видел его в нашем городке. И все о нем забыли А коричневый пудель остался жить в оранжевом доме, и все его стали называть Тигрушка-Добрушка.

Тигрушка-Добрушка так и не научился злым словам. Он не умеет рычать, скалить зубы, зато он умеет радоваться всем, кто заходит в дом или проходит мимо. Он помогает старушкам носить сумки из магазина. И всем желает:

Доброго утра!

Счастливого дня!

Спокойной ночи!

И вам, ребята, Тигрушка-Добрушка желает всего хорошего.



Потом мы с вами пойдем на улицу Веселого маляра. А эта улица выведет нас прямо на высокий берег Усуськи Там, на берегу, стоит маленькая зеленая скамеечка. Вечерами я люблю на ней сидеть, слушать, как журчит Усуська, и ждать заката. Тогда особенно красив наш городок Жур Жур. И часто мне там вспоминается песенка нашего городка:

Наш городок Жур-Жур —
Как в шапке-невидимке.
В наш городок Жур-Жур
Нет хоженой тропинки.
Но если в свой черед
Ты в нем побыть захочешь,
Он сам к тебе придет,
Как сны приходят ночью…

Г. Демыкина и Г. Балл Алошка

Часть первая. Зеленый огонек

Моя сказка и моя бабушка

За высокой-высокой горюй, среди темного-темного леса, на зеленой поляне в маленьком домике ЖИЛ-БЫЛ Я.

А у меня жила-была бабушка. Моя бабушка — красавица; красивей ее нет на всем белом свете.

Моя бабушка сказки рассказывает.

Мы сидим с ней в нашем маленьком домике, около маленького окошка и на наш сад смотрим. А в саду у нас растут красные и синие цветы и летают большие бабочки с желтыми крыльями и зелеными усиками.

А еще прилетают к нам в сад гуси-лебеди из сказочной страны Авдотий.

Это их моя бабушка приручила. Она ведь добрая. Очень добрая. Жалеет своих гусей-лебедей и кричит им вечером:

— Тега! Тега! Гуси-лебеди, домой, серый волк под горой!

А под нашей горой живет волк Левон, а еще медведь Михайло.

Целый день они спят-храпят: хры-фры-брум… А как подступает ночь, надевают волк и медведь овечьи тулупы, чтоб их никто не узнал, и шагают к нашему домику.

…Нет! Нет! Нет! Нет!.. Это не наша с бабушкой, это уже тети Верина сказка.

Тетя Вера

Ну, а по правде мы живем в городе, на улице Почтовой в большом доме.

На втором этаже. С нами живет тетя Вера. Одной рукой тетя Вера может закрыть солнце, — она сама мне показывала. Вы, наверно, думаете — почему она мне тетя?

Потому что она мамина сестра.

Целый день тетя Вера на кухне сидит.

А добрая моя бабушка с утра в магазин уходит. Мама — на работу. А папа совсем далеко уехал. Он уехал далеко-далеко: за высокую гору, за речку Ладогу.

И мы всегда ждем его, даже ночью. Одна тетя Вера не ждет. А только сидит на кухне и колдует:

Кол-дуй, ба-ба, кол-дуй, дед,
За-кол-до-ванный обед…
И никуда меня не пускает, потому что я часто простуживаюсь… Гулять не разрешает, а играть тоже не разрешает, потому что я топаю. И если я тихонечко топну, тетя Вера услышит. Потому что у нее есть волшебные очки. Это такие большие очки в черной оправе. Как наденет их тетя Вера, так на сто верст крутом все видит и все слышит.

Эх, скорей бы приехал папа!

Вот приедет папа и прогонит тетю Веру…

Дорогой папа, приезжай!

Мы все хотим, чтоб ты скорее вернулся. Одна тетя Вера не хочет. Я-то знаю, почему она не хочет: боится!

Это случилось темной-темной ночью

Как-то темной-темной ночью кто-то позвонил в серебряный колокольчик.

Мама сказала:

— Телефон звонит! Это папа.

Тетя Вера сказала:

— Что ты, моя дорогая сестричка, это тебе только почудилось.

— Нет, я слышала, — сказала мама.

А тетя Вера не хочет пустить маму к телефону и ласковым голосом говорит:

— Просто ты начиталась со своим сыном всяких сказок, вот тебе и слышатся разные звонки да колокольчики.

И она увела маму спать. И запела ей тихонечко свою страшную баюкалку:

Баю-баюшки-баю. Тяп-тяп-тяп!
Не ложися на краю,
А то серенький волчок… Тяп-тяп-тяп!..
Схватит маму за бочок. Тяп!..
Мама испугалась и сразу уснула. И тетя Вера тоже легла в кровать и — хры-фры-брум — тоже уснула.

А я увидел: там, где телефон, зажегся СВЕТ. Я встал и тихонечко подошел. А на столе вместо телефона стоял маленький домик.

— ДИНЬ-ДИНЬ-ДИНЬ! — зазвонил колокольчик в домике.

— Хры-фры-брум, — сказала тетя Вера спросонок.

Я замер.

— Небыль-небыль-небылица, — забормотала тетя Вера. — Что-то мне давно не спится! Мне не спится, не лежится! Встать, что ли? Поглядеть, что ли?

А я зашептал:

— Тетя Верочка, не вставай! Тетя Верочка, засыпай!

— Ох, я красная девица, — зевнула тетя Вера. — Что-то мне и спится и лежится. Что-то мне вставать не хочется!

И она не встала.



А я заглянул в окошко. В домике был мальчик. Он сидел на маленьком стульчике за маленьким столом под зеленым абажуром. Он был зеленый, как кузнечик.

— Эй, ты кто? — спросил я.

— Эй, ты кто? — спросил он.

— Я здесь живу, — сказал я.

— Я здесь живу, — сказал он.

Вдруг мальчишка засмеялся, подскочил, перевернулся через голову. И как зазвонит!

Я увидел у него в руке МАЛЕНЬКИЙ СЕРЕБРЯНЫЙ КОЛОКОЛЬЧИК…

— Ах, чтоб тебя, небыль-небылица! — закричала тетя Вера. — КТО-ТО нарочно не дает мне спать-почивать. А снился мне добрый молодец. Добрый молодец Иван Иваныч. Эх, просыпаюсь, просыпаюсь!..

И она проснулась.

Я прыгнул в кровать и спрятался под одеяло. Тетя Вера в одной рубашке подбежала к столу. А там уже не было домика, а стоял телефон.

— Алло! Алло! Чего надо? — закричала тетя Вера.

НИКТО НЕ ОТКЛИКНУЛСЯ.

И я понял: это потому никто не откликнулся, что прибежала ТЕТЯ ВЕРА.

Мама все забыла, а тетя Вера меня наказала

Утром я подошел к столику, где стоял телефон. И тихонечко позвал:

Мальчик-мальчик,
Динь-динь-динь,
Поскорее приходи.
Вылези в окошко
На мою ладошку.
Побегут ножки
Вверх по дорожке.
Ты маленький,
Я большой,
Я ХОЧУ, ЧТОБ ТЫ ПРИШЕЛ.
А пришла бабушка. От нее пахло пирогом. От нее всегда пахнет вкусным и теплым.

— Бабушка, — спросил я, — а кто это ночью звонил?

— Это Алошка звонил, — сказала бабушка. — Спать тебе не давал.

— Бабушка, а ты разве его знаешь?

— Кого?

— Алошку. Он ведь маленький. Вот такой.

— Я всех знаю — и больших и маленьких, — сказала бабушка. И позвала меня завтракать, потому что тетя Вера опять начала сердиться.

За столом я думал про маленького мальчика, как он живет у себя в домике, спит на маленькой кроватке, а проснувшись, звонит в серебряный колокольчик.

И я нечаянно уронил чашку с молоком, и она — динь! — разбилась.

Конечно, тетя Вера сразу поставила меня в угол, и я там плакал, плакал, плакал и все равно думал про Алошку, а еще про папу — чтоб он приехал и прогнал от нас тетю Веру.

— Если ты будешь еще баловаться, — сказала тетя Вера, — этой ночью или в какую другую ночь к нам придут медведь Михайло и волк Левон и заберут тебя. Они берут с собой нехороших мальчиков.

— По-моему, ночью КТО-ТО звонил, — сказала мама. — Может, это папа звонил?

Тетя Вера загремела посудой. И я понял: она нарочно загремела, чтоб мама все забыла. И я услышал, как тетя Вера тихонечко зашептала:

Тары, бары, бум-бум!
В старых дырах шум-шум!
В старых дырах,
В старых норах
Шум и шорох,
Шум и шорох
Мыши, мыши
Вышли в путь.
Все, что было,
По-за-будь!
И моя мама забыла, все забыла. А тетя Вера громко уж о другом кричала:

— Я у вас вроде прислужницы. Нет мне счастья в этой квартире! Одна я осталась! Одна. Как пенек в лесу, как поганочка! — И тетя Вера даже всхлипнула.

Мама стала тетю Веру уговаривать не надрываться так, побольше отдыхать да почаще ходить в кино.

А тетя Вера ничего не ответила, повязала себе голову полотенцем. Она всегда так делала, когда сердилась, чтобы нам страшнее было.

Мама тихонько надела пальто и ушла. А тетя Вера пошла слушать радио.

У нас пир горой! Алошка убегает

В тот же вечер случилось вот что: тетю Веру пригласил в кино наш усатый сосед с третьего этажа — Иван Иваныч.

Тетя Вера надела самое прекрасное свое платье — голубое-преголубое, и я услышал, как она прошептала:

— Есть еще добрые молодцы на свете, — и повязала на голову голубую ленту. — Вот теперь, — сказала тетя Вера, — я голубая и красивая, — и повернулась к нам: — А вы не балуйтесь! Я мигом вернусь: одна нога там, а другая здесь.

Как только за тетей Верой захлопнулась дверь, бабушка тоже начала собираться. Взяла бидон и сказала:

— Ты, победна головушка, посиди тихо, а я схожу за молоком.

Я сразу согласился:

— Ладно, бабушка, иди. Я с Алошкой поиграю.

— Если кто постучит, никому не отворяй, — сказала бабушка, — только мне.

— Ладно, бабушка. Мы с Алошкой никого не пустим. Ты, как придешь, станешь под дверью и запоешь: «Отопритеся, отворитеся. Ваша бабушка пришла, молочка вам принесла».

— Верно, верно, — сказала бабушка. — Никого чужих не пускайте. Играйте тихонечко.

Когда бабушка ушла, я скорее побежал к столу, где телефон. А там опять стоял домик. В домике горел зеленый огонек. Из окошечка прямо на меня смотрел Алошка. Глаза у него круглые. А реснички черненькие. И он зачопал этими ресничками: хлоп-чоп, хлоп-чоп! Я пододвинулся совсем близко и совсем тихонечко позвал:

— Ало-шка. Ало…

— Алло, — ответил он.

— Алошенька, выходи!

И он вышел. Вылез через окошко и колокольчик с собой взял. И совсем он был не зелененький, а просто обыкновенный мальчик, — только маленький. На нем были коротенькие штанишки, и рубашка в клеточку, и носочки, и ботиночки. На ботинках — галошки, а на голове — кепочка.

— Зачем ты надел галошки? — спросил я.

Чи-чок,
чи-чик,
чи-маль,
чи-чик!
На ногах — галошки!
«Глупый, — подумал я. — А все-таки хорошо, что ты у меня есть! Ведь ты маленький, а я большой. И я буду тебя любить. И я буду с тобой играть. И я буду тебя угощать».

Я сделал на диване из подушек огромную гору. И я собрал на гору свое храброе войско — всех солдатиков. И конницу и пушки. И я сказал:

— Эй ты, храброе мое войско! Хватит тебе под столом валяться-лежебочиться, а слушай лучше Последние известия.

И я даже стал говорить тише, чтоб тетя Вера в своих волшебных очках из кино не услышала.

— Видите, солдатики, как стало темно. А когда наступит ночь, выйдут из темного леса волк Левой и медведь Михайло… И пойдут по лестнице к нашей двери: скрип-скрип… Приоткроют дверь и спросят у тети Веры хриплым голосом: «Это кто у вас сегодня разбил чашку? А как он спит — на бочку или на спинке? А мама как спит? А бабушка?» И тетя Вера как захочет, так и ответит. Ну? Что будем делать? — спросил я. — Как будем жить-быть?

Не ответило ничего мое храброе войско: пушки стояли тихо и кони стояли тихо, а на конях тихо сидели солдатики. И вдруг у самого моего уха тоненький голосок пропищал:

— Чи-чок, чи-чик, чи-маль, чи-чик, а я знаю, что делать.

Алошка! Это он забрался ко мне на плечо и расселся там, точно в креслице.

— Говори скорее, что ты придумал?!

— А вот это видел? — крикнул Алошка. И он сунул мне под самый нос свой серебряный колокольчик.



— Ну и что?

— А вот что… Этой ночью я не лягу в кровать, а буду бегать по городу и звонить в серебряный колокольчик. И никому не дам спать.

— Ну и что?..

— Все будут гулять, как днем, — сказал Алошка. — НЕ БУДЕТ НОЧИ.

— И тогда НЕ ПРИДУТ сюда ВОЛК ЛЕВОН И МЕДВЕДЬ МИХАЙЛО? — спросил я.

— Конечно, не придут, — сказал Алошка. — Как же они придут, если не будет ночи?

— Ура! — крикнул я. — Да здравствует Алошка!

И все мое войско закричало «ура!». И разом запалили пушки и пулеметы.

И с дивана сами собой поднялись подушки и стали летать по комнате. И начался тут пир горой! И мы хватали из вазы конфеты. И пили сок от варенья прямо из банки.

Потом Алошка спрыгнул с моего плеча на стол — динь! Со стола на пол — динь! И быстро-быстро побежал по коридору — динь-динь-динь!

Добежал до входной двери. Уцепился за щель почтового ящика. И выскочил наружу…

Он бежал по улице, запрокинув голову. Черные волосики его растрепались. Он смеялся и топал в своих галошках прямо по лужам, по лужам! И громко звенел серебряный колокольчик: динь-динь-динь-динь-динь-динь!

Часть вторая. Дверца № один и чудо № один

Марш! Марш! Топайте сильнее

Только убежал Алошка, как загудела земля, распахнулась дверь и вбежала тетя Вера. Вбежала и остолбенела.

— Что случилось? Почему в коридоре валяются подушки? — спросила тетя Вера.

Потом она вошла в комнату и закричала:

— Ты что здесь натворил, безобразный мальчишка?! Почему стулья перевернуты? Почему ваза на полу валяется?!

— Она же не разбилась, — сказал я.

— Не разбилась? А что вообще здесь происходит, в нашей несчастной квартире? Я тебя спрашиваю: что?

— У нас тут был пир горой.

— Что? Пир? Он тут пирует, а я в кино не могу спокойно сходить?! Боже мой! — вскричала тетя Вера.

И неизвестно, что бы она сделала, как вдруг в дверь постучали, и тихий голосок запел:

Отопритеся, отворитеся,
Ваша бабушка пришла,
Молока вам принесла.
Тетя Вера бросилась в коридор. А я за ней.

— «Отопритеся, отворитеся…» — пела за дверью моя бабушка.

Тетя Вера распахнула дверь и закричала:

— Входи! Входи, козочка! Полюбуйся, что твой козленочек натворил.

Бабушка вошла с бидоном. А тетя Вера повязала голову полотенцем, надела слуховые очки, — и я понял, что нам с бабушкой теперь несдобровать.

— Вера Акимовна! А, Вера Акимовна! — услышали вдруг мы.

Тетя Вера подбежала к окошку:

— Это вы, Иван Иваныч?

— Я, — ответил наш усатый сосед. — Что это вы, Вера Акимовна, шумите?

— Да я тут с малышом играю, — засмеялась тетя Вера. А нам с бабушкой сказала: — Быстро уберите в комнате. И не шумите. И вообще идите спать. А я посижу у окошка: уж больно вечер хороший.

Бабушка помогла мне все убрать, а я прошептал тихонечко:

— Ты меня сегодня не баюкай, бабушка. Сегодня не будет ночи.

— Это что еще выдумал?! — закричала из своей комнаты тетя Вера. — Немедленно в постель марш!

И вдруг топ-топ-топ… Это затопали под кроватью мои верные солдатики. А я им скомандовал:

— Марш! Марш! Топайте сильнее! Пусть тетя Вера думает, что я иду спать.

— Перестань! — крикнула тетя Вера, да так громко, что мои верные солдатики замертво повалились под кроватью А я тоже залез под кровать и там спрятался.

Бабушка понесла посуду в кухню, а тетя Вера в своей комнате стала зевать.

— О-о-ох… Э-э-эх! Набегалась я за день… То в кино, то домой. Натрудились мои ноженьки, мои разлапушки, сниму-ка я туфельки…

Тетя Вера грохнула туфли под кровать.

— О-хо-хо, — опять зевнула тетя Вера. — И ты, мой носик-востроносик, устал, намаялся, сниму-ка я с тебя очки.

Тетя Вера положила свои волшебные очки на стул.

— О-о-ох! — и сама легла в постель. — Хры-фры-брум! Хры-фры… — и заснула…

Тихо-тихо стало в квартире. Вдруг динь-динь-динь-динь!

— Ах, чтоб вас! — крикнула тетя Вера да как вскочит с кровати. — Что за несчастная наша квартира: днем — дили-бом, и ночью — дили-бом… Ну, погоди!

Но я не стал ждать, а крикнул своим солдатикам:

— Бежим! Вперед за Алошкой, ура!

И мы побежали на улицу…

Ночи нет. Мы играем на улице

А на улице — ой-ей-ей!

А на улице — ай-яй-яй!

На улице ночи нет, горят фонари. Светло как днем. Народу полным-полно. Ребята бегают и кричат:

— Хорошо, что день! И ночью день! И вечно день!

Папы и мамы бегают за ними:

— Не день, не день!

А колокольчик:

— Динь-динь-динь.

А ребята:

— День-день-день!

И поют песенку, чтобы солнышко вызвать, чтоб еще светлее стало:

Солнышко, солнышко,
Полное ведрышко,
Для брусники сладкий сок.
Для орешка ядрышко,
Гори ясно,
Чтобы не погасло,
Ты свети — не уходи,
Ты ходи — не упади,
Сол-ныш-ко!
И вышло солнышко. Тут все ребята увидели, что я вывел на улицу солдатиков. И тоже побежали за своими — у нас собралось большое войско. А девочки вынесли кукол. А кто-то выкатил из комнаты кровать на колесиках — зачем она теперь, ведь ночи все равно нет!

И мы взобрались на эту кровать, и она поехала по мостовой, как машина:

Мы вытащим кровати,
Кровати,
Кровати,
Им хватит-хватит-хватит
По комнатам стоять.
Садитесь на подушки!
Поехали гулять!
Сначала мы поехали на кровати мимо большого желтого дома с балконами, мимо детского сада. В окнах детского сада мы увидели флажки и игрушки.

Около углового магазина с синей вывеской опять повернули к нашему дому.

А за нашим домом, за нашей улицей все время бегал Алошка и прогонял ночь серебряным колокольчиком: динь-динь-динь-динь!



Вышла на улицу моя бабушка.

— Бабушка! — крикнул я. — Иди к нам.

А моя бабушка сказала:

— Вставайте скорее в круг, будем хоровод водить.

Мы взялись за руки. И куклы и солдатики тоже взялись за руки и закружились. А моя бабушка запела:

Хожу я, гуляю
Вокруг хоровода,
Заинька беленький!
Гляжу я, смотрю
По всему народу,
Заинька беленький!
Вдруг открылось окно, и тетя Вера закричала:

— Это какой-сякой заинька спать не дает? Кто это звенит на весь город? — И крикнула на третий этаж Иван Иванычу: — Наведи порядок, Иван Иваныч, найди поскорее того, кто шумит-звонит, спать не дает! — и засмеялась. — Ну, теперь кто-то попадется в лапы к доброму молодцу Иван Иванычу.

Я очутился дома, под кроватью

— Ты как сюда попал? Вылезай! — услышал я мамин голос.

И я увидел моих солдатиков на полу и ножки от кровати. Мама заглядывала под кровать, тянула меня за руку и спрашивала:

— Ты что ж, так здесь и заснул?

Мама раздела меня и уложила в постель.

— Что ж ты там делал, мой маленький? — спросила мама.

Мама всегда думает, будто я маленький. А я большой, это Алошка маленький.

— Почему ты не лег в кровать?

— Не знаю, мама. Просто мы хотели помочь Алошке — я и мои солдатики.

— Кому-кому? — не поняла мама. Она потому не поняла, что ничего не знала про Алошку.

И я рассказал маме про моего дружка, про Алошку, какой он веселый и забавный и как он захотел сделать из ночи день.

— Зачем же день из ночи? — удивилась мама.

— Чтобы из темного леса не пришли волк Левон и медведь Михайло, — сказал я.

— Что за ерунда? Какой еще медведь? — Мама засмеялась и спутала мне все волосы на макушке. А потом укрыла одеялом до самого носа и сказала:

— Спи. Спокойной ночи! Не придут волк Левон и медведь Михайло.

Я их прогоню.

А сама собралась уходить.

— Мамочка, ну посиди со мной, — попросил я. — Ты никогда не сидишь. Посиди, мам!

— Тихо, сынок, а то тетю Веру разбудишь.

— Не хочу тихо, — сказал я. — Тетя Вера мне целый день — все тихо да тихо. Днем играть не разрешает, ночью тоже не разрешает.

— Ночью надо спать, — сказала мама и запела тихонько: — Баю-баюшки-баю, не ложися на краю…

— Не надо, мама! Эта песенка страшная, ее тетя Вера поет. Ты мне лучше расскажи сказку. Я ни одной твоей сказки не знаю, — только бабушкины. Расскажи, мама, а что было бы, если бы и ночью был день… И никто не ложился спать.

— Что было, то уже было, — сказала мама своим обычным голосом.

Но я понял, я сразу догадался — это началась мамина сказка.

Мамина сказка

Что было, то уже было,
Чего не было, то еще будет.
В одном далеком городе
Сговорились люди:
Каждый делает,
Что ему нравится.
Кто хочет — на улице кувыркается,
Кто хочет — хохочет,
Кто хочет — топочет.
И многие стали шуметь даже ночью.
А те, которым хотелось спать,
Начали их унимать:
— Тише! Тише! Тише!
Не пой!
Не шуми!
Не играй!
Иначе запрячем в сарай.
В темный сарай с мышами,
Сторожить его будем мы сами!
* * *
И вот уж весь город не спит,
Двигается,
Шумит.
В городе ночи нет,
В городе ночью свет.
Для поддержания тишины
Ходят специальные крикуны:
— Кому перековать звонкий голосок:
На тихий басок?! —
Идут крикуны улицей ночной,
Следят за тишиной:
— Люди, когда вы спите,
Матрацами не скрипите!
Тромбоны и барабаны —
Убрать в чемоданы!
Летучие мыши,
Летайте тише,
Следите за пешими мышами,
Чтоб не шуршали ушами!
Тише! —
Идут крикуны вдоль улиц ночных,
Никому не укрыться от них:
Чуть зазвонит трамвай,
Сразу: — А ну, давай! —
И тащат его в сарай!
А трамвай-то трамваится,
Упирается,
Цепляется за провода:
«Не пойду никуда!»
Лошадь стукнет подковой. —
Готово:
Тащат ее в сарай.
А она с перепугу: «Му-у-у!
Почему-у-у?!»
Ей кричат:
— Ты не думаешь о тишине!
А она им:
«Топнула я во сне,
Как вышло, сама не пойму! —
И опять по ошибке: — Му-у!»
Крикуны с мычащей лошадью
Скрываются где-то за площадью.
Но выходят новые крикуны:
— Люди, смотрите тихие сны!
Мама засмеялась, наклонилась ко мне и поцеловала:

— И ты, сынок, смотри тихие сны…

— А дальше, мамочка, — попросил я.

Но мама приложила палец к губам:

— Тише! Тетю Веру разбудишь, — и на цыпочках вышла из комнаты. И свет погасила.

Я приоткрыл штору. На улице было совсем темно. А откуда-то издалека доносилось: динь-динь-динь!

Это бегал по городу мой Алошка. Он все еще хотел прогнать ночь своим серебряным колокольчиком.

Я спустил ноги с кровати, побыстрее оделся и тихонечко вышел на улицу.

Я спасаю Алошку

На улице никого не было. Холодный ветер дул на лужи, будто сдувал с них пенку, фонари качались. И желтые круги от фонарей на асфальте тоже качались. И где-то очень далеко звенел звоночек — Алошкин серебряный колокольчик.

«Надо скорее разыскать его и притащить домой!» — подумал я про Алошку. Вдруг мимо меня прошагал в огромных, может быть, даже в семимильных, сапогах добрый молодец Иван Иваныч. Он крутил свои рыжие усы и разбойно пел тети Верину песню:

Тары-бары-бум-бум,
В старых дырах шум, шум.
В старых дырах,
В старых норах
Шум и шорох,
Шум и шорох…
И я сразу понял: он шел выполнять тети Верино задание. Меня он даже не заметил.

Вот прошел Иван Иваныч мимо большого желтого дома с балконами, мимо детского сада, где в окнах флажки и игрушки, мимо деревьев, мимо магазина с синей вывеской… И пропал за углом.

Иван Иваныч смотрел вверх. Он, наверно, думал — это кто-то большой звонит, тете Вере спать не дает.

Он думал, кто-то большой, а это вовсе не большой. И я стал смотреть вниз: я знаю, куда смотреть.

Прошмыгнула кошка по мостовой. Я загляделся на нее, а меня в ногу кто-то — толк-толк.

— Алошка?!

Нет, это толстый голубь. Он просто шел пешком.

— Где ты, Алошка?

Я завернул за угол. Там по тротуару вперед-назад ходил добрый молодец Иван Иваныч в своих семимильных сапогах. И все распевал:

Тары-бары-бум-бум,
В старых дырах шум, шум…
Вдруг рядом ОЧЕНЬ ГРОМКО ЗАЗВОНИЛО. Иван Иваныча не стало слышно.

Прямо навстречу доброму молодцу бежал Алошка.

А на улице — никого. А фонари горят.

Что делать?

Я как подпрыгну! Как побегу!

Как обгоню доброго молодца Иван Иваныча.

И схватил Алошку.

А он из кулака вывертывается. И тут меня нагнал Иван Иваныч.

— Ах ты удалец-сорванец, кого поймал-изловил? — Это Иван Иваныч спрашивает.

— Я птичку изловил, — говорю.

— Почто не щебечет?

— У нее крылышко болит, — говорю.

— Почто не полечишь?

— Я, — говорю, — дома вылечу.

— Ну ладно, — сказал Иван Иваныч. — Передай низкий поклон Вере Акимовне.

— Передам, — сказал я и побежал изо всех сил с Алошкой к нашему дому.

А он притих в кулаке, как воробышек. Разжал я пальцы, поглядел: а он спит. Устал, наверно. Набегался.

— Эй, Алошка!

— Ну что? — И глазки открыл.

— Это ведь тебя Иван Иваныч искал. Знаешь, как я за тебя испугался.

Он сел на моей ладони и колокольчик рядом поставил. Ножки вытянул, ручками за мой большой палец ухватился: ручки холодные.

— Апчхи! — А потом говорит: — ЧиХОчиЧУ чиДОчиМОЙ!

— Что?.. Что?

— Домой, — говорит, — хочу. Замерз. Вот что.

— А зачем ты так говоришь: «Чи-чи, чи-чи»?

— А это мой тайный язык.

— А меня научишь?

— ЧиНАчиУчиЧу! Научу!

Я накрыл его другой рукой, чтоб теплее было.

— Давай-ка я тебя побаюкаю. — И я запел, как моя бабушка поет:

Спи-тко, усни,
Мое дитятко,
Спи-тко, усни
Малешенько.
Бай да люли!
Бай да люли!
А он там, в руке, тихонько засмеялся и ногой по звоночку — бум! — но не очень громко. Так мы и пришли домой.

Тетя Вера заскучала

Динь-дон, дон-динь, динь-дон, дань! Наступил новый день. Алошка еще спит в своей маленькой кроватке. А я хожу на цыпочках, чтоб его не разбудить.

Мама ушла на работу, бабушка — в магазин. А тетя Вера никуда не уходит. Вот никуда не уходит! Села у окна и стала громко-громко скучать.

— Ой, я бедная девица, Вера Акимовна — сказала тетя Вера. И вздохнула. — Какая у меня на сердце тоска-кручина. Ой! Ни словами сказать, ни пером описать. Никто, ну никто меня больше в кино не зовет. Видать, никому не нужна красота моя ужасная.

Тетя Вера отошла от окна, включила пылесос и так махнула железной трубкой, что пыль столбом.

— Эх! — крикнула тетя Вера. — Сива-грива растрахнется, тоска распадется. Уходи, — говорит, — не мешайся здесь. Видишь, я уборку делаю.

И я скорее побежал к домику, к моему хорошему Алошке.

— Алошка, — крикнул я в самое оконце, — выходи!

А он не ответил.

— ЧиАчиЛОчиШКА! — позвал я его на нашем тайном языке. И вдруг тихонечко из-под стола что-то пискнуло.

Я поскорее полез под стол и там, в самом уголочке, нашел Алошку Он был весь в пыли: и волосы, и рубашка, и штанишки А нос прямо черный.

— Ты что там делал, дурачок? — спросил я.

— Тес! — зашептал Алошка. — Когда тетя Вера машет этой штукой, я всегда прячусь: а вдруг и меня затянет?!

Я поставил Алошку на стол, он стряхнул со штанишек пыль.

— А ну-ка пошли мыться, — сказал я.

— ЧиНЕ чиХочиЧУ! — закричал Алошка и как спрыгнет на пол. И побежал.

Но я сразу догнал и потащил его, чумазого в ванную…

И пока я его тер, мыл, полоскал, Алошка, не переставая, пищал: «ЧиНЕчиХОчиЧУ! ЧиНЕ чиХОчиЧУ!..»

— Не плачь, Алошенька, — сказал я. — Меня тетя Вера еще не так мочалкой натирает.

Алошка перестал плакать. Он залез ко мне на плечо и погладил ухо. Но тут опять по квартире разнеслось тети Верино пенье-скучанье:

О, где ты? Где ты,
добрый молодец Иван Иваныч?
Целый день ты на счетах пощелкиваешь,
Уж скорей бы ты вышел на пенсию!
У Алошки руки задрожали, он отпустил мое ухо.

— Слышал? — спросил я.

— Ага, — сказал Алошка.

— Это еще что, — похвалился я. — А когда тетя Вера меня ругает, так на соседней улице слышно.

— Она сердитая, — сказал Алошка.

— Тес! Она… — прошептал я, — злая волшебница.

— Настоящая?! — удивился Алошка. И спросил шепотом: — А что она может сделать?

— Что хочешь. Может волка и медведя позвать. Они тебя за бочок схватят.

— Я не хочу, — сказал Алошка и задумался. А потом и говорит: — Ведь как хорошо нам было, когда тетя Вера ходила в кино. У нас пир горой был.

— Верно, — говорю.

— А что ж она так редко ходит? — спрашивает Алошка.

— Добрый молодец Иван Иваныч не зовет.

— Почему не зовет?

— Наверно, работы у него много.

А тетя Вера точно услышала и запела-заголосила:

Что ж ты, добрый молодец,
Все на счетах пощелкиваешь,
В гости к нам не захаживаешь?
Никто здесь меня понимать — не понимает.
А ты, Иван Иваныч,
Из чужой квартиры,
С третьего этажа.
А понимать — понимаешь.
Ох, скорей бы ты вышел на пенсию!..
— А может, правда, — прошептал Алошка. — Пускай Иван Иваныч выйдет на пенсию.

И он спрыгнул на пол и побежал к двери.

— Куда ты, Алошка?!

— К Иван Иванычу на работу.

— Подожди! — остановил я его и повязал Алошке на шею тети Верину голубую ленту.

Сразу Алошка сделался голубой и красивый.

Но случилась беда

Только Алошка выбежал на улицу, как подул холодный ветер.

Ветер закружил и поднял Алошку высоко-высоко над улицей, над домами, над городом. Алошка испугался и зазвонил в серебряный колокольчик. А все, кто был внизу, удивлялись:

— Смотрите! Смотрите! Какие чудеса — днем загорелась голубенькая звездочка, и она звенит.

— Разве это звездочка? — говорили другие. — Какая же это звездочка? Просто на орбиту вышел новый спутник.

И никто не догадывался, что это летит мой Алошка. А ветер кружит его, задувает под рубашку, переворачивает вниз головой.

Алошка одной рукой держит кепочку, а другой — колокольчик. И колокольчик звенит без перерыва: динь-динь-динь-динь!

Понемножку ветер начал стихать. Алошка в последний раз перекувырнулся и сел на тротуар.

Толстый голубь, который любил ходить пешком, подошел к Алошке и с уважением сказал:

— Оказывается, ты умеешь летать?

Алошка встал, отряхнулся и вздохнул.

И тут полил сильный дождь — настоящий ливень. По крышам домов так загрохотало, точно поехал тяжелый поезд… И он ехал все быстрее и быстрее…

Алошка надвинул покрепче кепочку, чтоб не слышать страшного стука, и зашагал по мостовой.

— Эй! — крикнул голубь. — Оказывается, ты любишь ходить пешком! Алошка быстро наклонился, схватил щепку и запустил ее в голубя:

— Надоел, толстун! — И побежал.

Он бежал по пустой улице, и дождь хлестал его по щекам, по курточке, по ногам.

— А я все равно не простужусь! — кричал Алошка. — У меня на ногах галошки. Э-э!

И чтоб подразнить дождик, он даже запел:

Дождик-дождик, пуще!
Дам тебе гущи…
И дождик так припустил, что по улицам потекли ручейки и речки. Один ручеек подхватил Алошку и понес.


Солнышко! Солнышко! Полное ведрышко!

Я позвал бабушку:

— Беда! Алошку ручей унес!

Бабушка подошла к окну и обняла меня. А за окном — чернее ночи. И дождь все сильней и сильней.

— Что же делать, бабушка?

— Надо солнышко звать, — сказала бабушка. — Открывай окошко.

Я открыл окно. И ворвался дождь. Я не испугался и крикнул:

— Эй, солнышко, выходи! А ты, дождик, перестань.

А солнышко не выходит, дождик не перестает.

— Что ты?! Что ты?! — замахала руками бабушка. — Позови солнышко ласково.

Я высунулся в окно и ласково позвал:

Солнышко, солнышко,
Полное ведрышко,
Для брусники сладкий сок,
Для орешка ядрышко,
Гори ясно,
Чтобы не погасло…
А тучи не расходятся, солнышко не выглядывает.

— Бабушка, ты мне помоги, — попросил я.

И моя бабушка тоже запела:

Солнышко, солнышко,
Полное ведрышко,
Ты свети — не уходи,
Ты ходи — не упади,
Сол-ныш-ко.
Дождик сразу перестал, и выглянуло солнышко.

Только и остались от дождя ручейки да речки.

На тротуаре стояли ребята.

— Ух ты! Гляди-ка, ух ты! — кричали они и показывали пальцами: по мостовой на другую сторону улицы перебирался вплавь мой Алошка.

Удивительный дом. Алошка научил начальника тайному языку

Кто знает, куда по утрам уходят взрослые люди? Все знают на работу.

Им разрешают идти и в мороз и в дождь. Потому что они — взрослые.

А кто знает, что они там делают, на своей работе? Это знают не все.

Но Иван Иваныч — добрый молодец — щелкает там на счетах. Это уж точно.

Алошка так и спросил:

— Где здесь работа, на которой щелкают счетами?

Ему сразу показали:

— Вот она.

И Алошка вошел в дом, огромный и удивительный. В этом доме повсюду были счеты: на столах, на стульях, на полу. И на каждых кто-нибудь считал: щелк-крак! Щелк-крак!

Возле окна сидел Начальник и щелкал на самых больших счетах: крак-крак!

Алошка позвонил в свой серебряный колокольчик: динь-динь-динь!

Начальник поднял голову и сказал:

— Алло! Алло, в чем дело?

Алошка быстро взобрался по его ноге, потом пробежал по руке и уцепился за ухо.

— Он, щекотно! — сказал Начальник. — Ой, мокро!

— Это я под дождь попал, — сказал Алошка.

— Что? Что?

— Я бежал под дождем. Я весь чиПРОчиМОК.

— Чего, чего? — удивился Начальник.

— Промок, вот чего.

— А почему ты так говоришь — чи-чи, чи-чи.

— Это такой тайный язык.

— А меня научишь?

— ЧиНачиУчиЧУ, научу. Это очень просто: прибавляйте «чи», да и все.

— ЧИздоровоЧИ, — сказал Начальник.

— Не так, не так! — закричал Алошка. — Надо сказать чиЗДОчиРОчиВО!

— Ух ты! А как будет на тайном языке «мама»? — спросил Начальник.

— ЧиМАчиМА, — сказал Алошка.

— ЧиМАчиМА! — повторил Начальник. — А папа? ЧиПачиПА?

— Конечно.

Начальник очень обрадовался, что научился нашему с Алошкой тайному языку, и сказал:

— Ну спасибо, Алошка. Проси теперь, чего пожелаешь.

Алошка прижался к самому уху Начальника и прошептал:

— За то, что я вас научил тайному языку, отпустите нашего Ивана Иваныча чиНа чиПЕНчиСИчиЮ.

— Ах ты хитрец маленький, — засмеялся Начальник. — Мы и так собирались проводить нашего дорогого Иван Иваныча на пенсию.

— ЧиЗДОчиРОчиВО! — крикнул Алошка. И с плеча Начальника прыгнул прямо на пол.

— ЧиДОчиСВИчиДАчиНИчиЯ, — сказал Начальник.

— До свидания, — замахал рукой Алошка.

— Динь-динь-динь! — зазвенел его колокольчик уже около дверей.

— Алло! — крикнул вдогонку Начальник. — Только ты пока, Алошка, не звони, не раззванивай. Мы сюрприз сделаем!

Алошка увидал толпу народа

Когда Алошка вышел от Начальника, улицы были полны народа и светило солнышко. Бежит Алошка по городу, а колокольчик его так и сверкает, так и сверкает. А голубая ленточка за спиной как флажок.

И все сразу заметили Алошку. У Цветного бульвара дорогу ему загородил толстяк в большущих ботинках:

— Послушай, малыш, эй, алло! Сбегай-ка узнай, что сегодня в кино идет!

Мой Алошка не стал спорить. Ему так и хочется побегать! Ему так и хочется для кого-нибудь узнать, что там в кино идет!

И узнал!

И сразу же его увидела старая женщина с сумкой:

— Алло! Алло! Алошенька! Спроси, дружок, что в магазине есть. Я тебя здесь, на скамеечке, подожду.

Ну, в магазин Алошке не так хотелось идти. Но все же пошел. Почему не сходить? А чтоб не было скучно, стал сочинять песенку:

И все зовут Алошку —
Алло! Алло!
Друг к другу шлют Алошку —
Алло! Алло!
Я всем сегодня нужен,
Алло! Алло!
По лужам, так по лужам.
Алло! Алло!
Прибежал обратно, а рядом со старой женщиной на скамейке сидят ребятишки: две девочки и маленький мальчик.

— Алошка! — крикнули девочки. — Узнай, открыт зоопарк или нет.

А мальчик еще попросил:

— Узнай, проснулся ли слон?

— Сбегать в зоопарк?! — Алошка даже через голову перевернулся от радости. — Я мигом!

И он побежал в зоопарк, по дороге напевая такую песенку:

И все зовут Алошку —
Алло! Алло!
Друг к другу шлют Алошку —
Алло! Алло!..
Куда сейчас бегу я —
К слону, к слону!
Во львиную, тигриную,
Звериную страну!
Алошка стал спрашивать:

— А где слон? Как пройти к слону?

Потом Алошка смотрел, как слон спит. Слон вздыхал во сне и покачивал хоботом. Наверно, ему снилась Африка.

Алошка долго смотрел на слона. Совсем забыл и про ребят, что остались в саду на скамейке, и про нас с бабушкой.

А мы его все ждем и ждем…

— Что же это выходит, — сказал я бабушке. — Как же так? Ведь Алошка мой дружок, а вот бегает по чужим делам.

— Разве его удержишь, — сказала бабушка.

— Не хочу я так! Не хочу!

— Ну, прогони его, непутевого, — засмеялась бабушка.

— Как ты так говоришь, бабушка! — Я прямо чуть не заплакал. — Как ты так говоришь! Я теперь без Алошки не могу. Только у меня с ним покоя нет — чего он домой не приходит? Он такой маленький, а город такой большой.

А в это время Алошка был недалеко от дома. Он немножко устал и потому шел медленно, а песенку, которую сам сочинил, пел тихонечко:

И все зовут Алошку —
Алло! Алло!
Друг к другу шлют Алошку —
Алло! Алло!
Я слышу днем и ночью —
Алло! Алло!
Я маленький Алошка,
А мне не тяжело…
Алошка шел медленно и покачивал головой, как ходят слоны по Африке. И еще тихонечко вздыхал:

— Ох! Ох! Ноги устали. Ведь у меня на ногах галошки. Эй вы! — сказал он своим галошкам. — Брошу я вас.

Вдруг он остановился: на улице, возле нашего дома, да, совсем рядом с нашим домом, — не пройти и не проехать, толпа народу.

Алошка закричал:

— Пустите! Пустите!

Но как он ни вертел головой, ничего, кроме ног, не видел.

— Пустите! Пустите! — кричал Алошка. — Что случилось?

Но никто его не слушал.

И тогда Алошка поднял над головой свой серебряный колокольчик: динь-динь-динь…

Тетя Вера опять сердится. Алошка сообщает важное известие

— Вроде Алошка зазвонил, — сказала бабушка.

— Какой еще Алошка? — сказала тетя Вера из своей комнаты. — Никакого Алошки нет и быть не может.

— Как — нет? — удивилась бабушка. — Ведь есть.

И я закричал:

— Есть Алошка!

А тетя Вера опять рассердилась, пошла на кухню, схватила полотенце, чтоб им голову завернуть и нас с бабушкой напугать.

— Тары-бары-бум, — пробормотала тетя Вера. — Вы технически неграмотная волшебница. Куда это вы лезете! В наше-то время с гусями-лебедями да алошками — смешно слушать!

— И не слушай, — сказала бабушка. — Я уж сама. — И бабушка подошла к телефону. Сняла трубку. — Алошка, ты, что ли? — спросила бабушка.

— Я, — ответил Алошка. — ЧиИчиВАН чиИчиВАчиНЫЧ чиВЫчиШЕЛ чиНА чиПЕНчиСИчиЮ!

— Что? Что? — удивилась бабушка.

— Это Алошка на тайном языке говорит! — закричал я. — Он сказал: ИВАН ИВАНЫЧ ВЫШЕЛ НА ПЕНСИЮ!

— На пенсию? А я в таком виде, — ахнула тетя Вера и стала скорей-скорей разматывать полотенце с головы.

А мы с бабушкой бросились к окну. Глядим: по улице впереди толпы шагает добрый молодец Иван Иваныч. Удалые усы его по ветру развеваются, правой рукой он на счетах пощелкивает, а левой рукой ящичком поигрывает. Не маленьким, не большим: весом в сто кило.

И со всех сторон несется:

— Слава пенсионеру! Слава!

Перешагивая через три ступеньки, Иван Иваныч стал подниматься на свой третий этаж.

А за ним по ступеням
Домуправ дядя Сеня,
Из газеты — газетчик,
Из буфета — буфетчик,
Из оркестра — бас-фагот
И огромный серый кот,
Истопник-пенсионер,
Даже милиционер,
Вот!
И мы тоже с бабушкой и тетей Верой пошли на третий этаж к Иван Иванычу. И, конечно, нам было очень интересно узнать: а что там у Иван Иваныча в ящичке?

Одну ручку повернешь — синим светом все зальешь. Тетя Вера всех прогнала

Открыл Иван Иваныч ящик. Снял крышку, и мы все увидели: стоит терем-теремок, не низок, а высок. Очень высок!

— Настоящий дворец-телевизор, — сказал Иван Иваныч. — Техническая новинка: восемь башенок, сто окошек, двадцать пять винтиков, три ручки и одна кнопка.

— Ведь это чудо! — ахнула тетя Вера. — Чудо телевизионной техники. Насовсем дали или в кредит?

— Насовсем, — отвечает Иван Иваныч. — Коллектив со своего плеча пожаловал.

— Поздравляю, — сказал истопник-пенсионер. — А ведь мне только часы подарили.

И он пожал могучую руку Иван Иваныча. И мы все стали подходить, и поздравлять, и пожимать могучую руку Иван Иваныча. Газетчик даже что-то записал. А тетя Вера вытащила платок и будто заплакала.

— Чего вы расстроились, Вера Акимовна, почему вы так громко сморкаетесь? — спросил Иван Иваныч.

— Это я от радости сморкаюсь, — сказала тетя Вера.

— Ну, тогда, — сказал Иван Иваныч, — прочитайте инструкцию.

И он дал тете Вере синюю книжечку, на которой был нарисован дворец-телевизор.

— Тары-бары-бум! — закричала от радости тетя Вера. — Хры-фры-брум.

— Что это вы только фрыкаете да брумкаете? Вы читайте, — сказал Иван Иваныч.

Тетя Вера убрала платок, надела слуховые очки и прочитала:

Раз, два, три, четыре,
Телевизор в новом стиле.
Если в мире чуда нету,
Как назвать новинку эту?
Скоро вы поймете сами —
Это ж ЧУДО перед вами!


— Что? Что? — спросил Иван Иваныч.

— Это была присказка, — сказала тетя Вера. — А вот и сама инструкция.

Одну ручку повернешь — синим светом все зальешь?
А другую повернешь — три программы найдешь:
Первая — лекция,
Вторая — лекция,
А третья пока не работает.
— Ну что ж, — сказал милиционер, — хороший телевизор.

— Это еще не все, — сказала тетя Вера, — дальше послушайте:

Нажмите кнопку номер один,
Откроется дверца номер один,
Начнется чудо номер один.
И мы, конечно, сразу захотели нажать на кнопку, чтоб открылась дверца и началось чудо. Но тетя Вера строго сказала:

— Это вам не игрушка. Ясно? Посмотрите, что на ящике написано: РУКАМИ НЕ ТРОГАТЬ, НЕ ДЫШАТЬ, НЕ ИГРАТЬ, А ВЕСТИ СЕБЯ ТИХО, ОЧЕНЬ ТИХО! И ЕЩЕ ТИШЕ! А теперь уходите! Иван Иваныч устал — он ведь на пенсии.

Так всех и прогнала, — даже милиционера.

А когда мы пришли домой, у Алошки горел огонек. Ох, как я обрадовался! И Алошка тоже обрадовался.

— Я тебя давно жду, — сказал он. — Давай играть.

И мы стали ГРОМКО, ГРОМКО играть. Я опять сделал на диване из подушек огромную-преогромную гору, собрал на гору все свое храброе войско, и мы открыли страшную пальбу.

Но вот из-за высокой горы стала подниматься темная-темная ночь. И мы услышали, как на третьем этаже в квартире Иван Иваныча вдруг заиграла тихая музыка. Замолчали мои пушки, притихли мои верные солдатики и стали слушать. Но кто-то дернул меня за ухо.

— Ты какой-то невеселый, — пропищал Алошка. — Разве ты не рад? Теперь Иван Иваныч всегда будет на пенсии.

— Конечно, рад. Молодец, Алошка, я ведь знаю, что это ты все устроил. А Иван Иваныч и тетя Вера не знают.

— Ну и пусть, — сказал Алошка, — чиХОчиЧУ чиДОчиМОЙ.

Он уцепился покрепче за мое ухо, чтоб не упасть, и я услышал, как он громко, громко дышит — заснул. Устал за целый день, набегался. Так он и поехал на моем плече к своему домику.

Я сам открыл дверцу домика, положил Алошку на кроватку. Укрыл маленьким одеяльцем:

— Спокойной ночи, Алошка! Ты теперь от меня не убегай. Ты мое чудо. И я совсем не хочу смотреть их телевизор. И я теперь всегда буду ГРОМКО ДЫШАТЬ, ГРОМКО ИГРАТЬ И ВЕСТИ СЕБЯ ГРОМКО!

Часть третья. Через горы и леса

Тетя Вера хочет заколдовать меня и бабушку

Наступила зима. Завыл под окном холодный ветер: УУ-УУ!

И кто ходит без галош, того гонит домой. И кто ходит в галошах, того тоже гонит домой.

И опять меня тетя Вера не пускает на улицу. Хорошо, что у меня, откуда ни возьмись, появился друг. И хорошо, что он живет в маленьком домике. И я ему сказал:

— Алошка, не выходи на улицу без галошек. И вообще не выходи.

— ЧиПОчиЧЕчиМУ?

— Слышишь, как ревет ветер: у-у-у-у-у!

— А у меня на ногах чиГАчиЛОчиШКИ — галошки!

— Глупый ты, глупый! — сказал я. — На улице насморк, на улице грипп.

— Зачем ты ругаешься?

И он заплакал. Вот какой чудак — заплакал. Слезки у него: кал-кал, кап-кап. Маленькие слезки.

— Дай мне, — говорит он сквозь слезы, — чиПИчиРОГ…

— Чего? — спрашиваю.

— Пирог с орехами — вот чего.

— А-а-а!

— «А-а»! — передразнил Алошка.

Только я ничуточки не обиделся, а скорее побежал к бабушке на кухню и попросил пирожок с орехами.

— Это, бабушка, не для меня, — шепнул я ей, — а для Алошки. Оказывается, он тоже любит твои пирожки с орехами.

— Тары-бары-бум, балуешь дите, — сердито сказала тетя Вера на своем сказочном языке.

А бабушка ей отвечает на своем:

— Люшеньки-люли. Какое ваше дело?

— А я вот возьму да заколдую тебя с дитем, — пригрозила тетя Вера.

— Ах, матушка колдунья, — вздохнула бабушка. — Я раньше тебя гусей-лебедей заманивала. И теперь тебя переколдую!

Тете Вере это не понравилось. У нее опять случилась тоска-печаль. А я схватил пирожок и скорее побежал к Алошке.

Ну конечно, Алошка обрадовался — ухватился за пирожок обеими руками!

Первый пирожок он съел очень быстро, второй помедленнее, а с третьим принялся играть, шалить и даже безобразничать. Бросал пирожок вверх — ух! Бегал с ним, как с ружьем, садился на него, как на стульчик, и бил ногой, как футбольный мяч.

— Тары-бары-бум! — закричал я голосом тети Веры. — Что ты делаешь, озорник?

И вдруг вошла сама тетя Вера. Алошка разбежался да как стукнет по пирожку. Пирожок как полетит да как трахнет по волшебным очкам: ТРАХ-ТА-РА-РАХ!

И сразу в комнате все стало зеленым, как перед грозой.

— ОН РАЗБИЛ МОИ ОЧКИ! — крикнула тетя Вера ужасным голосом.

Тетя Вера сражается с бабушкой

Алошка испугался и юркнул в свой домик, а я замер. Я тоже испугался: я знал, что сейчас тетя Вера будет долго кричать. И она правда начала:

— О, мой носик-востроносик, без очков остался, без волшебных. Теперь ты, мой нос, точно конь гнедой без седелышка… Тяп-тяп-тяп…

— Что это у вас тут стряслось? — спросила бабушка. Она прибежала на шум.

— Это Алошка расшалился, — прошептал я бабушке.

— Ох, опять этот Алошка, — покачала головой бабушка. — Ну и озорник!

А я сказал:

— Он больше не будет озорничать, я с ним хорошенько потолкую!

Я поднял тети Верины очки — они не разбились. И я хотел попросить за Алошку прощения. А тетя Вера как надела на нос свои волшебные очки, как посмотрела на нас с бабушкой, так и сказала:

— Ну теперь, тары-бары-бум, я вас заколдую!

— За что? — спросила бабушка. — За что же ты нас заколдуешь?

— А за то, что приближается праздник Новый год, — отвечает тетя Вера.

— И хочу я, красная девица, быть хозяйкою, пригласить на праздник Иван Иваныча и чтоб у него по усам вино текло.

Так сказала тетя Вера и запела свою страшную волшебную песню:

Лежит волчище да на пузище,
Ого-го!
Раскинул хвост да на сто верст,
Страшно!
— Бабушка, — прошептал я, — а ты начинай свою добрую волшебную песню.

Мы ее переколдуем.

— Стара я, — отвечает бабушка. — Раньше много хороших песен знала, да теперь забыла.

— Бабушка, скорее вспоминай!

— Эх, разве что эту. — И бабушка тихонько запела:

— Капки по капки,
Где были?
— У бабки.
— Что ели, капки,
Что пили, капки?
И замолчала.

— Бабушка, а что ели капки? — спросил я.

— Не помню, внучек.

— Бабушка, а что пили капки?

— Забыла, внучек.

— Ха-ха-ха! ЗАБЫЛА, — засмеялась тетя Вера. — А я не забыла.

И она громким голосом запела наизусть свою страшную волшебную песню:

Лежит волчище,
Да поперек года,
Серым днем,
И вся людская
Беда-невзгода
В нем, в нем!..
А я как махну рукой —
Так и сбудется,
Так и сбудется — не минуется.
Ну что, сдаетесь?

— Нет, нет, — крикнули мы с бабушкой. — Не сдаемся!

— Ах так! — сказала тетя Вера и посмотрела на нас сквозь свои волшебные очки. — Ах так! Тогда замрите! НЕ БЕГАЙТЕ, НЕ ПРЫГАЙТЕ, НЕ ЖАРЬТЕ, НЕ ВАРИТЕ, ПОКА НЕ ПРИДЕТ С РАБОТЫ МАМА.

— Эх, — прошептал я бабушке, — был бы сейчас папа! Тогда…

И больше я ничего не успел сказать, потому что замер. И бабушка тоже замерла.

Тетя Вера испекла волшебное печенье, а мама его съела

Пока мы с бабушкой не бегали, не прыгали, не жарили, не варили, тетя Вера тихонечко подошла к шкафу, открыла дверцу… И — раз, два! — достала с полки свою волшебную книжку «О ВКУСНОЙ И ЗДОРОВОЙ ПИЩЕ», подошла к плите и начала колдовать над обедом.

— Колдуй, баба, колдуй, дед, заколдованный обед, — зашептала тетя Вера.

Сразу над плитой что-то закипело, зашипело, забулькало. И я услышал, как тетя Вера прошептала:

— Тары-бары-бум. Раз, два… Раз, два… Первое-второе, горе — не беда! А вот страница двадцать пять… Как приготовить волшебное печенье, под названием «Пальчики оближешь».

Взять муки два мешка,
Два горшка молока,
Яблоки моченые,
Огурцы соленые,
Три желтка
Без белка,
Два белка
Без желтка.
Перцу — таз,
Соли — таз, —
Это будет в самый раз!
А когда пришла мама, тетя Вера закружилась и запела ласковым голосом:

Любимая сестрица,
Прошу за стол садиться,
Сейчас, сейчас получишь ты
Обед волшебной вкусноты.
А еще печенье, под названием «Пальчики оближешь».

«Первое-второе, горе — не беда, — подумал я. — Съем за маму всю тарелку. А вот печенье. Что сделается с мамой, если она попробует это волшебное печенье?..» И стал я хватать из вазы, чтоб спасти маму (только, чтоб спасти маму), стал хватать это ужасное печенье.

— Ты что делаешь?! — закричала тетя Вера. — Пускай мама попробует. — А сама одной рукой на меня показывает, а другой пододвигает к маме вазу с печеньем ближе, ближе… И потихонечку сказку начинает: — Жил-был на свете медвежонок, по прозвищу Шалун. А у него жила-была тетя-медведица, по прозвищу Хорошая, и бабушка-медведица, по прозвищу Копашушка. И этот медвежонок, по прозвищу Шалун, обижал тетю-медведицу, по прозвищу Хорошая. Он не вел себя тихо, а громко шумел.

— Ай-яй-яй! — сказала мама и посмотрела на мою бабушку.

— А бабушка-медведица, по прозвищу Копашушка, — сказала тетя Вера, — целый день играла да шалила вместе с медвежонком.

— Ай-яй-яй! — сказала мама и протянула руку к вазе с волшебным печеньем.

— И вот однажды дело дошло до того, что этот Шалун медвежонок чуть не разбил тетины прекрасные очки. А тетя-медведица Хорошая ничего не сказала, а только покачала своей хорошей головой.

— Ай-яй-яй! — сказала мама и откусила кусочек печенья. — Не нравятся мне такие медвежата-шалуны.

— Мамочка, — закричал я, — не ешь печенья! Тетя Вера нас с бабушкой заколдовала и тебя заколдует!

Но мама уже съела это ужасно соленое печенье. И сразу глаза у нее сделались недобрые.

— Все это мне очень не нравится, — сказала мама. — Пока я на работе, тетя Вера о вас печется-заботится.

— Да, заботится, — сказала бабушка, — целый час продержала нас в углу, носом к стенке.

— Ха-ха-ха! Продержала! — засмеялась тетя Вера. — И еще продержу. — И она схватила маму за руку и повела в другую комнату.

А там, в другой комнате, тетя Вера стала рассказывать маме страшную историю про бурого медведя Михайло и серого волка Левона. Как обули медведь да волк овечьи валенки, надели полушубки овечьи и пошли по темному лесу. Никто их узнать не может. Идут медведь с волком, репу жуют, а под валенками снег скрип-скрип-скрип… И хватают они за бочок всех, кто не спит, не спит, не спит…

Мама быстро легла в кровать и уснула. А тетя Вера ушла в свою комнату и тоже: «Фыррр… фыррр» — уснула.

А мы с бабушкой не можем уснуть. Слышу я, как бабушка вздыхает да с боку на бок поворачивается.

— Бабушка-ладушка, это почему ты не спишь? — спросил я. — Думаешь, как тетю Веру победить, да?

— Нет, просто я старенькая. Вот мне и не спится.

— Ладушка ты, ладушка, старенькая бабушка. Как же нам быть?

— Не знаю, внучек.

— Бабушка-ладушка, а я знаю. Надо скорее позвать папу.

— Да как позовешь? Ведь папа-то далеко — за горами, за лесами, за речкой Ладогой.

— Ну ничего, — сказал я. — Знаешь, бабушка, утро вечера мудренее. Ты спи. Только с боку на бок не поворачивайся, а я буду тебя охранять.

Я взял свое ружье и стал охранять…

Я охранял, охранял… и ПРО ПАПУ ВСПОМНИЛ.

Наше с папой тайное слово

Скрип-скрип-скрип… Ходят по снегу скрипучему волк да медведь. А папа их не боится. ПАПА НИКОГО НЕ БОИТСЯ.

Потому что он сильный: он может подбросить меня до потолка: ух! А потом поймать. Я знаю, мой папа сейчас ходит по берегу речки Ладоги и ПРО МЕНЯ ДУМАЕТ. А речка Ладога под лед ушла. Там, подо льдом, как под стеклом, рыбы плавают. Позовет папа рыбину и скажет:

— Плыви, рыбина, до речки Яузы, там, у Яузы, мой сынок живет. Передай ему наше тайное слово.

Поплывет рыбина, а только у речки Яузы уже ждет ее тетя Вера с большой черной сумкой. Поймает рыбину тетя Вера, в сумку положит и домой принесет.

— Смотрите, — говорит, — какую рыбину я для вас достала. Живая еще.

Рыба только рот открывает, а сказать уже ничего не может.

А папа все ходит по берегу речки Ладоги, все ходит.

У него-то в кармане
Снежок скрипит
У него под ногами
Зайчонок спит.
Разбудит он зайчонка:

— Беги, дружок, через леса и поля до города Москвы. Там, в Москве, мой сынок живет. Передай ему наше тайное слово.

Скачет заяц по лесам и полям, доскачет до самого города.

Тут ею тетя Вера и поймает. Положит в черную сумку и отнесет доброму молодцу Иван Иванычу.

— Сшей, — скажет, — добрый молодец, себе теплый воротник.

А папа все ждет-ждет… Когда приплывет рыба, когда прибежит заяц, когда вернется к нему наше тайное слово.



А у нас есть тайное слово,
Наше с папой тайное слово,
Вы не слыхали такого,
Никогда не слыхали такого.
И по этому слову, я знаю,
Я сейчас же папку узнаю!
Прозвенит в коридоре звонок.
Войдет человек и скажет:
— Сынок! —
А еще он скажет — знаете что?
— Ты мой ПУРЗЯ! —
Вот какое тайное слово:
Пурзя!
Вы не слыхали такого?
Пурзя!
Это папка, мой папка
Придумал его.
Я по этому слову узнаю его.
Приезжай поскорее, папа!

Мы собираем Алошку в дорогу

Утром мы с бабушкой подошли к Алошкиному домику, и я крикнул:

— Алошка, надо сбегать к папе на речку Ладогу. Передай, пускай скорее приезжает. Мы ждем его на Новый год.

— Ладно, — сказал Алошка и быстро надел свои коротенькие штанишки, рубашку в клеточку, носочки и ботиночки. Потом сел на стул и сам завязал шнурки.

— Я готов, — сказал он.

— Эх ты, кузнечик, — засмеялась бабушка. — Куда же ты через леса да поля зимою в такой одежке?

«Ой, правда, — подумал я, — ведь там темный лес, там ветер и снег».

— Как же быть? — спросил я. — Как же горю пособить?

— Это горе — вполгоря. Пускай вылезает, снимем мерку, сошью ему шубу и шапку.

Алошка вылез из домика. И мы его обмерили: шапка — с ноготок, пальтишко — четыре ноготка, валенки — два. Бабушка села за швейную машинку. Я отдал свои старые зеленые варежки. Из моих варежек сшили Алошке шубку. А из маминого воротника бабушка скроила рыжую шапку-ушанку, а еще меховые сапожки, называются пимы.

Потом я посадил Алошку на ладонь. Стала бабушка ему шубку примерять, а я рыжую шапку, и мы вместе натянули ему на ноги сапожки-пимы. Я поднес Алошку к зеркалу:

— Посмотри, какой ты теперь.

Алошка засмеялся, сдвинул шапку на одно ухо и выставил вперед правую ножку в сапожке. Потом — прыг! — правую убрал, левую выставил.

— Хватит прыгать на моей ладони, — сказал я. — Пора, Алошенька, собираться в дорогу.

И тут в комнату вошла тетя Вера.

— Что это у тебя рыженькое в кулаке? — спросила она.

Я быстро спрятал руки за спину и сказал:

— Это просто так. Я рыжую белочку поймал.

— А-а, — сказала тетя Вера, — пойду-ка к себе, надену свои слуховые очки. Мне сразу все виднее станет.

И она ушла.

Я спустил Алошку на пол.

— Беги, Алошка! Беги!

— Сейчас, — сказал Алошка, — только надену чиГАчиЛОчиШКИ.

— Ну чего ж ты, Алошенька? Тетя Вера сейчас вернется.

— Не лезут, — вздохнул Алошка. — Не лезут галошки — вот чего.

— Садись, помогу, — сказала бабушка.

Она взяла маленькие Алошкины галошки, а я побежал к двери — посмотреть, не идет ли тетя Вера.

И когда тетя Вера снова открыла дверь, в комнате были только мы с бабушкой. А в домике Алошки погас зеленый огонек.

Страна Авдотия

У меня был друг Алошка. Он жил в маленьком домике. Спал на маленькой кроватке, сидел за маленьким столиком. А на столике горела лампа с зеленым абажуром. Только теперь огонек никто не зажигает Совсем темный, пустой домик стоит на столе.

Очень скучно без моего дружка, без маленького Алошки. Некому теперь со мной играть, некого мне спать в домике укладывать.

Стадо пусто в нашей квартире, никто не шумит, все ведут себя тихо, очень тихо и еще тише… Валяются под кроватью мои верные солдатики, сабли их затупились, в пушки набилась пыль, а у меня горло перевязано, потому что я где-то простудился.

Скучно мне, скучно. Позвал я бабушку.



— Бабушка-ладушка, — попросил я, — расскажи мне про свою волшебную страну, про Авдотию. Она далеко, да? Она за горами?

— За горами.

— За лесами?

— За лесами. И не очень чтоб большая, всего-то дворов четырнадцать. Да земля уж больно у нас хорошая. Золотая землица.

— Золотая? Вот здорово! Ты мне, бабушка, не говорила, что золотая. А речка серебряная?

— Речка серебряная, — говорит бабушка. — Так и играет на солнышке. Речку нашу Добрушей зовут. А через речку — мостик, три дощечки, а за речкой — лужок, а за ним — лес большой.

— Бабушка, а где ж гуси-лебеди?

— Да на лужке, тут рядом, возле дома пасутся. А домик мой на угорышке стоит, а перед домом большая калина. Громким голосом меня зовет, окликает:

Ты, милая, воротися,
Воротися, милая, оглянися,
Здесь поклажи не забыта,
Поклажица немалая:
Тебя матушка тут растила,
Русу косу заплетала…
— Бабушка, ты чего плачешь?

— Это я так, вспомнилось чего-то, да забылось… эх!

— Бабушка, а ты правда волшебница? А ты можешь сделать так, чтоб мы Алошку увидели?

— Раньше могла, — вздохнула бабушка. — А теперь нет, стала забывать родные волшебные-то песни. Да и как его увидишь? Бежит он маленький по широкому полю да по темному лесу… Нет, не увидишь…

— Бабушка-ладушка, а я знаю как! Пойдем скорее! — И я схватил бабушку за руку.

Сказка большого леса

Мы пошли на третий этаж к Иван Иванычу. Ведь он теперь на счетах не щелкает, а сидит целый день на хорошей пенсии против чудо-техники, телевизора новой конструкции.

— Давай поглядим, — сказал Иван Иваныч, — а что сегодня на голубых экранах?

Он одной рукой ручку повернул — и получилась лекция. Еще раз повернул — опять лекция…

— А мы с бабушкой хотели Алошку поглядеть, — сказал я.

Иван Иваныч не рассердился, что мы лекции не захотели смотреть, а улыбнулся. Он улыбнулся в свои большие рыжие усы и нажал на волшебную кнопку № 1… Сейчас же открылась дверца № 1. И началось чудо № 1: детская передача «Сказка большого леса».

Мы увидели большой-пребольшой лес. И настоящая метель закружилась над лесом. И так громко завыл ветер, что мне стало чуточку холодно и страшно.

— Что это у вас тут происходит? — услышал я голос тети Веры.

— Детскую передачу смотрим, Вера Акимовна, — отвечает Иван Иваныч. — Новая интересная программа для маленьких. Называется «Сказка большого леса».

— Обожаю сказки… — сказала тетя Вера. — Особенно страшные. Я тоже посмотрю эту новую программу: может, она будет страшненькой.

Тетя Вера взяла стул и села рядом с дверцей № 1, поближе к чуду № 1.

— Смотрите! — закричал я. — Белочка в снегу барахтается! — Мне показалось, что это белочка.

— Где? — спросила тетя Вера и надела свои слуховые очки.

— Да вот же, вот! — кричу я.

— Не белочка это! — говорит тетя Вера.

— А кто же? — спрашиваю.

А тетя Вера велит Иван Иванычу:

— Приблизь изображение.

Он что-то чуть-чуть крутнул, и вдруг видим: да это же Алошка! Совсем рядом! Весь в снегу.

— Алошенька! — кричу я. — Алошка!

— Ах, вон он где! — засмеялась тетя Вера. — Далеко ли собрался?

Но Алошка все глядит и глядит на нас. А нас почему-то не слышит и не видит. Может, потому, что метель и ветер гудит?

Потом он побежал по узенькой тропинке через темный лес. А кругом — ни души, только ели да сосны…

Вдруг навстречу ему выходит Неизвестно Кто.

«Здравствуй», — сказал Неизвестно Кто и облизнулся.

«Здравствуйте», — пропищал Алошка.

«Далеко ли собрался?» — спросил Неизвестно Кто и сдвинул на лоб овечью шапку. А из-под шапки показались два острых серых уха.

«Я бегу к папе одного мальчика, за речку Ладогу».

«А тебя как зовут?» — спросил Неизвестно Кто и протянул к Алошке серую лапу с когтями.

«Алошка, — сказал Алошка и шагнул назад. — А вас как?»

«А меня Левон. Да ты не бойся, маленький. Я здесь сторож. — И Левон расстегнул ворот овечьего тулупа, а из-под тулупа проглянула серая шерсть. — Я здесь лес сторожу».

«Но ведь вы… — тихо-тихо сказал Алошка, — но ведь вы не человек».

«Ну, я почти человек. Вот и овчину выдали. И репы целый мешок, да какая это еда — репа! Послушай, маленький, идем за мной, я тебя из леса выведу».

«Спасибо, — сказал Алошка. — А то я чуть не заблудился». — И он пошел за сторожем.

— Алошка, — крикнул я, — не ходи за ним! Это не сторож, это волк Левон!

Но тут завыл ветер, и Алошка опять не услышал.

Повел волк Левон моего Алошку по звериной тропе. Идет и все оглядывается — не отстал бы. Подошли они к берлоге.

«Вот здесь отдохнем, — сказал волк Левон. — Ты — маленький, иди в дом».

«Мне некогда отдыхать, — сказал Алошка. — Ведь мне еще далеко, за речку Ладогу».

«Иди, когда говорят!» — рявкнул вояк. И втолкнул Алошку в берлогу. А сам на снегу уселся, хвостом дверь припирает, чтоб Алошка не убежал.

— Ждет кого-то, — прошептал я бабушке.

Стало совсем смеркаться. Иван Иваныч еще крутанул ручку там, где было написано «чудо № 1», и вдруг мы услышали: скрип-скрип, скрип-скрип… Идет из темноты медведь, а на спине мешок несет. Увидал волка и говорит грубым голосом:

«Ставь, брат Левон, чугуны, я репу несу на ужин».

«Брось мешок, Михайло, — говорит волк. — Я повкуснее ужин нашел. Поймал одного малыша и в берлоге закрыл. Давай, брат Михайло, его съедим».

«Неудобно, Левонушко, время еще не приспело. Пускай он заснет, на бочок ляжет, а мы его тогда-.. Ха-ха-ха!..»

«Ха-ха-ха!» — засмеялся Левон.

«А пока, Левон — длинный хвост, отдохнем, — говорит Михайло. — Еще рано нам в обход идти, еще Последние известия не передавали». — И медведь сел рядом с волком, к большой сосне привалился.

«Э-э-ээх, — зевнул волк Левон, — спать охота».

«Э-э-ээх! — зевнул Михайло. — Ходим все, ходим, детей беспокоим, за бочок их тяпаем, а самим поспать некогда».

«Такое уж наше дело — звериное, — сказал волк. — Кто к чему приставлен. Нам бы, Михайло, вот что: кроме этой репы проклятой, молока бы полагалось, а? Ведь без воскресений работаем. Каждую ночку по лесу шатаемся».

«Эх, Левон, похлопотать за нас некому. Старые-то сказки забывать стали».

«Сказки сказками, — сказал волк, — а ты, Михайло, пойди послушай, не заснул ли наш малыш. Детям спать самое время, а нам ужинать».

Медведь Михайло встал и кряхтя подошел к двери.

Бабушкина баюкалка

Тетя Вера нас с бабушкой тоже погнала спать. А мы сказали:

— Нет. Пока до конца не досмотрим, не уйдем.

Тут уж Иван Иваныч за нас вступился. Он еще раз крутнул ручку «чуда № 1», и мы опять услышали голоса.

«Пока он не заснул, — сказал волк, — я сам лягу спать. У меня ноги не казенные. А ты, Михайло, меня побаюкай».

Мы с бабушкой к самому «чуду № 1» подвинулись, чтобы послушать, как медведь волка баюкать станет.

А волк полушубок — долой! Валенки — долой! Валенки под голову положил. Медведь его полушубком накрыл, а хвост — наружу. Огромный серый — на сто верст. И глаза не закрывает, глядит.

«Пой, — говорит волк, — пой, Михайло».

Михайло затянул:

Э-э-э-э,
Ле-е-тя-ят у-у-утки…
И два гу-у-уся!..
«Что ты! — закричал Левон. — И так натощак лег, а ты про уток. Другую какую…»

Завозился волк под овчинным тулупом, защелкал сердито зубами и хвостом об дверь — трух-трух… А из-за двери Алошка выглянул. И тогда я прошептал:

— Бабушка, вспомни скорее свою волшебную баюкалку.

— Про капки, что ли? — спросила бабушка.

— Про каяки, бабушка.



И бабушка запела в самое «чудо № 1»:

— Капки по капки,
Где были?
— У бабки.
— Что ели, капки?
Что пили, капки?
И показалось мне или правда — волк Левон положил морду на лапы и закрыл один глаз.

— Ой, бабушка, только не забудь, только допой до конца!

А бабушка молчит.

— Ну, бабушка-ладушка, что ели капки?

— Что ели капки? — Бабушка опять запела:

— Ели-то кашку.
Волк Левон и другой глаз закрыл.

— Пили-то бражку.
Бражка-то сладенька,
Бабушка добренька!
Гляжу — медведь на волка голову положил и тоже глаза заводит. А потом и захрапел: хры-фры-брум.

— Вот и оба готовы, — сказала бабушка, — от старой баюкалки никто не устоит.

А я крикнул:

— Беги, Алошка, дорога свободна!

И Алошка выскочил из берлоги и побежал что есть мочи.

— Что-то вы все разговариваете да поете, — сказал Иван Иваныч. — Может, лучше послушаем лекцию?

— Лекцию! Лекцию! — закричала тетя Вера. — Надоели всякие там капки по капки! Мы все же взрослые люди!

Тогда Иван Иваныч — трык! — и закрыл дверцу № 1.

И сразу кончилось «чудо N 1» — пропал лес, а на голубом экране показался человек с большими ушами.

Он стал говорить, как выводит кур в инкубаторе. И мы с бабушкой пошли домой — так и не узнали, что стало с Алошкой.

Тетя Вера зовет Алошку

Подошел праздник Новый год. Тетя Вера с утра включила пылесос, чтобы не слышно было, что передают по радио. Тогда бабушка повесила на окна белые занавески, и сделалось светло.

А тетя Вера вынесла в ванную комнату все три горшка с цветами — и стало как-то лысо.

— А мы просо сеяли-сеяли, — тихонько пропела бабушка, ну прямо себе под нос.

А тетя Вера хоть и без слуховых очков, а сразу услыхала.

— А мы просо вытопчем-вытопчем! — рявкнула она. — Ни травиночки не будет, ни былиночки! Ух, пропади все пропадом!

Да как трахнет об пол тарелку с моей недоеденной котлетой…

Мне стало обидно, и я побежал в свою комнату.

— Что? Телефон зазвонил? — спросила тетя Вера и побежала за мной.

Она схватила трубку:

— Алло! Иван Иваныч! Алло!

А что зря звать Алошки-то нет.

— Где ваш Алошка? — рассердилась тетя Вера. — Когда он нужен — нет его.

— Раньше то не очень вы его жаловали, — вздохнула бабушка.

— Да если б я прежде знала… — захныкала тетя Вера. — Эх, бедная я сиротинушка! А может, он вернулся?

Потом я увидел, как тетя Вера на цыпочках подкралась к телефону и стала звать шепотом:

— Алоша! Не бойся, Алоша! Я добрая, я хорошая.

Но никто не отзывался. Тетя Вера зашептала еще громче:

Алоша-чи, Алоша-чи,
Выйди на минутку-чи.
Но у нее ничего не получилось, потому что она не знала НАШЕГО С АЛОШКОЙ ТАЙНОГО ЯЗЫКА.

Да если бы и знала, все равно Алошки не было.

И тогда тетя Вера заскучала громким голосом:

Каждый день мне стал
Понедельником.
Поросла моя жизнь
Темным ельником!
А за ельником — опушка,
За опушкою — избушка,
У избушки —
Курьи ножки,
К той избушке
Нет дорожки,
Я бы — шу-шу-шу полетела, —
Кабы не добрый молодец
Иван Иваныч
Со своей технической новинкою.
Тут уж бабушка не выдержала, говорит:

— Иди чай пить, бедная ты, злая волшебница, Вера Ахимовна.

— Не хочу я вашего чаю несчастного! — крикнула тетя Вера. — Лучше приклейте мне бороду! Пойду, как Дед Мороз, за елкой. Без меня никто не принесет.

Надела пальто и ушла.

Часть четвертая. Когда возвращаются люди

Мы готовимся к Новому году

Тетя Вера принесла большую елку, до самого потолка.

— Обкололась через вас, — говорит, — надоели вы мне. Вот сейчас сделаю себе маску, вы меня не узнаете…

— Да и мы сделаем, — отвечает бабушка, — и ты нас не различишь.

Мы начали наряжать елку, а тетя Вера пошла к себе в комнату и давай щелкать ножницами.

— Щелк-щелк, мои ушки!

— Она ушки делает, — говорю я бабушке.

А бабушка:

— И мы сделаем.

— Щелк-щелк, мои ножки!

— Она ножки делает, — говорю.

А тетя Вера опять:

— Щелк-щелк, мои зубки.

— Слышишь, бабушка?!

— Ничего. Мы охотничками нарядимся, — говорит бабушка.

Но я больше хотел нарядиться медвежонком, потому что я люблю их, этих медвежат. Они коричневые.

— Ну и что ж, — сказала бабушка, — у меня как раз есть белый мешок, будешь белым медведем.

— Бабушка, — сказал я, — пускай даже белым. Даже зеленым. Но давай, давай мы Алошке что-нибудь на веточку повесим пониже, чтобы он достал.

Бабушка ничего не ответила. И я понял, что она уже не ждет Алошку.

Алошка, маленький Алошка, разве найти тебе папу, когда снег и ветер и черный лес… А если бы ты и нашел, как вам вернуться через этот лес?

Ведь там медведь — Михайло и волк — Левон, а у волчищи — хвост на сто верст…

— Щелк-щелк, мои когти, — пела за стеной тетя Вера.

И тут вошла мама.

Как увидела мама елку, обрадовалась.

— Ну что ж, — сказала мама, — давайте делать праздник. Наряжаться будем?

— Будем, будем! — закричал я.

И вдруг из соседней комнаты:

— Щелк-щелк, мой хвостик!

Мама прислушалась и пошла к тети Вериной двери. А я закричал:

— Мамочка не ходи! Она целый день щелкает!

Но мама засмеялась и вошла. Она меня не слушает.

Вот папу послушала бы, а меня нет.

И тетя Вера ее понемножку заколдовывает.

— Щекл-щелк, мой животик!

Гуси-лебеди

— Чего ты не веселый какой? — спросила меня бабушка. — Гляди-ка, елочка зажглась!

Среди елкиных иголок, как среди темного леса, горели маленькие огоньки: желтые, оранжевые и зеленые. Под ними качались голубые снегурочки, красные лисы, желтые олени. Но это все были игрушки. А там, у меня в домике с зеленым огоньком, жил НАСТОЯЩИЙ, ЖИВОЙ маленький Алошка.

Я подошел к домику. Нет, не было там Алошки. Сразу видно — дом пустой.

— Надевай-ка, голубчик, — сказала бабушка и подала мне костюм. Это был медвежачий костюм. И я стал совсем белым медведем.

— А мама не испугается? — спросил я у бабушки.

— Уж не знаю, — ответила она и поступала в тети Верину дверь: — Выходите! Мы готовы!

Из комнаты вышли два довольно больших зайчика. Я прямо даже растерялся. Где мама? Где тетя Вера?

Один зайчик погладил меня лапой по голове. Кто этот зайчик?

А другой подскочил к столу, оглядел блюда с пирогами да конфетами и сказал:

— Наготовили как на маланьину свадьбу, а народу нет никого.

Кто этот зайчик? Ну, это я немного догадался. «Вот если бы был папа, — подумал я, — кем бы он нарядился?»

Может, тоже медведем? Были бы мы с ним два белых мишки. А маленький Алошка сидел бы у меня на плече кии и макушке:

Мальчик, мальчик,
Динь-динь-динь,
Поскорее выходи…
И вдруг — динь-дань! — тихонько зазвонило.

Оба зайчика побежали к телефону, схватили трубку в две правые лапы…

— Алло! — крикнул один тоненьким голосом.

— Алло! Эй! — крикнул другой голосом грубым.

Никто не отозвался.

А когти! — оба зайчика ушли, я на цыпочках подошел к домику. И сразу понял: домик не пустой. Там КТО-ТО ЕСТЬ. Я просунул руку в окошко, зажег зеленую лампочку и увидел: на кроватке, прямо в шубе, шапке и валенках, лежал Алошка. Он спал. А на полу валялся звоночек.

Наверно, Алошка выронил его во сне — вот и зазвонило.

— Алошка, — позвал я. — Алошка, проснись.

Но Алошка не просыпался. Я начал тормошить его:

— Ты скажи, где папа, а потом спи сколько хочешь.

Тихонько подошла бабушка, погладила меня по голове.

— Нашелся, значит, наш маленький, — вздохнула бабушка. — Ох, какие-то вести принес?

Бабушка обняла меня за плечи, и мы стояли и глядели, как спит Алошка.

Вы подумаете, почему она мне бабушка? Потому что мой папа — ее сынок.

Вот почему.

Мы с бабушкой решили никому пока про Алошку не говорить.

Я погасил свет, и мы вышли на кухню. Огонь там не горел, но было светло от чужих окон.

— Ничего, — сказала бабушка и запела тихонько:

Ты заря ли, вечерняя зоренька,
Ты заря ли, вечерняя, меня застигала.
Я гусей стадо заганивала,
Я серых заворачивала…
Вдруг поднялся ветер. Не такой сильный и холодный, а теплый, ласковый.

— Бабушка, — сказал я, — погляди в окошко, что на улице делается.

Бабушка кивнула:

— Знаю, знаю.

— Бабушка, гляди: над городом гуси-лебеди летят!..

Они летели тихо да стройно. И все, что было в городе, перестало спешить. Остановилось. И все подняли вверх головы, потому что не каждый же день такое случается.

Над трамваями и над автобусами, маленькими домами и над высотными, среди проводов и антенн — разве бывает такое? — летели гуси-лебеди!

Вдруг они развернулись и стали кружить над нашим окном.

— Бабушка! Они к нам летят! — крикнул я.

Бабушка высунулась в форточку:

— Тега! Тега! Гуси-лебеди, домой! Нечего вам тут, летите домой, в Авдотию…

Гуси-лебеди махнули крыльями и стали подниматься все выше и выше.

В Авдотию, в Авдотию,
На зеленую травушку,
Там бабушка Авдотья.
Бабушка-ладушка,
Хорошая моя,
Старая моя,
Добрая моя
Волшебница.
Вот и скрылись гуси-лебеди. Улетели.

И тогда я заметил: по улице шагает человек. Очень высокий и очень мне знакомый. Он шел прямо к нашему подъезду.

Я побежал через коридор в комнату, и вдруг за входной дверью: тук-тук-тук!

Все так и повскакивали с мест.

Все так и побежали к двери. И закричали:

— Кто там?

И вошел человек.

Он был очень высокий — выше мамы, выше бабушки и даже немного выше тети Веры.

— Мама! — крикнул он и приподнял над полом… бабушку. И поцеловал ее в седые волосы.

Но я пока не верил.

— Любушка! — сказал он и снял с одного из зайцев маску.

Он не гадал, где какой заяц: под маской была мама. Он поцеловал ее в нос, а мама заплакала.

Но я еще не верил.

Потом этот человек подошел ко мне. Я ничему еще не верил.

Человек нагнулся, и вдруг я полетел вверх, к самому потолку, и все закружилось, поплыло — и пальтовая вешалка, и шкаф, и пыль на шкафу.

— Сынок! — говорил он. — Медвежонок! Большущий мой! Милый мой ПУРЗЯ.



— Папка! — закричал я.

Я знал… Теперь я точно знал — это папа!

И, вместо того чтобы обрадоваться, засмеяться, я почему-то тоже заплакал.

Папа

Когда возвращаются люди
Домой из далеких стран,
Когда возвращаются люди,
Громко гремит барабан:
Там-барабам-ба рабам!
Громко гремит барабан!
Я притащил папе мой барабан, и мы тихонечко побарабанили.

— А где твоя погремушка с попугаем? — спросил папа.

Я нашел погремушку. Я уже давно в нее не играю, но раз папе так хочется…

— А где лошадка-качалка, Любушка, ты помнишь…

Папа и мама что-то такое помнили, чего я не знал даже. И как это папа все помнил?

Когда возвращаются люди
Туда, где их очень ждут,
Кажется, будто люди
Всегда-всегда были тут.
И тогда не гремит барабан.
Мы сели за стол, я прижался к папиному боку…

И как это мы жили без папы?

Папа рассказывал, как он там работал на своей речке Ладоге, а может, и не на Ладоге. Папа скучал без нас.

А потом папа сказал, что он очень обрадовался, когда прибежал Алошка.

— Как он тут живет? — спросил папа.

— Нет нашего Алошки, — ответила мама. — Нет его.

— Как же так? — Папа даже вскочил со стула. — Как же так? — Он очень заволновался: — Ведь Алошка давно ушел от меня. И я просил его передать…

В комнате стало тихо, как будто это не был веселый-превеселый праздник Новый год. А тетя Вера скорее погасила елку. Взяла и огоньки все задула.

В комнате стало совсем темно. Тут мы с бабушкой как закричим:

— Есть! Есть Алошка!

И все увидели: там, в Алошкином домике, горит ЗЕЛЕНЫЙ ОГОНЕК.

Алошка снова запел свою песенку

Все побежали к Алошке, а он выскочил из домика и как бросится… вы думали к кому? Прямо ко мне! Обхватил меня за шею и смеется! А у него в руке колокольчик.

— Алошка! — говорю. — Где же ты пропадал, милый Алошка?

А он ткнулся носом мне в плечо и все смеется:

— ЧиПОчиТОМ, чиПОчиТОМ чиРАСчиСКАчиЖУ.

— Эй, эй, Алоха, — говорит папа. — Это что за секреты?

— Папка, ведь ты еще ничего не знаешь, у нас с Алошкой есть тайный язык!

— А меня научите? — спросил папа.

— ЧиНАчиУчиЧИМ! — крикнули мы с Алошкой. — Научим. — И мы сразу начали учить папу нашему тайному языку. Но вдруг все услышали:

Эх, превратилась бы я
В лебедь черную.
Эх, улетела бы я куда-нибудь
На третий этаж…
Это громко скучала тетя Вера.

— Друзья мои, — сказал папа. — А помнится мне, у нас на третьем этаже жил такой человек с усами — Иван Иваныч. Где он?

— Он на пенсии сидит, — сказала бабушка.

— Он, наверно, у чуда-телевизора сидит, — сказал я.

— Тары-бары-бум, — заворчала тетя Вера. — Он ОДИН сидит, и позвать его некому… И зачем я — щелк-щелк — делала этот хвостик… И зачем мне — щелк-щелк — эти ушки. — Она сняла свою заячью маску, надела очки, повязала голову полотенцем.

Вдруг мы услышали: динь-динь-динь!

— Ты что, Алошка!

А он быстро-быстро зашептал мне на ухо:

— ЧиЯ чиСБЕчиГАчиЮ.

— Куда сбегаешь? — не понял я.

— ЧиЗА чиНИМ.

— А, за Иваном Иванычем? Ну, давай!

Алошка спрыгнул на пол, побежал по коридору, снова пролез в щель почтового ящика, и вот уже на лестнице зазвучал его голосок:

И все зовут Алошку —
Алло! Алло!
Друг к другу шлют Алошку —
Алло! Алло!
Сидишь ты и вздыхаешь
Один, один.
Приду я, прибегу я —
И ты уж не один!

Все вместе

Как пришел Иван Иваныч с третьего этажа. Ох! Как улыбнулся он в свои рыжие усы… так сразу нам стало видно: добрый он и молодец!

— Ну, с Новым годом! С Новым счастьем! — сказал Иван Иваныч.

И он взял тетю Веру за руку и меня за руку, а я бабушку, а бабушка — маму, а мама — папу. А папа потянул нас к елке. А маленький Алошка забрался ко мне на плечо и держался за мое ухо.



Мы прыгали вокруг елки и шалили, сильно расшалилась тетя Вера — ведь она целый год тихо себя вела: не смеялась, не прыгала, не бегала. А теперь зато… она прыгала и пела:

Ой ли, ой люди,
Я капусту посажу,
Ладушки, ладушки,
Всю кочашенькую…
— Да как же вы, Вера Акимовна, — засмеялся Иван Иваныч, — зимой капусту сажать станете?

— А я все могу! — крикнула тетя Вера. — Я ведь волшебница… Ха-ха-ха!

— Не верю, — сказал Иван Иваныч.

— Каких же вы хотите доказательств? — спросила тетя Вера.

— А можете ли вы, уважаемая Вера Акимовна, сделать так, чтобы белочка с елки схватила бы ваши страшные слуховые очки и унесла бы их в лес?

— Пожалуйста, — сказала тетя Вера и забормотала:

Белочка, белочка,
Рыженькая белочка,
Прыгни мне на носик,
На широкий дворик,
Схвати очки,
Припустись в скачки!
И рыженькая белочка прыгнула с елки прямо тете Вере на носик, схватила страшные слуховые очки, выскочила в окошко и убежала в лес…

— Как же я теперь найду свои слуховые очки?! — закричала тетя Вера.

— Вы так добрее, — сказал Иван Иваныч.

— Какая же я теперь волшебница без своих слуховых очков?

— Чего печалиться, — сказала бабушка. — Может, доброй волшебницей станешь. Вместе будем гусей-лебедей домой загонять, вместе будем сказки рассказывать.

— А ведь я люблю добрых волшебниц, — сказал добрый молодец Иван Иваныч и улыбнулся мне.

Тетя Вера тоже улыбнулась. А потом засмеялась. А потом крикнула:

— Эх, да что там! Уж хватит мне сердиться да хмуриться. Буду я танцевать и веселиться. И вы, комарики-сударики мои, пошли плясать!

И мы опять стали прыгать, танцевать, КАК ВДРУГ…

Динь-динь-динь… Зазвонил серебряный колокольчик.

— Алошка, Алошенька! Где ты?

А он сидит в своем маленьком домике и смотрит на нас в окошко.

— ЧиХОчиЧУ чиБАчиЮчиШКИ!

— Алошка хочет спать, — сказал я. — Он ведь устал.

Мы собрались вместе около Алошкиного домика… Я попросил бабушку побаюкать. И она запела:

Бай да убай,
Наше дитятко.
Спи-тко усни
Малешенько.
И мы тихонечко начали подпевать:

Бай да люди,
Бай да люди,
Спи да усни,
Спи да усни…
ТИШЕ! АЛОШКА ЗАСНУЛ.

Г. Демыкина Потерялась девочка

Кто живет в этой книжке

Здесь живет девочка с косичками. Ее зовут Зоя. Она очень любит рисовать. У нее в кармане всегда лежит блокнот и карандаш, а на столе — альбом и краски.

Еще живет Зоина мама и Зоина тетя — Янина. Она — в очках. Но надевает их не всегда, а только когда волнуется. Сейчас надела, чтоб вы ее не спутали с мамой.

Есть здесь и стриженая девочка Люба Вилкина. Постарайтесь ее запомнить, это пригодится.

Вот пока и все.

Остальные появятся дальше.

Начинается все очень просто.

Глава 1. Как просто все начинается

Зоя, и ее мама, и ее тетя Янина переехали в новую квартиру. Сначала впустили туда кошку — так велела их прежняя соседка. Она и кошку дала. И сказала: «Можете не возвращать». Но мама ответила: «Что вы, такая прекрасная кошка». Соседка не сдавалась: «Вы не смотрите, что у нее одно ухо откусано, это в драке, потому что она — кот. А вообще-то ей, то есть ему, цены нет!»

Как только открыли дверь новой квартиры, бесценный кот кинулся в кухню и спрятался под плиту. Там ему было неудобно, но он, как и его прежняя хозяйка, никогда не сдавался и громко кричал. Под этот крик внесли вещи, расставили их и стали вбивать гвозди и ввинчивать шурупы для занавесок, зеркала и картин. Это была тяжелая и шумная работа! Хорошо, что мама все умела.

Самую прекрасную картину она повесила в свою комнату. Картина эта и раньше висела у мамы, и тетя Янина, когда показывала ее кому-нибудь, говорила тихо и почтительно:

— Это картина Тадеуша.

На картине был зеленый куст. Он разросся, задичал и напирал на полу-поваленный старый забор, испещренный темными дырочками-норками жуков-короедов. Вдоль забора чуть прикрытая рамой картины вилась тропинка.

Ее протоптали. Ее кто-то протоптал. Зое всегда хотелось побежать по ней, сесть возле нагретого солнышком забора, вдохнуть запах веток и травы. И еще глянуть, что там белеет за забором. Там было что-то белое, а что — не рассмотреть.

Из Зоиной комнаты донесся стук — это мама приколачивала гвоздиками Зоины рисунки к стене. Мама думала, что дочке будет приятно жить среди этих картинок. Но Зоя все бы их отдала за ту картину, что у мамы в комнате.

— Зоя! — крикнула мама. — Иди помоги мне.

Зоя пришла.

— Принеси со стола рисунки, я не дотянусь.

Зоя принесла.

— Мам, я бы их все отдала за твою картину! — сказала она.

Мама засмеялась, но она держала гвоздь во рту, и поэтому смех получился как-то на одну сторону:

— Фы-фы-фы…

Вынув изо рта гвоздик, мама улыбнулась:

— Еще бы! — Потом добавила: — Конечно, дядюшка Тадеуш нам очень дальний родственник, но он знаменитый и прекрасный художник. И вполне мог бы передать тебе свой дар.

— Мам, а что такое «дар»?

— Это талант.

Зоя не поняла и немного помолчала. Потом опять спросила:

— Мам, а что такое талант?

— Это дар, — не задумываясь, ответила мама.

— Как так? — не поняла Зоя.

— А вот так! То, что подарено природой. Понятно?

— И что бы тогда? — спросила Зоя.

— Когда?

— Если бы дядюшка передал?

— Ты бы хорошо рисовала.

Зое вдруг стало обидно. Значит, маме не нравится, как она рисует?

— Ты все назло говоришь! — крикнула она. — Дар — это талант, а талант — это дар?! Да? И сперва должен был дать дядюшка, а теперь природа?!

В это время мама как раз нацелилась стукнуть по гвоздю, но от Зоиного крика промахнулась и попала по пальцу и ужасно рассердилась:

— А тебе не все равно, кто тебе чего-нибудь не дал. Ну, например, конфету — я или тетя Янина? Конфеты-то у тебя нет!

— А у тебя есть? — живо спросила Зоя, но мама усмехнулась, покачала головой и вышла из комнаты.

И тут только Зоя поняла: как-то так получилось, что ей никто ничего не дал. И очень загрустила. Она вынула из портфеля краски, альбом и книжку, в которой непонятными буквами было написано про дядюшку Тадеуша. Вообще-то Зоя умела читать, но этих букв не знала.

В книжке были еще и картинки — такие, какие рисовал сам дядюшка Тадеуш, только уменьшенные. Зое особенно нравились там двое ребятишек. У них были круглые рожицы с круглыми глазами и почти по самые глаза нахлобученные островерхие колпачки. Как будто это вовсе не мальчики, а грибы. У одного тускло-оранжевая шапочка, у другого — тускло-розовая.

Зоя в альбоме нарисовала точно таких ребятишек, только колпачки им раскрасила поярче. Получилось очень красиво, может, даже лучше, чем у художника, — так показалось Зое. Да, намного лучше! «Что же это такое — талант? — думала Зоя, водя кисточкой по бумаге. — И почему дядюшка не оставил его мне? Забыл или пожалел?»

— Мам, а где теперь дядюшка Тадеуш? — крикнула через комнату Зоя, забыв, что обиделась.

Мама открыла дверь, остановилась на пороге:

— Тетя Яня зовет нас лить чай.

Она говорила так, будто не слышала Зоиного вопроса. Но она ведь слышала, отлично слышала!

— Нет, мам, правда, где дядюшка?

— Какая разница? — суховато ответила мама.

— Но он жив?

— Запомни, Зоя… — Мамин голос звучал строго и торжественно. — Запомни, пожалуйста: художник всегда живет в своих картинах. Понятно?

Вот оно что! Зоя так и ахнула:

— В каких? — шепотом спросила она.

— Во всех.

— И в твоей?

— Ну разумеется.

Мама ушла, не закрыв дверь. По дороге она снова вбила какой-то гвоздик — маме хотелось, чтобы поскорей все вещи стояли, лежали и висели на своих местах. Из кухни долетал теплый запах только что испеченного капустного пирога. А Зоя все сидела за столом и думала, думала…

Вот что получается!.. Вот как все оборачивается! Видно, не зря тетя Янина, рассказывая о дядюшке Тадеуше, вздыхала: «Он, когда работал, весь уходил в свои картины!»

Зоя еще раз поглядела на ребятишек в своем альбоме. Теперь они ей понравились меньше.

А может, дядюшка все же этот дар для нее оставил, только не сказал, куда положил? Надо спросить у тети Янины.

Зоя захлопнула альбом и побежала на кухню, как вдруг…

Глава 2. Люба Вилкина

…Как вдруг громко позвонили в дверь. Зоя, и мама, и тетя Янина кинулись открывать. За дверью стояла маленькая, очень сердитая девочка.

— От вашего шума, — сказала девочка, — у нас у всех головная боль.

— А ты кто? — спросила мама.

— Я Люба Вилкина. Мы здесь живем за стеной. Меня мама послала.

— Но, милое дитя, — заговорила тетя Янина, — мы только что переехали.

Люба очень удивилась, что она — милое дитя, и стала осматривать стены.

— Небось гвозди загоняли молотком, — сказала она. — А надо сперва электродрелью дырочки сделать… — Но не договорила, а посмотрела на мамины ноли и тихо проворчала. — По квартире на каблуках! Срам какой!

Потом Люба увидела на столе пирог и спросила так же строго:

— Дадите пирога?

Тетя дала ей большой ломоть.

Люба Вилкина отъела кусок и поинтересовалась:

— Из чего печете?

Тетя Янина начала было объяснять, но тут Люба заметила Зою. И обрадовалась:

— Тебя как зовут?

Зоя сказала, что Зоя.

Тогда Люба позвала:

— Пошли через веревочку?

И Зоя пошла за ней по лестнице во двор.

Дорогой Люба Вилкина достала из фартучного кармашка конфету «Кис-кис», развернула и положила в рот, а полупрозрачную бумажку — серую с черной кошкой, похожей на кляксу, — бросила прямо под ноги. Потом спросила:

— Вы зачем столько картинок привезли? Вы, что ли, художники? — И вдруг громко крикнула: — Эй, Нинка, Нинка, не уходи, сейчас прыгать будем! — и достала из кармана прыгалки с двумя деревянными ручками.

Вообще-то Зоя хорошо прыгала через веревочку. В кармане ее платья были такие же прыгалки. Но тут у нее не получалось, потому что Люба очень даже заметно подсекала, так что веревка не доставала до земли. А Зое было неудобно сказать. И потому она и лохматая девочка Нинка все время крутили, держась за деревянные ручки, а Люба скакала.

Когда Люба вдоволь наскакалась, она сунула в рот еще одну конфету и позвала Зою:

— Пойдем к тебе!

А лохматую Нинку не позвала. И Зоя не решилась. Бумажку от конфеты поднять тоже постеснялась. И они пошли.

Люба сказала:

— Давай дружить?

Зое не очень хотелось дружить с Любой Вилкиной. Но здесь она никого не знала. И согласилась.

Когда девочки вернулись, мама и тетя Янина очень обрадовались: им как раз надо было выйти за покупками. Мама ушла в свою комнату, и через открытую дверь было видно, как она сбросила туфли и надела другие — тоже на каблуках.

Она что-то напевала под строгим взглядом Любы Вилкиной.

Когда девочки остались одни, Люба сказала:

— Давай у них чего-нибудь утащим?

— У кого? — не поняла Зоя.

— У твоих. У вас есть варенье?

— Есть. Но мне и так разрешают брать.

— Вот и возьми.

Зоя нашла банку с вишневым вареньем, разложила в блюдечки. Люба ела, а сама все вертелась, осматривалась.

— У вас сколько комнат?

— Две.

— И у нас две. Ты с мамой?

— Нет, мне дали целую комнату, потому что я рисую.

— Покажи!

Люба Вилкина вошла в Зоину комнату. Она сразу углядела на тумбочке возле кровати резную черную шкатулку, которую подарила тетя Янина.

— Копилка? — быстро спросила Люба.

— Нет, — строго ответила Зоя и поставила шкатулку наместо.

Шкатулка была очень давняя, «еще дядюшкина», сказала тогда тетя Янина. Шкатулка не открывалась — ключик потерялся, — но в ней, если потрясти, что-то шуршало и перекатывалось, и так хотелось знать — что.

А Люба уже ходила по комнате и разглядывала картинки.

— Это кто ж таких страхолюдов нарисовал?

Зое сразу расхотелось говорить, кто. Но она все же ответила:

— Я. Я их называю пурзи.

И Зоя раскрыла альбом, в который только что срисовала двух пурзей из книжки о пане Тадеуше.

Нет, они, конечно, не очень получились. Но все же можно было понять, что один помладше и такой лопоухонький — каждый его обидит! А другой — строже и вроде бы защищает маленького. Нет, не защищает, а помогает ему — ведь малыша и так никто не обижает. И не обижал никогда. Это сразу видно.



И одежки на них смешные: какие-то накидушки без рукавов поверх коротких штанишек, нескладные деревянные башмаки…

И мордочки под колпаками совсем безобидные. Почему Люба говорит «страхолюды»?

Люба долго рассматривала рисунок.

— Ну и кто это? — недовольно спросила она. — Таких не бывает. И все красками, красками! А краски-то денежек стоят! — И она провела пальцем по шершавому от акварели листу.

— У дядюшки художника тоже такие, — обиделась Зоя. — Ну не такие, а похожие.

— Какой еще «дядюшка»? Что мне твой дядюшка! — начала задираться Люба. — Я и знать-то его не знаю.

Может, его и нет совсем.

— А вот и есть, вот и есть! — заспорила Зоя. — Хочешь, покажу?

И она открыла книжку на странице, где был портрет художника: на девочек внимательно и немного грустно смотрел человек с узким длинным лицом. Глаза были коричневые, яркие, усы и брови тоже темные, на голове черный берет, у ворота бант. Рядом с ним сидела коричнево-красная птица. Такая нахохленная птица на тонких лапах. Немного сонная.

— Ну и что? — хмыкнула Люба. — Подумаешь — берет! У меня тоже есть! Может, он и не рисовал ничего, а только и делал, что кормил свою птицу!

— Ах, не рисовал? — рассердилась Зоя. — Ну тогда пошли!

Она повела Любу в мамину комнату, усадила на кушетку и задернула занавески. Зоя задернула их, чтобы Люба не начала бродить по комнате и рассматривать безделушки и флаконы на мамином столике.

Но лучше бы она этого не делала!

Глава 3. Почему не нужно было так делать

Как только Зоя задернула занавески, а Люба притихла, сразу стало ясно, что главное в комнате — картина. И вся она открылась широко. Даже вглубь стало видно. Но только сейчас — Зоя это сразу заметила — в картине был синий свет. И от этого и листья, и тропинка, и небо казались совсем темными, а белое пятно позади забора проступило отчетливей. Теперь Зоя была почти уверена, что это цветок, большой белый цветок. И еще она увидела то, чего не замечала прежде: в правом углу картины — вероятно, очень далеко — белел дом. Издалека он казался игрушечным. Одно окошко его светилось. «Как странно, — подумала Зоя, — еще утром здесь все было залито солнцем! Интересно, при свете дом будет виден?»

Она хотела было встать, зажечь свет, но вдруг… Вдруг ветки куста на картине зашевелились от ветра, и позади забора кто-то пробежал.

Зое стало не по себе.

— Люба! — позвала она и оглянулась.

Люба сидела на краешке дивана. Она сбросила свои красные полуботинки с какими-то забавными квадратными каблуками. А сама примеряла мамины туфли. Ей было в самый раз.

— Во я какую лапу отрастила! — сказала Люба и засмеялась.

— Люба, ты видела? — И Зоя показала на картину.

— Чего? — удивилась Люба.

— Ты не видела, как они… ну… как кто-то ходит там?

— Врать-то! — выдохнула Люба и уставилась на картину. В кустах опять что-то завозилось. Люба подалась вперед.

— Ага! Ага! — зашептала она, а потом как закричит: — Эй, эй, вы, там! Уходите! Брысь отсюда!..

Стало тихо-тихо. И вдруг совсем близко послышалось фырканье, а потом истошный вой:

— Мя-аа!

Люба схватила Зою за руку и бросилась к двери.

Глава 4. Что было в тот же день

Девочки вбежали на кухню и, хотя еще не было темно, зажгли свет. И в кухне зажгли, и в прихожей. И так сидели долго. Потом Зоя сказала:

— Ты зря испугалась. Это кот. Он здесь. Под плитой.

Подошли, посмотрели: кота что-то не было видно.

— Все равно это он орал. Я его голос узнала.

— А на картине тоже кот? — вдруг злым и напористым шепотом спросила Люба.

— Почему кот?

— Ну так и молчи. У меня глаза — дай бог! Я его сразу разглядела.

— Кого?

— Страхолюда этого. Он за кустом сидел. Как глянет на нас! А потом спрятался.

— Да, да, Люб, мне тоже показалось, что кто-то смотрел.

Люба передернула плечами:

— Жуть прямо! Ты не ходи в ту комнату. — И только тут заметила, что на ногах у нее туфли на высоких каблуках. И значит, красные полуботинки остались около дивана.

— Ничего, сказала Зоя. — Мы их щеткой вытащим.

Зое было приятно, что она храбрее Любы. Она взяла щетку с длинной ручкой и, не глядя на картину, подтянула Любины туфли.

— Ну вот и все, — сказала она.

Люба немного успокоилась, переобулась и спросила:

— У вас пирог еще есть?

И они принялись за пирог. Люба вдруг вспомнила:

— Как я его: «Кыш отсюда!» А он: «Мя-аа!»

И они засмеялись.

— Эти там перепугались, знаешь как! — выкрикнула Люба, и девочки опять расхохотались. — А тот, который ближе, он — «мя-аа!».

Было уже не смешно, а они все смеялись, смеялись…

Но стукнула входная дверь, послышалась частая дробь маминых каблуков.

Зоя выбежала в прихожую.

— Я пошла, — сказала Люба. До свидания.

Мама подала Зое сверток.

— Держи и носи на здоровье.

Там были красные полуботинки с чудными квадратными каблуками — такие же, как у Любы! Был еще костюм: брюки и курточка. Зоя надела его — очень красиво! И в кармане курточки отлично уместился блокнот и карандаш. Тем временем мама что-то написала на листочке и подала Зое:

— Тут в брюках есть внутренний кармашек, — сказала мама. — Спрячь туда записку. Это наш новый адрес. Если заблудишься, покажи кому-нибудь из взрослых, и тебя доведут до дому.

Так сказала мама. И очень хорошо, что она положила Зое записку.

Но об этом будет рассказано позже.

Глава 5. Игра «Найди свой дом»

Приходилось ли вам играть в такую гору? Нег, наверное, не приходилось, потому что ее придумала Зоя. Придумала еще в старом доме И теперь научила Любу:

— Я зажмуриваю глаза, ты перекруживаешь меня несколько раз, чтобы я уже не понимала, где дом, где что А потом ведешь, ведешь куда-нибудь, останавливаешь, прячешься и кричишь: «Раз-два-три!» Я открываю глаза и — представляешь? — ничего не узнаю.

— Почему не узнаешь? — удивилась Люба. — Я сразу узнаю.

— А вот и нет! Пока тебя ведут, думаешь, что идешь в одну сторону, а оказывается — совсем в другую. Из-за этого и место кажется незнакомым!

— А что дальше? — спросила Люба. Она любила знать все точно.

— Дальше надо найти свои дом.

— Подумаешь, делов-то! Ну ты ищешь, а я чего?

— Ты сидишь спрятанная и не подсказываешь.

— А кто выиграл? — опять спросила толковая Люба.

— Кто?.. — Зоя задумалась. — Мы в старом дворе не играли на кто кого… Там хорошо было играть: все дома разные, и дворы были, и закоулки всякие…

— А выиграл-то кто?

— Наверное, кто быстрее найдет. Да, да, кто быстрей.

— Чур, я первая зажмурюсь! — быстро сказала Люба.

Чур-ра,
Чур-чура,
Начинается игра!
Зоя согласилась Она сразу придумала, куда повести Любу: на пустырь! Они еще там ни разу не бывали.

Зоя перекрутила подружку и вместе с ней обогнула их многоэтажный желтоватый дом, еще два точно таких же и свернула с асфальта на узкую тропинку. Тут не было домов — старые деревянные снесли, а новые еще не построили В высокой траве валялись кирпичи, доски, кое-где торчали остатки садовых изгородей и поломанные деревца.

— Повыше поднимай ноги! — сказала Зоя.

Люба и так ступала на удивление уверенно: обычно ребята с зажмуренными глазами упираются, а Люба — ничуточку!

Зоя повела Любу к полуповаленному забору, за которым прежде был дом, а теперь остались только кусты смородины да яблоневое деревце.

Чур-ра, чур-чура!
Есть игра и не игра,
И не правда и не ложь,
Потеряешь и найдешь!
А найдешь не пятачок,
А ежиный пиджачок,
Щучью пе-сен-ку,
Птичью ле-сен-ку, —
Если с песенкой той
Вверх по лесенке крутой…
Тут игра и не игра,
Чур-ра, чур-чура!
Налетел ветер, растрепал темно-зеленые листья. Зое показалось, что она уже бывала здесь когда-то. Но ведь не была же!

— Стоп! — сказала она Любе. — Не открывай глаза. — А сама забежала за куст, спряталась в траве и крикнула: — Раз-два-три!

Так здорово было сидеть тут затаясь! Смородинная листва оказалась густой и шершавой, так что из-за нее едва проступали плашки забора — теплые от солнца, старые-престарые, с разводами сучков, с дырочками-норками жуков-короедов.

И снова Зое показалось, что она знает эти, именно эти вот доски с их древесными узорами. И даже вспомнила, где она видела их. «Да, но ведь так не бывает, — подумала Зоя. — Я на пустыре, недалеко от дома; если хорошенько крикнуть, мой голос услышит мама; рядом на тропинке Люба и, наверное, не может понять, куда это я ее завела».

Зоя выглянула из-за куста. Любы не было.

Она поднялась во весь рост. Не было и асфальтовой дорожки за пустырем. И многоэтажные дома… они тоже куда-то исчезли. Был только куст, который напирал всеми своими сучками и ветками на полуповаленный забор. Куст был рядом, забор — подальше. «Ах, вот как! — подумала Зоя, чуть сердясь, будто над ней кто-то подшутил. — Ах, вот как! Стало быть, я — с другой стороны куста. Но тогда здесь должно быть то белое… ну… тот цветок. А его нет. Значит, и всего этого быть не может!»

Она уже хотела выскочить из-за куста и побежать домой. Но увидела среди травы толстый шершавый стебель без листьев. Кое-где на нем выбивались мохнатые почки, а на верхушке сидел плотный бутон — закрытая зеленая коробочка. Вот створки ее шевельнулись, начали расходиться. Показались кончики белых лепестков. Лепестки давили изнутри, выпрастывались; широкие, чуть розоватые, они шевелились, будто дышали: выбирались на свободу, радовались, источали сладкий дурманящий запах…

И как только раскрылся цветок, послышалась странная музыка, не похожая на ту, которую Зоя слышала раньше. Воздух стал фиолетовым, и оттого доски забора, листья, трава, тропинка, деревья вдоль тропы — все окрасилось иначе.

Зоя поглядела вверх и увидела лиловое небо. Кое-где оно было розоватым — наверное, от облаков. Зоя никогда не видела такого. Но это было даже красивее, чем обычно, потому что на лиловом резко и черно прочерчивались большие ветки, и малые веточки, и крохотные сучки деревьев. Их было много — деревьев, — и каждый листок, казалось, обведен лиловым. Но не только там, и вблизи тоже все окрасилось иначе. Даже вокруг белого цветка клубился лиловый пар. И воздух был лиловым. «Как же так? — опять подумала Зоя. — Такого вообще не бывает».

И она поняла: с ней случилось то, чего не бывает.

В кустах послышался шорох.

Глава 6. Лиловый Пурзя

Зоя стояла не шевелясь и боялась. И ждала: вот сейчас кто-то выйдет из кустов.

Кто?

Было трудно дышать от страха. А мысли так и прыгали: «Что делать? Мамочка! Я здесь пропаду. Где Люба? Где мой дом? Зачем я придумала эту игру?»

Вдруг что-то коснулось ее плеча.

— Ай! — закричала Зоя и быстро оглянулась.

Рядом стоял мальчик одного с ней роста. Только странный. Он был похож на ребят, которых она перерисовывала из альбома дядюшки Тадеуша. Люба Вилкина сказала бы про него «страхолюд». Но в нем не было ничего страшного. Вот и лиловая шапочка съехала на лоб, будто у гриба. Глаза и рот улыбались — нет, смеялись, радовались. Так бывает, когда на тебя глядит и радуется какой-нибудь симпатичный зверушка — котенок или щенок. Потом мальчик обеими руками погладил Зою по щекам. И это тоже было не страшно: руки у него были теплые, очень сухие, даже немного шершавые.

— Ты кто? — спросила Зоя шепотом. И сама ответила: — Пурзя! Ты ведь Пурзя!

— Пурзя?! — не то удивился, не то подтвердил мальчик. Голос у него был медленный, как у дудочки из орехового прута. Мальчик кивнул ей. — А ты — Зося. Я знаю.

Он взял Зою за руку и повел за собой по тропинке. Вот, оказывается, кто протоптал эту тропинку! Зоя не решалась спросить, куда ее ведут. Но ей стало немного спокойнее. Сразу стало спокойней, когда она увидела Пурзю и как он радуется ей. Но потом снова заволновалась: куда все же он ее ведет? И окликнула:

— Пурзя!

Мальчик тотчас обернулся. Глаза его казались очень большими, ни ресниц, ни бровей не было видно. А лицо — грубоватое, с маленьким носом и круглым ртом. И лицо это было внимательное, встревоженное.

— Зося! — проговорил он, — ты еще боишься?!

И было видно: он огорчен, что ей плохо.

— Нет, я уже не так боюсь. Но я не знаю, куда мы идем.

— Мы идем домой, — ответил мальчик. — Это близко.

Они были еще на тропе возле забора. Теперь, вблизи, Зоя видела переплетенные ветки, мясистые листья, слышала, как зелено и свежо пахнет вокруг. Все здесь жило буйно, душисто, сочно.

И Зоя обрадовалась, как не радовалась никогда. «Начинается!» — пело в ней.

Начинается, начинается!
Чего нет — то придет и узнается,
Чего быть не может — окажется,
Расхрабриться бы да отважиться!
Пусть!
Пусть!
Пусть!
Не боюсь!
Не боюсь!..
Вверху, на сухой ветке, четко проступила темная птица — длинное узкое туловище с подобранными крыльями, длинный хвост. Птица наклонила маленькую голову, глянула прозрачными с желтинкой глазами. Зоя сжала руку Пурзи.

Пурзя обернулся. Лицо у него было счастливое.

— Здорово, да?

И Зоя удивилась: ведь он второй раз угадал, о чем она думает.

— Да, хорошо, хорошо, Пурзя! — зашептала она. — Просто отлично!

Еще одна птица сорвалась с ветки и медленно полетела вдаль, в лиловое.

— Хочешь, я подзову ее? — спросил Пурзя.

— Нет, пусть летит, — ответила Зоя. Ей все нравилось так, как есть.

— Ну и молодец, — похвалил Пурзя.

— А если б я попросила… Разве птица тебя послушается?

— Да.

— Почему?

— Сегодня, Зося, мой день.

— Какой день?

— Мой. Видишь, какая у меня шапочка?

— Смешная.

— Разве?.. — растерялся Пурзя. — Я думал, она красивая. И — лиловая.

— Да, да. Красивая и лиловая.

— Ну вот. Значит, сегодня мой день.

Зоя не совсем поняла и переспросила тихонько:

— Как это?

— Я сегодня все могу.

— А что можешь?

— Ослика хочешь? Сейчас придет ослик.



Мальчик, сблизив ладошки с растопыренными пальцами, гулко хлопнул.

Послышался шорох, потом треск, потом стук копыт, и на тропинку выбежал светло-серый ослик. Шерстка его матово светилась, а глаза казались совсем черными. Зоя кинулась к нему, обняла за шею. Это был самый-самый прекрасный ослик на свете, хотя бы потому, что других она не видела.

— А можно на нем покататься? — спросила Зоя. И вдруг смутилась: как это ей могло взбрести в голову?!

Пурзя ничего не ответил — Зоя была ему так благодарна за это! — и они пошли втроем по тропинке.

Первым шел Пурзя, потом Зоя, а за нею — ослик. И Зоя ощущала его теплое дыхание на своей руке.

Тропинка стала шире. Теперь они все втроем шли рядом. Пурзя и Зоя обняли с двух сторон ослика, а он, ласково опустив голову, семенил, постукивая копытцами — ток-ток, токи-ток…

И опять в Зое звучало: «Начинается, начинается! Пусть! Пусть!.. Пусть!»

Пурзя кивнул в сторону деревьев:

— Гляди, вот он, наш дом.

Дом стоял среди темных стволов. И похож был на детский кубик. Только с низенькой дверкой. И без окошек. А треугольная крыша — ну будто Пурзина шапочка-колпачок! Ослик поглядел на ребятишек, покивал им и потрусил дальше по тропе. А Пурзя и Зоя свернули к дому.

— Входи, — сказал мальчик и распахнул дверцу.

В доме было темно, оттуда пахнуло теплом. Зоя пригнулась и вошла. Ноги утонули в пушистом, мягком: весь пол был выстлан пухом. «Как в гнезде», — подумала Зоя.

Послышались голоса, будто зашелестело много деревьев и кустов — каждый на свой лад: «Пришла!», «Зося пришла!», «Я же говорил!..», «Да, но с ней была еще одна девочка…»

Вспыхнул огонек — обычный желтый огонек свечи, — и он был в лиловом воздухе обведен лиловым. И при свете Зоя увидела: в углу дома, от пола до потолка и дальше, сквозь крышу тянуло толстый ствол кряжистое дерево. И одна ветка его уходила под потолок. А на полу, зарывшись в пух, как птенцы в гнезде, сидели такие же вот пурзи, только шапочки у них были разных цветов. Недалеко от огня прислонился к деревянной стене старик с большим носом, похожим на сучок, и большими круглыми глазами.

— Вот и Зося с нами, — сказал старик, будто был давно знаком с Зоей и ждал ее. Голос его прозвучал как дудочка на басовых нотах. Потом он поднял с пола смычок и поднес его к стволу дерева, вросшего в дом.

Все затихли. Старик несколько раз провел смычком, и полилась музыка.

Странная музыка, какая-то древесная. А пурзи начали раскачиваться и тихонько петь, не раскрывая ртов. Все они глядели на Зою круглыми счастливыми глазами, и у нее у самой стали круглиться и счастливеть глаза, и она тоже начала покачиваться, и ей показалось, будто один общий ветер приподнял их всех и легко закружил, и все они стали чем-то одним.

Когда старик оборвал песню, ветер перестал держать их. Тогда Зоя разглядела хорошенько: пурзей было шесть или семь — Пурзя в Красной шапочке, Пурзя в Желтой, в Зеленой, в Голубой… Зое все они показались на одно лицо, только самый младший из них — в Розовом колпачке — смешно таращил глаза, раскрыв от любопытства рот. Его можно было отличить в любую секунду. И еще была девочка — Рыжая Пурзя-в-Платке. Голос ее звучал нежнее и звонче, чем у остальных.

Они все чуточку посидели тихо — послушали в себе музыку, а потом загомонили, запрыгали: кто-то зарылся в пух, кто-то перевернулся через голову, а первый Пурзя — тот, в Лиловой шапочке, — схватил Зою за обе руки, и они стали кружиться. И все остальные — тоже. Вместе с ними закружился пух — целый вихрь пуха! И Зоя поняла: она здесь своя.

Потом Зоя услышала мерные звуки, будто птица хлопала крыльями. Это Дедушка бил в ладоши.

— Спать, спать! — звал он. — Давно пора в пуховые постельки! Белый цветок уже раскрылся, Песня Смены Дня спета. Спать, спать!

«Какие непонятные вещи он говорит», — мелькнуло в голове у Зои.

Пурзи не унимались. Особенно расшалилась Рыжая Пурзя. Она бегала, всех толкала, платок ее свалился, волосы растрепались.

«Толкнет она меня или нет?» — думала Зоя. — Если толкнет, я здесь совсем своя.

Вот Рыженькая стащила с одного из пурзей колпачок. У того оказались длинные, до ушей, прямые волосы, как из пакли. Он погнался за девочкой, она спряталась за Лилового Пурзю, потом за Розового… Рядом была Зоя. «Пробежит мимо или нет? — волновалась она. — Спрячься, спрячься за меня, Рыженькая!» — молча просила Зоя. И та подбежала к Зое, обхватила поперек туловища:

— Держи! — и побежала дальше.

У Зои в руках оказался смешной желтый колпачок, и Желтый Пурзя, строя гримасы и подпрыгивая выше, чем нужно, теперь мчался к ней. Зоя могла бы удрать — ведь она отлично бегала! — но она подкинула колпачок, и он сея прямо на макушку Пурзе. Все рассмеялись, окружили Зою.

— Спать, спать! — хлопал в ладоши Дедушка.

А Рыжая Пурзя кружилась возле и кричала:

— Дедка Нос, не будем спать! Дедка Нос, не будем спать!

Тогда Дедушка Музыкант медленно провел смычком по ветке, которая поддерживала потолок. Это была совсем другая музыка. От нее делалось спокойно, тихая усталость разливалась по телу. Мелодия сплеталась с лиловым воздухом, с ветками деревьев, глядевших в открытую дверь… Сплеталась с тишиной, с ласковыми словами, со сном:

Спать, спать,
Видеть сны,
Сны березы,
И сосны,
И речного бережка,
И травы, и камешка.
Птица спит.
Ослик спит.
Все, что будет после, — спит…
Наступила тишина. Все разбежались по своим местам, зарылись в пух. И Зое Дедушка указал место. Было так приятно и странно: сверху и снизу пух, а ты — будто птенец, птичий ребенок.

— Тебе нравится у нас, Зося? — шепотом спросил Лиловый Пурзя из дальнего угла.

— Да, очень, — ответила Зоя.

Дедушка Музыкант задул огонек. Стало темно, уютно, тихо. Зоя положила левую ладошку на правую, а на сложенные ладошки — голову и тотчас же заснула. Ведь она так устала…

Глава 7. Оранжевый день

Зоя проснулась от яркого света. «Какое солнышко!» — подумала она. И ошиблась. Дело было совсем не в солнце. Зоя села, стала снимать с курточки пух, вспомнила, как перед сном было весело. Но теперь почему-то прежней радости не было. Почему? Зоя стала быстро перебирать в уме, что же случилось? Что было? Она всегда так делала, когда приходила тревога. И вспомнила: попала к пурзям, они ей понравились. Хорошо; пурзи были рады. Все рады ей. Отлично; было красиво от лилового неба; потом весело; потом уютно в пуховом гнезде.

Так что же?..

И вдруг поняла: мама. Мама, наверное, волнуется. Надо поскорее сообщить ей, что все в порядке. Зоя вскочила и сразу села снова: как же она это сделает? Разве она знает обратную дорогу?

Зоя огляделась. От теплого света комната, похожая на гнездо, казалась еще уютней. В ней теперь был только старик. Старик с носом, похожим на сучок, с круглыми лилово-синими глазами. Он, как вчера, сидел в углу, будто и не спал вовсе. А пурзи что-то не показывались — лишь иногда то здесь, то там шевелился пух.

— Доброе утро, Дедушка, — робко сказала Зоя.

— Сегодня оранжевым дышим, В оранжевом свете живем! — проговорил он вместо приветствия и кивнул Зое. Но потом вдруг склонил голову набок: — Милая Зося! Разве мы тебя чем-нибудь обидели?

— Нет… — залепетала Зоя. — Нет, меня… никто…

— Но тогда почему же ты плачешь?

— Я не плачу… Я только хотела заплакать.

— Это все равно, — сказал Дедушка Музыкант.

Он прикрыл круглые глаза и долго сидел молча. Зоя все ждала, когда снова зазвучит его странный голос — голос басовитой дудочки. Вот Дедушка Музыкант опять поглядел на нее:

— Так чего же ты плакала?

— Я подумала о маме. Она беспокоится… Дедушка, который теперь час?

Старик удивился:

— Видишь ли, я… я не знаю, о чем ты спрашиваешь.

И по его круглым глазам было понятно, что он говорит правду. Всегда говорит правду.

— Часы, часы! — пыталась объяснить Зоя.

— Часы?

— Да. Вот… на руке бывают, на стене…

Дедушка поглядел на свои руки, на стены, покачал головой:

— Нет, не знаю.

— Ну, а дни?

Старик оживился:

— Да, да, дни! Синие, зеленые, красные…

— У вас здесь каждый день другого цвета?

— Да, конечно, Зося. А у вас?

— У нас не так. А сколько часов в вашем дне?

Старик опять пожал плечами — ведь он ничего не знал про часы!

Зоя чуть не рассмеялась — таких простых вещей не знает! — и поскорее спросила про другое:

— А сегодня, Дедушка, какой день?

— Сегодня оранжевый. Вот сейчас проснутся мои пострелята, и вы пойдете гулять. Оранжевый день — самый лучший.

— От солнышка?

Старый Музыкант удивленно задумался. Похоже, он и про солнышко слышал впервые.

В углу под пухом что-то завозилось, и вылез Пурзя в оранжевой шапочке. Зоя легко узнала: это его она перерисовала в свой альбом вместе с Розовым Пурзей. Да, да, он был побольше и как будто защищал меньшого, а вернее, помогал ему.

— Сегодня оранжевым дышим! — выкрикнул он гортанно и улыбнулся.

— В оранжевом свете живем, — спокойно, на низких нотах отозвался Дедушка.

И Зоя поняла: так они говорят друг другу «доброе утро». А Дедушка Музыкант, когда она поздоровалась, нарочно не поправил ее, чтобы она сама поняла. И Зоя ответила теперь уверенно:

— В оранжевом свете живем.

Оранжевый Пурзя встряхнулся, как это делают птицы, пушинки осыпались с курточки и штанишек.

Зоя подошла к Дедушке Музыканту:

— Дедушка! Когда оранжевый день, Оранжевый Пурзя все может?

— Да, это так.

— А маме… то я здесь?.. А?

— Я попрошу его, Зося. Надеюсь, мама поймет наш Дедушка Музыкант подозвал Оранжевого Пурзю, сказал что-то, тот кивнул серьезно и тотчас выбежал из дома. И Зоя сразу же успокоилась.

Тут тачали выпрыгивать из-под пуха и остальные. Они так же встряхивались по-птичьи и так же широко улыбались Зое.

Последней оказалась Рыжая Пурзя-в-Платке. Она выскочила из-под пуха как ужаленная:

— Я потеряла платок! Я потеряла платок!

— Он у тебя на голове. Рыженькая! — кивнул ей Лиловый Пурзя.

— Я перед сном повесила его на дерево. Где дерево?

— На прежнем месте, — засмеялся Желтый Пурзя. — Возле Дедушки Музыканта.

— Пускай он отдает мой платок!

— Но там его нет!

— Кого нет? Дедушки Музыканта нет? — закричала Рыжая Пурзя, налетая на Дедушку. — Но ведь он был, был!

— Я и теперь здесь, детка! — мягко придержал ее старик. — Может, ты во сне потеряла платок?

— Вот видите! — остановилась Рыжая Пурзя и засмеялась. — Если бы не было Дедушки Музыканта, кто бы тогда услышит весь этот вздор?!

— Но ведь ты искала свой платок, — напомнил Желтый Пурзя. — А он у тебя на голове.

— Так чего же его искать, если он на голове! — совсем развеселилась Рыжая Пурзя. Она схватила за руки Зою и Лилового Пурзю, и вместе они выбежали из дома. Остальные выскочили вслед.

В дверях Зоя остановилась — так ее удивило увиденное. Никакого солнца не было, но все было залито теплым светом — будто смотришь сквозь оранжевое стекло: на ярко-оранжевом небе облака казались желтыми; влажно поблескивали листья и травинки; песок стал густо-кирпичного цвета. И от всего этого было кругом удивительно тепло и весело.

— Нравится? — спросил Лиловый Пурзя. — А? Зося?

— Да, — ответила она. — Почему-то очень легко!

— Когда оранжевый день, всегда так!

В это время на тропинке появился Оранжевый Пурзя. Он кивнул Зое: поручение, мол, выполнено. И хлопнул в ладоши:

— Все, все ко мне!

Глава 8. Маскарад

Оранжевый Пурзя хлопнул в ладоши, заговорил, и все подбежали к нему.

— Я был возле Белого Цветка. Ему душно: мы то спим, то бегаем, а чем ему жить?

— Вы забыли полить цветок? — шепотом спросила Зоя у Лилового Пурзи, стоявшего рядом.

— Что ты, Зося! Ему надо совсем другое.

И вдруг закричал радостно:

— Я придумал! Попросим Зосю — может, она споет песенку.

Зоя удивилась: при чем тут ее песенка? Но пурзи вздохнули облегченно, запрыгали:

— Верно! Верно! Зося, пожалуйста!!! Зося, спой песенку!!

И Зое сразу захотелось спеть для них. Она знала много песен, но тут растерялась, ничего не могла припомнить. И тогда ей пришлось придумывать самой. Она и прежде так делала, но сейчас даже лучше получалось, потому что пурзи подхватывали и повторяли строчки так, что у Зои оставалось время подумать, как там дальше.

Денек был веселый, сочинялось легко, а вышло неожиданно вот что.

Поет Зоя:

Ах, была б я бельчонком —
Поскакала по веткам,
В белкин домик забилась,
В рыжий пух закопалась.
Пурзи подхватили:
В теплый беличий домик,
В рыжий пух с головою!
Поет Зоя:

Стала б я муравьишкой —
Принесла бы иголку
В свой родной муравейник,
Все меня бы хвалили!
Пурзи помогли песне:
Хорошо муравьишке:
У него — муравейник!
Поет Зоя:

А была бы я мамой —
Ни за что б не сердилась
На пропавшую дочку:
Ведь она потерялась…
Тут Зоя запнулась, немного сбилась, пропела строчку по-другому:

Ведь она не нарочно…
Но и так не совсем получилось, и Зоя досказала шепотом:

— Ведь я потерялась нечаянно!
Пурзи молчали. И Зоя почувствовала, что ее жалеют, и от этого глазам сделалось горячо. И чтобы никто ничего не заметил, она отвернулась.

Чья-то рука коснулась ее волос. Зоя знала, кто это, но все же глянула искоса. Так и есть: Лиловый Пурзя смотрел на нее печальными глазами.



— Зося, Зося! — говорил он и гладил Зою по голове, как маленькую.

Остальные столпились тут же и тоже сочувственно поглядывали на гостью. А Рыжая Пурзя просто плакала, уткнув покрасневший нос в ладошки.

— Это что ж такое — не могут развеселить девочку! — всхлипывала она.

Зое было неудобно, что из-за нее так получилось.

Но тут вперед вышел Оранжевый Пурзя. Он хлопнул в ладоши:

— Все ко мне!

Головы повернулись к нему. Только Лиловый Пурзя так и не отвел глаз от Зои, и она кивнула ему благодарно.

— Давайте устроим маскарад! — предложил Оранжевый Пурзя. — Согласны?

— Да! Да! — закричали все. И побежали в дом. И Зою потащили за руку.

— Идем! Идем! Может, тебе достанется маска цветка!

— Или серого ослика!

— Или самый длинный нос!

Дедушка Музыкант молча откопал из-под пуха низенький деревянный сундучок, раскрыл, отвернулся и опустил в него руку.

— Кому?

— Зосе! — отозвалось несколько голосов.

И Дедушка Музыкант подал ей маленький сверточек из домотканой материи.

— Спрячься за куст и оденься, чтоб тебя никто не узнал, — шепнул он.

Зоя так и сделала. И вот на ней оказался высокий колпак с узором из разноцветных треугольников, высокий воротник закрыл почти все лицо, а просторный балахон оказался таким длинным, что даже носки красных туфелек не были видны.

Зоя огляделась: за соседними кустами мелькали яркие колпаки и маски, и вскоре уже нельзя было различить, где Желтый Пурзя, где Красный, где Лиловый или Голубой. Только малыша Розового Пурзю было легко узнать, хотя ему достался высоченный колпак, квадратный нос, и он подпрыгивал, чтобы быть повыше. И тут вдруг Зоя испугалась: она потеряла из виду Лилового Пурзю! Он был самый милый пурзя… или нет, не так — самый свой, самый ее пурзя… Как же теперь они узнают друг друга? Ведь и Зоя не похожа на себя.

Пурзи выбежали на поляну.

Кто-то взял ее за руку. Зоя оглянулась. Перед ней была маска — цветок. Шапочка из синих, розовых и желтых лепестков спускалась до самого носа, для глаз были оставлены дырочка. И вдруг глаза заметались, Зоина рука была опущена.

— Ой! — услышала Зоя из-под лепестков. — Ой, ой! Я, наверное, оставила его в кустах!

И Рыжая Пурзя — а это, конечно, была она — помчалась к кустам и притащила оттуда смычок.

— Я буду играть Белому Цветку! — шепотом сообщила она Зое.

Зоя не очень понимала про Белый Цветок, но ей хотелось послушать, как играет ее новая подружка. А пурзи между тем бежали, слегка подпрыгивая, по поляне.

— А почему мы остались? — удивилась Рыжая Пурзя.

— Может, надо догнать их? — подсказала Зоя.

— О, верно! — обрадовалась Рыженькая. — Ты ведь Зося, да? Я так и подумала: у тебя очень мягкая рука. И голос какой-то другой.

«Вот и хорошо, — подумала Зоя. — Я и хочу, чтобы узнали!»

Они догнали ребятишек. Теперь все брели медленно среди травы и каких-то незнакомых, тоже невысоких стеблей с мелкими цветами. От этих цветов в оранжевом воздухе было душисто. Душисто и весело. «Но где же Лиловый Пурзя? — думала Зоя. — А вдруг он не пошел? Тогда все это не так интересно». И как будто услыхав ее, один из пурзей оглянулся. И кивнул ей. Он был одет в зеленый балахон, а длинный острый нос совершенно менял лицо. Никогда бы не узнала! Зоя засмеялась про себя. Она очень обрадовалась Лиловому Пурзе.

И Лиловый Пурзя успокоился, побежал дальше, немного подпрыгивая. Они все двигались легко, а когда спешили — чуть-чуть подпрыгивали.

— Подходим к Белому Цветку, — шепнула Рыжая Пурзя.

И Зоя заметила, что та волнуется.

В свете оранжевого дня среди травы толстый шершавый стебель Цветка был сразу заметен, стал еще выше, плотнее, будто набрал соки. «Зря Оранжевый Пурзя волновался, что Цветок вянет», — подумала Зоя. И тотчас к ней обернулся мальчик в зеленом балахоне:

— Это твоя песенка помогла, — сказал он.

Зоя опять не поняла, пожала плечами. И придержала Лилового Пурзю за руку, чтобы он не убегал.

Мягко ступая, пурзи стали приближаться к Цветку, и как-то все разом, подогнув колени, сели в траву. Зоя тоже села. Стебли, листья, цветы сразу отделили ее от остальных. Теперь она видела только оранжевое небо и Белый Цветок с сомкнутыми лепестками. Вдруг он опять будет открываться, как тогда? Зоя, сама не зная почему, ждала этого, как ждут большой радости — праздника или новой куклы.

Она не отрывала глаз от Цветка. И вдруг услышала тихую музыку. Музыка звучала как бы шепотом и лилась откуда-то снизу.

Откуда?

Рядом согнулись травинки, закачались шапки пушистых мелких цветков: это Рыжая Пурзя проводила смычком по стеблям. Потом она поднялась и побежала вдоль поляны, задевая смычком стволы деревьев, ветки кустов, цветы, листья. Показалось, что звучит целый оркестр. В траве закружились голубые, красные, желтые пятнышки. Они были прозрачны, похожи на солнечных зайчиков. Пурзи вскочили, стали ловить их своими нескладными ладошками. И Зоя тоже побежала, а зайчик ускользал, прятался под листьями, в траве. Эти цветные пятнышки будто танцевали, и Зоя и пурзи стали двигаться в такт музыке, и Зоя почувствовала, как ее раскачивает — то поднимает над землей, то снова опускает, и она развела руки, чтобы удобнее было кружиться. И тогда цветной зайчик сам сел к ней на ладонь и долго оставался на ней теплым пятнышком. Зоя поднесла ладонь к лицу и услышала тихий звон. Будто звучал тоненький колокольчик: ля-ла-ле-ло!

Потом музыкальное пятнышко слетело, танец-полет кончился. Рыжая Пурзя опустила смычок.

И тогда встрепенулся на своем толстом стебле Белый Цветок. Вздрогнула его зеленая чашечка, и разжались цепкие зеленые лапки.

Распрямляясь, вбирая невидимые соки, вышел на свет и закачался в горячем оранжевом воздухе прекрасный Белый Цветок.

Теперь Зоя видела только его. А себя она ощущала то ли травинкой, то ли веткой куста, а может, птицей, глядящей с древесного сучка прозрачными желтыми глазами.

Сбывается, сбывается, —
звучало в ней.

Закрытое раскрывается.
Запретное разрешается.
Что-то нежное совершается.
Что-то ласковое…

Глава 9. Тяжелый день

Зоя проснулась от Дедушкиного голоса:

— Желтому дню наш привет.

И тотчас с разных сторон подхватили:

— Пусть он быстрее пройдет!

Зоя удивилась: зачем же торопить день? Может, он будет такой же хороший, как оранжевый. Но, взглянув из своей пуховой постельки на пурзей, поняла, что это не так: все были бледными, вялыми — будто заболели. Поднимались медленно, никто не смеялся, не пел. Рыжая Пурзя снова искала платок, но на этот раз молча, а маленький Пурзя в розовой шапочке даже хныкал, уткнув голову в колени Дедушки Музыканта.

Зоя не могла понять, что происходит. Ей стало жаль таких беззащитных пурзей, и она тоже притихла. И конечно, тотчас же ее услышал каким-то своим странным слухом Лиловый Пурзя. Он подошел, присел на корточки.

— Тебе тяжело? — спросил он.

— Нет, — ответила Зоя.

— Грустно?

— Нет. Мне только непонятно, почему вы все такие… ну… чудные.

— Видишь ли, Зося, желтый день — тяжелый.

— Почему?

— Не знаю, как объяснить… — Лиловый Пурзя опустил глаза. — Мы почему-то зависим от цвета. Может, так захотел пан Художник.

Зоя погладила Пурзину грубоватую руку:

— Как же теперь будет?

— Потом настанет зеленый день. Он легкий.

— Откуда ты знаешь?

— Так бывает всегда.

— Странно у вас все-таки… — проговорила Зоя. И почувствовала, что и ей как-то не по себе. Только не сразу поняла, в чем дело. Лиловый Пурзя тоже заметил:

— Видишь, и на тебя действует желтый день.

— Нет, Пурзинька, нет, постой… Ты знаешь, я… ужасно голодна. Просто ужасно!

— Ой, верно! — выкрикнул он. — Ах я бестолковый!

Я совсем забыл! Дедушка Музыкант говорил мне, что это может случиться.

— Что может случиться?

— Что ты захочешь есть.

— А вы разве… не едите?

— Мы едим, но можем и не есть. А ты не можешь.

Сейчас я принесу ягоды розовой травы.

Лиловый Пурзя поплелся по дорожке к лесу и притащил целую горсть розовых круглых и твердых плодов, похожих на орехи.

Зоя взяла в рот один, надкусила. Сразу к небу будто прилипла вата. Зоя прямо не знала, что делать — проглотить невозможно, плюнуть неловко.

— Не нравится? — удивился Лиловый Пурзя. — Совсем не нравится? А чего ты хочешь?

— Я люблю груши, — сказала Зоя. — Или клубнику.

Я хлеба хочу, вот что! Хлеба!

Лиловый Пурзя растерялся:

— Я не знаю, что это такое. У нас этого нет. И не бывает.

— Что случилось? — подошел к ним Желтый Пурзя.

— Она хочет… как его?.. хлеба. И… чего еще?.. толбу-лубо…

— Клубнику! — поправила Зоя.

— А что это?

— Не знаю, как объяснить, — растерялась Зоя. — Это такая ягода.

— Нарисуй! — сказал желтый Пурзя. — Ведь ты умеешь рисовать, верно?

— Но ведь я никому про это не говорила…

— А вот я знаю. — Желтый Пурзя подбоченился, выставил вперед ногу и с шутливой важностью добавил: — Желтый день — мой, и я в этот день очень все понимаю и все знаю.

Он и правда был бодрее всех. Зоя улыбнулась, но спорить не стала. Она вытащила из кармана блокнот и карандаш и нарисовала клубничинку, такую, какую видела на переводной картинке.

— И тебе хотелось бы ее съесть? — спросил Желтый Пурзя.

— Ее? Именно вот ее? Нет… — покачала головой Зоя. — Но вообще я хочу клубнику или грушу.

— От «вообще» ничего не получится, — строго сказал Желтый Пурзя. — Тебя кто-нибудь учил рисовать?

— Я… я сама. Но больше всего я хочу рисовать, как дядюшка Тадеуш…

— И Зоя покраснела: ведь это очень стыдно — хвалиться знаменитой родней.

Пурзи промолчали, будто не заметили. Потом Желтый Пурзя сказал серьезно, но очень мягко, чтобы не обидеть:

— Пан Художник создал все, что ты видишь вокруг. Ты не сможешь сделать так же, и никто не сможет. Тебе надо иначе.

— А как? — спросила Зоя.

— Я не знаю. — И он вдруг улыбнулся виновато: — Не знаю. Желтый Пурзя долго думал, прежде чем заговорил:

— Давай попробуем так. Сделай, будто она, эта… лбу-тлу…

— Клубника! — опять подсказала Зоя.

— Да, да, клубника, будто она вкусная и что ее так и хочется съесть.

— И что спелая? — уточнила Зоя, проглотив слюнки. — И сочная?

— Конечно.

— И что тогда?

— Тогда снимешь с листа, и все.

Зоя удивленно поглядела на Желтого Пурзю, потом на Лилового, и по их глазам поняла, что они не обманывают.

— Пусть Зося рисует, — сказал Лиловый Пурзя, и они вышли из дома.

А Зоя нарисовала еще одну клубничнику. На мякоти ее были хорошо видны точки, был у нее стебелек и широкий лист. Но и тут что-то не вышло, потому что, если бы даже ягоду можно было снять с листа, есть ее все равно было бы неприятно. Даже такому голодному человеку, как Зоя. Она принялась рисовать хлеб. Это оказалось еще труднее, хотя все было похоже. Вот честное слово, очень похоже!

Тогда она вышла из дома. Вокруг было тихо, безветренно и как-то пусто. Как-то ни горячо ни холодно.

«Скорее бы проходил этот день», — подумала Зоя и вспомнила слова утреннего приветствия: «Желтому дню наш привет». Да, да, пусть он скорее пройдет! Она побрела по тропинке и вдруг услышала разговор. Голоса она уже научилась различать. Говорил Желтый Пурзя:

— Это правда, что она, если не будет есть, упадет и останется лежать?

— Да. Так сказал Дедушка Музыкант, — ответил Лиловый Пурзя, и голос его задрожал от тревоги. — Неужели ничего нельзя сделать? Сегодня твой день! Ну подумай! Помоги!

— Она должна сама, — ответил Желтый Пурзя. — Я не сумею помочь.

— Зосенька! — позвал ее Лиловый Пурзя так, будто она маленькая или больная. — Зосенька!

Но Зоя отбежала. Она спряталась в кусты и закрыла лицо руками. Что же теперь будет? Что будет? Неужели она погибнет от голода и никогда больше не увидит маму?

И тетю Янину… И даже Любу Вилкину. Может, не зря тетя Янина беспокоилась и всплескивала руками: «Как наша девочка будет жить на свете?!» Тетя говорила так потому, что Зоя не решалась сходить за хлебом — боялась, что ей не дадут; и стеснялась выйти во двор в новых брючках и куртке. Но рисовать Зоя умела. Она всегда думала: «Зато я умею рисовать». И вдруг получается, что не очень-то умеет…

«Как это не умею? — спрашивала себя Зоя. — Неужели я не нарисую свою руку?»

И рисовала.

«А вот этот лист?»

И тоже рисовала.

«А вон то дерево?» «Пурзин дом?» «Мой дом?»

Зоя изрисовала почти весь блокнот, и выходило все лучше и лучше. «Ни-чего не умею, да?» — угрюмо спрашивала она тетю Янину и Лилового Пурзю. И рисовала комнату. Это была мамина комната — с диваном, картиной, столиком возле окна. На столе стояла ваза. В вазе появился прекрасный душистый апельсин, какой она ела прошлой зимой. А рядом лежала груша. Она лежала неуклюже, потому что была неровной. Так захотела Зоя.

А пирог? Будто Зоя не знает, что такое капустный пирог и как сверху украсить его перышками лука! Вот, вот, пожалуйста! А если рядом поставить еще одну вазу с цветами — всякими там ромашками-дурашками, васильками-кисельками, лютиками-прутиками, а на стул посадить драного соседского кота!.. Впрочем, нет, кота не надо, он непременно стащит пирог. Он же не знает, что внутри капуста!

И Зоя засмеялась. А засмеявшись, не заметила, как груша упала из вазы на стол, а потом к ней на колени. Зоя схватила грушу.

— Есть! Есть! — крикнула она, да так громко, что Рыжая Пурзя, которая проходила мимо, подскочила на ходу и помчалась обратно. Она влетела в дом и там набросилась на Лилового Пурзю:

— Девочка просит есть! Неужели ничего нельзя придумать, чтобы не мучить девочку! Вы ленитесь, вы совсем не думаете!..

— Да я… Да мы… — заволновался Лиловый Пурзя.

А Зоя уже гордо шла к ним, неся в руке прекрасную, душистую грушу.

— Есть! Получилось… Попробуйте, попробуйте все! — говорила она, забыв о голоде.

Лиловый Пурзя откусил кусочек и замер. Выплюнуть ему было неловко, а есть… Нет уж, пусть ест Зоя, если ей это нравится.

Зоя очень удивилась несходству вкусов. Она так и вонзила зубы в сочную мякоть груши.

Зоя ела грушу, сок стекал по щекам и подбородку.

Она была рада, что теперь не умрет с голоду, рада, что научилась наконец рисовать… Но что-то мешало ей радоваться. Что-то тревожило. А что? Если сказать, это может показаться странным.

Зое казалось, что на нее глядят.

Конечно, пурзи и сам Дедушка Музыкант нет-нет да и глянут на нее, улыбнутся ей, кивнут.

Дело было не в этом.

Зое казалось, что на нее тайно глядят. Исподтишка.

Но она потрясла головой: «Глупости! Глупости!»

Как только долетел сладковатый, острый запах Белого Цветка, пурзи забрались в дом, закопались в пух. Дедушка Музыкант провел смычком по ветке домашнего дерева:

Спать, спать,
Видеть сны,
Сны березы
И сосны,
Сны речного бережка,
И травы, и камешка!..
Птица
Спит,
Ослик
Спит,
Все, что будет после, —
Спит.
Спит — чего не знаем мы,
Спит — во что сыграем мы,
И не надо
Знать, знать,
Надо, надо
Спать, спать!..
Все быстро уснули.

Глава 10. На острове

В зеленом свете дня, под зеленым небом они бежали по узенькой тропинке, протоптанной в траве. Было весело, легко. Зоя удивлялась, что она тоже стала зависеть от цвета. Но это было приятно. Они бежали, а над ними нависали и сплетались ветки с крупными плотными листьями. Один лист оторвался, покружил в воздухе и упал на дорожку. Зоя подняла. Черенок был толст, поверхность глянцевита, и по ней во все стороны шли жилки и сосудики, как на руке человека. «Может, вообще оно живое, это дерево? — подумала Зоя. — Может, оно видит и слышит? Или даже говорит, только я ничего-ничего не понимаю?..»

— Ты устала? — услышала Зоя. Рядом с ней оказался Лиловый Пурзя.

— Я подумала… — кивнула она в сторону дерева, — я подумала: может, оно живое?

Лиловый Пурзя поглядел удивленно.

— Нет, глупости, — смутилась Зоя.

— Как это глупости? — снова удивился Лиловый Пурзя. — Разве ты не знаешь, что они живые?

— Как? — Зоя даже остановилась.

— Очень просто. Им бывает холодно, душно, больно, приятно. Они растут. Они умирают.

— А говорить они могут?

— Да. Конечно.

— Ну поговори с кем-нибудь из них! Пурзинька, пожалуйста!

Мальчик замялся, а потом ответил очень-очень вежливо, чтобы не обидеть.

— Зоя, я этого не могу сделать.

— Не умеешь?

— Умею. Мы разговариваем, когда бывает очень-очень нужно. А просто так, для забавы — нельзя. Ведь им это трудно.

Зоя так привыкла, что Лиловый Пурзя во всем подчиняется ей. И вдруг почему-то заупрямился! Было ужасно обидно. Просто до слез. И она заплакала. А Пурзя не принялся, как обычно, гладить ее по волосам и утешать, а стоял и молча смотрел. Потом сказал мягко и опять очень вежливо.

— Прости меня, Зося, но, по-моему, ты сейчас поступаешь плохо.

— И ничего не плохо! — прохлюпала она, закрыв лицо ладонями. — Чего тут плохого?

— Ты видишь ведь, что я не хочу, а раз не хочу — значит, нельзя. Все, что можно, я сделаю для тебя и так, даже без твоей просьбы.

— А почему нельзя? — спросила Зоя уже не так настойчиво, хотя ей очень интересно было послушать, как это он будет говорить с деревом.

— Потому что дереву трудно. Даже больно. Ну вот если заставить птицу не лететь, а ходить по земле…

— Но ведь она может!

— Да. Но ей тяжело. А зачем заставлять делать то, что тяжело, да еще просто так, для забавы.

Зоя вспомнила дрессированных животных в цирке. Их же заставляют! И вдруг подумала, что и ей всегда было жалко этих ученых медведей, тигров и слонов — как будто их обидели, унизили..

— Ага, — нагнула она голову. — Конечно, не надо. — И теперь сама преданно и просительно заглянула в глаза Лиловому Пурзе: — Ты не сердишься?

Нет, Лиловый Пурзя не сердился. Может, он и сердиться вовсе не умел. Зоя была так рада этому!

Они стояли как раз возле того куста, под которым Зоя вчера сняла со страницы блокнота грушу. Она заглянула под куст Страничка еще лежала там. На ней была нарисована мамина комната, стол, ваза и в ней апельсин. Но пирога… пирога не было. А в траве валялся маленький его огрызочек.

— Ой! — вскрикнула Зоя.

— Чего ты? — не понял Лиловый Пурзя.

Но она не смогла бы толком объяснить, в чем дело: Зоя огорчилась, потом обрадовалась и после снова огорчилась.

Сначала ее огорчило, что съели пирог. Он бы ей сейчас очень пригодился.

Потом она сообразила, что, раз его съели, значит, он сделался настоящим и, стало быть, она хорошо нарисовала. Как тут не обрадоваться!

А снова огорчилась потому, что прежде была уверена: пурзи никогда ничего не возьмут без спросу.

— Скажи, у вас здесь кто-нибудь может взять без спросу? — спросила она.

— Ни-ко-гда, — четко ответил Пурзя. И по его круглым глазам было понятно: он говорит правду.

— Но тут был… — И Зоя замолчала. Потому что Лиловый Пурзя и сам увидал кусок чего-то ему не знакомого. Он поднес пирог к носу, потом отвернулся и чихнул. — Нет, Зося, этого у нас никто не мог бы съесть.

И снова Зое показалось, что кто-то тайно поглядел на нее из-за деревьев.

Но Лиловый Пурзя взял ее за руку, и они пошли дальше.

Тропинка обрывалась, а внизу, под крутым песчаным откосом, была речка. К ней не вело ни ступенек, ни тропинки. «Как же они спускаются?» — подумала Зоя. И тут увидела удивительное: Зеленый Пурзя встал на самый край обрыва, как-то смешно сложил согнутые в локтях руки, присел и вдруг прыгнул! Он летел легко, как кузнечик. Вот он уже над речкой, а вот — на островке. Только сейчас Зоя заметила, что посредине речки был островок, поросший кустами.

Остальные Пурзи прыгнули следом за Зеленым. Но прекрасней всех взмыл в воздух Пурзя в розовой шапочке: он недавно научился и хотел показать, какой он молодец. Рядом с Зоей осталась только Рыжая Пурзя. Она тоже прижала руки к бокам, но тут оказалось, что в руках у нее смычок.

— Я боюсь сломать смычок, если прыгну.

— Тогда оставь его здесь.

— Но что ему тут делать без меня?! — удивилась Рыжая Пурзя. Потом махнула рукой: — Пусть прыгает сам, если захочет!

— Разве он умеет прыгать? — не поверила своим ушам Зоя.

— Кто? Смычок? — возмутилась Рыжая Пурзя. — Ты что? Смычок — прыгать?

— И засмеялась: — Ха! Ха! Ха! Скажет тоже! Чтобы смычок прыгал… Уж лучше я сама прыгну!

Она положила смычок в траву и легко перемахнула через реку.

— Зося! Иди сюда! — услышала Зоя ее голос снизу.

— Я не умею! — ответила Зоя.

Тогда Рыжая Пурзя стала кричать остальным:

— Вы что? Чем заняты ваши головы? Девочка осталась на берегу из-за моего смычка, чтобы его не унесло ветром, а вы бегаете здесь как угорелые и не поможете ей спуститься! Оставить без купания такой смычок… то есть такой ветер… то есть такую девочку!

— Ты опять все перепугала. Рыженькая! — засмеялся Желтый Пурзя. Он чуть-чуть разбежался, поднял руки кверху, присел и… и вот он уже допрыгнул до высокого берега.

Лиловый Пурзя сделал так же. Потом они схватили Зою один за правую руку, другой за левую, и она легко полетела с ними над рекой.

— Ой! — закричала Зоя. — Я боюсь!



Но страх уже прошел, хотя прямо под ней была вода, — ведь ее так крепко держали! Это был прекрасный прыжок и очень точный, потому что опустились они как раз посреди острова. Там уже собрались все пурзи. И теперь подбежали к Зое.

— Смотри, что у нас здесь! — закричал Розовый Пурзя.

Он хотел чем-то похвастаться, но Зоя, кроме густых-прегустых кустов, не видела ничего. И удивленно поглядела на Пурзю. Он все-таки был совсем маленький, этот Розовый. И глаза у него были круглые и озорные. Теперь Зоя различала пурзей не только по цвету шапочек. Это лишь с первого взгляда могло показаться, будто они на одно лицо. А они все были разные. Похожие, но разные.

Розового Пурзю Зое хотелось называть как-нибудь ласково.

— Пурзинька, — сказала она, — Пурзинька, я что-то ничего не пойму.

— Сейчас, сейчас увидишь! — радуясь, замахал он руками. — Пробирайся сюда! — И он повел ее сквозь заросли. И тут Зоя увидала шалаш. Густой, зеленый, душистый. Чтобы сплести его, ветки не срезали, их пригнули. А что? Очень просто: ветки трех кустов соединили над полянкой и вверху заплели. Ни топора не понадобилось, ни ножа, ни веревки. После разговора с Лиловым Пурзей Зоя знала, почему поступают так.

В шалаше свет был еще зеленее от листьев. Здесь было прохладно. Пурзи притих, только круглые глаза их светились.

Тихонько раздвинув листья, просунул голову Серый Ослик.

— Иди к нам, — позвал его Зеленый Пурзя.

И Ослик вошел.

— Он здесь живет, на острове, — сказал Зое Оранжевый Пурзя.

— И умеет плавать?

— Конечно. Он зовет нас купаться.

Ослик положил свою теплую мягкую мордочку Зое на плечо.

Зоя гладила Ослика, и что-то в ней ласково поворачивалось, пелось…

Когда в незнакомое ты войдешь,
Смотри, осторожней будь:
Не поломай, не потревожь,
Не обидь кого-нибудь…
«Никогда, никогда вас не обижу, не огорчу ничем…» — думала Зоя.

Пурзи сидели откинувшись, опираясь ладошками о землю и вытянув ноги. Они были одного с Зоей роста, но совсем другие: они не умели даже сердиться. И Зоя вдруг почувствовала себя взрослой рядом с ними: «Никогда вас не обижу»…

— Побежали купаться! — позвал всех Зеленый Пурзя.

Глава 11. Странная находка

Купание — дело веселое. Особенно если это не просто купание, а еще — ныряние, догоняние, брызгание и визжание. Пурзи прыгали в речку прямо в своих одеждах и колпачках, и — ах, как они прекрасно плавали! А Зоя совсем почти не умела — так только, немножечко! Поэтому она раньше других выбралась на берег, достала свой блокнот и карандаш и принялась рисовать.

Сегодня, в бодром и ясном свете зеленого дня, ей не так хотелось есть. А рисовать было легко. Она наготовила себе яблок, груш, еще один пирог и все это положила под куст, чтобы взять с собой, когда будет возвращаться.

Зоя грызла яблоко и смотрела, как плавают, брызгаются, смеются пурзи. Серый Ослик был тоже тут, только он купался чуть подальше от берега, а потом — Зоя даже не заметила, когда — он вышел из воды и спрятался где-то в кустах. Она стала искать взглядом Ослика и вдруг увидала: речной волной к берегу прибило веревку. Как раз такую, через какую они прыгали с Любой и лохматой девочкой Нинкой. Веревка лежала на песке, и один конец ее с деревянной ручкой покачивался в воде.

Люба сейчас же закричала бы: «Чур на одного!» — схватила бы эту скакалку и унесла домой или спрятала бы в карман. Но Зоя никогда так не делала. Вот и теперь она предложила пурзям:

— Попрыгаем?

Желтый Пурзя выбежал на берег, отряхнулся, начал подскакивать, да так, что доставал ногами до верхних веток кустарника!

Другие пурзи тоже запрыгали. Но без веревочки.

Зоя взяла прыгалки, стала ловко скакать, взбивая мокрый песок. Потом дала другой конец Рыжей Пурзе и показала, как крутить, вбегать и выбегать.

Лиловый Пурзя первый вбежал в вертящийся круг. Он прыгнул так высоко, что Зоя и Рыжая Пурзя успели прокрутить веревку три раза, прежде чем он опустился на землю. Зоя никогда не сумела бы так. Но зато и они не умели так четко, как Зоя.

— Я тоже, я тоже хочу! — крикнул Розовый Пурзя.

— Давай, Пурзинька! — позвала Зоя.

И он тоже очень высоко прыгнул.

— И я! — попросила Рыжая Пурзя.

Она подпрыгнула, держась за конец веревки, веревка натянулась, дернула Рыжую Пурзю вниз, и она свалилась на песок.

— Вот удивительно, — сказала она, отряхиваясь. — Я даже без веревки прыгаю выше всех, а тут что-то мешает. — Она очень огорчилась.

— Рыженькая, ты лучшая прыгунья, — сказал ей Желтый Пурзя. — И если бы не путала…

— Я никогда ничего не путаю, — ответила Рыжая Пурзя. — Это веревка для высокого прыжка.

Зоя слушала и удивлялась, наконец спросила:

— Разве вы раньше не прыгали через веревочку?

— Нет, — ответил Лиловый Пурзя. — Никогда.

— Откуда же у вас прыгалки?

— У нас? — удивились все. — Разве это не ты их принесла?

Нет, Зоя их не приносила. Впрочем, может, они лежали у нее в кармане и выпали, когда она вместе с пурзями перелетала через реку?

Глава 12. Тревога

В кубике-доме было тихо. Дедушка Музыкант готовился играть Песню Смены Дня, уставшие пурзи, присмирев, ждали.

Но что-то слишком долго не начинает старик.

Что-то резки его движения. И тревожен взгляд.

И Зое тоже стало беспокойно. Неизвестно почему. Но все молчали, и молчала она.

— Рыженькая, где смычок? — вдруг спросил Дедушка Музыкант.

— Здесь… То есть там… Ой! Я, кажется, забыла его на берегу!

По дому пробежал тревожный шепот. Еще бы! Ведь должна быть Песня Смены Дня.

— Не беда, — мягко сказал дедушка. — Если случилось только это — не беда!

«А что еще?» — хотела спросить Зоя. Она же чувствовала — есть что-то еще!

Желтый Пурзя и Рыженькая побежали к реке.

— Я тоже! — вскочил Розовый Пурзя.

— Нет, — строго сказал Дедушка. Даже, пожалуй, слишком строго.

Издалека донесся пряный запах Белого Цветка. Он был слабее и не такой, как всегда. Как будто с горчинкой. Почему?

Зоя видела, что Дедушка Музыкант поднял глаза, о чем-то размышляя. Пурзи притихли, как притихают деревья и травы перед грозой.

Как же это они забыли смычок? Зоя отлично помнила, что Зеленый и Оранжевый пурзи прыгнули вместе с ней с острова на высокий берег и что Рыжая Пурзя была тут же. Но они так устали от купания и прыгания! Только возле дома Зоя сказала Лиловому Пурзе:

— Я забыла на острове всю свою еду — и груши, и яблоки, и пирог!

— Я принесу, — ответил Лиловый Пурзя.

А про смычок Зоя не вспомнила. Вот тебе и старшая!

И тут в дом вбежала Рыжая Пурзя. Она потеряла платок, волосы ее взлохматились.

— Нет! — задохнулась она. — Нет смычка!

Следом примчался Желтый Пурзя:

— На острове кто-то кричит.

Пурзи повскакивали с мест, побежали к реке, стуча своими деревянными башмачками.

— Да, да, я чувствовал, — шептал Дедушка Музыкант. (Зоя бежала радом с ним, так ей было спокойнее.) — Такого еще никогда не бывало, — качал он головой. — Ни-ко-гда!

И тут они услышали крик. Он шея откуда-то снизу. Зоя сразу узнала голос. Это был Лиловый Пурзя. Он устал и охрип, а может, ему было больно, а может, он…

— Может, он тонет? — спросила Зоя, которая, если говорить честно, боялась воды.

— Мы никогда не тонем, — быстро ответил ей Дедушка Музыкант. Они теперь стояли на высоком берегу.

Желтый Пурзя прыгнул первым.

— Здесь! — крикнул он снизу. — Его кто-то привязал к дереву!

— Что он говорит? — не поняла Рыженькая. — Разве можно привязать мальчика?

Зоя ничего не ответила, но почему-то вспомнила о прыгалках — ведь они тоже остались на острове.

Глава 13. Как все было

Да, да, так оно и было! Лиловый Пурзя сам рассказал, когда все собрались на острове и уселись там, чтобы немного передохнуть и успокоиться. Так все и было.

Он вернулся к реке за Зоиными припасами. Когда собрался прыгнуть, кто-то схватил его сзади, зажал руками глаза, повис на его спине:

— Прыгай! Прыгай же!

Этот кто-то был тяжелый, Пурзя прыгнул и не долетел до острова, упал в воду. Он испугался и удивился — ведь такого с ним не бывало. Он не закричал, и не попытался сопротивляться, и вот поплыл по реке, а на его спине сидел кто-то и командовал:

— Левей! Левей! Немного правее!..

Глаза его теперь чем-то завязали, и он совсем ничего не видел.

Когда Пурзя оказался на острове, его притащили к дереву и привязали. Прыгалками. И еще сказали:

— Сиди тут и молчи. А то небось сразу побежишь жаловаться. Ябеда. И не бойся, никто тебя бить не будет. — Потом этот кто-то стал шарить по кустам, а потом есть — жевать, чавкать.

— Что же он ел? — спросил Дедушка Музыкант. — Ведь на острове нет розовой травы.

— Я там оставила яблоки, — ответила Зоя. — Яблоки и клубнику. И пирог.

— Что-что? — переспросил Оранжевый Пурзя.

Но в это время из кустов выскочил Розовый Пурзя.

— Куда-то девался Ослик! Он ведь всегда спит на острове, когда смена дня. Верно, Дедушка?

Стали искать, звать. Ослика не было. Рыжая Пурзя вдруг горько заплакала. Она вытирала слезы концами платка, а они все текли и текли.

— Это что же! — причитала она. — Привязали! Увели! Унесли! Разве так бывает вообще?!

— Поищи смычок, — сказал Дедушка Музыкант. Он медленно поднялся и приготовился к прыжку. — Немедленно поищи.

Он все как-то тревожно озирался, приглядывался к небу, вдыхал запах Белого Цветка, который здесь почему-то был более сильным и более горьким.

— Я помню, где я его оставила! — вытерла слезы Рыжая Пурзя и первая прыгнула на берег.

— А я знаю, где Ослик, — тихо, будто про себя, сказал Лиловый Пурзя. — Тот… ну, который… утащил меня… наверное, он переплыл на Ослике обратно, — он не умеет плавать.

— А почему же он не прыгнул? — спросил Зеленый Пурзя.

— Он и прыгать… — начал Лиловый Пурзя и боязливо огляделся.

— Как? Совсем?!

— Так не бывает! — заговорили остальные.

Желтый и Оранжевый пурзи подхватили Зою — ведь она тоже не умела прыгать, — и вскоре все оказались наверху.

Лиловый Пурзя едва долетел до берега. Он весь дрожал и старался ни на кого не смотреть, — вобрал голову в плечи, будто был в чем-то виноват.

Подошел Дедушка Музыкант, обнял Пурзю, прижал его к себе.

— Мальчик узнал, что такое страх, — сказал он, обращаясь к Зое, будто она была старшей. — Это очень опасно и дурно. — И заглянул в глаза Лиловому Пурзе: — Я… Я и Зося — мы сделаем все, чтобы ты его забыл.

И тут раздался крик. Так мог кричать зверь, попавший в калкан, или птица, схваченная хищником…

Но это был не зверь и не птица. Кричала Рыжая Пурзя. Она стояла поодаль на коленях, пригнувшись к земле, и раскачивалась из стороны в сторону.

— Сломался смычок?! — предположил Дедушка Музыкант и заспешил к девочке: — Не плачь, не плачь! Я сделаю нов… — И замолчал.

На песке лежал Белый Цветок. У самой головки он был придавлен камнем, а остальная часть стебля вилась вниз по откосу, не дотягиваясь до воды. Тонкие лепестки уже немного подсохли, они издавали горьковатый залах и были хрупки. А рядом, на песчаной поляне, виднелась цепочка следов. Тут прошли туфли с квадратными каблучками.

Зоя стояла, забыв выдохнуть: это были следы ее туфель.

— Я здесь оставила смычок… — плакала Рыжая Пурзя. — А вместо него… вот…

Пурзи молчали. Дедушка Музыкант нагнулся над Цветком, поднял его никнущую головку:

— Может, отнести Цветок на его поляну? — спросил кто-то.

— Или спеть ему?

— Может, он еще…



— Его не спасешь… — сказал Дедушка Музыкант тихо, но все услышали. Он выпрямился, глаза его потеряли доверчивое выражение. — Я хотел бы знать, — проговорил он еще тише, — я хотел бы знать, кто это сделал.

Пурзи переглянулись.

— И я придумал, как быть. Все встанут у края поляны и отпечатают след своей ноги на песке.

Пурзи тотчас так и сделали. Когда Зоя занесла ногу, Лиловый Пурзя тихонько потянул ее назад:

— Не надо, Зося.

— Почему?

— Не надо! — опять попросил Лиловый Пурзя.

И Зоя вдруг поняла.

— Ты что же, думаешь, это я сорвала? Да? Да?

И она изо всех сил наступила на песок, вдавила в него свой квадратный каблук. Потом закрыла лицо руками и отбежала.

Пурзи стояли молча.

Неловко согнув нога в коленях, рядом с ней опустился на землю Лиловый Пурзя. Он, он один глядел на Зою, глядел прямо в глаза ей добрым и преданным взглядом.

— Я же знаю, знаю, что это не ты, — проговорил он. — Но мне так больно здесь. — И он прижал руку к груди. — Мне так больно!

— Я не виновата, — сказала Зоя. — Мне тоже больно.

— Да? И тебе? — отозвался Лиловый Пурзя. — Это потому, что ты стала как мы. А мы не можем жить без Белого Цветка.

— Я не виновата, — повторила Зоя. И совсем тихо добавила: — Только кто мне поверит?

А пурзи все стояли и молчали, потом медленно побрели к дому. Впереди шел Дедушка.

Никто не сказал Зое ни слова, но никто и не позвал ее. Ни ее, ни Лилового Пурзю.

Глава 14. Как все нарушилось

Вдруг стало темно. Потом темнота сменилась ярко-желтым светом… Нет, не совсем так. Не темнота сменилась, а из темноты протянуло желтые ветки желтое дерево, и небо вокруг него, и трава под ним, и река — все стало желтым. После так же все стало синим: река, дерево, трава… Потом точно так же — зеленым. И все быстрей, быстрей… Начало мелькать, как в испорченном цветном телевизоре. А вместо музыки, которая звучала при смене дня, слышалось сухое пощелкивание. Зоя зажмурила глаза, надеясь, что ей показалось и что это пройдет. Но нет, нет, все было именно так..

Лиловый Пурзя схватил Зою за руку и потащил к дому. Они бежали, а вокруг, будто молнии, мелькали разные цвета: цок! — голубая тропинка, голубой песок, голубая трава; цок! — красный куст, красное дерево; цок!..

— Если бы Дедушка мог сыграть… — задыхаясь, сказал Пурзя. — Ведь они вместе — цвет и музыка…

Но говорить было не о чем. Дедушка ничего не мог сыграть без смычка. А мелькание все убыстрялось.

Цок! Цок! — оранжевое дерево, оранжевый кубик-дом. Цок! Цок! — зеленая дверь…

И вдруг возле самой двери Зоя увидела смычок. Он стоял, прислоненный к стенке дома. Кто-то принес и поставил его. Вернул.

Девочка схватила его и со смычком в руках вбежала в дом.

В пуховом гнезде лежали пурзи лицами вниз. Старик сидел, прикрыв глаза негнущимися пальцами. Зоя вложила ему в руку смычок. Старик глянул рассеянно и поднес его к стволу дерева. Послышался одинокий грустный, но мягкий звук. Он как-то заглушил, погасил щелканье. Мелькать стало чуть реже, цвета потеряли резкость. Зоя вздохнула. Она подсела к старику, она прижалась к его сухому жесткому плечу, заглядывая в круглые, широко открытые глаза.

— Дедушка! — взмолилась она. — Дедушка, я не рвала Цветка! Ну поверьте…

Старик ответил, не переставая играть:

— Мы попали в беду, Зося. А тебе я верю.

Зоя понимала: он говорит так от доброты. И опять зашептала:

— Но почему же тогда там были следы моих туфель? А? Ведь это были мои туфли с квадратными каблуками.

Дедушка Музыкант отложил смычок, задумался.

— Да. Это были твои следы. И все-таки я тебе верю.

Цок! — вспыхнул ярко-голубой свет, и все стало голубым. Цок! — ярко-красный. Цок! Цок!

Это потому, что Дедушка перестал играть.

Он снова поднес смычок к дереву, и опять утихли краски. Лиловый Пурзя знаком подозвал Желтого, и они вместе вышли.

— Дедушка, — между тем шептала Зоя, — но что же делать? Ты ведь не можешь без конца играть! Я хочу помочь. Давай придумаем что-нибудь!

Старик грустно пожал плечами.

В это время, толкаясь, в дом вбежали Желтый и Лиловый пурзи.

— Это не те следы! — крикнул Лиловый Пурзя.

И Желтый повторил:

— Это не те, не Зосины следы!..

Потом немного успокоился и объяснил:

— Мы сравнили: где Зося наступила рядом с нами — там следочек маленький. А те — похожие, но большие. Они много больше!

— А еще мы нашли вот это, — сказал Лиловый Пурзя и разжал кулак.

Все кинулись смотреть, что там.

— Это жучье крылышко, — сказал один из пурзей.

— Шелушинка от шишки! — заспорил второй.

— Засохший листок! — крикнул третий.

Зоя тоже посмотрела. На шершавой ладошке лежало что-то очень знакомом — полупрозрачное, серое, с черной кляксой, похожей на кошку.

Зоя шагнула поближе. Она взяла с Пурзиной ладони полупрозрачную бумажку и при вспыхнувшем свете прочитала знакомые буквы: «Кис-кис».

Глава 15. Ловушка

Теперь Зоя знала, что делать Она уселась возле двери, положила на колени блокнот и начала рисовать.

Лиловый Пурзя заглянул через плечо, удивился:

— Ты хочешь есть, Зося?

Девочка не ответила. Она нарисовала грушу, яблоко и пирог, сняла их с листа и быстро вышла из дома. Она спешила к реке На песчаной поляне уже не было Цветка. Вероятно, пурзи, уходя, взяли его с собой. Но следы остались. Вот деревянные башмачки пурзей, вот ее, Зоин, след, а рядом, у обрыва, ходила, придавливала камнем Белый Цветок Люба Вилкина. «У, противная! — думала о ней Зоя. — Все тебе надо сломать да испортить! Зачем тебе Цветок, а? Зачем? Да еще камнем его!» Зоя вспомнила, как свисал стебелек над песчаным обрывом, далеко не доставая до воды. И вдруг поняла: да ведь Люба хотела перебраться на остров. Зачем? Как же зачем?! Там Зоя оставила еду. Ведь Люба не умеет рисовать — где же ей взять? Это она, она, конечно, съела тогда пирог И Пурзю украла, чтобы переправиться на остров. Увидела, что по стеблю не спуститься, и утянула Лилового Пурзю. И про Ослика понятно: на нем после уплыла с острова. И смычок схватила, а потом, когда стало мелькать, вернула: ведь ей и самой плохо, когда мелькает! Только зачем ей понадобился? Может, хотела научиться играть, как Рыженькая?

«Противная Любка! — думала Зоя. — Ну ладно! Больше ты не сможешь никому повредить!»

И Зоя принялась разгребать мягкий приречный песок — копать яму.

Копать было сначала совсем легко, а потом совсем трудно, потому что внизу песок слежался и не поддавался пальцам. И все же яма получилась довольно глубокая. Хорошо, что Зоя догадалась заранее подтянуть к яме длинную ветку куста. Эту ветку она пригнула к земле и присыпала песком, чтобы та не распрямилась и не убежала.

Когда работа была кончена, Зоя, держась за ветку, вылезла из ямы, а ветку отвела в другую сторону. И тогда только огляделась. Воздух был розоватый, иногда набегали другие цвета — лиловый, синий, оранжевый, — но сменялись они не резко. Издалека долетала музыка, и Зоя узнала мелодию: ее играла Рыжая Пурзя в день карнавала. Значит, Рыженькая сменила Дедушку Музыканта. Но долго ли они так выдержат?

И Зоя заторопилась. Она бросила на дно ямы всю еду: яблоко, грушу и пирог. Кушай, Любочка! Любочка спрыгнет, а вылезти не сможет. Вот и весь разговор!

Но это еще не все. Потому что сколько бы Люба не сидела на дне ямы — хоть сто лет, — Белый Цветок от этого не оживет. А как оживить его, не знают ни пурзи, ни сам Дедушка Музыкант. А Зоя… Зоя попробует.

Глава 16. Попытка

«Нас привел сюда пан Художник. И нас, и все, что ты видишь вокруг», — сказал как-то Желтый Пурзя.

«Художник живет в своих картинах», — говорила мама.

«И в этой?» — спросила тогда Зоя.

«Конечно».

А вечером, при задернутых шторах, Зоя сама видела, отлично видела, в правом углу картины — вероятно, очень далеко — белел дом. Издалека он казался игрушечным. Одно окошко его светилось.

Зоя захлопала в ладоши.

— Ослик! — позвала она. И знала, что Ослик придет, потому что теперь был ее день, хотя никакой палочки на ней не было Просто сегодня она была сильнее всех остальных.

И верно: в кустах зашуршало, потом послышался треск и стук копыт, и на поляну вышел Серый Ослик. Он поглядел знакомо и потянулся к Зое доверчивой мордой.

— Помоги мне, Ослик, — попросила она. — Помоги мне перебраться на тот берег. Ведь я не умею прыгать, как пурзи, и не умею плавать.

Ослик потерся боком о Зоин бок. Может он и не понимал слов, но Зоя знала, что он доверяет ей. Зоя забралась к нему на спину, он припал на задние ноги, прыгнул и легко понесся над рекой. Зоя даже не думала, что он умеет так отлично прыгать!

И почему она вообразила, будто он не понял ее слов? Отлично понял, иначе не приземлился бы, как всегда, на острове. Теперь же они оказались на другом берегу реки. Зоя обняла Ослика, поцеловала его в теплую серую мордочку.

— Спасибо, Ослик, милый!

— И, не оборачиваясь, пошла по тропинке, протоптанной в траве.

Дорога полого подымалась в гору. Чем дальше от реки, тем ниже становилась трава. Кроме этой травы, ничего не было видно. Зоя шла, шла вверх, стала уставать. Неужели она ошиблась и здесь нет никакого белого дома? Что же тогда делать?

И вдруг из-за холма выступили верхушки деревьев. Зоя так обрадовалась, что побежала. Но быстро задохнулась и пошла медленней.

Деревья приближались, и вот за ними открылся взгляду белый дом. Он стоял на поляне и был обнесен белым забором с воротами.

«Только бы застать его! — шептала Зоя, пересекая поляну. — Только бы застать и суметь объяснить все».

Глава 17. У дядюшки Тадеуша

Белые ворота оказались незапертыми. Зоя толкнула створку и вошла во двор, поросший ровной зеленой травой. Дом за воротами был двухэтажный, узкий, с верандой вдоль всего первого этажа. А на ступеньках веранды стоял дядюшка Художник. Он был точно такой, каким когда-то нарисовал себя: узколицый, в темном бархатном берете и платке, заправленном под отложной воротник белой рубашки. А на плече сидела большая коричнево-красная птица.

— Дя… — проговорила Зоя и запнулась.

— Здравствуй, Зося! — ласково, как своей, улыбнулся он. Поцеловал ее в макушку, обнял за плечи и повел в дом.

За высокой белой дверью с медным витым кольцом сразу начиналась деревянная лесенка — узкая, домашняя; окошко было прорезано высоко, а на подоконнике стояли горшки с цветами. Зое показалось, что она когда-то уже поднималась по такой лестнице.

Художник распахнул высокую коричневую дверь. Зоя почувствовала запах красок.

— Входи, входи, Зося, — пригласил дядюшка. — Тебе будет интересно.

Здесь была мастерская. По стенам стояли и висели картины, на грубо сколоченном столе у окна были разложены краски, из высокого стакана торчали кисти. И тут же стояла резная черная шкатулка — точно такая, какую тетя Янина подарила Зое в день рождения. Зоя подошла, притронулась к ней пальцами.

— Нравится? — спросил дядюшка Тадеуш.

— У меня есть такая же, — тихонько ответила Зоя. — Только она не открывается.

— Не может быть! — И дядюшка поднес шкатулку к глазам. — Эту тоже так просто не откроешь; во всех этих старинных вещицах есть свой секрет. — Он передал Зое шкатулку. — Попробуй, открой.

Зоя не знала, как начать говорить о главном, и, чтобы не обидеть дядюшку, попыталась разъять ящичек. Ничего не получилось.

— А посмотри-ка на нее внимательно: может, что и заметишь.

Зоя, продолжая думать о своем, стала вертеть вещицу, вглядываться в резной рисунок с матово блестящими кусочками перламутра. На нем были изображены женщины в длинных платьях, и каждая держала в руках по веточке. Все точно так же, как на Зоиной шкатулке. И тут на одной из веточек Зоя увидела бутон цветка — он был более выпуклым, чем все другие цветы и ветки. Зоя оглянулась на дядюшку, тот едва заметно кивнул.

— Просто нажмешь, — сказал он, — но сейчас не надо.

И он так это сказал, что Зоя поняла: настало время. И голос у нее дрогнул.

— Дядюшка… — начала Зоя. — Дядюшка Тадеуш… У пурзей больше нет Белого Цветка. И они без него не могут жить.

Художник нахмурился, пожал плечами:

— Что я могу сделать? Надо было беречь.

— Но они не виноваты! Это я, я! Все из-за меня! — И Зоя заплакала.

Она не ожидала, что дядюшка так холодно примет эту весть.

А он отвернулся, стал перебирать краски на столе, и Зоя увидела: руки его дрожат.

— Что за глупости! — сказал он резко. — При чем здесь ты? Я ведь все знаю.

— Дядюшка, милый, я показала ей картину и пурзей… И потом она вошла за мной…

— И тебе тоже нечего было тут делать, — проворчал художник. — Разве так учатся?!

Зоя видела, что он сердится, ну и пусть, пусть, лишь бы помог пурзям! Она подбежала к Художнику, прижалась к его руке:

— Дядюшка, ну сделайте что-нибудь! Ведь они такие тихие, такие… беспомощные!

— Я знаю, какие они, Зося, — гораздо мягче ответил Дядюшка Тадеуш и погладил ее по голове. — И рад, что ты полюбила их. Я даже попытался нарисовать, но… — Он поднял и поставил на мольберт картину, которая была повернута к стене. — Вот смотри!

На картине был цветок, свежий, сочный, очень похожий на тот, на настоящий Белый Цветок.

— Почти такой же… — проговорила Зоя робко.

— Да. Почти. Похож, да не тот. И я не знаю, удастся ли… — Художник еще раз оглядел картину и остался недоволен. — Нет, два раза не бывает одинаково. Впрочем… Почему обязательно такой же, а, Зося? Лишь бы он жил, перекликался с цветом, с музыкой картины, что ли, верно ведь? Как ты считаешь?

Зоя не знала, не могла ответить, но была рада, что дядюшка снова взялся за работу А он уже схватил кисть, он свободно менял форму лепестков, удлинял стебель.

— Как ты называешь их? — работая, весело спрашивал он Зою. — Пурзи? Почему пурзи!

— Так… Не знаю…



— Очень смешно. А они и правда милые Когда я впервые нарисовал такого «пурзю»… Видишь ли, Зося, я жил тогда в чужой стране, тосковал по родине. И вдруг у меня появились они. Эти существа. Я придумал их Понимаешь — сам! Я тогда почувствовал себя счастливым! — И вдруг добавил непонятное: — Ты когда-нибудь тоже найдешь своих пурзей.

Глава 18. Возвращение

Зоя не поняла о чем говорит дядюшка, но ей тоже хотелось иметь своих пурзей.

— А как? — шепотом спросила Зоя. — Как их найти?

— Прежде всего, — ответил Художник, — рисуй то, что тебе интересно. Очень интересно. То, что ты очень любишь или очень не любишь. — И вдруг велел: — Возьми-ка бумагу, садись вот сюда за стол. И меня отвлекать не будешь. Работай, работай. — И больше уже не глядел на нее.

О, теперь Зоя прекрасно поняла, что, а вернее, кого она не любит. Она нарисовала стриженную девочку с конфетой в руке. А потом сделала так, так и вот так — зачертила! И сама вдруг почувствовала: получилось как-то нехорошо. Через руку и плечо девочки прошли черные полосы, как следы от кнута, и ей, наверное, больно.

Зоя оглянулась на дядюшку.

— Конечно, больно, — сказал он. — За что ты ее?

Зоя нагнула голову и промолчала. Но она-то знала, за что: да за все!

И за пурзей — им ведь так тяжело, когда дни мелькают; и за то, что она все жилит, эта Любка, такая противная, даже играть по-честному не может: прыгалки подсекает, глаза не зажмурила, когда Зоя вела ее, — вот и пролезла в картину! И Лилового Пурзю напугала, и про Белый Цветок ничего не поняла, веревку из него сделала, и конфеты свои ест одна — никогда никого не угостит!

И Зоя еще раз черканула по рисунку.

— Ого, Зося! — удивился дядюшка. — Ты, оказывается, не такая добрая.

— Ну и пусть, — ответила Зоя, не поднимая головы. — Это же рисунок.

— Но ты забыла про яму! Ведь ты хотела, чтобы твоя подружка…

— Какая она мне подружка?!

— Ну, а если просто девочка?

— Плохая девочка, — заспорила Зоя. Она еще никогда ни с кем так не разговаривала, а тут прямо что-то нашло на нее. — Она плохая девочка, дядюшка, поверьте мне!

— Довольно обычная. Ведь она была голодна.

Зоя промолчала, потому что в этом дядюшка был прав. Но он ничего не знал о прыгалках, о конфетах «Кис-кис», да и голод… Можно ли так поступать из-за голода?

Только объяснить все это Зоя не могла и потому едва слышно проворчала:

— Она вообще такая.

— А если, пока ты здесь, она попала в твою ловушку и сломала ногу? — продолжал Художник. — Или вдруг никто не придет к реке и она не сможет выбраться? Ты понимаешь, что может случиться?

— Да.

— Ты этого хотела?

Нет, Зоя этого совсем не хотела, даже не подумала об этом. И теперь заволновалась:

— Дядюшка, как же…

— Вот видишь, Зося. Если говорить честно, мне совсем не понравилось, как ты поступила.

Зое теперь и самой не нравилось. Ей было стыдно и грустно. И хотелось, чтоб кто-нибудь все исправил и успокоил и пожалел ее, как это всегда делала мама. И вообще она так соскучилась, так давно не видела маму. И Зоя вдруг закрыла бумагу руками, положила на них голову и заплакала.

— Полно, полно, Зося. — Легкая рука Художника коснулась ее волос.

— Я хочу к маме! — плакала Зоя. — Я не злая, не злая!

— Я помогу тебе вернуться, — ласково проговорил дядюшка.

— А Любе?

— И ей. Посмотри, какой получился цветок.

Зоя глянула, но из-за слез он расплылся. И все же было видно, что цветок не очень похож. Лепестки, чуть собранные в бутон, шире и плотней, они, наверное, не смогут так раскрываться. И даже цвет иной: не совсем белый — с красными и лиловыми расплывчатыми пятнами на кончиках.

Зоя вытерла глаза получше, всмотрелась:

— Он получился немножко другой…

— Конечно.

— Ну и как же?

— Значит, и жизнь там пойдет немножко другая.

— Хуже?

— Этого, Зося, я пока сам не знаю. Просто другая.

«Из-за меня, — опять подумала Зоя. — А потом поправила себя: — Нет, из-за Любки! Все ей надо».

— А как же с Любой? — спросила Зоя.

— Твоя подружка должна уйти, — ответил Художник, и Зое показалось, что он опять сердится. — Но без тебя ей не выбраться. — И дядюшка подал Зое руку: — Пойдем, девочка.

Рука была теплая, добрая. Нет, он не сердился. На Зою во всяком случае.

Они вышли из мастерской. На пороге Зоя оглянулась на картину. И заметила: сочные лепестки цветка потеснили зеленую коробочку, открылись шире, а сквозь запах краски явственно пробился сильный сладковатый аромат, так что немного закружилась голова. Цветок начинал оживать!..

Они шли, шли, спускались по неосвещенной лестнице; за высоким окошком было темно. Зоя совсем забыла, что так бывает: день, потом вечер, темнота. Она уже не различала ступенек, не понимала, куда идет. Это было похоже на игру «Найди свой дом», только ее никто не перекружил. И вообще это была не игра.

Чур-ра, чур-чура,
Тут игра
И не игра,
И не правда
И не ложь,
Потеряешь
И найдешь,
А найдешь
Не пятачок,
А ежиный
Пиджачок…
Вдруг Зоя почувствовала свежий ветер, впитавший в себя запах земли, травы, кустов и деревьев. Вот сейчас они выйдут из дома Художника… И она забеспокоилась.

— Дядюшка! — едва слышно позвала Зоя. — Дядюшка, теперь вы никогда не передадите мне свой дар?

— Зося, глупенькая, — в темноте улыбнулся он. — А как бы иначе ты смогла жить здесь, у нас, и подружиться со всеми? — И поцеловал Зою в макушку. — Теперь иди. И не бойся. Тут нет дорожки, придется на ощупь. Найдешь?

Зоя кивнула. Хотела еще спросить, но сразу же забыла о чем, потому что издалека услышала знакомый голос:

— Зоя! Зоя!

— Это мама! — крикнула она и побежала. Зоя спешила, спотыкалась о камни, или, может, это были клумбы. И все ждала, когда снова долетит мамин голос. Но было тихо. Девочка остановилась.

Вокруг колыхались под ветром кусты.

Невдалеке в темное небо тянулся высоченный дом. Окна его были разноцветно освещены. Зоя сразу поняла, что это городской дом. Она вышла из-за кустов, ступила на асфальт.

Глаза понемногу привыкли к темноте, и Зоя видела теперь деревце яблони — оно ей знакомо! «Если так, — подумала Зоя, — если все обернулось так, то здесь должен быть поваленный забор…»

И он тоже был. И кирпичи, и бревна, и доски от снесенных домов. И все-таки Зоя не знала, куда идти, — ведь она ни разу не бывала на пустыре ночью. Она пошарила в кармане брюк. Там лежала порядком потрепанная бумажка. Зоя подошла к фонарю — его она тоже не замечала днем, — при тусклом свете прочитала слова, выведенные четким маминым почерком: «Вишневый переулок, дом 7. квартира 101» По асфальтовой дорожке медленно прогуливалась женщина, держа на поводке здоровенного бульдога. Зоя шагнула к ним.

— Вы не скажете, где Вишневый переулок?

— Придется обойти, девочка, — ответила женщина. — Тут стройка, — и подробно объяснила Зое, как найти ее дом.

Зоя совсем не узнавала улицы. Да это и неудивительно — ведь она так мало жила здесь! Хорошо, ах, как хорошо, что мама положила ей в кармашек записку с адресом!

Глава 19. Дома

Наконец Зоя нашла подъезд, поднялась в лифте на пятый этаж и нажала кнопку звонка. И услышала поспешные шаги. Это была мама! Конечно, мама — только она ходила дома на высоких каблуках.

Открылась дверь. Зоя увидела испуганные мамины глаза, потом мама отошла на два шага назад. И вдруг бросилась, обняла Зою, заплакала. Когда она наплакалась, стала искать по карманам платок, а Зою все еще не отпускала. Но платка не было, и мама вытерла мокрое лицо концом Зоиной косички.

— Яня! — закричала она. — Янина! Иди сюда!

— Что? Что случи… — и тетя Янина замерла.

Потом вынула из кармана очки, надела их и на цыпочках подошла к Зое, будто боялась ее спугнуть.

— Милое дитя? — шепотом спросила тетя Янина и незаметно дотронулась до Зоиной руки. Затем так же шепотом ответила себе: — Милое дитя!

И только тогда заплакала.

Зоя не совсем понимала, почему они так дружно плачут, она была рада, что вернулась, и еще была рада, что у тети Янины нашелся платок, потому что Зоиных косичек не хватило бы, чтоб вытереть все пролитые в этот вечер слезы.

Вдруг что-то живое, теплое прижалось к Зоиным ногам Не отрывая глаз от плачущих женщин, Зоя нагнулась и погладила нежную шерстку бывшею соседского кота.

Я не стану рассказывать, как были зажжены все лампы в доме, как были открыты лучшие банки с вареньем и какой отличный пирог испекла тетя Янина, — гораздо лучше того, который так понравился когда-то Любе Вилкиной. Зоя отломила кусочек, опустила руку под стол, позвала:

— Кис-кис-кис!

И тут в дверь позвонили. И Зоя уже знала, кто это. И сама побежала открывать. Это была Люба. Живая. Здоровая. Ноги ее не были сломаны, они были обуты в запыленные, ободранные на носках красные туфли с квадратными каблуками. А по платью, пересекая правую руку, шла едва заметная полоса, похожая на шрам.

Тетя Янина вышла следом за Зоей:

— Любочка, и ты тоже нашлась!

Люба Вилкина вежливо поклонилась ей, потом сказала с удивлением:

— Мама волновалась обо мне, даже плакала. И отец тоже. А всегда говорили, что я никуда не денусь!

Зоя разглядывала полосу на Любиной руке.

— Где ты поцарапалась, Любочка? — спросила тетя Янина.

— А, пустяки, — ответила Люба. — Я уже почти все стерла.

Она провела ладонью по коже, размазала темную полосу и вдруг поглядела на Зою исподлобья.

— В другой раз ты… — начала Люба и не договорила.

Дядюшка Тадеуш был, конечно, прав, когда просил Зою больше не делать так, и Зоя хотела сразу сказать Любе, что она не будет. Но подумала и промолчала: она еще сама не знала, как поступит в другой раз.

— Девочки, девочки, идите пить чай с пирогом! — позвала из кухни мама.

Глава 20. Дар дядюшки Тадеуша

Девочки молча сели к столу.

— Милые дети! — волновалась тетя Янина. — Кушайте пирог! Он вкусный!

— Очень даже, — вежливо кивнула Люба и наклонилась к Зое, проворчала:

— Ее пирог лучше, чем твой… нарисованный. Да твой еще весь в песке!

— Что-что? — удивилась мама.

— Это мы так, мамочка. — И тихо Любе: — А ты бы могла выйти, как человек. А то прячется, подглядывает…

— Чего я не видела у этих страхолюдов?

— Зачем тогда полезла к ним?

— Что ж, все тебе одной?!

— Девочки, девочки, о чем вы там шепчетесь? — подошла к ним мама.

— Давно не виделась, — буркнула Люба.

Она протянула руку тете Янине:

— Спасибо за пирог.

И — Зоиной маме:

— Спасибо на добром слове.

И ушла домой. А мама и тетя Янина отвели Зою в ее комнату и уложили в постель. Когда мама и тетя, пожелав Зое спокойной ночи, ушли, она встала с кровати. В комнате все было так, будто без нее сюда и не входили, только пыль была стерта со стола, с подоконника, со всех полок На столе, возле альбома с рисунками, лежал глянцевитый древесный лист; от толстого черенка по всей его поверхности расходились жилки и сосудики. И опять Зое показался этот лист похожим на руку человека. Стоп, стоп! Но откуда он здесь? Прямо в ночной рубашке Зоя выбежала в соседнюю комнату. Там мама и тетя Янина убирали со стола.

— Ты что, девочка? Что, милое мое дитя? — спросила тетя.

— Откуда это? — Зоя протянула им лист.

— О, это странная история, — улыбнулась мама. — Когда я хватилась тебя и стала искать по квартире — я ведь думала, ты где-нибудь здесь, — я вошла в свою комнату, а там на полу вот это.

— Под картиной? — замирая, спросила Зоя.

— Да, кажется. В общем, на полу. Я удивилась: у нас ведь таких листьев нет. Начала рассматривать и — веришь ли? — понемногу успокоилась. Вот тетя Яня подтвердит. Очень странно, конечно.

Зоя улыбнулась. Ей было грустно и тепло от памяти оранжевого дня, милых пурзей, их безобидности, их доброты. Зоя поцеловала маму и тетю Янину и тихонечко пошла к себе. Зажгла настольную лампу. Открыла альбом.

Она рассматривала человечков в треугольных колпачках, которых рисовала тогда, давно. Как похожи были они на пурзей и как не похожи! Так на новогоднюю елку вешают яблоки из раскрашенной ваты. Похоже, да не то.

Случайно взгляд ее упал на тумбочку возле кровати. Там, на этой тумбочке, стояла черная резная шкатулка Девочка взяла в руки эту старинную вещицу, потрясла возле уха. Там, как и прежде, что-то шуршало перекатывалось. А с гладкой поверхности крышки улыбались женщины в длинных платьях, и у каждой в руке была ветка. И на одной… Ну да, на одной ветке бутон цветка был выпуклым. Зоя нажала на него. Что-то дрогнуло, звякнуло, и черная крышка распахнулась.

Зоя с волнением заглянула внутрь. Сомнений не было. Там, в шкатулке, в шкатулке знаменитого художника дядюшки Тадеуша, лежали… просто две кисточки, старые, с вытертым волосом, и еще огрызок карандаша.

Если бы Зоя была Любой Вилкиной, она бы, наверное, презрительно скривила рот и сказала бы: «Подумаешь, есть что хранить!»

Но Зоя была Зоей, и она хотела стать настоящим художником. Поэтому она ничего такого не сказала, только бережно дотронулась до вещей, хранивших дыхание большого труда.

Зоя поставила шкатулку возле себя, снова взялась за краски и кисточку. И тогда в верхней части листа появилось сероватое небо. Потом оно чуть порозовело. После проступило дерево — может быть, дуб. И черные ветки-загогулины прорезали небо, и Зоя поняла, что на это можно смотреть долго. И она смотрела. И еще появилась трава — два коричневато-серых стебля. А на дереве дупло. И оттуда подслеповато глянула проснувшаяся от близости вечера сова. И шевельнулись ветки, качнулась трава, на песке обозначились едва заметные чьи-то следы. Зажила, задышала картина. Она ничем не была похожа на то, что рисовал дядюшка Тадеуш, и все-таки, если захотеть, если сделать шаг…

Мама, кажется, окликнула Зою. Зоя, кажется, не услышала. Мама заглянула в комнату: девочка сидела над листом бумаги. Мама покачала головой, но ничего не сказала, успокоилась. На самом же деле все было не так просто. Все было не так просто, потому что Зоя могла уйти туда, к этому дереву, дуплу и встретить там… нет, это пока неизвестно — кого. Но она могла уйти туда почти в любое время.

Галина Демыкина Пайпуша

Глава 1

Баюшки-баю, уклад да услад,
Улетали филины в малиновый закат.
Мама укачивает Мальчика. За окном — светлый вечер. Между ними сейчас — полная дружба.

— Спи, — говорит мама и наклоняется над Мальчиком. — Спи, сынок.

Дорасскажи про филинов, — просит он, — и я сразу засну!

Улетали филины — остался один,
Остался один — на сучочке сидит.
— Нету, — говорит, — у меня силушки,
Я еще не Филин, а Филюшка.
Дальше этой рощи никуда не летал,
Чернее этой ночи ничего не видал.
Мама уходит, а Мальчик долго еще лежит с открытыми глазами.

Его спальня на втором этаже. Дом стоит в пригороде, и возле него много деревьев, кустов и травы.

Мальчик смотрит на большую сосну за окном. Толстые красноватые ветки ее не шелохнутся, а в просветах между темными шапками хвои, в переплетении сучков и игл, видны ходы и тайные воздушные дорожки, и, может, именно где-то там, на этой огромной сосне, живет Филюшка или еще кто-нибудь живет. И Мальчик все думает об этом и никак не может заснуть. Еще он немного думает о серых кроликах, которых отец привез из города.

— Это зайцы! — сразу сказала мама.

— Я очень рад, — огорчился отец.

Кроликов или, вернее, зайцев четверо: мама-зайчиха и трое зайчат. Их посадили в большую клетку, поверх решетчатой крыши положили толь, чтобы зайцев не мочил дождь. Клетку поставили на поляне за смородиновым кустом.

— Ты, Игорь, можешь их кормить, — сказал отец Мальчику.

— Давайте лучше их выпустим, — попросил Мальчик.

— Нет-нет, — ответил отец.

— Ну почему?

— Я их купил, — строго сказал отец. — Я заплатил за них деньги. Как же их выпустишь?

— А ты их купил для чего?

— Для чего держат кур, гусей? — вмешалась мама. Она обняла Мальчика за шею и повела к дому.

Мальчик знал: куры и гусыни несут яйца и выводят потом цыплят и гусят — таких маленьких, пушистых. Он даже слышал, как соседка говорила маме: «Пестрая курица у меня хорошая несушка».

И мама потом объяснила Мальчику, что «хорошая несушка» — значит, много несет яиц. А зайцы разве тоже несушки?

Теперь, лежа в кровати, Мальчик думает, что зайцам, наверное, будет страшно ночью и холодно. И что надо нарвать и насушить для них побольше травы, тогда они смогут прятаться в сене, и им будет теплей и храбрей.

Внизу на террасе зажгли свет, и он бледно подсветил большую сосну. С террасы слышен стук чашек, позванивание ложечек.

Мама и отец пьют чай. Они тихонько разговаривают, и к Мальчику сквозь открытое окно доносятся их медленные слова:

— Скоро Игорю в школу.

— Да. Вступает в новую жизнь.

Когда на другое утро Мальчик пришел к зайцам, одного из них, самого маленького, не оказалось в клетке.

— Мама! — закричал Мальчик. — Мама, зайчонок убежал.

— Не волнуйся, дурачок — улыбнулась мама и погладила Мальчика по голове. — Не волнуйся. Папа вчера отнес его Свету.

— Но почему? — ахнул Мальчик. — Он же зайчихин!

— Потому что Свет болен; у него, кажется, свинка. И потом, ты же знаешь, как папа его любит.

Мальчик знал, как папа любит этого своего задиру-племянника Света, и знал, что свинка — это вовсе не живая свинка, а такая болезнь. И все-таки ему было жаль зайчонка.

— А можно его навестить? — спросил Мальчик.

— Света? Ни в коем случае. Свинка очень заразная.

Мальчик не решился сказать, что он говорил вовсе не о своем двоюродном брате.

Глава 2

Отец — большой. У него красное от загара лицо и белые брови.

Он хватает Мальчика поперек живота:

— Опять ты возле кроликов!

И тащит к турнику:

— Повращайся!

Турник — это два столба, между ними на самом верху — железная палка.

— Хватайся за перекладину!

Мальчик хватается.

— Молодец!

И отец разжимает руки. Мальчик плюхается в песок. Потом быстро встает и, не оглядываясь, идет к дому.

— Разнюнился! — кричит отец. — Так и вырастешь слабаком.

— Ужинать! — зовет мама с террасы. — Игорек, мой руки!

Мальчик идет к умывальнику. С ладоней стекает черная вода. И елевой коленки — тоже черная. А с правой — розовая. Он залепляет ссадину листом подорожника, старается не хромать.

На террасе стол накрыт белой клеенкой, и мама раскладывает по тарелкам картошку, посыпает ее укропом. Ото всего этого идет душистый пар. У мамы круглые щеки, как немного сдутые шары. И мягкая шея. Туда можно спрятаться лицом, и тогда ничего не больно и не обидно.

Отец громко топает по ступеням. Мама отрывает от себя мальчика, сажает на стул и строго оборачивается.

Отец говорит бодро:

— Дай нам чего-нибудь для силы! — и сгибает в локте голую белую руку. Возле плеча, под кожей, вздувается что-то похожее на мяч.

— Видал? Мускулы!

Мальчик, чтобы не видеть, опускает голову. Мама молча кладет ему на колени свой носовой платок.

— Лас дох! — говорит она отцу по-немецки и сдвигает широкие брови. Так бывает всегда, когда мама хочет, чтобы Мальчик не понял. Сыну она просто говорит:

— Перестань!

А отцу:

— Лас дох!

Теперь получается, что Мальчик и мама вместе, а отец отдельно. И это приятно, потому что зачем он хватает и потом не держит. А еще отца немного жалко. И это тоже приятно.

После обеда отец идет к соседям играть в волейбол, а Мальчик садится на ступеньку террасы.

— Хочешь еще компоту? — спрашивает мама.

— Не-е!

— А морковку?

— Не хочу.

— Дать тебе мехового моржа…

— Не надо.

— …которого дядя Вася из Швеции привез?

— Не надо, мамочка.

— Ну пойди побегай.

— Не хочется.

В левом сандалике песок. Мальчик разувается и, не вытряхивая, ставит сандалии на ступеньку.

Мама ничего не говорит.

Мальчик нагибается, берет с земли палку, рисует ею домик: черточку сверху вниз, от нее — слева направо, а потом снизу вверх и справа налево. Вот и дом. И можно еще две косые черточки сверху: крыша. В доме оказываются песок, зеленоватый камешек и муравей. Он бежит по дому, а потом вдруг проходит через стену.

Мальчик той же палкой разравнивает землю. Нет никакого дома, раз так!

А мама за его спиной собирает тарелки, начинает их мыть. И — ни слова. Тогда он снимает рубашку. И кладет ее рядом с сандалиями.

— Тебе жарко? — спрашивает наконец мама.

Он не отвечает, только крутит головой: нет, мол.

— Ну что? Заело колесико? — говорит мама. Она обнимает сына за плечи, начинает его тихонько раскачивать.

Он сперва упирается, а потом — ничего. И тогда получается вроде бы так:

День капризничал весь день.
Говорил, что он — не День,
Что не темень и не свет,
Только «не» твердил да «нет».
Башмачки он не надел,
Манной каши не поел.
Рук не вымыл перед сном,
Дом поставил кверху дном,
Лег на землю под сосну,
И сказал: «Я НЕ засну».
Мальчик закрывает глаза и улыбается.

— Пойдем-ка спать, — говорит мама.

— Мама, я же теперь ложусь в девять часов!

— Ах, да!

— Я пойду прогуляюсь.

— Ну иди.

И он уходит.

Возле зайчихиной клетки в траве — вмятина. Здесь Мальчик сидит, иногда лежит и смотрит на зайцев. Мама думает, что ему больше нравятся зайчата. Они, конечно, красивее. Но смотрит он на Зайчиху. Только на Зайчиху. Он даже сам не знает почему. Она ему очень знакомая. И серый носик с поперечной полоской, рассекающей губу, и жесткие лапки в шерстке с длинными пальцами, тоже в шерстке и с коготками. Но особенно глаза. Коричневые и лиловатые. Она посмотрит — будто спросит про что-то. А потом еще посмотрит и пошевелит раздвоенной губой.

И тогда Мальчику кажется, что зайчиха хочет что-то сказать. Ему давно это кажется, с самого первого дня. И от этого немного жутко.

Но сейчас зайчиха закрыла глаза; положила уши на затылок и немного даже на спину. Она дремлет.

Здесь, за смородиновыми кустами, как будто отдельная ото всего жизнь. Отсюда видна только труба дома. А если лечь в траву — вот так! — и трубы не видно. Поляна, кусты и верхушка ТОЙ большой сосны, где, может быть, живет Филюшка. И Капризный День укладывается под ту же самую сосну.

Лег на землю под сосну
И сказал: «Я НЕ засну».
И тогда, поверьте мне,
Сразу все пошло на «НЕ».
Мальчик смахивает с левой ноги муравья, закрывает глаза и, лежа на спине, думает, как там было дальше:

Сразу все пошло на «НЕ»:
Солнце стало НЕ светить,
Темнота НЕ приходить,
Стала речка НЕ бежать,
Стали лошади НЕ ржать
И кукушка на суку
Вдруг сказала: «НЕ ку-ку!»
«Прямо как теперь, — думает Мальчик, — и не темень, и не свет…» Он еще немного лежит и ленится поглядеть, что делается там, снаружи, за закрытыми веками. Потом будто кто-то толкает его…

Глава 3

Мальчик открыл глаза, будто кто-то толкнул его. И сразу увидел ТУ большую сосну. Она стала теперь совсем черной, а из-за нижней ветки ее глядела желтая луна. Мальчик немного удивился, что так быстро пришел вечер и что никто не позвал его спать. Он поднялся с земли и подошел к клетке. Было еще не темно и уже не светло, воздух был серый. И зайцы — тоже серые, но светлее, чем воздух, — свернулись теперь в один клубок. Мальчик постучал по решетке и позвал:

— Эй, зайцы! Зайцы!

От серого клубка отделилась половина и прыгнула к Мальчику.

— Иди сюда! — позвал Мальчик и просунул палец в решетку.

Зайчиха прикоснулась к нему теплым носом, дернула верхней губой и поглядела прямо в глаза Мальчику своими круглыми коричнево-лиловыми глазами. Она вздохнула, будто перевела дыхание, чтобы что-то сказать. Она хотела что-то сказать. Опять хотела.

— Ну, говори! — попросил Мальчик. — Говори же!

Зайчиха села на задние лапы, а передними ухватилась за решетку. Она вытянулась и казалась очень большой. Живот у нее был совсем белый, пушистый и то поднимался, то опускался от дыхания.

Мальчик приставил ухо к ее мордочке.

— Ну что?

— Пайпуша! — сказала Зайчиха.

— Что? — вздрогнул Мальчик.

— Пайпуша, — повторила она. — Ты — Пайпуша.

Она говорила как-то не так, как люди, — одними губами, и слова произносила по-другому. Но Мальчик понимал. Только он видел, что она ошиблась, приняла его за кого-то другого.

— Меня зовут Игорь, — сказал он.

— Нет — Пайпуша. По-нашему — Пайпуша. Ведь ты — младший в семье.

— А тебя как зовут? — спросил тогда Мальчик.

Зайчиха наклонила голову, смущенно опустила уши:

— Мой дорогой, если можно, говори мне «вы». Ведь я совсем взрослая.

Мальчик покраснел:

— Простите… Я…

— Ну, пустяки! — и добавила: — А меня называй просто Зая. Может, мы погуляем немного?

Мальчик открыл дверцу, и все трое — Зая и зайчата — выпрыгнули на поляну и быстро поскакали к кустам желтой акации, что росла вдоль забора.

«Ой, убегут!» — подумал Мальчик и поспешил за ними. Но Зая остановилась, и зайчата, налетев на нее, — тоже.

Не спешите, мои дорогие. Пайпуша не успевает.

— Пайпуша! Пайпуша! — пропищали оба малыша, оглядываясь.

Лужайка была мокрой от росы, луна висела высоко справа, и тень от кустов была черной и мохнатой. Зая уже впрыгнула под эту тень, зайчата — следом, и Мальчик нагнулся оттого, что акация провела по его щеке своим дряблым многопалым листом.

— Вот здесь! — сказала Зая. — Вот здесь!

Все уселись в неостывшей еще пыли под кустом и притихли, будто ждали чего-то. Вдруг на ближайшей березе зашуршала белая пленочка коры. Не было сомнения, ее царапали коготки.



Зайцы слушали, поставив уши.

— Это ОН, — сказала Зая.

— Кто? — спросил Мальчик.

— Тихо. Не оглядывайся. ОН, когда прыгает с дерева, не любит чтобы смотрели.

Зайцы теперь повернули головы в противоположную от березы сторону, и Мальчик — тоже.

И тогда в их укрытие под кустами впрыгнул красивый зверь с темной, золотисто блестевшей шкуркой, острыми ушками и хвостом, похожим на ветку акации. Зверь был почти того же роста, что Зая, даже немного меньше, но он был как-то крепче, четче. Мальчик сразу это заметил. И глаза у зверя были острее и быстрее. Он стал глядеть на Мальчика.

— Это Пайпуша, — сказала Зая.

— Я знаю, — ответил зверь. И вдруг резко протянул лапу. — А я — Старый Белк.

Мальчик пожал холодную жесткую лапу с когтями и, сам не замечая, нагнул голову, как это сделали зайцы, когда приветствовали Старого Белка.

— Этот зверь говорил не так, как Зая, — он не шептал, а прищелкивал, присвистывал, но Мальчик понимал его так же хорошо.

— Старый Белк живет здесь уже восемь лет, — почтительно заметила Зая.

— Да, я отлично помню, — кивнул он, — те времена, когда ты, Пайпуша, еще не умел ходить и спал в коляске во-он под той большой сосной.

Мальчик этого не помнил и немного нахмурился. Старый Белк тронул лапой его колено.

— Пойдемте, друзья, — сказал он.

Они пошли под ветками акации вдоль забора в ту сторону участка, где было много деревьев и задичавшего малинника.

— Осторожно, — говорила иногда Зая, которая была впереди.

Это значило, что здесь валяется осколок бутылки — Мальчик еще в начале лета разбил ее о дерево, — или железный кузов игрушечного грузовика, или густо наросла крапива. Потом они пересекли поляну, где весной цвели ландыши, а сейчас было полно их гладких, прохладных листьев, и вышли к ТОЙ большой сосне.

— Погляди туда, — сказал Старый Белк и резко вытянул лапу.

Мальчик глянул. Среди кустов стояло два — нет, три прозрачных домика, точно таких, какие он умел рисовать: черточка сверху вниз и — слева направо, а потом — снизу вверх и справа налево. И наверху две косых черточки — крыша. Только когда рисуешь на земле, в домике оказываются лишь камни да песок, иногда — муравьи. А здесь просвечивали листья черемухи, кусок соснового ствола, ветка малины — прямо вместе с толстыми ягодами, насаженными на белую сердцевинку.

— Входите, — сказала Зая и открыла прозрачную — из одних черточек — дверь.

Глава 4

Внутри дома были те же ветки, листья, ягоды. А еще был пенек, спрятанный в папоротнике.

— Садитесь, — сказал Старый Белк.

Все уселись вокруг пня. Здесь было хорошо — в этом домике, который Мальчик мог бы нарисовать и сам. Он прежде и не знал, как свежо пахнет земля и ночная трава, не замечал, какие крепкие и ловкие ветки живут вокруг него и как много всего: этой травы, и листьев над головой, и колючих веток хвои там, в вышине, и белых, кое-где рыжеватых от луны, облаков… Как всего много!

Младший зайчонок прижался теплым боком к ноге Мальчика, и бочок этот вздрагивал: зайчонок дышал. Мальчик погладил его по голове, провел пальцами по ушам, похожим на два теплых серых листа.

И тут, под самой крышей, на нижней ветке сосны, он увидел Птицу.

Домик он легко мог бы нарисовать и сам. Но такой птицы он не нарисовал бы никогда!

У нее были очень черные глаза, будто сделанные из двух очень черных стеклышек. А перья — темные и гладкие: одно перышко мягко прикрывало другое, так что выглядывал только закругленный кончик; другое перо прикрывало третье, и так получалось крыло, и так же — спинка, и хвост, и голова. Вся она была будто связана из этих перышек! Только на голове перья были меньше, и узор получался тоньше, нежней. Мальчику казалось, что он уже видел эту птицу. И она кивнула ему как знакомому:

— Здравствуй, Пайпуша!

Потом подняла голову, запрокинула ее, будто полоскала горло. А вода была серебристой и звонкой, и получился такой ручеек или, может, лесная речка с камешками на дне, черным овальным листом и узкими, как иголки, рыбами.

Мальчик глядел на Птицу и слушал ее. Он мог бы протянуть руку и снять ее с ветки, как игрушку с новогодней елки — так она была близко.

И зверьки были рядом и тоже слушали и глядели. Они все вместе сидели среди влажной травы и веток под ТОЙ сосной и были давно знакомы и дружны.

Потом Птица раскрылила черные крылья и стала похожа на ветку сосны. Эта черная ветка плавно слетела в траву.

— Полетим, Пайпуша! — сказала Птица.

— Я не умею, — ответил Мальчик.

— Просто взмахни руками.

Мальчик взмахнул и чуть-чуть отлетел от земли. А потом опять стукнулся об нее ногами.

— Если не устал, взмахни еще.

И Мальчик стал подлетывать — невысоко — над травой, над кустом и потом вдруг — над террасой.

— Ну вот ты и дома, — сказала Птица. — Залетай в окно.

— Можно, я еще полетаю? — попросил Мальчик.

— Нет-нет, завтра. Летать очень утомительно с непривычки. Спокойной ночи, Пайпуша.

Мальчик хотел ей ответить, но не ответил, потому что глаза сами закрылись.

— «А как же зайцы? — подумал он, забираясь под одеяло. — Они убегут».

Но встать уже не смог. Потому что когда любому мальчику очень хочется спать, он засыпает тотчас же, будто идет, идет по полю и вдруг — уух! — в овраг. И уж ничего не помнит.

Проснулся Мальчик в своей кроватке, которая была ему коротка: ноги просовывались между металлическими прутьями, и пальцы касались теплых бревен и пакли между бревнами.

Окно было открыто, и в него текла смолистая теплота. Острые лучики солнца прокалывали хвою сосны, книзу они расширялись, начинали светиться лиловым, синим и золотым.

— Мама! — крикнул Мальчик. — Мама! — И когда она вошла, потянулся к ней: — Я ночью летал! Только немножечко.

— Значит, растешь, — улыбнулась мама и поцеловала его в макушку. — Кто во сне летает, тот растет. Вставай, Игорек.

— Нет, я по правде летал! — крикнул он.

— Ну и молодец! — засмеялась мама. — Лети скорее завтракать.

Она не поверила. И Мальчик знал, что не сможет, никогда не сможет ей как следует растолковать.

Глава 5

После завтрака мама положила перед Мальчиком книгу и сказала:

— Давай почитаем. До школы — считанные дни.

— У-у-у, — ответил Мальчик.

— Давай-давай.

— Попозже, — попросил он.

— Позже мне некогда.

— У меня от чтения делается жирно во рту, — затянул Мальчик.

— Это я уже слышала. — И мама открыла книгу.

— «По го-ро-ду бе-гут…» — прочитал Мальчик и остановился. — Я не понимаю, что это значит — «по городу бегут». Кто бежит?

— Ты читай дальше, — сказала мама, — здесь ведь нет точки.

— Как же читать дальше, если я ЭТОГО не понимаю.

— Ты не там остановился. Ну читай же!

Мальчик стал читать вразвалку:

— «…ашины… рамваи…»

— Где же все первые буквы?

Мама начинала сердиться и сейчас, наверное, захлопнет книгу.

— О чем ты прочитал? — строго спросила она. — Расскажи.

— Я не понял, — ответил Мальчик. — Я ни одного слова не понял.

И тут возле террасы появился отец. Он весь — от подмышек до колен — был обвешан свертками.

— Держите, держите скорее, сейчас уроню! — закричал он.

Они стали распаковывать свертки с конфетами, мясом, какими-то консервами. Один большой куль отец отложил:

— Это потом…

— Ну, пап!

— Нет-нет. — И достал из коробки «Конструктор»: металлические колесики, палочки, винтики. — Ты все же парень, должен разуметь в технике.

— Почему должен? — спросил Мальчик.

— Потому что здесь надо работать головой. А ты только глазами работаешь. На зайцев глядишь. А тут — посмотри-ка, сынок, — можно сложить дом, трактор…

— А пароход?

— И пароход.

— Пусть он сложит «ашины», «рамваи», например, — все еще сердясь, сказала мама.



Мальчик поглядел на отца, отец — на Мальчика, и оба незаметно улыбнулись: вот, мол, мама говорит что-то непонятное и сердится притом. А чего сердиться? День хороший, суббота.

Теперь получалось, что Мальчик и отец вместе, а мама отдельно. И за обедом было так. Отец глазами показывал Мальчику, что он, дескать, скорее съест свой суп. Мальчик торопился, и тогда мама, которая, кажется, и не смотрела на них, чужим голосом говорила:

— Прекратить!

Как только кончился обед, Мальчик хотел сразу побежать к зайцам. Но мама удержала его за руку:

— Мы не дозанимались. Ты забыл?

— Нет, я не забыл, но…

— Тогда прошу.

Мальчик сидел на жестком-прежестком стуле, тер глаза, в которые точно песок насыпали, и читал:

— «По городу бегут…» — читал он.

— Ну дальше, дальше.

— «…машины. Трамваи, автобусы весело…»

— Что — весело?

— Вот и я не понимаю, что весело.

— Ты снова не там остановился.

— Почему не там?

— Потому что нет точки. Понял?

— Понял. Нет точки.

— Ну, читай до точки.

— Так ее же нет.

— Есть она. Вот где.

— У-у-у, как далеко! А ты говорила — две фразы…

— Ты еще и одной не прочитал.

— Ну да, уже вон сколько…

— Не торгуйся! Читай…

— «…домов смеются прохожие…» Как это «домов смеются»?

И так до самого вечера.

А вечером…

Мальчика уложили, когда было еще светло. Летом его всегда так укладывали. А сами ушли на террасу, там зажгли свет, и светло-желтый квадрат от этого света лежал на стволе ТОЙ сосны.

Мальчик долго глядел на ветки сосны — они казались черными, потому что все-таки было не очень светло, и они сплетались, перепутывались, и опять Мальчик видел в них черные ямы и светлые ходы и выходы, как в тот вечер, когда мама рассказывала ему про Филюшку.

Она тогда еще любила Мальчика и гладила по волосам, и им обоим очень нравился этот Филюшка. Маленький совсем, лупоглазый и лопоухий, крылышки слабые и — остался один.

— Нету, — говорит, — у меня силушки.
Я еще не Филин, а Филюшка,
Дальше этой рощи никуда не летал,
Чернее этой ночи ничего не видал…
Мальчику жалко Филюшку. И себя. И того вечера, когда мама его так баюкала, а вот теперь сердится и даже не поцеловала перед сном. И он не замечает, как пододеяльник, которым он укрылся до самого носа, делается мокрым и холодит лицо, а в горле начинает что-то перекатываться и хлюпать. И тогда он ревет, не раскрывая рта:

— М-м-м!

И прислушивается: не идут ли по лестнице.

Не идут.

Он ревет еще громче. Теперь на «а»:

— А-а-а!

Потом слышит шорох и замолкает, затаивается.

Глава 6

Мальчик услышал шорох и замолчал. Стало совсем тихо.

Он поглядел и увидел: на подоконнике сидела Птица. Сквозь ее черные перышки просвечивал черно-серый воздух, и опять казалось, что это слетела большая ветка сосны. Но это была не ветка.

— Здравствуй, Птица! — шепотом сказал Мальчик. — Я не знал, что ты прилетишь.

— Почему? — спросила Птица. — Ты не надеялся?

— Да, не надеялся.

— Но ведь я обещала.

И Птица раскрылила свои темные крылья.

— Летим.

Мальчик сразу вскочил с кровати, залез на подоконник и взмахнул руками. И полетел. Сразу же! С первого взмаха! Плавно стал набирать высоту. Внизу осталась дача и верхушка ТОЙ сосны, а воздух был легкий и плотный и прекрасно держал тело. Мальчик поднялся высоко и увидел весь их пригород, огоньки в домах, черные кусты и деревья садов, заборы…

Люди сидели в своих домах, и никто не знал, что он вот так летит!

«Может, — подумал Мальчик, — залететь к папиному племяннику Свету — он ведь живет не так далеко, ближе к центру города. Залететь и стукнуть в окно их третьего этажа: „Давай назад зайчонка!“»

А потом подумал: они уже, наверное, привыкли друг к другу.

И повернул назад, вылетел за город, в поле. Оно было черным и шло вниз к реке. Домов там не было, и все кругом было черно. Мальчик снизился немного и услышал, как пахнут ночные картофельные гряды, и даже разглядел во тьме редкие теперь, осенью, маленькие бледно-фиолетовые цветы картофеля, похожие на фонарики с желтой лампочкой посередке.

А дальше — Мальчик это знал, как знали все мальчики и девочки пригорода, — начинался фруктовый сад. Там были и яблоки, и сливы, и груши. Там было полно крыжовника и красной смородины. Но никто никогда не бывал в этом саду, потому что он был обнесен забором, а за забором был еще сторож с ружьем.

Мальчик сам не заметил, как пролетел над забором, и вот ноги его коснулись шероховатых яблоневых листов. Он сорвал яблоко и хотел съесть его, но, когда поднес руку ко рту и перестал махать ею, сразу начал падать.

— А-а-ай! — шепотом закричал Мальчик и плюхнулся на землю. Но он почти не ушибся, потому что там, внизу, были, оказывается, клубничные гряды. Теперь вся клубника была обобрана, и стояли одни жесткие листья. Мальчик уселся на грядку и откусил яблоко. Оно сладко хрустнуло на зубах и рассыпалось во рту чуть вяжущей прохладой. Яблоко хрупало. Оно брызгало соком. Мальчик впивался в его душистую мякоть, захлебывался ею. Никогда, никогда не ел он таких удивительных яблок!

Вдруг широкие крылья прошелестели над ним. Мальчик испугался, пригнул голову. Но это была Птица.

— Пайпуша! — сказала Птица. — Поспешим отсюда!

— А что?

— Мне показалось, что где-то близко, совсем близко — сторож.

— Я только сорву еще одно яблоко, ладно?

— Оно помешает тебе лететь, дорогой мой.

Но Мальчик, встав с грядки, потянул к себе ветку яблони.

— Стой! Кто здесь? — услышал он.

Грубый голос был близко. Мальчик побежал. Он от страха совсем забыл, что умеет летать.

— Стой! — летело ему вслед. — Стой! Стой!

— Взмахни руками! — услышал Мальчик слова Птицы. Она летела рядом, не поднимаясь над деревьями.

Мальчик раскинул руки, быстро замахал ими и… и только чуть приподнялся над землей. А за спиной, совсем близко, топал и проламывался сквозь кусты сторож.

— Не спеши! — крикнула Птица и снизилась почти до земли. — Не спеши, Пайпуша. Ты же хорошо умеешь летать!

Мальчик снова взмахнул руками, и еще, и еще раз. И вот ноги его, оттолкнувшись от земли, почувствовали знакомую густоту воздуха, и Мальчик увидел, как остаются внизу кусты, верхушки яблонь, а потом и весь сад с его забором и сторожем.

Они летели рядом — Мальчик и Птица, и теплый воздух от остывающих камней города плыл им навстречу.

Мальчик и не заметил, как долетел до своего дома. Свет на террасе не горел. В доме все спали. Птица полетела к ТОЙ сосне. Мальчик — за ней. Он распластался по воздуху, чуть шевелил ногами: вверх — вниз, вверх — вниз, и отводил воздух то правой, то левой рукой — так он рулил при полете.



У сосны, наверху, были толстые, пахнущие смолой ветки. На одной из них, прижавшись спиной к стволу, сидел Старый Белк. Мальчик так и знал, что там кто-нибудь бывает — не зря же эти ходы и выходы в ветках, среди хвои!

Мальчик ступил на толстый сук, перестал махать руками и пошатнулся. Нога в сандалике скользнула по стволу. Но он сразу ухватился за верхнюю ветку. Ему стало жарко.

— Добрый вечер, мой дорогой! — сказал Старый Белк. — Входи в мой дом.

Дом Старого Белка был точно такой, как у зайцев. Такой, какой Мальчик мог бы нарисовать сам: черточка сверху вниз и слева направо, и потом снизу вверх, и справа налево…

Сквозь него просвечивали сосновые иглы и высота. Мальчик вошел в дом. Теперь он уже не боялся упасть.

— Я летал, — сказал Мальчик Старому Белку.

— Я видел, — ответил тот. — Садись.

Они сели на сук, проходивший сквозь стену дома.

— Я рад, что ты пришел ко мне в гости. — Он глядел знакомо, и даже лапы у него были знакомые, до каждой шерстиночки, до каждого цепкого коготка. Ну, будто это были его, Мальчика, лапы.

Мальчик оглянулся, ища Птицу. Она сидела на тонком конце ветки и запрокинула голову, будто хотела прополоскать горло той светлой ручьевой водой. Мальчик передвинулся поближе к Старому Белку, зашептал:

— Скажите мне, а у Птицы есть свой дом?

— Конечно, — ответил Старый Белк.

— И там у нее снесены яйца?

— Сейчас уже яиц нет. Из них давно вылупились птенцы.

— Но были яйца?

— Да.

— Значит, она несушка?

— Что, мой дорогой? Я не совсем понял, — склонил голову Старый Белк.

— Птица несет яйца. Она, значит, несушка?

— А, вот ты о чем. Не обижай, Пайпуша, нашу прекрасную Птицу. Птица и эти бедные куры — они не схожи ни в чем.

— А почему? — спросил Мальчик. — Разве нельзя приручить Птицу.

— Нет, нельзя.

— Почему? — снова спросил Мальчик.

— Это тайна, — ответил Старый Белк. — Это тайна, которую не разгадал еще никто. — И вдруг спросил сам: — Вот почему ты — Пайпуша?

— Потому что я младший в семье, — сразу же вспомнил Мальчик слова Заи.

— Не только, — задумчиво покачал головой Старый Белк. — Думаю, что когда вырастешь, тоже останешься Пайпушей. Уж такой ты…

Старый Белк положил свою твердую холодную лапу на руку Мальчика.

— Мой дорогой, тебе не хочется проведать Заю и малышей?

— Очень хочется! — ответил Мальчик. — Я вообще волнуюсь.

— О чем же?

— Ведь зайцев тоже нельзя приручить, правда?

— Конечно.

— Почему же тогда мама говорит, что они несушки?

— Ты чего-то не понял, — ласково сказал Старый Белк.

В это время Птица завозилась среди хвои и вспорхнула, устремляясь вниз.

Тогда и Мальчик взмахнул руками и легко слетел с сосны. Его сначала занесло к террасе, но он стал рулить, рулить руками и ногами, и вот его тело послушно повернуло, поплыло…

Когда Мальчик ступил на землю, левую ногу обожгло холодной росой. Он и не заметил, как во время полета потерял сандалик.

Глава 7

— Почему ты пришел пить чай босиком? — Это первое, что сказала мама, увидев утром Мальчика.

— Доброе утро, — ответил он. — Я потерял сандалик.

— Где же ты, горе мое, его потерял?

— Даже сам не помню.

— Но вечером к себе наверх ты ведь шел в обеих сандалиях.

— Да.

— Ничего не понимаю. Растяпа какой-то!

— Вот и пусть идет в школу в одном сандалике, — сказал отец.

После чая Мальчик учился складывать.

— Два плюс два — сколько будет? — спрашивала мама.

— Мама, почему ты говоришь «плюс»? Я не понимаю.

— Ну, скажу иначе — два и два.

— Получается «едва-едва»!

— Ничего смешного! — рассердилась мама. — Как ты будешь учиться? Два дня осталось до школы!

Мальчик видел, что мама опять нисколечко его не любит. И папа тоже. Теперь получалось так, что они вдвоем, а он, Мальчик, — один. И это было грустно, тем более что собирался дождь. Вот по небу пошла рябь, как по реке. Ветер холодно растрепал березу, согнул ветки ТОЙ сосны. Потом стало темнеть. И вдруг:

— Кап! Кап! Кап!

— Мне везет, — сказал отец. — Как выходной — так дождик.

Мальчик сидел над книжкой, шевелил губами, бубнил тихонечко:

— «Весь день вы-ход-ной… вы-ход-ной…» — и опять ничего не понимал.

А капли по стеклу террасы все кап, да кап, да кап! Всему на свете было скучно — и дому, и березам, и ТОЙ сосне… И особенно Мальчику.

Весь день вы-ход-ной
Шел дождь про-лив-ной…
Мальчик прочитал и удивился: откуда они там, в книжке, знают, что сегодня выходной и что идет дождик?

Весь день выходной
Шел дождь проливной.
А куда он пришел?
В свой дом родной.
Мальчику стало смешно — оказывается, дождик не просто идет, а идет к себе домой. Что, интересно, там у него дома? И стал читать дальше:

Мама Туча разогрела чайник.
— Отчего ты, — говорит, — такой печальный?
Ты покушай, — говорит, — кашки сладкой,
Да скорее, — говорит, — ложись в кроватку. —
И пожаловался Дождик маме Туче:
— Невезучий я, невезучий,
И прилежный я, и послушный,
А вот люди говорят, что я скучный,
Что холодный, что косой и даже хуже,
Будто я, как малыш, наделал лужи!
Мальчик подумал, что и он часто говорил о Дожде: «Скучный», и еще: «Наделал много луж». А косой Дождик — это когда с ветром, так говорила мама. И этого невезучего Дождика было немного жалко.

Стал он плакать:
Кап-кап-кап,
Стал он капать:
Плак-плак-плак!
Приоткрыло Солнце глаз:
— Что за сырость развелась?
Подожди-ка лучше дня,
Подожди, дружок, меня.
Мы возьмемся за руки,
Побежим мы за реку,
Люди глянут — ты со мной,
Скажут: «Дождик-то грибной,
Вместе с Солнышком!»
— Вместе с Сол-ныш-ком! — совсем уже громко сказал Мальчик. — Мам! Солнышко!

А мама ничего не говорила и глядела на Мальчика, и ему даже показалось, что немного плакала.

Потом встала, обняла сзади теплой рукой за шею и поцеловала в макушку:

— Ты мое солнышко. — И крикнула вдруг: — Отец! Отец! Да он выучился читать!

* * *
— Вот теперь получай, — сказал отец и вынес из комнаты тот сверток, что не хотел показать вчера.

А это был школьный костюм. У Мальчика вообще еще никогда не было костюма, только короткие штаны и рубашки, да зимой рейтузы… А тут…

…был костюм — длинные серые брюки и теплая серая курточка, и еще белая рубашка. И новенькие желтые ботинки на целый номер больше, чем нужно. Мальчик надел все это, пошел в мамину комнату, открыл дверцу шкафа, глянул в зеркало. Вот это Мальчик! Только уши немного торчат. И брюки, кажется, длинны. А может, и нет. Может, так и надо.

Мальчик подошел к книжной полке, которую папа сбил специально для него. Он открывал то одну книгу, то другую, и читал, и все понимал, и было ему так интересно, и так хотелось пойти скорее в школу, чтобы там тоже читать вслух! Он стал считать, сколько осталось до школы: остался всего один день. Завтрашний.

Весь этот день Мальчик просидел на ступеньке террасы. Он читал прекрасную книгу: «Тема и Жучка» — про одного мальчика, который жил в давние времена. Как он там нечаянно сломал цветок на клумбе, а это был любимый цветок отца. И как пропала собака Жучка, и он потом нашел ее в колодце, где уже не было воды, а только всякая грязь, и как доставал ее оттуда. И потом, потом… Потом отец побил его, этого Тему, который ни в чем не был виноват!

Мальчик отложил книгу и долго сидел на ступенях и не знал, как же теперь, если бывает так несправедливо.



— Пора спать, сынок, — сказала мама.

Мальчик вздрогнул.

— Пора. Завтра рано вставать. — И зашептала ему на ушко:

Ты сложи-ка, Филюшка, крылышки,
Спи-усни, прибавится силушки.
Шу-шу-шу, полетишь, полетишь,
Белый свет поглядишь, поглядишь.

Глава 8

Мальчик поцеловал маму, послушал, как она спустилась со второго этажа, и крепко закрыл глаза. Он хотел поскорее заснуть — ведь завтра в школу. Но почему-то не засыпалось. Все казалось, будто он что-то забыл положить в портфель и что вдруг взрослые забудут его разбудить или сами проспят…

Тогда он открыл глаза и стал глядеть на облака и на черные ветки сосны.

Это была ТА сосна. Но он совсем не чувствовал сегодня, что на ней живет Старый Белк и что там есть тайные ходы среди сучков. Сосна была пустоватая. Дерево как дерево.

Как же так?

Мальчик забеспокоился. Он пробежал босиком в одной пижаме к окну, открыл его и стал смотреть. Ему показалось, что и Заиных домиков там, в кустах, нет.

И Птица почему-то не прилетала.

На соседнем дворе, который был хорошо виден отсюда, бродили толстые белые куры.

Было все обыкновенно. Будто Птица и курица — одно и то же. Будто нет никакой тайны. И зайцев держат затем же, зачем и этих кур.

Мальчик отыскал свои новые школьные ботинки, кое-как зашнуровал их и тихонько, на носках, спустился с лесенки, незаметно выбежал во двор, прямиком бросился к заячьей клетке. Зайцы спали, свернувшись в один пушистый комок.

— Зая! — позвал Мальчик и открыл дверцу. Потом погромче: — Зая! — и постучал ладонью по решетке.

От серого клубка отделилась половина. Вовремя прыжка у нее наставились ушки. Зайчиха, не выпрыгивая из клетки, грустными лиловыми глазами глядела на него из темноты.

— Зая, это я, Пайпуша!

Она ничего не ответила. Тогда Мальчик взял ее на руки. Он никогда не делал этого с тех пор, как они подружились. Зайчиха дернулась в его руках и обернулась к зайчатам.

— Я возьму и их, — сказал Мальчик.

Свободной рукой он поймал зайчонка. Но другой отскочил.

— Чего ты боишься, глупый? Это ведь я!

Но зайчонок забился в угол.

Тогда Мальчик посадил зайцев в траву, а сам обеими руками стал шарить по клетке. Наконец он поймал малыша.

— Зая, беги, беги!

И выпустил из рук зайчонка. Зайцы, все трое, сидели в траве, прижав ушки, и глядели туда, где кусты акации и за ними — пустырь. Они будто забыли про свои домики под большой сосной, про Старого Белка, Птицу и про него, Пайпушу.

Зайчиха молча оглянулась на Мальчика, тревожно стукнула задней лапой, и все трое поскакали по траве все дальше, дальше, дальше…

Мальчик крепко закрыл дверцу клетки, чтобы они не вернулись, пробежал через двор, все так же никем не замеченный, поднялся к себе в комнату. Там было холодно от окна.

Мальчик закрыл его, лег в кровать и заснул.

Глава 9

Он спал, будто жил под глубокой водой на дне. И видел сквозь водяную толщу желто-голубые круги. А потом его стали вытаскивать на поверхность:

— Вставай!

— Вставай!

Он тряс головой:

— Нет! Нет-нет!

Но мамины прохладные руки вытащили его на берег. Он вздохнул и открыл глаза.

И сразу: серый школьный костюм, солнышко, мамино торжественное лицо, папин нос из-за двери:

— Давай, академик, проспишь!

Мальчик вскочил, засмеялся, побежал вниз по лесенке — умываться.

Когда они все трое вышли, солнышко еще было холодное, трава белая от росы.

За воротами сразу же с ним столкнулись соседские ребята: тети Нинина Тамара, пятиклассница, и ближе к трамвайной остановке — папин любимый племянник Свет — зеленоглазый, большеротый, волосы после болезни ершиком. Он хмуро глянул и прошел мимо.

— Свет! — крикнул Мальчик. А потом понял, в чем дело. За Светом шла его мама и несла большой букет золотых шаров.

— Ой, Игорек, а мы-то про цветы забыли! — испугалась мама.

— Я все равно бы их выбросил, — тихо, чтобы не слышал несчастный Свет, сказал Мальчик.

Когда вышли из переулка, показалось еще несколько букетов, но они были девчачьи. Потом серых костюмов и коричневых платьев стало так много, что начало казаться, будто, кроме школьников, в городе никто не живет.

Добрались до трамвая. Остановка была конечная.

— Я вам подброшу Света, — попросила Светина мама, — а то я опоздаю на работу.

— Конечно, конечно.

Мама и отец втолкнули в трамвай Мальчика:

— Давай, Игорек! — Потом Света: — Скорей, Свет, держись!

Потом еще несколько мальчиков и девочек и, наконец, влезли сами. Трамвай тронулся.

Вдруг за окном замельтешило что-то желтое.

— Светик, букет! Игорь!

Но трамвай набирал скорость, и Свет наконец широко и свободно улыбнулся.

— Давай попросимся в один класс, — сказал он Игорю. — Тебя в какой записали?

— В первый «Б».

— А меня — в первый «А». Вон, гляди, школа!

А школа была совсем недалеко. Она была ничего себе — каменная, в три этажа. И много-много окон. А дверь одна. Около этой двери всех построили.

— Первый класс «А»… Первый «А»! — кричала молодая учительница и хлопала над головой в ладоши. От каждого хлопка ее темно-рыжие волосы, собранные на макушке хвостом, прыгали. — Первый «А» класс! Ко мне!

— Это наша! — басом сказал Свет, кивнул Мальчику и пошел. Мальчик двинулся было за ним, чтобы тоже быть в первом «А».

— Первый «Б» класс! — вдруг тихо, хрипловато произнесла толстая женщина, стоявшая возле Мальчика.

Он и вообще не думал, что это учительница. А это была ЕГО учительница. Он остановился.

К ним стали подходить другие ребята, особенно девочки — так и лезли вперед со своими георгинами и золотыми шарами:

— Здравствуйте!

— Здравствуйте!

А Мальчик забыл поздороваться. Он глядел в ту сторону, куда ушел Свет.

Когда все собрались возле своих учителей, толстая женщина сказала, что ее зовут Вера Сергеевна. Мальчику легче всех было запомнить, потому что ее звали, как маму. Но она не была похожа на маму. И говорила очень тихо.

Мальчик все смотрел на первый «А». Свет стоял возле своей учительницы, а она положила руку ему на плечо и тряхнула рыжим хвостом.

— Вставайте в пары, — сказала она. — Сейчас посмотрите, какой у нас с вами хороший класс!

Возле Мальчика тоже строились в пары. Он построился с толстым парнем, который все время будто дремал. Когда пошли, парень не двинулся, пока Мальчик не подтолкнул его.

Вдруг сзади послышался невероятный шум. Мальчик оглянулся: на поляне, недалеко от них, стояли мама и папа, и еще много пап, и особенно мам, и даже бабушек. Мамы махали руками, кричали. Бабушки тоже кричали. А папы — ничего. Папы вели себя довольно прилично.

После этого крика и жары в школе показалось тихо, прохладно и бело. Ребят посадили за парты. Мальчику и толстому его соседу досталась парта возле окна.

А за окном был сад. Там стояли яблони с белыми стволами. На ветках кое-где проглядывали зелено-красные, в белом пуху яблоки. Прыгали воробьи и еще какие-то коричневые птицы. И Мальчику захотелось домой.

Захотелось, чтобы прилетела ЕГО птица и все было, как до той ночи… Он знал, что больше не встретит Заю и ее малышей и что не прилетит больше Птица… и Старый Белк не заговорит с ним. Почему — он не знал. Но это было так.

И от этого всего он не мог слушать учительницу и сидел, отвернувшись к окошку, чтобы никто не видел, какие у него красные глаза.

— Петров Игорь! — тихо и хрипло прозвучало над самым ухом.

Мальчик оглянулся. В классе ребят не было.

— Сейчас перемена. Можешь погулять. Ты разве не слышал звонка?.

Мальчик вышел в коридор, стал возле окна, напротив двери. Во дворе бегали, толкались, играли в салки большие ребята и чинно ходили первоклассники. Он не хотел бегать и играть. Он не хотел быть в белом классе и в белом коридоре и даже в белом яблоневом саду. Ему было жарко в костюме и ботинках. Он просто не знал, как теперь быть?!

На плечо ему легла взрослая легкая рука. Мальчик знал, кто это, и затаился.

— Ну что? — спросила молодая учительница и повернула его к себе. Движения у нее были крепкие и четкие. Мальчик поглядел в ее темное веснушчатое лицо. В ней было все знакомо — острая, быстрая мордочка, и этот рыжий хвост и коготки.

— Не нравится здесь? — спросила она.

— Нет, — ответил Мальчик.

— Как в клетке. Да?

Мальчик кивнул головой. Учительница вдруг засмеялась, открыв белые мелкие зубы, растрепала Мальчику аккуратно приглаженные волосы, шепнула на ухо:

— Ничего. Это с непривычки. — И еще тише: — Мы будем дружить с тобой, Пайпуша, — и быстро отошла, как отпрыгнула.

Георгий Балл Лисенок Ладик против робота

Часть первая. Ладик и Жембо

Глава 1. Домик Ладика

Значит так. Меня зовут Леша. Конечно же, у меня есть мама и папа. А вот еще рыжий пушистый лисенок Ладик. Лисенок Ладик — это мой друг, который больше всего на свете любит шалить, но мне это нравится. Шалить вместе — это намного интереснее. Для своего друга, чтобы он далеко не убегал, я в кармане своей курточки сделал крошечный лес. Там же в лесу протекала речка Быстрянка. Но самым красивым был домик Ладика. В домике — печка, чтобы Ладику было тепло, кроватка, где он спит, четыре окошка: на север, юг, восток и запад, чтобы отовсюду я мог его позвать.

Глава 2. Волшебные слова

И самое главное у нас есть особая игра. Когда-то очень, очень давно под буфетом я и нашел своего друга. Рядом с лисенком лежал коробок из-под спичек.



Я потянулся, чтобы взять коробок, но лисенок удержал мою руку. И он зашептал мне прямо в ухо: «В этой коробочке спряталась игра, которая называется: „Что было бы, если бы…“ Слова эти волшебные. Стоит сказать их, как все может сразу поменяться». Я опять потянулся к коробочке, но лисенок положил на нее свою рыжую мордочку.

— Сегодня я буду говорить волшебные слова. А коробочка, бери ее, она пустая. Да, — сказал мой друг, — я буду говорить волшебные слова. И все сразу у нас изменится. Ха, ха, здоровски у нас получится. А ты, Леша, иди за мной шаг в шаг и не пропадешь.

Глава 3. Красный шар

— Ну что теперь делать? — спросил я.

— Смотри и слушай. Над нами сейчас появится большой красный воздушный шар.

Мне ничего не надо было объяснять. Я первый подпрыгнул и ухватился за веревочку шара. И тут же повис и Ладик. Мы поднялись над домами, над городом.

— Ты так летал? — спросил Ладик.

— Никогда.

Мы летели в полной тишине.



— Красиво? — гордо спросил лисенок.

Да, очень красиво.

Теперь ты понял, что началась игра?

— Твой день, — сказал я Ладику. — Будешь открывать игру.

Хорошо, — улыбнулся Ладик и сказал волшебные слова: «Что было бы, если бы шар наш лопнул?» И мы полетели вниз головой в черную яму.

Боюсь, боюсь, — подумал я. А мы уже крепко ударились о стенки ямы.

— Не огорчайся, — сказал Ладик. — Как хорошо отсюда смотрится небо. А ты посмотри вокруг.

Я оглянулся. Яма кишела змеями.

Глава 4. Опасность со всех сторон


— Не обижайся, — и раскосые глаза лисенка засмеялись. — А сейчас у нас еще веселее будет. Пускай покажут нам, как они живут под землей.

Я закричал:

— Ты должен был волшебные слова использовать нам на пользу, а ты делаешь так, чтобы было все страшнее и страшнее!

— Зато весело. Ты же не боишься трудностей, опасностей? Значит посмотрим, что здесь происходит, — и он обратился к змеям. — Эй, ребята, длиннохвостые! Тут где-нибудь есть подземный ход?

Глава 5. Дворец гадюк

Подземный ход был очень узким. Я едва протискивался вслед за Ладиком. Но через некоторое время стены прохода стали расширяться. Мы оказались перед железными воротами, на которых изображалась жизнь птиц и зверей.

— Леша, — сказал Ладик. — Ты ведь умеешь читать. Прочти, что написано на воротах.

— «Отсюда никто не уходил живым», — прочитал я.

— Неправильно написано, — сказал Ладик. — Вон гадюки ползают туда и обратно и ничего. А мы что, хуже их? — и он повернулся к змеям. — Эй, хвостатенькие, что у вас там?

— Ш-ш-ш, — это ход во дворец нашей королевы.

Ладик обернулся ко мне. «Ты бывал в гадючных дворцах?»

— Нет.

— Ну вот, видишь, интересно! Эх, я бы держался, — говорит лисенок, — за гадючный хвост. Но боюсь, что они меня неправильно поймут.

Двери дворца широко раскрылись. Что мне оставалось делать? Я пошел вслед за лисенком. Скоро стены сильно расширились. Откуда-то сверху вниз в зал лился голубой свет. И в первом же зале вдоль стен стояли огромные каменные цветы. Среди каменных листиков на цветах лежали змеи. Увидев нас, они поднимали головы и шептали: «Живые, живые». От этих слов мне почему-то не стало теплее.

— Мы живые, — засмеялся лисенок. — А вы разве еще не каменные? Здоровски красиво, — сказал лисенок.

Я ничего не ответил потому, что одна из гадюк обвилась вокруг моего тела, а другая — вокруг шеи, и гадючья смертоносная голова с ядовитым язычком-жалом касалась моей щеки. Мы шли, и шли, и шли. Я уже с трудом понимал, сколько зал мы прошли, — только краешком зрения видел, что среди каменных цветов неподвижно стояли и каменные животные — и слоны, и олени, и кабаны, и волки.

— Смотри, а лисицы тут тоже есть, — крикнул Ладик.

— Ш-ш-ш, — прошептали гадюки, — замрите.

— Бояться теперь уже поздно. Не забывай, что у нас есть волшебные слова, — и он откровенно захохотал.

Глава 6. Загадки королевы гадюк

Перед нами был белый каменный трон. Мы замерли и увидели, как из черного клубка на каменном троне поднялась самая длинная гадюка. На ее голове красовалась корона из сверкающих разноцветных камней.

— Шшмотри, какая у нас красивая королева, — прошипела змея около моей щеки.

— Подумаешь фокус! Здесь камешки всюду валяются. Нас пригласили познакомиться с королевой.

Змеи окружили нас плотным кольцом и даже не шипели.

— Из этого дворца, — тихо, но не пришептывая, сказала гадюка королева, — никто не выходил живым. Маленький укус и вы превратитесь в камень, пополните коллекцию дворца. Но по нашему обычаю, прежде чем ваши головы затвердеют как камень… Да чего ты ухмыляешься?

— А я вообще ухмыльчатый.

— Ладно, — сбилась с торжественного тона королева. — Прежде чем окаменеете, я загадаю вам несколько загадок. Это продлит вашу жизнь, если угадаете. Надо отвечать быстро и без запинок. Вы готовы?



— Да, — сказал Ладик. — Я очень люблю отгадывать загадки.

— Не болтай лишнего, лисенок. Скажи лучше, когда крестовик-паук рвет паутину?

— Перед дождем.

— Кто плачет без рыданий?

— Лошадь плачет без рыданий, а еще деревья в дождь.

— Где найти стеклянный лес?

— На зимнем окне.

— Что холоднее мороза?

— Страх.

— Что обжигает сильнее огня?

— Ложь вперемешку с клеветой.

— Что дороже золота?

— Жизнь.

— Что дороже жизни?

— Свобода.

— Что свободнее свободы?

— Игра.

И тогда королева-гадюка зашипела: «Ловкий лисенок, где это он все узнал. Но обещание выполню. По нашему змеиному обычаю мы устраивали в этом зале змеиный танец».


Глава 7. Загадка Ладика

Откуда-то вырвался розовый свет. Красный трон королевы переливался как заря. И в этом свете, прямо на белом троне, черная королева-гадюка начала извиваться. И вокруг нас змеи закачали головами, закружились.

— Одну минуточку, — прервал танец Ладик, — прежде чем превратиться в камень, я хотел бы тоже загадать загадку.

— Загадывай, малыш! — остановилась королева-гадюка.

— Ответь мне, о прекраснейшая гадюка из гадюк, королева гадюшника, что прекраснее цветка, холоднее снега и слаще сахара и чего ты больше всего хочешь?

— Мороженое, — и ее язычок-жало быстро за кружился во рту.

— Леша, — обратился ко мне лисенок, — где сейчас продают мороженое?

— Сейчас, — подхватил я хитрый план лисенка. — Конечно же, не здесь, а только в парке.



— Дай нам двух змей в помощь, чтобы прямо отсюда они прорыли вход в парк, и через несколько минут, ты королева, будешь есть пломбирно-прекрасное, веселое, как малиновый рассвет, холоднее снега и слаще сахара и, конечно же, самое желанное для тебя в мире — МОРОЖЕНОЕ.

Глава 8. У ларька с мороженым

Наши помощницы змеи сделали лаз около ларька с мороженым. Торговала мороженым толстая тетя. Лисенок взял две порции для себя и для меня.

— Не забудьте положить побольше варенья, — сказал лисенок продавщице.

О, как чудесно, после такого подземного страха наслаждаться здесь, в парке, мороженым. Получается такая сладкая кутерьма во рту, что страх быстро, быстро тает, обо всем забываешь.

— А деньги, лисенок? — потребовала продавщица.

— Скажите, тетя, вам лучше быть каменной или живой? — делая серьезную мордочку, спросил лисенок и его рыжие глаза засмеялись.

— Лучше живой.

— Тогда, пожалуйста, оглянитесь, — посоветовал лисенок.

Продавщица оглянулась, увидела двух гадюк, сразу попятилась. Она закрыла глаза, наверное, подумала, что все это ей снится.

— Дайте им порцию мороженого для королевы гадюк, — ворвался в ее сон голос Ладика.

— Я им целый торт дам, — проснулась тетя. — А вам, лисенок и мальчик, огромное спасибо. Если честно сказать, я больше люблю кошек, чем гадюк.

— А королева гадюк и я, — улыбнулся лисенок, облизывая шерстку на мордочке, — да, мы больше всего на свете любим мороженое.

Я оттащил Ладика от ларька. «Ты пользуешься волшебными словами, — упрекал я лисенка. — Мы чуть не погибли, а теперь еще бесплатно съели мороженое».

Ладик долго молчал, а потом ответил: «О, если бы я мог покраснеть, — вздохнул лисенок, — хочешь, я еще больше пожелтею».

— Нет, спасибо, — пригрозил я. — Расскажу про тебя папе и маме.

— Так ведь это же потом, — нахально смеялся лисенок, — а теперь идем кататься на каруселях. Там весело и без волшебных слов.

Мы кружились на каруселях, на чертовом колесе. Взлетали в небо на игровом корабле-спутнике.

Глава 9. Мы с Ладиком знакомимся с роботом

И всякий раз лисенок проводил меня, говоря: «Этот мальчик со мной». Нас сразу же пропускали. Наверное, у меня горели щеки. Мне было жарко и совестно. Но все заглушала веселая музыка. Мне, кажется, мы попробовали все аттракционы, даже в тире постреляли. Ладик стрелял лучше меня. Тут мне было особенно обидно. В каком лесу он научился стрелять так метко, что даже хозяин тира удивлялся? Надо было попасть в мишень, в самую середку, и тогда зайчик бежал в свой домик. Ладик стрелял, подпевая: «Пиф-паф, зайчик мой, убегай к себе домой».

В самом конце парка мы увидели толпу ребят. Мы, конечно, сразу же туда ввинтились… И оказались лицом к лицу с огромным говорящим роботом.

— Здорово, приятель, — крикнул ему Ладик.

— Разговаривайте вежливо, — проскрежетал робот своим железным ртом.

— Я с тобой поздоровался, а ты не сказал, как тебя зовут.

— Боря, — доброжелательно поглядел на нас зелеными глазами робот.

— Легко запомнить, — сказал Ладик. — Я знал поросенка по кличке Борька. Можно я тебя тоже буду звать робот Борька?

Ребята, окружавшие нас и робота, засмеялись. А у робота загорелись желтым глаза, будто разбились два яичных желтка.

— Борька, скажи, что умеешь?

— Я умею, — скрежетал железным ртом, — все: стрелять, паять, бегать, играть в шахматы, считать.

— А плеваться умеешь?

— Нет.

— У-у, — и лисенок насмешливо закрутил хвостом. — Да и считать, наверное, хорошо не умеешь?

— Я могу сосчитать звезды на небе.

— А пуговицы на своем пиджаке сосчитать можешь?

Надо сказать, что робот Боря был одет в железный пиджак, застегнутый на три железных пуговицы.

— Так сколько у тебя пуговиц? — спросил Ладик.

— Три. — Уверенно и быстро сказал робот.

— Посчитай.

— Ошибся, — вздохнул робот и жалобно скрежетнул. — Но их, правда, было три.

Ребята вокруг засмеялись. У робота глаза вспыхнули красным светом. Его рука хватала пуговицы, а кибернетическая память беспрерывно повторяла: «Один плюс один два, один плюс один два».


Глава 10. Лисенок шутит с роботом Борей

— Борька, — уже открыто насмехался лисенок, — а ты можешь сделать так, чтобы сразу выросло яблоневое дерево с яблоками? Яблоко бы упало, стукнуло бы тебя по кумполу и ты бы сразу сосчитал свои пуговицы.

Внутри робота глухо скрежетало железо, но он ничего не сказал.


Глава 11. В защиту робота Бори

Робот Боря действительно умел все делать. Но когда его создавали, то впаяли чувствительные неоны и он часто обижался.

Ладик шепнул волшебные слова и рядом появилось большое яблоневое дерево, усыпанное яблоками.

— Понял, как это делается, — засмеялся лисенок.

Зрители, а их стало огромное множество, зааплодировали. Лисенок еще больше загордился и приказал роботу: «Ну-ка, Борька, достань яблочко!»

Тяжелый железный робот, который в детстве, конечно, никогда не лазил по деревьям, обхватил ногами ствол и неумело полез. Он упрямо лез вверх. Уже протянул руку, чтобы сорвать яблоко, но ветка обломилась и, трах, с грохотом робот полетел на землю с целой кучей яблок.



Кругом громко смеялись.

Я потянул лисенка: «Пошли, хватит, это добром не кончится».

Ладик прижал уши и сделал вид, что меня не слышит. Он теперь уже вовсю дразнил робота.

— Видишь, сколько яблок насыпалось. Ешь, ешь, робот-неумеха. Собирай их и ешь.

Из глаз робота выскакивали красные искры.

— Я? Неумеха?

— А кто же? Ты просто железный сундук!

— О, — выдохнул робот, протянул свои железные руки и кинулся на лисенка.

Но тот ловко увернулся. Толпа расступилась. Мы бросились бежать. Мы прятались за разные ларьки, за карусели, за качели… А робот, не разбирая от гнева дороги, все сметал на своем пути.

Почти напротив парка начинался мост через реку. Мы побежали по мосту. Я уж надеялся, что робот нас не догонит, как вдруг услышал волшебные слова: «А что было бы, если бы мост сломался?» И конечно же, мы рухнули в воду.

— Ты погубишь нас, глупый лисенок. Зачем ты это сделал?

— Но ведь роботу надо дать шанс нас поймать. И потом, так страшнее…

Я плыл и думал: «Все обязательно расскажу папе с мамой. Пусть они знают, какой задиристый лисенок живет у меня в кармане».



Ладик плыл рядом. И снова я услышал, как он говорит волшебные слова: «А что было бы, если бы этот день еще долго, долго не кончался?».

Глава 12. На тайном совете роботов

Наверное, такой длинный день бывает только в сказке. В нем сто, а может быть тысяча часов. Я сказал папе с мамой, что Ладика надо воспитывать. Они сразу же со мной согласились, потому что сами меня воспитывали с утра до вечера. Нов этот особый день мне было не до того, потому что у нас началась страшная война с роботами.

По телевидению появилось сообщение, что на лесном острове в океане состоится секретное собрание роботов под тайным названием «Симпозиум». Мы с Ладиком не знали, что значит «Симпозиум», но понимали: «Войны не миновать». Весь поломанный лес на острове, да и вообще весь остров закрывало густым туманом. Этот остров не найти на карте, и о нем никто ничего не знал, а только телевидение.



Я попросил папу и маму купить самый крошечный телевизор. Мы этот телевизор спрятали у меня в кармане, где среди леса на поляне стоит домик Ладика. И вот мы включили секретный канал, по которому передавались только секретные сообщения… Маленький домик Ладика наполнился гулом, железным скрежетом. На экране замелькали какие-то разноцветные полосы.

— Ничего не могу разобрать, — вздохнул я.

— Леша, а давай нажмем кнопку настройки.

Исчезли разноцветные полосы, рассеялся туман, и стало видно поляну, а посреди поляны огромный пень. На пне стоял наш знакомый робот Боря.

— Друзья, — проскрежетал Боря. — Мы долго терпели, но последний винтик моего терпения рас крутился, когда меня стал дразнить нахальный рыжий лисенок, а рядом стоял его друг, мальчик по имени Леша. Я хочу, чтобы вы… И тут другие роботы, стоявшие среди леса, заорали, затопали… «Люди командуют нами, а теперь еще маленький лисенок. Этого допустить нельзя! Этого не будет! Не будет! Не будет. Мы лучше людей, мы умнее людей! А нас заставляют поднимать ужасные тяжести, а еще считать, крутить, винтить. Да мы все умеем, мы можем петь и танцевать лучше людей. И мы, вообще, красивее, железней…»

— А какой-то лисенок надо мной смеялся! — старался перекричать всех робот Боря…



— Не позволим, нет, нет, нет! — подхватили роботы. — Зачем нам люди, зачем нам звери… трава, деревья, все вытопчем. — Роботы стали раскачивать деревья. И некоторые при этом ужасно пели, как будто водили напильником по железу.

— Друзья, — старался перескрежетать общий шум робот Боря. — Внимание! Предельное внимание! Установите внутри ваших систем красную черту предельного внимания… Друзья роботы, мы ничего с вами не сделаем, пока не расправимся с этим зловредным лисенком. Ведь у него в руках, а вернее в лапах, а точнее в противной хитрой мордочке спрятано страшное оружие: волшебные слова.

Роботы опять зашумели: «О, волшебные слова! Надо созвать новый симпозиум против лисенка».

— Выключай, — сказал Ладик. — Нет, подожди, сейчас завалимся прямо к ним на «Симпозиум».

— А что скажут папа с мамой, — спросил я.

— Этого я не знаю, но боятся роботов — не станем. Через секунду, на телевизионном луче мы будем на месте.

Глава 13. Как появился Жембо

В ту же секунду мы, как на санках, покатились со скоростью света и оказались на пне рядом с роботом Борей.

— Здравствуйте, железные сундуки, — крикнул Лисенок. — Вы хотели меня видеть? Пожалуйста. Меня зовут Ладик. А это мой друг Леша.

Роботы молчали. Ярко светилась у них красная черта предельного внимания. Но они не могли сообразить, как мы попали на секретный остров «Симпозиум». И роботы своим кибернетическим умом стали быстро складывать, умножать, делить и опять умножать… Остров закрылся полнейшей тишиной, будто толстым ватным одеялом, потому что микросхемы их памяти вели гигантскую внутреннюю работу, что-то сопоставляя и отбрасывая, подключая Солнце, Луну, другие планеты и звезды, чтобы выйти в конце концов на нас с Ладиком.

Глава 14. Как родился Жембо

А лисенок, пользуясь тишиной, сказал:

— Я — лисенок Ладик — в этот длинный предлинный день объявляю вам войну-ловилку. А тебе, Боря, возвращаю то, что ты потерял. — И лисенок бросил роботу железную пуговицу. — Возьми, припаяй, тогда на пиджаке у тебя будет действительно три пуговицы. Вот тогда ты не ошибешься. Надеюсь, до трех ты умеешь считать? Ответь, пожалуйста.

У робота Бори от обиды и злости выскочили такие искры, что вспыхнули сухие ветки соседних деревьев. Лес охватило пламя. Роботы засмеялись, прикрывая железными руками свои дорогостоящие кибернетические головы.

А робот Боря, весь в пламени, закричал: «Клянусь, что я отвечу лисенку и его другу Леше. Отвечу очень быстро и беспощадно. И потому я беру себе новое имя: „ЖЕЛЕЗНЫЙ МСТИТЕЛЬ БЕСПОЩАДНОГО ОТВЕТА“, если кратко — Жембо. И я, Жембо, даю страшную клятву всеми проводниками и полупроводниками».

— Прощай, Жембо, — крикнул Ладик и бесстрашно ринулся в огонь… Я закрыл рукой глаза и устремился за лисенком. Хорошо, что «Симпозиум» был островом в океане, и мы прыгнули в воду… Мы поплыли.

— Не обгорел? — спросил я.

— Только кончик хвоста. Но Жембо за это еще заплатит, — и лисенок засмеялся, быстро подгребая лапками.

Я оглянулся. Все роботы вошли в воду. Впереди стоял разъяренный Жембо, из глаз которого вылетали искры. И, как говорят моряки, на много миль освещали океан. Над головой робота поднялись рога антенн.

Лисенок тоже оглянулся и крикнул: «Эй, двурогий Жембо, попробуй нас догони!»

— Не смейся, Ладик, — сказал я. — Ты что, не понимаешь? Он вызывает по рации быстроходные военные корабли.

Ясно, что положение наше стало трудным и крайне опасным: военные корабли легко нас догонят. И тогда в нас начнут стрелять из всех пушек и ракет. Нет, не будет никакой пощады от робота Жембо. Ведь он дал страшную клятву.


Глава 15. Роботы против Ладика

Вдруг я услышал отдаленный шум. Шум становился все громче, все решительнее ломал небо над нами. И я увидел между облаками вертолеты-наводчики и бомбардировщики.

— Ладик, — прошептал я, — мы пропали.

В ту же секунду с вертолета нас заметили… Они дали сигнал огромному бомбардировщику. Зловещий вой пикирующего бомбардировщика: две бомбы, как тяжелые, почерневшие от дождей спелые груши, полетели вниз. И тотчас же вокруг нас взметнулись столбы воды.

Я хотел закричать от страха и досады, но тут же меня потянуло на дно.

Когда мы стукнулись о песчаное дно океана, Ладик первый опомнился, вскочил и пихнул мне камышинку: «Дыши через нее, не бойся. Теперь они нас не найдут».

— Глупый лисенок, буль-буль-буль, — мне в рот попадала вода. Но я все-таки хотел ему объяснить, что нельзя волшебные слова говорить не на пользу, а во вред себе. — А то мы… буль-буль-буль.



Лисенок быстро приспособился дышать через камышинку, точно всю жизнь это делал и спокойно спросил: «Ты чего-то хочешь сказать?»

— Волшебные… буль-буль-буль.

— Ты волшебный или я волшебный?

— Не я буль… буль…. буль… не ты… буль… буль… буль…

— Конечно, — смеялся лисенок, — я совсем не волшебный: «Видишь, как у меня обгорел хвост? Зато посмотри, как кругом волшебно!»

Глава 16. Встреча на дне океана

И действительно, словно в сказочном саду, среди розовых кораллов, мимо проплывали рыбы необычайной красоты — плоские и толстые, полосатые — всех цветов. Словно сотни радуг вспыхивали вокруг.

Рыбы таращили на нас глаза.

— Ребята, — обращался к ним лисенок, — у вас нигде тут не завалялся телевизор? Можно даже черно-белый…

Рыбы открывали рты, пускали пузыри и не отвечали.

— Не понимаю их, — удивлялся лисенок, — рот надо открывать, чтобы говорить, а пускать пузыри в воде так просто.

Рыбы таращили на нас глаза.

— Ребята, — обращался к ним лисенок, — у вас нигде тут не завалялся телевизор? Можно даже черно-белый…

Рыбы открывали рты, пускали пузыри и не отвечали.

— Не понимаю их, — удивлялся лисенок, — рот надо открывать, чтобы говорить, а пускать пузыри в воде так просто.

— Скажи… буль… будь… будь… Домой… буль… буль… буль…

— А как Жембо? Он же поклялся нас поймать.

Ох, этот лисенок! Погибнет сам и погубит меня. Что тогда скажут папа и мама? Они будут плакать. И я подумал, что надо научить лисенка бояться. Жалко, что в воде это сделать очень трудно. Только изворотливый Ладик умудрился сразу говорить, дышать и еще любоваться подводным миром.

И я решил выждать. В конце-то концов я сам уж не такой трусливый. Мне даже захотелось сочинить храбрые стихи:

Рыбы плавают в воде, хэ-хэ-хэ.
А мы ходим тут по дне, хэ-хэ-хэ.
Не боясь ничуть беде, хэ-хэ-хэ.
Нет, не очень получается.

Глава 17. Встреча с крабом

И вдруг я опять услышал, как Ладик зашептал волшебные слова: «Что было бы, если бы… нас поглубже закопало в песок?»

— Ой, мамочка, будь… будь… будь… Погибаем… будь… будь… будь…, — попробовал кричать я, а сам думал. — Ну этого, лисенок, я тебе никогда не прощу!

Из песка поднялся огромный краб.

— Что такое? — спросил потревоженный краб, которого я совершенно нечаянно стукнул ногой.

— Телевизор есть? А компьютер? А дисплей? — спрашивал Ладик.

Краб долгое время смотрел на нас ничего не понимающими, круглыми глазами. Он пытался вспомнить: где он нас мог видеть.

— Скажите, вы не были на балу у морской звезды Жули в тысячном году после мирового потопа? Вы, конечно, помните, какой прекрасный был съезд звезд, рыб? — и краб ткнул в меня клешней. — Вы отлично танцевали со звездой Жули.

— Извините, но вы меня с кем-то спутали. — Я теперь научился дышать через камышинку и при этом не булькать.

— Разве вы не из семейства крабовых?

— Нет, я мальчик, а это мой друг — лисенок Ладик.

— Бывает и так, — вздохнул краб. — Но зачем же вы меня разбудили?

— Нам нужен телевизор, компьютер, дисплей, — напомнил Ладик.

— Черт возьми! Из-за этой ерунды вы меня потревожили. Идемте, я вам покажу. У нас этого добра целые кучи.



Краб с помощью своих клешней выбрался из песка, а мы вслед за ним.

— Видишь, как все отлично получилось, — сказал мне Ладик, — но только не забывай дышать через камышинку, а то останешься здесь навсегда.

И вдруг я опять услышал: «Что было бы, если бы… наши соломинки сломались и…»

Я не успел дослушать слова Ладика, как свалился без сил, я задыхался… и потом уж ничего не помнил.


Глава 18. Опасная проделка Ладика с камышинками

— Очнись, — толкал меня Ладик, — ну чего ты, очнись, под водой или над водой. Зачем обращать на это внимание.

Я с трудом открыл глаза.

— Молодец, — обрадовался Ладик, — вон, смотри, сколько рыб плавает — и ничего, прекрасно себя чувствуют.

— У них жабры, — пролепетал я.

— Жабры, швабры, ха-ха-ха, — передразнил Ладик. — А у тебя еще уши, и еще руки, и еще ноги. — Пошли скорее — у краба много ног, и он далеко от нас ушел.

Я медленно поднялся, но вскоре уже мог идти. «Удивительно, — подумал я, — что другие люди не догадались жить под водой. Надо только привыкнуть. Молодец Ладик, храбрый лисенок с обгорелым хвостом».

Мы догнали краба. Он стоял около огромной железной кучи.

— Выбирайте, — сказал краб, — тут все, что люди выбрасывают с кораблей.

Огромная куча банок из-под консервов, проржавевших железных ящиков, колеса.

— Нет, — покачал головой я, — это совсем не то.

— Гляди, гляди, Леша. Вот что нам нужно.


Глава 19. Знакомство с капитаном Дином

Чуть в стороне от железного мусора я увидел большой парусный корабль, зарывшийся днищем в песок.

— Кто-нибудь есть на корабле? — спросил Ладик краба.

— Конечно, капитан Дин.

Ладик подбежал к кораблю и закричал: «Капитан Дин, эй, просыпайтесь!»

— Что такое? — из капитанской рубки высунулось лицо с круглой бородой и трубкой во рту.

— Поднимайте паруса, капитан Дин, — звал Ладик. — Готовьтесь к бою с роботами.

— Паруса разорваны, а в днище огромные дыры, — грустно сказал капитан, выпуская из трубки водяные пузыри.

— Ерунда, — кричал снизу Ладик, — нам обязательно нужно победить робота Жембо. Вы что, боитесь?



— Я?! — взревел капитан. — Придется тряхнуть стариной. В бой, так в бой!

В ту же минуту появилась рыба-игла, которая торопливо стала зашивать паруса. А краб позвал своих братьев. Они своими туловищами заделали дыры в днище.

Две акулы взяли на буксир корабль, — и он медленно начал подниматься из песка и ила.

А рыбы, которые казались до сих пор вполне молчаливыми, на разные голоса стали распевать: «Браво, Дин, Дин, Дин».

Капитан Дин, улыбающийся, выпускал из трубки водяные пузыри, так что, казалось, это были клубы пароходного дыма, хотя для парусника дым совершенно необязателен. Наш корабль, на борту которого можно было прочесть надпись «Бесстрашный», медленно поднимался на поверхность океана.

Глава 20. Жембо ищет решение


Солнце не совсем проснулось, еще сонное поглядело, чего там в океане делается. Солнце любило смотреться в океан как в зеркало. Посмотрело и улыбнулось. И сразу побежали по волнам солнечные зайчики — рябь… рябь… рябь…

Прыгали зайчики и допрыгали до острова, где еще совсем недавно проходил «симпозиум» роботов… Увидело солнце остров, и потемнело его утреннее лицо, набежали на него тучи. Ой, что творилось на когда-то цветущем острове: деревья поломаны, обгорели, трава и цветы вытоптаны, а те, что остались, почернели от огня, и посреди пепелища сидел робот Жембо. Железным пальцем он чертил карты и схемы на выгоревшей земле.

Его кибернетический ум, усиленный нейрокомпьютерами, напряженно искал самое точное, самое правильное решение. А его железное сердце получало то радостные сильные сигналы — вот нашел, то слабые — нет не найду.

Другие роботы уже давно покинули остров.

— Мы не можем оставаться и ждать лисенка с мальчиком. Уходи и ты, уходи, — звали роботы Жембо. — Они погибли.

— Нет, — скрипел Жембо. — Мои сверх чувствительные нейроны говорят о другом: они живы.

Из воды вынырнуло маленькое странное существо: робот-крошка Мимо-1.

— Все сделано, как ты велел, — сказал Мимо-1. — По всему океану установлены магнитные капканы. Как только мальчик с лисенком появятся, магниты тотчас их притянут, а капканы захлопнутся.

— Хорошо, — прохрипел Жембо.

Оттого что он единственный робот, не спрятавшийся от огня, голос его прогорел, покрылся окалиной тяжелой хрипотцы, он кашлял, выплевывал пепел, куски обгоревшего дерева и даже отдельные винтики и гайки, впрочем не очень важные для здоровья.

— Ты бы шел отдохнуть, — посочувствовал Мимо-1.

В ответ Жембо протянул кверху железный палец, показывая на солнце.

— Оно почему-то поднимается вновь и вновь, — сказал Мимо-1.

— Да, день не кончается, — прохрипел Жембо. — Ты понимаешь, что это все проделки лисенка с его волшебными словами?

— Пусть так, но ты все-таки отдохни, отключи систему.

— А клятва?

— Разведывательные вертолеты установили, что лисенок и мальчик дышали через камышинки. Но потом по непонятным причинам камышинки исчезли. Я уверен, что они погибли и навечно остались на дне океана.

И в этот момент на горизонте весь в сиянии солнца появился парусник.

Часть вторая Птичий остров

Глава 21. Этот странный Том

Ученые давно изучают, и, изучая, поражаются полетам птиц. Во-первых, сам по себе полет птиц прекрасен. А, во-вторых, почему птицы не устают, делая такие большие перелеты? А вот почему.

Есть остров, где живет очень высокий человек по имени Том, который всегда зовет птиц отдохнуть. Здесь бывают рядом: и орлы, и аисты, и большие птицы, и маленькие.

Для малышей Том построил маленький домик, посадил розу. И свет от розы, которая у него цветет круглый год, помогает малышам прилететь и отдохнуть, светит как маяк. Есть маяки для кораблей. Они помогают кораблям найти дорогу. А вот и маленький маяк — роза помогает птицам, зовет их отдохнуть. И птицы давно к этому привыкли. А Тома давно уже называют человеком-птицей. Он стоит на острове, и птицы облепили его со всех сторон. Сюда обязательно прилетают отдохнуть орлы, и большой фрегат, и множество фламинго, и гусей, и лебедей. Отдыхают и крохали. Есть место и чирку-свистуну, и мандаринской утке, которые ничуть не боятся орлана. И обыкновенные горлицы покойно повторяют свое: тур, турр, турры смотрят на орлов. Словом, всем птицам здесь уютно и спокойно. И конечно же, остров окружают настоящим белым облаком чайки. Их радостные крики помогают другим птицам найти свой остров.


Глава 22. Страшная весть

На остров прилетел пеликан и сообщил ужасную весть: там, где собираются роботы на острове «Симпозиум», все разрушено, все уничтожено.

— Ой, Том, — вздыхал пеликан, — на острове не только поломаны деревья, но и многие сгорели.

Том заволновался. Над ним кружились птицы. А пеликан, которого зовут розовая Баба-птица, твердил беспрерывно: «Ой, что там я увидел: пепел, сгоревшие остатки кусков дерева, а рядом плавает парусник, на котором капитан Дин. Он везет лисенка и Лешу, потому что робот назвал себя Жембо и готовит им ответ быстрого реагирования. Короче, лисенку, мальчику и самому капитану Дину грозит большая опасность».

Весть обсуждали все вместе.

Почти все птицы захотели посмотреть, что творится на этом острове.

Глава 23. Идет подготовка к войне


На паруснике готовились к битве.

Маленький робот Мимо-1 все хотел узнать, как парусник подошел к острову. Почему корабль капитана Дина не был схвачен тайными магнитными ловушками.

— Да потому, — отвечал лисенок, — что наш корабль деревянный, но главное — мы все готовы к бою с Жембо. И ваши ловушки нам не страшны.

И крикнул Жембо, который метался по берегу: «Я не успокоюсь, пока вас не поймаю».

— Твои железные капканы, радары, нас миновали, — кричал лисенок.

Глава 24. Война


Жембо вырывал с корнями пни и бросал в парусник. Потом целые сосны. А лисенок выкрикивал: «Не попал! Перелет!» — или — «Не попал! Недолет!»

Потом лисенок обратился к капитану Дину: «Уважаемый капитан, ведь ваша трубка особенная? Вы курите водой. Курните пару раз в сторону этого разъяренного куска металла».

Капитан Дин, который умело маневрировал между летящими кусками обожженного дерева, едва заметно кивнул. Из его трубки сначала выбился один столб воды и залил Жембо. Потом не менее мощный второй залп воды. Вода так хлестнула Жембо, что он, весь залитый водой, легко вспомнил, как его сделали люди, и не знал больше, чем защищаться. И все может на нем заржаветь.

А лисенок, между тем, произнес такое, что я никак не мог понять. Он тихонько сказал волшебные слова: «Что было бы, если бы мы с Лешей попали бы в руки разъяренного Жембо?»

Уж такого никак я не мог понять. Тем не менее это был не сон.

— Ну что с вами сделать? Забросить на Луну или в самую дальнюю от Земли звездную туманность, — хрипел робот Жембо.

— Зачем ты думаешь о звездах? Посмотри, что делается у нас на небе.



Как волны разбушевавшегося океана налетали на Жембо отряды птиц. Чайки совсем заслонили ему видимость. Чайки кричали так пронзительно, что в его системе могло все испортиться от силы крика. А птицы летели и летели, и Жембо уже думал, как он будет обращаться к людям: «Эй люди, в моей технической системе все нарушено. Помогите!» И тут же он отказался от этой мысли. Сначала расправиться с лисенком.

Лисенок точно прочитал мысли робота и громко сказал: «Зачем сердиться, зачем ненавидеть. Есть на свете роботы — беспощадные мстители. Но зачем расходовать свою энергию так неразумно. Короче, надо научиться жить в мире с живыми цветами, лесами, полями, парусником, который бесстрашный. Он может в любую минуту уйти и лечь на дно».

— Да, — вмешался капитан, который вышел на берег, — лучше дружба. А вообще-то, мне пора домой. Здесь на поверхности мне трудно становится дышать.

Жембо и слышал, и не слышал, что тут говорят. Он крепче сжал руки: правую с Ладиком и левую с Лешей.

Но лисенок быстро выскочил из руки Жембо.

«Ты видел сколько птиц?» — спросил Ладик.

Чайки так облепили робота, что он остался стоять на берегу как странная фигура. Робот ничего не мог увидеть.

— Все теперь зависит от тебя, — сказал лисенок.

— А чего с вами делать? — спросил Жембо. Его кибернетическое сердце было в смущении и недоумении.

— А ничего не делать, — ответил лисенок. — Запомни, с нами не надо ничего делать, — лисенок поднял свой обгоревший хвост и добавил, — лучше бы опять вырастить здесь лес.

Глава 25. Обновленный Жембо

— Я одинок, — подумал про себя Жембо. — И все против меня: и огонь, и вода. Как посадить большое количество деревьев? Я одинок, — прошептал Жембо. — Это только кажется, что все роботы — друзья.

— А птицы? А добрый, добрый человек-птица Том? И, наконец, мы с Лешей? Одному посадить лес трудно. Но есть тысячи птиц, и они в клюве принесут зернышки для нового леса.



— Значит, правда я не один и у меня есть друзья? Всю жизнь мне не хватало друзей. А я так люблю и ребят, и птиц, и зверей! Неужели после пепелища, — и робот показал на разрушенный лес, — здесь снова поднимутся цветы и деревья? — И тяжелая железная слеза покатилась по его железному лицу.

Глава 26. Разноцветный мост

— Не расстраивайся, — сказал лисенок. И он покрутил своим опаленным хвостом.

И тут волнами стали прилетать и ласточки, и даже соловей, который подбадривал друзей своей песней.

— Пожалуй, я лягу на дно, — сказал капитан Дин. — Без трубки с водой мне тяжело дышать. Я уже привык жить под водой.

Леша стал благодарить капитана Дина.

— Не за что, — сказал капитан. — Я доволен прогулкой и сражением. Видно, есть у меня еще порох в пороховнице. — Капитан перешел на яхту и поднялся на капитанский мостик. Мы начали с ним прощаться.

— Я не буду ничего на свете бояться, — подумал Леша. — Ведь даже на дне океана есть друзья.

Глава 27. Печальный Жембо

С птичьего острова все время прилетали птицы. И усердие их быстро стало приносить плоды. Стали подниматься: и сосны, и ели, и дубы, и клены. Остров светился от множества цветов. Птицы продолжали приносить зерна. Остров словно заново родился. А Ладику все казалось мало. И Жембо надо помочь. Ладик подошел к печально блуждающему вдоль берега Жембо.

— Я хочу поделиться с тобой одним секретом. Пусть это будет нашей тайной. Это и секрет, и моя мечта, — сказал Ладик. — Давай построим здесь для всех ребят парк с аттракционами.

— А что мне делать? — спросил робот.

Глава 28. Новое имя

— А что тебе делать? — повторил Ладик. — Оглянись вокруг.

Дальше роботу не нужно было говорить ничего. Он сам все понял. И скоро на острове все изменилось. И здесь я услышал впервые волшебные слова, которые были направлены не против нас с Ладиком. Лисенок произнес их негромко, но получилось как-то, что все его услышали: услышали и птицы, и деревья, и даже другие роботы. «Что было бы, если бы здесь быстро появился парк». Стали подниматься вверх деревья и цветы. Непонятно откуда и как на обновленном острове появились звери и даже маленькие лошадки пони. И очень часто после грозы между птичьим островом и обновленным бывшим островом роботов перекидывалась радуга-дуга и по ней сновали птицы. И как-то само собой возникла идея построить здесь парк с аттракционами для ребят и зверят. Тут закрутилось Чертово колесо.



Больше всех старался наш робот. Он делал и колеса, и американские горки, и комнату смеха.

Жалко мне расставаться с привычным для меня именем Жембо.

— А очень просто, — сказал лисенок. — Ты сделал тут больше всех роботов, приглашенных сюда. Поэтому тебя можно назвать очень похожим именем: Гжембо. А расшифровывается твое имя так: Главный Железный Механик Большого острова. Ты не возражаешь?

— Нет, конечно. Но как же быть с малюткой роботом Мимо-1?

И тут я подсказал: «Пускай Мимо-1 продает мороженое всем, и лучшее мороженое для королевы гадюк. Ведь он не боится змей? И будет продавать пломбирно-прекрасное, землянично-красивое мороженое. И правда, мороженое любят и дети, и звери, и, особенно, королева гадюк. А для ее королевского Величества всегда будет приготовлен мороженый торт».

Вдруг мы услышали как звали нас мама и папа: «Леша, Ладик, уже много времени. Идите спать!»

— Еще день не кончился, — ворчал Ладик. Но все равно нам пришлось быстро вернуться. Но только мы оказались дома, как на небе появилась луна. Длинный день кончился. И я услышал, как из кармана Ладик сказал: «Жалко, что даже длинные дни бывают такими короткими». И тихонько добавил волшебные слова: «Что было бы, если бы моя кроватка развалилась и я бы с грохотом полетел на пол?» Но ничего не получилось, потому что ладикин волшебный день кончился.



И Леша, и лисенок Ладик уже глубоко спали, вспоминая прошедший день.


Но если вы, ребята, захотите, то сказку-игру можно продолжить. Придумайте сами что-нибудь про Ладика и его друга Лешу. Можно стихи. И еще нарисуйте. Мы все узнаем, что было с ними потом.

Георгий Балл Пушинка

Глава 1

Я нарисовал на небе домик и одно окошко, не очень большое, а дверь не стал рисовать. Зачем рисовать дверь, если я сам находился внутри домика и лежал на кровати. Я лежал на кровати и чего-то ждал. Вдруг окошко тихонечко приоткрылось и в комнату влетела Пушинка. Она покружилась по комнате и опустилась на стул, который стоял рядом с моей кроватью.

— Ты еще спишь? — спросила Пушинка.

— Нет.

— Спишь, спишь. Как тебя зовут?

— Леша.

— Эх ты, соня Леша, — засмеялась Пушинка.

И смех ее был такой пушистый, что я даже никогда такого не слышал. Я сел на кровати, чтобы показать — нисколько я не сплю.

Может быть, я вообще никогда не сплю. Может, есть у меня вороной конь и темной ночью я скачу по темному городу. И только утром возвращаюсь в домик. Вот и сейчас я вернулся в свой нарисованный домик, лег на кровать, немножко закрыл глаза, а немножко открыл, даже теперь совсем открыл глаза.

— Ну, и где твой конь? — спросила Пушинка.

— Кони скачут и он ускакал.

— Все ты придумал, — сказала Пушинка. — А теперь быстро вставай и накорми меня завтраком. Я очень хочу есть.

Что мне оставалось делать? Нельзя же обижать гостью. Я пошел на кухню и принялся готовить завтрак. Приготовил яичницу «бедных рыцарей» и все поставил перед Пушинкой на стол.



— А где молоко? — спросила Пушинка.

— Нету. Молоко белое, как же я его нарисую?

— Достань немедленно, — потребовала Пушинка.

Мне пришлось объяснять ей, что коровы давно уже пошли пастись на луг и надо дождаться вечера, когда их пригонят домой.

— Нарисуй корову, — приказала Пушинка.

Я взял карандаш и стал рисовать. Я очень старался и когда показал Пушинке то, что у меня получилось, она презрительно сказала:

— Это не корова, а Козяка-бозяка. Пускай она тоже уходит пастись на луг и пускай подальше уходит.

Как мне ни жалко, но мне пришлось расстаться с Козякой-бозякой.

— Молоко, молоко, — требовала Пушинка. — Хочу молока.

В конце концов она вскочила и стала летать по комнате. И со всех сторон, как из динамиков, летели на меня ее требовательные слова:

— Молоко, хочу утром пить молоко!

— Пожалуйста, — вдруг услышали мы.

Из щели комнаты, где у меня не сошлись линии рисунка, вылез Мыш с чайником. Он посмотрел на нас ясными голубыми глазами и опять повторил:

— Пожалуйста, пейте молоко. Тут целый чайник.

Мыш налил в чашку молока, а Пушинка опять капризно сказала:

— Нарисуй, Леша, на чашке голубые цветочки. А то чашка белая, молоко белое, и я могу ничего не увидеть.

Пушинка позавтракала и потребовала, чтобы я нарисовал ей магнитофон, потому что она, оказывается, хочет слушать теперь музыку.

Мне это было не очень трудно, потому что магнитофон похож просто на ящик. Но самое неприятное, что Пушинка заставила меня танцевать, а голубоглазого Мыша с чайником — хлопать в такт крышкой.

Мыш с чайником все время повторял, что он торопится обратно в щель, что он очень взрослый Мыш, что у него остались в норке дети, что им пора в школу.

А Пушинка ничего и никогда не хотела слушать. Наконец, она сказала:

— Нарисуй, Леша, дверь, я хочу пойти гулять. Даже не только гулять, а я хочу поехать в тот город, которого нет на свете, и подружиться в том городе с таким зверем, которого никто никогда не видел и не знает, как зовут.

Ну что мне оставалось делать? Я нарисовал дверь.

Глава 2

Дверь открылась, и мы вышли на дорогу. О, это было совсем не просто. Надо было рисовать дорогу, а вдоль дороги — деревья с апельсинами, грушами, бананами и даже с арбузами. Но и это было не самым трудным. Пушинка никак не хотела, чтобы я шел впереди нее. Мы должны были идти так: впереди Пушинка, сзади я со своими цветными карандашами, а за нами — Мыш с чайником.

— Извините, — кричал Мыш, — у меня в доме остались дети. Кто их накормит? Кто их напоит молоком?

— Дети-мышата, — наставительно сказала Пушинка, — сами должны добывать себе пищу.

И повернулась ко мне:

— Леша, нарисуй солнышко, мне чего-то холодно.

Я не спорил и быстро нарисовал солнышко и множество желтых горячих лучей, а уже через пять минут Пушинка сказала:

— Ой-ой, мне жарко! Нарисуй что-нибудь, чтоб не было жарко.

И тут началась ужасная кутерьма. Туча закрыла Солнышко, из Тучи пошел дождик. Над Пушинкой раскрылся кружевной зонтик. Я надел Пушинке резиновые сапожки, а она топнула ногой в резиновых сапожках так, что в луже вода разлетелась в разные стороны.

— Прекрати дождик. Немедленно нарисуй солнышко, звезды и луну.

— Но так не бывает, — попробовал возразить я.

— Как хочу, так и будет.

Конечно, вы понимаете, что так и было. Долго ли, коротко, но впереди мне пришлось нарисовать дворец со множеством башенок.

— Вот тут мы отдохнем, — подумал я.


Глава 3

И напрасно. Впрочем, немножко мы отдохнули. Самую, самую малость. Пушинка закрывала свои пушистые глаза на какую-то минутку, а потом открывала и требовала:

— Леша, иди на кухню и приготовь завтрак, обед и ужин. И почему на тебе нет передника и белого чепца на голове?

— Ну, я же не девчонка, — попробовал возразить я.

— Ты будешь, как я захочу.

Целый день я вместе с Мышом провел на кухне. Я готовил, а вернее, рисовал разные, самые удивительные, самые вкусно-непонятные кушанья. Потом мне надо было скорее бежать рисовать стол, стулья. Потом рисовать множество комнат, ведь это все-таки был дворец. В главной комнате дворца — зале — был камин и горел огонь. Пушинка села за стол, а мы с Мышом бегали и на кухню, и в зал и приносили кушанья. Их было, может быть, сто пятьдесят, а может быть, больше. От всего Пушинка отщипывала маленький-маленький кусочек. Я уже говорил, что Мыш мне помогал. Но ему было еще труднее моего. Он не хотел выпускать из лапки и чайник. Когда Пушинка позавтракала, пообедала и поужинала сразу, она вздохнула и объявила:

— Теперь я хочу смеяться. Леша, нарисуй целую комнату смеха.



Это я сделал с удовольствием. В комнате были зеркала разной формы — выгнутые и вогнутые — и мы в них отражались, будто нас стало множество.

— Какие у тебя уши, Леша… А нос…. Ха-ха, — смеялась Пушинка.

— И ты не один. Тут сто Леш. И сто пузатых Мышей с худенькими чайниками. Ха-ха, и сколько Пушинок, — раздавался ее пушистый смех. Потом она тихо сказала:

— Пора, чтобы дворец захватили разбойники. Надеюсь, это будут самые кровожадные разбойники на свете.

Вдруг в дверь дворца сильно застучали. Мыш пошел открывать, и вскоре он появился с мальчиком в синей матроске.



— Разве ты его рисовал? — спросила Пушинка.

— Я — Миша Малинин, — сказал мальчик, — никто меня не рисовал. Просто я увидел дворец и пришел. Лично я очень люблю дворцы.

Без приглашения он подошел к нарисованному мною креслу возле камина и преспокойно в него плюхнулся.

Глава 4

Ночь все темнела. Испуганная Луна не только зашла к себе в дом, но еще спряталась в глубоком подвале. Солнце закрылось черным-черным одеялом. Звезды щелкнули выключателями и погасли. Такой темноты еще никогда не было на земле.

— Карр, — сказала Ворона, обращаясь ко всему вороньему царству. — Наконец, наступила наша Воронья Ночь.

А старый Ворон добавил:

— И воронья ночь, и воровская.



И поэтому совсем неожиданно и очень ярко на лесной поляне загорелся костер. Вокруг него сидели такие кровожадные разбойники, которых свет еще не видывал. Они были ужасно зубастые, зубастый рот у них был не только спереди, но и сзади. Спереди у них было два глаза, а сзади, правда, только один. Зато всюду за поясом у них были заткнуты пистолеты и ножи: и спереди, и сзади, и с боков. Карманы их штанов были оттопырены от огромного количества пуль.

— Разбойники! — сказал Главный разбойник, а попросту Атаман. — Сегодня ночью мы захватим заколдованный дворец.

— Подумаешь, захватить дворец! — сказал один из разбойников. — В нем только маленькая Пушинка, двое мальчишек да Мыш с чайником.



— Закрой рот, Косой, спереди и сзади! — грозно сказал Атаман. — Я же предупреждал: этот дворец заколдованный. — И он развернул карту переходов и залов дворца. Разбойники склонились над картой. Три раза прокаркал Ворон.

— Три часа, — сказал Атаман. — Самое глухое время, и нам пора.

А во дворце мы легли спать, и так как я очень устал, то сразу же заснул. Во сне мне приснилось, что я иду по зелено-серебристому лугу. Потом как-то незаметно для себя я превращаюсь в бабочку с разноцветными крыльями. Этот сон мне снится давно, даже во сне я чувствую запах цветов, слышу, как на перекатах шумит река, и легко порхаю от цветка к цветку. Вдруг что-то темное скользнуло по лугу, будто злая птица с кривым носом зависла над ним.

— Тень! — я открыл глаза и увидел, что стекло в моей комнате разбилось и появилось усатое лицо Атама на разбойников.

— Миша! — позвал я. — Пришли разбойники.

— Я сплю, — откликнулся он.

— Миша Малинин, — опять позвал я. — Уже окно разбито.

— Я крепко, крепко сплю, — ответил он.


Глава 5

Я вбежал в соседнюю комнату. Это была дворцовая спальня. На огромной кровати, положив голову на три подушки, под двумя красно-синими пуховыми одеялами спала Пушинка.

— Проснись, — прошептал я. — Ты хотела разбойников, и они пришли.

— Ничего я не хотела. Ночью надо спать.

В соседних комнатах уже слышался грохот бьющихся стекол в окнах. И тогда я вспомнил зеркальную комнату. Я открыл дверь комнаты смеха и позвал:

— Если вы настоящие разбойники, то заходите в эту комнату, и мы сразимся. Но, может, вы боитесь?

Разбойничий Атаман просто зарычал от обиды и злости. А я быстро нарисовал меч и пуленепробиваемый щит. Вооружившись, я хотел бежать вслед за разбойниками, как вдруг услышал:

— Леша, я с тобой.

Внизу я увидел Мыша с чайником.

— Чем же ты станешь сражаться?

Мыш поднял крышку:

— Вот этим.

Мне некогда было спорить. Зеркальная комната дрожала от смеха разбойников. Когда мы вбежали, разбойники показывали друг на друга, хохотали. И вдруг увидели в зеркалах множество мальчиков и мышей. Атаман зарычал:

— Начинаем сражение.

— Да, начинаем, — откликнулся я.

Мыш загремел крышкой чайника.

Атаман зарычал:

— Смерть мышам и мальчишкам!

Разбойники пошли в атаку. Атаман выхватил пистолет и выстрелил. Пуля попала в щит и рикошетом ударила в зеркало. Осколки посыпались на пол. Я размахнулся и срезал у Атамана один ус.

Разбойники палили из пистолетов, размахивали кинжалами, попадали в зеркала. Стоял страшный грохот. Я размахнулся еще — и срезал у Атамана второй ус. Атаман увидел себя безусым в зеркале и заорал:

— Мы пропали! Спасайтесь, кто может.

Атаман схватился за свое безусое лицо и завыл, и заплакал, как последний плакса. Разбойники кинулись вон из комнаты и вообще из заколдованного дворца. Наверное, надолго они его запомнят.

Глава 6

На полу еще оставался безусый Атаман.

— Надо ему помочь, — сказал Мыш. Он сунул носик чайника в рот Атаману.

Когда разбойник приподнялся и понял, что Мыш поил его молоком, Атаман завыл:

— О, мама, зачем на моем страшном пути еще такой ужас, как молоко!

И он убежал вслед за своими товарищами.

Я не мог заснуть до утра. Мыш тоже не спал. Когда проснулась Пушинка, ее звонкий голос наполнил комнаты дворца.

— Хочу молока, — прозвучал ее требовательный утренний голос.

— Сейчас я позову Мыша, — отозвался Миша Малинин.

И он начал рассказывать про сражение с разбойниками.

«Значит, он не спал, — подумал я, — а только подглядывал».

Миша схватил мой меч и показал, как он отрубил усы у Атамана разбойников: — раз, раз…

— Какой ты храбрый, Миша Малинин. А что делали Леша и Мыш?

— Спали.

— Вот как? А я не спала. И все видела.

Миша стал красный, как ягода малина.



Мыш загремел крышкой чайника, чтобы мы не глядели на Мишу Малинина.

— Где же мое молоко? И чтоб не из носика, как Атаману, а из красивой чашечки, — крикнула Пушинка.

Я взял меч, выбежал из дворца, срезал колечко у березы, сделал ковшик. А меч выбросил… И без меча я могу победить всех разбойников. Мыш налил в ковшик молока. И мы преподнесли Пушинке ее утреннее молоко, пахнущее деревом и летом.

— Хочу ледяную горку, — сказала Пушинка.

— Как? Летом? — удивился я.

— Да, нарисуй, и мы будем с нее скатываться.

Что мне оставалось делать — я нарисовал. А потом она потребовала совсем несуразное: чтоб поезд ездил по морю, а пароход летал по небу — и все это делал я, своей рукой.

— Пойми, так не бывает, — сказал я. — У меня и карандаши кончаются.

— Вот как: ты пожалел для меня свои карандаши?! Тогда я улетаю от вас на луг, к моим сестрам.

И она чуть подпрыгнула и полетела.


Глава 7

— Что ты наделал? — сказал Миша Малинин. — Она может совсем улететь.

Пушинка поднималась все выше и выше.

— Бежим за ней! — крикнул я.

Ветер гнал Пушинку. Мы бежали, но вскоре потеряли ее из виду. Грустный, я сел на пень. Миша Малинин сказал:

— Мне не так нравилась Пушинка — очень капризная. Ну что, я пойду.

— И мне пора, — сказал Мыш. — Мои дети остались без молока.

— Прощайте, — сказал я.

— Я тебе погремлю крышкой чайника, — сказал Мыш.

Я слышал, как Мыш стучал крышкой чайника. Скоро и этот стук я перестал слышать. Сначала он был тише, тише, потом совсем не слышен. Я поднялся и пошел. Не знаю, сколько я шел, — целый год, а, может, минут пять-десять. Я вышел на золотистый луг, весь заросший одуванчиками. Я сразу увидел, как в голубом небе закружилась Пушинка.

— Ты та, которая ночевала в заколдованном дворце? — спросил я.

— Нет, я ночевала здесь, а теперь улетаю.

— А где моя Пушинка?

— Спроси у них.

Я посмотрел в тот момент, когда ветер уносил в небо сто, тысячу пушинок.

— Грустно без нее, — услышал я.

Внизу стоял голубоглазый Мыш с чайником.

— Что ж ты не пошел к своим детям?

— Мама их накормит. Я не хочу тебя оставлять одного.

— Не знаю, что делать, — вздохнул я.

— Как? Она просила нарисовать город, которого нет на свете, — напомнил Мыш.

— Да! Да! Верно, — обрадовался я. — Как же я забыл.

И прямо на небе стал рисовать перевернутый город… Вдруг кто-то замяукал или загавкал. Рядом стоял нарисованный мной раньше зверь Козяка-бозяка.

— Вот и зверь, — сказал Мыш.

— Но она не захотела с ним дружить.

— Кто знает, что теперь будет, ведь она капризная.

— Да, капризная. Но она была моя Пушинка. Помнишь, Мыш, как она радовалась, как пушисто смеялась?

Стало быстро темнеть. Над моим нарисованным городом поднялась круглая Луна.

И я подумал, что моя Пушинка могла улететь на Луну, если ей так захочется.

Георгий Балл Необычайные приключения Сосиски и Сардельки

Глава 1. В кипящей кастрюле

Эта история произошла у меня на глазах. Ну, может быть, не совсем на глазах, а около глаз. Вернее, не близко, не далеко, за тридевять сказочных земель, а еще точнее, не в соседнем доме, не в соседнем парадном нашего дома, а если правильнее сказать, то в соседней квартире.

Всем известно, что в соседней квартире жил-проживал ужасный обжора. Еще его называли троглодит, а еще лучше — проглотит, но совсем правильно — сосискоед, даже Жиртрестсосисок, а также и сарделек. Ну, проще сказать, он совсем не прочь был съесть, слопать, сшамать сто пудов сосисок и еще сто пудов сарделек. Короче говоря; звали его Лёлик. Кто-то помнил, что когда-то этого обжору звали Лёня, но теперь все забыли. Для нашего двора он был Жиртрестсосисок Лёлик.

А вообще-то говоря, хорошо, что он жил в соседней квартире, а то бы мы не узнали о сказочно-удивительной истории, которая произошла.

Уж не помню, сколько пудов съел Лёлик, только в кухне на плите осталась кастрюля, в которой варились всего одна Сосиска и одна Сарделька.

Сосиска варилась аккуратно, без большого шума, серьезно, если можно так выразиться, воспитанно. Но про Сардельку этого никак нельзя было сказать. Она подскакивала, похихикивала, даже старалась как-то почесаться, потому что ей было горячо. И она перекручивалась с боку на бок. И вдруг расхохоталась:

— Ой, жарко! Ой, щекотно от пузырьков… хи-хи… Я прям варюсь… Хи-хи…

— Перестань смеяться, — урезонивала Сосиска. — Да, мы варимся, но это скорее ужасно, чем смешно.



— Хи-хи, варимся. Ведь этак можно и совсем свариться…

— Можно, — глухо ответила Сосиска, — и, наверное, нужно.

— Почему нужно? Кто сказал? — запротестовала Сарделька.

— Ну, я не знаю.

— Ах, не знаешь…

В это время со двора позвали:

— Жиртрестсосисок, иди, будешь стоять в воротах.

Отказаться от такого лестного предложения Лёлик, конечно, не мог, и он, совершенно забыл про Сосиску с Сарделькой, про кастрюлю на плите, вообще про все на свете, кроме футбола, опрометью бросился из дома.

Глава 2. Первый завтрак на свободе

Лёлик опрометью бросился из дома. Естественно, квартира его осталась пустой, но… не совсем… Из кухни все громче раздавались голоса.



В кастрюле уже был настоящий кипяток, тот, что зовётся крутым.

— С меня хватит! — крикнула Сарделька, и, подпрыгнув на очередной кипящей волне, выскочила из кастрюли прямо на плиту. И тут же начала почесываться маленькими толстыми ручками. Очевидно, в результате излишнего перекипячения она как бы заново родилась на свет: и с ручками, и с ножками, и с головой — в общем, все было в полном порядке… Но без кипящей воды Сарделька сразу почувствовала разницу температуры.

— Хи-хи… Холодно. Ой-ой! — И Сарделька, схватив тряпку с плиты, быстро ею обкрутилась.



— Помогите! Помогите! — раздался истошный голос из кастрюли.

— Погоди, сейчас, — Сарделька схватила половник и с большим трудом сунула в кастрюлю. — Цепляйся, подруга, у тебя ведь от кипячения ручки и ножки выросли, — кричала Сарделька. — Цепляйся и вылезай.

Сосиска с большим трудом буквально вывалилась из кастрюли.

Сарделька обкрутила ее другой тряпкой.

— Ой… ба… ба… ю… юсь… те… теперь… что же… бу… бу… будет, — твердила Сосиска, ее трясло от холода. Кроме того, Сосиска беспокоилась, правильно ли они поступили, выскочив без разрешения из кипящей кастрюли.

Сарделька между тем расхаживала по плите, потом, изловчившись, прыгнула на стол.

— Ха-ха! — раздался ее смех. — Тут хлебушком можно разжиться. Прыгай.

— А имеем ли мы право? — хныкала Сосиска.

— Право? Ну ты даешь, подружка… Ха-ха… Нас варили, кипятили, а потом вообще забросили. Будешь ты прыгать, вареный фарш? А то я все одна съем.

Сосиске после кипячения очень захотелось есть. Придерживая тряпку руками, довольно ловко она сиганула на стол. И тоже стала жадно уплетать хлеб.

— Смотри, холодильник! После кипятка — туда, а?! — засмеялась Сарделька. — Пойдем?

Она спрыгнула со стола и стала пробовать открыть дверцу.

— Эй, подружка, чего глядишь? Подсоби, — позвала Сарделька.

Сосиска, после некоторого колебания, решилась, подскочила тоже к холодильнику. Вместе они открыли дверцу.

Сарделька сразу заметила торт.

— Ребята, налетай! — крикнула Сарделька.

— Не смей трогать, — пыталась остановить ее Сосиска.

— Я только цукатики.

Сарделька схватила цукатик… и еще… и еще… и еще… и еще… А за ними отковырнула здоровый кусок торта.

— Может, правда, только попробовать, — сказала Сосиска, поджав губы.

Незаметно они съели половину торта.

— Вот теперь я готова хоть в огонь, — похлопала себя по раздувшимся бокам Сарделька.

Глава 3. Встреча с куклами

Сарделька похлопала себя по раздувшимся бокам и завалилась тут же спать на полу.

А Сосиска с тоской подумала, что скоро вернется Жиртрестсосисок Лёлик и он их теперь наверняка съест.

Она вышла из кухни, вошла в комнату и увидела в углу груду игрушек.

Нужно сказать, что Лёлик, хотя и был уже не маленьким, а довольно большим Жиртрестомсосисок, очень любил, а вернее, обожал играть не в солдатиков, нет, а в куклы. Да, представьте себе… Просто трудно в это поверить, но…

Сосиска подошла к трем куклам: двум девочкам и толстому матросику.

Она вежливо поздоровалась:

— Добрый день.

— Добрый, — хором ответили куклы.

Большая кукла с длинными ногами сказала, что ее зовут Ира, поменьше — Надя, а матросика — Васенька.

— Вы приехали из-за границы? — спросили куклы.

— Я? — Сосиска не знала, что ответить. — Ну, в общем… В каком-то смысле…

— А папа Лёлика привозит нам платья из-за границы, — похвастались Ира и Надя. — Как вам нравятся наши платья?

Надя с Ирой покружились.

— Очень милые, — сказала Сосиска.

В это время Сарделька проснулась и тоже вошла в комнату. Она слышала хвастливые слова Иры с Надей и сразу включилась:

— Да, мы вернулись из-за границы. Но там на нас напали разбойники.

— Разбойники?! Как интересно! Расскажите скорее, пожалуйста, — зашумели куклы. А Васенька пошел за своей саблей и воинственно махнул ею.



— Да обыкновенно все получилось, — сказала Сарделька. — Мы пошли в заграницу, чтобы поесть тортовых деревьев. Вы ведь знаете, за границей торты растут на деревьях, а не в холодильниках, как у вас… И вот ходим мы по загранице, среди тортовых деревьев… И ха-ха-ха… Срываем цукатики, а не целые куски… Зачем?.. Ведь цукатики вкуснее… И вдруг… Ха-ха-ха… Из-за тортовых деревьев выбегает тысяча разбойников-пиратов. Они размахивают саблями, вот такими, как у этого матросика. Ведут нас к кипящему морю. Сажают на корабль. Везут к самому центру кипящего моря, заставляют раздеться и прыгнуть в кипящую воду.

— Ой, какой ужас! — вскричали куклы. А матросик Васенька закрыл глаза.

— Ха-ха-ха! — захохотала Сарделька. — Они думали нас сварить, а мы переплыли море… И, как видите, благополучно выбрались на сушу. Мы здесь. Теперь нам срочно нужно подходящее платье, а то — ха-ха-ха… — в этом тряпье мы выглядим как вороньи пугала. Короче! Если вы нам не дадите платья, то мы вас рассечен, — Сарделька показала на Васенькину саблю, — на тысячу мелких аппетитных кусочков и съедим с горчицей.

Куклы задрожали и не двигались с места.



— Поторапливайтесь! Сто тысяч бочек кашалотов!

Ирочка и Надя опрометью бросились к своим шкафчикам, гардеробчикам, начали доставать свои платья.

Сосиска надела голубое Ирочкино платье, хотя оно было несколько коротковато. А на Сардельку ничего не лезло. Тогда она показала на Васеньку:

— Ну-ка, молодец, тащи свое: джинсы, тельняшку… Скорее же, толстая пыхтелка.

— Я не толстая пыхтелка, — возразил Васенька.

— Со мной не спорят, а то знаешь, что будет? — и Сарделька вырвала у Васеньки саблю.

Потом Сарделька попробовала влезть в Васенькины джинсы, которые на ней затрещали. Но тельняшка оказалась впору.

В это время по лестнице затопал Жиртрестсосисок Лёлик — пора было убираться.

Сарделька подошла к окну, которое выходило на улицу.

— Девки, — приказала Сарделька куклам, — давай те быстро стаскивайте с Лёликиной кровати простыню, скручивайте жгутом, спускайте вниз из окна…

Куклы перекинули простыню, а Сосиска с Сарделькой начали по ней спускаться.


Глава 4. Как Сосиска и Сарделька получили новые имена

Сосиска с Сарделькой стали спускаться по простыне… Но тут поднялся сильный ветер, куклы не выдержали, выпустили простыню из рук…

Сосиска с Сарделькой полетели над улицей.

В это время по улице проезжали «Жигули». Машина ехала не прямо, а делала хитрые зигзаги, выскакивала на осевой путь. За «Жигулями» гнались с гудящими сиренами две синие милицейские машины.



Сосиска и Сарделька упали прямо на капот «Жигулей». В «Жигулях» были трое бандитов, которые только что ограбили сберкассу, и главарь бандитов (он сидел за рулем) зарычал:

— Не закрывайте ветровое стекло! Убирайтесь!

Сосиска с Сарделькой не только не хотели убираться, а наоборот — притиснулись ближе, облепив стекло руками. При этом Сарделька не выпускала из руки саблю.

— Застрелю! — взревел бандит и полез в карман за пистолетом.

— Ну, попали в переделку, хуже кипятка, — усмехнулась Сарделька и замахала сабелькой так, что у бандита замелькало в глазах.

Он крутанул рулем, машина выскочила на тротуар, ударилась в стенку. На бандитов посыпались стекла. А Сарделька с Сосиской схватились друг за друга.

— Приехали, — сказала Сарделька. — Станция Дерезай, кому надо — вылезай.

Тут подоспели синие машины. Милиционеры приказали бандитам:

— Вылезайте. Сопротивление бесполезно.

Бандитов повели в милицию, а вместе с ними Сосиску и Сардельку.

— Как вас зовут, ребята? — спросил начальник милиции.

Сарделька тут же нашлась и выпалила:

— Меня — Вася.

— А фамилия?

— Сарделькина… то есть Сарделькин Вася, а ее — Ира Сосискина.

— Вот что, ребята, — сказал начальник, — до выяснения обстоятельств вам придется вместе с этими «джентльменами удачи», — и начальник кивнул на бандитов, — побыть рядом в комнате.

За тремя бандитами, а также Васей Сарделькиным и Ирой Сосискиной закрылась дверь.

Сразу же главарь бандитов проговорил с угрозой:

— Мне кажется, в воздухе запахло вареными сосисками с сардельками. Лучше бы их съесть с пивом, но раз пиво здесь не подают, то мы так с ними расправимся.

Ира Сосискина затряслась, и платье закачалось, точно от сильного ветра.

А на Сардельку напал смех:

— Это правда… ха-ха-ха… Тут не ресторан и не кафе… ха-ха… даже не… хи-хи… столовая… Хотя ваш бандитский нос я сейчас отрублю саблей, и он покатится как синяя картошка.

— Мой синий нос?! — взвыл главарь. — Дайте зеркало.

Но ему, конечно, никто зеркала не дал, а другие бандиты засмеялись. Ведь главарь их стукнулся о ветровое стекло, и его нос был, действительно, как ноздреватая, синяя картошка. Вася Сарделькин еще громче рассмеялся:

— Надо посадить синюю картошку, вот и вырастит новый сорт картофеля под названием «Синяя бандитская».

Бандит хотел кинуться на Васю Сарделькина, но в это время дверь открылась.

— Вася Сарделькин и Ира Сосискина, пожалуйста, выходите, — вежливо сказал милиционер.

Начальник милиции посадил Васю и Иру перед своим столом.

— Дорогие ребята, мы узнали от свидетелей все обстоятельства. Вы проявили удивительное бесстрашие, прыгнув на бандитскую машину. Большое вам спасибо за задержание опасных преступников, — и начальник пожал им руки.

Глава 5. В зоопарке

Начальник милиции пожал руки Васе Сарделькину и Ире Сосискиной. Они вышли на улицу очень гордые. В милиции их новые имена как бы прочно закрепились за ними.

В конце улицы Ира Сосискина и Вася Сарделькин увидели тучную фигуру Жиртрестсосисок Лёлика, который шел с ножом и вилкой. Плаксивым голосом он выкрикивал:

— Я не доел, не доел… Они убежали.

Ира Сосискина страшно перепугалась, из ее глаз ручьем полились слезы.

— Мы пропали, — зашептала она. — Мы погибли.

— А это видела? — махнул саблей Вася Сарделькин. — Не подпушу. Кроме того, вон там — автобус.



Остановился автобус. Ира Сосискина и Вася Сарделькин быстро протиснулись среди других пассажиров.

Автобус в основном занимали ребята из младших классов. Они ехали на экскурсию в зоопарк.

В автобусе к Васе Сарделькину подошел Миша Шустриков.

— Это у тебя не настоящая сабля? — спросил он.

— Что? Испугался? Отойди, обрежешься… Ха-ха-ха, — засмеялся Вася Сарделькин.

— Я испугался?! — стал хвастаться Миша Шустриков. — Да я видел такие сабли, что они свистят, как сто электровозов.

— А у меня сверхзвуковая сабля, — поддразнивал Вася Сарделькин.

— Такой не бывает.

— А вот бывает. Я как ею закручу, так самый быстрый истребитель не угонится.

Шустриков растерялся и все же сказал:

— А я видел саблю Александра Невского.



— Где ты видел?

— В музее.

— Подумаешь, — засмеялся Вася Сарделькин. — А мне сам Александр Невский подарил свою запасную.

В это время шофер объявил:

— Зоопарк.

— Ребята, — сказала учительница, — нам сходить.

Девочки и мальчики, толкая друг друга, кинулись к выходу. А вместе с ними сошли Вася Сарделькин и Ира Сосискина.

Конечно же, они тоже захотели пройти в зоопарк. Контролер не очень тщательно проверял у ребят билеты, и Вася Сарделькин с Ирой Сосискиной без труда оказались на территории зоопарка.

Сначала ребят повели к пруду и клеткам с птицами, но все, конечно, ждали другого — встречи с хищниками. Даже слоны не очень удивили ребят — все видели их в кино и по телевизору. А главное, к ним никак близко нельзя было подойти. Слонов отделяли сетка и цементированный ров.

Вася Сарделькин издали покрутил саблей, но не угрожающе, а приветственно:

— Здравствуйте, слоны!

И слоны поклонились, согнув передние ноги.

Наконец, перед ребятами появилось длинное помещение с магическим словом «Хищники».

Учительница взяла за руки двух пугливых девочек, и все пошли к клеткам львов и тигров, откуда ударял тяжелый дух диких зверей.

Ребята перестали шумно разговаривать. Львы и тигры, казалось, спали.

— Давай подойдем поближе, — сказал Вася Сарделькин Ире Сосискиной.

— Я боюсь, боюсь, — проговорила Ира Сосискина, но Вася взял ее за руку и подвел к клетке огромного льва.

Лев поднял голову, втянул ноздрями воздух. Очевидно, он почувствовал соблазнительный запах сосиски и сардельки. Лев поднялся на ноги, тряхнул гривой, открыл огромную пасть и издал низкий рык. Ему ответили другие львы и тигры.

— Ры-ы-ы-ы, — неслось отовсюду.

Вася Сарделькин взмахнул саблей и захохотал:

— Что, кошечки, почувствовали съестное?

Тигры и львы заволновались. Они прыгали, бегали по клеткам…

Дети сбились кучкой вокруг учительницы. И только Вася Сарделькин стоял впереди и размахивал саблей, точно дирижировал их диким воем и рыком.

— Пойте, пойте, кошечки, еще громче, еще, еще, еще, — приговаривал Сарделькин.

Лев кинулся на железные прутья клетки, но Вася махнул саблей, и лев отскочил.

Учительница крикнула:

— Хватит. Довольно. Скорее идемте отсюда.

Все повалили к выходу, последним выходил Вася Сарделькин. Он остановился и сказал:

— В следующий раз я приведу сюда Жиртрестсосисок Лёлика… Вы ему тоже спойте свои африканские песенки. До свидания, кис-кис-кис…

Вася Сарделькин махнул на прощание саблей диким кошкам — львам и тиграм, а учительница сказала, что экскурсия кончилась и пора идти на урок.

Глава 6. Задача: «Автомобильные гонки в пустыне»

Экскурсия в зоопарк кончилась, но дети на уроке никак не могли еще успокоиться.

По просьбе ребят учительница Неля Ивановна взяла в класс новеньких — Васю и Иру. Неля Ивановна сказала:

— Ира Сосискина, ты садись за парту рядом с Зоей Милочкиной, а Вася Сарделькин уже, по-моему, подружился с Мишей Шустриковым. Теперь, ребята, успокойтесь, будем решать задачу для закрепления знаний. Послушайте условие: «В международном автопробеге по Африке участвовало 350 машин. Экипаж каждой машины состоял из трех спортсменов. 105 машин не дошли до финиша. Сколько спортсменов прибыли к финишу?»

Вася Сарделькин поднял руку.

— Как? Вася, ты уже решил? — удивилась Неля Ивановна.

— Конечно.

— Сколько же?

— Двое.

— Нет, так не может быть… Подумай.



— Я подумал и увидел, как все было… Машины мчались по Африканской пустыне, из-под колес вылетал песок. Некоторые машины зарывались в песке. Перегревшиеся моторы ревели, вода в радиаторах закипала, ветер поднимал песчаную бурю, и на зубах у водителей скрипел песок. Колеса буксовали. Одна… Вторая… Сто машин остались в песчаной пустыне… Остальные продолжали свой путь. Но тут на дорогу стали выходить крокодилы. Вылезали бегемоты и носороги… Машины поворачивали назад. Потом вышли из-за скал разъяренные песчаной бурей львы. Вы слышали, как они рычали… И только мы с Ирой Сосискиной ехали дальше.

— Почему вы? — возразила Неля Ивановна. — Экипаж состоял из трех человек.

— Верно. И Миша Шустриков.

— А я? — спросила Зоя Милочкина.

Вася Сарделькин оглянулся на нее и засмеялся.

— Мы Милочкину сунули в багажник.

Зоя была смешливой и сразу засмеялась. А с ней весь класс.

— Значит, — сказала учительница, — все ты не правильно решил: даже по твоим расчетам четыре спорт смена пришли к финишу. А теперь, чтоб вы не срывали урок, пусть ваш экипаж в полном составе выйдет из класса.

Все засмеялись и только Ира Сосискина заплакала. В коридоре Ира Сосискина сказала, хныкая:

— Зачем ты сорвал урок? Так хотелось поучиться.

Вася Сарделькин не ответил, а тихонько толкнул ее в бок. Из другой двери класса вышел Жиртрестсосисок Лёлик — наверное, его тоже выгнали.

Он зло поглядел кругом — и его глаза встретились с глазами Иры Сосискиной.

— А, вот вы где?! — вскричал Лёлик.

Ира Сосискина побежала, не остался на месте и Вася. Лёлик кинулся за ними. Но Миша Шустриков подставил ножку, и Лёлик с грохотом растянулся в коридоре, из его кармана выпали вилка с ножиком.

Глава 7. Это не только кино

Жиртрестсосисок растянулся в коридоре. А Миша с Зоей бросились догонять своих новых друзей.

Они нашли их во дворе, где на Васю Сарделькина и Иру Сосискину напал здоровенный рыжий кот. Кот, почувствовав сладостный сосисочно-сарделечный запах, жадно прыгнул и тут же получил саблей по носу. От неожиданности кот перевернулся.

В это время и появились Миша с Зоей.

Миша Шустриков закричал на кота:

— Васька, ты что? Своих не узнал?

— Ах, это мой тезка, — засмеялся Вася Сарделькин и, не раздумывая ни секунды, подскочил к коту, поцеловал его в нос, да еще дернул за усы.

От такой бесцеремонности рыжий котище растерялся, страшно сконфузился, поджав голову и хвост, побежал прочь со двора.

А вслед ему несся смех Васи Сарделькина:

— Тезка, куда же ты? Я тебя еще поцелую да дерну за усы, чтобы они длиннее выросли.

Зоя Милочкина захохотала и зааплодировала. А Ира Сосискина незаметно вытирала испуганные слезы. Миша Шустриков предложил:

— Пошли, ребята, в Парк культуры, там можно на колесе покататься.

— Хорошо, мы пойдем, — сказала Ира Сосискина и строго добавила, явно подражая учительнице Неле Ивановне: — Только чтоб никаких приключений.

Миша Шустриков хорошо знал дорогу. Это было сравнительно недалеко, и они решили идти пешком. Ребята с радостью думали о том, как покатаются на аттракционном колесе. У Миши Шустрикова было немножко денег, и он их хвастливо показывал, потом гремел ими в кармане. Новые друзья уже подходили к парку, уже видели колесо с лодочками, когда дорогу преградила плотная толпа любопытствующих людей. Ребята, конечно, тут же ввинтились в толпу и скоро оказались на открытом пространстве. Здесь снималось кино. Режиссер в шапочке с большим козырьком кричал в мегафон:

— Внимание, тишина на площадке, все приготовились…

На бревне сидел военный в форме полковника. Он что-то писал.

— Стоп! — остановил режиссер оператора, который стоял у съемочной камеры.

Режиссер увидел Васю, Иру, Мишу и Зою.

— Ребята, — позвал он их. — Идите сюда.

В знак согласия Вася Сарделькин взмахнул саблей, и ребята подошли.

— Вы, может быть, нам пригодитесь. Тут снимается один эпизод с лошадьми. Вы не испугаетесь только посидеть на лошадях? Лошадей будут крепко держать.



— Не нужно, — сказал Вася Сарделькин и тут же сфантазировал: — Мы — деревенские, конюху в деревне помогали.

— Ах вот как?! Ну, отлично, — и распорядился: — Приведите лошадей.

Помощники привели двух лошадей, гнедую и пегую.

Вася Сарделькин и Ира Сосискина сели на гнедую, а Миша с Зоей — на пегую.

— Фильм будет веселый, игровой, — объяснил режиссер. — Вы должны в лесу разыскать партизан и передать им важное сообщение. У вас будет и пароль, ну хотя бы такой: В какой сказке великого русского писателя пожилая женщина вдруг захотела жить в «Окияне-море»? Пароль скажете командиру партизанского отряда, ему же надо передать послание.

С бревна встал полковник, который писал, протянул бумагу:

— Оно зашифровано, но командир поймет. Пусть обратит внимание на первые буквы каждой строчки.

Вася Сарделькин взял бумагу, спрятал под тельняшку. Поднял саблю:

— Клянусь, будет доставлено.

— Нет, — сказал режиссер. — Только посидите на лошадях и все. А мы вас потом заменим ребятами-артистами.

— Заменять не надо. Мы готовы к любым приключениям. Пусть отойдут от лошадей, — сказал Вася Сарделькин.

— Отойдите, — приказал помощник режиссера.

— Приготовились. Мотор! — сказал режиссер оператору.

В этот момент Вася Сарделькин ударил лошадь ногами в бока. Она взвилась на дыбки. Ребята едва удержались. Лошадь понеслась, разгоняя толпу. За ней устремилась другая, пегая.

Сзади раздавались крики режиссера, помощников, толпы…

Лошади скакали по улице. Они мчались мимо автобусов и троллейбусов, все убыстряя бег.

Каким-то особым чутьем лошади рвались вон из города, в поле…

Скоро замелькали маленькие домишки, узенькая речонка, которую лошади взяли с маху. Под ногами уже был не асфальт, а земля с травой. Лошади скакали к лесу. Не доезжая леса, на большом лугу, лошади остановились. Ребята с трудом сползли вниз.

— Ищите партизан, — сказал Вася Сарделькин.

— Каких партизан? — сказал Миша Шустриков, — ведь это только в кино.

— Кино, — возразил Вася Сарделькин, — осталось далеко позади, а здесь лес и все настоящее. И вообще, приказ должен быть выполнен.

— Ой, все косточки болят, — вздохнула Зоя.

— Мы же договорились, — сказала Ира Сосискина учительским голосом, — больше никаких приключений.

Но тут уж и Миша Шустриков поддержал Васю.

— Мы не можем вернуться, не выполнив приказа. Партизаны наверное в лесу.

Ребята оставили лошадей пастись, а сами отправились на поиски.

Глава 8. Неожиданная встреча на лесной поляне

Ребята направились на поиски в лес. Вася Сарделькин сказал, что двигаться всем вместе нельзя, надо идти на расстоянии двадцати шагов друг от друга. Аукаться тоже опасно. Лучше перекликаться так: «Ку-ку» — один раз, это значит, что все в порядке. «Ку-ку» — два раза — опасность, а три раза — «Вижу партизан».

Все согласились… Идти сначала было весело. Ира Сосискина и Зоя Милочкина куковали, а также собирали цветы, что касается Васи Сарделькина, он чувствовал себя прекрасно, но по-другому. Надо сказать, что еще раньше и здесь, в лесу, характер Васи Сарделькина становился все больше отчаянно мальчишеским, буквально с каждым шагом.

Ребята все дальше уходили в лес. Девочки чаще кричали «Ку-ку». В их «Ку-ку» пробирались теперь нотки страха. И вдруг: «Ку-ку, ку-ку, ку-ку, ку-ку…» — множество раз. Треща ветками, Вася и Миша поспешили на крик.

Ира Сосискина и Зоя Милочкина стояли рядом с огромной сосной. Оттуда раздавалось: «Ку-ку-ку-ку…»

— Кукушка, — сказал Миша и крикнул: — Эй, сколько мне еще будет лет?

Кукушка так раскуковалась, что Миша потерял счет, сбился.



Ребята рассмеялись. Пошли дальше вместе. И скоро они вышли на поляну.

Вдруг поляна осветилась голубым светом.

— Партизаны! — закричал Шустриков.

— Тише, — остановил Вася Сарделькин, — я вижу там огромную белую тарелку, окруженную голубым сиянием.

— Ой, как есть хочется, — сказал Зоя и засмеялась.

— Глаза слепит, — захныкала Ира Сосискина.

— Отставить разговоры. Идем, пригибаясь, навстречу источнику света, — приказал Вася Сарделькин и взмахнул саблей.

На высокой сосне пела свою нехитрую песню кукушка, а ребята шли, почти ничего не видя от яркого света. Вот они достигли светящегося предмета, похожего на две металлические тарелки, положенные одну на другую.

Верхний диск-тарелка приподнялся, оттуда быстро высунулась металлическая рука и разом сгребла ребят, забрала их внутрь.

Глава 9. Первое знакомство с планетой Атчем


Металлическая рука сгребла ребят и забрала их внутрь. Крышка закрылась. Внутри находились аппарат-робот и маленькое существо, похожее на кубик. Время от времени из этого Кубика появлялись ножки и ручки. Голова и тело у него совмещались. Вдруг на Кубике прорезался один большой глаз. Появились рты. Их было четыре. Кубик заговорил сразу четырьмя ртами:

— Что быстрее всего на свете?

Миша Шустриков поднял руку:

— Мысль.

— Верно. С такой скоростью уносится наш межзвездный корабль.

Он нажал кнопку. Крышка открылась.

— Выходите, — сказали рты Кубика. — Вы прилетели на планету Атчем. На языке землян она звучит по-другому. Как? Сами догадайтесь. Теперь прежде чем вы будете выходить посмотрите.

Выдвинулась механическая рука с предметом, который удивил ребят.

— Что это такое? — спросил Кубик.

Зоя Милочкина подняла руку.

— Часы-будильник.

— Верно. Сколько же сейчас времени? — спросил Кубик.

Ребята смотрели и не могли понять: стрелки то бешено крутились вперед, то наоборот, то просто останавливались, потом снова крутились.

— Так сколько же времени?

Вася Сарделькин тихо сказал:

— Нет времени. У вас здесь нет времени.

— Молодец! — и все четыре рта Кубика разом улыбнулись. Механическая рука выбросила будильник, и он со звоном исчез.

Ребята осторожно стали выходить из межзвездного корабля на новую планету.

Странная картина открылась перед ними — бесконечная плоская равнина, покрытая мелкой пушистой травкой.

— Ой, что это? — вскрикнула Зоя Милочкина. — Мне кажется, я вошла в яблоневый сад.

— Только спокойно, — проговорила голосом Нели Ивановны Ира, — ничему не удивляться.

— А мне кажется, — сказал Миша Шустриков, — что я забрался в малинник, потом я ползу посреди земляники. И еще пахнет грибами.

А Вася Сарделькин потряс саблей:

— Я чувствую запах льва.

— С вами пришли поздороваться запахи планеты, — сказал Кубик. — Если идти за ними, они уведут вас в бесконечность, но вы не бойтесь. Идите…

Вдруг перед ребятами равнина преобразилась в высочайшую гору.

— Смелее, — подбодрил Кубик.

Ребята незаметно и сразу же поднялись на самую вершину.

Отсюда открывался удивительный вид: привычные на земле города с современными домами перемежались со старинными крепостями, текли многочисленные речки в кисельных берегах, на зеленых пригорках стояли избы с резными грудастыми коньками на покатых крышах, по множеству дорог ехали сказочные богатыри в кольчугах, шлемах, сбоку у них были огромные мечи и сверкающие щиты. Среди богатырей на коньке-горбунке скакал Иванушка, а впереди было море, из которого высовывалась чудо-юдо рыба-кит…

— Я понял, — поднял руку Миша Шустриков. — Ведь сказки всегда живут вместе с нами.

— Вы еще приблизились, чтобы выполнить задание, — сказали четыре рта Кубика. — А теперь раскиньте руки. Мы полетим.

Ребята расставили руки и легко стали подниматься вверх… Все, что было внизу, исчезло. Они поднимались все выше и выше. Над ними светило множество солнц.

— Ой, сколько их! — крикнула Зоя Милочкина.

— Миллион и одно, — ответил Кубик, который не отставал от ребят. — Выберите из миллиона это одно солнце: на других вы можете сгореть.



Вася Сарделькин ткнул саблей:

— Вот то.

— Почему?

— Да потому, что оно нарисовано.

— Это я рисовал! Я! — закричал Миша Шустриков. — Мне было тогда пять лет. Я помню.

Ребята прилетели на солнце Миши Шустрикова. Оно было похоже на цветок ромашки, только вокруг лепестки были не белые, а желтые. В самой середине солнца Миша Шустриков нарисовал маленький домик с тремя окошками. Ребята и Кубик посидели в домике. Отдохнули.

— А теперь — вниз, — скомандовал Кубик.

Они падали, словно парашютисты с закрытыми парашютами. И не боялись.

Внизу опустились на невидимую воздушную подушку. И даже потом попрыгали на ней, как на мате в физкультурном зале.

— Хватит! — останавливал их Кубик. — У нас еще далекий путь.

— Да, хватит, побаловались и достаточно, — проговорила Ира Сосискина голосом Нели Ивановны.

— Смотрите, такого вы еще раньше не видели, — и Кубик показал вниз, куда вела узкая тропинка.

Глава 10. Задание выполнено

Они пошли вслед за Кубиком по узкой тропинке и очутились в совершенно необычном городе. Он весь состоял из живых домиков-кубиков. Домики то возникали, причудливо соединяясь, то разваливались. Сопровождавший ребят Кубик, чтобы не потеряться среди себе подобных, надел голубую шапочку.

Кубик в шапочке сказал:

— Вы можете строить из этих прыгающих домиков новый город или что захотите. Одно условие: пусть то, что вы строите, сразу бы не рассыпалось. И было достаточно прочным.

Ребята таскали живые кубики, а те сопротивлялись, выбрасывали ручки и ножки, толкались. Мешали. И как только что-то начинало получаться — домик или даже простой забор — тут же со смехом рассыпались.

— Ничего не выходит, — захныкала Ира.

Кубик в шапочке сидел в стороне и не принимал никакого участия, ничего не подсказывал.

Вася Сарделькин ходил среди прыгающих кубиков, помахивал саблей, думал.

— Чего не помогаешь?! — спросил Миша Шустриков. — Я тут с ними совсем упарился. Когда я был маленький, то построил столько домов из кубиков, целые города с башнями, но те были послушные, а эти, только что-нибудь начинаешь выстраивать, сразу руками толкаются — и все рушат. Наверное, ничего не выйдет.

Вася не ответил. Он думал. Потом подошел к двум кубикам и сказал:

— Возьмитесь, ребята, за руки.

Кубики это сделали.

— И вы, и вы, — командовал Вася, — да повеселее…

И он засмеялся. И кубики засмеялись.

— Те берите этих… Ха-ха… Хо-хо… И будет хорошо, — напевал Вася Сарделькин и сказал:

— Разделимся, ребята, на две команды… Разделились? Отлично. Команды, станьте поближе друг к другу. Теперь на тех, что внизу, залезайте другие кубики, хватайтесь за ручки… Делайте ступеньки, чтобы легче было залезать. Очень хорошо. Вот уже у нас поднимаются башенки… Выше башенки… Еще выше… Две башенки рядом, друг против друга… Эй, команды, не отставайте! Выше, еще выше… Ого, какие прекрасные башенки! Хорошо, достаточно…. Теперь там, наверху, слышите меня, кубики из разных команд, беритесь за ручки. Сверху две башенки сцепились крепко-крепко… Отлично. А теперь нижние кубики обеих команд очень осторожно, очень тихо пошли в противоположные стороны. Не бойтесь, идите, ребята. А там, наверху, не отпускайте ручек, крепко-крепко держите друг друга… Нижние продолжают медленное движение… Еще чуть-чуть… Еще… Стоп! Замерли. Все крепко держимся за ручки.

Кубики звонко смеялись, довольные игрой, и они сами не заметили, как выгибался дугой широкий глазастый, рогастый мост. И вдруг под мостом потекла река.

— Пройдемся, что ли, — пригласил Вася Сарделькин своих, а также Кубика в шапке.

Они прошли по мосту на другую сторону реки. Вася Сарделькин оглянулся:

— А теперь, ребятки-кубики, искупаемся, сделаем разом бух-тарабух.

— Что? Что? Что? Что? Что? — зашумели кубики.



— А вот что. Хлопните в ладоши и скажите: «бух-тарабух». Ну, раз, два, три… Бух-тарабух! Ха-ха-ха!

Со смехом развалился мост. Кубики с брызгами попадали в воду, замахали ручками, поплыли, выбрались на берег и еще долго кричали: «Бух-тарабух, бух-тарабух…».

Кубик в шапочке пожал руку Васе Сарделькину.

На той стороне теперь уже бывшего моста был виден в дымке тумана лес. Вася Сарделькин подумал, что он похож на тот лес, из которого они когда-то улетели. Почему — «когда-то»? Ведь на этой планете не существовало времени. Но для ребят все равно время не исчезало. И каждый из них словно тайно, бережно хранил земные часы.

Миша Шустриков сказал:

— Мне кажется, мы тут были, хотя в тумане трудно понять.

Когда ребята вышли на поляну, они увидели костер и вооруженных людей.

От высокой сосны отделился с автоматом человек.

— Кто идет? — окликнул он.



— Свои, — сказал Вася Сарделькин.

— Я давно за вами слежу. Кто вы, ребята.

— Проводите нас к командиру, — сказал Вася Сарделькин, который догадался, что это и есть партизаны.

Они все вместе подошли к костру. Дым от костра смешивался с туманом. Человек в гимнастерке без погон с очень молодым лицом поднялся от костра.

— Пароль.

— Вопрос, — сказал Вася Сарделькин. — В какой сказке великого русского писателя пожилая женщина вдруг захотела жить в «Окияне-море»?

— Ответ, — сказал Командир. — В сказке о «Рыбаке и рыбке» Александра Сергеевича Пушкина. Пожилая женщина, а проще — старуха, захотела быть «владычицей морскою, чтобы жить ей в Окияне-море».

— Вот Вам приказ, — сказал Вася Сарделькин и достал из-под тельняшки драгоценную бумагу.

— Просили обратить внимание на первые буквы каждой строчки.

Командир развернул бумагу.

— Бойцы, слушайте приказ, — и начал громко читать:

Заря встает,
А люди ждут.
Волчиный вой
То там, то тут.
Ружье и штык.
А ветер стих.
Ветер холодный стих.
Давай, не медли,
Вороной!
Езжай, седок
Надежный мой!
Ах, как он стелится,
Дымок!
Цок-цок — чуть слышно,
А, седок,
Ты чуешь в этом добрый знак?
Ь — мягкий добрый знак.
Дружок, не медли,
Нынче сбор.
Я следом мчусь во весь опор.
Командир прочитал приказ, спрятал бумагу в карман.

— Всем понятно? — и громко крикнул: — Подъем! Срочно на звездный корабль и на землю… Завтра в двенадцать дня выступаем.

— Вот мы и выполнили задание, — сказал Вася Сарделькин.

Партизан уже не было, они словно растворились в тумане. Исчез и лес. Перед ребятами поднималась не очень высокая гора с темным входом в пещеру.

— Не побоитесь войти внутрь? — с улыбкой спросил Кубик в шапке.

— Мы?! — вскричали Вася Сарделькин и Миша Шустриков.

— А что там внутри? — спросила Ира Сосискина.

— Чтобы узнать, надо войти, — засмеялся Кубик.

Глава 11. В пещере

Кубик в шапочке засмеялся, но сам не пошел. Он дал Васе Сарделькину фонарик, похожий на бутон розы.

Вася Сарделькин, Миша Шустриков, а за ними Зоя Милочкина и Ира Сосискина осторожно вступили в темноту пещеры.

Ребята увидели, что из стен зала выступали головы и туловища различных зверей — слонов с длинным хоботом и белыми бивнями.

— Смотрите, — говорил Миша Шустриков, — бурый медведь, а вон и пятнистый леопард и черная пантера.

— Ушастая собака, — засмеялась Зоя Милочкина. — Она похожа на лису, только уши огромные.



Вася Сарделькин смотрел на клыкастые головы львов и тигров.

Тут же был светло-желтый с темными пятнами гепард — он выставил грудь и две стройные ноги.

И рядом — в мирном согласии — рогатые головы лосей, оленей, антилоп, черного носорога с огромным рогом.

Вдруг раздался грохот. Вход в пещеру плотно завалило. Теперь все можно было видеть только в красноватом свете фонарика. В этом неярком свете головы казались причудливыми и словно ожили. Раскрытые пасти львов и тигров будто готовы были зарычать…

— Мы погибли, — заплакала Ира Сосискина и потом наставительно добавила: — Я предупреждала, что не надо входить.

— Ничего ты не говорила и перестань хныкать, — сказал Миша Шустриков. — Вон Зойка — девчонка, а не плачет.

— Впереди слабый свет, — сказал Вася Сарделькин. — Вперед! — и махнул саблей.

Они миновали большой зал, дальше, через арку, проникли в следующий, меньший.

На его стенах было множество рыб, ящериц, тритонов, черепах, лягушек, крокодилов, змей — даже рогатых гадюк, красных лунных змей, удавов…

В красноватом свете ребятам казалось, что все они извиваются, живые, и вот-вот бросятся со стен вниз.

Миновали еще одну арку — и попали в зал, где были изображения птиц — величественные головы орлов с гнутыми клювами, черные и белые лебеди, утки, длинношеие фламинго, аисты, ширококлювые пеликаны, голуби, пингвины и великое множество разноцветных мелких птичек.

Ребята хлопали в ладоши, словно старались согнать птиц со стен, чтобы они полетели.

В следующем зале и стены и потолок были все в цветах. Их невозможно было перечислить — и маленькие цветочки, и огромные, известные ромашки и колокольчики, причудливые орхидеи и лилии…

Зоя Милочкина даже запрыгала от восторга.

— Давай нарвем, — предложила она.

— Со стенки? — усмехнулась Ира Сосискина.

Пока Ира с Зоей восторгались цветами, Вася Сарделькин подозвал Мишу и прошептал:

— Как ты считаешь, что странного тут во всех залах?

— Ну вот это, — Миша показал на стены и потолок.

— Не только. Ты слышал здесь эхо?

— Нет, ничего не слышал.

— А ты чувствуешь, что здесь какой-то особый запах?

— Да.

— Что он тебе напоминает?

Миша пожал плечами.

— Ладно, пошли дальше…

За следующей аркой был крошечный розовый зальчик. В конце его из узкого отверстия проникал свет.

Вася Сарделькин воткнул саблю в стену рядом с отверстием, сабля легко вошла. Вася отвалил кусок стены и вдруг начал ее есть. Ребята с удивлением смотрели на него.

— Чего удивляетесь, ешьте. Это же полноценный торт. И давайте проедим из этой сладкой пещеры себе выход наружу.

Все попробовали. И началась работа. А, вернее сказал, еда, а еще точнее, обжорство или пир горой.

Скоро они выбрались наружу. Зажмурились от яркого света…

Их поджидал Кубик в голубой шапочке.

— Ну как, — спросил он улыбаясь. — Насытились? Больше не хотите сладостей?

— Сладостей нет, — ответил с достоинством Вася Сарделькин, — но мы готовы к новым испытаниям.

— Вот и они, — сказал Кубик.

На желтый песок площадки строем вышли двадцать огромных железных роботов.

Глава 12. Встреча с великим магистром планеты Атчем

Двадцать роботов молча и хмуро уставились на пришельцев с Земли.

— Посмотрите на этих железных ребят, — показал Кубик. — Они могут делать любые движения, решать самые трудные математические задачи. На песке лежит палочка.



— Напишите им любую задачу. Но такую, чтоб они рассмеялись. Попробуйте их рассмешить.

Миша Шустриков первый схватил палочку и написал: 2 + 2 =

— Четыре, — хором ответили роботы.

— Дай мне, — взял палочку Вася Сарделькин и быстро что-то начертил в ответе.

Когда он отошел, то стало видно, что там нарисован толстый поросенок.

— Два плюс два, — сказал Вася Сарделькин, — равняется поросенок Пятачок… Значит — пять.

Роботы в замешательстве молчали, потом вдруг грохнули железным смехом: хо-хо-хо-хо… И ребята подхватили:

— Наф-Наф! Ниф-Ниф! Нуф-Нуф! Хрю-Хрю! Два плюс два — толстый Пятачок!

Особенно заразительно смеялась Зоя Милочкина.

Глядя на нее, роботы просто хватались за животики. Кубик прыгал, сорвал шапочку, махал ею и всеми четырьмя ртами кричал:

— Два плюс два — не четыре?!

Но вдруг роботы перестали смеяться, а почтительно расступились.

Роботы почтительно расступились, и перед ребятами появились два важных лица. На одном из явившихся была надета пурпурная мантия, усыпанная золотыми звездами. Второй, который стоял чуть отступя, был одет в голубую мантию, усыпанную серебряными звездами.

— Да здравствует великий магистр X и его Первый министр У! — крикнул Кубик.

— Ура! — гаркнули роботы. — Слава Великому Магистру планеты Атчем!

Магистр был худ лицом, его седые волосы схватывал золотой обруч, на лысой голове У красовался серебряный обруч.

X величественно кивнул пришельцам Земли.

— Дорогие ребята, — сказал Великий Магистр, — я рад приветствовать вас на нашей чудесной планете. И хочу показать вам свой дворец. Но вам не надо никуда дальше идти, все будет являться перед вами.

И действительно, тотчас появился дворец. Он был построен не из кирпичей или кубиков, а из бесчисленного количества цифр…

Правитель планеты Атчем сел на пороге своего дворца, где у него был трон тоже из цифр. Первый министр встал сзади.

— Мой дворец начинается здесь, а уходит в беспредельность, — сказал Великий Магистр.

Кубик зашептал ребятам:

— Наш Великий Магистр — неограниченный монарх. У него собрана власть от самых крошечных величин до бесконечно больших. И он хочет вас тоже испытать. Так что приготовьтесь.

— Мы готовы, Великий Магистр, — ответил Вася Сарделькин и махнул своей саблей.

— Вот на моей руке золотое кольцо с бриллиантом, — показал Правитель планеты. — Если оно упадет в чашку с кофе, могу ли я его достать сухим?

— Как же сухим? Это нельзя, — покачала головой Ира Сосискина.

— Можете, Великий Магистр, — сказал Вася Сарделькин. — Вы в чашку насыпали сухого кофе, но, наверняка, забыли туда налить воды.

— Браво! — зааплодировал первый министр У.

Властелин закивал седой головой, а потом, как бы вспомнив, сказал:

— Тут перед моим приходом вам удалось развеселить моих хмурых помощников-роботов. Я это видел. На песке вы написали 2 + 2 = поросенок Пятачок, то есть 5. Я тоже хочу пошутить.

И Великий Магистр поманил Кубика:

— Напишите на песке: 1 + 1 = 1. Возможно ли?

Пока Кубик писал, Вася пересыпал в руках песок… Потом радостно крикнул:

— Конечно. Я взял кучу песка, соединил с другой кучей. Что получилось? Вот, одна куча… 1 + 1 = 1.

— Ха-ха-ха, — одобрительно откликнулись роботы.



Вышел вперед Миша Шустриков:

— Великий Магистр, можно ли и вам почтительно предложить задачу?

Правитель кивнул.

— Великий Магистр, — сказал Шустриков, — случилось так, что два свирепых разбойника стали делить между собой золотой песок. Это ведь не простой песок, а золотой! Как им сделать так, чтобы не поссориться?

— Один разбойник убьет другого, — сказал из-за кресла трона Первый министр У.

— Разве это значит не поссориться? — вмешался Вася Сарделькин.

Великий Магистр X молчал.

Все с напряжением ждали. Наконец, монарх сказал:

— Пусть один разбойник делит песок на две кучки, а право выбора останется за вторым.

— Верно, ура! — гаркнули роботы. — О, мудрый и могучий Властелин!



Из-за кресла монарха вышел Первый министр У.

— Вот три картошки неправильной формы, — он показал. — Как вы их разделите между вами четырьмя поровну?

— Мне нужна кастрюля, уважаемый Первый министр, — сказал Сарделькин.

— Кастрюля?

— Да. Я сварю картофельное пюре и легко разделю его на четверых.

— Хо-хо-хо, — засмеялись роботы ловкому ответу.

— Поэтическая задача, — возвысил голос Великий Магистр. — Смотрите, — он поднялся с трона-кресла. — Среди гор в долине течет река..

И действительно, возникли горы с белыми снежными вершинами и полноводная река…

— Когда река засыпает? — спросил Великий Магистр.

Миша Шустриков крикнул:

— Зимой засыпает. Это очень легкая задача.

Властелин планеты Атчем будто не услышал ответа, он даже как бы не обращался к ребятам, он созидал новое… Река впадала в неожиданно появившееся голубое озеро… Горы проснулись. Ребята так это для себя ощутили: из кратера вулкана вырвался столб огня. Вниз полетели раскаленные камни, полилась огнедышащая лава, поползла в озеро, вода в озере стала бурлить, закипела…

Великий Магистр сказал:

— Да, вода проснулась. Не позавидовал бы я тому, кто оказался бы сейчас в проснувшемся озере.

— Почему же? — и Вася Сарделькин кинулся в воду… поплыл. Он проныривал кипящие волны и улыбался.

— А я что? Не могу?! — крикнула Ира Сосискина — и тоже спустилась в озеро.

— Скорее вылезайте! — забеспокоился Великий Магистр.

Вася и Ира подчинились. От них шел пар.

— Ну, удивили, — сказал Великий Магистр. А Первый министр У выскочил из-за кресла и стал вытирать ребят полой своей голубой мантии.

— Да вы просто артисты. Вам надо в цирк, — говорил Великий Магистр.

— Да, — засмеялся Вася. — Хорошо бы, а вы можете это сделать?

Властелин планеты Атчем махнул рукой и появился белый межзвездный корабль.

— Все будет по-вашему, — кивнул седой головой Великий Магистр.

Потом протянул Васе Сарделькину маленькую голубую звездочку.

— Здесь, на звездочке, — сказал он, — написана для землян загадка планеты Атчем.

Вася зажал звездочку в кулаке.

И ребята, не сговариваясь, хором сказали:

— Спасибо, дедушка Магистр, нам было у тебя хорошо.

Глава 13. Загадка планеты Атчем

«Нам было у тебя хорошо», — еще последняя фраза не перестала звучать, а межзвездный корабль уже доставил ребят на Землю, прямо к арене цирка.

Потом в голубом облаке света межзвездный корабль исчез под куполом.

На арене стояли Вася Сарделькин и Ира Сосискина, а Миша Шустриков и Зоя Милочкина сидели в первом ряду у самого манежа.

Вышел усатый униформист и громко объявил:

— Необыкновенное приключение Сосиски и Сардельки!

Заиграла музыка.

На песок арены два клоуна выкатили здоровенную кастрюлю. Один клоун был худой, высокий, другой — маленький, рыжий.

— Ух! — сказали клоуны, поставив кастрюлю. И крикнули зрителям:

— Мы — известные вам Бим и Бом, а это наши юные друзья — Вася Сарделькин и Ира Сосискина. Вы видели, они только что свалились к нам с неба. Пусть расскажут, как это у них получилось, ха-ха!

Зрители в цирке зааплодировали.

— Ребята, будете там купаться? — спросил у Васи Сарделькина Бим, показывая на кастрюлю.



— Обязательно, — засмеялся Вася Сарделькин. — Только если нальете кипяток.

— Бим, — спросил рыжий, — ты любишь кипяток?

— Ой, нет, он кусается.

— Бом, — крикнул худой клоун, — надо погорячее, тащи шланг.

Рыжий убежал и принес фанерный ящик, открыл его. Из ящика поднялась похожая на настоящую целлулоидная зеленая змея.

— Держи, Бим!

— Что это?

— Шланг.

— Если укусит, то будет горячо.

Бом схватил змею и направил на Бима, потом на Иру Сосискину.

— Боюсь, боюсь! — закричала Ира.

А Вася Сарделькин взмахнул саблей, змея сразу же вырвалась из рук Бома, спряталась опять в ящик.



— Несите лестницу, — приказал Вася Сарделькин.

Толкая друг друга, клоуны побежали за лестницей.

Когда лестницу приставили к кастрюле, на нее поднялся Вася Сарделькин. Он запустил руку в кастрюлю и набрал полную пригоршню воды, стал плескать на клоунов, которые увертывались.

— Видели, дорогие зрители, там уже вода. Чудеса, верно?! Но они бывают не только в цирке, сейчас мы вам расскажем…

Но договорить Вася не смог. Откуда-то с верхнего яруса послышался шум.

— Не верьте ему! — по проходу стал спускаться Жиртрестсосисок Лёлик. — Я все про них знаю.

Зрители повернули головы, заволновались.

— Вы думаете, он мальчишка? Нет, это она, Сарделька. И я ее сейчас съем.

Жиртрестсосисок вытащил из кармана нож и вилку.

— Прежде чем нас съесть, скажи, пожалуйста, а сам ты кто?

— Я-то всем понятно кто, — гордо поднял голову Лёлик, — а ты украл у моей куклы одежду.

— У твоей куклы? — засмеялся Вася Сарделькин. — Так пусть зрители скажут, кто играет в куклы?

Цирк задрожал от смеха. Смущенный и испуганный Жиртрестсосисок Лёлик побежал куда-то вверх, потеряв ножик и вилку.

Вася Сарделькин поднял саблю:

— Тише… Не надо над ним смеяться. Может, он теперь вспомнит, что его зовут не Жиртрестсосисок Лёлик, а мальчик Лёня. А о нас мы просто споем. Ира! — крикнул Сарделькин, — поднимайся ко мне.

Когда Ира встала рядом, Вася запел:
Ой, люли, люли, люли,
Ой, люли, ой, люли.
Мы вышли из кастрюли,
Оделись и пошли.
Все зрители стали подпевать, а Вася дирижировал саблей.

Уж если не сварились,
Уж если расхрабрились,
Пройдем мы полземли.
Сарделька и Сосиска —
Вот наши имена.
Обед, быть может, близко,
Готова ль ваша миска?
И чарочка вина?
Мы — сестры-непоседы,
У нас хороший вид,
Но мы не для обеда,
Умерьте аппетит.
Нам жить на радость людям,
Задача не плоха,
Смешить друзей мы будем,
Смеяться сами будем,
Ха-ха, ха-ха, ха-ха!
Хлопали в ладоши зрители, приплясывали Бим и Бом, заразительно смеялась Зоя Милочкина.

Но вот Вася Сарделькин поднял саблю, требуя тишины.

— Друзья! Вы знаете, что мы побывали на планете Атчем. Великий Магистр X передал нам, землянам, послание-загадку.

Вася Сарделькин показал голубую звездочку.

— На этой звездочке записана загадка. Слушайте все загадку планеты Атчем: что понимают дети лучше взрослых?

Зоя Милочкина подняла руку:

— Про конфеты, — сказала она и покраснела.

— Нет.

С разных мест неслось:

— Бабочек… Велосипед… Божьих коровок… Слонов… Скакалочки… Про всякие игры…

— Почти угадали, — говорил Вася Сарделькин. — Тепло… Но не горячо. Взрослые умеют здорово играть в шахматы или в футбол, верно? Так кто же отгадает труднейшую загадку планеты Атчем: «Что дети всегда понимают лучше взрослых?»

Миша Шустриков поднял руку:

— Сказку.

— Горячо! — крикнул Вася. — Дети планеты Земля, вы любите сказки?

— Да… да… да… — неслось отовсюду.

— А мы, Сосиска и Сарделька, родились в сказке, живем в сказке и оттуда никуда не собираемся убегать.

Из фанерного ящика вдруг поднялась змея, открыла рот с тонким язычком и довольно громко прошипела:

— До свидания, ребята, до новых сказочных встреч.


Оглавление

  • Георгий Балл Слоненок спешит на помощь
  •   Глава 1. Эгейка
  •   Глава 2. Ярмарка
  •   Глава 3. Белый слоненок на белом облачке
  •   Глава 4. В черной комнате
  •   Глава 5. Суд правительницы калоши
  •   Глава 6. Опять на золотистой тропинке
  •   Глава 7. Художник и девочка Лунный Блик
  •   Глава 8. Сражение
  •   Глава 9. Во дворце правительницы Спицы
  •   Глава 10. Освобождение
  •   Глава 11. Свет из-под камня
  •   Глава 12. Рассказ Старой Жабы
  •   Глава 13. На эшафоте
  •   Глава 14. Белый Слоненок пришел на помощь
  •   Эпилог
  • Георгий Балл Сказки городка Жур-Жур
  •   Желтячок
  •   Новичок на прогулке
  •   Москвичок, который не знал правил уличного движения
  •   Как катер научился плавать
  •   Хитрый паучок и хитрый медведь
  •   Олененок и тигренок
  •   Как мы ехали в город Егорьевск
  •   Микас-рыбак
  •   Знаменосец
  •   Нехороший медведь
  •   Я остаюсь один
  •   Солнце заболело
  •   Приходи ко мне, слон
  •   Серый волк
  •   Подарок
  •   Сказки городка Жур-Жур
  •     Жук — Кривая горка
  •     Гнедок
  •     О Зеленом Кузнечике и его друге
  •     Приезжай и ты к нам в городок Жур-Жур
  • Г. Демыкина и Г. Балл Алошка
  •   Часть первая. Зеленый огонек
  •     Моя сказка и моя бабушка
  •     Тетя Вера
  •     Это случилось темной-темной ночью
  •     Мама все забыла, а тетя Вера меня наказала
  •     У нас пир горой! Алошка убегает
  •   Часть вторая. Дверца № один и чудо № один
  •     Марш! Марш! Топайте сильнее
  •     Ночи нет. Мы играем на улице
  •     Я очутился дома, под кроватью
  •     Мамина сказка
  •     Я спасаю Алошку
  •     Тетя Вера заскучала
  •     Но случилась беда
  •     Солнышко! Солнышко! Полное ведрышко!
  •     Удивительный дом. Алошка научил начальника тайному языку
  •     Алошка увидал толпу народа
  •     Тетя Вера опять сердится. Алошка сообщает важное известие
  •     Одну ручку повернешь — синим светом все зальешь. Тетя Вера всех прогнала
  •   Часть третья. Через горы и леса
  •     Тетя Вера хочет заколдовать меня и бабушку
  •     Тетя Вера сражается с бабушкой
  •     Тетя Вера испекла волшебное печенье, а мама его съела
  •     Наше с папой тайное слово
  •     Мы собираем Алошку в дорогу
  •     Страна Авдотия
  •     Сказка большого леса
  •     Бабушкина баюкалка
  •     Тетя Вера зовет Алошку
  •   Часть четвертая. Когда возвращаются люди
  •     Мы готовимся к Новому году
  •     Гуси-лебеди
  •     Папа
  •     Алошка снова запел свою песенку
  •     Все вместе
  • Г. Демыкина Потерялась девочка
  •   Кто живет в этой книжке
  •   Глава 1. Как просто все начинается
  •   Глава 2. Люба Вилкина
  •   Глава 3. Почему не нужно было так делать
  •   Глава 4. Что было в тот же день
  •   Глава 5. Игра «Найди свой дом»
  •   Глава 6. Лиловый Пурзя
  •   Глава 7. Оранжевый день
  •   Глава 8. Маскарад
  •   Глава 9. Тяжелый день
  •   Глава 10. На острове
  •   Глава 11. Странная находка
  •   Глава 12. Тревога
  •   Глава 13. Как все было
  •   Глава 14. Как все нарушилось
  •   Глава 15. Ловушка
  •   Глава 16. Попытка
  •   Глава 17. У дядюшки Тадеуша
  •   Глава 18. Возвращение
  •   Глава 19. Дома
  •   Глава 20. Дар дядюшки Тадеуша
  • Галина Демыкина Пайпуша
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  • Георгий Балл Лисенок Ладик против робота
  •   Часть первая. Ладик и Жембо
  •     Глава 1. Домик Ладика
  •     Глава 2. Волшебные слова
  •     Глава 3. Красный шар
  •     Глава 4. Опасность со всех сторон
  •     Глава 5. Дворец гадюк
  •     Глава 6. Загадки королевы гадюк
  •     Глава 7. Загадка Ладика
  •     Глава 8. У ларька с мороженым
  •     Глава 9. Мы с Ладиком знакомимся с роботом
  •     Глава 10. Лисенок шутит с роботом Борей
  •     Глава 11. В защиту робота Бори
  •     Глава 12. На тайном совете роботов
  •     Глава 13. Как появился Жембо
  •     Глава 14. Как родился Жембо
  •     Глава 15. Роботы против Ладика
  •     Глава 16. Встреча на дне океана
  •     Глава 17. Встреча с крабом
  •     Глава 18. Опасная проделка Ладика с камышинками
  •     Глава 19. Знакомство с капитаном Дином
  •     Глава 20. Жембо ищет решение
  •   Часть вторая Птичий остров
  •     Глава 21. Этот странный Том
  •     Глава 22. Страшная весть
  •     Глава 23. Идет подготовка к войне
  •     Глава 24. Война
  •     Глава 25. Обновленный Жембо
  •     Глава 26. Разноцветный мост
  •     Глава 27. Печальный Жембо
  •     Глава 28. Новое имя
  • Георгий Балл Пушинка
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  • Георгий Балл Необычайные приключения Сосиски и Сардельки
  •   Глава 1. В кипящей кастрюле
  •   Глава 2. Первый завтрак на свободе
  •   Глава 3. Встреча с куклами
  •   Глава 4. Как Сосиска и Сарделька получили новые имена
  •   Глава 5. В зоопарке
  •   Глава 6. Задача: «Автомобильные гонки в пустыне»
  •   Глава 7. Это не только кино
  •   Глава 8. Неожиданная встреча на лесной поляне
  •   Глава 9. Первое знакомство с планетой Атчем
  •   Глава 10. Задание выполнено
  •   Глава 11. В пещере
  •   Глава 12. Встреча с великим магистром планеты Атчем
  •   Глава 13. Загадка планеты Атчем