КулЛиб электронная библиотека 

Исполнение мечты (СИ) [Марина Андреева] (fb2)

Марина Андреева ИСПОЛНЕНИЕ МЕЧТЫ

Глава 1 Время взрослеть

— Девочки, потерпите ещё немножко! — взмолилась леди Лаурензия — наставница нашего класса. Она плавно проплыла вдоль рядов парт. — Понимаю, что вам хочется поскорее выйти в Большой Свет. И напоминаю: осталась всего лишь одна-единственная неделя на то, чтобы сдать хвосты… — прозвучало это несколько неоднозначно.

«А мы прямо-таки рвёмся их сдать! Бежим и падаем…» — рвалось с языка, но благоразумие взяло верх, и я всё же промолчала. Удивительно, что сидящая рядом со мной вечно острая на язычок — Тинка тоже сдержалась. Лишь немного резковатым движением заправила за ухо вывалившуюся из высокого хвоста огненную прядь волос, и сверкнула ярко-зелёными глазищами, чем и выдала свою нервозность.

Дело в том, что, выходя в тот самый, ранее упомянутый Большой Свет, мы действительно теряем хвосты. Раз и навсегда! И отнюдь не в переносном смысле этого слова. Об этом даже думать не хочется.

Вот говорят, мол, есть — пессимисты, а есть — оптимисты. Я явно отношусь ко вторым, ибо воспринимаю ситуацию так: в нашем распоряжении ещё целая неделя, чтобы найти выход их сложившегося положения. А вот Тинка, несмотря на вечные колкости, видит обстановку несколько в ином свете. Её интерпретация на первый взгляд от моей не сильно отличается — «осталась всего лишь неделя», но, по-моему, звучит это как-то упаднически. Однако, сегодня, явно не мой день, и даже мысленно поехидствовать не дали:

— Иначе… — взгляд наставницы скользнул по нашей «неугомонной», как нас именуют, троице. Собственно, речь шла обо мне любимой, выше упомянутой Тинке и нашей третьей подружке — Леске. — Выпускная комиссия посчитает вас не готовыми к выходу из школы в надводный мир.

По кабинету пронёсся приглушённый, слегка булькающий ропот, и лишь мы с Тинкой как всегда отличились: переглянулись, и едва не захлопали от радости. Им наивным не понять, что именно этого мы и добиваемся! Это же отсрочка в целый год! А значит, появится шанс что-нибудь придумать.

Давясь от смеха, исподтишка наблюдаю за подругой: и ведь как хорошо держится! Так и не скажешь, что эмоции через край гейзером бьют. А то, что собственный хвост ногою к полу прижимает — так это случайность, да! И он вовсе не пытается ритмичным постукиванием, выдать охватившее хозяйку возбуждение! Это всего лишь — нервы, не более того! Всё это, у Тинки на лбу крупными буквами написано.

Я её понимаю. Сама пытаюсь печальное выражение на лице удержать, вот только кончики губ предательски подрагивают. Ничего… Сейчас голову наклоним… Ага… Вот так… Распущенные волосы, голубыми волнами рассыпались, прикрывая лицо, так и норовящее выдать мой внутренний настрой. Да ещё и пальцы рвутся какой-нибудь залихватский ритм отбарабанить. Этих предателей тоже сейчас приструним. То есть засунем под то место, откуда хвостик растёт, чтоб не отстукивали. Вот же гады… они ж мне там всю чешую повыдирают…

Ох и нелегка доля партизан, революционеров и прочих инакомыслящих! Сколько ещё жертв придётся принести на пути к цели?

Так… о чём же это я? Ах, да… Возвращаясь к теме грядущего и очень важного для многих из присутствующих события, стоит пояснить некоторые моменты. Дело в том, что мы — Ундины. Нет, речь не о мифологии древности, мы относимся к доминирующему в этой части планеты виду разумных земноводных. Почему в «этой»? Да потому что знаем о существовании других материков, хотя за три тысячелетия истории ни разу там не побывали. И причины не в отсутствии интереса, а банально в невозможности перемещаться на большие расстояния для взрослых особей нашего вида.

Согласно легендам, наши далёкие предки вообще были далеки от водной стихии и перемещались по морям на железных кораблях. Вот только за столь долгий срок ни одного из этих чудесных плавсредств не сохранилось. Создать новые мы не могли, так как шли не по пути развития технологического прогресса — погубившего предыдущую цивилизацию, а по направлению единения с природой. Типа как у сказочных лесных эльфов с их магией жизни.

Ну а в остальном… Внешность взрослых, согласно легендам, унаследована от далёких предков — людей, а малыши напоминают древних мифологических русалок. Рождаемся мы в воде, и остаёмся в этой стихии под надзором наставников и учителей до совершеннолетия. А к пятнадцатому году жизни, считаемся достаточно взрослыми, чтобы отправиться в наполненный магией, так называемый «Большой свет», то есть — на землю. В результате чего исчезает не только хвост, но и способность долгое время пребывать в воде.

Казалось бы, таков порядок вещей и должно смириться, и девяносто девять процентов так и поступает, а зачастую, наоборот, ждут не дождутся совершеннолетия. Ещё пару лет назад, беззаботно радуясь жизни, мы даже не помышляли о столь далёком будущем. А теперь, когда оно катастрофически быстро и неотвратимо приближается, наши мнения разделились.

Например, Леска — третья из нашего неразлучного трио, как и весь класс, с нетерпением ждёт не дождётся наступления минуты «ИКС» и выхода на берег.

— Девочки! — порой восклицала она, прижимая ручки к груди. — Память предков — это же так чудесно! Мы сможем столько всего узнать! Но… она же в полной мере раскроется только — там, на суше! Как можно быть настолько глупыми и не хотеть поскорее окунуться в пучину знаний?!

Эта показушная тирада, предназначалась педагогам, этакая официальная версия Лескиного стремления поскорее попасть наверх. Но мы-то знали, что основным стимулом была явившаяся ей в смутных воспоминаниях — «романтика». Что это такое, подруга нам толком не объяснила. То ли сама не понимала, то ли не хотела, чтобы мы раньше времени узнали. Ну да мы не особо-то и стремились выведать. Ни к чему нам эти земные штучки.

Дело в том, что мы с Тинкой, в отличие от окружающих, не хотели уходить в большой мир. Нам и здесь, в подводном, хорошо. Тут столько всего, чего мы так и не успели повидать. Ведь за территорией школы море не заканчивается, за ней начинается свобода и безграничный простор! Но это моя точка зрения, Тинка же, попросту боится взрослеть. Хотя мне это кажется глупым. Все, рано или поздно, взрослеют. И, думается мне, что совершенно неважно — будем ли мы к этому моменту в воде или на суше.

А вот останемся ли мы собой или превратимся в невыносимо спесивых и высокомерных, зависит, по-моему, не от того где или с кем находишься, а от внутренних качеств каждого отдельно взятого ундина. Ух! Вот это я заломила… Едва мозг не закипел!

Раньше-то мы наивно надеялись, что у нас проявятся крайне редкие способности, позволяющие остаться при школе. Всего-то и требовалось, чтобы генетическая память раньше времени открылась. Дождались! Это действительно произошло! Но… с Леской! Увы, именно к нам с Тинкой, удача демонстративно повернулась хвостиком.

— Раэла! — выдернул меня из задумчивости голос леди Лаурензии. — Ты где витаешь? Рановато тебе мечтать о Большом свете. Выход в него надо ещё заслужить, — произносит наставница. А меня действительно подмывает ответить: «Больно надо!» Но тут же из её уст раздаётся коварное: — К доске!

Ох… что ж делать-то? Мы же с Тинкой вполне сознательно не усердствуем в учёбе. То есть учить-то, мы учим, но все письменные работы на протяжении последних пары лет пишем на самый низкий бал. Но одно дело за письменные задания колы огребать, а другое перед всем классом у доски краснеть. И как назло именно сегодня, когда я реально не готова, меня-таки вызвали! Однако деваться некуда. Плетусь к доске. Пару раз по пути запнулась на ровном месте, оттягивая время и давая фору для счастливого случая.

О боги! Если вы есть… упасите от неминуемого позора…

И вдруг…

Пронзительный визг тревожной сирены огласил всю округу. Уши заложило. От неожиданности я взметнулась под потолок. Внизу творилось что-то невообразимое: перепуганные одноклассницы жались друг к другу, кто-то вообще умудрился забраться под парту. Леди Лаурензия резко побледнев схватилась за сердце, и с трудом заглушая сирену выкрикнула:

— Все на выход!

Ну что тут скажешь? Я была одной из первых, кто вылетел из аудитории. И в отличие от других искренне благодарила богов за помощь.

— Всем срочно собраться в актовом зале! — разнеслось по округе, и, наконец-то, умолк этот жуткий вой.

В ушах до сих пор звенело. А вокруг царил хаос: все метались, шум, гам… Девчонки гадают, что могло случиться? Подобного в стенах школы никогда ранее не происходило. То есть сирену, конечно же, включали раз в год для проверки, но заранее предупреждали, что она — учебная. А тут такое!

— Повезло тебе, — шепнула мне на ухо Тинка.

Преподавательницы едва ли не всем составом взобрались на сцену.

— Тише-тише, девочки! Соблюдайте приличия, пожалуйста, — раздался над залом голос директрисы нашей школы.

Эта женщина появлялась здесь не часто, каждый раз пугая меня своим жутким бесхвостым видом. Лишний раз напоминая о том, что на сушу я совсем не хочу.

— К сожалению, пришли печальные новости, — продолжала вещать она. — В целях вашей же безопасности, мы вынуждены преждевременно отправить вас в Большой свет.

В зале возбуждённо зашушукались. Где-то в сторонке испуганно захныкали малыши. Но большая часть учениц — ликовала. Вот и Леска сияет как солнышко в штиль, а мне не до радости. И на бледную, словно тень, Тинку тоже смотреть страшно. И как-то мрачно вокруг вдруг стало. Или мне так кажется? Собственно, какая теперь разница. Ничего не изменить. Мы-то надеялись, что сумеем найти лазейку и сбежим до этого, сто раз проклятого, переломного момента в наших жизнях. Ан нет.

С безразличием взираю на столпившихся на сцене. А в душе всё уже даже не кипит… чувств не осталось, эмоций тоже, одна лишь пустота.

— Двум выпускницам, показавшим самую низкую успеваемость за всю историю школы, в качестве наказания запрещён выход в Большой свет вместе со всеми. Они должны доказать, что достойны этой чести. И потому их ожидает задание здесь, в подводном мире.

Сочувствующие взгляды присутствующих обратились к нам с Тинкой. В этот миг я забыла, что надо дышать. Что? Нас не гонят наверх?

— Я не ослышалась? — хрипловато произношу ни к кому конкретно не обращаясь.

И лишь потому, что Тинка со слезами счастья на глазах бросилась мне на шею, поняла: наша мечта сбылась!

Со сцены лились какие-то напутственные речи, но я их не слышала. Моя рука сжимала ладошку подруги. И сияли мы не меньше окружающих. Чем вызывали недоумение. Но нам было всё равно. Да и окрылённые свалившейся на них новостью ученицы, вскоре позабыли о нас, ведь их ожидало нечто великое в их жизнях… ...

Скачать полную версию книги