Волшебная луна (fb2)


Настройки текста:



Эдмонд Гамильтон Волшебная луна

ГЛАВА 1. Мир под угрозой

Громкими тонами возник драматический голос диктора из аудиоприемника на волне радиопередач в каждом мире Солнечной Системы.

— Вызываем Капитана Фьючера!

Это донеслось из миллионов приемников слушателей, которые насторожили слух, поскольку снова повторили имя самого известного космического авантюриста Системы.

— Вызываем Капитана Фьючера!

Этот драматический вызов на мощной волне вышел даже за пределы девяти планет.

И он достиг приемника маленького, обтекаемого космического корабля вдали в межзвездной пропасти.

Это судно в течение многих дней мчалось домой через обширную черную пустоту, возвращаясь из эпохального полета к неподвижным звездам. Высокий, рыжеволосый молодой землянин в пилотском кресле включил аудиоприемник, когда они приближались к Системе.

Его рыжая голова поднялась в удивлении, когда он услышал срочный вызов диктора. Его гибкая фигура напрягалась в кресле. Удивленный скептицизм появился на его загорелом, красивом лице и ясных серых глазах.

— Ото! Грэг! Саймон! — позвал он резким голосом. — Идите сюда, что-то случилось.

Кэртис Ньютон, рыжеволосый молодой землянин, которого Система знала как Капитана Фьючера, услышал, как его товарищи поспешили к нему на зов. Когда быстро распространяющийся и отражающийся голос затих в его ушах, первый человек Фьючера вошел на капитанский мостик.

Это был Грэг. Он был не человеком из плоти, а роботом из металла. Но он не являлся каким-то обычным роботом. Его массивная, человекоподобная металлическая фигура обладала сверхчеловеческой силой. И внутри его выпуклой металлической головы, позади мерцающих фотоэлектрических глаз твердого лица, находился механический мозг и человеческое сознание.

— Что случилось, шеф? — спросил высокий робот у Ньютона.

— Я только что получил вызов нам, посланный на стандартной волне радиопередачи, — ответил Капитан Фьючер озадаченным тоном.

— Почему же он был на волне радиопередач Системы? — спросил Ото, второй человек Фьючера. — Ведь она только для развлечений и рекламных объявлений.

Почему они не вызывают нас на нашей собственной волне?

Ото был андроидом, синтетическим человеком, созданным из искусственных тканей в лаборатории. И все же, он являлся почти что человеком. Его эластичная фигура обладала более чем человеческим проворством и скоростью, его лысая голова и бледное, орлиное лицо смотрелись отчужденно. Но человеческое любопытство и волнение искрилось теперь в его зеленых глазах.

Мозг, третий человек Фьючера, вошел тихо, и из их троих он был самым нечеловеческим. И все же он когда-то был человеком. Годы назад, выдающегося стареющего ученого звали доктор Саймон Райт. Затем его живой мозг поместили в изобретенную по этому случаю сыворотку.

Теперь Мозг напоминал квадратную, прозрачную металлическую коробку, на «лице» которой изготовили стеклянные глаза, похожие на линзы и резонатор рта. Эти искусственные органы связали электрически с его живым человеческим мозгом. Он, как струей, мог бить лучами магнитной энергии, используя их как оружие, или мог скользить в быстром движении, на испускаемых похожих лучах.

Три человека Фьючера и их молодой лидер близко столпились у аудио-приемника в тесной комнате управления летящего судна.

— Вызываем Капитана Фьючера, — повторил голос диктора в третий раз. Затем голос продолжил. — Мы вызываем не реального Капитана Фьючера, конечно, а того, кто займет его место.

— Кто-то займет твое место, шеф? — повторил Грэг изумленно. — Что он подразумевает?

— Надо прикрыть рот некоторым лицам, — объявил Ото.

— Слушаем, — приказал Курт Ньютон, с хмурым взглядом на загорелом лице.

Диктор заговорил еще раз.

— Вы, люди Системы, конечно же, все знаете Капитана Фьючера. Каждый от Меркурия до Плутона знает, что он и его люди — самые большие исследователи планет и ученые в нашей истории. Вы слышали рассказы об их замечательных деяниях, их крестовые походы против межпланетных пиратов и преступников, их полеты и исследования неподвижных звездах, типа тех, на которых они сейчас далеко. Скоро все вы, будете иметь шанс увидеть самые блестящие деяния Капитана Фьючера и его товарищей в кино. Режиссер, который сделал очень много волнующих космических фильмов, готовится снять суперкартину всех времен о Капитане Фьючере. Эта картина будет называться «Эпоха Космоса». Она будет снята в самых отдаленных и опасных местах Системы. Никогда прежде космос не был отображен так на экране кино. Ужасное Огненное море Юпитера, странные подводные города народа Нептуна, и даже таинственный Стикс — отдаленный и малоизученный спутник Плутона, который называют Волшебной Луной — все они будут фоном для этого суперфильма.

Этот шедевр будет увенчан галактикой самых больших звезд кино. Но одна роль в фильме остается незанятой. Непосредственно роль Капитана Фьючера. Никакой обычный актер не сможет сыграть эту роль. Он должен быть очень похожим на великого исследователя планет. Таким образом, режиссер Джеф Льюис проводит поиск таланта, подходящего человека, который сыграл бы эту роль. Если Вы думаете, что похожи на Капитана Фьючера, если Вы — шести футов четырех дюймов, с рыжими волосами и приметами как у него, сразу приезжайте на студию кино в большом Нью-Йорке, на Земле. Вы можете стать именно тем отобранным для этой самой большой звездной роли всех времен.

Курт Ньютон с отвращением выключил аудио-передатчик.

— Я думал, что будет что-нибудь важное. А оказывается, это говорливая уловка для кино, которое они собираются снимать.

— Кино о нас, шеф, — напомнил Ото. Тщеславие андроида было польщено. — Мы, люди Фьючера действительно должны стать известными.

— Вероятно, это будет набор причудливой лжи о нас, — прорычал Грэг. — Если это так, то я предъявлю иск за клевету о моем характере.

— Послушать, так робот волнуется о своем характере, — рассмеялся Ото. — Как старая ржавая машина может иметь какой-нибудь характер?

Ничто так не приводило в ярость Грэга как намек на то, что не полностью человек, как остальные люди. Он испустил сердитый рев.

— Да ведь ты несчастная резиновая кукла! — закричал он андроиду. — Твоими родителами были несколько пробирок в лаборатории, и…

Курт Ньютон не обращал никакого дальнейшего внимания на их препирательства. И он сразу же все забыл об кинообъявлении. Их судно приближалось к Солнечной Системе, к концу своего длинного рейса.

И это был действительно их длинный рейс. За прошедшие недели, далеко-далеко в пропасти открытого космоса, подвергалась риску небольшая «Комета». Они видели странные солнца, наносили на карту дикие миры и луны. Также они предприняли исследование некоторых ближних неподвижных звезд для правительства Системы.

Теперь, наконец, они возвращались домой. Домом у них была дикая, душная Луна у Земли. На этом запрещенном спутнике родился Курт Ньютон. Там, после трагической смерти его родителей, он был выращен человеческим Мозгом, роботом и андроидом.

И больше всего Капитан Фьючер тосковал по Земле. На зеленой старой Земле была девушка, которую он любил — Джоан Рэндэлл, секретный агент Планетного Патруля.

Он считал часы, чтобы увидеть ее снова.

Курт Ньютон нетерпеливо переключил аудио-передатчик.

— Я сообщу Президенту, что мы вернулись из нашей миссии.

Он настроился на секретную длину волны, используемую только для личных звонков руководителю девяти планет.

— Капитан Фьючер вызывает Президента Креве.

Прошли минуты. Затем пришел удивленный ответ знакомым голосом Дэниеля Креве.

— Капитан Фьючер, Вы уже вернулись?

— Мы только что вернулись в Систему, — сообщил ему Ньютон. — Наши исследования звезд были успешны. Как скоро Вы хотите получить наш отчет?

— Этот отчет подождет, а я должен увидеть Вас как можно скорее по другому вопросу, — вернулся беспокойный президентский голос.

— По другому вопросу? — спросил Курт Ньютон. — Что происходит?

— Это касается экспедиции телекомпании, которая планирует снять картину о Вас, Фьючер, — ответил Креве.

Капитан Фьючер рассмеялся.

— И это все? Мы уже услышали об этом фильме. Позвольте им сделать ее — нас это не заботит.

— Вы не понимаете, — воскликнул обеспокоенно президентский голос. — Кино может принести бедствие на один из миров нашей Системы. Я хочу проконсультироваться с Вами об этом.

Лицо Ньютона успокоилось.

— Тогда мы летим прямо сейчас, чтобы сразу встретиться с Вами.

На Капитана Фьючера с заинтересованностью посмотрели его товарищи, когда он выключал аудио-приемник.

— Что означают слова Креве? Как сумасшедшее кино о нас может угрожать бедствием целому миру Системы?

— Это не имеет смысла, — возразил Ото.

— Президент наверняка имеет какое-то основание для своих утверждений, — проскрежетал Саймон Райт своим металлическим голосом.

— Саймон прав, — пробормотал Ньютон тревожно. — Мы должны увидеть его как можно скорее.

Он уже переключил быстродействующий вибрационный двигатель на ракетный. Теперь его нога вдавила педаль циклотрона полностью. Оперенная хвостом белого огня, «Комета» взвилась на большой скорости к отдаленной Земле.

Зеленоватый земной шар Земли медленно расширялся перед ними. Наконец, он направил их судно к вечерней стороне планеты. На том затененном лице древнего мира, сверкали сгруппированные огни большого Нью-Йорка, как роскошный драгоценный камень.

Ловко он направил «Комету» сквозь темноту, к месту на Правительственной Башне Солнечной Системы. Там находилась небольшая палуба для приземления на обрезанном наконечнике башни. Только Президент Системы или люди Фьючера имели право садиться там.

Небольшое судно мягко приземлилось. Капитан Фьючер вместе со своими товарищами спустился быстро вниз по ступенькам к канцелярии Президента Системы.

Дэниель Креве торопливо поднялся из-за стола. Руководитель девяти миров не был стариком. Но огромные обязанности глубоко выровняли его прекрасное лицо, его волос стал серым.

Его приветствие было теплым.

— Вы не знаете, насколько я счастлив, что Вы и ваши люди вернулись. Я ужасно волновался за это дело.

— За экспедицию по съемкам телекартины? — засомневался Ньютон. — Я слышал их объявление. Оно походило на законную экспедицию по съемкам фильма.

— Это не больше чем прикрытие, — сказал Дэниель Креве. Его лицо потемнело. — Я полагаю, что экспедиция по съемке телекартины маскирует опасный и безжалостный заговор против Стикса.

— Стикса? — повторил Курт Ньютон недоверчиво. — Третьей луны Плутона, которую все называет Волшебной Луной? Но зачем делать заговор против бесплодного, отдаленного и небольшого мира?

Он был поражен упоминанием о Стиксе. В Системе не было никакого более изолированного мира. Почти никто не летал туда. Там не было ничего, чтобы могло привлечь. Отдаленная небольшая луна не имела никаких богатых металлов, которые привлекали колонистов к другим мирам. Фактически, Стикс был в этом уникален, и это был единственный мир, который не имел почти никаких металлов вообще.

Кроме того, уроженцы-стиксяне не любили посетителей. Они были странным, одиноким народом с волшебной репутацией чрезвычайно миролюбивых существ, а также чрезвычайных противников механического продвижения. И они вынуждены были присоединиться к Правительству Системы в соответствии с соглашением, согласно которому только они имеют полную власть над их собственным миром, пока поддерживают там порядок.

— Даже если этот проект съемки телекартины действительно скрывает какой-либо заговор, то он не может быть нацелен на Стикс, — повторил Капитан Фьючер. — Никто не может ничего выгадать из того небольшого места.

— Теперь есть, — возразил Дэниель Креве. — Шесть недель назад, вскоре после того, как Вы и ваши люди оставили Систему, разведчики обнаружили богатые алмазные залежи на Стиксе.

Ото присвистнул.

— Алмазные залежи? Теперь я начинаю понимать весь этот интерес к Стиксу.

— Вы знаете, как ценны алмазы в индустриальных целях в наши дни, — сказал Президент искренне. — Это вещество, которое может заменить супер-твердые современные металлические сплавы. Обычно они хранятся как драгоценные камни.

Теперь же они неоценимы для промышленности. Определенные большие межпланетные корпорации сразу же запросили концессии, чтобы эксплуатировать новооткрытые алмазные копи на Стиксе. Эти все корпорации — фиктивные компании, которыми управляет Джон Валдан, очень известный безжалостный финансист с Земли. Стиксяне отказались предоставить концессии. Вы знаете, как они ненавидят машины и всякие механические устройства. Они не захотели никаких шахтеров, прилетающих на их мир. Джон Валдан потянул все нити, за которые мог — у него свои марионетки в Совете Системы. Но стиксяне все еще отказываются.

Дэниель Креве нахмурился.

— Две недели спустя, Телепикчерс Инкорпорейтед внезапно объявило, что они планируют сделать большую картину о Вас, Фьючер. Они сказали, что сцены будут сниматься о ваших самых больших деяниях — Огненном море Юпитера, подводных городах Нептуна и Стиксе. А Телепикчерс Инкорпорейтед — одна из многих компаний Джона Валдана.

— Теперь я вижу, — сказал глубокомысленно Капитан Фьючер. — Вы думаете, что эта экспедиция съемок телекартины маскирует заговор Джона Валдана против Стикса?

— Я уверен в этом, — воскликнул Президент. — Все это подозрительно. Конечно, они говорят, что среди других мест они должны полететь на Стикс для съемок сцен фильма, потому что там было одно из самых великих деяний Фьючера. И говорят, что Валдан соглашается с этой стороной просто потому, что его интересует молодая «кинозвездочка». Но его слишком просто удовлетворить. Я убежден, что Джон Валдан плетет заговор, который позволит ему заполучить алмазное богатство Стикса, даже если он разрушит тот мир.

Мозг заговорил металлически.

— Если экспедиция маскирует преступный заговор, почему же они предают огласке все это, проводя большой поиск какого-то таланта, который сыграет Капитана Фьючера?

Дэниель Креве тряхнул головой.

— Этого я не могу понять. Вы понимаете, что у меня нет никаких реальных доказательств моих подозрений. Именно поэтому я не могу просто запретить экспедицию. И поэтому я не могу поручить секретным агентам Патруля отправиться с экспедицией, чтобы следить за Валданом. Это нарушило бы наше соглашение со стиксянами, если бы мы послали офицеров на Стикс. Ведь в соответствии с этим соглашением, им предоставлена единственная власть на их собственном мире.

Капитан Фьючер прямолинейно посмотрел на него.

— Таким образом, Вы хотите, чтобы мои люди действовали как ваши секретные агенты и приглядывали за этой экспедицией?

— Именно так, — кивнул Президент. — Вы не имеете никакого официального статуса, и, таким образом, я могу использовать Вас, не нарушая соглашение со Стиксом. И Вы и Ото — мастера перевоплощения и в состоянии попасть в ту экспедицию, и узнать, что затевает Валдан.

Он добавил предупреждение.

— И все же я не буду скрывать, что это очень опасно. Валдан набьет экспедицию своими людьми. И она будет проходить через самые опасные места в Системе.

Серые глаза Курта Ньютона замерцали светом приключений. С характерной стремительностью он принял решение.

Он поднялся на ноги.

— Я окажусь в этой экспедиции, сэр. И, так или иначе, я узнаю, что Джон Валдан готовит против Стикса.

— Помните, если Валдан заподозрит Вас, то это будет означать угрозу вашей жизни, — предостерег Креве. — Он безжалостен как венерианская болотная змея.

— Он не заподозрит, — ответил Капитан Фьючер, усмехнувшись. — Как Вы видите, я могу присоединиться к той экспедиции в абсолютно прекрасной маскировке.

— Святые черти космоса! — воскликнул взволнованно Ото. — Я тоже получу роль, шеф. Это будет самый большой подвиг перевоплощения в истории.

ГЛАВА 2. Смелый обман

Большие студии Телепикчерс Инкорпорейтед, возле Нью-Йоркского космопорта, были очень заняты. В этих мамонтовых металлических зданиях были сняты стереофильмы-драмы, которые передавались по телевидению на приемники всем девяти мирам. И самой занятой из всех них с этого утра была студия, посвященная приготовлениям для эпической экспедиции «Эпохи Космоса».

Большие камеры, криптоновые лампы, мощные навесы от солнца и другая высокосложная экипировка всех видов уже передавались на студию в космический корабль, который располагался в соседнем космопорте. Это судно «Персей» было маленьким лайнером, который преобразовали в летающую студию для этого длительного полета.

Сэм Мартин, утомленно-выглядящий главный помощник режиссера, подстегивал мужчин, которые несли антитермическое оборудование, специальные скафандры, и все остальные принадлежности на судно. Прежде чем оно было занесено, каждый объект бдительно осматривался Ло Куором, марсианским технический директором в очках, который являлся одним из самых больших виртуозов в создании специальных эффектов.

Джим Виллард, цинично-выглядящий молодой помощник директора, шагал поперек темной, шумной главной студии. Затем он вошел в комнату, в которой толпилось почти сорок молодых людей, нервно ожидая.

Все они были землянами, высокими и рыжеволосыми с оттенком волос от темно-ржавого до темно-рыжего.

— Хорошо, мистер Льюис просмотрит вас сейчас, — сказал Виллард нетерпеливой толпе. — Проходим мимо его стола, и поворачиваемся, чтобы остановиться перед ним.

Нервно, толпа молодых людей прошла до конца шумной главной студии. Там она сформировалась в одну очередь, и медленно пошла мимо стола режиссера.

Джеф Льюис, режиссер и директор некоторых из самых волнующих космических телекартин, был коренастым землянином средних лет с напряженным, мудрым лицом и задумчивыми глазами. Он строго смотрел на лица нетерпеливых претендентов.

Шанс ворваться в телекартину, чтобы сыграть главную роль в самом большом космическом фильме из когда-либо сделанных! Неудивительно, что поиск талантливого молодого актера, который был бы похож на Капитана Фьючера, вызвал такую большую реакцию. Каждый день, в течение прошедших двух недель приходили нетерпеливые, рыжеволосые претенденты.

Льюис коротко исключал одного за другим обнадеженных молодых людей, когда они достигали его стола.

— Вы слишком коротки, высота не может быть изменена косметикой. А Вы не подходите, потому что ваш череп неправильной формы. Нет, не Вы. Не Вы.

Один за другим, отходили удрученные отвергнутые. Другие, все еще в очереди, теряли надежду при этом беспощадном отсеивании.

Но, наконец, Льюис остановил одного из них, высокого приятнолицего, застенчиво-выглядящего молодого человека с темно-рыжими волосами.

— Как Ваше имя? — спросил Льюис.

— Чен Карсон, — ответил молодой человек с дрожащим рвением. — У меня нет никакого опыта, мистер Льюис, но я надеюсь…

— Мы сможем научить человека действовать, по крайней мере, для этой картины, но мы не можем научить его быть похожим на капитана Фьючера, если он не похож на него, — проговорил Джеф Льюис. — Вы научитесь этому в пути.

Режиссер сравнил фотографии Капитана Фьючера, лежащие на его столе, в анфас и профиль с Ченом Карсоном. Джим Виллард также следил за ними.

— Цвет его волос и глаз немного не соответствует, но косметика может устранить это, — пробормотал Льюис. — Его нос не является достаточно орлиным, но это тоже может быть исправлено. Форма черепа, вес, высота и другие особенности являются самыми близкими, на что мы натолкнулись.

— Кто Вы? — спросил режиссер у Чена Карсона. — Где Вы проживаете?

Обнадеженный высокий молодой человек ответил робко.

— Я клерк, работаю на складе Межпланетного Департамента.

— Хорошо же, черт возьми, — пробормотал Джим Виллард с придыханием. — Мы собираемся использовать клерка, который никогда не летал с Земли, чтобы тот сыграл Капитана Фьючера?

Режиссер фильма улыбнулся.

— Разве не я взял большого, немого гостинничного швейцара и снял его как Черного Джона Хаддона в «Звезде Пирата»? — парировал Джеф Льюис. — Я могу научить человека действовать, чтобы он смотрелся в роли. Карсон это сделает. Он единственный, кого мы нашли, кто отдаленно смотрится как Капитан Фьючер.

Косметика сотрет различия, а ваша тренировка проведет его через сцены.

Серьезное лицо Чена Карсона засветилось нетерпеливой надеждой, когда он слушал.

— Я сделаю все, что Вы говорите, если Вы выберете меня на роль, мистер Льюис, — пообещал он пылким тоном.

Его рвение не было принято. «Я должен получить эту роль», — говорил себе Курт Ньютон. «Чен Карсон» с немного замаскированной внешностью был никем иным, как Капитаном Фьючером!

Это была смелая схема Ньютона включить себя в эту загадочную экспедицию съемки картины, которую поддерживал Джон Валдан. Он объяснил это изумленному Президенту, предыдущей ночью.

— Это будет прекрасная маскировка для меня, если я смогу сделать это, — сказал он Дэниелю Креве. — Они ищут кого-нибудь похожего на Капитана Фьючера, чтобы он сыграл его роль в их картине. Если я смогу получить эту роль, то я смогу попасть в экспедицию Валдана и его людей, которые не подозревают, что я в действительности являюсь Капитаном Фьючером. И у меня будет реальный шанс разрушить их планы.

Ньютон знал, что будет слишком плохо, если он будет очень походить на себя, когда пойдет на пробы. Это могло бы пробудить подозрения. Таким образом, он немного изменил форму носа, оттенок глаз и волос.

Джеф Льюис заговорил со скептически настроенным Виллардом.

— Помни, что это будет картиной действия. Он не должен будет делать ничего проявляющего эмоции на крупных планах.

Они были прерваны прибытием ошеломительной светловолосой девушки, которая цеплялась за руку полного землянина средних лет.

Курт Ньютон немедленно узнал их обоих. Из плакатов вокруг студий, он догадался, что девушкой была Лура Линд, одна из самых популярных женских звезд в телекартинах. С ее гладкими платиновыми волосами, безупречными особенностями и податливой фигурой, она была великолепна.

Человек с нею был Джон Валдан. Описание Креве не оставило сомнений. И все же казалось невероятным, что этот полный маленький человек с ятребиным лицом и сияющими синими глазами мог быть заговорщиком, который интриговал, чтобы ограбить мир.

Ньютон вспомнил президентское предупреждение.

— Он не выглядит как безжалостная венерианская болотная змея.

Валдан заговорил трубным голосом с режиссером.

— Я готов полететь с Вами, Льюис, когда отправится экспедиция. Мой друг Кин Kурри, сатурнианский политический деятель, также отправится со мной.

— Это прекрасно, мистер Валдан. — Ньютону показалось, что слова Джефа Льюиса испытывали недостаток в сердечности. — Конечно, Вы помните, что это не станет каким-то круизом. Мы войдем в самые опасные места в Системе.

Когда режиссер попробовал отговорить Джона Валдана от полета, то потерпел неудачу. Полный маленький финансист ответил уверенно.

— Это стоит некоторых трудностей, быть рядом с Лурой, — сказал он, увлеченно глядя на светловолосую звезду. — И чтобы обезопасить себя, я взял с собой собственного личного телохранителя Су Туара.

«Су Туар», — повторил это имя про себя Капитан Фьючер с внезапной тревогой. Он знал «телохранителя», которого назвал финансист.

Су Туар был молодым венерианским преступником, с которым Курт Ньютон столкнулся за четыре года до этого. Он убил брата венерианца на сходке преступного мира на Сатурне, и лично отправил Су Туара в тюрьму.

Он знал, что Су Туар хочет отомстить за это. Если бы обостренные ненавистью глаза венерианца проникли через его личину в течение полета, то это могло бы означать беду.

Джеф Льюис представил его Валдану и звезде-блондинке.

— Это Чен Карсон, из народа, наш «Капитан Фьючер». Сейчас он только мануфактурный клерк, но я сделаю из него актера.

Курт Ньютон поклонился им. Лура Линд посмотрела на него презрительными синими глазами, и затем со скрипучим негодованием заговорила с Льюисом.

— Если Вы думаете, что я собираюсь играть в паре с кроликоподобным клерком, который испортит все мои сцены, то Вы — сумасшедший, — сказала она режиссеру.

— Разве бы я выбрал его, если бы не думал, что смогу сформировать его для роли? — спросил Льюис. — Вы оставили кастинг мне, Лура.

Курт Ньютон, выглядя возбужденным от робости, услышал, как Валдан мягко поддержал протест актрисы. Но Джеф Льюис твердо отверг это.

— Отведите Карсона в отдел косметики и загримируйте его, — сказал режиссер Джиму Вилларду. — Затем верните его сюда.

— Пошли, — сказал полувысокомерно Ньютону помощник директора. — Мы скоро сделаем из тебя человека, похожего на реального планетчика.

В отделе косметики Капитан Фьючер был напряжен, когда специалисты воздействовали на него. Курт Ньютон маскировался посредством бесконечных тайн, известных Ото, и, таким образом, изменил оттенок своих глаз краской ученика и форму носа введенным воском, что никакая обычная косметика не обнаружила бы и не изменила бы его маскировку.

Однако он задышал намного легче, когда визажисты закончили свою работу. Он изучил себя в зеркало и испытал желание взорваться смехом. Они изменили его волосы, глаза и нос назад, в нормальное состояние, даже не подумав, что это его истинный внешний вид.

— Хорошо, ты действительно похож на Капитана Фьючера, когда навели косметику, — неохотно согласился Джим Виллард. — Сейчас надень костюм.

Это был серый костюм на застежках-молниях, типа того, что носил Капитан Фьючер. В кобуре на поясе находился тонкий атомный пистолет.

Виллард усмехнулся.

— Ты теперь не похож на галантерейного клерка. Пошли, покажемся Джефу.

Когда они появились из комнаты косметики, то они столкнулись лицом к лицу с красивым, сонноглазым молодым венерианцем. Курт Ньютон признал Су Туара!

Су Туар также признал его, о чем свидетельствовало внезапное стремительное искажение красивого лица преступника. Его глаза сверкнули.

— Капитан Фьючер! — прошипел венерианец, его рука метнулась к атомному пистолету на куртке. — Я ждал этого шанса четыре года.

Мысли Курта Ньютона помчалось со скоростью молнии. Он мог убить Су Туара. Но если бы он так сделал, то выдал бы свою реальную личность, и его план присоединиться к экспедиции Валдана был бы разрушен.

Ньютон сыграл отчаяние. Вместо того, чтобы вытянуть свой пистолет, он отскочил с притворным криком ужаса от вытянутого оружия венерианца.

Су Туар был столь поражен таким неожиданным видом, что Капитан Фьючер испугался, что он заколебался. Затем Джим Виллард встал между ними.

— Ты что сумасшедший? — атаковал Виллард венерианца. — Это не Капитан Фьючер, это Чен Карсон, актер, который должен играть роль Фьючера.

Лицо Су Туара напряглось, но затем жестокое пламя умерло в его глазах.

— Жаль, — пробормотал он. — У меня не было времени подумать. У меня есть старый счет к Фьючеру, и я подумал, что этот человек — тот товарищ.

— Если бы он действительно был Фьючером, ты был бы мертв спустя секунду после того, как направил пистолет на него, — огрызнулся Джим Виллард.

Он повернулся к Ньютону, который симулировал дрожь с ужасом.

— Пошли, Карсон.

— Кто… кто это был? — спросил Ньютон с жутким запинанием, когда следовал за помощником директора назад, поперек шумной студии.

— Это телохранитель руководителя проекта Валдана, — ответил Виллард. Он добавил сухой комментарий. — Наш уважаемый финансовый босс взял с собой большую партию крепких мужчин, чтобы удостовериться, что ничто не случится с его драгоценной шкурой в этом полете.

Джеф Льюис просмотрел на Ньютона острыми, исследовательскими глазами, когда они подошли к нему. Строгий продюсер не казался рассерженным.

— Вы похожи, Карсон, — проворчал он. — Но помните, Вы должны не только быть похожим на Капитана Фьючера, но и действовать как он. Давайте посмотрим, как Вы вытянете ваш пистолет.

— Разве они не выйдут? — спросил робко Ньютон.

Он преднамеренно представился им всем как робкий, пугливый клерк, чтобы никто не думал соотнести его, с ним реальным. Также он знал, что Су Туар все еще смотрит на него.

Взрыв иронического смеха донесся от целой группы на его пугливый вопрос. Это уверило его, что маскарад удался.

— Какой Капитан Фьючер! — пробормотал Джим Виллард. — Он похож на реального персонажа, как мышь похожа на льва.

ГЛАВА 3. Гибельное открытие

Джеф Льюис терпеливо начал тренировать Курта Ньютона: как вытянуть атомный пистолет, как смело стоять вертикально, как быстро и мягко перемещаться.

— Пробуй думать о себе, как будто ты настоящий Капитан Фьючер, — сказал искренне режиссер. — Теперь повторим все снова.

Курт Ньютон неуклюже вошел, присел и вытянул атомный пистолет так осторожно и неуклюже, что ствол запутался в его собственном поясе.

Он почувствовал себя раскованным только тогда, когда Су Туар, который наблюдал за ним, последовал за Джоном Валданом и Лурой Линд из студии.

— Хорошо, у тебя будет время попрактиковаться на пути к Юпитеру, нашему первому месту съемки, — сказал ему Льюис. — Теперь мы начнем не раньше, чем через несколько дней.

Они были прерваны громким, зовущим голосом. Человек, который звал, шел поперек занятой студии к Джефу Льюису. Это был смуглый меркурианец с полной копной темных волос, и глазами, светящимися смелостью. Он с тщеславием обратился к Льюису.

— Как я понимаю, Вы нуждаетесь в актере, который сыграет роль Ото, человека Фьючера, в вашем новом фильме, — сказал он громко. — Хорошо, я как раз такой человек. Я — Ризо Тон, самый великий перевоплощатель, которого Вы когда-либо встречали. Единственный человек, который сможет сыграть этого андроида.

— Невыполнимо, — произнес прямо режиссер. — Для роли Ото я нанимаю Ки Икюра.

— Ки Икюра? Эту неуклюжую марсианскую ветчину? — усмехнулся Ризо Тон. — Да он не сможет сыграть эту роль даже через миллион лет. Подождите, пока Вы не увидите то, что могу сделать я.

Тщеславный меркурианец нырнул в одну из раздевалок, неся с собой комплект косметики. Несколько минут спустя он возвратился, полностью преобразованный.

Теперь он был бледнокожим, гибко-выглядящим человеком с эластичной фигурой и искрящимися зелеными глазами на лысом лице.

— Как Вам это? — спросил он уверенно. — Выберите меня для этой роли.

— Сказать по правде, ты лучше, чем Ки Икюр, — удивленно произнес Джим Виллард.

— В этой косметике ты копия андроида Ото.

Курт Ньютон усмехнулся про себя. Ризо Тон не только был похож на Ото — он и был Ото. Он просто убрал маскировку, вместо того, чтобы надеть ее.

Это была идея Ньютона взять Ото в экспедицию. И это сработало. Джеф Льюис был очарован изумительной косметикой, и сразу же нанял «Ризо Тона».

В конце этого дня, пока студия не опустела, Капитан Фьючер скрывался в своей раздевалке. Затем Ото проскользнул в комнату.

— Так теперь мы актеры, шеф, — усмехнулся нахальный андроид. — Я получаю удовольствие от этого.

— Ты получишь еще большее удовольствие, когда я скажу тебе, что правой рукой Валдана является Су Туар, и что он двинется с нами в одну сторону, — сказал мрачным голосом Курт Ньютон.

Ото чертыхнулся.

— Проклятая венерианская змея! Я думал, что он все еще в тюрьме. Хотя, если он не подозревает нас, то мы в безопасности.

— Он-то не подозревает, но станет, если мы допустим промах, — предупредил Капитан Фьючер. — И тот факт, что Валдан нанял преступника такого калибра как Су Туар, доказывает, что перед этой экспедиции — зловещая цель.

— Я никогда не сомневался в этом, — ответил Ото. — Но как насчет того, чтобы захватить Грэга и Саймона в экспедицию? Мы сможем сделать это?

— У меня не было шанса узнать это, — сказал Капитан Фьючер. Он выглянул.

Студия была темной и пустынной. — Пошли! Теперь у нас появился шанс прокрасться в отдел поддержки и заняться этим вопросом.

Невидимые, он и Ото держали свой путь в большую бутафорскую комнату, где комплекты костюмов для «Эпохи Космоса» складывались в транспорт «Персей».

Вскоре они нашли два объекта, которые искали. Один являлся большой металлической куклой, которая внешне выглядела точной копией Грэга. Это была машина-автомат, которая могла делать простые движения посредством внутренних двигателей, которыми управлял крошечный распределительный щит на спине.

Второй объект был подобен точной копии Мозга — квадратная, прозрачная коробка с «лицом» и линзами-глазами как у Саймона Райта. Внутри содержалась пластмассовая серая копия человеческого мозга. Они были макетами Грэга и Мозга, предназначенными для использования в телекартине.

— Они почти идентичные копии, и это облегчает нам задачу, — сказал Курт Ньютон. — Сегодня вечером, Саймон и Грэг смогут прокрасться сюда и самостоятельно заменить эти макеты…

— И направятся с экспедицией без какого-либо подозрения, — закончил Ото. Он хихикнул. — Четыре человека Фьючера играют непосредственно себя в телекартине.

Глаза режиссера не выдержали бы, если бы он узнал!

— Это не какая-то беззаботная игра, которую мы играем, — напомнил ему Курт Ньютон. — Мы будем в опасности с того момента, как оставим Землю. Именно поэтому я не позволил Джоан узнать что-нибудь об этой миссии.

Он выглянул из студии.

— Вокруг никого. Теперь у нас есть шанс унести эти макеты отсюда.

Этой ночью, два часа спустя, он и Ото осторожно внесли два макета в офис Президента Системы, расположенный наверху Правительственной Башни.

Грэг и Саймон Райт ожидали их там. И с ними был стареющий человек в форме Планетного Патруля — седовласый, морщинистый ветеран, холодные глаза которого светились удовольствием.

— Капитан Фьючер, — воскликнул он. — Я думал, что Вы все еще в открытом космосе, пока не получил ваше сообщение сегодня.

Маршал Эзра Гурни, старый товарищ Фьючера, пожал руку Курта Ньютона.

— Джоан тоже слышала, что Вы вернулись, — усмехнулся он.

— Она не должна знать, Эзра, — сказал искренне Курт Ньютон. — Мы по уши в опасном деле, и я не хочу Джоан впутывать в это. А то она настояла бы на том, чтобы полететь с нами, если бы узнала.

— Что случилось? — резко спросил старый маршал. — Что происходит?

Капитан Фьючер быстро объяснил. Лицо Гурни вытянулось, когда он услышал.

— Тогда скажите, что требуется от меня сделать, — сказал быстро старый ветеран.

— Я хочу, чтобы Вы взяли «Комету» и ждали нас на Стиксе, — произнес Капитан Фьючер. — Мы будем нуждаться в нашем судне.

— Но разве «Комета» не будет опознана? — спросил Эзра Гурни.

— Ее можно сделать похожей на небольшой космический крейсер, — сказал ему Курт Ньютон. — А Вы можете стать межпланетным разведчиком, который услышал об алмазной забастовке на Стиксе. И, конечно же, Вы должны будете временно убрать Патруль из этого сектора, чтобы Вы смогли юридически пролететь туда.

Эзра Гурни кивнул.

— Я могу все это сделать. Я буду ждать вас прямо в Планетном Городе, инопланетной колонии на Стиксе.

Капитан Фьючер протащил вперед два макета, которые он с Ото тайно принесли со студии.

— Это копии вас, Грэг и Саймон, — сказал он Мозгу. — Все, что Вы должны сделать — это прокрасться сегодня вечером и занять их места. Никто не поймет разницу, если вы не будете двигаться, когда кто-то рядом.

Грэг посмотрел презрительно на безжизненную металлическую копию себя.

— Отвратительно, что я должен олицетворять глупый автомат, как этот, но я думаю, что смогу справится.

— Да ведь этот автомат стал бы лучшим напарником Фьючера, чем ты, — сострил Ото. — Ведь он только работает тогда, когда нажимают на его кнопки.

Грэг с негодованием обратился к Капитану Фьючера.

— Шеф, Вы собираетесь позволить этому косоглазому пластмассовому андроиду оскорблять меня?

— Закройте оба ваши рты, — нетерпеливо приказал Курт Ньютон. — Я совсем забыл о небольшом распределительном щите на спине автомата. Мы должны будем поместить его на твою спину, Грэг.

Вскоре он приложил распределительный щит на широкую большую металлическую спину робота.

— Конечно, его кнопки не связаны ни с чем. Но когда на одну из них нажмут, ты должен выполнить соответствующее действие.

Он тренировал Грэга до тех пор, пока робот не смог натянуто ответить на нажим кнопок, так как это делал реальный автомат.

— Достаточно хорошо, — наконец сказал Ньютон. — Теперь Ото отведет тебя и Саймона на студию.

— Несомненно, я притворюсь, что Грэг — груз старого железа, которое я доставляю, — отпустил шутку Ото и увернулся от удара сердитого робота, нацеленного в него.

Следующим утром, когда «Чен Карсон» явился в телевизионную студию, он тайно заглянул в бутафорскую комнату. Мозг покоился на полке, а Грэг стоял жесткий и неподвижный в углу.

Никакой обычный человек, возможно, не вынес бы длительные периоды неподвижности, которую эти двое должны были хранить, чтобы поддержать их обман.

Но Мозг часто тратил дни, размышляя в неподвижной тишине о своей научной деятельности. А Грэг не имел нервов обычного человека.

Однако робот пробормотал жалобу, когда вошел Капитан Фьючер.

— Эта неподвижная игра собирается все время быть монотонной.

— У вас скоро появится шанс для движений и действий, — успокоил Курт Ньютон.

— Экспедиция скоро начнется.

Ото, снова ставший Ризо Тоном, взволнованно вбежал в бутафорскую комнату. Он принес тревожные новости.

— Шеф, я думал, что Вы собирались держать это дело втайне от Джоан. А в настоящий момент она находится здесь, в студии.

Курт Ньютон был ошеломлен.

— Невозможно! Джоан даже не знает, что мы вернулись из космоса.

— Однако она здесь, — парировал андроид. — Она сейчас разговаривает с Джефом Льюисом.

Недоверчиво Капитан Фьючер поспешил поперек шумной, большой студии. Он нашел Джефа Льюиса перед дверью его офиса. С кинорежиссером была фигура, при виде которой прыгнуло его сердце. Тонкая земная девушка, в серьезном коричневом жакете и космических брюках с устойчивыми темными волосами, с прекрасным небольшим лицом, которое отражало эмоции, когда она говорила.

Джоан Рэнделл была секретным агентом Планетного Патруля, которую любил Курт Ньютон, а также веселым и галантным компаньоном людей Фьючера во многих приключениях.

Он хотел шагнуть вперед и взять ее в свои руки, но подавил импульс. Он не осмелился сообщить Джоан Рэнделл об опасном предприятии, на котором они были задействованы. Он слишком хорошо знал, что она настоит на том, чтобы присоединиться к ним.

Джоан говорила с режиссером с негодованием.

— Я не поддержу это, мистер Льюис! Как только я услышал об этой картине, которую Вы планируете снять, я сразу приехала сюда, чтобы выступить против этого. Я не позволю Вам делать дешевый, глупый триллер о Капитане Фьючере.

Джеф Льюис попробовал успокоить ее.

— Это будет великий фильм, мисс Рэнделл — дань людям Фьючера. Не будет ни одной вещи в нем, которая бы не соотвествовала действительности. Да ведь мы собираемся с огромным риском и расходами снимать их деяния в идентичных сценах.

— «Эпоха Космоса!» — сказала Джоан презрительно. — Это абсурд! Капитан Фьючер — герой, не охотящийся за славой истории. Он — реальный человек, самый прекрасный в Системе, который рисковал жизнью, помогал народам Системы, сокрушал преступников, охотящихся на него, и далеко продвигал границы космоса. И Вы хотите сделать деньги на этом обаятельном человеке! Я не разрешу этого! Люди Фьючера не могут возразить, поскольку все еще отсутствуют где-то в открытом космосе, но я — здесь, и я применю всевозможные юридические средства остановить эту глупую картину.

Сердце Курта Ньютона разгорячилось от ее верной лояльности. Но Джеф Льюис выглядел более взволнованно.

— Юридически Вы не сможете остановить картину, потому что все в ней будет верно, — ответил продюсер. — История «Эпохи Космоса» основана на эпической борьбе Фьючера с Легионом Гибели, и каждый заговорщицкий инцидент происходил в действительности.

Джоан Рэнделл не удовлетворилась этим ответом.

— А я не уверена, что ваша история собирается придерживаться правды, и поэтому попрошу судебное предписание против создателя вашего фильма. Это, по крайней мере, задержит картину до возвращения Капитана Фьючера.

— Вы не должны делать этого, — взмолился Джеф Льюис. — Наша экспедиция вот-вот начнется. У меня есть идея. Пойдемте в мой офис, и, я думаю, что мы можем сгладить это.

Они столкнулась лицом к лицу с Куртом Ньютоном, когда обернулись. Ньютон затаил дыхание. Он носил маскировку «Чена Карсона», но не был уверен, что это спасет его от острого взгляда Джоан Рэнделл.

Она, казалось, поразилась его видом. На мгновение радость запрыгала в ее карих глазах. Затем она застыла, когда посмотрела на него более близко.

— На мгновение я подумала… — начала она.

— Вы подумали, что это Капитан Фьючер? — закончил Джеф Льюис за нее, улыбнувшись. — Это неудивительно, поскольку мы выбрали очень похожего человека.

Это Чен Карсон, который должен играть Фьючера в фильме.

Джоан скривившись, посмотрела на «Чена Карсона».

— Вы не похожи на космонавта.

Ньютон ответил робко.

— Нет, я никогда не был вне Земли. Но я надеюсь, что в этом полете не подвергнусь космической болезни.

Ее карие глаза внезапно похолодели.

— И Вы собираетесь играть Капитана Фьючера?

Призрак улыбки заблуждал в глазах Курта Ньютона, когда он наблюдал за ней и Джефом Льюисом, входящих в офис режиссера.

Подошел Джим Виллард.

— Готовы к вашим космическим деяниям, Карсон? Экспедиция собирается взлетать завтра утром.

Ньютон сумел изобразить возбуждение.

— Так скоро? — сглотнул он.

Он больше не увидел Джоан Рэнделл, но позже, тем утром, он услышал, как Джеф Льюис заговорил о ней помощнику режиссера.

— Эта девушка Рэнделл задержала бы всю экспедицию, — сказал Льюис молодому Вилларду. — Но я придумал способ убедить ее, что картина будет соотвествовать по характеру духу Фьючера.

Следующим утром «Персей» был готов к взлету. Толпы запрудили космопорт, чтобы наблюдать, как экспедиция «Эпохи Космоса» отбывает. Огласка данной картины интересовала всю Систему.

Играл оркестр, махали тысячи рук, когда последние актеры и техники прошли к проходу. Капитан Фьючер с «Ризо Тоном» и Джимом Виллардом, наблюдали за этим с прогулочной палубы.

— Лура обычно выходит на последней минуте, — сказал циничный молодой помощник режиссера. — И Валдан с нею, как обычно.

Очаровательная светловолосая актриса восторженно помахала толпе, когда подошла к проходу. Позади ее сопровождала полная фигура Джона Валдана, с сияющей улыбкой на его розовом лице. Его сопровождал Су Туар и высокий синекожий сатурнианин.

— Сатурнианин Кин Курри, одна из марионеток Валдана в Совете Системы, — отметил Виллард. — Он летит как гость Валдана.

Глаза Курта Ньютона сузились. Присутствие сатурнианского политического деятеля более чем что-либо убеждало, что заговор Валдана против Стикса очень большого масштаба. Но какова его природа?

Космические двери захлопнулись, закрывшись. Звонки прозвенели предупреждение, и громкоговорители судна произнесли свое механическое предостережение.

— Взлетное время — пять минут.

Курт Ньютон засимулировал боязливое предчувствие. Он жутко посмотрел на Вилларда.

— Нас очень начнет трясти?

— Нет, но будет гораздо легче, если ты сядешь в одном из этих космических кресел, — сказал ему Виллард, и добавил иронически, — Помни, ты самый великий космонавт в этой картине.

Ньютон с возбужденной робостью уселся в одно из противоперегрузочных кресел.

Затем с громовым грохотом ракет, «Персей» поднялся в воздух и быстро заревел вверх через солнечный свет.

Курт Ньютон задыхался в шоке.

— Я… я должен спуститься в мою каюту. Я боюсь, что у меня космическая болезнь.

— Тогда разрешаю, «Капитан Фьючер», — сказал Виллард, пожимая плечами с отвращением.

Неустойчиво, Ньютон встал на ноги. Реальным поводом у него было желание как можно скорее осмотреть нижние палубы. Внезапно он напрягся. Дальше по палубе он увидел тонкую женскую фигуру в сером космическом жакете, и у него появилось желание осмотреть нижние палубы как можно скорее.

— Она летит с нами, не так ли? — спросил он Вилларда с тревогой.

Виллард кивнул.

— Да, она летит. Джеф сказал мне об этом утром.

Капитан Фьючер почувствовал себя оглушенным. Он стал передвигаться по палубе, и затем встретил Джефа Льюиса и Валдана. Полный финансист хмурился.

— Почему я впервые об этом слышу? — говорил Джон Валдан сердито. — Почему, во имя мира, мы должны были взять эту шпионящую девушку — агента Патруля?

Льюис беспомощно пожал плечами.

— Я вынужден был взять ее. Она собиралась задержать наш старт, потому что думала, что наша картина будет клеветой на ее друзей, людей Фьючера. И я должен был предложить взять ее с собой, чтобы она могла поверить картине, которую мы снимем, и дать хорошие рекомендации.

Обычно сияющее розовое лицо Джона Волдана выглядело уродливым.

— Возможно, ее можно было бы обработать другими способами, — огрызнулся он. — Но теперь очень поздно.

Они прошли. Джоан Рэнделл исчезла. И Капитан Фьючер остался с внутренним, холодным, предостерегающим страхом. Верная себе Джоан невольно проникла на это дьявольское судно заговора, где опасность для нее была чрезвычайной. Валдан не хотел ее присутствия на борту. И он мог бы решительно избавиться от нее.

Курт Ньютон застонал внутри. Он не мог раскрыть себя ей, не впутывая в дальнейшую опасность. И он должен продолжить играть свою странную роль, если хочет проникнуть в большой заговор против Волшебной Луны.

ГЛАВА 4. Опасность на Юпитере

Капитан Фьючер прыгнул в захрустевший интерьер разрушенного космического крейсера и присел с атомным пистолетом в руке.

— Ото, где ты? — позвал он звонко.

— Здесь, шеф! — ответил андроид. Он лежал, связанный тяжелыми канатами в аварийном углу. — Они оставили меня здесь умирать.

— И эти крысы сбежали от меня, — прошипел Капитан Фьючер, когда согнулся, чтобы освободить Ото. — Космос! Когда мы их схватим…

— Снято!

Это приказал Джеф Льюис, который внезапно прервал сцену. Большие, линзовые камеры-близнецы стереофильма прекратили работать. Курт Ньютон и Ото повернулись к режиссеру.

— Что случилось?

— Ризо Тон в порядке, — ответил Льюис. — Но ты все еще слишком зажат и неуклюж, Карсон. Ты все еще не понял, как надо действовать, как действовал бы Капитан Фьючер.

Они находились в большой комнате, похожей на обычную телевизионную студию, с декорациями, которые представляли интерьер разрушенного космического крейсера, занимающего половину комнаты. Остальная половина была переполнены камерами, центрами управления, техниками и другими актерами труппы.

Она была главной на «Персее» и преобразована в маленькую студию. В течение всех этих дней, которые лайнер ускорялся к Юпитеру, Джеф Льюис пропадал здесь, на внутренних сценах для «Эпохи Космоса».

Было трудно понять, что они находятся на судне, идущем на огромной скорости.

Ракетные двигатели были отключены, и движение «Персея» через пустоту проходило в быстром, беззвучном полете.

— Что ты должен делать, — читал нотации Льюис Курту Ньютону, — так это должен сказать себе: «Я — Капитан Фьючер». Тогда ты будешь больше действовать как он.

Курт Ньютон сумел сделать свое лицо торжественным.

— Я попробую, мистер Льюис, — запнулся он. — Если бы не космическая болезнь!

Она наложила тяжелый отпечаток на меня.

Рон Кинг, изящно выглядящий молодой герой «Эпохи Космоса», надменно поднял брови на Ньютона.

— Ты не должен был принимать участие, если ты такой плохой космический моряк.

— Он такой же хороший космический моряк, как и актер, — поддела Лура Линд. — Он испортит каждую сцену со мной.

— Позвольте Карсону побыть одному, — прорычал режиссер. — Он будет в порядке.

Джоан Рэнделл, худая, в сером космическом жакете, стояла на заднем плане, наблюдая сцену со слабым презрением в карих глазах.

— Капитан Фьючер не использовал бы мелодраматический язык, как этот, — сказала сейчас она Джефу Льюису. — Язык не походит на его вообще.

— Мисс Рэнделл, пожалуйста, дайте мне небольшую свободу в создании этой картины, — попросил нетерпеливо режиссер. — Я сдерживаю свое обещание, чтобы придерживаться правды в изображении деяний Фьючера, не так ли? Пожалуйста, позвольте мне выбирать диалоги самостоятельно.

Джим Виллард, его молодой помощник, дипломатично вмешался.

— «День» окончен, Джеф, — заметил он, глядя на часы.

— Хорошо, — сказал устало Джеф Льюис труппе. — Вы повеситесь, когда я смогу привыкнуть на этом судне ко «дню» и «ночи».

Ло Куиор и его техники начали убирать камеры. Актеры потекли прочь к своим каютам, чтобы удалить косметику перед обедом.

«Чен Карсон» и «Ризо Тон» разделяли каюту на средней палубе — так решил Курт Ньютон. Когда они достигли ее, Ото нанес косметику, возобновляя маскировку меркурианина, а Ньютон ловко сделал небольшое изменение в своей внешности, которая преобразовала его в «Чена Карсона».

— Вы слышали то, что Льюис сказал о моей игре? — сказал Ото. — Он думает, что я хорош. Держу пари, что смог бы стать телевизионной звездой.

— Ты превращаешся в человека, увлекающегося театром, — обвинил его Курт Ньютон в искушении. — Верни свое сознание к нашей работе. Действительно ли ты способен войти в роль Джона Валдана?

Ото медленно покачал головой.

— Шеф, это невозможно, — поклялся андроид. — Вы знаете его, его друга Кина Курри, Су Туара и остальную часть его жестких «телохранителей», которые занимают всю кормовую часть на палубе. Это-то ладно, но проникнуть туда незаметно невозможно. Некоторые из людей Валдана все время бездельничают в коридоре.

— Так или иначе, но мы должны пробраться туда и поискать бумаги Валдана, — объявил Капитан Фьючер. — Мы еще вообще ничего не узнали, а уже почти у Юпитера.

Курт Ньютон начал немного переживать. В течение всех этих дней, начиная с отлета от Земли, он не преуспел в том, чтобы проникнуть в тайну мистического заговора Джона Валдана против Волшебной Луны.

Валдан не был дураком. Он говорил много, но даже не упоминал Стикс. Капитан Фьючер или Ото не были в состоянии шпионить за ним, так как его жилище всегда охранялись.

— Сегодня вечером мы проскользнем вниз, в бутафорскую комнату, увидим Саймона и Грэга, — решил Курт. — У меня есть идея, которая может сработать.

После обеда, той ночью, труппа актеров и техников удалилась рано. Джеф Льюис предупредил их, что они приземлятся на Юпитере в начале следующего дня.

— Мы приземлимся в Джанглтауне, вблизи от Огненного Моря, — сообщил режиссер.

— Я хочу снять наши сцены как можно быстрее, и выйти из этого опасного места.

Когда каждый удалился, и мчащийся лайнер был тих, за исключением устойчивой пульсации двигателей, Курт Ньютон и Ото украдкой вышли из их каюты и держали свой путь в бутафорскую комнату.

В том темном беспорядке костюмов, скафандров, странного оружия и гротескных объектов, они нашли Саймона Райта и Грэга. Мозг складировался на полке, а могущественная фигура Грэга неподвижно стояла в углу.

— Это Ото и я, — прошептал быстро Капитан Фьючер.

Граг немедленно согнул свои могущественные металлические члены и шагнул вперед.

— Как долго я буду здесь стоять, как замороженная статуя? — потребовал ответа он с негодованием. — Мне надоедает это.

— Ты выйдешь отсюда завтра, Грэг, — заверил его Ньютон, — поскольку ты будешь необходим для сцен, которые они делают у Огненного Моря.

— Я не склонен думать, что это бездеятельность, — раздражался Мозг. — Это дало мне шанс найти умственное решение нескольких сложных астрофизических формул, которые я долго обдумывал.

— Это прекрасно, но у меня есть работа для Вас завтра, Саймон, — сказал Капитан Фьючер. — Когда все окажутся вне судна, я хочу чтобы Вы прокрались в жилище Валдана. Должен быть какой-то ключ относительно его плана против Стикса.

Как Вы полагаете, Вы сможете войти в его комнату?

— Я приложу все усилия, — ответил Мозг со строгим выражением.

— Сделай, Саймон, поскольку мы должны узнать, что Валдан и его сторонники планируют против Волшебной Луны, — сказал искренне Курт Ньютон.

— Шеф, что относительно Джоан? — спросил Грэг.

— Я хочу, чтобы она оставила это судно на Юпитере. Она должна остаться там, поскольку будет в опасности от Валдана, если этого не сделает. Валдан не собирается позволить такому агенту Патруля, как Джоан, следовать намного дальше в этом полете, даже при том, что ее статус неофициален.

— Но как Вы собираетесь заставить ее оставить судно на Юпитере? — спросил Ото.

— Ото, это будет твоей работой, — ответил Капитан Фьючер. — Согласно сценарию, ты не будешь участвовать в сценах на Огненном Море. Таким образом, ты удостоверишся, что Джоан останется на Юпитере.

Ото встревожился.

— Как мне это сделать?

— Твой лучший выбор — это поддельное сообщение, отзывающее ее обратно на Землю, — сказал ему Курт Ньютон. — Если оно потерпит неудачу, то ты должен будешь попробовать что-то еще.

Следующим «утром» «Персей» пронзил лабиринт лун Юпитера и скатился в обширную атмосферу планеты.

Курт Ньютон вместе с остальными смотрел вниз с прогулочной палубы. Он симулировал удивляющийся внушаемый страх, который соответствовал бы робкому «Чену Карсону», хотя знал эту планету лучше, чем любой другой человек в Системе.

Но не все в этой громадной планете внушало страх. Даже для видевшего Юпитер в сотый раз, он был ошеломляющим зрелищем. Его обширная зеленоватая сфера заполнила все небеса, под которыми просматривались величественные огромные океаны и колоссальные континенты. И на груди континента Южный Экватор, к которому они снижались, пылало Огненное Море.

Огненное Море, самое ужасное естественное чудо в Солнечной Системе. Пылающий океан красной, литой лавы протягивался на восемь тысяч миль по ширине и в три раза больше по длине. Это громадное адское море было видимо даже с Земли, где его когда-то назвали Красным Пятном Юпитера.

Джанглтаун лежал в плотных папоротниковых джунглях немного к югу от Огненного Моря. Это место было шахтерским городом, который постоянно перемещал свое местоположение и мигрировал к северу, чтобы следовать за добыванием урана и радия. Теперь он близко располагался к пылающему океану.

«Персей», летящий на реактивных двигателях килевых ракет, опустился в сырую область, которая служила шахтерскому городу космопортом. Двери открылись, и компания начала появляться на солнечный свет.

Вне области города лежало только несколько раскиданных улиц металлических лачуг, окруженные высокими джунглями папоротника. Сурово выглядящие, бронзовые шахтеры-земляне и приземистые зеленые юпитериане столпились вокруг телевизионной труппы. Воздух был горячим и насыщен странными ароматами и запахами.

— Как нецивилизованно выглядит это место, — пожаловалась Лура Линд.

Светловолосая актриса сморщила свой носик. — Что за серный запах?

— Он доносится с Огненного Моря, которое всего только в нескольких милях к северу отсюда, — сообщила ей Джоан Рэнделл.

Джон Валдан, стоящий со своим высоким сатурновским другом, вытер пухлое, розовое лицо.

— Этот воздух слишком жидкий, чтобы дышать.

Они, конечно, не чувствовали увеличенную силу притяжения. Компактные уравнители тяготения, которые каждый межпланетный путешественник носил на поясе, давали автоматически компенсацию.

— Сэм, Сэм Мартин! — закричал Джеф Льюис через беспорядок. — Выводи грузовики, и начинай выгружать материал. Где племя? То, которое встретит нас и поведет, как мы договаривались?

Появился гид, волнующийся зеленый юпитерианин.

— Все готово, сэр, — сообщил он. — Есть путь через джунгли к Огненному Морю, по которому могут последовать ваши грузовики. Но опасно отправляться к Огненному Морю прямо теперь. Сейчас время Встречи Лун и это означает, что есть риск приливно-отливных извержений. Вы должны выждать несколько дней.

— Мы не будем ждать, — парировал Джеф Льюис. — У нас есть график, которого мы должны придерживаться.

Курт Ньютон стоял, озираясь в замешательстве от этой сцены, которая действительно была совершенно знакома ему. Фактически он искал Ото, но тот исчез. Через время Ото появился.

Ньютон заметил Грэга, загружаемого вместе с другими предметами на один из ракетных грузовиков, который выехал из «Персея». Большой робот играл свою совершенную роль безжизненного автомата.

Джим Виллард закричал марсианскому технику.

— Ло Куиор, Джеф говорит, что мы должны установить антинагреватели и построить лагерь-поселение на берегу. Поехали.

Первые ракетные грузовики, загруженные массивными антинагревателями, загрохотали вдаль. Грузовики с имуществом последовали за ними.

Джефа Льюиса окружило несколько актеров.

— У нас только несколько коротких сцен, чтобы снять их здесь, в космопорте и в джунглях. В них сыграют Рон и Лура убегающие от людей Легиона Гибели, которые преследуют их.

Рон Кинг и Лура Линд, романтическая линия в «Эпохе Космоса», вскоре сыграли те сцены. Они были сняты отчаянно бегущими из космопорта в джунгли.

— Хорошо, народ — теперь к Огненному Морю, — пролаял Джеф Льюис. — Все сюда, в этот грузовик. И поспешим — дни на Юпитере коротки, вы знаете.

Курт Ньютон сел в грузовик с остальными, и они погрохотали через ухабистые улицы Джанглтауна. Они последовали за другими грузовиками на север, по грубому юпитерианскому шоссе через джунгли.

Большой папоротниковый лес вставал высокой, твердой стеной с обеих сторон от них. Мухи-сосуны роились в зеленой растительности над ними. Они бросали взгляд на гротескные деревья-октопи, мелькающие сквозь папоротники, на выпуклых животных в виде воздушных шаров, пасущихся возле вышеупомянутых деревьев.

— А что виднеется в том месте? — спросил Рон Кинг, указывающий на внушающие страх в отдалении циклопические черные башни, которые возвышались из джунглей.

Капитан Фьючер знал, что это. В том Месте Мертвых, как называли его сами юпитериане, он когда-то достиг кульминационного момента одного из своих самых рискованных приключений. Но он симулировал невежество, когда Джоан Рэнделл ответила на вопрос.

— Это древний, разрушенный город юпитериан, — сказала Джоан. Ее карие глаза зафиксировались на тех разрушенных загадочных башнях. — Я была там однажды.

Курт Ньютон знал то, что возникло в ее сознании. Он и она — оба были там, в ту ужасную ночь, когда закончилась борьба с Космическим Императором.

Подошли Джон Валдан и Кин Курри, хотя Су Туара не было. Полное лицо финансиста было темно-красным.

— Будет намного горячее, чем сейчас? — задыхался он.

Воздух быстро становился более серно-перегретым, когда колонна грузовиков двигалась по следам в джунглях к Огненному Морю. Сами джунгли уменьшались, как если бы иссушивались увеличивающейся высокой температурой.

— Не волнуйтесь, Виллард и Ло Куиор имеют антинагреватели, и двигаются в наше местоположение, — заверил Джеф Льюис. — Они отправились вперед.

Милей дальше, джунгли, казалось, увяли вокруг них. След появился на черном, скалистом утесе укрепленной лавы. Дюжина голосов воскликнула в удивлении и ужасе. Они вышли на полный обзор Огненного Моря, которое лежало за утесом.

— Боги Сатурна, мы не можем оставаться здесь долго, — вскричал Кин Курри.

— Джеф, это самоубийство, снимать сцены фильма в этом месте, — воскликнула с опасением Лура Линд пронзительным голосом.

Картина впереди была достаточной, чтобы оправдать их протесты. Внизу, за этим высоким черным утесом раздвинулся темно-красный океан литой лавы, которая простиралась к отдаленным горизонтам.

То обширное море горящей скальной жидкости бросало жестокий, аляповато-яркий отсвет в небо. Немного изменяющиеся вялые волны огня колыхались на его поверхности. Ветер от него походил на дыхание печи — перегретый воздух, овеянный зеленовато-желтыми парами.

— Смотрите, парни начинают включать антинагреватели, — поощрительно сообщил Джеф Льюис. — Мы будем в порядке через мгновение.

На мысе, пропускающем пламенное наводнение, Джим Виллард и Ло Куиор подготовили временный лагерь-поселение. Они настроили мощные антинагреватели.

Эти машины «убили» сияющие колебания высокой температуры противовибрацией демпфирования, очень снижая температуру.

С помощью актеров и техников имущество выгружалось из ракетных грузовиков в эту немного более удобную зону. Маленький марсианский техник в очках, Ло Куиор, настраивал камеры.

— Хорошо, народ. — Джеф Льюис собрал свою труппу вместе. — Чем скорее мы снимем эти сцены, тем скорее мы уберемся отсюда.

Капитан Фьючер обернулся к Ото, который был замаскирован под «Ризо Тона», в котором не будет необходимости, чтобы играть в этих сценах.

— Что ты сделал с Джоан? — спросил Ньютон шепотом. — Помню, я рассчитывал на тебя, чтобы увидеть, что она не отправиться дальше в этом полете.

Ото усмехнулся.

— Не волнуйтесь, я провернул это в Джанглтауне. Ее вернет на Землю важный запрос. Я знаю Патрульный код!

Джеф Льюис пролаял Курту Ньютону.

— Карсон, ты не слушаешь. Тебе что, особое приглашение нужно?

Затем Льюис продолжил.

— Это один из самых важных эпизодов нашей картины. «Эпоха Космоса», как вы знаете, обновляет борьбу Фьючера с Легионом Гибели. Большинство мы снимем на Стиксе, но сцены здесь и в подводных городах Нептуна, жизненно важны.

Джоан Рэнделл выступила с негодованием.

— Я говорила Вам раньше, что Фьючер не посещал Юпитер в эпизоде с Легионом Гибели. Это было в случае с Космическим Императором.

Джеф Льюис застонал.

— Я знаю, знаю, но разве я не могу вставить несколько сцен из прежних приключений в мое произведение, чтобы усилить эффект?

Джоан Рэнделл просчитывала, как она поступит далее. Но в этот момент подбежал затаивший дыхание мальчик-юпитерианин и, протолкнувшись через весь лагерь, вручил ей кусок бумаги.

— Сообщение для Вас, только что пришло по аудио-приемнику.

Джоан Рэнделл нахмурилась, когда она прочитала, и затем повернулась.

— Я должна возвратиться в Джанглтаун.

— Нет ни одного грузовика, готового возвратиться… — начал Джим Виллард.

— Я могу пойти, — ответила она. — Я не боюсь юпитерианских джунглей.

Она поспешно пошла и исчезла по тропе в джунглях.

Курт Ньютон почувствовал облегчение. Хитрость Ото сработала. Потом он заметил Валдана, быстро шепчущего что-то Кину Курри. И через мгновение высокий сатурнианин также повернулся, чтобы оставить лагерь-поселение.

— Здесь слишком горячо для меня, — объяснил он. — Я с холодной планеты и я возвращаюсь на корабль.

Капитан Фьючер ощутил недоброе предчувствие, когда он увидел, как Кин Курри торопливо берет след, приблизительно которым Джоан покинула раньше. Почему Валдан послал сатурнианина за Джоан Рэнделл?

Он начал было идти, но сердитый Джеф Льюис проревел, остановив его.

— Дьявол, куда ты идешь, Карсон? Возвращайся сюда.

Курт Ньютон был загнан в угол. Он повернулся и быстро прошептал Ото:

— Кин Курри преследует Джоан. Мне это не нравится. Пойди за ними.

Ото кивнул, быстро понимая. Андроид убежал, в то время как Джеф Льюис сердито читал нотации Курту Ньютону.

Как только Ото оказался вне поля зрения на тропе в джунглях, он начал бежать вперед. Ото развил полную скорость по исчезающему следу, стремясь добраться до пределов видимости сатурнианина.

Всегда опрометчивый, Ото и на сей раз недооценил человека. Когда он завершил поворот, Кин Курри внезапно выступил из папоротникового леса с атомным пистолетом, который нацелил непосредственно в грудь Ото.

— Почему ты следуешь за мной? — спросил подозрительно сатурнианин. Затем осуждение внезапно вспыхнуло в его глазах. — Ты шпион!

ГЛАВА 5. Поиски Мозга

После того, как труппа оставила «Персей», Мозг остался в темной бутафорской комнате. Люди приехали и забрали Грэга наряду с другими объектами и оборудованием. Но они не взяли Мозга, так как тот не понадобился для сцен, которые должны были быть отсняты у Огненного Моря.

Капитан Фьючер знал это. И это было одним из оснований, почему он попросил, чтобы Саймон Райт произвел поиски в комнате Валдана в течение всего отсутствия того на судне. Это был первый реальный шанс Фьючера, чтобы найти ключ к таинственному заговору полного финансиста против Волшебной Луны.

Саймон Райт оставался на полке, пока последние ракетные грузовики не прогрохотали далеко снаружи. Тогда Мозг заскользил с полки, перемещаясь беззвучно на магнитных тракционных лучах, которые он мог испускать из его странного «тела».

«Валдан вероятно оставил охрану вне помещения, — подумал Саймон, когда подплывал к двери. — Но возможно и нет. Вскоре я смогу увидеть это».

Он расширил «руку», которая была лучом магнитной силы, и открыл дверь в коридор. На мгновение он застыл, прислушиваясь. На судне было тихо.

Телевизионные актеры и техники все ушли, а навигационной команде дали отпуск в Джанглтаун.

Мозг заскользил по коридорам к проходу средней палубы. Он парил в тени, осматривая кормовую часть. Жестколицый землянин, перепоясанный атомным пистолетом, один из «телохранителей» Валдана, стоял вне его помещения.

«Это делает вещи немного труднее», — подумал спокойно Саймон Райт.

Он заскользил назад, к темной бутафорской комнате. Для того, чтобы войти в покои Валдана, он решил применить хитрость, которую не раз использовал в подобных ситуациях в прошлом.

Сначала он достал несколько маленьких приспособлений и инструментов, которые он и Грэг скрыли в углу бутафорской комнаты. Затем он заскользил к квадрату решетки у основания вентилятора.

Лабиринт полых труб, которые повторно прогоняли окисленный воздух через отсеки «Персея», были двухфутовыми отверстиями. Как только Мозг удалил решетку, он заскользил в трубу.

Он вошел в отверстие в притирку. Он знал, что так будет. Он также знал, какой тяжелый труд ему еще предстоит впереди. Но это был единственный путь, которым он мог попасть в помещение Джона Валдана, чтобы не быть замеченным.

«Телевизионная труппа не вернется на корабль сегодня до позднего вечера, — думал Саймон Райт. — Это должно дать мне достаточно времени».

Саймон Райт был странной личностью. Некоторые говорили, что в связи с тем, что он был бестелесным мозгом, живущим в механическом ящике, он потерял все человеческие эмоции. Но это не было так. Его эмоции любви и лояльности к Курту Ньютону не истощились в течение долгих лет.

Но верным было и то, что его невозмутимое спокойствие выглядело не по-человечески суровым. Он мог волноваться о научных предположениях и экспериментах, но личная опасность его совсем не волновала.

Он проскользнул через темную трубу, ощущая путь своими чувствительнымы магнитными «руками». Труба разветвлялась в большие нагнетательные ответвления.

Он решительно последовал вверх.

Затем он обнаружил, что его путь блокирован одним из больших вентиляторов, который прогонял воздух через систему. Вентилятор не крутился, так как кислородный генератор был отключен, когда «Персей» приземлился.

— Я надеюсь, что их не больше, чем один или два на моем пути, — пробормотал Мозг, когда начал работать.

С инструментами, которые он принес с собой, он стал демонтировать вентилятор.

Это была длинная, трудная задача для работающего в полной темноте.

Когда он удалил вентилятор, он должен был вернуться в бутафорскую комнату прежде, чем он мог снова пойти вперед. Он достиг главной нагнетательной трубы средней палубы и направился в кормовую часть. Как он и ожидал, вскоре он столкнулся с другим вентилятором.

Этот доставило больше усилий для Саймона Райта и значительно больше тяжелого труда и времени прежде, чем он демонтировал его. Когда он, наконец, победил и проник в трубу со стороны левого борта, которая шла в апартаменты Валдана, он немедленно столкнулся с третьим вентилятором.

Человек чертыхнулся бы или, по крайней мере, произнес бы восклицание раздражения. Мозг не сделал ни того, ни другого. Он терпеливо взялся за работу еще раз, хотя он уже находился в трубах в течение многих часов.

Когда он, наконец, открутил третий свободный вентилятор, он должен был отбуксировать его назад в комнату, чтобы закончить. После этого он возобновил свои поиски. И последний успех увенчал его усилия. Он достиг конца трубы, и выглянул через решетку в каюту комфортных комнат Джона Валдана.

Саймон Райт понаблюдал и послушал. Вскоре стало очевидно, что в комнатах никого нет, хотя он и слышал охрану, перемещающуюся за дверью.

Тихо он удалил решетку. Наконец, он был в состоянии скользнуть вниз в комнаты, на достижение которых он израсходовал так много тяжелого труда.

— Хмм… темнеет, — пробормотал он себе. — У меня не очень много времени.

Ночь окутала корабль. Через окно, Мозг увидел, как четыре блестящие луны поднялись в небо, чтобы бросить наводнение серебристого блеска на леса папоротника вокруг Джанглтауна. И все северное небо дрожало аляповатой краснотой от Огненного Моря.

Тусклое сияние из окон давало ему достаточного освещения, чтобы провести поиск в комнатах. Он заозирался в поисках стола, но в этой каюте не было ничего подобного и чего-нибудь важного. Тогда он бросил взгляд на стол в следующей комнате.

Он заскользил в ту комнату, и начал быстрый поиск в столе. Тот содержал много бумаг, связанных с многообразными финансовыми делами Джона Валдана. Но ни одна из них, казалось, не касалась проекта Стикса.

Потом Мозг нашел одну бумагу, которую он внимательно изучил. Это была карта Волшебной Луны. На ней были отмечены недавно обнаруженные алмазные залежи, лежащие к северу от межпланетной колонии Планетного Города.

«Это ни о чем не говорит, — подумал Саймон. — И все же я ожидал большего.

Валдан слишком умен, чтобы оставлять любые детали заговора записанными, — думал он. — Но всегда есть шанс».

Когда Мозг перерывал другие бумаги, он услышал, что дверь коридора смежной каюты внезапно открылась. Мягкий, нечленораздельно голос Су Туара, достиг его ушей.

— Поспешите, — венерианский преступник был взволнован. — Вносите эти два ящика сюда, прежде чем остальные вернуться на корабль.

Мозг беззвучно закрыл стол, и бросился в место укрытия, позади двери, которая соединяла эти две комнаты. Он слышал то, что происходило в каюте. Через зазор двери он заметил, как Су Туар и двое других телохранителя Валдана принесли два маленьких, продолговатых ящика из легкого металла.

— Что босс планирует сделать с этим материалом в космосе? — спросил с любопытством один из мужчин, венерианец.

— Это не ваше дело, — парировал Су Туар. — Вам платят, чтобы повиноваться приказам, а не задавать вопросы.

Мужчина пожал плечами.

— Хорошо-хорошо, я только задал вопрос, почему такая тайна с этими вещами.

— Приказы Валдана состояли в том, чтобы купить здесь их тайно у юпитерианцев, и принести незаметно на борт «Персея», — сказал венерианец.

Внезапно Су Туар издал громкий крик.

— Кто был в этом помещении, когда я уходил? — спросил он резким тоном.

— Ни одна душа, — ответил землянин-охранник Россон. — Я все время был за дверью.

— Кто-то был здесь, — раздраженно сказал венерианец. — Дверь в следующую комнату была почти закрыта, когда я уходил. Теперь она широко открыта.

Мозг, парящий в своем сомнительном укрытии позади той двери, услышал, как Су Туар шагнул вперед, чтобы проверить.

Саймон Райт мысленно напрягся, для отчаянного действия. Он не избежал бы обнаружения, если бы Су Туар обыскал комнату. И при этом он не мог восстановить решетку вентиляции без того, чтобы не быть замеченным.

Внезапно дикий вопль разорвал ночь, за судном. Он отразился дюжиной взволнованных голосов.

— Что случилось? — спросил Су Туар, остановившись и обернувшись.

— Я не знаю, должно быть что-то случилось, — воскликнул Россон. — Смотри, все северное небо сверкает.

Су Туар вышел из комнаты в коридор вместе с остальными.

— Стой здесь и охраняй дверь, Россон, — приказал он позади себя. — Остальная часть со мной.

Саймон Райт вышел из своего укрытия, как летящая тень, как только дверь закрылась. Он слишком увлекся и не заметил, что все небеса к северу теперь пылали с увеличенным аляповато-красным светом. Голоса все еще кричали вне судна, и можно было услышать топот бегущих людей.

Мозг, остановился, чтобы исследовать продолговатые металлические ящики, которые принес Су Туар. Он открыл один, и был поражен. Тот содержал множество длинных, полых деревянных труб. Это были четырехфутовые секции толстых, юпитерианских тростников, тщательно отполированных.

— В каком мире Валдан планирует их использовать? — пробормотал он.

Волнение снаружи увеличилось. Мозг торопливо вернулся в трубу вентилятора. Он повторно закрепил решетку, отсутствие которой, к счастью, избежало разоблачения.

Затем он быстро пробрался через темные трубы в бутафорскую комнату. Когда он достиг той комнаты, Саймон Райт почувствовал дрожащую вибрацию, которая встряхнула весь корабль.

Он услышал низкий, грозовой рев с севера, и увидел, что пылающий блеск небес перешел в кровавый оттенок. Мозг был потрясен, поскольку он достаточно бывал на Юпитере и знал, что это означает.

— Приливно-отливное извержение! — завопил снаружи дикий голос. — Огненное Море прорвалось с правой стороны, где снимает сцены телевизионная труппа!

ГЛАВА 6. Гнев Огненного Моря

В лагере-поселении у Огненного Моря Капитан Фьючер почувствовал острое беспокойство, когда он увидел, что Ото поспешно пошел по тропе в джунгли за Кином Курри и Джоан. Единственной вещью, которая уменьшала его беспокойство о девушке, была его вера в изобретательность Ото.

У Курта не было сомнений, что Джон Валдан послал сатурновского политического деятеля за Джоан Рэнделл со зловещей целью. Но почему он не послал Су Туара? Где же находится венерианский уголовник? Он исчез вначале, когда они приземлились.

— Чен Карсон! — донесся сердитый голос Джефа Льюиса. — Прекрати спать, ты будешь слушать меня?

Курт Ньютон повернулся и уделил внимание режиссеру, поскольку Льюис показывал сцены, которые они должны сыграть в этой опасной локации.

Коренастый режиссер казался нечувствительным к опасной природе этого места.

Потрясающее зрелище бурлящего адского Огненного Моря, которое вымыло основание этого мыса, затрагивало его не больше, чем, если бы оно было интенсивно закрашенным фоном для его съемки.

Остальные, тем не менее, не были настолько опрометчивыми. Задыхаясь от удушающих серных паров, они бросали беспокойные взгляды на литой океан, чья опаляющая высокая температура частично проникала даже в эту зону, защищенную антинагревателями. И Курт Ньютон, играя роль Чена Карсона, делал все возможное, чтобы казаться весьма испуганным.

— Теперь вот этот эпизод «Эпохи Космоса», — решительно произнес Джеф Льюис. — Лура и Рон, двое молодых возлюбленных, которые пытаются передать информацию Фьючеру о Легионе Гибели, пойманы в ловушку легионерами здесь, в Огненном Море.

Их собираются убить, когда появляются Капитан Фьючер и Грэг.

Он повернулся к маленькому марсианскому техническому директору.

— Ло Куиор, тот автомат готов?

— Все сделано, — подтвердил маленький марсианин в очках. — Только… Что Вы хотите, чтобы он сделал?

— Он появляется на сцене с Капитаном Фьючером, то есть с Карсоном, — объяснил Льюис. — И Грэг помогает Фьючеру спасти Рона и Луру. Он должен побежать вперед, подхватить людей Легиона и отбросить их.

— Я могу установить средства управления таким образом, что он будет бежать вперед и делать бросательные движения, — кивнул Ло Куиор. — Люди смогут сымитировать остальное.

Большой Грэг стоял столь же неподвижно, как безжизненный автомат, который он олицетворял. Курт Ньютон тайно усмехнулся. Он знал, как Грэг терпеть не может этот обман.

Ло Куиор начал нажимать кнопки контроля на небольшом распределительном щите на спине Грэга. Марсианин никогда бы не подумал, что это что-то другое, чем фиктивный автомат, который подготовил бутафорский отдел.

— Хорошо, направьте те камеры, которые покатятся, — пролаял Джеф Льюис. — Рон, ты и Лура займите ваши места. Вы появляетесь задыхающимися, изможденными бегом от Легиона. И вы не можете бежать дальше, поскольку вы — на самом берегу Огненного Моря. Они заманили вас в ловушку…

Лура Линд и Рон Кинг начали сцену. Они присели на солнечном свету — темные силуэты напротив сердитой красной необъятности Огненного Моря, пристально оглядывающиеся позади себя в ужасе и отчаянии.

В сцену срочно направили полудюжину актеров, которые представляли собой отрицательных членов Легиона Гибели. Они носили серые униформы с черным диском на плече. Легионеры быстро схватили мужчину и девушку и потянули их к краю утеса, возвышающегося над Огненным Морем.

Режиссер подал отчетливый сигнал. Повинуясь, Курт Ньютон шагнул вперед, сжав в руке атомный пистолет. Одновременно, Ло Куиор нажал «стартовую кнопку» на распределительном щите Грэга.

Грэг ожил. Большой робот, поднялся и зашагал вперед в звенящем порыве, в сторону Курта. Грэг двигался натянуто, рывками, как если бы он был действительно механическим автоматом, как думали о нем остальные.

— Капитан Фьючер! — завопил один из актеров Легиона Гибели, моделируя изумление и тревогу.

— Схвати их, Грэг! — прокричал Курт Ньютон, стреляя очередью. Его атомный пистолет выплевывал безопасные маломощные слабые импульсы, которыми он был заряжен.

Грэг пришел в действие, когда достиг актеров, одетых в серую в форму. Он закачал своими могущественными металлическими руками и стал избивать легионеров.

Актеры завопили в реальном ужасе, когда Грэг выхватил Луру Линд из их захвата, и это выглядело примерно так, как будто он собирался бросить ее в Огненное Море.

Фактически, Грэг наслаждался действиями. Он был вынужден стоять так долго в жесткой неподвижности и тишине, что теперь он с удовольствием показывал, что он может делать.

— Выключите этот автомат прежде, чем он сбросит меня с утеса, — завопила Лура Линд.

— Снято! — провозгласил Джеф Льюис. — Ло Куиор, выключите эту вещь.

Маленький марсианин побежал вперед и коснулся фиктивных выключателей позади широкого металлического Грэга.

Грэг напрягся, как если бы он действительно был автоматом, мощь которого была только что отключена, и, таким образом, разрешая полностью испуганной светловолосой актрисе выскользнуть из его захватов на землю.

— Этот автомат слишком опасно работает, — объявил с негодованием Рон Кинг. — Он, возможно, сбросил бы Луру с утеса.

— В следующий раз убавьте мощь, Ло Куиор, — приказал Джеф Льюис. — Мы должны будем переснять сцену снова.

Курт Ньютон воспользовался возможностью, чтобы придвинуться близко к неподвижной фигуре Грэга, и зашептал сердито ему.

— Оставь клоунаду, ты, большой дурак. Я хочу закончить здесь, и пойти за Джоан и Ото.

Джеф Льюис казался неутомимым, когда он готовился переснимать сцену. Курт Ньютон начинал понимать, почему этот коренастый землянин достиг вершин в телевизионной профессии.

Льюис был в заговоре Джона Валдана? Он был неуверен в этом. Но Ньютон начал сомневаться, что человек, так искренне преданный его работе, как режиссер, может иметь какую-то скрытую цель.

Они снова пересняли сцену, и затем переделали ее снова, так как Солнце быстро клонилось к заходу. Краткий юпитерианский день приближался к концу, и всё же Льюис не был удовлетворен.

— Ты слишком зажат, слишком неубедителен, Карсон, — читал он нотации Ньютону.

— Почему среди огня ты не можешь действовать как Капитан Фьючер?

— Потому, что это место пугает меня, — сказал Ньютон нервно. — Разве мы не можем уйти отсюда?

Он притворился, что сильно боится, потому что у него действительно были проблемы, и ему хотелось вернуться на корабль, и узнать, что случилось с Джоан и Ото. Ото не вернулся, и Ньютон все больше и больше волновался.

— Почему ты не можешь показать немного храбрости? — наседал Джеф Льюис. — Как я могу сделать картину с Капитаном Фьючером, который боится своей собственной тени?

Юпитерианский гид, который привел их сюда, ущипнул за рукав Льюиса.

— Было бы мудро уехать отсюда, — объявил он нервно. — Ночь вот-вот придет, и скоро наступит Встреча Лун. Это означает опасность.

— Ты хочешь вернуться в Джанглтаун и не позволить мне снимать картину? — обрушился на него Льюис. — У нас есть вечерние сцены, которые надо снять здесь.

Капитану Фьючеру стала понятна причина нервозности юпитерианца, поскольку Курт Ньютон знал Юпитер так, как не знали режиссер и остальные.

Когда четыре самых больших луны этой планеты группировались вместе, соединяясь в небесах, их объединенная гравитация всегда вызывала приливно-отливные беспорядки, которые были столь мощными, что вызывали так называемые приливно-отливные извержения.

— Сейчас мы повторим эту сцену еще раз, а затем приступим к вечерним съемкам, которые показывают Фьючера, уничтожающего остальную часть Легиона, — приказал Льюис. — Этого хватит для съемок при большом количестве остающегося дневного света.

Они закончили пересъемку прежде, чем Солнце снизилось за горизонтом. На гигантской планете наступила темнота. Во мраке, внизу, шумело Огненное Море, бросая мрачный, аляповатый жар.

Над темно-красным отсветом поднялись две из больших лун Юпитера — Ганимед и Калипсо. Их быстро догоняли Ио и Европа. Две последние луны мчались, чтобы настигнуть своих более медленных сестер.

Вялые небольшие волны Огненного Моря увеличились в размере, поскольку эти четыре луны потянулись на соединение. Большие водовороты запузырились в пылающем океане. Но Джеф Льюис проигнорировал беспокойство литой глади, и направился на съемку вечерних сцен.

— Ты падаешь на землю, целясь из атомного пистолета в остальных людей Легиона, которые напали, — выделил он сильно. — Рон ранен, он и Лура приседают позади тебя. Камера!

Вытянувшись, Капитан Фьючер упал, выхватывая атомный пистолет, силуэт его головы отсвечивал напротив жара Огненного Моря. Внезапно Курт Ньютон напрягся.

Он почувствовал низкое, ритмичное колебание грунта, на котором лежал. Его ритм стремительно увеличивался.

Он знал то, что это означает, и его познания ужасали. Это была прелюдия к приливно-отливному извержению. Огненное Море, приливая в пещеристые места под этими утесами, угрожало прорваться гейзером пылающего разрушения в этом самом месте.

Он вскочил на ноги, закончив сцену. Но Джеф Льюис неудовлетворенно покачал головой.

— Нет, этого не надо делать, — объявил режиссер. — Мы должны будем снять эту сцену снова.

Капитан Фьючер знал, что должен сразу же побежать изо всех сил из этого опасного места. Разрушение могло устремиться в любой момент, поскольку зловещий ритм вибрации быстро ускорялся.

Но ни один из них не знал то, что это означало. Юпитерианский проводник вернулся в Джанглтаун. А если бы Курт сказал им, что это подразумевает, то он доказал бы, что надо делать, но он не мог так сделать, так как в действительности являлся «Ченом Карсоном» — робким земным клерком, которого олицетворял, и, который не мог знать такую вещь.

— Ты вернешься туда переделать сцену снова, Карсон? — прогундосил Льюис нетерпеливо.

Курт Ньютон решал стремительно. Был только один способ увести их отсюда, не раскрывая свою реальную личину. И тот путь, который он избрал — был неприятным.

Он выкрикнул с опасением голосом, который сделал пронзительным.

— Я не буду делать сцену снова, — завопил он. — Я не буду оставаться здесь дольше. — Он указал на дрожь от вертикальных колебаний Огненного Моря. — Это место слишком опасно.

— Приди в себя, Карсон, — сказал Джим Виллард с отвращением. — Ты хочешь, чтобы каждый думал, что ты трус?

— Меня не заботит, что они подумают — я больше не буду сниматься здесь в сценах.

Джеф Льюис поднял руки.

— Я ухожу. Это то, что я получил, когда нанял ужасного клерка, чтобы играть мою главную роль.

Его голос был отвратительно горек.

— Хорошо, народ. Так как у Карсона истерика, мы будем разбираться со сценами, которые мы сняли. Грузитесь в грузовики, Джим.

Остальные, хотя и немного возбужденные, бросали высокомерные взгляды на Курта Ньютона, когда готовились возвращаться на судно. Капитан Фьючер знал, что все они теперь думали о нем, как о малодушном создании.

Но он не станет думать об этом, пока они не окажутся вдали от этого все более и более опасного места. Он затаил дыхание. Его острые уши подсказали ему, что каждый момент зловещего подземного ритма приливающей лавы становится более сильным.

Он перевел дыхание, когда ракетные грузовики, наконец, покатились подальше от кипящего Огненного Моря и попали на дорогу в джунглях. И в этот момент, это случилось.

Мыс, который они только что покинули, с грозовым ревом взорвался вверх. Утес был взломан ввысь приливающей лавой, и приливно-отливное извержение бросило потрясающий гейзер литой скалы в свете лун.

— Это извержение — хорошее горе, — завопил Джеф Льюис, его глаза отсвечивали в аляповатом свете.

— Поторопимся, прежде чем та лава вернется к нам, — прокричал Курт Ньютон.

Водители ракетных грузовиков утопили цикло-педали к полу, и транспортные средства рванули вперед по трассе в джунглях. Крики паники донеслись от актеров и техников, когда они заметили опасность. Ревущий гейзер пламенной лавы, выстреливая высоко в свете этих четырех лун, собирался дождем опасть вниз на них.

Горячий пепел и горящие битые скалы, посыпались градом вокруг мчащихся грузовиков. Наводнение огня, казалось, сломало небеса. Но внезапный рывок ракетных грузовиков спас их от того, чтобы быть погребенными внизу под массой литой лавы, которая обрушилась позади вниз, на их следах.

Лура Линд закричала в панике, остальные стучали зубами от ужаса, когда грунт прогнулся внизу от ускоряющихся транспортных средств. Курт Ньютон видя, что они вне опасности, подделал свой ужас, еще более сильный, чем остальные.

— Боги космоса, — воскликнул Ло Куиор, его бледное лицо в очках было красноватым, когда он оглядывался назад в огненно-стреляющее небо. — Если бы мы не уехали как раз в это самое время, когда мы это сделали, то извержение убило бы нас всех.

Джеф Льюис вытер дрожащую бровь.

— Ты прав. В конце концов, это удачная вещь, что Чен Карсон оказался настолько напуганным.

Джон Валдан взглянул на Капитана Фьючера длинным, странным взглядом.

— Да, это удача, — пробормотал финансист. — Это почти невероятная удача.

Курт Ньютон почувствовал холодную дрожь. Неужели он выдал себя острым глазам Валдана? Торопливо, Курт Ньютон усилил свою видимую панику.

— Этот мир — планета дьявола, — пронзительно закричал он. — Мы почти погибли.

Я хочу убраться отсюда.

— Успокойся, Карсон, — раздраженно произнес режиссер. — Теперь больше не будет опасности. Мы оставляем Юпитер утром. Мы сняли все сцены, в которых нуждаемся для этого эпизода картины.

— Мне жаль, что я не вернулся за свой офисный стол на Земле, — пожаловался Капитан Фьючер. — Вы не говорили мне, какой опасной будет эта роль.

Внутри себя он сдерживал на высоком уровне планку страха. Курт Ньютон напряженно стремился достигнуть корабля, чтобы удостовериться, в безопасности ли Ото и Джоан.

Приливно-отливное извержение позади них все еще красило северные небеса кровавым светом, который удачливо смешивался с серебряным сиянием четырех сгруппированных лун. Когда они прогрохотали в Джангтаун, они обнаружили, что приграничный межпланетный город, наполнен волнующимися существами.

Грузовики буквально проталкивались поперек грубого космопорта к вырисовывающейся большой части «Персея». И Капитан Фьючер почувствовал облегчение, когда увидел, что Джоан Рэндалл встречает их там.

Джоан Рэндалл с негодованием приветствовала Джефа Льюиса.

— Это было умной уловкой, чтобы избавиться от меня — послать мне поддельный вызов с Земли!

Джеф Льюис выглядел изумленным.

— О чем Вы говорите?

— Кто-то послал мне поддельное сообщение, чтобы я вернулась в штаб Земли, — сказала гневно Джоан. — Я полетела бы, если бы не заподозрила, что это уловка, и не вызвала штаб самостоятельно.

— Мне ничего неизвестно об этом, — сказал решительно режиссер. — У меня достаточно своих собственных неприятностей прямо сейчас. Сэм! Ло Куиор!

Подготовьтесь к взлету. Мы не останемся на Юпитере до следующего дня.

Хотя и разочарованный, что хитрость не сработала, чтобы убрать Джоан из этой опасной экспедиции, Капитан Фьючер тем не менее почувствовал спокойствие, что Кин Кури не причинил ей никакого вреда. Он заозирался, но не увидел Кина Курри.

Высокий, синий сатурнианин, очевидно, ждал на корабле.

Курт Ньютон также не заметил Ото в толпе вокруг судна. Не было Ото и в каюте, которую они разделяли. Капитан Фьючер проскользнул вниз, к бутафорской комнате, которая к настоящему времени была полностью загружена людьми Сэма Мартина.

— Саймон! — прошептал он в темной комнате. — Грэг! Ото был здесь?

Грэг подошел, выйдя из темного угла, в котором он вытянуто стоял. Мозг также заскользил к Курту Ньютону из тени.

— Ото не было здесь, — объявил Саймон Райт.

— Я не видел этого вредителя, с тех пор как он оставил нас у Огненного Моря, — прорычал Грэг.

— Я послал его за Кином Кури и доверил вытащить Джоан, — объяснил Ньютон. — Кин Курри здесь, Джоан тоже, а где Ото?

— Мальчик, я узнал кое-что, когда сегодня обыскивал помещение Валдана, — сообщил Мозг. Он продолжил, и поведал об обеспечении Су Туаром полых деревянных труб.

— Именно поэтому Валдан оставил здесь Су Туара, чтобы получить их на борт и чтобы никто не увидел этого, — пробормотал глубокомысленно Капитан Фьючер. — Но как возможно применить эти полые деревянные трубы?

— Мы сможем узнать это, — сказал Мозг. — Я взял с собой Ухо и повесил его в решетку вентилятора в помещении Валдана.

Капитан Фьючер издал восклицание одобрения. Ухо было крошечным сверхчувствительным микрофоном и звуковым передатчиком, который мог вобрать любой соседний звук или речь, и передать их на настроенный приемник.

Саймон Райт имел небольшой готовый приемник Уха, который был включен.

— Я слушал, но ничего не слышал. Они еще не вернулись в свои комнаты.

— Послушайте, они сейчас заходят, — сказал Грэг.

Они нависли над небольшим приемником. Из него донесся звук шагов, затем хлопок двери. После этого прибыл голос Джона Валдана, холодный и гневный.

— Дурак, ты все испортил, — произнес Валдан осуждающе. — Я послал тебя убрать эту девушку Рэндалл, а она все еще здесь, на судне. Почему ты не схватил ее на тропе и не покончил с нею так, чтобы это выглядело, как если бы она подверглась нападению животных из джунглей, как я приказывал?

Из приемника донесся ответ скулящим голосом Кина Курри, сатурнианского политического деятеля.

— Я не мог сделать этого. Кто-то отвлек меня. Им оказался Ризо Тон, меркурианский актер. Должно быть он шпион, работающий на Патруль.

— И что случилось? — спросил с тревогой Валдан. — Где теперь Ризо Тон?

— Не волнуйтесь, Ризо Тон мертв, — ответил Кин Курри. — Я заметил, что он преследует меня, выждал и, захватив врасплох, убил его. Тело бросил в джунглях.

Его никогда не найдут.

Курт Ньютон посмотрел на двух товарищей, и его лицо внезапно сделалось бледно-серым.

— Если это правда, то Ото мертв, — выдохнул он.

ГЛАВА 7. Опасность в космосе

Курт Ньютон и двое его людей испуганно посмотрели друг на друга, ошеломленные невероятными новостями, которые они только что услышали.

Ото мертв? Их умы просто не могли переварить возможность этого. И когда они стояли в ступоре, прибыл резкий сигнал, отзывающийся эхом лязга звонков на судне.

— Время взлета! — предупредили громкоговорители повсюду в «Персее». — Время взлета!

— Ото не может быть мертвым, — вскричал дико Грэг. Он двинулся к двери. — Мы вернемся и найдем его.

— Подожди, Грэг, теперь очень поздно! — приказал Капитан Фьючер. — Мы стартуем.

Рев килевых ракет заглушил его слова. Большая часть «Персея» резко поднялась в воздух, и затем лайнер прогрохотал через аляповато-красный жар юпитерианской ночи.

— Послушайте! — прошептал Мозг.

Голоса снова донеслись из крошечного приемника. Валдан и его компаньон перестали говорить в течение взлета, но теперь их голоса раздались снова.

— Если ты действительно убил Ризо Тона, то может случиться неприятность, — проговорил Джон Валдан. — Ты испортил все это, Кин Курри.

Голос сатурнианина ответил замкнуто.

— Почему ты тогда не обратились к Су Туару? Если бы у меня все вышло, то я тоже удостоверился бы, что девушка Рэндалл не ушла, — вставил шелковый голос венерианского преступника.

— Су Туар был занят здесь, на судне, транспортируя духовые ружья на борт. Их никто не должен был здесь видеть, — объявил резко Валдан.

— А зачем нужны эти духовые ружья, что мы получили? — спросил Кин Курри. — Чего с их помощью мы достигнем на Стиксе?

Голос Джона Валдана сердито возвысился.

— Ты все еще хочешь узнать, что я планирую, не так ли? Я говорил тебе прежде, и повторяю теперь, я не расскажу деталей моей схемы ни тебе, ни Су Туару, пока мы не достигнем Стикса. Я не дурак. Пока я единственный, кто знает детали плана, и нет никакой опасности, что они просочатся.

— Если Вы беспокоитесь о девчонке Рэнделл… — начал Кин Курри.

— Су Туар позаботится о девчонке прежде, чем мы достигнем Стикса, — прервал Валдан. — Учтите, что если Ризо Тон был шпионом Патруля, то на борту могут быть и другие. Что насчет Чена Карсона, чью каюту разделял Ризо Тон?

— Карсон? — повторил сатурнианин недоверчиво. — Этот робкий, заикающийся дурак? У Вас же нет никаких подозрений на его счет? Ну, хорошо, я могу удостовериться, что Карсон никакой не шпион, если это заставит Вас почувствовать себя немного легче, — проговорил Кин Курри. — Я знаю как.

В следующий момент из приемника раздался звук открывающейся двери. После этого донеслась сердитое распоряжение Валдана.

— Закрой дверь, Су Туар. Ты хочешь, чтобы каждый на судне услышал нас?

— Здесь становится душно, — проворчал венерианец. — Едва можно дышать.

— Должно быть, вентилятор не в порядке, — возразил Валдан. — Проверь его.

Мозг резко посмотрел на Капитана Фьючера.

— Мальчик, если он откроет тот вентилятор…

Когда Саймон Райт это произнес, из приемника донесся громкий резкий звук металла. Затем послышался крик голосом Су Туара.

— Здесь Ухо, подвешенное на этой решетке, — объявил венерианский преступник. — Кто-то подслушал все, что мы обсуждали.

— Я говорил вам, что на этом судне есть и другие шпионы, — вскричал Джона Валдан. — Уничтожь Ухо, болван.

Курт Ньютон и двое его людей услышали сжатый звук разрушения из приемника.

Затем наступила тишина.

— Они нашли Ухо, — воскликнул Ньютон. — Теперь они будут вдвойне настороже.

— Это моя ошибка, мальчик, — пробормотал Мозг. — У меня не было времени, чтобы заменить вентиляторы в вентиляционных трубах, и они заметили его.

Грэг вставил замечание про беспокоящий его вопрос.

— Шеф, а что мы собираемся делать с Ото?

Лицо Курта Ньютона смягчилось.

— Я знаю, что ты чувствуешь Грэг. Я тоже волнуюсь. Но сейчас мы не можем ничего сделать. Я не верю, что Ото действительно мертв. А если он жив, то он позаботиться о себе и сообщит нам.

Капитан Фьючер продолжал хмуриться.

— Все что мы узнали о планах Валдана — это то, что полые деревянные трубы, принесенные на борт, являются родным юпитерианским метательным оружием. Зачем Валдану такое примитивное оружие, как духовые ружья? Есть только один возможный способ постичь тайну его сознания.

Саймон Райт заговорил холодным металлическим способом.

— Я думаю, что понимаю тебя, мальчик. Ты подразумеваешь использование мозгового сканера?

— Это моя идея, — допустил Курт Ньютон. — Что ты думаешь, Саймон? Ты сможешь построить его здесь?

Саймон осмотрел оборудование, инструменты, костюмы и наборы, которые заполняли бутафорскую комнату.

— Я думаю, что смогу изготовить довольно эффективный мозговой сканер из частей телевизионного аппарата. Но позволит ли это постичь нам тайну Валдана? Вы помните, что когда мы изобрели эту вещь, мы обнаружили, что оно воздействует только на подсознание.

— Есть шанс, что мы сможем вырвать то, что хотим из сознания Валдана при помощи мозгового сканера, и мы в состоянии получить это только при его бессознательном состоянии, — сказал Курт Ньютон. — Через несколько дней мы достигнем Нептуна. В то время как там будут сниматься сцены в подводных городах, мы должны будем попробовать осуществить наш план, поскольку это последняя остановка перед тем, как мы достигнем Стикса! Таким образом, Вы должны изготовить сканер, Саймон, чтобы воздействовать им сразу.

— Я приложу все усилия, — пообещал Мозг. — Но ты должен вернуться в твою каюту. Когда они придут, ища «Ризо Тона», ты должен быть там.

Капитан Фьючер быстро проследовал назад, через смутно освещенные коридоры, к своей собственной каюте. «Персей» продвигался через пустоту, его ракеты ревели с монотонной регулярностью, когда они двигались к их следующей цели — покрытый океаном мир Нептуна, в странных подводных городах которого должны были быть сняты следующие сцены телекартины. Курт Ньютон внезапно остановился, когда вошел в проход, который вел к его собственной каюте. Какой-то человек присел у двери его каюты, возясь с замком. Замок щелкнул, и фигура, приседая, украдкой ступила в темную каюту Курта Ньютона, сжимая в руке маленький мерцающий объект.

Капитан Фьючер вытянул свой атомный пистолет изнутри куртки. Он тихо прокрался на цыпочках в низ коридора. Он достиг открытой двери и неопределенно бросил взгляд на темную фигуру тайного гостя в ней.

Курт Ньютон прыгнул внутрь, его оружие поднялось. Выстрел пистолета полоснул снизу в голову темного силуэта. Человек резко упал, отступая в дверном проеме.

Тусклый свет из коридора осветил фигуру, и теперь Курт Ньютон увидел лицо.

— Кин Курри, — воскликнул он, поскольку узнал светло-голубого сатурнианского политического деятеля. — Только какого чёрта…

Затем он заметил, что сатурнианин держит в руке маленькую бутылку. Капитан Фьючер осмотрел ее. Он увидел, что она содержит бесцветную нефть, поскольку нефть имела свойство удалять искусственную косметику.

— Именно поэтому он прокрался сюда, так как думал, что я буду спать, — пробормотал Курт Ньютон.

— Что ты здесь делаешь, над Кином Курри? — внезапно спросил ясный голос.

Капитан Фьючер встревожено обернулся. Это была Джоан Рэнделл. Она пришла из коридора, и остановилась у его открытой двери. Он немедленно осознал, как криминально этого должно выглядеть для нее, когда она застала его склонившимся над бессознательным телом Кина Курри.

— Ты оглушил его, — сообразила она, поскольку увидела ушиб на лбу сатурнианина. Ее карие глаза вспыхнули. — Я вызову капитана для этого разбирательства.

Джоан Рэнделл повернулась, чтобы выполнить свое намерение, но Капитан Фьючер торопливо схватила ее руку.

— Нет, Вы не должны делать этого.

— Почему я не должна, Чен Карсон? — вспыхнула она. — Я знаю, что ты робкий маленький трус, но не думала, что ты достаточно порочен, чтобы совершить нападение на этого безобидного человека.

Курт Ньютон в отчаянии понял, что положение вещей таково, что он не сможет отговорить ее поднять тревогу. Для нее это выглядело как совершение им нападения на Кина Курри.

Но если бы она подняла тревогу, если бы офицеры корабля и компании были разбужены, то это разрушило бы его собственные планы. Он понял, что остался только один путь, которым он может достигнуть молчания Джоан.

— Джоан, послушай, — попросил он искренне. — Ты должна молчать. Это говорит тебе Курт. Я не Чен Карсон, а Курт Ньютон.

Карие глаза Джоан Рэндалл стали горячими от презрения.

— Ты пробуешь обмануть меня неуклюжей уловкой. Это не сработает.

— Это правда, — настаивал Капитан Фьючер. — Я играю роль Чена Карсона. Я нахожусь на выполнении опасной миссии…

Он видел, что она не поверила этим словам, и собирается объявить тревогу.

Мучая свой мозг в поисках средства ее убеждения, Курт внезапно вспомнил кое о чем.

— Послушай, Джоан. Ты была с людьми Фьючера на Ааре, мире Денеба. На мире, который никто больше в Системе не посещал. Если я назову тебе имя лидера Клана Крылатых на Ааре, это убедит тебя, что я Капитан Фьючер?

Джоан Рэндалл выглядела пораженной.

— Как ты можешь что-то знать о нашем полете на Аар?

— Я знаю, потому что я был с тобой, — парировал Курт Ньютон. — Имя предводителя Клана Крылатых — Скин. Не так ли?

Это полностью убедило девушку. Замечательное изменение прокатилось по ее лицу.

Ее карие глаза внезапно заблестели, когда она сжала его руку.

— Курт, это действительно ты? Но я не думала, что ты вернулся в Систему.

— Я не говорил тебе, потому что не хотел втянуть в эту опасность, — сказал он, и добавил со стоном. — Но теперь ты все равно находишься в опасности, несмотря на мои усилия.

— Что все это значит? — спросила она с любопытством. — Почему Кин Курри здесь?

— Это заговор Джона Валдана против Стикса, Су Туар и Кин Курри являются его близкими людьми, — ответил быстро Капитан Фьючер. — И теперь Кин Курри начал подозревать мой обман. Он прокрался сюда с бутылкой съема косметики. Он, должно быть, намеревался одолеть меня, и затем посмотреть, действительно ли я Чен Карсон.

В этот момент донесся звук беспокойных голосов и шагов, поспешно приходящих к ним в коридор. Курт Ньютон напрягся.

— Твой первый крик, должно быть, услышали, — воскликнул он с тревогой.

Именно Джим Виллард спустился в коридор. За молодым помощником директора следовали Ло Куиор и Су Туар.

— Что случилось, Джоан? — спросил ее с тревогой Виллард. — Мы сразу спустились вниз, так как подумали, что услышали, как Вы крикнули.

Потом он замер, поскольку он и двое других мужчин заметили Кина Курри, лежащего без сознания в каюте Курта. Сонливые глаза Су Туара немедленно вспыхнули подозрением, и в его руку легло скрытое оружие.

— Что здесь произошло? — раздраженно спросил он.

Капитан Фьючер ответил со всей дрожащей расшатанностью, которая соответствовала Чену Карсону.

— Это моя ошибка. Я услышал, что кто-то входит в мою каюту в темноте. Я испугался до смерти, и ударил его стулом, поразив прежде, чем узнал, что это Кин Курри.

— Если бы ты не истерил, то не сделал бы этого, — сказал Джим Виллард с отвращением. — Из всех пугливых людей, ты самый наихудший, кого я когда-либо встречал.

Су Туар все еще смотрел подозрительно, когда Ло Куиор согнулся и оказал сатурнианину скорую помощь. Кин Курри очнулся и стал изумленно озираться.

— Что-то ударило меня, — сказал он хрипло. — О, моя голова!

— Это Чен Карсон, — произнес Виллард. — У него не выдержали нервы, он запаниковал, когда услышал, что Вы вошли в его каюту в темноте.

Кин Курри бросил острый взгляд на Курта Ньютона. Когда он делал так, сатурнианин торопливо спрятал бутылку в карман.

— Теперь я припоминаю, — сказал неубедительно Кин Курри. — Я пришел в каюту Карсона, чтобы увидеться с Ризо Тоном, который разделяет ее. Я хотел расспросить у него про домашний мир, Меркурий. Когда я вошел, меня ударили.

— Я ужасно сожалею, — сказал искренне Курт Ньютон. — Я предполагаю, что у меня действительно расшатаны нервы. Но я волновался о подводных сценах, которые мы должны снять, когда доберемся до Нептуна, и когда Вы вошли в темноте, я испугался.

Джим Виллард прервал его.

— Где Ризо Тон?

Курт Ньютон выглядел озадаченным.

— Я не знаю. Я не видел его с тех пор, как мы оставили Юпитер.

— И я не знаю, — сказал Виллард, сморщившись. — Но в этом есть что-то странное.

Капитан Фьючер понял опасность ситуации. Если он сейчас сделает неправильный шаг, то выдаст себя и разрушит шанс проникновения в секретные планы Валдана.

Джон Валдан действительно еще не подозревал его, и он почувствовал уверенность. Финансист просто предложил такую вещь, как возможность. Кин Курри, очевидно, проявил свою собственную инициативу, чтобы исследовать эту возможность. Су Туар был явно удивлен, найдя здесь сатурнианина.

— Я собираюсь поискать Ризо Тона, — воскликнул Джим Виллард.

Он и Ло Куиор поспешно ушли. Су Туар помог Кину Курри встать на ноги.

Сатурнианин, держась за разбитую голову, недоброжелательно посмотрел на Курта Ньютона.

В настоящий момент Джоан Рэнделл и Курт Ньютон остались вместе в его каюте.

Она стремительно бросилась в его объятия.

— Джоан, — пробормотал он, держа ее, — это была пытка, когда я не мог сказать, кто я на самом деле.

Он быстро объяснил, что немного узнал о плане Джона Валдана заполучить контроль над богатыми алмазными месторождениями Стикса.

— Через несколько дней мы достигнем Нептуна, — закончил Курт Ньютон, — Саймон и я собираемся там сделать попытку с мозговым сканером, чтобы выяснить про этот заговор. Это будет трудно, но это — единственный шанс, который мы имеем.

Они были прерваны возвращением Джима Уилларда. Теперь с ним был Джеф Льюис, и непосредственно Джон Валдан.

— Ризо Тона нет на судне, — сказал Джим Виллард Джоан. — Он, должно быть, передумал садиться на него, когда мы оставляли Юпитер.

— Возможно, он был пойман тем ужасным извержением Огненного Моря, которого мы избежали, — предложил нервно Курт Ньютон. — Вы помните, что он не оставил лагерь-поселение в то же самое время, как сделали мы.

— Что должно было, то случилось, — согласился быстро Джон Валдан. Его полное розовое лицо приняло горестное выражение. — Бедный парень.

Джеф Льюис перекрестился.

— Это должно было случиться со мной. Хорошо, остается только одна вещь, которую мы сможем сделать. Кто-то должен будет доиграть роль Ото. Цезарь Крэйл, был бы лучшим выбором.

— Крэйл не подойдет для роли, да и в гриме он не хорош, — возразил Виллард.

— Я знаю, но подводные сцены Нептуна все время будут в морских пучинах, и, таким образом, он сможет там избежать неприятностей с этим, — ответил Льюис. — А когда мы доберемся до Стикса, мы подготовим эффектный грим для него.

— Я должен буду пойти под воду, когда мы будем снимать сцены на Нептуне? — спросил дрожащим тоном Курт Ньютон.

— Да, Карсон, ты должен, — пролаял режиссер. — И я не хочу слышать никаких жалоб от тебя об этом. Я становлюсь сыт по горло твоими страхами.

Джоан посмотрела на Курта с презрением, которое она сымитировала.

— Это клевета на Капитана Фьючера, чтобы его играл такой человек, как он, — зло произнесла она. Затем все отбыли, оставляя Курта Ньютона в покое.

У Капитана Фьючера исчезла нарочная боязливость, превратившись в выражение реального беспокойства, когда он заботился о ней. Он понял, что каждый час их полета, каждая миля, что они приближались к Волшебной Луне, увеличивали опасность для Джоан Рэнделл. Из-за нее, он не должен потерпеть неудачу на Нептуне!

ГЛАВА 8. В Нептуновых глубинах

Несколько дней спустя, громкие резкие слова из системы громкоговорителей корабля разбудили Курта Ньютона.

— Приближается Нептун!

Когда он подошел к прогулочной палубе, то обнаружил, что там собралась целая компания, с изумлением разглядывающая мир впереди, и задающая вопросы. Немногие из них когда-либо посещали ее, настолько эта планета была отдалена.

Поскольку «Персей» мчался к ней все прошлые дни, Джеф Льюис напрягал актеров, отрабатывая внутренние сцены «Эпохи Космоса». Капитан Фьючер только «ночью» украдкой спускался вниз, в бутафорскую комнату, чтобы помочь Саймону Райту строить мозговой сканер.

Грэг оказывал небольшую помощь в такой тонкой работе. И Грэг был поглощен желанием мести за Ото. Гневный робот пылал ненавистью истребления к Джону Валдану и его партнерам. Курт Ньютон мог только сдерживать Грэга, уверяя его, что Ото не может оказаться мертвым.

В дальнейшем Кин Курри больше никогда не посещал каюту Курта Ньютона. Но, ему казалось, что сатурнианин постоянно наблюдает за ним на судне, и находился настороже.

— Мы опробуем наш план завтра на Нептуне, — сказал он Саймону Райту накануне «ночью». — Вас оставят на корабле, когда остальная наша часть выйдет снимать подводные сцены. Джон Валдан тоже останется здесь — он не будет рисковать своей драгоценной шкурой, выходя наружу. Таким образом, я затеряюсь, и тайно вернусь на судно.

— Я буду держать для тебя открытым аварийный воздушный шлюз в кормовой части, — согласился Мозг. — Но будь осторожен, мальчик, ты знаешь опасности моря Нептуна.

Капитан Фьючер мрачно вспомнил это предупреждение, когда смотрел в притворном удивлении с остальными на увеличивающийся впереди мир.

— На нем нет ничего, только вода, — воскликнул удивленно Рон Кинг. — Вся планета — океан.

«Персей» наклонил ракеты, которые загремели, чтобы затормозить падение, на фоне большой луны, Тритона, и стал парить над совершенно вертикальными колебаниями безбрежности в отдаленных горизонтах. Они увидели большую рыбу, прыгающую высоко из волн, чтобы избежать черных, рептилиеподобных преследователей.

— Ни пятнышка земли на всем мире, — восхитилась Лура Линд.

— На северном полушарии есть несколько островов, — поправил Джим Виллард. — Там проживает народ нептуниан. Но мы не полетим туда.

— Тогда куда мы собираемся приземлиться? — спросил Рон Кинг с тревогой.

Ло Куиор усмехнулся им.

— А мы и не собираемся приземляться вообще. Мы пойдем прямо вниз, на дно этого моря.

Немного тревожного протеста возвысилось от группы из-за этой информации. Курт Ньютон сделал свой собственный голос самым напуганным.

— Теперь успокойтесь, народ, — прямо приказал Джеф Льюис. — Нет никакой опасности в «Персее», идущем вниз на дно. Космический корабль построен так, чтобы удержать воздух, и он точно также не пропустит воду. И наши дюзы ракет оснащены таким образом, что мы можем перемещаться под водой.

«Персей» ударился о волны, и снизился под их поверхность. Немедленно космический корабль был охвачен жутким зеленым мраком. Воды вокруг них, сжимались напротив стеклянных стен, через которые они смотрели.

Судно продолжало снижаться. Зеленый оттенок воды, просматриваемый через иллюминаторы, потемнел. Но они могли разобрать множество странной рыбы и морских существ за бортом, которые были привлечены их огнями.

Затем «Персей» начал осторожно перемещаться над сверхъестественными лесами океанского дна, в расширявшиеся круги. Заглушенное пульсирование ракет гремело в их ушах.

— Мы ищем город морского народа, — объяснил Джим Виллард. — Один должен быть в этой области.

— А что, если им не понравятся идеи нашего посещения для съемок сцен? — спросил с сомнением Джон Валдан.

— Они будут в порядке, — сказал Джеф. — Они не люди, а только полуцивилизованные и дружественные существа.

Огни поймали двух чудовищных урсалов, занятых в свирепой подводной борьбе.

Потом, когда эти два существа удалились, сбежав от света, острый крик донесся с мостика.

— Подводный город в двух милях впереди.

Мгновение спустя, носовые ракеты наклонились и затем «Персей» опустился вниз, к открытой поляне в сверхъестественном полиповом лесу.

Они все напрягли с усилием их пристальные взгляды вперед, чтобы разобрать контуры подводного города. Но только тусклый проблеск пришел в их глаза, наблюдая через темноватую воду отдаленные массы черных, кубических зданий, окружающих центральную пирамиду.

Затем они потеряли из виду отдаленный город, поскольку космический корабль опустился вниз, на поляну в лесу, и приземлился в иле.

Теперь Джеф Льюис пришел в движение.

— Получи готовые костюмы, Джим, — пролаял он. — Ло Куиор, ты подготовил камеры для подводной работы, не так ли? Достань их. И помните, каждый техник должен нести атомное ружье.

Неутомимый режиссер спустил свою труппу вниз, к главному воздушному шлюзу у более низкой палубы. Там Джим Виллард выдал морские костюмы, которые они должны были носить.

Костюмы были просто скафандрами с гласситовыми шлемами, но они были по-особому усилены и сделаны более твердыми, чтобы противостоять сокрушительному весу вод.

Курт Ньютон, когда начал надевать его, увидел, что Джоан Рэнделл тоже надела его. Предварительно она высказала свое намерение сопровождать подводную группу.

Это была идея Капитана Фьючера, что она должна пойти, поскольку он объяснил ей про единственный шанс, когда тайно говорил с нею.

Но Курт Ньютон смутился, когда увидел, что Су Туар тоже надевает один из морских костюмов. Венерианец собирался сопровождать их!

— Я хотел бы увидеть, на что походит этот Нептунов океан, — сказал он.

Курт Ньютон продвинулся в сторону Джоан.

— Мне не нравится, что идет Су Туар, — прошептал он. — Он может попробовать избавиться от тебя там. Убедись, что находишься близко к Льюису и остальным после того, как я уйду.

Камеры и другие устройства, включая Грэга, были уже взяты Ло Куиором и техниками. Теперь Льюис собрал актеров в большом главном воздушном шлюзе, и закрыл внутреннюю дверь.

Внешняя дверь медленно открылась. Морская вода ворвалась к ним и заполнила шлюз. Они выступили из него, один за другим, на илистое дно Нептунового океана.

Голос Джефа Льюиса донесся до них через короткий диапазон аудиоприемника встроенного в их костюмы.

— Этим путем. Держитесь вместе, и следуйте за нашими огнями. Помните, что опасно оставаться здесь.

Режиссер и Ло Куиор последовали вперед через подводный полиповый лес, освещая свой путь криптоновыми фонарями, прикрепленными к их поясам. Позади них, техники буксировали плоские металлические сани, на которых были загружены большие камеры и другое оборудование, которое было им необходимо.

Курт Ньютон заметил Грэга, расположенного на одних из тех саней, и усмехнулся про себя. Вода не могла повредить Грэга, поскольку робот не дышал. Он вообразил, как Грэг хихикал, когда спокойно отправился в поездку.

— Высматривайте «заглотников», парни, — предупредил Джеф Льюис вооруженных мужчин, находящихся вокруг них. — Мне сказали, что они самые опасные животные в этом океане.

Сверхъестественный небольшой караван, шел через вечный сумрак Нептунового ложа океана. В их жестких костюмах и мерцающих шлемах, они смотрелись как гротескные жители глубин.

Их ноги погружались в ил на дюймы с каждым шагом. Перед ними вырисовывался странный полиповый лес, лабиринт перекрученных белых и зеленых растений, чьи переплетенные ветки, размешивались в потоках, и отталкивали жизнь полуживотных.

Мелкая «солнечная рыба» испуганно взлетела далеко перед ними. Большая, безопасная «подушка», поплыла неуклюже прочь через подводный лес.

— Взгляните! Сюда плывет несколько урсалов! — донесся голос Джима Вилларда в вопле внезапного предупреждения.

Торопливо, вооруженные мужчины подняли тяжелые атомные ружья, которые могли работать даже под водой, на воздухе или в космосе. Две больших, черных подобно динозавру рептилий плыли прямо на них.

— Что-то находится на задних частях тех существ, — торопливо проговорил Ньютон. — Подождите.

Два морских человека подъехали на своих рептильных конях прямо к телевизионной группе, очевидно, привлеченные огнями. Эти два наездника спешились и приблизились.

— О звезды! Эти существа — полурыбы-полулюди, — донеслось испуганное восклицание Рона Кинга.

— Они просто исключительная эволюционная адаптация древней человеческой ветви к Нептуновой среде обитания, — объявила Джоан Рэнделл.

Морские люди имели лысые головы, их лица были весьма человеческими в деталях.

Но в основании их горл располагались открытые жабры, которые регулярно пульсировали, поскольку вдыхали воду.

Их короткие, мощные руки заканчивались в локтях и запястьях. Их две ноги почти срослись рядом, чтобы сформировать мощный, подобно хвосту орган, который заканчивался плавником вместо ног. Они носили предметы одежды, сделанные из искривленных волокон морских водорослей, которые выткали при помощи металлических прядилок.

Они являлись странным ответвлением человечества — часть древней человеческой расы денебианцев, которая на этом водяном мире приспособила себя, чтобы вдыхать кислород из воды и жить в этих зеленых глубинах.

— Они должны немного понимать межпланетный лингва франка, — пробормотал Джеф Льюис. — Скоро мы узнаем.

Режиссер повернул выключатель на своем поясе так, чтобы его голос отклонялся в резонатор, настроенный на звуковые волны в воде.

— Друзья, — объявил Льюис глухо на элементарном языке, основанном на древних денебианских словах, которые знают все галактические расы.

Один из морских людей торопливо ответил, его голос заглушено пришел к ним, как звуковые волны через воду.

— О чем ты говоришь? — спросил Джеф Льюис.

А Капитан Фьючер понял. Морской человек взволнованно предупреждал их, что некоторые из его людей недавно видели «заглотника» в этом полиповом лесу.

«Заглотники» являлись наиболее страшными монстрами этого мира.

Эти двое морских людей поехали вперед на своих урсалах, и когда команда людей появилась из полипового леса на краю подводного города, их приветствовали сотни морских людей.

Подводная столица казалось фантастической даже для Капитана Фьючера, который видел эти подводные города прежде. А в глазах остальных, сцена казалась невероятной.

Массированные кубические здания города были построены из тяжелого черного камня, добытого с океанского дна. Окна и крыши конструкций были закрыты металлическими брусками, предотвращающими вторжение очень опасных морских существ.

Покачиваясь через гротескные улицы, в плавающих роях прибыл морской народ — мужчины, женщины, маленькие дети. Они все взволнованно кружили и ныряли вокруг людей, которые в их тяжелых морских костюмах казались жесткими и неуклюжими по сравнению с ними. И многие из морского народа приплыли на ручных урсалах.

— Настраивай камеры здесь, Ло, — приказал Джефу Льюису. — Добавьте криптонов, и начнем снимать. Мы снимем наши первые сцены здесь.

Роясь, дружественный морской народ немного отплыл, когда мощные огни криптона, включенные на компактных батареях, зажглись. Их лучи потекли через темноватые воды, чтобы осветить сверхъестественный город.

— Карсон, Чен Касрсон! — позвал режиссер. — Займи свое место здесь. Включи автомат, Джим. Карсон, ты идешь возле него.

При этом приказе, Джим Виллард тронул одну из кукол, включая Грэга, и немедленно Граг начал идти натянуто вперед через воды как автомат, которым он прикидывался. Курт Ньютон держался около него, неустойчиво бредя к черному городу.

Морской народ, не понимая, что сцена являлась фантазией, нетерпеливо роился возле Курта Ньютона и Грэга. Это делало поразительной эту картину.

— Салютуйте, — воскликнул нетерпеливо Джефф Льюис. — Симулируйте, приветствуя их, Карсон.

Курт Ньютон повиновался. Но Грэг, следуя натянуто через роящихся морских людей, шел прямо на одного из больших, ручных урсалов.

Существо, подобное динозавру, испуганно поднялось при виде приближающегося робота. Его змеевидная голова бросилась вперед и схватила металлическую руку Грэга. Грэг покачал другой рукой, и нанес удар урсалу, которого отбросило от него. Существо умчалось через воду.

— Прекрасно, — возликовал Льюис, — эта небольшая сцена была случайной, но это будет нокаут. Выключите автомат, Джим. Теперь, Карсон, следующая сцена показывает тебя выходящего из города в лес, — продолжил режиссер. — Ты отдохнул и сказал дружественному морскому народу, что пойдешь на затонувший космический корабль в полиповом лесу. Ты думаешь, что возможно сможешь использовать его, чтобы улететь, и поэтому ты намереваешься найти его.

Слушая это, Капитан Фьючер почувствовал шанс, который он ждал, шанс скрыться и тайно вернуться на «Персей». Он повиновался указаниям Льюиса, и перед камерами затопал назад, из города, к полиповому лесу. Он двигался теперь без тяжести.

Любопытный морской народ плыл с ним, когда он шел.

Через мгновение, Ньютон очутился в плотном полиповом лесу, и находился вне поля зрения города и телевизионной группы. Сразу же, Капитан Фьючер погрузился в подводный лес и направился в сторону отдаленного судна.

Приказ Льюиса затрезвонил из аудиоприемника в шлеме.

— Карсон, выйди из задней части леса.

Курт Ньютон ответил с воплем ужаса.

— Я потерялся, — сказал он. — Я повернулся здесь, и не знаю в какой вы стороне.

— Беспомощный дурак, — услышал он Джефа Льюиса, воскликнувшего сердито. — Джим, возьми несколько человек, пойди и найди его.

Капитан Фьючер погрузился в темноватый полиповый лес, на потрясающее мелководье рыбы, топчась вокруг огромной пустой скорлупы, покинутой «арендаторами-моллюсками»; морской народ, который был с ним, теперь стал возвращаться, как если бы испугался чего-то.

Но Курт Ньютон едва замечал эти вещи, поскольку его сознание сосредоточилось на опасной задаче впереди. Он должен возвратиться незамеченным на «Персей», одолеть Джона Валдана, и опробовать на нем мозговой сканер. А у него отсутствовал большой запас времени!

Курт Ньютон внезапно отскочил, поскольку гигантская, дискообразная белая масса неожиданно возвысилась из полиповых рощ перед ним. Неимоверно огромная, с пристальными, подобными блюдцу глазами, которые ярко светились, она помчалась к нему.

С дрожью он признал в нем самого страшного из Нептуновых ужасов — «заглотника». Не было никакого шанса сбежать. И чтобы бороться с ним у него оставался только свой слабый реквизит — атомный пистолет!

ГЛАВА 9. Подводная западня

С быстрым пониманием Джоан Рэнделл немедленно сообразила, когда «Чен Карсон» с ужасом сообщил о себе, что он потерялся в подводном лесу. Капитан Фьючер сказал ей, что он использует какой-нибудь предлог, чтобы вернуться на «Персей», где он и Саймон Райт подвергнут Джона Валдана исследованию своим мозговым сканером.

— Ты останешься с Льюисом и остальными, Джоан, — честно предупредил он ее. — Грэг тоже будет там, и ты окажешься в безопасности от Су Туара.

Но девушка не послушалась его. Единственная вещь, которую она ненавидела — это упущение хода событий, потому Ньютон и чувствовал себя беспокойным о ее безопасности. И она тайно решила последовать за ним назад, на корабль, и разделить сомнительную попытку, хотел ли он этого или нет.

Стоя в морском костюме с остальными на краю густого подводного леса, она услышала голос Джефа Льюиса, сердито вызывающего «Чена Карсона».

— Карсон, не блуждай там, — вопил режиссер. — Джим и несколько человек пойдут, чтобы найти тебя.

На коротком диапазоне аудиопередатчика никакого ответа не последовало, хотя Джеф Льюис повторил приказ. Режиссер чертыхнулся.

— Он вышел из диапазона наших аудиопередтчиков. Этот Карсон сошел с дороги и совсем потерял голову, когда запаниковал, оказавшись один.

Джим Виллард и Ло Куиор стали пробиваться через полиповый лес, в котором исчез Курт Ньютон. Немного позже они вернулись назад из подводных рощ, тащась через ил.

— Не можем найти его, Джеф, — отрапортовал Виллард. — Вероятно, он блуждает по кругу.

— И эти морские люди кажутся настолько напуганными в той части леса, что они не найдут его для нас, — пробормотал Льюис. — Хорошо, что он не находится в непосредственной опасности, поскольку его костюм имеет достаточно кислорода в течение многих часов. Ты и твои люди пусть продолжат искать его, Джим. Остальная наша часть будет продолжать снимать другие сцены, пока ты не вернешь его сюда.

И режиссер отдал указания на съемки сцен в гротескном, черном, подводном городе роящегося морского народа.

— Возьми камеры прямо в город, Ло. Я хочу показать сцену прибытия Луры и Рона.

Они поймали сигнал Капитана Фьючера, посланный им из затонувшего космического корабля, который он нашел, и прибыли, чтобы помочь.

Криптоновые прожекторы и большие камеры переместились на край города.

Дружественный морской народ, очень заинтригованный, плавал вокруг роем через блестящие лучи прожекторов.

Грэг был помещен в центр сцены, и Ло Куиор коснулся его «кнопок контроля».

Грэг немедленно ответил как автомат, натянуто махая своими руками в приветствии, когда Рон Кинг и Лура Линд прибыли на сцену.

В то время как это продолжалось, Джоан Рэнделл следовала за Джимом Виллардом и его двумя людьми назад, к краю подводного леса.

— Я помогу вам найти Карсона, — предложила она. — Я немного знаю об этих подводных лесах.

— И я тоже помогу, — сказал вкрадчивый голос по аудиопередатчику.

Джоан Рэнделл резко повернулась. Это был голос Су Туара. Венерианец скромно оставался около нее в течение всего их подводного марша и в течение сцен в городе морского народа. И он все еще придерживался ее.

Она вспомнила предупреждение Курта Ньютона в отношении венерианца. Валдан хотел избавиться от нее прежде, чем они достигнут Стикса. Су Туар, вероятно, сопровождал ее с этой целью.

Девушка почувствовала больше досады, чем страха. Она не боялась венерианца. Но если бы он оставался слишком близко от нее, то это помешало бы ей втайне уйти далеко от этого поиска и последовать за Ньютоном назад, на судно. А именно это Джоан намеревалась сделать.

— Хорошо, мы разделимся, и будем пробиваться через весь этот сектор леса, — сказал Джим Виллард. — Держитесь в пределах диапазона аудиопередатчика друг друга, и продолжайте вызывать Карсона. Позже, наверное, мы получим ответ.

Молодой помощник режиссера добавил предупреждение.

— Не находитесь слишком далеко, Джоан. Это может быть опасно. И Карсон не стоит этого.

Джоан Рэндалл улыбнулась про себя, когда входила в полиповый лес. Насколько изумлены были бы все эти люди, если бы они узнали реальную личину робкого, напуганного Чена Карсона, к которому они выказывали такое открытое презрение.

Она поддерживала на высоком уровне притворный поиск, когда топала через темноватые поляны гротескных полиповых зарослей. Маленький криптоновый фонарик, который она, как и другие, носила на поясе морского костюма, давал ограниченное освещение, и она могла видеть огни остальных рядом.

Она услышала из ее приемника костюма, вызовы аудиопередатчика Джима Вилларда и остальных, обращавшихся к пропавшему «Чену Карсону». Она сама звала, поддерживая на высоком уровне обман. Но фактически, она искала шанс сбежать от них и направиться на судно за Куртом Ньютоном.

Вскоре Джоан Рэнделл оказалась вне поля зрения Вилларда, очутившись в плотном подводном лесу. Но Су Туар с другой стороны постоянно находился в пределах видимости лучей ее лампы. Несомненно, венерианец следил за ней.

Он не делал никакой попытки напасть на нее. Она и не боялась такого нападения, поскольку была начеку и имела эффективный атомный пистолет на поясе. Но она рассердилась на себя за неспособность сбежать, в то время, как венерианец наблюдал за ней.

Джоан решила не терять больше времени. Она вошла в гигантскую чащу, продираясь сквозь морские травы, которые, как она знала, скрыли ее полностью. Сразу же она выключила фонарик на поясе. А затем она стала двигаться настолько быстро, насколько это возможно через темноватый подводный лес в направлении корабля.

Она была теперь вне поля зрения Су Туара, и знала, что венерианец дал маху.

Голос Джима Вилларда стал вызывать ее с тревогой, но она не отвечала. Потом вызовы исчезли, указывая, что она находиться вне диапазона короткого радиуса аудиопередатчика.

Джоан Рэнделл поспешила через темноватый подводный лес. «Персей» находился все еще, по крайней мере, на расстоянии в полторы мили, и она потратила впустую почти час в притворном поиске и в уходе от венерианца. Она должна поспешить, если хочет получить какой-нибудь шанс присоединиться к Курту Ньютону и Саймону Райту на корабле прежде, чем они сделают смелую попытку.

Косяк блестящей солнечной рыбы уплыл от нее к качающимся полипам; однажды ее нащупала ветвь гидро-полипа, обернувшись вокруг ее руки, но она порвала ее без труда и побрела дальше через ил.

Внезапно она отпрянула назад, поскольку огромное, черное, подобное черепахе существо поднялось в темных водах перед нею. Затем она рассмеялась про себя. Это была только одна из больших, безопасных «подушек», всплывшая из норы на одну из своих бесконечных путешествий на поверхность, чтобы снова наполнить свои мешочки легких воздухом.

«Я предполагаю, что Курт будет сердиться, когда я предложу ему помощь», — думала она немного со страхом.

Она задалась вопросом, будет ли мозговой сканер Капитана Фьючера работать. Она имела неограниченную веру в волшебное мастерство науки Ньютона и Мозга. И все же, чтобы прочитать секретные мысли человека из его сознания…

Джоан Рэнделл внезапно остановилась в тревоге. Воздух в ее шлеме внезапно стал густым и грязным.

«Должно быть, забилась кислородная трубка», — быстро подумала она, и резко постучала по алюминиевому баллону сжатого кислорода на ее поясе.

Не получилось; никакого потока очищенного воздуха не поступило. Но ее стук достиг эффекта, который встревожил ее.

Индикатор кислорода на боку резервуара показывал двадцать часов газа, остающегося в нем. Но когда она постучала по резервуару, стрелка индикатора внезапно закачалась рывками на отметку «Пусто».

«Но он не может быть пустым, — подумала она изумлено. — В этом костюме я пробыла только несколько часов».

Она постучала с тревогой по резервуару. Никакого ответа. Стрелка оставалась на отметке «Пусто». И теперь каждый миг, воздух в ее шлеме становился более горячим и непригодным для дыхания.

Джоан пришла в настоящий ужас. Резервуар подделан! Он был освобожден от всего кислорода, кроме нескольких часов, а индикатор показывал «Полный».

— Су Туар, — воскликнула она. — Он сделал это прежде, чем мы оставили корабль.

Таким путем Валдан решил избавиться от меня!

С ужасной ясностью теперь она поняла, почему венерианец не сделал никакой попытки вредить ей. Су Туар не нуждался в этом. Все, что он должен был сделать, это выждать, пока ее кислород не закончится, и она умрет от удушья. Он сопровождал ее просто, чтобы удостовериться, что это случится.

Голова Джоан уже кружилась от нехватки чистого воздуха. Так как процессы кислородонасыщения и очистки остановились, она стала вдыхать воздух в костюме много раз. Через несколько минут, она должна потерять сознание и погибнуть от удушья.

Она отчаянно вызывала Курта Ньютона. Никакого ответа. Он был впереди, вне диапазона ее аудиоприемника.

«Я не могу достигнуть судна, — подумала она дико. — А это единственно возможный шанс…».

«Персей» все еще находился на расстоянии более чем одной мили в подводном лесу. Там была единственная надежда на жизнь. И она не в силах достигнуть корабля.

Смерть отразилась в глазах Джоан Рэнделл. Она погибнет в следующие несколько мгновений, если не найдет воздух.

Найти воздух здесь, на дне моря? Это казалось горькой насмешкой на заданный вопрос. Тогда в ее сознании возникло внезапное воспоминание.

Был крошечный кусок воздуха на дне Нептунового моря, в определенных местах.

Она прошла одно из таких мест несколько минут назад.

Джоан Рэнделл повернулась и побрела обратно через полиповый лес тем путем, которым она пришла. Ее мозг кружился от нехватки кислорода, и кровь стучала в ее сосудах.

Она включила фонарь на поясе, отчаянно ища, затем увидела то, что искала. Это была нора «подушки», которую она прошла незадолго до этого, и из которой поднялось существо.

Это был не более чем широкий, круглый туннель вниз, на дно моря. Этот темный, зияющий проход казался внушающим страх местом. Но Джоан Рэнделл знала, что это был ее единственный шанс на недолгое выживание. Она опустилась в черное отверстие.

Туннель, в котором большая, подобно черепахе «подушка», пряталась, снижался через ил, затем через мягкий коралл. Он опустился в коралл на двадцать футов, затем направлялся горизонтально, потом возвышался снова.

Джоан Рэнделл, задыхаясь, и в полубессознательном состоянии от шума в ушах, взбиралась в последнюю секцию странного туннеля. Она появилась в большом, полом кармане коралла, который был домом «подушки».

Этот карман был заполнен, не водой, а воздухом! Пузырь воздуха, пойманный в ловушку здесь, у дна моря.

«Подушки» были морскими существами, оснащёнными воздушно-струйной двигательной системой, как киты Земли. Курт Ньютон рассказывал ей, что они сумели приспособить себя к морю, когда оно покрыло весь Нептун. Так проходило выживание прежней Нептуновой жизни с земли — удивительное чудо планетарной биологии.

Существа, при каждом их всплыве на поверхность, могли хранить в своих мешочках легких достаточное количество воздуха в течение многих часов жизни под водой. И они могли оставлять воздух из их мешочков легких в ловко выкопанных норах, в которых он оставался пойманным в ловушку, обеспечивая кислород молодняку, который еще не мог подняться к поверхности.

Джоан была почти без сознания, когда она выбралась из воды в этот темный, заполненный воздухом карман. Ее руки казались свинцовыми и бесполезными, когда она пробовала открыть шлем. Ее легкие горели в огне.

Затем она сняла шлем прочь. И воздух — горячий, плотный, подозрительно пахнущий, но все еще благословляемый воздух — ворвался в ее нос.

Голова немного прояснилась, когда она задышала воздухом. Кислород был сильно сжат под давлением вод, в этой ловушке. Но он вернул ей рабочую силу легких, когда она вдыхала.

Джоан посветила фонариком. Нора походила на большую влажную пещеру из темного коралла. Наполовину ее пол был водой, а другая половина была немного приподнятым выступом, на который она выползла.

Она обнаружила, что разделяет выступ с выводком из пяти юных «подушек». Они очень напоминали больших, черных черепах с мягкой кожей вместо раковин, и они прикрывали глаза от ее света.

«Что за место, — подумала она, с небольшой дрожью. — Я должна выйти отсюда, так или иначе».

Она попробовала снова вызвать через аудиопередатчик в шлеме. Никакого ответа.

Девушка начала переживать. Воздуха в этом кармане надолго не хватит. И не было никакого возможного способа заполнить резервуар кислорода так, чтобы она могла уйти отсюда.

Ее сознание закружилось от плотного, рыбного запаха. Она осознала жестокую реальность ее безнадежной ситуации. Даже если бы Курт Ньютон стал искать ее, то как он нашел бы ее в этом месте?

Здесь она одна оказалась перед лицом опасностей — беспомощная, в этом странном месте — и ее сознание помутилось.

ГЛАВА 10. Научное чудо

За миг до того, как «заглотник» помчался к нему, Капитан Фьючер понял, что попытка убежать не сможет спасти его. Эти огромные, дискообразные, белые монстры глубин могли плыть через воду на скорости быстрее, чем любой человек смог бы бежать.

И при этом он не мог убить существо. Его единственным оружием был бесполезный бутафорский пистолет на поясе, который может испускать только маломощные вспышки энергии, которые будут походить на атомные выстрелы в телекартине.

Курт Ньютон больше действовал инстинктивно, чем по расчету. «Заглотник» уже пикировал на него, как ужасное белое облако. Существо опустилось бы, обернуло бы своим обширным, гибким телом вокруг него, и затем вонзило бы зубы в его тело, которое бы проглотило на досуге.

Ньютон отпрянул назад, за слизистый ствол одного из больших полиповых деревьев. «Это, по крайней мере, сделает более затруднительным для животного охватить меня. Если бы только у меня было реальное атомное ружье!» — в отчаянии подумал он.

В следующий момент, огромная плоская масса «заглотника» обвилась вокруг всего полипового дерева. Капитана Фьючера придавило давлением животного к слизистому стволу растения.

Он стал бороться, чтобы освободить себя от той ужасной силы. «Заглотник» еще не сжал его в полную силу, поскольку ему препятствовали жесткие полиповые ветви.

Ньютон обнаружил, что невозможно разорвать захват, соскользнуть вниз и освободиться из безжалостного захвата. Это был только вопрос минут, пока давление «заглотника» во всю силу не взломает его морской костюм и шлем, как яичную скорлупу.

С дикой идеей в сознании, он стал корчиться наверх. Он освободил голову и одну руку из власти обвитого захвата белого тела, но не мог выбраться дальше.

Свободной рукой он достал с пояса бутафорский пистолет и выстрелил маломощной вспышкой в глаз морскому чудовищу.

В следующий момент, безумной, конвульсивной судорогой «заглотник» швырнул Курта Ньютона кубарем через воду. Ослепленный монстр молотил воды в сумасшедшей ярости.

Торопливо встав с ила, в который он упал, Ньютон, забрался далеко в полиповый лес. Он вздохнул посвободнее, когда неистовое чудовище осталось позади.

«Это была бы замечательная сцена для картины Джефа Льюиса, — подумал он. — Борьба с „заглотником“ с бутафорским пистолетом. Но он сказал бы, что это чрезмерное сумасшествие».

Он погрузился в темный подводный лес и вскоре пришел в пределы видимости светло-ярких огней «Персея». Ньютон аккуратно обошел его, чтобы приблизиться к судну с хвостовой части и не быть замеченным с корабля. Он пролез через ил, пока не достиг аварийного воздушного шлюза кормовой части.

Тот был открыт, и он скользнул внутрь, затем мягко постучал по внутренней двери согласованным сигналом. Тихо зажужжала энергия, внешняя дверь скользнула закрывшись, и насосы быстро удалили воду.

Открылась внутренняя дверь. За ней, в пустынном двигательном проходе судна, ожидал Мозг.

Курт Ньютон торопливо снял влажный морской костюм, и зашагал в сторону ожидающего товарища. Саймон Райт держал маленький аппарат, имеющий форму куба, от которого расширялись два изолированных кабеля, заканчивающихся на плоских катушках.

— Вы подготовили газовую трубку, как мы планировали? — спросил быстрым шепотом Курт Ньютон, без дальнейшего приветствия.

Саймон Райт вручил ему серебряную трубку, со спусковым механизмом на одном конце.

— Да, но оно не точно. Я синтезировал газ сна из топливных ракетных элементов.

Валдан сейчас находится в своей комнате с Кином Курри. Но его человек, Россон, начеку снаружи.

— Вы понесете мозговой сканер, — сказал быстро Капитан Фьючер. — Помните, я не должен быть замечен в этой игре.

Заботясь, чтобы избежать быть замеченным каким-нибудь человеком на судне, Мозг заскользил через малоиспользуемые проходы в кормовой части, пробираясь на среднюю палубу.

Он посмотрел из-за угла на главный коридор средней палубы. Россон, жестоко-выглядящий землянин, человек Валдана, бездельничал у его двери.

Капитан Фьючер тихо поднял и нацелил газовую трубку. Он коротко нажал на спусковой механизм, и крошечное облако почти бесцветного газового выстрела окутало лицо Россона. Землянин упал на пол.

Теперь Курт Ньютон помчался вниз по коридору, Мозг не отставал. Мгновение он прислушивался у двери. Неопределенный ропот голосов доносился изнутри.

Курт Ньютон пристроил конец газовой трубы к замочной скважине двери. Он нажал спусковой механизм так, чтобы плотное облако сжатого газа сна вошло в комнату.

Сначала он услышал начало встревоженного восклицания, затем удар и глухой стук двух падающих тел. Немедленно Капитан Фьючер ловко справился с замком двери.

Дверь щелкнула, открывшись. Он стремительно затянул бессознательное тело Россона внутрь, Мозг последовал за ним.

Джон Валдан и Кин Курри лежали без сознания. Сонный газ унесла уже восстановленная система вентиляции, но он сделал свою работу.

— Закройте дверь, Саймон, — приказал Капитан Фьючер, когда склонился с мозговым сканером над обездвиженной фигурой Джона Валдана.

Тщательно, Курт Ньютон привязал две небольших плоских катушки индукции аппарата к голове Валдана так, чтобы каждая из катушек легла напротив одного из висков финансиста.

Он проверил кабели, ведущие с катушек на машину. Затем взял выключатель и тщательно повернул реостат на передней панели аппарата.

— Нет ничего страшного в этом, — пробормотал Курт Ньютон, когда ждал. — Но если у нас выгорит, мы выберем достаточно из сознания Валдана, чтобы просветить нас о его планах.

— Мы ограничены во времени, — предупредил Саймон Райт. — Если кто-либо из людей Валдана придет сюда…

Он оставил мысль незаконченной. Из небольшого громкоговорителя, приложенного к аппарату, заговорил монотонный голос.

Это был ясно сформулированный «пустой» голос. И то, что он говорил, были мысли!

Мысли и воспоминания в бессознательном Джоне Валдане обнаруживались тонкими катушками индукции этого невероятного инструмента, и искусственно переводились в понятную речь.

— … должен быть сильным, — говорила машина монотонно. — Чтобы быть сильным, я должен быть богатым. Это мой единственный способ превзойти других. Я…

— Только подсознательный материал, — пробормотал Капитан Фьючер. Он чуть-чуть повернул реостат. — Мы должны собрать его недавние воспоминания.

Два волшебника темной, непостижимой науки, он и Саймон Райт, присели, напряженно слушая машину, тянущую информацию из бессознательного человека. И все же этот аппарат, который он и Саймон Райт изобрели годы назад, был основан на простых научных принципах.

Их мозговой сканер являлся простой разработкой опытного экспериментального образца, которая была очень стара. Давно, ученые Гарвардского университета Земли изобрели электро-энцелограф, который собирал почти незаметные электрические токи мозга, сопутствующие мыслям. Те древние ученые оказались только в состоянии делать запись потоков мысли посредством иглы. Капитан Фьючер и Мозг преуспели в этом и перевели их на речь.

— … со стиксянами, — говорил безжизненный голос. — Они не предоставили бы нам алмазную концессию. Есть только один способ получить это от них…

— Это то, что мы хотим знать, Саймон, — воскликнул Курт Ньютон нетерпеливо. — Недавние мысли Валдана о его стиксийском плане. Если мы сможем получить часть из его множества мыслей и воспоминаний…

— Послушай, мальчик, — предупредил Мозг, который был напряженно-тревожным.

Но равнодушный голос, который вещал из сознания Валдана, заговорил теперь о различных предметах, о фигурах, связанных с финансовыми делами, которые не представляли ни малейшего интереса.

Капитан Фьючер почувствовал расстройство. Их мозговой сканер не мог работать выборочно. Он мог только немного «просмотреть» сложный синаптический образец мозга, беспристрастно сообщая, что нашел там.

Механический голос говорил относительно спокойно, сообщая о самых секретных мыслях Джона Валдана, желаниях, стремлениях. Но только когда прошло несколько минут, они вернулись снова к тому, что интересовало их.

— … будет опасен на Стиксе, — сказал голос. — Но те алмазные прииски стоят риска. И это единственный путь, которым я могу когда-либо достать их. Путем, которым никто больше никогда не воспользуется, лазейкой в стиксянском соглашении…

Курт Ньютон внимательно слушал с ожиданием. Но сообщения из сознания Джона Валдана снова переместилось к другим делам.

— Как только я получу контроль над богатством Стикса, я буду, безусловно, самым сильным человеком в Системе. Тогда…

Капитан Фьючер издал восклицание разочарования.

— Мы почти заполучили тайну того, что он планирует.

— Мы доберемся, запасись терпением, — сказал спокойно Мозг.

Мозговой сканер заговорил снова.

— Должен позаботиться, чтобы Чен Карсон благополучно добрался на Стикс. Весь план будет легче провернуть через… если мы сможем использовать его…

Ньютон был изумлен. Что это означало? Как Валдан, планирует использовать его — робкого, банального актера?

Но следующая часть переведенных мыслей памяти Валдана, произнесенная сканером, захватила все остальное сознание Ньютона.

— … но по этой самой причине, девушка Рэнделл не должна достигнуть Стикса. О ней должны были позаботиться на Юпитере. Кин Курри — глупый растяпа. Но Су Туар разберется с ней на Нептуне. Его идея подменить ей кислородный резервуар — отлична. Когда она задохнется, это будет похоже на несчастный случай с ее морским костюмом. Ведь мы не хотим никакого расследования Патруля…

Капитан Фьючер вскочил на ноги. Его лицо было смертельно белым, поскольку ужасное понимание внезапно возникло у него.

— Хорошо же, черт возьми, — воскликнул он хрипло. — Джоан теперь может умереть там. Дьяволы подменили кислородный баллон в ее костюме.

Он двинулся к двери.

— Отойдите, Саймон. Я должен добраться к ней. Вы должны позволить мне разрешить ее спасти.

Мозг мгновение колебался.

— У нас не будет никакого шанса в дальнейшем использовать сканер на Валдане, поскольку он скоро приедет в себя. И мы не получили что-то большее, чем несколько тусклых ключей к его плану.

— К черту Валдана и все остальное, — закричал Курта Ньютон. — Джоан может умереть!

Он побежал вниз по коридору с Саймоном Райтом, скользящим вблизи за ним.

Охваченный опасным волнением, он опрометчиво подставлялся, но благо они не встретили никого в кормовой части коридоров.

В аварийном люке Курт Ньютон задержался на миг, чтобы захватить из открытого шкафчика один из запасных кислородных баллонов для костюма. Он стремительно осмотрел его индикатор, затем вскарабкался в свой собственный морской костюм, подхватив запасной баллон под руку.

Внутренняя дверь небольшого воздушного шлюза заскользила, закрывшись, поскольку Саймон Райт управлял аварийным люком изнутри. Внешняя дверь открылась, и море разбилось о капитана Фьючера.

Он бросился в темноватые воды. И с холодным страхом, сжимающим сердце и поощряющим его мускулы, он начал в отчаянии бежать через тянущиеся сверхъестественные рощи полипового леса.

— Если она мертва, — пульсировал его мозг, — то я убью Су Туара, Валдана и всех остальных прямо здесь!

Он направился к подводному городу морского народа, где оставил Джоан с телевизионной труппой. Не страшась опасностей глубин, он взял курс прямо туда.

Прежде чем Курт Ньютон прошел половину расстояния, он был остановлен слабым вызовом из небольшого аудиопередатчика в шлеме.

— Джоан, это ты? — закричал отчаянно он. — С тобой все в порядке?

Слабый голос пойманной в ловушку девушки прибыл к нему.

— Да, — воскликнула она, ее голос задрожал с радостью, когда она узнала его голос. — Мой кислород закончился. Я нахожусь здесь, в норе «подушки». Это был единственный шанс, который я имела.

— Джоан, будь там, я иду, — пообещал Капитан Фьючер, его сердце ритмично стучало. — Продолжай говорить каждые несколько мгновений и, таким образом, я смогу узнать путь к тебе.

Он отрегулировал свой маршрут через лабиринтообразный полиповый лес, слушая ее частые вызовы. Их короткий диапазон аудиопередатчиков, хороший для радиуса только в несколько тысяч футов, делал ее голос громче, когда он шел к ней и слабел, когда он уходил от нее.

Таким образом, Капитан Фьючер нащупывал путь через темноватые подводные рощи, пока не нашел вход в нору «подушки». Он решительно нырнул вниз в темное отверстие туннеля, и карабкался через него, пока не появился непосредственно в норе.

От света криптонового фонаря с пояса Джоан, он увидел интерьер этого заполненного воздухом кармана под океанским дном. Джоан сидела на выступе скалы над водой. На другом конце выступа огромная, подобно черепахе, «подушка» охраняла своих малышей. Глаза-бусинки большого, безопасного существа наблюдали за Куртом Ньютоном.

Курт Ньютон сорвал шлем, и взял дрожащую девушку в свои руки. Джоан Рэнделл была близка к истерике, чем он когда-либо видел.

— Это походило на кошмар, — рыдала она. — И все же было почти забавно, когда «подушка» вернулась и обнаружила меня здесь. Она боялось меня, а я боялась ее.

Смешно.

Он приспособил к ее костюму полный баллон кислорода, который принес, и они выбрались из норы «подушки». Затем они начали торопливо пробираться через полиповый лес к городу морского народа.

Когда они, наконец, появились из подводного леса на краю города на полное обозрение труппы, Джеф Льюис увидел их.

— Вы нашли Карсона, мисс Рэнделл в самое время.

— Он блуждал кругом в четверть мили от внутренней части леса, — сказала Джоан Рэндалл сердитым голосом.

— У меня жуткий опыт, — произнес Курт Ньютон с резким акцентом ужаса. — Я не мог отыскать путь в этом ужасном месте.

— Прекрати хныкать, Карсон, — сказал Льюис грубо. — Ты потратил впустую уже достаточно нашего времени. Мы должны закончить сцены. Встань вон там с автоматом.

Они снова сыграли сцены, требуемые режиссером — Грэг, шагающий в жестком режиме автомата около Курта Ньютона, когда он взволнованно встретил Рона Кинга и Луру Линд на краю гротескного города.

Камеры затрещали, криптоновые прожектора устрашающе освещали сцену. Через темноватые воды прожектора вспугнули рыбу, в то время как гуманоидный морской народ плавал вокруг лучей в неуемном любопытстве.

— Все это шикарный материал, который раньше никакая телекартина не имела, — ликовал Джеф Льюис, когда они закончили последнюю сцену. — С ними и сценами Юпитера, а также большими климатическими особенностями, снятыми на Стиксе — «Эпоха Космоса» будет хитом.

Джим Виллард и Су Туар вышли из полипового леса.

— Мы нигде не смогли найти Карсона, — сообщил венерианец.

Внезапно он остановился. Его морская фигура остановилась с неподдельным изумлением, когда он бросил взгляд на Джоан Рэндалл.

— Откуда она пришла? — сглотнул он.

— Мисс Рэнделл нашла Карсона, ѓ- прорычал Джеф Льюис. — Хорошо, народ, это все. Мы возвращаемся на судно.

Капитан Фьючер понял причину изумления Су Туара. Венерианец не мог понять, как Джоан Рэнделл сумела выжить без воздуха.

Курт Ньютон задрожал праведным гневом к негодяю-убийце. И это не была ошибкой Су Туара, что Джоан Рэнделл не оказалась мертва в полиповом лесу. Фьючер поклялся себе, что отомстит венерианцу за это.

Они прошли назад через подводный лес к «Персею» без инцидентов, сопровождаемые часть пути роем плывущего морского народа. Но когда они зашли на корабль, они обнаружили на нем волнение. Джон Валдан с Кином Курри сердито ругались с капитаном Петерсеном.

— На мистера Валдана совершили таинственное нападение, в то время как вы ушли, — сказал капитан Джефу Льюису. — Мы не можем понять, кто совершил это.

Глаза Валдана упали на лицо Джоан Рэндалл, когда она сняла шлем. И он и Кин Курри на мгновение выказали чистое удивление.

Су Туар многозначительно сказал работодателю.

— У нас самих случились неприятности. Карсон потерялся, а мисс Рэнделл в течение нескольких часов искала его.

Маленькие глаза Валдана вспыхнули подозрительно.

— Ты говоришь, что она потерялась? — прорычал он. — Ха! Это интересно!

Финансист больше ничего не сказал, но Ньютон с готовностью предположил, что тот подумал. Валдан полагал, что Джоан вернулась на корабль и отравила их газом.

Затем Валдан, сатурнианин и венерианец отбыли к их собственным комнатам. Джеф Льюис заговорил с капитаном «Персея».

— Мы можем сняться в любое время, если Вы готовы, капитан. Мы отработали до конца здесь, на Нептуне. Теперь — на Стикс.

Сердце Капитана Фьючера замерло. Он потерпел неудачу в отчаянной попытке воспрепятствовать Валдану достигнуть Стикса. И его неудача означала ужасную опасность не только девушке, которую он любил, но и в будущем — всему миру!

ГЛАВА 11. На таинственном Стиксе

Волшебная Луна была очень древней для народов Системы, как Египет был древним для людей Земли. Она жила в популярной легенде как место задумчивой тайны, чей далекий мир находится в стороне, а негостеприимные жители были примитивны в связи с отсутствием механического прогресса. А предположительно маги, со своими странными возможностями, создавали иллюзии.

За несколько лет до этого, стиксяне использовали свои возможности по созданию иллюзий, изолируя свой мир полностью, заставляя его казаться непригодным для жизни. Но их старая изоляция была навсегда сломлена великой борьбой между Фьючером и Легионом Судьбы, которая привела к открытию этого мира.

Курт Ньютон мрачно вспомнил предыдущее приключение, когда он стоял у окна прогулочной палубы и наблюдал, как Стикс увеличивался впереди. Судьба привела его сюда обратно, чтобы он испытал поражение?

«Персей» уже пролетел мимо мерцающей сферы Плутона и теперь парил между Хароном и Цербером, двумя более близкими лунами.

Стикс неясно вырисовывался — растущий сероватый шар. Он казался невероятно отдаленным и одиноким, поскольку следовал по своей орбите вокруг родительской планеты в вечных сумерках. Он был краем бесконечности перед протянутой пропастью открытого космоса, который отделял эту последнюю заставу Солнца от самых близких неподвижных звезд.

Все члены труппы собрались во взволнованных группах, чтобы наблюдать приземление на таинственную луну. Чувства приключений переполняли почти всех их.

Каждый слышал историю Стикса, но немногие из людей когда-либо посещали его.

Теперь «Персей» быстро снижался к серой луне. Когда они приблизились к ней, сероватая поверхность побледнела к тусклому белому цвету. Под ними лежал странный и призрачный пейзаж катящихся равнин белой травы, пересеченный глыбами высоких белых плаунов, полускрытых дрейфующих банок плотных серых туманов.

Торжественные аккорды тайны и внушенный страх ударил по сердцам наблюдателей, когда они пристально глядели поперек окутанной поверхности самого таинственного мира в Системе. Они тихо смотрели, когда судно наклонилось вниз, к северному полушарию. Низкие, скалистые холмы и ущелья лежали в туманной дымке, но перед ними находилась мелкая долина, в которой располагался маленький растянутый светлый город из металлических зданий.

— Это Планетный Город, где мы собираемся снять наши основные сцены, — проинформировал Джеф Льюис. — Это единственная «чужеземная» колония на Стиксе.

— Но этот город имеет обычные металлические здания, — проговорила Лура Линд в удивлении. — Я думала, что на Стиксе нет никакого металла.

— У него и нет, — возразил Джим Виллард. — На Стиксе совсем не существует металла, кроме нескольких залежей кобальта, титана и других редких элементов.

Ученые никогда не могли объяснить нехватку металла. Что касается этого города, то межпланетные торговцы, которые строили его, привезли металл с собой.

Они снижались к покрытой облаком посадочной площадке. Она лежала более чем в миле к востоку от города — плоская часть травянистой белой долины, дерн которой чернился и был порван выхлопами ракет. Дюжина космических кораблей располагалась на поверхности — фрахтовщики и маленькие крейсера.

Капитан Фьючер поискал взглядом «Комету» и едва признал ее. Его гладкое небольшое судно было преобразовано краской и другими средствами в разбитый, изношенно выглядящий, небольшой старый крейсер, типа такого, который мог быть дешево собран на любой планете любым желающим рисковать своей жизнью на таком судне.

«Персей» приземлился с громом килевых дюз. Возникла нетерпеливая давка у космических дверей актеров и техников. Ньютон симулировал равное волнение, когда он толпился, как и остальные, но делал все возможное, чтобы держаться близко к Джоан Рэнделл, поскольку заметил Су Туара возле нее.

— Вы все должны быть здесь осторожными, — предупредил Джеф Льюис. — Это место имеет репутацию самого жесткого пограничного города в Системе.

Когда он появился, все стояли, смотря с любопытством вокруг, в холодных туманных сумерках, которые здесь были полуднем. Через туман, больше чем в миле на запад, вырисовывались металлические структуры Планетного Города.

Разноцветная толпа пограничных жителей города полилась к посадочной площадке, чтобы поприветствовать их. Опытные глаза Курта Ньютона распознал в них обычную шушеру, которая следовала за межпланетной границей — авантюристов, беглых преступников, игроков, торговцев, любопытных туристов. Она включала в себя желтых уранианцев, бледных венерианцев, мрачноглазых марсиан и угрюмых землян.

Почти каждый человек носил пояс с атомным пистолетом.

Высокий, мускулистый юпитерец с массивно-порочным, зеленым лицом шагнул вперед к ним.

— Добро пожаловать в Планетный Город, — сказал он хриплым тоном. — Я Джос Вакос, владелец самого большого игрового зала здесь. Мы ожидали вас, телевизионщики.

Возле Ньютона Джим Виллард сухо, с придыханием прокомментировал:

— Посмотрите, как будто наша кампания привлекла внимание публики с «Эпохой Космоса», сосредоточив глаза всей Системы на нас.

Капитан Фьючер нахмурился. Это было аспектом тайны, которую он никогда не понимал. Почему Джон Валдан заказал такую большую кампанию по привлечению внимания публики к экспедиции? Почему он хотел, чтобы Система наблюдала, как он воплотит свой секретный план, чтобы ограбить Стикс?

— Вы полюбите Планетный Город, — грохотал Джос Вакос. — Здесь не действует закон, потому что Патруль не может прилететь сюда. Вы можете делать все, что хотите, пока в состоянии поддержать это вашим оружием.

Джеф Льюис был дипломатично вежлив.

— Мы должны здесь снять некоторые сцены в одном из стиксянских сообществ. Я понимаю, что один из их городов находится недалеко на север от этого места.

Взрыв кудахтания, иронический смех со свистом донесся из толпы, а землянин, похожий на старую космическую крысу возразил:

— У вас нет шансов, — пронзительно закричал он. — Пушистые никому не дадут разрешения подойти к их опасным городам. Они даже пробуют остановить нас от разработки алмазных пластов к северу отсюда.

— Старый Ленни прав, — сказал Джос Вакос, юпитерец со звероподобным лицом. — После того, как мы услышали об алмазных копях и прибыли сюда, проклятые пушистые сделали все, что только могли, чтобы отпугнуть нас.

Капитан Фьючер начал неощутимо закипать, когда он услышал голос усатой космической крысы, которую называли старым Ленни. Он посмотрел на старого разведчика, и с удивлением признал в нем Эзру Гурни.

Гурни увидел Курта Ньютона позади телевизионной группы, и немного заморгал.

Затем челюсть старика отвалилась, когда он заметил Джоан Рэнделл.

Джос Вакос продолжил.

— Пушистые продолжают угрожать тем, что они собираются сделать с нами, если мы все не оставим Стикс, — пожаловался Джос Вакос. — Они регулярно говорят нам, что, если мы не уйдем, они обрушат на нас какой-то таинственный Разрушитель. Это все — только их блеф.

— Вон здесь несколько пушистых, — показал один из разномастной толпы.

— Стиксяне? — воскликнул Джеф Льюис. — Я хочу поговорить с ними.

Сквозь толпу вокруг «Персея» подъехали две фигуры, которые были почти столь же странными, как гротескные верховые лошади, на которых они сидели верхом.

Два стиксянина были мужчинами, но не мужчинами как таковыми из любой другой планетарной расы. Их тела были покрыты коротким белым мехом. Их головы были странно сглажены, с большими зрачками глаз гипнотической глубины. Они носили плащи, сотканные из серого волокна, и не имели никакого оружия.

Верховые лошади, на которых они приехали, были большими, белыми, подобно кенгуру животными, которые прыгали быстро вперед на мощных задних ногах, и управлялись бичом и уздами.

— Пушистые прибыли, чтобы посмотреть на вас, — прорычал Джос Вакос.

Капитан Фьючер понял, что отношение разномастной толпы к двум стиксянам было смесью ненависти и презрения. Но стиксяне казались непроницаемыми для этого. Они сидели на их странных конях, торжественно осматривая «Персея», и то, что он привез. Потом один из них заговорил с другим низким тоном, на своем собственном языке.

Капитан Фьючер, который оставался невидимым со стороны позади остальных, понимал тот язык. Он был единственный, кто изучил его, почти единственный посторонний, который когда-либо был достаточно близок к стиксянам, чтобы выучить их затруднительный язык.

— Прибывают каждую неделю, — сказал стиксянин своему компаньону. — Все больше запрещенных машин и металлов.

— Это не должно продолжаться, — пробормотал другой. — Это должно остановиться, даже если мы должны будем пробудить древнюю силу.

Джеф Льюис заговорил со стиксянами на межпланетном лингва франка, который понимали все расы.

— Мы друзья, — сказал он искренне. — И мы желаем посетить один из ваших городов, чтобы снять сцены для телекартины.

Первый стиксянин немедленно ответил, на том же самом базовом языке.

— Вы не можете приехать.

— Но мы не причиним вам вреда, — возразил Льюис. — Нам требуется всего лишь несколько дней.

— Это запрещено, — ответил категорически стиксянин. — Никакие незнакомцы не могут приносить металлы или машины в наши города. Мы просим вас оставить наш мир.

— Ну, скажи, пушистый, что мы еще преследуем тебя, — вставил замечание Джос Вакос. — Они всегда приезжают, требуя, чтобы мы уехали.

Стиксянин повернул свои огромные, зрачкообразные глаза на юпитерца.

— Верно то, что мы не допустим кровопролития, — ответил медленно стиксянин. — Но мы можем освободить Разрушитель, который принесет гибель вам и без крови. Вы вовремя предупреждены, поэтому — уходите!

И два стиксянина повернули своих странных коней и поехали, отъезжая через ироническую, кричащую толпу, исчезая в тумане.

Квадратное лицо Джефа Льюиса отразило тяжелое разочарование.

— Да, упущен шанс на создание реальных стиксянских сцен для «Эпохи Космоса».

— Мы все еще можем здесь снять искусственные сцены, шеф, — напомнил Джим Виллард. — Мы можем построить здания, чтобы они были похожи на стиксянский город, у нас есть стиксянские костюмы, которые мы прихватили на случай, если уроженцы не будут сотрудничать.

— Не будьте упрямы, Льюис, — сказал быстро Джон Валдан. — Я говорил Вам, что у меня есть план, который мы смогли бы использовать, чтобы получить сотрудничество стиксян. Похоже, что настало время использовать мою идею. Пойдемте внутрь, и я объясню.

Большинство актеров, техников и корабельных офицеров направились с Джосом Вакосом и его друзьями посмотреть достопримечательности Планетного Города.

Курт Ньютон продвигался вдали от Джоан Рэнделл, намереваясь тайно перекинуться несколькими словами с Эзрой Гурни. Но Валдан позвал его по имени.

— Чен Карсон, ты пойдешь с Льюисом и со мною.

Немедленно с тревогой, Капитан Фьючер последовал за режиссером и финансистом назад на корабль. Кин Курри тоже присоединился к ним.

— Теперь следующий план, как мы сможем уломать стиксян, — проникновенно сказал Валдан. — Для них есть один посторонний человек, для которого они сделают все, и который является героем для их расы. И это — Капитан Фьючер.

Когда он рассказал, то Курт Ньютон был поражен. А Джеф Льюис немедленно одобрил идею Валдана.

— Я согласен на это, — сказал режиссер с посветлевшим лицом. — Мы пошлем Чена Карсона перед нами, как Капитана Фьючера. Они будут думать, что он — Капитан Фьючер, и позволят нашей труппе войти в их город, когда мы прибудем.

— Это идея, — кивнул Валдан. — Они будут иметь гарантию от их большого друга Капитана Фьючера, что с нашей стороны будет все в порядке.

Мозг Курта Ньютона заработал стремительно. Теперь он понял, как все время Валдан планировал использовать Чена Карсона, когда они доберутся сюда. Также он, наконец, понял, почему финансист заставил выбрать для съемок именно эту телекартину про Фьючера.

Валдан достигал этим путем двух целей. Он нашел для экспедиции вероятную причину посещения Стикса — сцену одного из самых больших деяний Фьючера. И, таким образом, он также обеспечил себя тем, кто мог обмануть стиксян.

— Я не буду делать этого, — воскликнул Курт Ньютон в притворной тревоге. — Это слишком опасно. Эти ужасные стиксяне узнают, что я фальшивка.

Хотя он и базировал свои возражения на напуганной робости Чена Карсона, Ньютон имел намного больше поводов для отказа. Секретный заговор Валдана, это было теперь очевидно, связан, так или иначе, к получению разрешения в стиксянском городе. Если бы он сделал это возможным, то помог бы Валдану осуществить его таинственный план.

— Ты должен это сделать, Карсон, — настаивал Джеф Льюис. — Нет никакой опасности. Эти стиксяне безопасны. Они возражают против любой формы конфликта или насилия.

— Если ты не сделаешь этого, «Эпоха космоса» провалится, и ты не станешь великой телевизионной звездой, — отметил Джон Валдан.

Капитан Фьючер понял, что если будет упорствовать в своем отказе, это может пробудить подозрение. Он должен согласиться, а затем устроить так, чтобы его миссия потерпела неудачу. Он подумал, что уже видит, как сможет это сделать.

— Хорошо, если вы уверены, что нет никакой опасности, то я сделаю это, — наконец сказал он. — Но мне не нравится эта идея.

— Я пойду с тобой, Карсон, — сказал быстро Кин Курри. — Тогда ты будешь в полной безопасности. Никто не навредит мне, члену Совета Системы.

Курт Ньютон понял. У Кина Курри все еще крылись подозрения насчет его. Из этих соображений сатурнианин вызвался сопровождать его.

— Хорошая идея, Курри, — сказал Джон Валдан. — Чтобы сделать это еще более безопасным, с вами также пойдет Роб Россон.

Ньютон встревожился. С двумя партнерами Валдана у него предстояли трудности, чтобы заставить свою миссию потерпеть неудачу. Но неудача все равно должна произойти.

— Наложи сразу грим Капитана Фьючера, Карсон, — сказал Льюис оживленно. — Я соберу труппу, чтобы мы могли последовать за тобой на ракетных грузовиках в течение нескольких часов.

Ньютон спустился в свою каюту и наскоро преобразовал себя из Чена Карсона в Капитана Фьючера, затем надел серый костюм на застежках-молниях и прикрепил пистолет. Перед возвращением к остальным, он скользнул вниз к темной бутафорской комнате.

— Грэг, Саймон! — прошептал он. Они прибыли к нему сразу, и он им быстро рассказал о миссии, на которую его посылали. — Я сделаю так, что стиксяне не будут сотрудничать, и телевизионная группа, которая последует за мной, не достигнет их города. Но я хочу, чтобы вы заставили Джоан остаться здесь, с Эзрой, если получится.

— Я попробую заставить ее сделать так, если у меня будет такая возможность, но ты знаешь лучше меня, насколько она упряма, — сухо сказал Мозг.

— Она должна, — воскликнул Ньютон. — Су Туар отправится с телевизионной командой, когда все уедут отсюда, и там она будет в опасности.

Он заторопился к остальным. Кин Курри и суровый землянин Россон, ждали его.

Оба были перепоясаны тяжелыми атомными пистолетами. Сатурнианин проследовал вперед из судна. Россон и Курт Ньютон направились за ним, причем Ньютон двигался с очевидным нежеланием.

Они пошли к непрочным металлическим зданиям Планетного Города, находящимся на расстоянии более чем в одну милю. Хотя был полдень, кабаки и игорные заведения на улицах были битком забиты. Щелчки колеса «квантовой рулетки», голоса ссоры, пронзительные звуки из музыкальных машин, все время громко разносились по главной улице, через которую они проходили.

Курт Ньютон почувствовал отвращение. Он не винил мирных стиксян, которые обиделись на вторжение этих ищущих алмазы грубые орды торговцев, игроков, бандитов и преступников, которые следовали за ними. И что еще хуже для ненавидящих машин стиксян, эти посторонние принесли на кораблях к этому миру, который они всегда преднамеренно держали полупримитивным — механические устройства и металлы.

Кин Курри, Курт Ньютон и Россон прошли через шумный город и направились на север через туманы мелкой долины. Вскоре они пересекли скалистые ущелья, в которых заметили множество изыскателей всех планетных рас, работающих с кирками, молотами и силовыми сверлами.

Они, как знал Курт Ньютон, искали алмазные копи, открытие которых привлекло самых жестоких авантюристов Системы к Стиксу. Изыскатели искали их, игнорируя требования протестующих стиксян. Каждый из них удерживал свое имущество при помощи атомного пистолете, так как соглашение Патруля запрещало прилетать ему сюда. Таким образом, здесь не действовал никакой закон, за исключением грубой силы.

Стороной пройдя туманную, мелкую долину, они направились на север поперек равнины с катящейся чистой белой травой, которая скрывалась под густыми банками тумана. Они двигались через тихий белый мрак, не встречая ничего, кроме случайной глыбы огромных белых плаунов, которые возвышались как неопределенные, спектральные гиганты.

Сатурнианин взял в руки карманный гирокомпас, который нес. Более часа они двигались на север.

— Мы должны уже быть возле стиксянского города, — сказал Кин Курри, волнующимся тоном. — Мы прошли, по крайней мере, полдюжины миль, и…

— О, черт, посмотрите туда, — внезапно завопил Роб Россон, и его зверское лицо побелело, когда он дико указал вперед.

Когда Капитан Фьючер пристально посмотрел вперед, то почувствовал резкий холод крови в невероятном ужасе оттого, что внезапно вырисовалось из туманов.

Полдесятка огромных, исполинских серых монстров приближались к ним через туман. Существа имели неуклюжую большую массу, с горбатыми, шестиногими телами и массивными, отвратительными головами.

Их маленькие красные глаза сверкали, открытые челюсти обнажали жестокие, угрожающие клыки, когда они устремились к трем мужчинам, которые были не более чем карликами перед ними.

ГЛАВА 12. Мастера волшебства

Прикованный ужасом, Капитан Фьючер на мгновение не мог поверить своим глазам.

Он бывал на Стиксе прежде и знал, что на этой луне нет таких монстров, как те, которые теперь бежали вниз на них.

Внезапно Курт Ньютон осознал. В свое последнее посещение он видел великолепные силы иллюзий стиксян. Несмотря, до некоторой степени, на их примитивность, стиксяне являлись мастерами волшебных и гипнотических искусств. Их легендарная известность в этом отношении была причиной, почему все девять миров, называли их мир Волшебной Луной.

Атакующие монстры были иллюзиями. Сознание подсказало ему это, даже притом, что глаза уверяли его, что существа ужасно реальны. Курт Ньютон стремительно понял, что подход к стиксянскому городу, который лежал где-то впереди в туманах, заставил пушистых уроженцев спроектировать эти фантомы, отпугивая всех.

Кин Курри и Россон выхватили свои атомные пистолеты и прицельно открыли огонь по атакующим монстрам. Но это не остановило тех.

— Они даже не чувствуют наших атомных разрывов, — воскликнул Кин Курри. Он казался ошеломленным.

— Бежим отсюда назад, — закричал Курт Ньютон, в поддельной панике. — Иначе они нас убьют.

Таким образом, Курт Ньютон попробовал использовать ситуацию в своих интересах, чтобы вызвать отказ от миссии. Но, к сожалению для его плана, Россон внезапно остановился на точке старта. Угрюмый землянин издал ругательство.

— Эти существа нереальны. Если бы они существовали, то разве бы мы не услышали их?

Его утверждение было верным, так как объемно выглядящие монстры не издавали ни малейшего звука, когда мчались вперед. Этот факт дал Россону ключ к разгадке их природы.

— Они фальшивки — волшебство проклятых стиксян, — воскликнул землянин. — Я слышал об этих стиксянских уловках.

Когда он это сказал, наступающие чудовища внезапно исчезли. Ничего не осталось, кроме покрывала белых туманов.

— Стиксяне используют эти трюки, чтобы воспрепятствовать нам добраться к их городу, черт их раздери! — выругался Россон. — Но они не остановят нас.

Он снова пошел вперед. Курт Ньютон и сатурнианин вынуждены были последовать за ним.

Внезапно отвратительная рептильная голова появилась из тумана. Змея невероятного размера корчилась, ползя к ним.

— Тоже большая иллюзия, — хрипло сказал Россон. — Двинулись.

Большая змея также исчезла. Теперь они вступили в рощу безлистных, черных деревьев, тип которых Курт Ньютон прежде никогда не видел на Стиксе.

Деревья внезапно направили щупальца ветвей, чтобы схватить их. Капитан Фьючер отскочил с криком притворного ужаса.

— Ты — болван, это только большая уловка, — воскликнул Россон. — Видишь, они нереальны.

И он просунул свою руку через одно из твердо-выглядящих деревьев. Целая роща исчезла. Они снова были одни в тумане.

— Я не пойду дальше в этом дьявольском мире, — воскликнул Ньютон.

— Возможно, нам стоит вернуться, — пробормотал с сомнением Кин Курри.

— Босс сказал, что мы должны войти в их город — и мы войдем, — прорычал Россон. — Эти иллюзии не могут испугать нас. А стиксяне безопасны.

Усилие Курта Ньютона, чтобы помешать их миссии, потерпело неудачу. Угрюмый землянин настаивал на том, чтобы продвигаться. Туманы впереди теперь утончались.

Внезапно они вышли из более густого тумана, в далеко простирающийся пейзаж белой равнины. Все втроем они резко остановились. Там, в полумиле впереди, возвышалась группа восьмиугольных башен из бледного камня. Стиксянский город!

Но не это их остановило. Перед ними стояла полудюжина стиксян. Белопушистые мужчины с ввалившимися глазами носили любопытные объекты — блестящие алмазные линзы, привязанные на их лбы.

— Это пушистые, — чертыхнулся Россон. — Те, кто воздвигал проклятые фальшивые уловки, чтобы остановить нас.

Капитан Фьючер понимал, что это было именно так. В своем предыдущем посещении Стикса, он узнал, как используются те любопытные линзы на лбу.

Стиксяне, которые испытывали недостаток почти во всей механической науке, были мастерами ментальной науки. Они владели проектированием телепатических проекций, усиленных и сконцентрированных через странные устройства-линзы, выстраивая замечательные иллюзии в умах других.

Теперь предводитель стиксян заговорил с тремя людьми на межпланетном лингва франка. Его голос зазвенел с оттенком предупреждения.

— Вы не пойдете дальше. Никто из чужаков не может приблизиться к нашей столице Дзонг.

Россон подтолкнул Курта Ньютона.

— Сыграй свою роль, Карсон. Скажи им, что ты их друг Капитан Фьючер.

Ньютон вышел вперед, его сознание боролось с проблемой. Он должен попробовать явиться олицетворением Капитана Фьючера для Россона и Кина Курри, наблюдавшего за ним. И все же его олицетворение должно потерпеть неудачу.

Он заговорил на лингва франка, обращаясь к стиксянам.

— Разве вы не помните меня? Я — Капитан Фьючер. Вы сказали мне, Фьючеру, что я всегда буду долгожданным гостем в вашем мире.

Лидер стиксян выступил. Вблизи он поглядел на Курта Ньютона. Затем волнение вспыхнуло в его глазах.

— Это Капитан Фьючер, — воскликнул он своим компаньонам.

Затем он взорвался на родном стиксянском языке, обращаясь к Курту Ньютону с нетерпеливым порывом слов.

— Мы не знали, что Вы вернулись на наш мир. Вас и ваших друзей встретят в нашем городе Дзонге.

Курт Ньютон знал в совершенстве стиксянский язык. Но он выглядел изумленным и обернулся беспомощно к Россону и Кину Курри.

— Я не понимаю этот язык, — сказал он в притворной панике.

— Дьявол, это может разоблачить нас, — чертыхнулся Россон. — Скажите ему, что ты забыл его язык.

Курт Ньютон повиновался, и заговорил на лингва франка со стиксянами.

— Я так давно был здесь, что забыл ваш язык.

Стиксяне немедленно выказали подозрение.

— Это странно для Вас, так как Вы говорили на нем в совершенстве, когда были здесь раньше, — сказал лидер.

— Может быть, этот человек в действительности вообще не Капитан Фьючер, T'Таан, — предупредил лидера один из стиксян. — Это может быть уловка.

— Мы можем это вскоре узнать, без всякого сомнения, — раздраженно сказал лидер, T'Taaн. Внезапно он повернулся к Курту Ньютону.

— Смотри!

Когда он произнес этот резкий приказ, он указал на блестящую линзу на своем лбу. Пораженный, Капитан Фьючер поглядел на это. Немедленно Курт Ньютон понял свою ошибку. Он забыл о гипнотических силах, на которые стиксяне были мастерами.

Блестящая линза, казалось, вращалась в кружащемся пламени света. Она и пустота изучающих глаз T'Tаана, казалось, вертелась и соединялась, когда гипнотическая власть захватила мозг Курта Ньютона. Как если бы с отдаленного расстояния, он услышал глубокий голос T'Taaна, говорящего с ним.

— Объявите вашу истинную идентичность. Вы Капитан Фьючер?

Как слабое эхо, Курт Ньютон смутно услышал неистовый крик Россона:

— Не отвечай на вопрос. Он загипнотизировал тебя.

Курт Ньютон не хотел отвечать на вопрос, но не мог противиться его выполнению.

Гипнотическая власть стиксянина обошла его собственное желание в мозгу, и он был вынужден говорить правду.

— Я Капитан Фьючер, — услышал он собственное высказывание. — Я взял личину Чена Карсона, нанялся актером, чтобы олицетворять себя. Таким образом, я хотел помешать заговору злого человека против этого мира.

Гипнотический период резко исчез и Курт Ньютон стоял перед стиксянами. И стиксянский лидер теперь вышел вперед с радостью в глазах.

— Вы действительно — он, наш друг. На мгновение, мы засомневались…

С отчаянной стремительностью Курт Ньютон повернулся вокруг. Молниеносно он понял бедственное значение признания, которое сделал под гипнозом.

Но было слишком поздно. Роб Россон держал свой атомный пистолет уже в руке, и у Кина Курри также появился пистолет.

Глаза Россона сузились как смертельное оружие, наведенное на уровень груди Курта Ньютона. Суровый землянин заговорил придушенным шепотом.

— Так ты действительно Фьючер. Ты, Чен Карсон, с Юпитера дурачил нас всю дорогу.

Смертельная ненависть вспыхнула в его глазах.

— Но я вовремя узнал!

Курт Ньютон знал, что тот собирается стрелять. Он собрался для безнадежного выпада. Но это было безнадежно. Потрескивающий разряд из пистолета Россона взорвался бы в нем прежде, чем он одолел полпути к землянину. И при этом стиксяне не могли ему помочь, поскольку не имели никакого физического оружия вообще.

Вдруг случилась невероятная вещь. Кин Курри, позади Россона, поднял свой пистолет и неожиданно ударил им по голове Россона. И преступник-землянин упал без сознания.

Капитан Фьючер посмотрел на Кина Курри, неспособный поверить своим глазам. Кин Курри, со странной усмешкой на его торжественном синем лице, опустил оружие.

— Это было не слишком комфортно, шеф, — сказал он.

И голос Кина Курри был знакомым голосом Ото! Курт Ньютон обрел дар речи.

— Ото! Это ты? — вскричал он ошеломленно.

— Как никто другой, шеф, — последовал легкомысленный ответ. — Вы никогда не предполагали этого, не так ли? Моя маскировка под Кина Курри являлась самым большим подвигом грима, который я когда-либо осуществлял.

Ньютон все еще поражался.

— Но как долго ты маскировался под Кина Курри? — спросил он. Он пристально посмотрел на стиксян, которые стояли в стороне, когда началась борьба, и теперь ожидали на некотором расстоянии.

— С тех пор как мы оставили Юпитер, — последовал спокойный ответ.

— Начиная с Юпитера? Но мы думали, Кин Курри убил тебя на Юпитере.

Замаскированное лицо Ото стало мрачным.

— Кин Курри пробовал убить меня там. Он подозревал, что я последую за ним по следам в джунглях, и заманил в засаду. У него против меня был пистолет, который он собирался использовать. Но я более быстрый, чем любой обычный человек, как Вы должны знать. Я в момент повернул пистолет вокруг оси, прежде чем он выстрелил.

Выстрел из его пистолета и убил его.

Капитан Фьючер начал видеть проблеск.

— Теперь я понимаю. Ты закопал Кина Курри там.

— И занял его место, — продолжил Ото. — Я полагал, что под личиной Кина Курри, одного из партнеров Валдана, смогу добраться до сути заговора. Таким образом, я взял одежду Кина Курри, и использовал комплект грима, который всегда ношу на своем поясе, сделав себя точно таким, как он. Ни Валдан, ни кто-либо еще не подозревали, что я другой, а не Кин Курри.

— Но почему ты не сказал мне? — спросил Курт Ньютон.

— Шеф, я пробовал, — сказал Ото искренне. — Когда мы оставили Юпитер, я проскользнул в Вашу каюту, чтобы рассказать Вам. Я взял бутылку съемника грима с собой, чтобы доказать Вам, что я Ото, если Вы засомневаетесь.

Он скорчил гримасу.

— Но Вы ударили меня прежде, чем я смог что-либо объяснить. Когда я пришел в себя, другие были вокруг, и я не смог рассказать. Я сказал Валдану, что имею подозрения, которые заставили меня пойти в вашу каюту. Валдан ответил мне, что я дурак, и приказал избегать Вас. Таким образом, я не мог застать Вас отдельно, чтобы поговорить, не рискуя пробудить его подозрения в разрез с его приказом.

Капитан Фьючер потер бровь.

— Ты, конечно, вытащил меня из противной ситуации прямо сейчас, даже при том, что подставил под угрозу мою жизнь, делая это.

Стиксяне оправились от испуга. После небольшого количества колебаний, они медленно приблизились и уставились с любопытством на Ньютона и Ото.

— Ото, какой план у Валдана? — спросил он. — Как его партнер, ты должен был узнать кое-какие его схемы.

— Шеф, я не узнал почти ничего, — ответил Ото с сожалением. Он выругался. — Валдан слишком хитрый, чтобы выдавать их.

Стоящие стиксяне, стали свидетелями их быстрого обсуждения. Но теперь T'Taaн, их лидер, схватил Ньютона рукой.

— Мы не понимаем, Капитан Фьючер, — сказал он. — Почему ваш компаньон оглушил этого другого человека? И что за заговор против нашего мира, о котором Вы говорили? Вы пойдете в Дзонг с нами и расскажете все нашему Совету?

Капитан Фьючер кивнул в быстром решении.

— Да, мы сделаем это. Ваш народ должен знать, что противостоит им.

Ото ловко связал бессознательного Россона полосами, оторванными от его куртки.

— Крепко запеленай его, Ото, — приказал Курт Ньютон.

Они двинулись поперек туманной равнины с группой стиксян к бледному каменному городу, который лежал на расстоянии в одну милю.

Город Дзонг, хотя и не большой, был, несомненно, древним. Его сгруппированные выпуклые восьмиугольные башни окружались каменной стеной, которая, в свою очередь, ограничивалась широким поясом тщательно обработанной земли.

Они проследовали с T'Taaном и остальными через открытые ворота столицы и прошли по выложенным камнем улицам к наиболее большой, центральной башне. На улицах стиксяне смотрели с удивлением на удивительное зрелище — двое чужаков несли третьего, без сознания, через их город. Сформировалась маленькая толпа, которая последовала за ними.

Капитан Фьючер прежде был в этом городе, и он помнил его — древнее, весьма красивое место узких улиц и высоких башен, полускрытых дрейфующим туманом. Вся архитектура воздвигалась здесь из массивного камня — ничто не свидетельствовало о применении металла. И не присутствовало никаких машин, никаких механических устройств, никаких транспортных средств, кроме низких телег, которые тянули вьючные животные стиксян, похожие на кенгуру.

T'Taaн ввел их в большой, восьмиугольный каменный зал, который формировал первый этаж центральной башни. Глава Совета стиксян восседал на возвышении.

Каждое место занимал член из старых стиксян, которые смотрели на Курта Ньютона широкими глазами.

— Фьючер вернулся! — воскликнул глава. — Позволим этому дню стать радостным в нашем городе. Поскольку Вы единственный из всех чужих людей, которые долгожданны здесь, мой друг.

— Спасибо, Ку Лур, — сказал искренне Курт Ньютон. Он хорошо помнил имя главы Совета стиксян, после своего прошлого посещения. — Мне жаль, что я не пришел с более веселыми новостями, чем принес.

— Он говорит, что космический корабль, который прибыл сегодня в наш мир, принес людей, которые плетут заговор, чтобы отобрать у нас весь мир, — проинформировал T'Таан старого главу Совета.

Капитан Фьючер быстро объяснил существование таинственного заговора Джона Валдана и его прихвостней, которые намереваются установить контроль над богатством Стикса.

— Я думаю, что вы должны знать, что нужно защищаться против этих заговорщиков в случае, если я потерплю неудачу, — закончил он искренне.

— Мы не можем отнять жизнь или причинить физическую рану любым людям, независимо от того, какие у них могут быть злые цели, — напомнил ему старый Ку Лур.

— Тогда, как вы можете защититься? — выступил Ото. — Ваши силы гипноза и иллюзий хороши, чтобы напугать людей, но они не выдержат против реального нападения вооруженных мужчин.

— Я знаю ваши пацифистские традиции, но вы должны будете забыть о них и воевать в случае необходимости, чтобы защитить ваш мир, — сказал Курт Ньютон стиксянам.

— Не бойтесь, мы защитим наш мир, если это станет необходимым, — ответил старый Ку Лур. — Но мы не будем забирать жизни. Мы освободим Древний Разрушитель.

— Разрушитель? Вещь, которой вы угрожали? — повторил Курт Ньютон. — Что это, Ку Лур?

— Именно то, что наши предки изобрели давным-давно, чтобы отразить нападение захватчиков, прибывших в наш мир, — был ответ. — Я покажу его вам.

Он последовал вперед, в маленькую, огороженную от зала Совета комнату. Курт Ньютон и Ото с любопытством последовали за ним.

В небольшой комнате располагалась массивная каменная опора, на лицевой стороне которой была надпись раскрошившимися древними иероглифами. На опоре находилась витрина, которая содержала массу крошечных, запечатанных стеклянных пузырьков, каждый из которых вмещал в себя серую пыль.

Ку Лур торжественным жестом показал на стеклянные пузырьки.

— Это Разрушитель. С этим, наши древние предки сокрушили захватчиков в один час. Он всегда спасал нас, и мы можем использовать его снова, в случае необходимости.

Ото посмотрел скептически.

— Этот Разрушитель похож только на несколько запечатанных пузырьков с серым порошком.

— Ото, эти иероглифы — древние письмена денебиан, — воскликнул Капитан Фьючер.

Он узнал иероглифы. Они были на древнем языке Денеба, отдаленной звезды, которой правили люди много веков назад, колонизировавшие целую звездную галактику, включая миры этой Системы.

Капитан Фьючер мысленно прочитал первую часть надписи, складывающуюся из иероглифов, которые он постиг в отдаленном мире Денеба.

— Ото, — воскликнул он, пораженный и испуганный тем, что прочитал. — Это одна из тайн потерянной, древней науки, и одна из всех самых ужасных тайн вообще.

Он повернулся к Ку Луру.

— Вы не освободите его. Это будет невообразимым бедствием.

— Мы будем вынуждены освободить Разрушитель, если все эти алчные злоумышленники не прекратят нарушать наши законы и осквернять наш спокойный мир, — торжественно ответил Ку Лур.

— Шеф, как они могут вызвать какое-нибудь большое бедствие, не уничтожая жизнь или не делая ранений? — скептически спросил Ото. — Я не понимаю этого.

— Та серая пыль может сделать это, — сказал Курт Ньютон потрясенно. Он обратился к Ку Луру. — Вы не должны освободить эту вещь, независимо оттого, что случится. Подумайте об ужасных последствиях!

В этот момент они были прерваны звуком взволнованных голосов в большом зале Совета. В небольшую комнату забежал T'Taaн.

— Пришел другой из людей Фьючера! — воскликнул он взволнованно. — Тот, который не похож на человека, и который скользит по воздуху.

— Это Саймон! — вскричал Курт Ньютон. — Но что он здесь делает? Должно быть что-то случилось.

Он помчался в большой зал за Ото и остальными. В центре зала находился Мозг, спокойно барражируя воздушное пространство, в то время как его линзоподобные глаза искали Курта Ньютона.

Он заметил Капитан Фьючера, но также увидел замаскированного Ото позади него.

— Кин Курри, — воскликнул Мозг. — Что он делает здесь с тобой?

— Это не Кин Курри, а Ото, — ответил стремительно Курт Ньютон. — Я объясню позже. Саймон, почему Вы прилетели? Что случилось?

— Я прибыл, чтобы предупредить тебя, — ответил быстро Мозг. — Су Туар и вся остальная часть людей Валдана следует этим путем, за телевизионной группой. Мы заметили как они тайно отбыли. Они захватили с собой те духовые ружья.

— Духовые ружья? — повторил Курт Ньютон заинтригованно. — Они все их взяли с собой?

— Они также захватили некоторые предметы из бутафорской комнаты «Персея», — добавил Мозг. — Мы не можем сказать, что они взяли. Но в той комнате нет ничего, кроме камер и комплектов костюмов.

— Камеры и комплекты костюмов? — поразился Капитан Фьючер. Внезапно озарение сошло на него. Его загорелое лицо побледнело.

— Теперь я вижу, какой план у Валдана — я был слепым дураком!

— Шеф, Вы подразумеваете, что теперь знаете план Валдана? — вскричал Ото.

— Конечно. Есть только один путь, которым корпорации Валдана могут получить абсолютный контроль над стиксянскими алмазными залежами. — Курт Ньютон издал стон. — Духовые ружья, костюмы, лазейка в стиксянском соглашении, которую Валдан имел в виду — все это в совокупности раскрывает его карты.

Он бросился к дверному проему.

— И это означает смерть для Джоан и, возможно, всей остальной части телевизионной труппы. Саймон, Ото, двигаемся! Мы можем опоздать, но мы должны попробовать остановить это!

ГЛАВА 13. Засада в тумане

После того, как Капитан Фьючер оставил Грэга и Саймона Райта со своим окончательным приказом о присмотре за Джоан Рэнделл, которая должна оставаться в безопасности, они встревожено совещались в темной бутафорской комнате «Персея», приземлившегося позади Планетного Города, — Я не вижу, как мы собираемся подобраться к Джоан, не выдавая себя, — произнес Грэг с тревогой. — Есть ли у Вас какие-нибудь идеи, Саймон?

— Нет, не имеются, — сказал Мозг. — Мне жаль, что здесь нет Ото.

Внезапно он прошептал предупреждение:

— Кто-то идет.

Они немедленно впали в неподвижность и тишину. Вошли Су Туар и двое других «телохранителей» Валдана.

— Это место там! — воскликнул венерианский преступник, указывая на металлический ящик. — Поторопитесь прежде, чем реквизиторы придут сюда.

Мужчины забрали ящик, и через мгновение ушли с ним. Грэг и Саймон были заинтригованы, но прежде чем могли поразмышлять об этом, они услышали другое приближение шагов.

Джоан и Эзра Гурни проскользнули в бутафорскую комнату. Сначала ни Грэг, ни Мозг не признали Эзру Гурни в его потрепанной одежде разведчика и с белыми бакенбардами. Затем прозвучали его знакомые растянутые слова.

— Какой странно-выглядящий автомат там, в углу, Джоан, — захихикал он. — Смотри, почти как живой, не так ли?

— Эзра, — вскричал Грэг. Он шагнул вперед. — Где «Комета»?

— Прямо здесь на этой посадочной площадке, — последовал ответ. — Только теперь она похожа не на «Комету», а на разбитый старый космический крейсер.

— С Ееком и Оогом все в порядке? — спросил с тревогой Грэг, спрашивая о двух домашних питомцах людей Фьючера на «Комете».

— Они жирны и нахальны, — заверил Эзра. Затем его лицо удлинилось. — Джоан только что известила меня об Ото.

— Ото не мертв, — упрямо возразил Грэг. — Этого не может быть.

Джоан прервала их с тревогой.

— Эзра и я только что видели, как Су Туар и вся остальная часть «телохранителей» Валдана выскользнули из корабля в туман. Они несли с собой металлический ящик и два меньших продолговатых металлических футляра.

— Те футляры содержат духовые ружья, которые они тайно собрали на Юпитере, — сказал быстро Мозг. — Ящик, который они взяли из телевизионного имущества, был здесь, но мы не могли видеть, что было в нем. Джоан, куда они пошли?

— На север, тем самым путем, которым пошли Курт и двое других.

— Мне не нравится это, — пробормотал Саймон. — Мы должны предупредить Курта.

— Саймон, Вы могли бы достичь Курта и предупредить его, как только мы незаметно вынесем Вас из корабля, — воскликнула Джоан.

— Я могу вынести Саймона, — сказал услужливо Эзра. — Я получил доступ на корабль, когда сказал Джефу Льюису, что много знаю о Стиксе, и он попросил, чтобы я пошел с их телевизионной труппой, как гид. Я могу обернуть Саймона в одежду.

— Мы поступим так, — решил немедленно Мозг. — Надо, чтобы я обязательно сообщил об этом Курту до прибытия Су Туара.

Эзра наскоро обернул его в свою куртку. Затем он прогулочным шагом вышел из бутафорской комнаты, чтобы покинуть «Персей» и выпустить Саймона в туман.

Грэг задержал Джоан Рэнделл с беспокоящейся просьбой.

— Вы должны остаться здесь, когда телевизионная автоколонна грузовиков поедет к стиксянскому городу, — сказал робот. — Шеф велел мне так передать Вам.

— Остаться здесь? — вскричала Джоан. — Я не сделаю этого. Я поеду на север с остальными за Куртом.

Она вышла прежде, чем Грэг смог придумать больше возражений. Большой робот почувствовал отвращение, издал фыркающий звук, и неохотно возобновил свою прежнюю неподвижность. Подготовительные приготовления велись по всему «Персею», когда телевизионная труппа готовилась к походу на север, к стиксянскому городу.

Сэм Мартин, главный реквизитор, спустился в темную бутафорскую комнату со своими помощниками и, указывая в воздухе рукой, отдавал приказы.

— Сразу возьмите материал, который я перечислил у разгрузочных люков! Автомат и фиктивный Мозг, стиксянские костюмы, камеры и криптоновые лампы. Хватайте все это!

Грэг подчинился, чтобы его подняли, как автомат. Он услышал волнующее сообщение человека в бутафорской комнате.

— Фальшивого Мозга здесь нет. И нет ни одного ящика, в котором лежали стиксянские костюмы!

«Таким образом, в том ящике находились фальшивые стиксянские костюмы», — понял Грэг.

— Они должны быть где-то здесь. Ищите их! — приказал Мартин.

Но поиск ничего не дал. Проклиная все на свете, Сэм Мартин руководил разгрузкой Грэга и других необходимых вещей из «Персея». Их загрузили в ракетные грузовики возле судна.

Джеф Льюис стал ругаться, когда реквизитор сообщил об утере.

— Эта картина какое-то бедствие! Сначала Ризо Тон исчез. Теперь пропали эта кукла Мозг и наши стиксянские костюмы.

Джим Виллард попробовал уговорить своего босса.

— Мы можем оставить Мозг на последние съемки, изготовив за это время новую куклу. Что касается стиксянских костюмов — мы не будем нуждаться в них, если Чен Карсон договорится о сотрудничестве со стиксянами.

— Хорошо, но давайте начнем, прежде чем что-то еще случится, — фыркнул режиссер. — Где старый разведчик, который собирался вести нас?

— Я здесь, — растягивая слова, вышел вперед Эзра Гурни.

Тем временем Грэг был загружен в один из ракетных грузовиков. Актеры и техники поднимались на борт транспортных средств.

— Говоря откровенно, я знаю Стикс также, как и любой чужак, — услышал он слова Эзры режиссеру. — Человеку легко потеряться в этих туманах, но я гарантированно смогу отвести вас к городу пушистых — Дзонгу.

Джон Валдан стоял возле «Персея», наблюдая суматоху подготовки.

— Мы готовы двигаться, Валдан, — сказал ему Льюис.

Полный финансист ответил быстро.

— Я не поеду с вами. Честно говоря, я очень устал. Весь этот длинный рейс вымотал меня.

— Меня он тоже достал, в пути произошли такие вещи… — произнес уныло Льюис.

— Хорошо, начинаем стартовать, Джим.

Ракетные грузовики, которые вобрали в себя труппу телекартины и их оборудование, стали тяжело перемещаться поперек туманной посадочной площадки.

Когда они проезжали небольшой разбитый крейсер, который был замаскированным судном людей Фьючера, Грэг с тоской посмотрел на него. Он хотел увидеть Еека.

Автоколонна грузовиков растянулась в сторону Планетного Города, расположенного на расстоянии более чем в милю, и затем покатилась мимо шумных улиц металлических строений, направляясь на север в покрывающий белый туман.

Грэг сидел натянуто, подпертый в углу последнего грузовика там, куда реквизиторы небрежно засунули его. Его сознание не понимало и удивлялось тому факту, что Джон Валдан остался. Грэг задавался тревожным вопросом, почему Валдан остался в Планетном Городе? Возможно, он сам должен был остаться, чтобы что-то узнать?

— Но шеф сказал мне следить за Джоан, — сказал себе робот. — И я не мог остаться, поскольку обнаружили бы, что никакой я не автомат.

Капитан Фьючер произвел впечатление на Грэга, когда однажды он продемонстрировал признаки живого и интеллигентного человека.

В течение часа караван грузовиков двигался на север через дрейфующие туманы, сначала миновав мелкую долину, а затем покатился по равнине чистой белой травы и высокий плаунов.

В небольшом разговоре телевизионный народ обсуждал экспрессивную, удивительную тайну. Грэг услышал тягучую речь Эзры Гурни, голос которого доносился сзади.

— Теперь, мы почти достигли города пушистых, — сказал Гурни режиссеру.

— Я надеюсь, Чен Карсон в состоянии стать другом стиксянам в обличии Капитана Фьючера, — сказал Льюис волнительным голосом. — Это очень поможет.

Ло Куиор внезапно закричал предупреждение.

— Впереди несколько стиксян.

Удивленный Грэг сумел повернуть свою голову незаметно, чтобы можно было смотреть. Возбужденные восклицания донеслись от всей группы.

Впереди стояло полдесятка сверхъестественных белых пушистых уроженцев, полувидимые в туманном покрывале. Они сформировали полукруг поперек дороги, которой двигалась автоколонна.

Стиксяне внезапно подняли длинные тонкие трубы в непонятном движении. В следующий момент сплошной ливень смертельных, деревянных стрел, просвистел через туман, и поразили ракетные грузовики.

— Они напали на нас! — завопил Джим Виллард. Одна из стрел пронзила его руку.

Сэм Мартин схватился за стрелу в горле и замертво рухнул на дно грузовика.

Техник цеплялся за стрелу, которая вошла в его грудь, а другой человек орал в муках.

— Разворачиваем грузовики, — закричал хрипло Джеф Льюис. — Отходим к Планетному Городу.

— Это невероятно! — воскликнула Джоан Рэнделл. — Я никогда не слышала, чтобы стиксяне убивали кого-нибудь раньше.

С криком Эзра Гурни достал из куртки атомный пистолет и выстрелил потрескивающим разрядом. Один из стиксян рухнул. Но остальные стиксяне немедленно растаяли позади в тумане, вне поля их зрения. И от этих невидимых нападавших продолжали лететь смертельные стрелы, которые теперь все больше пролетали мимо.

Телевизионная труппа запаниковала. Ракетные грузовики сбились в кучу, когда их водители столкнулись с машиной, которую вел Сэм Мартин, и которая замерла, когда его убили. Они сбились в кучу, и Рон Кинг завопил от боли и ужаса, когда стрела задела его щеку, а Лура Линд издала пронзительный вопль, который разнесся над всем этим столпотворением.

— Это не стиксяне! — воскликнул ошеломленно Грэг. — Они в костюмах, которые были украдены в бутафорской комнате…

Но Грэгу не осталось времени, чтобы закончить мысль. Паника, которая охватила телевизионную труппу, была ценою жизней.

Единственный Эзра Гурни имел пистолет в этой невооруженной группе. Но он не мог использовать его теперь, поскольку никаких целей не наблюдалось. Нападавшие удалились в укрывший их туман, из которого продолжали лить дождем их стрелы.

«Теперь в самый раз, чтобы автомат ожил», — подумал Грэг. Затем он начал действовать. Он спрыгнул с грузовика и стал продвигаться к невидимым противникам в тумане.

— Остановите этот автомат, — завопил Джеф Льюис через шум. — Он уходит прочь.

Что-то включило его. Он убежит.

Но Грэг уже погрузился в туман. Стрелы барабанили по его металлическому телу, не нанося никакого вреда. Он начал искать нападавших. Затем его чувствительно настроенные микрофоны в ушах уловили источник посвистывающих стрел, и он пошел в том направлении.

Двое из сверхъестественных, бело-пушистых людей прятались в тумане и стреляли стрелами в телевизионную группу. Один мужчина внезапно увидел гигантского металлического робота, спешащего к нему из тумана с фотоэлектрическими глазами, сверкающими как звезды.

Мужчина издал вопль и отскочил. Могучие металлические руки Грэга поймали его и швырнули на землю, куда тот упал, лишившись чувств. Он преследовал, но не догнал второго нападавшего. Тот уже убежал. Остальные нападавшие отступили от робота, когда он в ярости искал их в тумане. Грэг услышал голос Джефа Льюиса, кричащего через шум.

— Уберите грузовик Мартина. Вернемся в Планетный Город.

Грэг хотел бы остаться и выследить нападавших, но Капитан Фьючер сказал ему охранять Джоан. Помня этот приказ, большой робот прекратил преследование и затопал торопливо назад к труппе.

Грузовики были в разбросаны вокруг, и телевизионная труппа в панике стекалась на юг с мертвыми и раненными. Смертельные стрелы все еще посвистывали из тумана в них, беря в жертвы большое количество актеров, когда те отступали. Грэг нашел Джоан Рэнделл и Эзру в тылу отступающих. Эзра неистово палил в туман.

— Не могу увидеть их, чтобы выстрелить прицельно! — чертыхался старый ветеран.

Грэг поднял Джоан целиком и понес ее, как если бы она была перышком. Его большое металлическое тело ограждало ее от посвистывающих стрел.

— Опусти меня, — закричала разъяренная девушка. — Я пойду за Куртом.

— Вы вернетесь на судно, — ответил непреклонно робот. — Шеф приказал, чтобы Вам не причинили вреда.

С Эзрой Гурни он быстро зашагал через туман за скрывшимся телевизионным караваном, который отступил к Планетному Городу. Невидимые нападавшие все еще поливали их стрелами.

ГЛАВА 14. Роковое предупреждение

После прослушивания новости, принесенной Мозгом в стиксянский город, Капитан Фьючер сделал неутешительное предсказание.

— Мы должны успеть к телевизионной группе и повернуть их назад к Планетному Городу, — закричал он и помчался к двери. — Они найдут опасность и смерть!

Ку Лур, T'Таан и другие стиксяне сопровождали его и открыли дверь в туманный дневной свет из большой каменной башни.

— Мы пойдем с Вами, — воскликнул Ку Лур. — Вы можете ехать быстрее на наших курушах.

Куруши был большими, подобно кенгуру, животными, которых стиксяне, использовали как лошадей. Ряд их, уже оседланных, стояли привязанными за башней Совета. Курт Ньютон и Ото ездили на них прежде. Они прыгнули в седла также торопливо, как и стиксяне.

Через мгновение, они загалопировали длинными, прыгающими прыжками через каменные улицы Дзонга. Когда они ехали, Мозг стремительно скользил возле них.

Ото позвал Капитана Фьючера.

— Шеф, что случилось? — спросил он. — Что за опасность для телевизионного автокаравана?

— Это заговор Валдана, — воскликнул Курт. — Я был слеп, что не увидел это прежде, когда каждый ключик указывал на это. Теперь я знаю, что он подразумевал под «лазейкой» в стиксянском соглашении. Это соглашение обеспечивает то, что стиксяне сохраняют полную власть над их собственным миром, но только в том случае, когда они поддерживают порядок на нем! Лазейка в этом. Если Валдан сможет организовать вооруженное нападение стиксян на телевизионную группу, то Система отреагирует на это с негодованием. Соглашение будет аннулировано и Правительство Системы оккупирует Стикс.

Ку Лур, едущий около них, услышал это и издал крик неверия.

— Но мы, стикяне не намереваемся нападать на кого бы то ни было. Мы никогда не используем насилие.

— Если я прав, то Валдан возьмет заботу об этой проблеме на себя, — прорычал Капитан Фьючер.

Не было никакого шанса для дальнейшего разговора, пока они находились вне стиксянского города и куруши галопировали в убийственном беге. Большие, прыгающие, белые кони мчались на юг через туман, подбираясь к заднему входу в Планетный Город. Хотя их скорость была большой, им казались, что они движутся медленно; Курт Ньютон думал об опасности для Джоан Рэндалл.

Туманный, подавленный дневной свет довлел к более глубокому сумраку, поскольку приближалась ночь. Туман уже покрыл то, через что они ехали, и, казалось, был вблизи них.

Они галопировали час, и сделали остановку, так как один из курушей фыркнул и остановился. От него донесся голос наездника T'Taaна.

— Здесь на земле мертвец.

Сердце Курта Ньютона замерло. Он стремительно подъехал с остальными к T'Таану и спешился.

На белом торфе лежала мягкая, мертвая фигура, которая, казалось, была стиксянином. Белый мех на его груди опалился и очернился от атомного разрыва, пуля которого убила его.

— Один из наших убит людьми! — воскликнул Ку Лур.

— Нет, не один из ваших, — произнес Курт Ньютон. — Посмотрите сюда.

Он склонился над мертвой фигурой и потащил ее. Бело-пушистая кожа внезапно оказалась далеко от тела, и вместе с ней снялась маска, которая покрывала лицо.

Оказалось, что здесь лежит мертвый землянин. Он носил плотно подогнанный костюм на застежках-молниях и маску, которая делала его точной копией стиксянина.

— Этот костюм предназначен для того, чтобы он стал похож на нас, — вскричал старый Ку Лур в гневе.

— План Валдана, — процедил Капитан Фьючер, его лицо, потемнело от гнева. — Он должен был спровоцировать нападение стиксян на телевизионную группу, запустив свою махинацию. Он знал, что настоящие стиксяне никогда не нападут, независимо от провокаций. Поэтому он послал Су Туара и своих «телохранителей» вперед, обрядив их в стиксянские костюмы из телевизионных реквизитов, чтобы автоколонна попала в засаду. Именно с этой целью они принесли юпитерианские духовые ружья.

Он, Ото и Мозг быстро осмотрели окружающую равнину. Они не нашли никаких других тел. Но они обнаружили явные признаки, что произошло. Автокараван телевизионщиков сбежал назад в Планетный Город от преследования замаскированных нападавших.

Подъехали Ку Лур, T'Taaн и остальные стиксяне, прибыв через туманный сумрак туда, где Курт Ньютон и два человека Фьючера производили поиски. Лицо старого стиксянина сияло торжественностью.

— Мы видели достаточно, — сказал он Капитану Фьючеру. — Теперь мы знаем, что наш мир в опасности от этих безжалостных людей. Таким образом, сейчас мы должны действовать, чтобы защитить его.

Его голос перешел на шепот:

— Этой ночью каждый чужак на Стиксе должен улететь с нашего мира. Поскольку прежде, чем возвыситься завтра Плутон мы высвободим Разрушитель.

Курт Ньютон произнес восклицание.

— Вы не должны делать этого, независимо от того, какая опасность угрожает. Это вызовет планетарное бедствие!

— Слишком долго Вы нас убаюкивали, — объявил твердо Ку Лур. — Поскольку мы никогда не используем насилие и не забираем жизни, чужаки в Планетном Городе поверили в то, что они могут благополучно дразнить наши законы. Теперь этот последний произвол вынуждает нас использовать наше великое оружие защиты. Целую вечность мы охраняли его для такой потребности, как эта. Вот почему мы преднамеренно избегали механического прогресса металлов и машин, почему мы содержали наши города и наш народ на примитивном уровне. Так вот, время нашей защиты пришло, и мы используем могущественный Разрушитель, чтобы обороняться.

Капитан Фьючер отчаянно умолял:

— Ку Лур, не высвобождайте эту катастрофу! Подождите!

— Мы ждем от родительской планеты только восхода, — ответил стиксянин. — Если чужаки к тому времени не уберутся, мы начнем действовать.

Он добавил беспокоящееся замечание.

— Вы, Фьючер, должны уехать с вашими друзьями сразу. Поскольку, когда мы выпустим Разрушитель, тогда вы никогда не сможете покинуть наш мир.

Курт Ньютон осознал, что никакие просьбы не изменят ужасное решение стиксян, заблуждения которых достигли кульминационного момента.

— Мы поедем в Планетный Город и предупредим всех там, — сказал он. — Если я смогу сделать, что мне поверят, они все оставят Стикс.

— Помните, что Разрушитель будет освобожден на восходе планеты, если все чужаки не улетят, — предупредил Ку Лур.

Они повернули курушей и быстро поехали назад к их городу, исчезнув в туманной темноте. Курт Ньютон позвал Ото и Мозг.

— Мы должны добраться до Планетного Города, как можно быстрее. Остается только несколько часов до восхода Плутона.

Он впрыгнул в седло своего куруша и Ото последовал его примеру, поскольку стиксяне оставили этих двух коней для них.

— Быстро поскакали! — закричал он, и они погнали своих животных в темноту. — Все зависит от нашего умения уговорить всех жителей Планетного Города сейчас же оставить эту луну!

Мозг, мчась легко через туман возле него, задал вопрос.

— Быть может, я полечу вперед, чтобы предупредить их?

— Это бесполезно, — простонал Курт Ньютон. — Они не поверят Вам, поскольку все думают, что Вы только механизм, Саймон. Может быть, я в состоянии убедить их. Мы погибнем на этом мире с восходом.

— Гибель от тех серых пузырьков пыли? — скривился Ото скептически. — Гибель от того, что не будет забирать жизнь или причинять ран? Это не может быть столь ужасной катастрофой, если не повредит никому физически.

— Это будет самое ужасное бедствие, которое когда-либо ударит по любой планете Системы, — ответил Капитан Фьючер. Ветер срывал слова с его губ. — Жестокий заговор Валдана навлек эту опасность.

Его сознание кипело со смешанным чувством опасения и сомнения. Он знал, что надежда на предотвращение этой катастрофы — это немедленное оставление Стикса.

Но как побудить криминальное население Планетного Города это сделать?

Они, конечно же, уехали бы, если бы поверили. Но поверят ли они предупреждению о гибели, которое он принесет?

ГЛАВА 15. Разрушитель

Планетный Город пылал огнями, его основная улица была запружена взволнованной толпой из разномастных разнопланетных жителей. Унылый, зловещий рев голосов донесся из города через туман к Курту Ньютону и двум людям Фьючера, когда они приближались.

Ньютон внезапно удержал за узду своего куруша. В туманной темноте, он внезапно заметил небольшую группу, ждущую на северном краю города.

— Это Грэг, Эзра и Джоан! — воскликнул он, с большим благодарным стуком в сердце.

Эзра Гурни, девушка и могущественный робот, возвышавшийся возле них, совершали равноправный информационный обмен в туманной ночи. Они бросились вперед, издавая нетерпеливые восклицания, когда Курт Ньютон и Ото спешились.

— Джоан, ты в порядке? — закричал Курт с тревогой, беря ее в свои руки. — Мы обнаружили, что телевизионная группа попала в засаду…

— Я в порядке благодаря Грэгу, — прервала она. Ее прекрасное лицо скрывала темнота. — Но Курт, весь Планетный Город бушует против стиксян из-за того, что те заманили автоколонну в засаду. Трое из группы были убиты, и полдюжины ранено.

— И Джон Валдан послал вызов по радиопередатчику к Планетному Патрулю, чтобы они прибыли сюда для восстановления порядка, — вскричал Гурни.

Глаза Капитана Фьючера вспыхнули.

— Я знал, что он сделает так. Это была его игра с самого начала, чтобы заполучить влияние Правительства Системы здесь.

Грэг увидел Ото, который все еще носил сатурнянскую маскировку. Гигантский робот гневно шагнул вперед и схватил за шею Ото.

— Я прикончу этого мошенника Кина Курри, шеф? — обратился сердито робот к Курту Ньютону. — Он пробовал убить моего приятеля Ото. Возможно, он сделал это!

Ото произнес вопль удушья.

— Отпусти мою шею, ты большой чугунный бабуин! Я твой приятель Ото.

— Ото, это действительно ты? — закричал радостно Грэг. Затем робот торопливо смоделировал свою радость. — Тебя не убили, резиновая кукла? Почему ты не предупредил нас, что ты в безопасности?

Джоан Рэндалл срочно заговорила, обращаясь к Капитану Фьючеру.

— Курт, мы ждали тебя здесь, на краю города. Мы уверены, что стиксяне, которые заманили в засаду нас, в действительности не стиксяне, а…

— Су Туар и его люди в костюмах, — закончил быстро Курт Ньютон. — Да, я все знаю об этом.

— Но ты не знаешь того, что Джон Валдан подговаривает все население Планетного Города отомстить стиксянам, — воскликнул Гурни. — Это теперь их право.

— Он создаст больше беспорядка, чтобы появилась причина для прилета сюда Патруля, — объявил Капитан Фьючер. — Но Патруль не должен прилететь. Каждый должен срочно убраться отсюда.

Он стремительно рассказал им о гибели после ночи, что стиксянами будет освобождена древняя сила, если все чужаки не оставят Стикс после восхода планеты.

— Мы должны заставить их уйти и предотвратить появление Патруля или кого-нибудь еще сюда извне, — закончил он быстро. — Грэг, я хочу, чтобы ты поспешил на «Комету» и направил запрос по радиопередатчику в штаб Планетного Патруля. Сообщи им, чтобы они не прилетали на Стикс. И продолжай предупреждать все корабли.

Грэг кивнул с пониманием.

— Хорошо, шеф!

Большой робот заковылял вдаль через туманную темноту, окаймляющую край Планетного Города, чтобы достигнуть посадочной площадки, которая лежала более чем в миле в восточном направлении.

— Остальная часть из вас пойдет со мной, — произнес Капитан Фьючер. — Я должен убедить толпу в опасности.

Он, Ото и Гурни с Джоан Рэнделл, поторопились в Планетный Город. Мозг заскользил над ними в туманной ночи.

Курт Ньютон посмотрел на темноту неба, когда они бежали. Туманы скрывали звезды. Но скоро станет неопределенно жарко в небесах, когда Плутон взойдет выше горизонта. Теперь восход планеты не за горами.

— Курт, а что является стиксянской угрозой? — спросила Джоан, затаив дыхание, когда они спешили. — Что они могут сделать, если отказываются драться или забирать жизнь?

— Джоан, они могут сделать ужасную вещь, — ответил Ньютон. — Они могут отрезать эту луну от остальной части Системы навсегда.

Не было никакого времени, чтобы продолжать разговор. Они вошли на ярко-освещенную главную улицу Планетного Города.

Сердитая, разгоряченная толпа набилась битком на улице от одного ряда металлических зданий к другому. Столпотворение было огромным перед претенциозной металлической структурой, которая являлась большим игровым залом Джоса Вакоса, юпитерианца.

Сам Джос Вакос стоял на приподнятой возвышенности перед входом, ревя что-то к слушающей толпе. Около юпитерианца зеленого цвета находился Джон Валдан, Джеф Льюис и остальные из его труппы.

Курт Ньютон пробрался через толпу к ним. Ото, Джоан Рэндалл и Эзра Гурни последовали за ним, в то время как Мозг скользнул выше них в тумане.

— Мистер Валдан прав, — издал рев Джос Вакос. — Мы должны очистить все гнездо пушистых дьяволов. Сегодня они убили несколько телевизионщиков, а следующая вещь — они будут убивать нас!

Рев согласия прибыл из толпы. Марсиане, земляне, венерианцы, представители каждой другой планетной расы — все их твердые, зверские и хитрые лица отражали эмоции разъяренной толпы.

Капитан Фьючер возник возле зеленого юпитерианца и остальных. Валдан выглядел удивленным, когда узнал Курта Ньютона и замаскированного Ото.

— Чен Карсон и Кин Курри, — воскликнул Валдан. — Мы думаем, что вы тоже будете сильно желать убить стиксян!

Курт Ньютон проигнорировал его. Он повернулся вокруг и стал перед толпой, подняв руку, чтобы получить их внимание.

— Люди Планетного Города, вам необходимо сейчас же оставить Стикс, — вскричал он. — Если вы не покинете его перед восходом планеты, гибель падет на этот мир.

На посадочной площадке достаточно кораблей, чтобы взять вас всех. Идите к ним и улетайте.

Хор изумления и скептицизма снизошел от удивленной толпы.

— О чем он говорит?

— Карсон, ты что, сумасшедший? — спросил Валдан неистово. — О чем ты говоришь?

Капитан Фьючер, которому не уделяли внимания, отчаянно повторил свое предупреждение недоверчивой толпе.

— Вы должны улететь, — прокричал он. — Стиксяне придут сюда, и если хоть один из вас не уйдет, они выпустят катастрофу.

Рев смеха донесся от зверской толпы со вспышкой высокомерной радости.

— Этот бедный дурачок пробует испугать нас пушистыми! — проревел Джос Вакос в гомерическом смехе. — Да ведь эти неосведомленные люди-обезьяны не имеют оружия, так как они давно использовали бы его, если бы оно у них было. Мы можем за час стереть их всех нашим атомным оружием!

— Послушайте, Вы неправы, — закричал в отчаянии Курт Ньютон. — Стиксяне обладают самым ужасным из всего оружия…

Он был прерван рукой, дернувшей его сзади. Это был Джон Валдан. Его полное розовое лицо исказилось гневом.

— Ты сошел с ума, Карсон? — спросил он.

— Кто он, так или иначе? — завопил голос из толпы.

— Он только напуганный телевизионный актер, который был нанят, чтобы играть роль Капитана Фьючера, — закричал Валдан.

— Вы неправы, — ответил Курт Ньютон. — Я Капитан Фьючер.

— Он играл так долго роль, что верит в это! — воскликнул Джеф Льюис в изумлении.

— Нет, он действительно Капитан Фьючер, — произнесла Джоан Рэндалл. — Откуда я это знаю? Я могу доказать!

Она подняла голову.

— Саймон! — позвала она.

Вниз, из туманной темноты, прибыл отсвечивающий сверхъестественной кубической формы Мозг. Он забалансировал возле Курта Ньютона. Его странные глаза-линзы, спокойно рассматривали изумленных зрителей.

— Фиктивный Мозг, — выдохнул Джим Виллард. — Но этот — живой!

— Это настоящий Мозг, — парировала Джоан Рэндалл. — Люди Фьючера в полном составе находились на борту «Персея» непосредственно с самой Земли.

— О боже, — пробормотал Льюис, пораженный реальностью. — Капитан Фьючер играл свою собственную роль в «Эпохе Космоса».

Пухлое лицо Джона Валдана, казалось, перешло с бледного к болезненно-серому, когда он смотрел в лицо Курта Ньютона, как будто хотел загипнотизировать.

— Капитан Фьючер! — прорычал голос.

Сверкающая, горькая ненависть была в том шипящем крике. Он донесся от Су Туара. Венерианец стоял с краю толпы, его атомный пистолет целился в Курта Ньютона, а глаза горели.

— Если бы я раньше это знал, ты бы умер прежде, чем мы оставили Землю, — задрожал венерианец. — Но еще есть время, чтобы заплатить тебе за то, что ты сделал с моим братом четыре года назад.

У Курта Ньютона не было никакого оружия. Но быстрое, чем у любого обычного человека, движение выполнил Ото, вытащив свой пистолет и выстрелив.

Разряд задел Су Туара, когда венерианец дико отклонился. Его опаленная рука опустила пистолет. Перед тем, как Ото смог выстрелить снова, он бросился назад в толпу и затерялся.

— Кин Курри, что ты делаешь? — завопил хрипло Валдан.

Ото усмехнулся ему нахально.

— Нет никакого Кина Курри, перед тобой человек Фьючера.

Валдан отпрянул назад.

— Вы не можете доказать что-нибудь против меня, ни один из вас не может ничего доказать.

Курт Ньютон указал на восточные небеса, где слабый жар света начинал расцветать в туманной темноте.

— Послушайте, Плутон собирается всходить, — прокричал он отчаянно кипящей толпе. — Это ваш последний шанс улететь со Стикса.

— В пламя Вас, и ваши предупреждения, — проревел юпитерианец Джос Вакос. — Вы можете быть реальным Капитаном Фьючером, но мы не испытываем большой любви к Вам и людям Фьючера, как и к Патрулю. Мы не выполним никаких ваших приказов.

— Вы ослепленные дураки! Валдан настроил вас против стиксян для своей собственной цели, — закричал Курт Ньютон. — Вы видите, что не может…

Он был прерван громким воплем, который донесся с севера. Крик мчался вперед через переполненную улицу, как пламя.

— Пушистые идут!

Курт Ньютон посмотрел на север и увидел, как сто стиксян верхом на их курушах въехали в Планетный Город. Он узнал торжественные лица Ку Лура и T'Taaна во главе.

— Отлично, теперь наш шанс показать им, что значит заманивать в засаду инопланетных людей, — проревел Джос Вакос. — Позволим им проехать.

Стиксяне обуздали своих коней у блочного здания вдали. Непостижимыми глазами они встретили неистовый пристальный взгляд разномастной толпы, которая теперь вытянула свои атомные пистолеты и зловеще ожидала в тишине.

Ку Лур поднял руку и громко заговорил на лингва франка.

— Чужаки, мы даем вам еще один шанс, — сказал он. — Идите на ваши корабли и улетайте сейчас же. Если вы не сделаете это, мы освободим Разрушитель.

Ревущий смех ответил ему, радость исходила с губ каждого человека в толпе.

— Послушайте только пушистых! Они все еще пытаются испугать нас своим старым блефом.

Капитан Фьючер заорал хрипло поперек их голов.

— Ку Лур, не делайте этого.

Его просьба осталась неуслышанной, поскольку толпа закачалась со смеху. Ку Лур поднял руку в сигнале.

— Позволяю освободить Разрушитель, — закричал старый стиксянин.

И немедленно, множество стиксян позади него, вытянули изнутри своих накидок крошечные запечатанные пузырьки с серой пылью.

Они швырнули те пузырьки в каждом направлении, в каждую сторону, напротив металлических построек и в кипящую толпу. Толпа, на мгновение пораженная, издала еще более громкий рев высокомерной радости.

— Ужасное оружие пушистых — только серые щепотки пыли, только пыли!

Но когда они так кричали со смехом, сердце Курта Ньютона, казалось, перевернулось и замерзло. Катастрофа была высвобождена.

— Саймон, — закричал он немедленно Мозгу. — Мухой на «Комету»! Уходите на ней с Грэгом сразу за атмосферу Стикса.

Мозг колебался, балансируя в воздушном пространстве.

— Но ты и остальные…

— Мы не можем сделать этого, — воскликнул хрипло Курт Ньютон. — Прежде, чем мы покроем расстояние до посадочной площадки, Разрушитель будет перед нами, и Вы с Грэгом и «Кометой» будете уничтожены. Мы вчетвером не перенесем никакого вреда, но вы должны уйти. Ждите вне атмосферы Стикса и предупреждайте все суда. Идите!

Ужасная безотлагательность его голоса дала Саймону Райту как бы физический толчок. Со вспышкой, Мозг умчался через темноту к посадочной площадке в двух милях на восток.

— Курт, смотрите, — закричала Джоан Рэндалл, дико сжимая его руку. — Смотрите!

Радость крика толпы внезапно уступила смущению, которое затем перешло в столпотворение ошеломленной тревоги. Курт Ньютон увидел то, что он ожидал увидеть. Везде, где упали стиксянские пузырьки, серое вещество волшебно распылялось.

Она разлеталась как серое пламя, распространяя себя с невероятной стремительностью, затрагивая поверхность каждого кусочка металла. И она съедала металл, которого касалась, поглощая его, как огонь питался бы лесом.

С грохотом развалилось металлическое здание, поскольку целый фронтон был разъеден серым веществом. Другая постройка развалилась, и следующая. Вещество как молния прыгало по улице.

Теперь воздух был полон плавающей серой пыли, она дрейфовала во всех направлениях. И везде, где она касалась металла, она распространялась с той невероятной скоростью, с которой потребляла металл.

Капитан Фьючер услышал громовый рев с востока, и увидел огненный след ракетной дуги к небесам с отдаленной посадочной площадки.

— Саймон и Грэг увели «Комету» прежде, чем Разрушитель достиг ее, — прокричал хрипло он. — По крайней мере, спасибо и за это!

— Курт, что это? — спросила ошеломленно Джоан Рэнделл. — Та серая пыль…

— Это вещество распада, которое поглощает почти каждый вид металла, — ответил он. — Странная тайна древней науки, что тайно скрывали стиксяне.

Полуорганическая, грибовидная вещь, которая распространяется теперь на каждом ветру, и будет потреблять каждый кусок металла на Стиксе.

Она задохнулась в ужасе. И ошеломленная толпа на улице разразилась испуганными криками дикого рева, когда она запечатлела ужасное продвижение Разрушителя.

Металлические постройки Планетного Города крушились повсюду! Серое пламя вещества прыгало через воздух в плавающих спорах, съедая каждую вещь, изготовленную из металла.

Уже все постройки города растаяли в бесформенной массе кипящей серой пыли.

Бриллиантовые огни погасли, поскольку вещество достигло электростанции. И стало тускло. Под жутким жаром планеты с небес, ужасное разрушение продолжалось.

— Покинем это здание, — закричал Курт Ньютон через шум остальным. — Быстрее, убегайте из него!

Он вытащил Джоан Рэнделл на улицу. Как и остальные, они были как будто в оцепенении, когда серое вещество разъедало фронтон здания.

— Шеф, мой атомный пистолет раскрошился в руке, — завопил дико Ото. — Все рушится.

Планетный Город стал адом из паники и ужаса, поскольку все в нем все разваливалось и превращалось в тающие насыпи из серой пыли.

Ку Лур и его стиксяне в конце улицы, сидели на их конях и торжественно наблюдали за катастрофой, которую они выпустили.

— Корабли тоже рушатся, — закричал дикоглазый человек, который прибежал, мчась через толпу с восточного направления. — Каждый космический корабль на посадочной площадке поражен распространяющейся серой пылью.

Джоан Рэнделл сжала судорожно руку Курта Ньютона.

— Курт, это означает…

Голос капитана Футьюр был пустым.

— Да, Джоан. Это означает, что мы теперь не в силах улететь со Стикса. И никакое судно теперь не может посетить эту луну, без того, чтобы не распасться.

— Мы потеряны! — закричал Джон Валдан в истеричной панике. — Мы пойманы здесь в ловушку без надежды на спасение! Мы оставлены здесь, на необитаемом острове, навсегда!

ГЛАВА 16. Оставленные на необитаемом острове

Ужасная перспектива этого обрушилась на ошеломленную толпу, когда они услышали крик Джона Валдана.

— Боги Марса, мы не сможем когда-либо улететь отсюда! — завопил выпуклоглазый марсианин.

— Это работа стиксян, — разбушевался Джос Вакос с пеной у рта. — Убьем пушистых!

Раздраженная толпа стала доставать свои атомные пистолеты, но не нашла их, а обнаружила только крошащуюся серую пыль в тех местах, где находилось их оружие.

Капитан Фьючер почувствовал, как наполнились его карманы, поскольку каждый металлический объект, который он носил, расщепился аналогично, даже самый крошечный кусочек металла. Такая же вещь произошла и со всеми остальными.

Шипящий голос Су Туара прозвучал через ярость толпы.

— Фьючер помог сделать это! — закричал венерианский преступник. — Он пришел перед стиксянами! — обвинил венерианец. — Схватите его!

— Убьем Фьючера и его друзей! — заревела сумасшедшая толпа.

Курт Ньютон заметил опасность. Он прокричал своим компаньонам, Джефу Льюису и остальным, пораженным ужасом, членам телевизионной труппы:

— Мы должны пробиться из Планетного Города, или эта толпа убьет всех нас, — провозгласил он.

Из тусклого, туманного мрака на севере, зазвенел пронзительный голос Ку Лура, который обращался к нему на стиксянском языке:

— Капитан Фьючер! Мы поможем Вам уйти. Но мы не можем драться и даже помогать Вам.

Джон Валдан покинул их, но Льюис, Джим Виллард, Ло Куиор и остальные люди из телевизионной труппы расположились непосредственно возле Ньютона, Ото и Эзры.

— Поместите женщин в центр, — прокричал Капитан Фьючер. — Мы должны будем пробиться прямо через эту толпу. Сейчас!

Они помчались вперед в компактной массе, прямо через воющую толпу, прибывающую к ним. Не было никакого оружия, никаких атомных пистолетов; в этом случае не было даже ножей. Голые кулаки были единственным оружием в этом мире, который внезапным разрушением металла погрузился назад, в примитивность.

Курт Ньютон пробивался с твердыми, разрушительными ударами в водовороте зверской ярости, которую он видел перед собой. Он был во главе компактного формирования прорывающегося через раскалывающуюся толпу.

С правой стороны от него Ото использовал приемы суперджиу-джитсу, которым он владел в совершенстве. На левой стороне, старина Эзра Гурни спокойно раскалывал головы тяжелым камнем, который он подобрал. Позади него Джим Виллард и остальные телевизионщики дрались неистово.

Это было ужасное сражение на темной, туманной улице умирающего города. Тот факт, что многие из разномастной толпы все еще были слишком ошеломлены, чтобы последовать под лидерство Су Туара, позволило Курту Ньютону и его компаньонам прорваться к стиксянам.

Ку Лур и второй стиксянин в напряжении ожидали их. Стиксяне отказывались наносить хотя бы один удар в борьбе, поскольку твердо придерживались своего кредо отказа от насилия, но они ожидали, страшно рискуя собой.

— Садитесь и поезжайте с нами, — произнес Ку Лур Ньютону. — У нас есть готовые куруши для вас.

Некоторые из сиксянских наездников слезли со своих странных коней, чтобы оставить седла свободными для Капитана Фьючера и нескольких компаньонов.

Другие стиксянские наездники посадили телевизионщиков позади своих седел, в то время как Курт Ньютон, Ото и Джоан Рэндалл сели в седла.

— Фьючер сбегает! За ним! — доносился из темноты бушующий голос Су Туара. — Остановите их!

— Поехали! — закричал Ку Лур.

Порочные лица вспыхнули во взоре Курта Ньютона, когда раздраженные ненавистью мужчины срочно отправились вперед, чтобы остановить их коней.

Но возбужденные куруши, пугаемые шумом, побежали вперед в потрясающих прыжках.

Они оторвались от Су Туара и его последователей, галопируя вниз по рушащейся улице.

Затем они исчезли в тусклой, окутанной туманом ночи, снаружи затемненного Планетного Города, мчась на север. Дикий куруш громко пробарабанил по травянистой равнине как холодный ветер, и промчался мимо них.

— Капитан Фьючер, почему Вы и ваши друзья не оставили Стикс, когда мы предупредили, что будем делать? — прокричал Ку Лур, когда они ехали. — Теперь Вы никогда не сможете улететь.

Капитан Фьючер мрачно указал позади них.

— Я до последнего пробовал призвать людей, чтобы они улетели отсюда, — ответил Ньютон. — Теперь они должны остаться здесь навсегда. Вы не должны были выпускать вещество, Ку Лур.

— Они слишком долго дразнили наши законы, принося очень много насилия в наш спокойный мир, — ответил твердо старый стиксянин. — Таким образом, мы уничтожили их оружие и машины. Больше не будет чужаков, которые когда-либо прилетят сюда.

Он добавил искренне.

— Но Вы, Фьючер, со своими людьми — наши друзья. При этом, Вы учли наше предупреждение и все равно остались. Но поскольку Вы это сделали, то должны будете провести оставшуюся жизнь на Стиксе. И Вас и ваших компаньонов встретят в нашем городе Дзонг, куда мы теперь едем.

— Вы слепы, Ку Лур, — сказал горько Курт Ньютон. — Вы не понимаете, что сделали. Вы заперли сотни зверских, безжалостных мужчин на этом мире вместе с собой. Даже без металлического оружия и машин, они найдут способ напасть на вас.

Джоан Рэнделл, передвигающаяся возле него, позвала. Он увидел через туманную темноту, что ее лицо стало смертельно бледным.

— Курт, мы обречены провести здесь остаток наших жизней? — просила она. — Нет никакой надежды на возвращение в будущем?

— Джоан, может быть слабая надежда — но ничего конкретного. Осадок Разрушителя не будет оставлять отходы металла на поверхности Стикса. Никакое судно не сможет приземлиться здесь. А мы никогда не построим судно без металла.

Внезапно девушка улыбнулась.

— Курт, мы всего лишь здесь вместе, — сказала она. — И если мы никогда не улетим отсюда, я не очень буду возражать.

— И я, Джоан. Но опасность здесь больше, чем ты осознаешь. Вся луна отдалится от остальной части Системы, и это вещество, вскоре, рано или поздно, может распространиться ко всем остальным планетам Солнечной системы.

В холодной тишине кошмарное видение этой возможности развернулось в его сознании.

Наконец, из холодных туманов нарисовался стиксянский город. Его восьмиугольные башни из камня неопределенно выделялись напротив тусклого жара планеты в небе.

Факелы горели по улицам Дзонга. Хотя серая пыль вещества распространилась здесь повсюду в воздухе, ничто в этом каменном городе, казалось, не пострадало.

— Мудрость наших предков, — пробормотал старый Ку Лур Курту Ньютону, когда они проезжали через ворота в стене. — Они завещали нам никогда не зависеть от машин и металлических вещей, если мы когда-либо освободим Разрушитель для защиты. И нас это не затронуло.

И это было верно. Полностью немеханическая, неметаллическая цивилизация стиксян не испытала никакого вреда от повсеместного упадка.

В свете факелов, сотни наивных стиксян наблюдали приближение беженцев. Земляне озирались в их городе.

— И мы собираемся потратить оставшуюся часть нашей жизни здесь, — прошептал Джим Виллард.

— Я хочу вернуться на Земле, — запричитала Лура Линд. — Джеф, ты должен отвезти меня обратно, слышишь? «Персей» заберет нас.

Джеф Льюис тяжело покачал головой.

— Все, что теперь осталось от «Персея» — это куча серой пыли. Корабль и все наше телевизионное оборудование, весь фильм, над которым мы столь трудно работали, чтобы его сделать…

— Фильм, который мы сняли, должен быть целым, босс, — вставил Ло Куиор с надеждой. — Непосредственно он является неметаллическим, и упакован в инсулитовые пластмассовые коробки, чтобы защитить его от высокой температуры и холода.

Режиссер горько улыбнулся.

— Какая разница как он сделан, в безопасности он или нет? Мы никогда не сможем показать «Эпоху космоса».

Ку Лур определял здания, в которых люди с внешних планет должны были расквартироваться.

— Ку Лур, а что Вы будете делать, если та толпа из Планетного Города придет сюда, чтобы напасть на стиксян? — спросил Капитан Фьючер.

— Мы будем использовать все свои возможности иллюзий и гипнотической защиты, чтобы отпугнуть их, — ответил старый стиксянин.

— Толпа, как эта, не будет напугана иллюзиями, — произнес Эзра Гурни.

Ку Лур ответил торжественно.

— Наше кредо отказа от насилия — это наш закон.

Когда он ушел, Эзра Гурни посмотрел скептически на Курта Ньютона и Ото.

— Веселенькая перспектива, — произнес он, растягивая слова.

— Шеф, Вы только ободрили Джоан или что-то подразумеваете под этим, когда говорили, что может быть надежда на получение помощи издалека? — спросил Ото.

Капитан Фьючер нахмурился.

— Это, я боюсь, довольно хрупкая надежда. Но она основана на том факте, что предки этих стиксян однажды выпускали здесь Разрушитель, давным-давно.

— Это как? — настаивал Ото.

— Мы знаем, что они в древние времена выпускали вещество, — сказал медленно Курт Ньютон. — Но вещество не присутствовало на Стиксе, в более новые времена.

Это означает то, что древним стиксянам известно, как убрать вещество после того, как оно сделало свою защитную работу. Они должны знать способ уничтожить Разрушитель.

— Вы упускаете возможность того, что вещество медленно оседает и исчезает в течении долгого времени, — указал Ото.

— Я не думаю, что споры вещества полностью когда-либо исчезли бы, если только они не были бы разрушены искусственными средствами, — объявил Капитан Фьючер. — Но я не могу в этом убедиться, пока мы не исследовали материал.

Ото зажестикулировал иронически к пятнам серой пыли, которые плавали здесь, в факельном свете палаты, как и везде вокруг.

— Тут есть ее большое количество для исследования. Все, в чем Вы нуждаетесь — это электронный микроскоп. И мы не можем заполучить не только его, но и ничего другого, сделанного из металла.

— Покажи свои карманы, — приказал Курт Ньютон. — Давай посмотрим, что удалось спасти.

Они сложили небольшую кучу из своих вещей. У них получился скудный инвентарь.

Все металлическое исчезло. Из некоторых вещей остались только пластмассовые части, в то время как металлические составляющие пропали.

— У нас есть пластмассовая ручка ножа, запасной магазин от атомного пистолета, гирокомпас без иглы и роторов, карманный хронометр, все детали которого отсутствуют, и другая небольшая мелочь, — сказал Ото обескураженным голосом.

— Дай сюда линзы компаса и хронометра, — проговорил Курт Ньютон.

Он исследовал их. Курт Ньютон посмотрел через увеличительные линзы так, чтобы два инструмента казались крошечными.

— Установим эти две линзы обособленно на правильном расстоянии от центра и получим видовой микроскоп, — заявил Капитан Фьючер. Он потер бровь. — Мы используем эти пластмассовые ящики для изготовления трубки.

Он решил начать работу с самого сырого из средств. Высокой температурой одного из факелов Капитан Фьючер разрушил и смягчил в покорную субстанцию легкие пластмассовые ящики, хронометр и компас, В то время как Ото и Эзра скептически наблюдали, ловкие пальцы Ньютона сформировали смягченную пластмассу в новую форму. Он вытянул эту всю субстанцию в короткую, толстую трубку, укрепив на ее концах две линзы прежде, чем она застыла. Затем он проверил небольшой самодельный микроскоп.

— Он получился немного больше, чем довольно сильная лупа, но он может помочь, — теперь Ньютон схватил пятно плавающей серой пыли, и прикрепил ее к крошечному зеркалу Ото, входящему в комплект его косметики. Они поместили факелы вокруг всего этого для самого возможного сильного освещения.

Затем Капитан Фьючер пристально стал изучать пятно с помощью его импровизированной лупы. Она выглядела длинной, как труба, и его лицо осенил хмурый сомнительный взгляд, когда он, наконец, поднял голову.

— Прежде я никогда не видел ничего похожего на это вещество, — сказал он. — Это напоминает определенные грибовидные микроскопические формы жизни, способные дрейфовать как бездействующие споры, которые стремительно размножаются расщеплением, когда достигают благоприятной окружающей среды. Удивительная вещь в том, что эти серые споры приспособлены к поеданию металлов, производя из себя определенные комбинации химических элементов, которые вызывают невероятное электронное изменение металлических атомов в атомах органических веществ, и, таким образом, споры ассимилируются.

— Подождите минуту, Капитан Фьючер, — проговорил Эзра Гурни. — Вспомните, что я не ученый.

— Вы можете поразмышлять об этом другим образом, Эзра, — упростил Ньютон. — Серое вещество оживает, когда прикасается к металлу, и тогда она распространяется как быстрая инфекция, поедая весь металл, к которому прикасается.

— И как Вы намерены разрушить это? — захотел узнать Гурни.

Курт Ньютон в отчаянии покачал головой.

— Мне жаль, что здесь нет Саймона. Но у меня есть идея. Прошлые эксперименты показали, что тяжелая электрическая радиация разрушает микроскопические грибовидные формы, подобно этой. Я думаю, что твердая радиация тоже разрушит это вещество.

Ото сказал с горечью:

— Это прекрасно. Все, что мы должны сделать, чтобы убить вещество, это построить мощный генератор твердой радиации. Только мы не в состоянии когда-нибудь его сделать, потому что не сможем сконструировать без металла генератор или что-либо еще электрическое.

— Капитан Фьючер, разве во всем этом мире нет вообще никакого металла? — поинтересовался Гурни.

Ньютон покачал головой.

— На поверхности Стикса все металлы были разрушены столетия назад, когда древние стиксяне освободили вещество. Несколько частиц кобальта и титана сохранились, поскольку их специфические прозрачные составы изолированы от спор, но они не помогут нам. А если раскопать и найти металлы глубоко под поверхностью, то из этого ничего хорошего не выйдет. Как только мы выроем их и очистим, вещество сразу же разрушит их.

— Таким образом, наша проблема в том, чтобы построить мощный электрический генератор и лучевой проектор, не используя металл, — заключил Ото.

Эзра Гурни тряхнул головой.

— Я думаю, что это невозможно. Без металла вы не проведете электричество.

— Не факт, — задумчиво поправил его Курт Ньютон. — Углерод тоже нормальный проводник. Помните начальный рассвет земной электрической науки? Люди использовали углерод для проводов и электрических устройств освещения.

Он продолжил.

— Мы могли бы построить одну жидкую химическую батарею Сандерсона, не используя металл. И мы в состоянии построить катушки для нашего генератора из углерода.

— Но у нас даже нет инструментов и веществ, чтобы попробовать это! — взорвался Ото. — И мы не можем получить их из другого места.

— Есть достаточно много неметаллических инструментов на «Комете», чтобы дать нам шанс на борьбу, — напомнил Капитан Фьючер.

— Грэг и Саймон парят в атмосфере Стикса, поскольку я сказал им оставаться там и давать сигнал облета всем приближающимся кораблям. Если мы сможем войти в контакт с ними, то сделаем так, чтобы они спустили вещи, в которых мы нуждаемся, не входя в атмосферу.

— Несомненно все, что мы должны сделать, это построить аудиопередатчик, — возразил Ото. — Это, конечно, легко без металла. И я полагаю, что это «правильный» путь.

— Не аудиопередатчик, а гелиограф, — уточнил Курт Ньютон. — Но он не применяется в туманный день. Достаточно большой гелиограф отразил бы солнечный свет, который был бы достаточно ярким, чтобы быть замеченным Грэгом и Саймоном.

Впервые надежда расцвела на лице Ото.

— Шеф, я даже не подумал об этом.

— Мы начнем работать над ним сразу, — сказал Курт Ньютон. — Стиксяне дадут нам стекло и другие материалы, когда поймут, что мы хотим общаться с нашими друзьями. Мы должны изготовить конструкцию, готовую завтра для использования. У нас достаточно времени, чтобы все сделать!

Рассвет застал продвигающуюся работу строительства гелиографа при свете факелов на открытой площади города. Курт Ньютон и Ото получили себе в помощь Ло Куиора, Джима Вилларда и других телевизионных техников. Множество стиксян с любопытством взирало за их работой.

Капитан Фьючер сымпровизировал — гелиограф состоял из квадратного деревянного двадцатифутового корпуса, к которому были прикреплены множество деревянных параллельных осей. Каждую продолговатую секцию изготовили из блестящего стекла.

Его створки блестяще отражали солнечный свет, когда находились в закрытом состоянии.

— Мы должны построить единственное средство управление для всех створок так, чтобы мы могли посылать быстрые кодовые вспышки, — объяснил Курт Ньютон Прибыл куруш, проскакав через туманные, предрассветные улицы Дзонга и остановившись возле них. T'Tаан торопливо спешился.

— Кто-то идет из Планетного Города, — сообщил стиксянин. — Наши часовые на стене только что доложили мне.

Капитана Фьючер напрягся.

— Неужели этот дьявол Су Туар уже начал?

Они поспешили к стене. На туманной равнине единственный человек приближался к городу неуверенным, колеблющимся бегом.

— Да ведь это Джон Валдан, и он один, — воскликнула в изумлении Джоан Рэнделл.

Лицо Курта Ньютона посуровело.

— Это, должно быть, какая-та уловка. Держите ваши глаза открытыми.

Валдан добрел до ворот и постучал в них.

— Впустите меня! — завопил он.

— Я не вижу, чтобы кто-то еще приближался, — объявил Курт Ньютон. — Следите за округой в то время, когда я открою ворота.

Когда ворота открылись, Джон Валдан, шатаясь, проследовал внутрь, и опустился на мягкую копну. У полного финансиста был жалкий вид. Его ослабевшее красное лицо было мертвенно-бледным от недавнего удара, и он дико задыхался. Его одежда была запятнана и порвана.

— Почему Вы пришли сюда? — раздраженно спросил Курт. — Су Туар послал Вас как шпиона?

Валдан дико завращал глазами.

— Су Туар — дьявол из преисподней! — начал он. — Он сказал мне, что поскольку мы все заключены на Стиксе на всю оставшуюся жизнь, то мое богатство и моя оплата не означает больше ничего для него. Он хотел использовать меня как работника, и ударил меня, когда я возразил.

Капитан Фьючер мрачно посмотрел вниз на него.

— Ваш жадный заговор разрушил этот мир, Валдан. Теперь это отражается на Вас.

И это возмездие. Вы не можете оставаться здесь. Возвращайтесь к вашим друзьям.

— Нет, не посылайте меня назад к тем дьяволам, — заумолял Валдан. Он ухватился за руку Ньютона. — Позвольте мне остаться, и я расскажу Вам, что они планируют.

Прекрасные глаза Джоан Рэнделл выказали жалость.

— Позволь ему остаться, Курт.

— Мы должны открутить ему шею, — объявил с отвращением Ото.

— Вы можете остаться здесь, но это будет только до того момента, пока мы не вернемся на Землю, — сказал Капитан Фьючер унижающемуся человеку. — Теперь расскажите, что планирует Су Туар?

— Он собирается привести сюда всех ублюдков из Планетного Города, и захватить город стиксян, — пролепетал Валдан. — Теперь, когда Планетный Город находится в руинах, они говорят, что будут жить в этом целом городе, и использовать стиксян как рабов. Су Туар теперь их бесспорный лидер.

— Когда они собираются напасть на нас? — спросил быстро Курт Ньютон.

— Как только они смогут подготовить оружие, — сказал Валдан хриплым тоном. — Су Туар уже заставил всех работать над созданием большого количества духовых ружей и каменных пращей.

Сердце Курта Ньютона опустилось. Когда зверская толпа из межпланетного города нападет, он встретит их только с горсткой мужчин. Кредо стиксян обязывает их отказаться от сопротивления физическим насилием. И если нападение выгорит, Су Туар станет хозяином этой луны и каждого на ней.

ГЛАВА 17. Атакованные

Но Капитан Фьючер никогда не отчаивался, и в этот раз тоже. Его рыжая голова поднялась, и его голос зазвенел.

— Это означает, что Су Туар и его приспешники будут завтра или на следующий день. Очень хорошо, мы подготовимся к их приходу.

— Но что мы можем сделать? — пробормотал безнадежно Эзра Гурни. Теперь у нас нет времени, чтобы Вы подстроили разрушитель этого вещества, как планировали.

— Я продолжу работу в этом направлении, — заявил Ньютон. — Это наш единственный хороший шанс на спасение, если мы сможем умудриться построить его.

А тем временем Эзра и Джим Виллард начните изготавливать оружие. Сделайте мечи из твердого стекла.

Он посмотрел на стиксянина T'Taaна.

— Разве стиксяне не могут забыть свое пацифистическое кредо на борьбу? Это рабство для Вас.

На мгновение Т'Taан казался озабоченным глубокими сомнениями.

— Это запрещено, — выдал он, наконец. — Мы можем сопротивляться только нашими силами иллюзий.

Эзра Гурни и молодой помощник режиссера начали лихорадочно руководить подготовкой длинных, острых, стеклянных мечей и ножей, чтобы вооружить ими группу. Стиксяне не делали никаких возражений для их работы.

Тем временем, когда наступил полный дневной свет, Капитан Фьючер и Ото стали ждать, пока очистятся туманы, чтобы они смогли использовать гелиограф.

Когда пришло утро, туманы не очистились. Курт Ньютон знал, что туман может не пройти в течение многих дней. Он ожидал с тревожной неуверенностью.

Подул небольшой ветер. Большая банка тумана сдвинулась, но не сократилась.

Только перед полуднем началось очищение.

— Туман поднимается! — воскликнул Ото. — Это наш шанс.

У Капитана Фьючера было все готово, и он положил руку на большой рычаг грубого гелиографа. Наконец, туманы ушли. Маленькое, отдаленное Солнце сияло с темноватого неба.

Где-то там, в темном небе, парила «Комета» вне атмосферы Стикса. Курт Ньютон основывался на знании, что Саймон Райт и Грэг продолжают беспокоиться и находятся над этой частью Стикса.

Он закрыл покрытые зеркалом ставни гелиографа. Поверхность блестящего стекла отлично отразила бледный солнечный свет в небо. Ньютон быстро открывал и закрывал створки, в длинных и коротких вспышках, которые посылали сообщение на стандартном межпланетном коде.

— Вызываю «Комету!» — стремительно сигнализировал он. — Оставайтесь в стороне и не входите в атмосферу. Спустите нам сюда в Дзонг следующие материалы и инструменты…

Он перечислил их в запросе, из тех, что он знал, могло обеспечить оборудование «Кометы».

— Поторопись, — предупредил Ото. — Туман снова уплотняется.

Курт Ньютон торопливо закончил сообщение, поскольку пришло другое облако тумана и стало дрейфовать поперек небес.

— Они скоро спустят материал, если они видели наши вспышки, — увлеченно сказал он. — Теперь все, что мы можем делать — это должны ждать, надеясь, что сообщение заметили.

Спустя двадцать минут, он и остальные беспокоящиеся наблюдатели увидели белый парашют, плывущий вниз из туманных небес поблизости.

— Отлично! Старина Саймон и Грэг увидели! — возликовал Ото.

Когда они добрались туда, где лежал импровизированный парашют, они нашли связку, которая содержала неметаллические инструменты, материалы и химикалии, в которых нуждался Капитан Фьючер.

От Саймона Райта было также краткое примечание.

— Вся Система ошеломлена бедствием на Стиксе, — прочитал он. — Целая эскадра крейсеров Планетного Патруля прибыла, но я предотвратил их вход в стиксянскую атмосферу своим предупреждением. Мы ждем, и будем наблюдать за Вами.

— Во всяком случае, этот материал даст нам шанс бороться, — объявил нетерпеливо Капитан Фьючер.

— Чертов мизерный шанс, когда от него зависит построение полностью неметаллической электрической машины за день или два, — пробормотал Ото.

И все же Ото превратился в рабочую лошадку с тем же самым упорным рвением, как и непосредственно Курт Ньютон. К ним в работе присоединились Джоан Рэнделл, Ло Куиор и маленький марсианский телевизионный техник. Их работа происходила непосредственно в большом зале Совета.

Действительно, безумно невозможной задачей, казалось, построить сложный электрический генератор и проектор без использования металла. И все же энергия Капитана Фьючера и его гений вели работу вперед, несмотря на все трудности.

Источник электроэнергии не делал очень много препятствий. Ряд из мощных химических батарей Сандерсона был вскоре построен с использованием стеклянных резервуаров и химикалий, которые были спущены с «Кометы».

Катушки и трубы твердо-лучевого генератора были большой проблемой, так как они не имели никаких проводов. Курт Ньютон планировал использовать углерод для нитей его катушек и клапанов, хотя их посредственная проводимость делала генератор сравнительно низким по эффективности.

— Пускай мы, по крайней мере, разрушим вещество в одной маленькой области, — заявил Капитан Фьючер. — Чтобы суда могли благополучно приземлиться в ней, принеся оборудование для постройки большого и эффективного генератора.

Он и Ото сделали из стекла формы для катушек. На эти формы они с трудом насадили катушки, используя вместо проводов, искривленные волокна мха.

— Как в этом месте, мох может заменить металлический провод? — спросил скептически Эзра Гурни.

— Это будет работать, хотя эффективность будет малой, — настаивал Ньютон. — Я сделал предварительные тесты волокна, и это лучший материал, доступный для нашей цели.

Когда катушки были полностью изготовлены, они были подвергнуты тщательно-управляемой высокой температуре в импровизированной духовке. Высокая степень огромной температуры медленно коксовала волокна, сжигая примеси.

Курт Ньютон осмотрел катушки после испытаний. Теперь они имели ломкие, тонкие, углеродистые жилы, чьи большие диаметры частично восполняли его проводимость.

— Теперь трубы, — отметил он. — Ото, в то время как я воздействую на них, ты изготовишь углеродистые пруты, в которых мы будем нуждаться для связи.

Наступила ночь. Теперь они работали при свете факелов. Стиксяне с любопытством наблюдали за их работой, думая, что это часть их усилия для общения с судном.

Курт Ньютон не разубеждал их в этом.

Эзра Гурни и Джим Виллард возвратились из разведывательной экспедиции в темноте. Они сообщили об отсутствии каких-либо нападавших.

— Но они скоро придут, даю голову на отсечение, — пробормотал старый ветеран.

— Дайте мне несколько атомных ружей, когда они действительно прибудут.

Рассвет застал покачивающегося от усталости Капитана Фьючера. Он не спал две ночи, и даже его железное тело стало свинцовым от усталости.

Но он настаивал на том, чтобы продолжать дальше работу. Их моторный генератор был полностью закончен, хотя радиационный проектор еще не был готов. Он проверил генератор, закрыв кругооборот твердых углеродистых прутов, которые соединяли его с находящимися рядом батареями Сандерсона.

Ротор большого, сыроватого двигателя завращался с вопящим шумом на оси укрепленного стекла. Это освободило поток напряжения с высокого генератора, чтобы заработал проектор.

— Выключите его, — приказал Ньютон. — Этого достаточно для теста. Те колебания могут разрушить углеродистые ячейки, если он будет работать слишком долго.

Он импровизировал с трубами, неметаллическими сетками и нитями. Те не работали. Он должен был начать работать над ними снова.

Затем, ближе к концу дня, двое стиксян торопливо проехали на своих курушах через туманы в город.

— Идут чужаки из Планетного Города, — сообщили взволнованно разведчики. — Они на расстоянии всего в несколько миль.

— Эзра, Виллард, Льюис и остальные наши мужчины — на стены и ворота, — приказал Курт Ньютон. — Я продолжу работу. Не исключено, что можно будет закончить это прежде, чем они доберутся сюда. И если это сработает и уничтожит вещество в этой области, «Комета» и другие корабли смогут приземлиться.

— Что относительно Валдана? — спросил Эзра, мрачно указывая большим пальцем на полного, испуганного финансиста, которого они держали под охраной с другим заключенным, Россоном.

— Оставьте его там, — сказал Ньютон. — Он будет бесполезен как заложник для Су Туара, которого не волнует, убьем ли мы его или нет.

Старый Ку Лур и T'Taaн собрали стиксян. Все лунные мужчины носили странные телепатические линзы на своих лбах.

— Мы будем использовать наши силы на самое большое скопление нападающих, — объявил искренне Ку Лур.

Курт Ньютон оставил Ото с собой, и они с отчаянной поспешностью стали трудиться для изготовления новых труб для проектора. Времени теперь не осталось.

Его руки дрожали, когда они, наконец, закончили задачу и вставили новые трубы в аппарат. Снова, он замкнул кругооборот, который послал поток батарей в кустарный механизм.

Вопль стеклянной оси генератора медленно перебил гул, который донесся с проектора. Его сфера излучения углерода не показала никакого изменения, и они ничего не почувствовали.

Но Курт Ньютон знал, что механизм испускает твердую радиацию, покрывавшую область, по крайней мере, в дюжину миль в каждом направлении.

— Это работает? — прошептала Джоан Рэнделл. — Это убивает вещество?

— Я не знаю, — ответил он с натянутыми нервами. — Это должно быстро сработать.

Визг работающих роторов генератора угрожал разрушить углеродистые катушки в любой момент. Курт Ньютон поместил в приемник пятнышко серой пыли, которая все еще плавала повсюду, и посмотрел на него через кустарную лупу.

Он издал хриплый крик триумфа. Серые споры стали черными. Они были убиты смертельной радиацией!

— Это работает, — вскричал он. — Вещество в этой области разрушено до пределов атмосферы. Проектор будет уничтожать любые живые споры до входа в эту область, пока он работает.

В этот момент, до их ушей донесся жестокий, отдаленный хор неистовых воплей, которые слышались с южной стороны Дзонга.

— Банда Су Туара, — прокричала Джоан Рэндалл. — Они здесь!

— Есть еще достаточно времени, — ответил Курт Ньютон, лихорадочно мчась к двери. — Через гелиограф я смогу вызвать «Комету», чтобы она прилетела.

Затем, когда он и Джоан появились из башни, где строился проектор, Курт Ньютон остановилась, потрясенный.

Он забыл одну вещь. Он забыл о тумане! Большое, дрейфующее облако, которое покрывало Дзонг весь день, все еще лежало над городом. И в то время, как туман скрывал город, он не мог использовать гелиограф, и отсветить свое сообщение Саймону Райту и Грэгу.

Горькая ирония поразила душу Капитана Фьючера. Он и остальные достигли невозможного, а простой туман сделал бесполезной их работу.

ГЛАВА 18. Последняя позиция

Глубокий туман все еще скрывал небеса, но рано или поздно, Курт Ньютон знал, в тумане будет прореха. Вовремя бы она пришла, но время было не тем предметом, что они имеют, если Су Туар одолеет город. Это действительно оборвет всю надежду.

— Мы должны удерживать их, пока туман не очиститься. Тогда мы сможем передать по гелиографу сообщение на «Комету», — воскликнул Ньютон.

Он побежал с Ото вперед, по направлению к южной стене города. Джоан Рэнделл начала было сопровождать его, но он показал ей за спину жестом.

— Нет, Джоан! Кто-то должен остаться здесь, у гелиографа, чтобы послать сообщение в тот момент, когда туман очиститься. И ты единственная из этих людей, кто владеет кодом межпланетных сообщений.

Она возражала, но он был глух к ее словам. Затем он и андроид побежали и присоединились к другим защитникам.

— Только позвольте мне достать этого дьявола Су Туара, — выругался Ото. — Я жалею о том, что мы не убили его той ночью на Сатурне, четыре года назад, когда Вы стрелялись с его братом.

Они поднялись вверх на южную стену, где на парапете располагались Эзра Гурни, Джеф Льюис и молодой Джим Виллард. Стиксяне тоже были там, разместившись по всей стене, поворачивая свои лица к туманной равнине на юг; каждый человек, носил телепатическую линзу на лбу.

— Они начали, — мрачно сказал Эзра Гурни Капитану Фьючеру. — Слышите их?

Из тумана снова прибыл хор из свирепых воплей. Затем из тумана появилась масса из сотен мужчин, которые продвигались очень быстро. Во главе их Курт Ньютон признал Су Туара. Позади венерианского преступника следовала разномастная толпа межпланетных авантюристов, кто считал себя непосредственно пойманным в ловушку навсегда на Стиксе, желая следовать за лидером, завоевать и поработить стиксян.

— У них большое количество духовых ружей и боевых дубин, — объяснил Джим Виллард. — Су Туар не балуется.

Старый Ку Лур заговорил со своего места к рядам ожидавших стиксян.

— Теперь!

Капитан Фьючер и другие наблюдатели почувствовали ошеломленное удивление. Из города Дзонг внезапно выбежала волшебно-появившаяся цепочка рослых мужчин в серой униформе Планетного Патруля. Они целились в нападавших из тяжелых атомных ружей.

— Патруль! — испуганно завопил сатурнянин позади Су Туара. — Они как-то приземлились. Сейчас они наступают.

Вся толпа остановила свой бег, и застыла. Курт Ньютон затаил дыхание с надеждой. Но хитрость Су Туара и его храбрость полностью изменила ситуацию.

Венерианец закричал своим последователям:

— Не будьте глупцами. Это только одна из уловок иллюзий пушистых.

Но толпа все еще сдерживалась. Продвигающаяся цепочка Патруля стреляла из атомных ружей, отправляя блестящие сгустки энергии в них.

Вопль Су Туара ясно донесся до города:

— Смотрите, что это? Атомное оружие не убило ни одного из нас. Они только иллюзия.

Его разномастные последователи, обретя храбрость от того факта, что ни один из них не упал, снова отправились вперед, завывая. И цепочка Патруля исчезла. Они исчезли, как сфотографированный картинный фильм.

Ку Лур обернулся к Курту Ньютону, соглашаясь с поражением.

— Мы возлагали нашу надежду на эту иллюзию, и она подвела нас. Но, возможно, другие преуспеют.

Он и стиксяне перешли к своим отчаянным иллюзиям, чтобы создать великолепную демонстрацию своих гипнотических сил.

Прожорливые монстры отвратительного вида появились, чтобы броситься на нападавших. Приливные волны воды угрожающе катились на них. Возникала стена огненного луга. И все это была иллюзия, массовый гипноз, осуществленный концентрацией каждого из находящихся здесь стиксян.

Но голос Су Туара сплотил и продолжал продвижение его людей. Они уверенно продвигались через внушающе-выглядящие препятствия страха на своем пути. И теперь они были всего лишь в несколько сотнях футов от стены.

Венерианец завопил приказ, и вступили в игру принесенные ими духовые ружья.

Ливень острых стрел понесся к парапету стены. Многие из них плохо прицелились, но все же полдюжины нашли свои цели, и четыре стиксянина и двое из телевизионных техников упали раненными.

— Спускаемся под покрытие, — завопил Курт Ньютон. — От ваших демонстраций никакого проку. Ждите, пока они не попробуют подняться на стену, и затем используйте ваши мечи.

Он и Ото держали два твердых стеклянных меча, которыми вооружились телевизионщики и Эзра Гурни. Но вскоре они поняли, что Су Туар не имеет никакого намерения пробовать подняться через стену. Они услышали звенящую команду венерианца.

— Вынесите таран вперед. Быстро!

— Они хотят разворотить ворота, Капитан Фьючер, — прокричал Гурни.

— Тогда все вниз, — закричал Курт Ньютон. — Обложите ворота как можно больше камнями! — приказал Курт.

Он видел как через разномастную толпу, вперед через остальных, перенесли массивный ствол плауна, который был лишен ветвей. Когда Курт Ньютон спрыгнул вниз с остальными, чтобы держать оборону позади ворот, таран врезался в них с внешней стороны.

Он дико посмотрел на небо. Облако тумана все еще медленно дрейфовало поперек Дзонга. Небо еще не было очищено.

— Они закончат через минуту, — завопил с волнением Ото, его глаза сверкали зеленым цветом. — Мне жаль, что старина Грэг теперь не здесь, с нами.

Крах! Правильный лист массивных каменных ворот разбил сырой, древний ствол и обрушил камни, которые окружали их. Через отверстие полились Су Туар и его зверская орда.

— Город наш! — завопил венерианец. — Убейте всех людей Фьючера и телевизионных дураков, но не женщин.

Это была такая команда, отвратительное значение которой, вызвало холодную ярость в мозгу Курта Ньютона. Он прыгнул вперед с небольшой группой товарищей, чтобы отбить вход захватчиков.

Стрелы духовых ружей просвистели мимо его лица. Он искал Су Туара, но в тесном беспорядке той борьбы, он столкнулся лицом к лицу не с венерианцем, а с Джосом Вакосом, юпитерианцем. Зеленое лицо юпитерианца было зверской, искаженной маской свирепости, когда он поднял свою обитую камнем боевую дубину для разрушительного удара.

Курт Ньютон увернулся и нанес удар снизу под опускающуюся руку противника.

Тонкое стеклянное лезвие меча попало в сердце юпитерианца, и он упал, сраженный.

— Нас недостаточно много, — задыхался Эзра Гурни, поскольку сражался около Курта в узком проходе. — Они отбросят нас обратно.

Когда он это прокричал, донесся большой рев голосов, и орды фигур внезапно бросились непосредственно в сражение позади Курта и его небольшой горстки людей.

— Стиксяне! — вскричал в неверящем удивлении Эзра Гурни. — Стиксяне сражаются.

Ку Лур с яростными глазами был в центре битвы лунных мужчин и побуждал их пронзительным голосом.

— Сражайтесь и убивайте, — кричал старый стиксянин. — Они стремятся убить и поработить нас. Лучше потерять жизнь, чем стать рабами!

Капитан Фьючер понял. Старое кредо стиксян отказа от насилия подвело их, поскольку оно всегда будет терпеть неудачу, когда им противостоит хищный и безжалостный человек.

В этот последний, роковой час, лунные мужчины увидели фатальную ошибку их миролюбивой традиции. И стиксяне, которые никогда раньше в их жизни не сражались, бились теперь как демоны. Они не имели оружия, но они хватали камни и использовали их или непосредственно швыряли, вступали в схватку с голыми руками, хватая за горла нападавших.

— Убьем пушистых, — донеслось свирепое завывание захватчиков.

Сражающихся стиксян истребляли множество, поскольку они бросились с голыми руками против духовых ружей и дубин нападавших.

— Опрокинем их, — завопил ликующий голос Су Туара сквозь схватку. — Победа наша!

Капитан Фьючер дрался своим стеклянным мечом как сумасшедший, сражаясь, чтобы добраться через сумасшедший бой к венерианцу.

Но непреодолимое сопротивление и орды нападавших отбрасывало его собственных немногочисленных людей и яростных, безоружных стиксян в обратном направлении от разрушенных ворот. Захватчики просочились в город.

Теперь они были со всех сторон вокруг Курта Ньютона и его товарищей, которые сформировали небольшой узел сопротивления, безуспешно пытающийся остановить поток.

Курт Ньютон неистово наносил удары в разномастную орду. Джим Виллард, на которого он бросил взгляд, опустился от стрелы в ноге. Эзра Гурни был оглушен боевой дубиной, удар которой попал в него, и осел на мостовую.

— Помоги ему, Ото, — крикнул Курт Ньютон, лично пробуя пробиться в сторону Гурни.

Но в этот момент Ото был смят дюжиной нападавших, которые просто снесли смертоносного андроида только одним численным превосходством. Капитан Фьючер бросился вперед, и его стеклянное лезвие захлестало веером вокруг Ото. В этот момент его меч встретил удар боевой дубины и разломался.

— Посмотрите, Фьючер! — завопил сзади раненый Джим Виллард.

Только на секунду Курт Ньютон обернулся вокруг со сломанным мечом в руке, чтобы бросить взгляд на большие небеса позади, как снова подняли боевую дубину.

Он отбросил рукоятку меча, и взглянул в лицо уранца желтого цвета. Но в этот самый момент тяжелая дубина завершила удар, попав в голову Курта Ньютона.

Чернота окутала его сознание.

Когда Курт Ньютон лежа пришел в чувство, солнечный свет был в его глазах.

Солнечный свет? Да, дрейфующие туманы, наконец, очистили небо.

Но слишком поздно. Город пал к ногам орды Су Туара, и выжившие стиксяне бежали от зверских, покрасневших от триумфа захватчиков, которые преследовали их через каменные улицы.

Капитан Фьючер попробовал встать на ноги, но обнаружил, что его руки связаны.

Он находился на центральной площади Дзонга. Ото, связанный аналогично, лежал возле него. Джоан Рэнделл также была поблизости под охраной.

Су Туар рассматривал Капитана Фьючера с горящими глазами.

— Поднимите их! — приказал венерианский преступник, и Курта Ньютона и Ото поставили на ноги охранники позади них.

Су Туар мягко рассмеялся.

— Я хотел, чтобы ты, Фьючер и твои люди были в сознании, когда я убью тебя, — произнес он Курту Ньютону. — Я хотел, чтобы ты заплатил в полной мере за то, что сделал моему брату и мне.

Капитан Фьючер не ответил. Его глаза безнадежно смотрели на большой гелиограф на этой площади, чьи открытые створки насмешливо мерцали в бледном солнечном свете.

Он услышал скрипящий гул лучевого генератора внутри башни Совета, который все еще нейтрализовывал вещество этой области. Он так боролся, чтобы с трудом построить эти предметы, и был побежден только непредсказуемыми капризами перемены туманов.

Су Туар, казалось, накапливал гнев от спокойствия Курта Ньютона.

— И все же я должен поблагодарить тебя, Фьючер, — прорычал он. — Я хочу тебя поблагодарить за тот факт, что теперь я являюсь хозяином этой луны. Никто и никогда не сможет забрать ее у меня. Никакое судно Системы не сможет когда-нибудь приземлиться здесь, чтобы оспорить мое право. И прежде, чем ты умрешь, — прошипел венерианец, — я хочу, чтобы ты знал кое-что еще. Я хочу, чтобы ты знал, что случится с нею.

Он показал на бледное лицо Джоан Рэнделл. Когда он сделал этот жест, Су Туар внезапно напрягся, всматриваясь мимо девушки. Человек пробирался из башни Совета — полный, взъерошенный мужчина, который в отчаянии пробовал незаметно скрыться.

— Валдан! — завопил Су Туар. — Так вот что приключилось с тобой! Ты пришел сюда, чтобы предупредить их.

— Нет-нет, я не делал ничего такого, — испуганно заскулил Джон Валдан с акцентом ужаса. — Нет!

Финансист стал дико убегать, поскольку прочитал смерть в глазах венерианца. Но Су Туар с тигриной стремительностью оказался возле него, поднимая свой длинный каменный кинжал в руке.

Самодельный нож погрузился в спину споткнувшегося Валдана. Финансист, сбитый и пораженный, упал вперед с маской смерти на лице, прямо на камни мира, чьего богатства он жаждал.

И в этот момент Капитан Фьючер стал действовать. Он почувствовал, что двое его охранников немного расслабились, не наблюдая за ним. Его тело, внезапно исказилось, и затем вырвалось на свободу из удерживающих захватов.

Курт Ньютон подбежал и ухватил рычаг, который управлял большим гелиографом.

Его связанные руки захватили рычаг. Он отчаянно задергал им назад и вперед.

Стеклянные створки предмета стремительно закрывались и открывались, когда он начал передавать кодовые сигналы вспышками.

«При-ле-тай-те»

— Курт, оглянись, — внезапно закричала Джоан Рандалл.

Капитан Фьючер отпрыгнул в сторону, и окрашенный в красный цвет кинжал, которым Су Туар ударил по его спине, попал вместо этого в плечо. Связанные руки Фьючера схватили руку с кинжалом венерианца. Он боролся в течение того момента, когда глаза неистового Су Туара светились на нем.

— Убейте его, дураки, — издал вопли Су Туар спешащим к ним мужчинам. — Он пытался сигнализировать своим друзьям.

Борясь с безумной свирепостью, Ото попытался добраться до Ньютона. Внезапно вырос громовый рев, и темный большой предмет стал опускаться на них через бледный солнечный свет.

— Это «Комета»! — донесся крик Джоан Рэндалл. — И Патруль!

Орда Су Туара рассеялась во всех направлениях от небольшого судна Фьючера и полудюжины мрачных, больших крейсеров Планетного Патруля, которые последовали за ним, и стремительно приземлились на центральную площадь.

Атомные пушки спускающихся кораблей послали обстреливающие залпы по тем, кто бежал в орде. Из «Кометы» выскочила огромная фигура Грэга и его металлические кулаки, стали разбивать головы, как яичные скорлупы, когда он шагал в направлении Курта Ньютона и Су Туара.

Су Туар, с мертвенно бледным лицом, внезапно отпустил держащий кинжал, и повернулся, чтобы сбежать. Но его внезапное ослабление давления повернуло оружие в руках Ньютона, и нож двинулся к горлу венерианца.

Су Туар шагнул, с кровью и пеной на губах, затем зашатался, и, через несколько шагов, рухнул. Он упал возле трупа финансиста, которого убил за минуту до этого.

— Курт! — закричала Джоан. Она была освобождена, и подбежала к нему. После того, как она сняла веревки с запястий, она обвила свои руки вокруг его шеи.

Быстро пришедший Грэг взволнованным голосом прервал их.

— Шеф, мы наблюдали, и когда Вы сказали, «Прилетайте», мы сразу же прибыли. Вы убрали все вещество здесь?

— Вещество уничтожено только в этой маленькой области, — ответил Капитан Фьючер. — Первую вещь, которую мы должны сделать, это построить достаточно большой генератор и проектор здесь, чтобы разрушить вещество на всем протяжении Стикса.

Патруль окружил людей из орды Су Туара. Безоружные, с духовыми ружьями и дубинами, против атомных ружей мрачных офицеров Патруля, они не оказали никакого сопротивления.

Курт Ньютон, Джоан Рэндалл и люди Фьючера нашли Эзру Гурни в груде тел у разрушенных ворот. Гурни был оглушен, но не так уж плох. Джим Виллард и Ло Куиор пострадали от ран, но держались. А старый Ку Лур, руководитель стиксян погиб в борьбе.

Курт Ньютон искренне заговорил с T'Taaном, который теперь стал лидером стиксянского народа.

— T'Tаан, вы получили наглядный урок опасности пацифизма и изоляции, которые зашли слишком далеко. Я хочу, чтобы ваш народ забыл ваши старые традиции, и присоединился к остальной части Солнечной системы. Порядок здесь и власть будет поддерживать Патруль.

— Мы сделаем так, — заявил пылко стиксянин. — Но мы просим одно — чтобы наш мир не был наводнен чужаками.

— Правительство Системы возьмет эту заботу на себя, — заверил его Ньютон. — Здешние алмазные залежи, которые могли бы привлечь больше беспринципных искателей, станет собственностью Правительства, если моя рекомендация имеет хоть какой-то вес.

Джеф Льюис приблизился к Ньютону. Была какая-то стесненная робость в манере режиссера, которая странно контрастировала с его прежним поведением.

— Чен Карсон, вернее, Капитан Фьючер, — исправился он торопливо, — А что относительно нашей картины «Эпоха Космоса»? Джим говорит, что если мы найдем наш фильм целым, то мы все еще не сняли никаких сцен здесь, на Стиксе. И мы не может сделать их без Вас.

Губы Курта Ньютона задергались.

— Я вижу ваши трудности. Хорошо, я снимусь в сценах.

— Как это? Назовите ваши условия, — сказал нетерпеливо Льюис.

— Я помогу Вам снять здесь последние сцены, в которых вы нуждаетесь, как только Вы достанете новое оборудование. Но при условии, что вы и труппа сохраните в тайне, что Капитан Фьючер в фильме — реальный Капитан Фьючер.

Лицо Джефа Льюиса увяло.

— Но я думал, что могу разрекламировать на каждом из миров, что в картине снимался сам Фьючер, — запричитал он.

— У Вас будет достаточно рекламы и без этого, — ответил твердо Курт Ньютон. — Вы согласны?

Режиссер тяжело кивнул.

— Вы правы, я согласен. Но когда я думаю об этом, я готов заплакать. Сам Фьючер в моей картине — и никто никогда не узнает об этом.


Спустя три месяца, в Нью-Йорке в вечернее время, прошла телевизионная премьера всей Системы — «Эпоха Космоса». Когда фильм закончился, вся аудитория в течение многих минут аплодировала. И когда они вышли из кинотеатра, то увидели огромную толпу снаружи, которая одолевала Джефа Льюиса, Рона Кинга и Луру Линд.

На следующий день самый главный телевизионный критик в Системе издал то, что стало воплощением общей реакции на фильм.

«„Эпоха Космоса“ является самой большой приключенческой картиной, которая когда-либо была снята, — написал он. — Ужасающие сцены у Огненного Моря Юпитера, невероятный подводный эпизод, снятый фактически в подводном городе Нептуна, замечательные специальные эффекты, и особенно сцены на отдаленном Стиксе, которые никогда не представлялись на киноэкране прежде — великолепны. Обожание нашими народами Фьючера, который осуществлял такие великие деяния в наше время, делает этот фильм самым привлекательным в истории развлечений. Его выход усилен тем фактом, что он был частично снят на Стиксе в то самое время, когда таинственная, сенсационная катастрофа ударила по тому миру. Картина — шедевр наших дней, которая содержит факты прошлых деяний Фьючера. Руководство и технические эффекты превосходны. Игра Луры Линд, Рона Кинга и Ризо Тона превосходны. Но в картине есть единственный недостаток, который может быть исключением. Это новый актер Чен Карсон, который исполнил главную роль. Мы очень не хотим говорить этого, но Карсон не подходит для этой роли. Давайте надеяться, что в следующий раз Джеф Льюис сделает такой же фильм, как этот, и возьмет на роль кого-то, кто действительно может смотреться и действовать как Капитан Фьючер».

К О Н Е Ц

Перевод с англ.: Шруб Евгений Федорович


Оглавление

  • ГЛАВА 1. Мир под угрозой
  • ГЛАВА 2. Смелый обман
  • ГЛАВА 3. Гибельное открытие
  • ГЛАВА 4. Опасность на Юпитере
  • ГЛАВА 5. Поиски Мозга
  • ГЛАВА 6. Гнев Огненного Моря
  • ГЛАВА 7. Опасность в космосе
  • ГЛАВА 8. В Нептуновых глубинах
  • ГЛАВА 9. Подводная западня
  • ГЛАВА 10. Научное чудо
  • ГЛАВА 11. На таинственном Стиксе
  • ГЛАВА 12. Мастера волшебства
  • ГЛАВА 13. Засада в тумане
  • ГЛАВА 14. Роковое предупреждение
  • ГЛАВА 15. Разрушитель
  • ГЛАВА 16. Оставленные на необитаемом острове
  • ГЛАВА 17. Атакованные
  • ГЛАВА 18. Последняя позиция