КулЛиб электронная библиотека 

Счастье [Олег Ёлшин] (doc) читать онлайн

Книга в формате doc! Изображения и текст могут не отображаться!


Настройки текста:



 Счастье.

Нежное солнце ласкало его своими утренними, но уже такими жаркими лучами, а он сидел как истукан и пристально всматривался вдаль. Взглянув на часы, зевнул и откинулся на шезлонге. Еще несколько минут и можно будет подниматься в номер. Находиться на одном месте, бесцельно предаваясь апатии и лени, он не умел, а без дела начинал скучать. Он отбросил в сторону журнал - солнце так слепило глаза, что читать было невозможно. Оно, отражаясь от поверхности моря миллионами огней, бесстыдно уставилось на него и захотелось зажмуриться.
Внезапно в глазах потемнело, он прикрыл их и погрузился во мрак, но и сквозь закрытые веки эти крошечные серебряные всполохи продолжали мерцать.
- Что-то не так! – мелькнуло в голове. Очнулся, посмотрел на море, перевел взгляд на свое тело, распластавшееся на песке. Его ноги, руки были, словно, чужими, голова, как на шарнирах свободно вращалась, пальцы ног шевелились, просеивая песок. Он в оцепенении замер.
- Что не так?
Кровь билась в его висках! Кровь застыла в жилах! И тут он понял - он мыслил, чувствовал, существовал, но… ничего не помнил! Абсолютно НИЧЕГО! А повсюду только солнечные лучи, играющие с волнами.
Замер, в ужасе соображая, что нужно делать. Голова кружилась! Голова сходила с ума! Стало страшно. Огляделся – повсюду белый горячий песок, незнакомые люди, дорожки, ведущие в горы, снова море и солнце. Он попытался расслабиться. Долго сидел так, стараясь не думать ни о чем и ровно дышать. В какой-то момент стало смешно.
Как младенец, - пришла в голову мысль. – Беспомощный младенец! Наверное, так они чувствуют себя, когда их вынимают из коляски и выпускают на волю. Воля! Вот она какая! Но что с ней делать, когда не понимаешь и не смыслишь ничего?
Огляделся - все вокруг жило своей разумной, кем-то придуманной жизнью, а он нечаянно выпал из нее и никому до него не было дела. Перевел взгляд на море, словно в этом был какой-то смысл. Зрелище притягивало и успокаивало.
Поневоле залюбовался. Спокойная поверхность воды, покрываясь мелкой серебристой рябью, едва колыхалась. Эти яркие точки стелились по ней, миллионами огней отражаясь на солнце. Миллионами искр, вспыхивая на воде, гасли, передавая немыслимый свет все новым и новым волнам. Как будто солнце раскололось вдребезги на мелкие осколки, брызнуло горящими каплями, и те рассыпались по воде. Они, отражаясь, слепили глаза, играли веселыми огоньками, и оторваться от этого зрелища он не мог. И не хотел. А голова продолжала кружиться. Голова, тело, все его ничтожное существо сейчас было приковано к этому сияющему великолепию. Он долго смотрел и вдруг почувствовал себя частицей серебряной воды, белого песка, прозрачного воздуха, разгоняемого легким ветерком, высокого неба, белых облаков. Смотрел, не думая ни о чем, не помня и не ведая - где он, что с ним, почему он здесь, зачем?!… В этот миг он больше не хотел ничего. Совершенно ничего. У него было все, что нужно человеку! Хотелось лишь одного – остаться здесь навсегда. Лететь по небу рядом с облаками, играть с волной, горячим песком отражаться в лучах утреннего солнца, носиться вслед за чайками. И вдруг поймал себя на мысли, что это было ощущение абсолютного счастья. Идиотского, неповторимого, но все-таки, счастья. Да, он не помнил ничего, просто жил, чувствовал, но такого в своей жизни он не испытывал никогда. Такое было невозможно! И снова только яркие огоньки на поверхности воды…
Может быть, так и надо? – подумал он, не понимая, что с ним происходит. Рядом какая-то женщина. Она смотрит на море, смотрит на него. Женщина улыбается. Она красива и юна, словно сошла с картины, написанной удивительным мастером. Изящное раздетое Божество. Женщина улыбается ему, значит, они знакомы, но он не помнит ее! Совершенно не помнит! Снова стало не по себе. Тело пронзила неприятная судорога. Холодный пот проступил на лбу. Холодный! По такой жаре!
Может быть, все так и должно быть?
Снова оглянулся - люди загорали, курили, разговаривали, смеялись.
И эти тоже ничего не помнят, не знают и не ведают? Нет, так быть не должно!
Теперь он беспомощно оглядывался, напряженно соображая, понапрасну роясь в памяти. Попытался сосредоточиться. У него было имя, он помнил его, значит, кто-то его так назвал…
- Кто? Когда?
Он превосходно себя чувствовал, ориентировался в пространстве и времени. Знал, что в этом море плавают, а по дорожкам ходят.
- Куда? Зачем?
Он знал слова. Знал несколько языков и мог на них свободно разговаривать, даже думать.
- Разговаривать! Может, спросить у этой женщины?
- Что? – возразил он самому себе.
- Спросить, кто она такая? Или кто такой он?
- Дурацкий вопрос. Нет, спрашивать не будет.
И представил себе, как она посмотрит на него, словно на идиота. Снова оглянулся на море. Серебряные всполохи продолжали кружить голову, и ощущение безотчетного счастья на короткое мгновение вернулось, завладев им всецело.
Как на идиота, - опять подумал он. А взгляд этот был ему хорошо знаком. Взгляд красивой женщины, лежащей рядом. - Абсолютно безразличного к нему человека, - внезапно представил он себе. – А, может быть, они не знакомы?! – подумал он с надеждой. – И видит он ее впервые? Но, тогда почему она лежит рядом и почему улыбается? Ему улыбается! Потом отвернется и будет разглядывать голых мужчин на пляже. Через неделю они уедут, вернутся в какую-то другую жизнь и будут уходить по своим делам. По знакомым и приятелям… Приятельницам… Любовникам… Любовницам.
Зачем они делают это?
Он снова посмотрел на нее.
Надоела! Как она ему надоела!
Память начинала возвращаться.
Давно надоела! Тогда, зачем они здесь? Зачем так близко друг к другу и почему она ему улыбается и он тоже?
Он не помнил ничего, но имя этой женщины всплыло в памяти. Он хорошо ее знал. Знал уже давно. Перестав улыбаться, привычно холодно окинул взглядом ее стройную фигуру и отвернулся.
Вернутся, - повторил он про себя. – Куда? Зачем?
Снова посмотрел на море, на яркие зарницы, рассыпаемые солнечными лучами. Было очень красиво, зрелище завораживало, и на какое-то время отдался безвольному созерцанию. Только идиотское счастье постепенно уходило. Оно растворялось, как солнечные зайчики в темных волнах, таяло на жарких лучах, словно медуза, выброшенная на берег, и исчезало.
Пора звонить, - очнулся он. Захотел вскочить, отряхнуть песок, бежать куда-то… Совершенно не помнил - куда! Без этой женщины он не мог ступить ни шагу! Какой ужас! Может, все-таки спросить?
Он замер, прищурив глаза, и уставился на нее. Заметил на руке дорогой браслет, сверкающий на солнце.
Ничего он спрашивать не будет, как и там, в своем офисе, где все решает сам... А эти бездельники не способны ни на что! Пока он здесь, можно представить, что там творится - сонное царство, ни на кого нельзя положиться!
Вскочив с лежака, начал быстро одеваться. В номере стоял компьютер, и по Скайпу ежедневно в это время он проводил совещание.
Как все надоело! - внезапно подумал он, случайно бросив взгляд на море. – Зачем он звонит, зачем ему эта фирма, эти люди, дело? Они ничего не производят. Не создают!... Деньги, - подумал он, - там он зарабатывает деньги. Вернее, “делает” их - так будет точнее.
Память уверенно возвращалась. Теперь он знал точно, куда нужно идти, кому звонить, что делать. Помнил, откуда они прилетели, только не помнил одного - зачем нужны эти деньги? Он остановился, задумался, посмотрел на море, перевел взгляд на небо, снова на женщину...
Чтобы возить ее сюда, покупать тряпки и бриллианты, ездить на новой машине, потом снова на новой и опять на новой. Чтобы покупать всякую ерунду его девчонке (нет, не этой,… другой), а потом лететь уже с ней в очередную “командировку”. Купить дом не только в Подмосковье, но и на островах. Чтобы путешествовать! Ни от кого не зависеть, черт возьми! Чтобы не думать больше об этих деньгах и не вспоминать, просто иметь их и все!!!
Зачем тебе это? – вдруг захотел спросить он самого себя… Но не спросил. Вовремя остановился. Память вернулась. Он оделся, махнул женщине рукой и побрел по горячему песку…
Вдруг замер и оглянулся. Зачем-то снова посмотрел на море. Стоял так и оторвать свой взгляд уже не мог: от волн, которые ласково омывали песок, искрами светились, отражая яркие утренние лучи, от мокрых барашков, которые стремились один за другим в нескончаемом грациозном движении, от неба и солнца, белых облаков…
Наконец отмахнулся от странного видения, словно прощаясь навеки, и быстро пошел к отелю. Пора было подниматься в номер.

Декабрь 2011