КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Семья и школа 1990 №2 (pdf)

Книга в формате pdf! Изображения и текст могут не отображаться!


Настройки текста:



АКАДЕМИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК СССР,

"Шт-

№ 2#Ф Е В Р А Л Ь * 1990
Ежемесячный журнал
для родителей

в номере:

Издаётся с мая 1946 года

ВАС

3

За резиновой стеной
С. К а п у т и к я н : «Как будет жить моя маленькая
тезка?»

И СЕМЬЯ

6

О. В о л о х о в а .

ПОЧТА «СЕМ ЬИ

И ШКОЛЫ»

8

А КТУАЛ Ь НАЯ

П РОБЛЕМ А

14

Л .

17

В. Ф раню к.

Главный редактор

ДЕТИ

В. Ф. С М И Р Н О В

ВСТРЕЧА ДЛЯ

Р едак ц ион н ая коллегия:
М . В. А Н Т Р О П О В А ,
Т. М. А Ф А Н А С Ь Е В А ,
И . В. Д У Б Р О В И Н А ,
Ю. И . Е Р М О Л А Е В ,
И. Д . ЗВ Е Р Е В ,
В. А. К А Р А К О В С К И Й ,
Г. А. К О В А Л Е В ,
Р, А. К У Р Б А Т О В А ,
В. Л . Л Е В И ,
О. Н. М А М О Н Т О В А
(за м . главного
р ед а к т о р а ),
Ф. М . М О Р О З О В ,
В. А. П и Л Я К О Н ,
В. А. Р Ы Б А К О В
(редак тор отдел а
п си х о л о ги и ),
Г. Н. С Е Р Д Ю К О В С К А Я ,
Л . Н. Т И М О Ф Е Е В А ,
B.
И.
ЧЕРЕДНИЧЕНКО,
Б. Т. Ш У М И Л И Н

ОБЩЕСТВО

КОМАНДИРОВКА
РАЗМЫ Ш ЛЕНИЯ

ПО

НАД

1

В БЕДЕ!

ПИСЬМ У

20

ПИСЬМАМИ

Розочка для отца

К оваленко,

К оваленко.

Н .

Семейная жизнь*

24

А. Б укин.

СОБЕСЕДНИК'

26

А. М удрик.

Любовь! Любовь? Любовь...

29

Л .
К уклин.
А . Т олст ы х.

«Секса у нас нет?!»
«Караул — секс!»?..

РЕБЕНОК. И ВЗРОСЛ

|ЛГТ

33

АЗБУКА

ОБЩЕНИЯ'

МАТЕРИНСКАЯ
ГЛАВЫ

ИЗ

ДНЕВНИК

ШКОЛА

ПОВЕСТИ

ЧИТАТЕЛЯ’

Такая долгая дорога...

Г. Ц у к е р м а н , В. С л о б о д ч и к о в .

и остальные люди
Гиппеноейт ео.

*

Мы, взрослые,

«Я 6vnv очень беспокоиться»

37

Ю .

39

В. Ч им аров.

41

М . Р ом ануш ко.

45

В . Р ы б а к о в . С в еч а н а в е т р у . К 1 0 0 -лет и ю с о
д н я ро ж д ен и я Б. П аст ернака

Х удожественный редактор
В! М У С И Е Н К О
Технический редактор
С. П Р О С Т О В А
и оф орм ление

ЭКОЛОГИЯ

КУЛЬТУРЫ

ФИЗКУЛЬТУРА КАЖДОМУ
КАЖ ДЫ Й ДЕНЬ

Наши зимы и лета, вёсны

И

осени

51

В. Д есят ников.

«Зажегши свечу...»

55

А. Г урф инкель.

Пока лежит снег

СЕМЕЙНЫЙ ДОСУГ 57
ДОМАШ НИЙ

МУЗЕИ

64

картине Казимира Малевича
«Мальчик (Ванька)»

В. А л ексеев. О

ДЛЯ МАЛЫШЕЙ

Ю. Афонина

На п е р в о й с т р а н и ц е
обложки

ф ото

рг~?\

Ад р ес ре д а к ц и и ;
129278. М о с к в а ,
ул и ц а П а в л а К о р ч а г и н а , /
Телефоны редакции:
2 83 - 86 -1 4 . 28 3 - 8 0 -0 9

Е. С т е ц к о

© «Педагогика»
«С ем ья и ш к о л а» , 1990

С д а н о в н а б о р 7.12 .89.
П о д п и с а н о в п е ча ть 2.01.90. А 0 37 0 0
Ф ормат 8 4 Х Ю 8 '/|б . Бумага «Котлас».
Тираж
3 0 7 1 0 0 0 экз.
З а к а з 2905. Ц е н а 30 коп.

Печать

гл у б о к а я .

Уел.

печ. л.

7,14.

Уел.

кр . - о т т .

12,6.

Уч. -из д.

О р д е н а Тр у д о в о го К р а с н о г о З н а м е н и Ч е х о в с к и й п о л и гр а ф и че с ки й к о м б и н а т
Г о с у д а р с т в е н н о г о к о м и те та С С С Р по п е ча ти , 142300, г. Ч е х о в М о с к о в с к о й о б л а с т и

И з д а т е л ь с т в о « П е д а г о г и к а » А к а д ем и и
107847, М о с к в а , Л е ф о р т о в с к и й пер., 8.

t

Мать и дитя

книги 48

Г. Б Е Л И К О В А .
Т. Б У К А Ш К И Н А ,
Ж. БЫКОВА,
Зав. редакцией
Т. П Е Т Р О В С К А Я

художника

замужество

Чего ты боишься?

Т архова.

Л .

в ...

НАШ ДОМ-

ЗЕМЛЯ

Редакторы:

М акет

Убегаю

в стиле «heavy metal»

Редакторы отделов:
Н. А В Т А М О Н О В А (семейного
воспитания),
C. В О Л Ы П О Н О К (писем),
Л . О С И П О В А (эстетического
воспитания),
С. П А Р С А Д А Н Я Н (семейного
быта и досуга),
С. С И В О К О Н Ь (литературы и
критики),
Е. С М О Л К О (школ)

Г. Б е л и к о в а .

п е д аг о ги че с ки х

наук С С С Р

и Г осударственного

л.

12,39.

.*

комитета

СССР

по пе ча ти

1
1

Уроки экологии
Ф ото Е. Кондакова

ААЦЦЦцйПЗП

Черновцы: год спустя

Больше года прошло с момента вспышки
«черновицкой болезни»: под таким назва­
нием узнала страна о массовых случаях
облысения детей в этом небольшом (триста
тысяч населения) украинском городе.
«Город без детского смеха» — под
таким, в частности, заголовком нашла от­
ражение в прессе апреля — октября
1988 года черновицкая трагедия.
А почему город был «без детского
смеха»? Потому что родители срочно эва­
куировали своих детей: поезда в Чернов­
цах брали с бою, детей засовывали в
окна, передавали знакомым, а то и полу­
знакомым людям — лишь бы подальше от
напасти...
Сто шестьдесят Пять детей облысели
тогда полностью. Многочисленные комис­
сии, побывавшие в Черновцах, выдвину­
ли «таллиевую версию»: причина болез­
ни — в отравлении таллием. Действи­
тельно, повышенное содержание таллия
было обнаружено в анализах пяти (из
ста двадцати трех обследованных) детей...
После митингов и забастовок в городе
власти выполнили требование родителей,
не доверяющих отечественным специали­
стам, и пригласили голландских экспер­
тов. Независимые врачи Б. Сангстер и
Г. де Гроот, представляющие Всемирную
организацию здравоохранения, начисто от-,
вергли «таллиевую» версию, «Таллий здесь
1 Семья и школа № 2

ни при чем»,— на множестве конференций
ответственно заявили знаменитые практи­
ки-токсикологи. «На первое место,— вы­
сказал свое мнение доктор Сангстер,—
я доставил бы биологическую версию —
вирус, а вообще тут много загадок».
Из-за неполноты предоставленных проб и
отсутствия свежих случаев заболевания не­
зависимые эксперты затруднились дать
окончательное заключение. В своем ин­
тервью газете «Известия» голландцы так
оценили состояние заболевших ребятишек:
«Волосы у всех уже выросли, чувствуют
они себя неплохо. И мы надеемся, что
в будущем у них все будет в порядке...»
(«Известия», № 118, 28 апреля 1989 г.).
«Чужую беду руками разведу» — так
можно оценить благодушные надежды
голландских экспертов.
Сегодня в Черновцах тоже маловато
детского смеха: я не видела на улице
смеющихся детей. Зато в центре города я
видела людей, распродающих всё, что мож­
но продать, весь свой скарб: это те, кто
решил любым способом уехать из «хими­
ческого рая». Куда? «Говорят, Австралия
выделила зону для нас с гомельчанами...
для экологических беженцев...» — смотрят
они невидящими глазами. Не исключено,
что завтра они пополнят толпу у амери­
канского посольства. Потому что дети в
Черновцах продолжают болеть.
Совсем не «все благополучно» и у пере­
болевших детей: у некоторых из них бо­

лезнь возобновилась в тех же грубых,
видимых формах. «В тот раз как начи­
налось? Один пошел в ванную, по­
мылся,— й в ванне волосы, волосы клочь­
ями..— Домника Головач, мать четырех
переболевших детей, хватает четырехлетне­
го Романа, заставляет его наклонить го­
ловку:— Посмотрите, так он же у меня
и сейчас лысеет!» Еле-еле, усилием воли,
она сдерживает (пока что) истерический
крик. На головке у малыша — отчет­
ливые, блестящие проплешины. «Я же им
горло перерву за своих детей!» — страш­
но воет в пустоту Домника Головач.
У всех ее детей увеличена печень, болят
ножки, живот, они быстро устают, кап­
ризничают... За несколько дней до нашей
встречи по черновицкому радио семью
Головач назвали как пример полного и
благополучного выздоровления детей.
— И у нас диагноз снят,— плачет в
гостиничном номере Елена Тимофейчук.—
Волосы у моего ребенка выросли, это прав­
да... Но ведь до болезни он был здо­
ровый мальчик: занимался балетом; спор­
том! А сейчас у него диагнозы — церебрастения, псевдопелада Брока, астениче­
ский синдром, бог знает что еще — каж­
дый врач ставит что-то свое,— а ребенок
вялый, слабый, малоподвижный, почти не
прибавляет в весе, не растет,— и всё это не
связывают с «химической» болезнью!
Нарушения со стороны внутренних Ор­
ганов, проявляющиеся практически у всех
1

переболевших в яркой форме (облысев­
ших наголо) детей расцениваются сейчас
как локальные, самостоятельные болез­
ненные проявления — кому-то их списы­
вают за счет эндокринологии, кому-то за
счет «плохой наследственности» или «не­
мытых рук» — таков первый аспект того,
что творится ныне в Черновцах. Детям,
недомогающим именно после перенесенной
ими загадочной болезни, ставят сейчас
различные диагнозы, направляют к различ­
ным специалистам — «винтики» в белых
халатах, похоже, делают сейчас все, чтобы
затемнить, смазать общую картину состоя­
ния здоровья переболевших ребятишек.
Аспект второй — дети в Черновцах
продолжают лысеть. Облысение это не то­
тальное, а локальное; волосы выпадают
не со всей головы, а с отдельных ее участ­
ков, образуя отчетливые, блестящие пле­
шины,— и такие видоизменившиеся формы
проявления таинственного заболевания да­
ют возможность медикам считать его не
этим, таинственным, заболеванием, а ка­
ким-нибудь другим, безобидным — зауряд­
ной алопецией, которая будто бы была
всегда, просто сейчас на нее стали обра­
щать больше внимания. Имеющиеся слу­
чаи алопеции, утверждают медики, на­
ходятся в пределах естественной нормы:
она не выше и не ниже, чем в других
регионах страны. Случаев облысения детей
сейчас уже более шестисот, не выясне­
но количество в городе также локально
облысевших взрослых — ими заполнен
кожно-венерологический диспансер. Лысе­
ют домашние животные — котята, кро­
лики.
«Почему резко участились случаи очаго­
вой алопеции?» — добивается у меди­
ков ответа встревоженная общественность.
А медики отбиваются: потому, что вы на
ней акцентируете внимание! И разобраться
в этом споре непросто: достоверных срав­
нительных данных нет, статистика за
прошлые годы, заявляют «люди в белых
халатах», заведомо неполная: мало кого
тогда тревожили проплешинки, мало кто
обращался за помощью. «А вообще,—
ответственно информировал меня заведую­
щий Черновицким экологическим центром
В. Гайдычук,— случаев алопеций у нас не
больше, чем в Москве!»
Может быть, это и так. Хотя простей­
шее сравнение рисует все-таки совсем дру­
гую картину. Игорь Нестерук, доцент Чер­
новицкого госуниверситета, по собственно­
му почину занимающийся изучением неве­
домой болезни, привел меня в областной
Дом ребенка. Из восьмидесяти находя­
щихся там детей облысевших —
пол­
ностью и очагово — двенадцать. О по­
следних случаях облысения, кстати, руко­
водство Дома ребенка никуда и никому
не сообщало: «Нам команды сообщать не
было!» — сказала тамошний врач 3. Н. М а ­
кеева. Так что маленьких Инну Ю рков­
скую, Сашу Москалюка и Артура Кнаппа,
бросающихся в глаза даже при самом бег­
лом осмотре здоровенными, блестящими —
типичными — проплешинами, можно смело
добавить к списку «учтенных» шестисот
детей.
А что в Москве? Врач аналогичного
Дома ребенка, но уже московского,
М. А. Рязанцева, об алопеции слышала
и относится к ней без особого страха:
да, говорит она, были у нас случаи оча­

2

гового облысения разного происхождения,
помню. А сейчас? Нет, покачала голо­
вой врач, сейчас ни единого похожего
случая нет, все детки здоровы. Сто здо­
ровых деток — и .восьмая часть деток
больных; можно ли *у т делать какие-то
выводы? Нет, пожалуй. Выводов делать
нельзя. М ож но выразить только свое, ди­
летанта, недоумение. И высказать мне­
ние, что, не собственный — дилетанта —
взгляд, что-то тут не то... Не в том, естест­
венном, как утверждают черновицкие меди­
ки, нормальном порядке. А для выводов
нужны полнокровные медицинские исследо­
вания. Нуж но тотальное, поголовное ис­
следование всех черновицких детей — по­
тому что выборочные анализы крови де­
тей не лысевших показали те же из­
менения, 'что и у болеющих в резко
выраженной форме. Потому что у детей,
сохранивших свои шевелюры, резко воз­
росли заболевания органов пищеварения,
центральной нервной системы и так да­
лее. Потому что активные родители, не
удовлетворившиеся диагнозом приезжав­
ших в Черновцы высокотитулованных ко­
миссий
Минздрава СССР и УССР —
«здоров, функциональных нарушений не
выявлено», везут своих детей, используя
неформальные контакты и связи, в Л е­
нинград, в Таллинн, в другие города —
и возвращаются в Черновцы с целым
букетом диагностированных заболеваний,
вселяя еще большую, смертельную тре­
вогу в души горожан.
Вывод, строго говоря, может быть только
один: установление источника загадочной
болезни. И лишь когда источник будет
установлен, можно будет говорить о том,
самостоятельны ли отдельные заболева­
ния —
теперешние расстройства здо­
ровья детей,— или все та же, но моди­
фицировавшаяся, вялотекущая, загадоч­
ная и страшная «черновицкая болезнь».
Я не случайно пишу «страшная»:
страх — превалирующее состояние взрос­
лых жителей Черновиц. Не проходящий,
спонтанный испуг,— а уже закоренелый,
привычный, постоянно давящий страх за
будущее детей: неизвестно, чем. какой га ­
достью они болели, неизвестно, как болезнь
скажется на их здоровье, к каким по­
следствиям приведет.
Неизвестно, добавлю уже от себя, в какие
города и регионы перекинется болезнь:
в Черновцах я встречала людей, в том
числе и военного врача-токсиколога, неру­
шимо уверенных в инфекционной природе
болезни. Трудно ее доказать — сторон­
ников у этой теории немного, но трудно
доказать и что-либо обратное при тумането неизвестности...
А официальная точка зрения? «Тал­
лий!» — выволок опровергнутую версию
из небытия заместитель министра здра­
воохранения СССР А. Баранов, поздней
осенью посетивший Черновцы. Подтверж­
дений «таллиевой» версии, начисто отри­
цаемой иностранными и более или менее
ответственными отечественными специали­
стами, А. Баранов не привел. Потому
что их нет.
Поэтому вторая, после страха, состав­
ляющая настроений взрослого населения
Черновиц — это неверие. Неверие в оте­
чественные правящие структуры, неверие в
отечественных специалистов, поскольку они
в эти структуры интегрированы. Этот на-

строенческий феномен подробно описан в
опубликованной «Московскими новостями»
статье «Интоксикация» (Почему в Чер­
новцах верят только иностранцам? —
«МН», № 37, 10 сентября 1989 г.) — и
останавливаться на нем, уже описанном,
вроде бы не стоило, да никак его не
обойдешь. Единственная надежда, которая
еще сохранилась у жителей — родителей и
не родителей — города Черновцы — это
упование на иностранную помощь. Собст­
венно, к этому сводится все их много­
численные обращения в адрес М. С. Гор­
бачева, Верховного Совета СССР, народ­
ных депутатов, а также во всевозмож­
ные международные организации: предо­
ставить возможность изучить «черновицкий
феномен» независимым специалистам, лю ­
бым путем — будь то приезд иностран­
цев на место трагедии, будь то иссле­
дование в зарубежных клиниках...
— В Черновцах произошло то же, что
в Чернобыле,— заявляет народный депу­
тат СССР, профессор Черновицкого гос­
университета Леонид Сандуляк,— Повто­
рились настойчивые попытки
властей
скрыть от народа правду, некомпетент­
ность, неспособность к организационной
распорядительности. То, что творится в »
Черновцах,— преступление!
— Правду нам не говорят и не ска ”
ж ут! —
уверены члены родительской
комиссии. Их обращения за десятками
тысяч подписей, требования всестороннего
медицинского
исследования
проблемы
остаются безответными. «Ощущение рези­
новой стены,— говорит Г. Хоменко,—
бьешься в нее, баешься, вроде бы под­
далась, но резиновая же, распрямляется».
А как живется в зоне катаклизма детям?
Детям там живется плохо. Бред, зоо­
галлюцинации, которыми сопровождалась
болезнь — малыши кричали от ужаса,
'
бились, «видя» гадюк, выползающих из В
вентиляционных люков, гигантских собак,
мышей,— оставили глубокие травмы пси­
хики. Многие ребята после болезни стали
бояться темноты, отказываться проходить
через темный коридор, оставаться одни в
комнате. Многие запуганы, придавлены
случившимся. «Вы их не разговорите,—
часто предупреждали меня мамаши,— с ни­
ми уже корреспонденты беседовали —
молчат!» Но угнетенное состояние, неконтактность общительных прежде ребяти­
шек — тоже своеобразный ответ.
А рыженький, снова кудрявый Кирилл
Пинаев вовсе болезни не испугался.
«Мама боялась,— гордо заявляет он,— а
я нет! — И успокаивает маму, напуган­
ную целым букетом его новых болез­
ней: — Н Л О прилетит, и нас всех вы­
лечит!»
— Ты в Н Л О веришь, Игорёк? — ин­
тересуюсь я.— Да, верю! Я думаю, мы из-за
Н Л О заболели... или из-за Чернобыля...
А прилетят на Н Л О врачи и нас выле­
чат!
Не знаю, какую мифологию творят себе
другие дети. Наверное, тоже творят какуюто... Потому что малыши не в силах ни
осознать, ни воспринять преступное равно­
душие взрослых, обязанных им помочь...
Дети в зоне катаклизма верят в сказки.
А во что верить взрослым? Наверное,
тоже в своего рода сказку — в иностран­
ного специалиста, который придет и раз­
рушит резиновую стену?..

ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС

Ф о то Н. Кочнааа

Не жалуюсь на сердце я,
Пускай щемит, болит сильней,
Чужая радость мне — своя,
Чужая боль — своей больней.
Весь мир бы в сердце я взяла.
Костром горела б на ветру.
Лишь сердцем я всегда жила.
Пускай от сердца и умру...
(Из сборника «Часы ожидания»)

С известной армянской поэтессой, авто­
ром многих сборников и публицистиче­
ских книг, активным деятелем общест­
венной жизни сегодняшней Армении, бе­
седует наш корреспондент Валерий Ле­
бединский.

Мы живем в сложное время. Дейст­
вительность заставляет пересматривать
очень многие понятия и представления.
Что для человека самое важное: семья,
вера, работа, воспитание?
— Начну с того, что я... мало верю в
воспитание. Хоть для читателей вашего
журнала это прозвучит одиозно.
Тут, видимо, мне придется немного рас­
сказать о себе.
Мон родители происходят из города
Вана (Западная Армения, ныне на тер­
ритории Турции). В 1915 году, во время
геноцида, учиненного турецкими властями
над армянский народом, они вынуждены
были вместе с' тысячами беженцев оста­
вить дедовские земли и пешком добрать­
ся до Еревана. Но через пятнадцать дней
дедушка умер в этом городе от эпиде­
мии тифа, и бабушка со своими четырьмя

дочурками осталась одна. Через два года
старшая дочь вышла замуж за молодого
учителя Барунака Капутикяна — родом то­
же из Вана. Но счастье было коротким.
Очень скоро молодая жена стала вдовой
(муж е$ скончался от холеры), а я, еще
не родившись,— сиротой.
Мама не вышла замуж, работала, с мо­
лодых лет кормила семью. Жили очень
скудно. Двор наш был беженским, то
есть бедным, скопищем обездоленных лю­
дей. Росла я почти без надзора: мама не
успевала ходить в школу даже на ро­
дительские собрания. Какое уж тут воспи­
тание! И, несмотря на такую биографию,
я, как говорится, вышла в люди.
Так что я больше верю в то, что
вложено в человека, в его гены. А воспи­
тание, на мой взгляд, имеет значение
вспомогательное, оно может обтесать, дать
форму бесформенной глине, но главное —
глина.
Конечно, если бы я росла в другой семье,
много читала и общалась с высокораз­
витыми людьми, которые помогли бы быст­
рее сформировать мои взгляды,' воспита­
ние могло помочь. Но лишь ускорило бы
то, что произошло и без него. Ведь очень
часто из хорошей семьи выходнт плохой
человек и наоборот.
Или еще: в одной семье растут совер­
шенно разные дети. Ну, например, мои
внучки. Старшей Лиавард — 10 лет, млад­
шей Сирвард — девять. Разница между
ними — всего год, а между характе­
рами — тысячелетня... Лиавард — спо­
койная, прилежная, хорошо учится; Сир­
вард — огонь, любит фантазировать, шум­
ная, острая; но еле заставляем ее
раскрыть учебники, тетрадь...
Не могу удержаться и не рассказать
одну забавную историю. Ее, младшую,
я удочерила и она носит мои имя и
фамилию — Сирвард Капутикян (мое на­
стоящее имя — Сирвард). В школе она в
незавидном положении; их классная учи­
тельница, весьма строгая, ратующая за
социальную справедливость женщина, к
«отпрыскам» известных людей относится
еще строже, и моя внучка — одна из тех,
кто подлежит «усиленному режиму» воспи­
тания. И вот однажды внучка со слезами
на глазах обращается ко мне: «Бабушка,
пускай, если так, не я, а Лиавард будет
Капутикян. Она хорошо учится...» Я от ду­
ши рассмеялась, сразу угадав истоки ее от­
чаяния: учительница так часто стыдила
ее за то, что не подобает внучке Силь­
вы Капутикян учиться плохо, быть неак­
куратной, что внучка, вместо того чтобы
стараться быть достойной «своего поло­
жения», решила просто-напросто освобо­
диться от приносящей ей столько хлопот
фамилии... Справилась она с «проблемой»
весьма своеобразно, не так ли?..

Но ведь существенное влияние оказы­
вает и окружение...
— Д а, в широком смысле слова: среда
и время. Вот в годы войны мы жили
почти нищенски, но не было того «пол­
ного набора» пороков — воровства, туне­
ядства, детской преступности, коррупции,
наркомании,— который потом стал одоле3

вать нас так последовательно и так по­
вально. Другое было время. Оно было на­
сыщено духовностью. У нас была вера в
победу, в идеал...
Помню, пришел к нам мой дальний
родственник со своим мальчиком поздра­
вить нас с Новым годом. За столом были
и другйе гости, шум, гам, песни, остро­
умные рассказы. Вдруг этот шестилетний
мальчик поворачивается в сторону отца и
шепчет ему на ухо: «Папа, какой гарнитур
у них: «Людовик»? «Венеция»? Это было
начало семидесятых годов. Папа его, про­
стой столяр, только что стал началь­
ником цеха. И он, и его семья, и почти
все вокруг целиком вошли во вкус: при­
обрести все больше и больше,— квартиру,
мебель, машину... Что могла бы сделать
школа, воспитание перед таким натиском
вещизма, бездуховного времени?..
На днях один из таких отцов — «ме­
щанин во дворянстве» — для своего сына
купил Привезенный из Америки игрушеч­
ный компьютер за... 3.000 рублей. И это в
то время, когда вокруг столько бед, ужасы
землетрясения, больные и искалеченные де­
ти, бездомные сироты, беженцы из Азер­
байджана, которые вынуждены были в те­
чение нескольких часов оставить «дедов­
ские» очаги, бросив имущество... Слов нет:
такой сыночек, может быть, будет прекрас­
но знать, как обращаться с компьюте­
ром, но едва ли с должным уваже­
нием и облагораживающим сочувствием
будет относиться к людям, в том числе
и к столь «щедрому» по отношению к свое­
му чаду папаше...
— Отрицая роль воспитания, вы тем не
менее для всех почитателей вашей поэ­
зии — через чувство, через музыку и смысл
стиха — действуете как хороший учитель.
— Каждый писатель, художник, компо­
зитор — где-то в душе Макаренко. Ибо
настоящая литература, культура служат
одной и той же высокой цели — сде­
лать человека человеком, растить в нем се­
мена добра, света, чувства красоты.
— Что вы вкладываете в понятие «пе­
рестройка», в какой степени уже сейчас
помогает она рождению идеалов нового
времени?
— Я не из тех скептиков, которые го­
ворят, что за четыре года ничего не сде­
лано. Если перестройка, как уже принято
говорить,— революция, революционный
процесс, то любой революции предшест­
вует теоретическая, интеллектуальная под­
готовка. Ведь не только бытие определяет
сознание, но и сознание влияет на бытие.
Великую французскую революцию подгото­
вили «энциклопедисты». И сейчас у нас
тоже идет такой же процесс — раскре­
пощение мысли, умов.
Другое дело, что сразу открылась пло­
тина застоя и накопленная там за десяти­
летия молчания энергия гнева хлынула в
нашу жизнь и с этим многоводным по­
током на огромных наших просторах по­
рою трудно справиться. Но, главное,—
побеждена философия равнодушия, бацил­
лы индифферентности. Смотрите, какое
скопление телезрителей у голубого экра­
на, показывающего вовсе не голубые
картинки, а заседания Съезда народных
депутатов, какие очереди у газетных ки­
осков!.. Да, социальную активность, стрем­
ление стать хозяином земли и заводов,
тягу к достойной жизни — вот что раз­
4

будили в народе перестройка, гласность,
демократизация. И это для такой страны,
как наша, немало...
Но, к сожалению, такие же, как за газе­
тами, очереди за колбасой, а кое-где и за
хлебом... Слишком велика и всеохватна
была разруха страны — социальная, эконо­
мическая, экологическая, нравственная —
и сейчас обновить все это и продвинуться
вперед невероятно трудно. Нужны наши
общие усилия, наш собственный труд и ста­
рания. Конечно, дело обновления сильно
тормозит бюрократический аппарат, крепко
хватаясь за командно-бюрократическую
систему. Но мы очень любим всю от­
ветственность сваливать на «аппарат»,
обвинять всех, кроме себя. Конечно, не
всякий может работать на перестройку
так, как народный депутат Собчак, но
выполнить свой долг перед обществом,
поддерживать все новое, революционное —
могут все.
— Как вы относитесь к обострению на­
ционального вопроса? Как вы оцениваете,
с этой точки зрения, события последних
месяцев?
— Я была делегатом XIX партконферен­
ции и меня от души радовала приня­
тая резолюция по национальному вопро­
су, утвержденная затем в «Платфор­
ме КПСС». Мне особенно импонирует в
этом документе бережное отношение к на­
циям, к их достоинству и традициям,
культуре и языку.
Из всех этих факторов в данном ин­
тервью я бы прежде всего хотела оста­
новиться на проблеме национального язы­
ка. Видимо, надо быть представителем
малочисленного народа, чтобы до конца
почувствовать, в каком унизительном со­
стоянии был родной язык в республиках,
в национальных образованиях, когда на
совещаниях или собраниях говорить, вы­
ступать на нем считалось если не национа­
лизмом, то признаком отсталости, бес­
тактностью; когда вся официальная пе­
реписка и делопроизводство велись на рус­
ском языке; и поэтому родители, стремясь
обеспечить будущее своим детям, избегали
их отдавать в национальные школы. И шко­
лы эти, и детские сады один за другим
закрывались. Так умирал язык народа, пре­
вращался в экспонат для этнографиче­
ского музея. Помните, у К. Ушинского:
«Пока жив язык народный в устах наро­
да, до тех пор жив и народ». И еще:
«Отнимите у народа все — и он все сможет
воротить; но отнимите язык, и он никогда
уже более не создаст его; новую родину
даже может создать народ, но языка — ни­
когда: вымер язык в устах народа,—
вымер и народ». Лучше не скажешь.
Вот почему сейчас такой взрыв эмоций
в защиту родного языка, желание, наряду
с русским языком (отрицать его необхо­
димость нелепо), обеспечить знание род­
ного. Это знание, кроме всенационального
значения, играет огромную роль в форми­
ровании мироощущения человека.
Мы, армяне, хотя не такие малочислен­
ные, как, скажем, народы Северного Кавка­
за или Дальнего Востока, а с не меньшей
болью наблюдаем за процессом утраты
языка. Ведь наш н&род в результате
геноцида 1915 года рассеян по всему свету.
И сейчас на наш язык падает двойная
ноша: во-первых, он связывает потомков
со своими корнями, культурой, 1600-летней

письменностью. Во-вторых, при отсутствии
общей родной ■земли, становится своего
рода «связным» между соплеменниками,
разбросанными по всем материкам.
Я часто бываю в Спюрке (армянское
зарубежье), выпустила три книги о нем.
И через каждую — красной нитью про­
ходит горечь старших при виде сынов и
внуков, которые из года в год становятся
все больше «глухонемыми» по отношению
к родному языку. Не случайно, что в
Спюрке мое стихотворение «Слово сыну»,
заканчивающееся строчками «Если мать
свою забудешь, армянской речи не за­
будь»,— уже 40—50 лет на устах детей.
И почти в каждом классе армянских
школ я встречаюсь с девочками, которых
крестили именем автора этих строк. Между
тем у нас в Армении долгое время, осо- •
бенно в годы «ждановских докладов»,
это стихотворение было запрещено...
И когда я, вернувшись из-за границы,
писала мои путевые заметки, очень часто
получала письма от армян, проживающих
в разных концах Союза, полные жалоб, что
у них не только нет армянских школ и
клубов, а и кружков по изучению род­
ного языка! А мы, армянские писатели,—
звучал упрек в этих письмах,— разъезжа- X
ем по заграницам и пишем о зар у б еж -^,
ных армянах, совсем не интересуясь
«своими»...
Упрек был вполне справедливым. Но что
могли мы сделать, когда порою легче было
ездить в Канаду и Америку, чем, ска­
жем, в... Краснодарский край или Нагор­
ный Карабах, где появление писателя из
Армении рассматривалось чуть ли не. как
посягательство на идею «дружбы наро­
дов»...
Теперь, слава богу, в «Платфор­
ме КПСС» особенно подчеркивается, что
надо предоставить возможность нацио- н
нальным меньшинствам, где бы они ни бы- ^
ли, развивать свою культуру, традиции,
язык. С удовольствием хочу отметить, что
во многих местах страны это уже при­
меняется...
— Сильва Барунаковна, в нашей беседе
вы впервые произнесли слова «Нагорный
Карабах». Вы же — активный участник
Карабахского движения и у вас есть о
чем здесь рассказать.
— Вы правы. Я сознательно стараюсь
не говорить об этом в нашем разговоре.
Проблема настолько болезненная для ме­
ня и моего народа, что говорить о ней в
рамках общей беседы, без углубления в ее
историю и суть,— мне не хочется.
К тому же ко всем этим бедам при­
бавилась еще и варварская блокада, когда
тысячи людей — без питания, без бен­
зина; строительные отряды в местах земле­
трясения прекратили работу..."Каждый час
меняется обстановка и не знаю, каково
будет положение, когда выйдет наша бесе­
да (Материал готовился к печати в нояб­
ре 1989 года — Ред.).
Скажу только, что корни конфликта
уходят в двадцатые годы, когда была обра­
зована ИКАО, включенная в состав
Азербайджана. Армянское население На­
горного Карабаха, насчитывающее в ту
пору 94 процента, а сейчас — 75 процентов,
за все это время не примирилось с этой
несправедливостью. Но все попытки осво­
бодиться от такого положения кончались
репрессиями, снятием с работы, усилением

Ф ото В. Щ еколдина

гнета, вынужденным выездом в другие
концы Армении, в Россию, Среднюю
Азию...
Поверив в обновляющее начало пере­
стройки, народ Карабаха вновь поднялся
на ноги, уверенный, что в этот раз его борь­
ба завершится победой. Увы, победа — д а­
лека. Близка безысходность, разочарова­
ние... Страшно, когда в человеке ломается
вера, еще страшнее, когда она ломается
у целого народа...

ли б не солидарность всех людей плане­
ты, мы не могли бы этого перенести.
Я часто бываю в пострадавших от зем­
летрясения местах. Там и сейчас ужасная
картина, особенно в разрушенных селах,
где люди остались буквально без крова,—
а впереди зима... Но когда едешь по этим
дорогам, везде видишь таблички: здесь
строит Италия; здесь — Норвегия; там —
Агропром Нечерноземья; там — Башки­
рия... Помню табличку: «Краснодар обе­

Но все-таки надо верить...
щает: новый Налбанд будет краше, чем

Вы правы, надо. И знаете почему? раньше!» Смотришь — и душа обнаде­
Потому что не верить еще труднее. Нельзя живается...
жить одной ненавистью, злобой, неверием
в любовь, в победу человечности, добра.
В Степанаване — городке тоже очень
Время, в которое мы живем сейчас, в сильно пострадавшем, повреждено и четы­
конце XX века,— очень сложное, бурлящее. рехэтажное здание городской больницы.
Атом угрожает человеческому существова­ Я посетила больницу, можно сказать, по­
нию, но возрастает осознание экологиче­ левую, которая построена строителями
ской катастрофы, растут противоборствую­ из Ф РГ: привезенные издалека временные
щие силы. Все больше людей, которых домишки, кабинеты, лечебное оборудова­
объединяет новое мышление. Мы чувст­ ние. Все врачи, сестрички (санитарки из
вовали это в Армении во время земле­ бывшей больницы) — теперь здесь. Все
трясения — этого вселенского несчастья, службы работают. И самое трогательное —
которое обрушилось на нашу землю. И ес­ родильный дом. Зашла я в этот домик, ви­

дела новорожденных. Они спали, укутан­
ные в одеяла, скорее всего принесен­
ные откудг -то, подаренные кем-то... Рядом
была комната, где находились их матери.
Увидев меня, роженицы, которые получили
в этот день цветы, подаренные им счаст­
ливыми отцами, переподарили их мне! Мое,
в последние месяцы постоянно тяжелое,
настроение на минутку как бы рассеялось.
А одну девочку, которая родилась в
этот день, родители решили назвать моим
именем. Среди множества девочек, которые
носят мое имя, эта — самая дорогая для
меня.
Все это радовало меня не только как
писателя и армянку, но и в более ши­
роком — общечеловеческом аспекте. Радо­
вало, что эту больницу построила ФРГ.
Что настало время, когда немцы, принес­
шие на моей памяти нам столько зла, тоже
были полны чувствами добра, дружбы,
как все остальные. Очень хочется думать,
что настанет новая пора в этом исстрадав­
шемся мире и моя маленькая тезка будет
жить на более счастливой планете...
5

городе, где живет Ирина, допоздна
кричат чайки. Больше всего их на
набережной, в центре, у самого Крем­
ля.
Здесь Ирина никогда не жила.
Старый ее дом стоял за вокзалом —
там у них с матерью была крошечная
комната в коммуналке, потом получили
квартиру и переехали в другой конец горо­
да, на юго-запад. Там, куда ни глянешь,
коробки и коробки — все одно и то же,
поэтому по весне Ирину тянет сюда, на на­
бережную. Посидеть, подумать, послушать
чаек.
Этой весной Ирине исполнится двадцать,
дочери, Юльке,— три года...
Сколько Ирина себя помнит, она всегда
была при ком-то. Сначала при матери,
пока той воспитание дочери было в дико­
винку и не потянуло устраивать личную
жизнь; потом при подругах — в школе,
в училище. Целых два года Ирина Кова­
лева была при муже Андрее. А одно
время — при отце, вернее, с памятью о нем.
Отца Ира не помнит — он умер, когда ей
едва исполнилось три года. Про него она
не думала класса до шестого — ну нет и
мот. что ж теперь поделаешь,— тем более

УБЕГАЮ
Ольга ВОЛОХОВ А
что одно время у них проживал дядя Гера,
который играл с Ирой в куклы и скакал
конем.
Потом дядя Гера как большой любитель
горячительного был выдворен, а вместо
него объявился дядя Саша.
Чувств положительных Ирина к нему
никаких не испытывала, особой неприязни
тоже, ну а когда он взялся за ее воспита­
ние — после обеда за всеми посуду помоет,
Иринину оставляет грязной, это у него на­
зывалось «приучать к чистоте»,— то...
Да и прочие дяди Сашины методы вос­
питания были похожи один на другой и все
с частицами «не» — «не трогай!», «не дру­
жи!», «не ходи!»
Тогда Ирине больше всего хотелось, что­
бы мать прогнала этого дядю Сашу и не
просто прогнала, а сделала это торжест­
венно, обязательно объявив, что он обидел
ее, Ирину, но мать, обычно такая несдер­
жанная, почему-то помалкивала.
И тогда из небытия в о з н и к отец,
сильный и понимающий. В шкафу, под
бельем, Ирина разыскала старые фото­
графии без дат и без подписей и учени­
ческим почерком вывела на обороте «Па­
па». На деньги, сэкономленные на школь­
ных завтраках, Ирина купила красивый
бархатный альбом, куда сложила свои и
папины фотографии...
Ирине очень хотелось иметь братика или
сестричку. Пусть даже отцом у них будет
дядя Саша. Зато — обидят тебя, уйдешь
к себе в угол, и не одна сидишь, а рядом —
живая душа.
Братика или сестричку мать пообещала.
Но, как потом выяснилось, чтобы отвязать­

ОБЩЕСТВО И СЕМЬЯ

ся. Ирина тогда этого н$ поняла. Она нала­
дилась покупать пеленки и чепчики, пол­
зунки и распашонки, и к тому времени,
когда родилась ее собственная дочь Юль­
ка, в бельевом шкафу аккуратной стопкой
лежало детское приданое.
Подруг у Ирины нет. Вообще с жен­
щинами она осторожна. Из женских имен
больше всего не любит три: Таня, Лиля,
Лена. Таня — потому что развела с первой
любовью. Лиля — потому что между Ири­
ной и Лилей стоял будущий муж Андрей.
А Лена — потому что Андрей в конце кон­
цов остался с Леной и, кажется, нашел
в том успокоение.
Смущало ли ее то, что до их встречи
Андрей был в близких отношениях с Л и ­
лей, которая их и познакомила? И да, и нет.
«Нет» — потому что Лиля во всеуслышание
объявила, что у них с Андреем — «Все!»
А «да» — потому что Лиля отвела Ирине
незавидную роль: познакомив с Андреем,
решила выяснить, тянется ли он к ней

надолго — не доверяла, потому что он
мужчина, а мужчинам, с которыми так или
иначе сталкивала судьба,— отчимам —
доверять не приходилось. В своем дневнике
Ирина тогда записала:
«Вот и поженились. Черемуха венчала
нас, только она и свидетель. Так что,
если угодно, можно и по сторонам —
черемуха не скажет» (В. П. Астафьев.
«Излучина»).
Одно время Ирине казалось, что она себя
потеряла. Даже не потому, что по некото­
рым канонам она не подходила теперь под
понятие «девушка». У нее пропала Душев­
ная устойчивость. Ей начало казаться,
что вся их история для Андрея — очеред­
ное увлечение, что он страшный эгоист,
а может, это развлечение и для нее самой.
Потом стало казаться, что поступок ее
дурен не сам по себе, а потому, что не имеет
веского обоснования, что ее скоропали­
тельная любовь и не любовь вовсе, а может,
даже просто месть Лиле, которая ее затме-

ЗАМУЖЕСТВО
ся мой или нет.
На вечерах в училище, когда Ирина
была при Лиле, ей больше всего хотелось
быть самой заметной. Чтобы кто-нибудь
увидел, какая она стройная и нарядная,
какие у нее руки и глаза.
Но все замечали только Лилю. И при­
глашали только Лилю.
И вот Андрей...
Отношения с Ковалевым развивались
стремительно. Когда он пригласил ее к себе,
Ирина почувствовала, что между ними
что-то произойдет. И произошло.
Хотелось ли Ирине тогда близости?
Ведь ей не было и шестнадцати. Себе она
объясняет так: во-первых, было интересно.
Многие сверстники давно встречались «понастоящему», у нее же дальше поцелуев
дело не шло. Во-вторых, была подходящая
обстановка. И, в-третьих, из чувства про­
тиворечия. Мать с десяти лет взялась стра­
щать: принесешь в подоле — выгоню из
дому. И кроме того — наконец-то выбрали
ее, Ирину!
Что чувствовала она тогда? Чувство род­
ства превосходило чувство удовольствия —
будто скрепили неписанный договор; ка­
кой? — не знали сами.
Ирина понимала — то, что произошло
между ними, может называться по-разно­
му. Будет называться любовью, если об
этом будут знать только они двое. А может
называться и как-нибудь по-другому, не­
красиво, если об этом узнают другие и
будут затронуты чьи-либо интересы.
Доверяла ли она Андрею? Доверяла,
когда он был рядом и она чувствовала,
что она нужна ему. Но когда пропадал

вала, а может, вызов обществу, которое
избрало своим кумиром Лилю н не замети­
ло ее, Ирину. Да мало ли еще что ей
казалось!..
Ира — девочка с воображением и, в от­
личие от многих своих сверстниц, много
читает. Причем авторов, которых в ее окру­
жении, как правило, не читают,— Астафь­
ева, Солоухина, Гончарова... Может пока­
заться смешным, что Ирина пытается по­
строить свою личную жизнь на примере
книжных героинь. Но это происходит, ви­
димо, оттого, что она не хочет повто­
рить в своей жизни мать, а другого
примера у нее перед глазами нет.
Так вот, наверное, чтобы внутренне оп­
равдать то, что уже случилось, она
п р и с п о с о б и л а к себе Веру, героиню
«Обрыва» И. А. Гончарова. Реальная
жизнь, неудобная, неуютная, требователь­
ная, отошла на второй план. Появилась
другая, где легко можно объяснить все,
что происходит с тобой,— надо только соотнестись с тем, что продумано, прочув­
ствовано любимой героиней.
«Я давно подумала: какие бы ни были
последствия, их надо не скрыть, а пере­
нести!» — так говорит Вера в романе «Об­
рыв» н — в дневнике Ирины Ковалевой.
А последствия были такие: просилась
на свет Юлька. И Ирина с Андреем офи­
циально записались мужем и женой.

...В городе, где живет Ирина Ковале­
ва, в кабинете заведующей городским
ЗАГСом я записывала цифры о браках и
разводах в городе по годам и кварталам,
о первичных и вторичных браках, а из от­
дельной графы узнала о брачных союзах

-ла

:, 'лЖ

Шщш

Ладить со сверстниками Андрей не
умел, и прокатиться на велосипеде ему
удавалось редко. Наверное, тогда она и
родилась, эта зависть.
Что знал Андрей Ковалев о семейной
жизни до женитьбы?
Первое, что усвоил на примере своих
родителей,— женщина должна ждать. Ког­
да его отец бывал в непредвиденных
отлучках, подыскивая Андрею новую маму,
жена его терпеливо ждала.
И Ирина тоже ждала. Насколько хвати­
ло терпения.
Что знала Ирина Ковалева до замужест­
ва о семейной жизни? Знала, что муж­
чина по вечерам должен быть в семье,
должен приносить зарплату и выносить
мусорное ведро.
По вечерам муж дома не бывал —
он спортсмен, у него тренировки. Зарплату
в семью тоже не приносил — сначала учил­
ся на газоэлектросварщика, потом времен­
но не работал, потом опять собрался
учиться, а мусорное ведро выносил после
третьего напоминания.
Кормили молодую семью Ирины роди­
тели — ее мать Анна Михайловна и тепе­
решний отчим дядя Жора.
Дядя Жора никогда не отказывался
помочь Ирине, но, когда понял, что при­
ЩбуЯ&'.была Юлька, и еще был рядсш^ ходится содержать еще и ее мужа, воз­
Андрей, когда Ирина переписала в дневни­ мутился.
А возмущается он всегда бурно.
ке из «Обрыва» весь диалог Веры и Мар­
ка во время их последнего свидания,
От той первой замужней жизни — с Анд­
« — Для семьи созданы они (женщины.— реем у Ирины остался страх за Юльку:
О. В.) прежде всего. Не ангелы, пусть кто заменит ей отца. Самой ей отца не
т а* — но и не звери! Я не волчица, а жен­ заменил ни дядя Гера, ни дядя Саша, ни
щина!»
дядя Жора. Юлькин же отец в поисках
И далее:
душевного спокойствия (после развода он
« — Долг,— повторила она настойчи­ начал усиленно заниматься китайской д м во,— за отданные друг другу лучшие годы настикой, чтобы достичь внутреннего рав­
счастья платить взаимно остальную жизнь... новесия), кажется, добрался до сияющей
— Чем это — позвольте спросить? Ва­ вершины: когда его посещает волнение за
рить суп, ходить друг за другом, сидеть судьбу Юльки, он начинает себе внушать:
с глазу на глаз, притворяться... когда «У меня все хорошо! Я спокоен! Абсолют­
силы одного еще крепки, жизнь зовет, но спокоен!»
тянет дальше!.. Так, что ли?
— Да, удержаться, не смотреть туда,
...Вместе с алиментами Ирина получает
куда «тянет»! Тогда не надо будет при­ 97 рублей (80 рублей зарплата плюс 17
творяться, а просто воздерживаться, алименты). И если учесть, что Ирина часто
«как от рюмки»... Так я понимаю счастье на больничном, а стаж заработать она пока
и так желаю его!»
не успела, то и свои 97 рублей она не
Если бы Вера с самого начала была видит.
' **
Ирина по специальности повар, имеет
слишком благочестивая и правильная,
Ирина бы ей не поверила — уж точно! разряд. Но выполняет неквалифицирован­
Но тут Вера, сама преступившая черту ную работу, моет посуду на кухне. У з а ­
дозволенного, и вдруг — долг, вера? Иног­ ведующей столовой свой резон: все места
да Ирине казалось даже, что Вера — это поваров заняты. Сначала Ирина все поры­
она сама. Она сама все это давно знала валась заявлять о Своих ущемленных пра­
и чувствовала, просто Вера сказала за нее! вах, напоминать, что одна воспитывает
Правда, Андрей Ковалев в отличие от дочь. Ей пообещали, что как только осво­
Марка Волохова — героя И. А. Гончаро­ бодится место, переведут в повара. Место
ва — не говорил, что любовь — это «ложь». освободилось и в повара перевели Ирину
Он, как раз наоборот, слишком часто на­ напарницу, за нее хлопотал муж, за Ирину
поминал Ирине о своей любви, но Андрей хлопотать некому... На работу Ирина идет
оказался носителем очень скверного чело­ без особой охоты: специалист в роли де­
веческого порока — зависти и не противил­ вочки на побегушках.
Комната у ней с дочкой теперь отдель­
ся, если «жизнь зовет, тянет дальше»! —
он начал изменять Ирине очень скоро. ная. А долгое время жили они с Андреем
Он завидовал тем, у кого есть дача, в одной комнате с парализованной бабуш­
машина, хорошая квартира, очень краси­ кой.
вая жена. А особенно тем, у кого есть
После развода с Андреем Ирина всту­
деньги.
Денег Андрею всегда не хватало — пила в брак с Николаем Головиным. Их
мать растила его почти без помощи, одна, отношения длились около года и окончи­
и даже такая доступная для сверстников лись разрывом...
За время второй своей семейной жизни,
забава, как велосипед, была для него пре­
с Колей Головиным, Ирина не то чтобы
делом мечтаний.

среди несовершеннолетних. Их количество
растет с каждым годом, причем значи­
тельно.
•И только в гостинице, сидя за письмен­
ным столом . и подсчитывая процент р аз­
водов среди несовершеннолетних супругов,
я поняла, что занимаюсь, мягко говоря,
ерундой. Ведь это совсем не те браки и не
те разводы, которые существуют в действи­
тельности. Это, скорее, информация о «не­
запланированных детях», ведь регистрация
каждой пары несовершеннолетних проис­
ходит на основе множества справок и заяв­
лений. суть которых — будет ребенок.
Поэтому объявить число фактически су­
ществующих браков среди несовершенно­
летних вряд ли кому удастся. Ведь если,
Шскажем, состоящие в незарегистрирован­
ном браке несовершеннолетние придут
ф З А Г С без справки, что вот-вот будет
ребенок, их попросту отправят**домой,
Иг к мамам и папам.
,'ж й
А что, к примеру, будет, если завтра по­
всеместно разрешить регистрацию браков
> С 16 или 15 лет? Побегут ли все юноши
и девушки в срочном порядке официаль­
но становиться мужем и женой? Вряд ли.
История Иры Ковалевой, одна из тысяч
^ подобных, служит тому доказательством.

а
I

раздружилась с Верой из «Обрыва», но ей
ближе стала Наташа, которая «любила,
ничего не требуя, ничего не желая, при­
няла друга, как он есть, и никогда не пред­
ставляла себе, мог ли бы, или должен ли бы
он быть иным? Бывает ли иная любовь,
или все так любят, как она?» — И. А. Гон­
чаров «Обрыв», выписка из дневника Ири­
ны Ковалевой.
Ирина при своих небогатых доходах
умудрялась помогать Коле Головину, когда
он сильно нуждался, а нуждался он почти
всегда.
Ирина даже мяту с лета заготовила,
чтобы зимой чай с мятой заваривать, как
Коля любил.
Но мята не понадобилась...
Теперь у Ирины новый друг — Анатолий.
Ах как напрашивается тут приговор о
падении нравственности в молодежной сре­
де! Заодно от моралиста может перепасть
и автору: мол, о развращенной девице пи­
шет с сочувствием и читателя хочет за ­
ставить сочувствовать...
Да, не скрываю: пишу и думаю об Ирине
Ковалевой с сочувствием. Даже с симпа­
тией. Мне симпатично в ней то, что все вре­
мя она пытается, в меру своих сил, осмыс­
лить происходящее в ее жизни. Мне симпа­
тично и ее желание, пусть беспомощное
и не очень результативное пока, быть в жиз­
ни не лишней. Скажете, замкнула себя
в личное?.. Но именно на эту претензию
к Ирине и ко всем таким, как она, «скоро­
спелым», есть, как мне кажется, ответ.
Вспомним: когда так катастрофически
помолодели браки в нашей стране? —
тут мы, действительно, пожалуй, «впереди
планеты всей...» В 70-е, в 80-е годы. В те
самые годы, когда у людей резко сузилась,
фактически исчезла возможность достой­
ной самореализации в социальной сфере.
Исчезли иллюзии на этот счет. Осталась
личнаД'жизнь... Это касалось всех. Только
молодым, надо думать, было труднее; ка­
ково, если бьющую через край энергию,
присущую возрасту, как пробкой, запереть
с двух сторон: запретами со стороны госу­
дарства и сверхопекой, по сути теми же
запретами, в семье. Нет, не случайно они
уходили в личную жизнь, как в спасение,
как в единственную сферу, оставленную им.
Сколько их, подростков, ставших мужем
и женой, папой и мамой в 16—17 лет,
а то и в 15 лет? Наверное, многие тысячи,
и судьба Ирины Ковалевой еще не из худ­
ших. У Ирины есть горячо любимая дочь;
по мере того, как подрастала дочка, крепло
материнское чувство юной матери, а это
созидательнейшее из чувств. К тому же
Ирина из тех натур, которые вовлекают
события своей жизни в душевную работу,
а не плывут по течению — и это также за ­
лог ее будущего.
Но есть и другие, захваченные, как
Андрей Ковалев, отец Юльки, врасплох
ранним супружеством и родительством,
не готовые к новым перегрузкам, ни бы­
товым, ни нравственным.
...Они убегают в замужество, в женитьбу
от той жизни, какую создали мы, взрос­
лые, и не только в большом, социальном
мире, но и в малом, в родной семье. Убегают
из отрочества, перескакивая юность, прямо
во взрослую жизнь. В ту самую взрослую,
с какой несогласны? От какой бежали?..
Где им, неокрепшим, взять силы, чтобы ра­
зомкнуть этот круг?

7

ПОЧТА «СЕМЬИ И ШКОЛЫ
явить свою солидарность со
всей страной.
Политическая
идейность,
убежденность воспитываются
с детства. И надо использо­
вать прекрасную
возмож­
ность, которую представляют
д ля этого памятные, истори­
ческие даты нашей Родины.
С уважением
Н. А Д Р Е Е В А
Волгоград

письма

На
демонстрацию
со всеми

Про игрушки
забыли
Я бабуш ка первоклассника-шестилетки. В ш колу мой
внук идти не хочет. Спра­
шиваем: «Почему?» А он в
ответ: « Что там интересного?»
Все вспоминает детский сад,
где было много игрушек. А
в ш коле дети мыкаются не­
прикаянные. На переменах,
вместо того чтобы поиграть
с детьми, учитель что-то п и ­
шет. Принесли мы в ш колу
все по списку учителя: и
грампластинки, и диафильмы.
А вот игрушки, оказалось,
не требуются. Но мы все-таки
принесли. А что толку? И гро­
вая комната вечно закрыта
И площ адки игровой во дворе

С болью в душе, каждый
раз, когда приближаются на ­
ши политические праздники
1 Мая и 7 ноября, я думаю
0 молодежи. К сожалению,
по состоянию здоровья я на
демонстрации ходить не могу.
А у моих детей — старше­
классников и их товарищей
при приближении праздников
1 Мая и 7 . ноября одно
на уме: где бы собраться да
повеселиться. Ни у кого и в
мыслях нет пойти вместе на
Д а , я согласна, школа не
демонстрацию. Разговоры с
детский сад. Но ведь речь
ними на эту тему ни к чему
идет о шестилетних ребятиш­
не приводят.
ках. И гра для них остается
Конечно, они уже не в том
основным видом деятельно­
возрасте, когда дети ходят на ■ сти. И в игре их можно
демонстрацию с родителями.
скорее всему научить. А у нас,
Так уж повелось, что взрос­
как это повелось, особенности
лые представляют предпри­
учеников в расчет не прини­
ятия, организации. А ш коль­
мают. И всех детей стригут
ной колонны нет. Не отсюда
под одну гребенку.
ли берет свое начало же­
Е. КУЗЯЕВА
лание отделиться от общ их
г. Херсон
дел страны, политическая
инфантильность молодежи?
С горечью пишу об этом.
Ведь демонстрация — это
политическое мероприятие, и
очень жаль, что школьный
комсомол стоит в стороне.
Почему в пору взросления
ребята не причастны к празд­
никам страны? Р азве старше­
Теперь признали, что д ли ­
классники не могут представ­
тельный перерыв в учебе ме­
лять свою ш колу на демон­
шает подготовке молодых спе­
страции? Ведь ходят же на
циалистов. От службы в ря­
демонстрацию студенты.
дах Советской Армии освобо­
В этот день школа должна
дили студентов, правда, пока
стать местом сбора демонст­
дневных вузов.
рантов. чтоб каждый, кто за ­
Но я хочу спросить: «А
хочет, мог встать в строй
как же солдаты-отцы?» Ведь
вместе с товарищами и продлительное их отлучение от

Дети
не могут ждать

8

.семьи плохо сказывается на
детях. В раннем возрасте,
когда ребенок все восприни­
мает впервые, трепетно и ра­
достно познает мир — папы
нет рядом. Моего мужа
призвали на военную службу
осенью 1988 года, сынишке
было полтора года. А вернет­
ся наш папа, когда сыну
будет уже три с половиной
года (муж находится в вой­
сках Морфлота). М альчик
растет без отца, пособие в
35 рублей отца не заменит.
В одной песне поется: «Вы
служите, а мы подождем».
Так вот дети не могут ждать.
Я знаю случаи, когда молодые
лю ди, отслужив армию, пре­
небрегают своими отцовскими
обязанностями. И это неуди­
вительно, к ребенку-то отец
толком привязаться не успел,
а потому себя в этой роли
не представляет.
Н ельзя ли освободить м оло­
дых людей, имеющих м алень­
ких детей, от службы в армии?
Ради детей.
■А. АН ТО Н О ВА
Чувашская АСС Р

равно с сыном будешь». Не
подумайте, что я замкнулась
на сыне: я предлагаю устра­
ивать семейные праздники,
пригласить гостей, испечь пи­
рог, сделать коктейль. Но Са­
ша этого не поддерживает.
М не всегда казалось, что
ребенок объединяет семью.
А вот у нас получилось
наоборот — сын разъединил
нас с мужем.
Самое удивительное, что
Костя д ля мужа — желанный
ребенок и он хочет иметь
ещ е детей. Только при этом
не желает ничем поступиться.
И считает, что я должна
одна нести все тяготы и спо­
койно относиться к тому, что
он уезжает на базу отдыха,
убегает от детского крика.
Считается, он работает, ус­
тает. И должен отвлечься, \
восстановить силы. А я в этом г ^
не нуждаюсь, так как сижу
дома с ребенком. Может быть,
действительно, муж прав? И я
не должна все так траги­
чески воспринимать?
Л. КРИ ВЦ ОВА
г . Краснодар

Без угроз!
Ребенок
поссорил
Очень давно выписываю
журнал, еще до замужества.
Казалось, столько прочитано,
что сумею избежать ссор в
семье.
Я мечтала иметь троих де­
тей, хотя понимала, что де­
ти — это, конечно, трудности,
зато и радости сколько. Еще
до рождения ребенка рисова­
ли с мужем будущ ее — все
домашние дела делить по­
полам, в кино, в театр ходить
по очереди.
И вот у нас родился Кос­
тик. В нашей дружной семье
начались ссоры. Очень оби­
жает меня поведение мужа.
Как только Костик захнычет
ночью, муж берет подушку
и уходит спать в соседнюю
комнату. Раньше, когда такой
возможности не было, всегда
ворчал, злился. И меня всегда
м учило чувство вины за то,
что малыш много плачет.
И так во всем. Я часто
слышу: «Почему бы мне не
сходить в библиотеку, на ста­
дион, в кино, ведь ты все

Порой приходится сталки­
ваться с тем, как в школе
пренебрегают законами раз­
вития личности. Мой десяти­
летний сын смастерил стар­
шей сестре ко дню рождения
колечко. Он вообще у нас
мастер «золотые руки». От­
ш лифовал простую проволоч­
ку — и получилась симпатич­
ная безделушка. Подарил
сестре. Она была тронута,
реш ила с колечком не рас­
ставаться. А в школе учителя
стали девочку буквально тер­
роризировать: «Сними да сни­
ми!» В ход сразу пошли
угрозы — не пустим на уроки,
вызовем на педсовет. Дочка
озлобилась. Сын, в знак соли­
дарности, сделал еще одно
колечко и специально наде­
вает его в школу...
И з-за чего же сыр-бор?
Я сомневаюсь, чтобы копееч­
ное колечко на пальце ме­
шало девочке усваивать объ­
яснение учителя, как внуш али
мне в школе. А вот органи­
зованное гонение, действи­
тельно, вы зврло у дочери
неприязнь к школе. J)eru
взбунтовались против наси­
л и я и диктата и выразили
свой протест.

ПОЧТД «СЕМЬИ И
Зачем действовать с пози­
ции силы? Где ж е педагоги­
ческий подход, уважение к
личности ученика? И еще.
Учеников отталкивает цель,
которой добиваются учителя.
Серьезное воспитание хоро­
шего вкуса в школе замени­
ли унификацией. Дошло до
того, что требуют, чтобы у
всех девочек были одинако­
вого цвета колготки. Это же
дикость, с которой невозмож­
но согласиться!
Влияние школы должно
проявляться иначе. Моя дочь,
например, может на вечер
надеть шелковую юбку с шер­
стяным джемпером или клет­
чатую кофту с полосатой
юбкой. И не только она одна
такая. Но ведь дети в этом не
виноваты. Их никто не учит
разбираться в моде. Законы
красоты, приметы хорошего
вкуса для них з а семью пе­
чатями. На мой взгляд, имен­
но школа должна решать
эти вопросы, отказавшись от
муштры и палочной дисципли­
ны.
Н. НАГ АРИЯ
г. Димитровград
Ульяновской области

Недетские
проблемы

Ни разу не видела я в
наших магазинах детское
мясное пюре. Как оно удобно
в употреблении! Приходится
по три часа варить говяди­
ну, половина — кости и жир.
Д а еще жилы на мясорубке
остаются. Мясо нам, конечно,
обходится в копеечку. Про
детские соки и говорить не­
чего. З а два года их в про­
даж е не встречала. Мне могут
сказать, что фруктовое пюре
и соки можно делать самим.
Д а, можно. Яблоки зимой
у нас — только на базаре, а
цена их 4—б рублей з а кило­
грамм. Молодой семье это не
по карману. По телевизору
посмотришь, сколько разно­
образного детского питания
выпускают на Западе, и обид­
но становится з а наших
детей.
А одежда, обувь? Зимнее
пальто на годовалового маль­
чика стоит 25 рублей, курт­
ка — 16 рублей. Обувь сей­
час, правда, есть, но дубовая,
и с ней одно мученье. По­
чему-то для взрослых делают
обувь на «липучках», а для
детей
оставили
шнурки.
Сколько слез они вызывают
у детей! А как было бы
удобно и детям, и родителям,
и нянечкам в яслях, если бы
все эти сапожки, ботиночки,

школы

С трудом я насобирала где
туфельки застегивались лег­
ким нажатием руки. Д а на­
только могла три кусочка
детского мыла, чтобы помыть
учатся наши дети со време­
нем завязы вать эти злосчаст­
малыша. Ну а чем стирать
несколько р аз в день? Мыла,
ные шнурки! Вырастут, паль­
что дают по талонам, не
чики окрепнут—-и все само
собой получится. Очень долго
хватает. Или взять игрушки.
искали мы кроватку для сына.
В магазинах продаются, в
основном, дорогие мягкие
Спасибо знакомым — выру­
чили. А вот 'детский стул
игрушки. А где красивые,
и столик так и не смогли
яркие, звучные погремушки?
купить.
Дешевых пирамидок, кубиков
не сыщешь днем с огнем.
А как намучились мы с
сыном, когда попали в боль­
Куда все подевалось?
Конечно, хорошо, что те­
ницу, (у сынишки был об­
перь при рождении ребенка
структивный бронхит)! Ну­
матери предоставляют трехго­
жен свежий воздух, а в па­
лате духота, и в коридор не
дичный отпуск. Но ведь,
разреш аю т выйти. Трудно
согласитесь, при нынешних
ценах на одну 'зарплату
очень ребенку, который уже
семье трудно. Могла бы
ползает, пробыть весь день
выручить ссуда. Но почему-то
на руках у мамы или в кро­
ссуду выделяют только тем,
ватке. Но игровой комнаты в
кому нет тридцати. А мы с
больнице не предусмотрено.
мужем поженились, когда мне
Нас, матерей, в палате было
было уже 30 лет, а ему
четверо, мы мыли полы, по­
29. Но ведь мы вступили
могали обслуживающему пер­
в брак впервые. Несмотря ни
соналу. И... спали на стуль­
на что, мы не имеем права
ях — заведую щ ая отделением
на ссуду, которая нам бы
не разрешила даж е на ночь
очень пригодилась,
поставить раскладушки. Вот
Когда •испытываешь такие
и приходилось мучиться, но
трудности, сто р аз поду­
терпеть. Не оставишь же
маешь, прежде чем решиться
шестимесячного ребенка в та­
ких условиях! Врачи не уста- t на второго ребенка, не говоря
уже о многодетности.
ют твердить, что ребенка
надо содержать в чистоте.
Н. ТРЕТЬЯКОВА
Я согласна, надо. Но как?
г. Красноярск

Когда мы с мужем поже­
нились, то решили, что у нас
обязательно будет не меньше
трех детей. Но вот сейчас
нашему первенцу восемь ме­
сяцев. И я с грустью думаю
о том, что скорее всего он
и будет единственным. Дело
вовсе не в том, что с детьми
много хлопот. Наш малыш —
спокойный мальчик, достав­
ляет нам много радости. Дело
в другом. С рождением ре­
бенка появляется столько
проблем, о которых мы преж­
де и не подозревали.
Ребенок наш с первого дня
жизни находится на искусст­
венном вскармливании. Но на
молочную кухню положиться
нельзя. Сегодня нет творога,
завтра — сливок, послезавт­
ра — биолакта, а кефира во­
обще не бывает. Д а и творог,
когда он есть, мало похож
на детский. Приходится до­
бавлять то сахар, то в а ­
ренье — а иначе даже взрос­
лому есть невозможно, не то
что ребенку.

9

ПОЧТА «СЕМЬИ И ШКОЛЫ

КЛуб:
многодетной
семьи

Растить детей
трудно
и радостно



Ученые считают: для нор­
мального воспроизводства на­
селения необходимо, чтобы
более половины семей из об­
щего числа имели трех и бо­
лее детей. В наше время, ког­
да жизнь трудная и неустой­
чивая, на это решаются не­
многие. Тем значительнее з а ­
слуга таких родителей.
Но многодетные семьи не
только продлевают род че­
ловеческий,
они
спасают
семью. Один из известных
ученых, оценивая деятель­
ность многодетных семей,
причислил их к героям пере­
стройки. Меняя принятые и
укоренившиеся в нашем об­
ществе представления о роли
женщины, которая ценилась
только как труженица, пе­
редовик производства, много­
детные родители укрепляют
семейный образ жизни, воз­
вращают детям семью, до­
машний очаг.
Поведать о жизни много­
детной семьи лучше, чем она
сама, никто не может. Письмо
родителей Кущевых открывает
«Клуб многодетной семьи» —
это новая рубрика отдела пи­
сем журнала. Надеемся, что
Клуб поможет объединиться
единомышленникам, всем, ко­
го непосредственно волнует
благополучие семьи с не­
сколькими детьми. И одновре­
менно расширит круг друзей и
сторонников многодетных се­
мей.
Всех, кто обратится в Клуб
за помощью, мы готовы вы­
слушать и поддержать в труд­
ной ситуации.
Ждем ваших писем о том,
чем и как. живет современная
многодетная семья!
Мы с мужем вместе ж и­
вем семь лет. Он окончил
сельскохозяйственный инсти­
тут, я — педагогический.
У нас четверо сыновей: один
год, три, четыре года и шесть
лет. Родители отдали нам

10

свой дом, а живут рядом, в
доме бабушки.
Всегда горько слышать
обидные слова в адрес много­
детной семьи. Кто-то упрека­
ет: «Не хочет работать, вот
и нарож ала». Кто-то жалеет:
«Зачем столько детей, никуда
не съездить! Ничего не уви­
деть!» Кто-то даж е завидует:
« Везет ж е! Отдыхаешь, дома
сидишь, и дети рядом! Не
надо их чуть свет будить, в
садик тащить». Спрашива­
ется: «А кто вам мешает? Ро­
ж айте! Сидите дома!» Только
что-то мало находится таких
охотников — некоторые даже
не используют отпуск по ухо­
ду з а ребенком, спешат от­
дать малыш а в ясли и скорее
выходят на работу. Я думаю,
поступают так потому, что с
ребенком труднее. Он тре­
бует постоянной отдачи и вни­
мания.
Другой р аз хочется и почи­
тать, и телевизор посмотреть,
и в кино сходить, и в город
съездить. Но какой уж там от­
дых! Мы с мужем всегда ис­
пытываем дефицит времени.
Муж получает 210 рублей,
плюс мои 35 рублей по уходу
з а ребенком, еще пособие
4 рубля на четвертого ребен­
ка и 12 рублей на каждого
как малообеспеченным детям.
Н а эти доходы четверых де­
тей не прокормишь. У нас есть
корова, так что проблем с мо­
локом и мясом не знаем. Д а
и приусадебный участок вы­
ручает. Ещ е держим коз и
овец, чтобы обеспечить себя
теплой одеждой. На хозяй­
ство много времени уходит.
Живем мы скромно, по до­
ходам. Дети донашивают ве­
щи друг друга. Благо в селе
не так смотрят на одеокду, как
в городе! Сыновья знают, в
чем на улицу пойти, а что
надеть в гости, в театр, по­
тому без напоминания перео­
деваются в домашниюю одеж­
ду. Сама я пряду шерсть,
вяжу, шью и перешиваю ста­
рые вещи. И радуюсь, что
сделала обновки своими рука­
ми да семейному бюджету
помогла. Одежду мальчиков я
чиню много раз, на них все
горит, но мы не ограничиваем
ребятишек
в
движениях.
Ж алко смотреть на чистень­
ких, наряженных малышей,
которые боятся под страхом
наказания лишний р аз прыг­
нуть или пробежаться. Мамы
больше заботятся о сохран­
ности одежды, чем о здо­
ровье малышей.

Семья у нас дружная.
Обязанности по дому с мужем
делим, не ссоримся. И ребя­
тишек тоже начали понемно­
гу приучать к делам: при­
смотреть за малышом, при­
нести дров, сходить в м ага­
зин, подмести пол, загнать
скотину. Стараемся с мужем
друг друга подменять, чтобы
один из нас мог отдохнуть,
сменить обстановку. Но обыч­
но ездим вместе со старшими
ребятишками в музеи, в те­
атр, в детское кафе, в зоо­
парк. Тогда оставляем самого
маленького бабушке. Очень
любим всей семьей ходить в
лес, ездить на озеро. Я с деть­
ми занимаюсь английским
языком, читаю книги. Муж с
ними лепит из пластилина,
показывает диафильмы, рас­
сказывает о животных. Всей
семьей смотрим телепередачи
о зверях и природе, неко­
торые
учебные
передачи.
Старшему сыну мы много
уделяем времени и многому
его научили. Теперь он учит
младших, сам того не з а ­
мечая.
Дети растут здоровыми.
Стараемся закалять их. Это
нам просто необходимо. Ина­
че, если заболеет один, то з а ­
болеют все. Летом мальчики
купаются сколько хотят, к ата­
ются на велосипедах, зани­
маются на открытом воздухе
на спортивных снарядах. Зи­
мой по 4 —5 часов проводят
на улице. В любую погоду
бегают босиком в баню. Пос­
ле бани обливаем их холод­
ной водой. Старший за шесть
лет болел два раза, а млад­
шие получают уколы только
в виде плановых прививок.
На полу у нас всегда ле­
жит матрац, на котором дети
кувыркаются
и
прыгают.
К потолку подвешены «гру­
ш а» и канат. Играют ребя­
тишки в зале. Там стоит боль­
шой круглый стол. Мальчики
забираются на него, там рису­
ют, строят теремок из куби­
ков, чтобы младший брат не
достал и не помешал.
Хочу сказать об одной
проблеме. У нас нет таких
друзей, чтобы можно было
вместе встретить праздник,
отметить день рождения. Та­
кую ораву никто не хочет при­
глаш ать. Это и хлопотно, и
шумно, и беспорядок боль­
шой. Соседские дети ходят
к нам, а наших в дом не пуска­
ют, отказывают под разными
предлогами. Шума от них
много. Моим ребятам обидно.

иногда плачут. Но как м а­
леньким детям объяснишь,
что тетя не хочет нарушать
свой покой, вдруг что-то они
запачкают, сломают.
Мы очень любим своих сы­
новей, любуемся ими. Нам хо­
рошо с мальчиками. Мы сча­
стливы. Я никогда не думала,
что у меня будет столько де­
тей. Я у родителей одна и не
хочу, чтобы мои дети были
одиноки. Это — одна из при­
чин. А другая — пример
семьи мужа. У них в семье
шестеро детей. Все дружные,
заботливые,
внимательные,
работящие. Я хочу, чтобы мои
дети Никита, Тимофей, Иван
и Михаил выросли такими же.
Ради этого стоит трудиться.
Вера и Валентин
КУЩ ЕВЫ
Кетовский район
Курганской области

Почему
подозревают?
Двенадцать лет я получаю
ваш журнал, но пишу в пер­
вый раз. Слишком наболело,
накипело на душе.
У меня восемь детей — пя­
теро сыновей и три дочери.
Воспитываю их одна. С му­
жем развелась, когда ждала
восьмого ребенка,— не в си­
лах была вытянуть его из
пьяной трясины. Ж алко стало
детей. Живется нам теперь
спокойнее и легче, относитель­
но легче. Конечно, прихваты­
ваю дополнительную работу,
хотя и раньше никогда не
сидела сложа руки. Я не
миллионер, но и не нищая.
Хотя, сами понимаете, в помо­
щи, конечно, нуждаюсь. Если
при муже с двумя детьми
многие говорят, что им тяже­
ловато
приходится
мате­
риально, то каково нам?
Правда, у нас есть льготы!
Но хорошо и красиво нам
живется на бумаге, а в жизни
все по-другому.
Трое детей у меня учатся
в одной школе, а дочка — в
другой. Так уж получилось:
перешла из садика со своей
группой в школу. Не хотела
я ее с ребятишками разлу­
чать. В первом классе нам
отказали в материальноg по­
мощи. К отказам я уже при­
выкла. В другой школе, куда
ходят старшие, нас тоже не

•V

ПОЧТА «СЕМЬИ И ШКОЛЫ
баловали: то очередь не по­
дошла, то денег не хватило.
И даже по адресу моих детей
высказывались:

д искутирую т

совм естно со зд а ю т новы е идеи,
и д у т в незнаем ое

пед. к о н с у л ь т а ц и я

Ч то получается?

см ы слы человеческих
д еятельностей

ум ение учи ться

о пы т тв ор ч е ств а, проблем ное
мыш ление

п е д а го гн з а ц н я созна н и я
взрослы х

Где они встречаю тся?

м астерская

???

развиваю щ ееся производство

производство,
ж и в о й м узеи

Ч т о о н и д е л а ю т в м е с те

тр уд я тся для д р уги х

п р о б у ю т св о и силы

вн е д р я ю т и и з о б р е та ю т новы е
те х н о л о ги и

проф . тр у д , п р а з д н и к и ,
к о н к у р с ы ...

Ч то получается?

навы ки

ум елости

с п о со б н о сти , проф . ум ен ия

проф ессиональное са м оутвер­
ж д ение, м астерство

м есто д е й с т в и я :
м ир

см ы сл д е й стви я :
свободное общ ение своб од ны х лю дей
У с л о в н ы е о б о з н а ч е н и я : ??? —

U)

взрослы е

Где они встре ча ю тся?

У читель

Ум елец

ч

взрослы е

о т с у т с т в и е с о о т в е т с т в у ю щ е г о м е с та в н а ш е й к у л ь т у р е .

центры

вы ставка,

результат:
к а йф , б л а ж е н с т в о

шенствоваться в своей " умелости, само­
утвердиться в мастерстве.
С «Учителями» взрослые встречаются
во всех образовательных учреждениях.
На языке нашей схемы живые родители
и учителя встречаются на границе роди­
тельской и учительской позиций, присут­
ствующих в каждом взрослом. Зачем?
В идеале — чтобы тем и другим «стать
лучше». В жизни — чтобы конфликтовать.
Сегодня конфликты «семьи и школы»
не прекращаются потому, что «нейтраль­
ная полоса» между школьной позицией
«Учитель» и домашней позицией «Роди­
тель» слишком широка и ничем не
заполнена. Но как только кто-то (с любой
стороны) на нее забредет, другая сторона
открывает огонь. Стоит учителю вмешаться
в дела семьи, травмирующей ученика,
ему, как правило, предлагается «заняться
своими прямыми обязанностями». И наобо­
рот: редко добром кончается попытка
родителей обсудить с учителем какие-то
недоразумения,
ранящие
родительское
сердце. Сокращение «нейтральной» по­
лосы» возможно лишь взаимное, с двух
сторон! А мирное установление «откры­
тых границ» должно стать основным содер­
жанием педагогических консультаций. Т ог­
да их результатом для каждого взрослого
станет взаимопроникновение и синтез по­
зиций «Родителя» и «Учителя», тот синтез,
который лежит в основе подлинного
педагогического сознания. Ведь для ребен­
ка просто небезопасна ситуация чисто
родительских отношений со взрослыми
дома и чисто учительских отношений в
школе. Так закаляют сталь, но раска­
лывают, расщепляют сознание.
Встреча взрослых «Умельцев» (а все
взрослые в чем-то являются «Умельцами»,
но не все это знают) — важное условие
профессионального самоуважения, этой
основы душевного здоровья в зрелые лета.
Дилетанты, люди, не нашедшие своего
призвания, занимающие не свое место
в жизни,— это социальные больные, для
лечения которых нужны особые обществен­
ные формы жизни, где можно дотянуть
себя до подлинного самоутверждения в
собственной умелости.
Для акцентирования этой умелости про­
фессиональному труду необходимо придать
несколько демонстративный характер, спе­
циально подчеркивающий не результаты
труда, а само мастерство. Всяческие про­
изводственные праздники, живые выставки,
конкурсы мастеров — это формы любова­
ния трудом, а не только его продук­
тами, любования для всех — и для стар­
ших, и для младших. И эти "формы
необходимо множить не только для собст­
венного благополучия взрослых, но и для
нормальной общей детско-взрослой жизни.
Острую ненормальность в отношениях де­
тей
с собственными
родителями

«Умельцами» мы почувствовали, когда ста­
ли расспрашивать младших школьников
о работе их пап и мам. «Что делает
мама на работе? — Работает»; «Что делает
папа на работе? — Зарабатывает день­
ги» — таков типичное представление де­
тей об умелости их ближайших взрослых.

нюю строку. «Выход их всех позиций»
может быть понят двояко.
Одни усмотрят в нем временное осво­
бождение от ответственности, возможность
расслабиться и «побалдеть», паузы в ж и з­
ни, которые, как речевые паузы, инто­
нируют главные события, но не состав­
ляют их смысл. Впрочем, затянувшаяся
пауза, молчание — это очень выразитель­
ное речение, и, как есть великие молчаль­
ники, так есть и идеологи вечного кайфа.
Другие поймут «выход из всех позиций»
цак высший уровень внутренней свободы;
но свободы не от груза ответственности,
а от тех ограничений, которые накладывают
на любые реальные обстоятельства их
жизни условности, привычки, собственная
капризность. Тогда «выход их всех по­
зиций» — это место встречи людей, достиг­
ших в личном развитии уровня внутренней
свободы и более всех способных к полной
и подлинной человеческой близости. Прав­
да, тогда слово «кайф» (кейф), означа­
ющее отдых, досуг, приятное безделье,
следует заменить каким-то другим име­
нем — например, «блаженство». Впрочем,
все слова здесь достаточно произвольны,
ибо лишь указывают на высшие состояния
духа, но не рассказывают, в чем они....
Оба прочтения последней строки схемы
допустимы; а вдобавок они очень точно
отражают Ваше представление о счастье.
*

*

*

А теперь всмотритесь в схему «Точек
встречи» и отнеситесь к ней как к проекту
нормальной общей жизни всех поколений
по всему пространству мира человеческого.
Наша
педагогическая утопия

не
«светлое будущее», а способ зарождения
и возрождения полуразрушенных, умер­
ших детско-взрослых общностей. Детоцентричный мир пластичен, при-роден ка ж ­
дому из нас, открыт н а в с т р е ч у . . .
Готовы ль мы откликнуться — уже не
зову — крику!? Готовы ль выйти из лаби­
ринта камер; квартира— улица— контора—
улица— квартира..., где не с кем встре­
титься, потому что камеры — место не для
встреч, а лишь для отбывания жизнен­
ного «срока».
Нашли ли и найдете ли вы место на
нашей карте, которое сулит вам наиболь:
шую усладу, где вы чувствуете себя
комфортно, уютно, защищенно? Если в
этом месте вы хотели бы оказаться
ребе.нком, чтобы по-другому, полнее пере­
жить собственное взросление, то здесь, ско­
рее всего, область неизжитой травмы.
Компенсация душевных травм, пережитых
в детстве, возможна, если вы рискнете
вернуться в место травмы уже взрослым,
чтобы прожить новую встречу уже с сво­
ими собственными детьми. Но, может быть,
в какой-то точке встречи вы хотите ока­
заться взрослым — тогда легко понять,
к какой из взрослых позиций тяготеете.
А теперь посчитайте: в скольких точках
встреч вы побывали, пожили и будучи
взрослым, и на пути взросления — так
можно измерить полноту собственной ж из­
ни среди людей.
И, не правда ли, теперь — по такому
окончанию нашей встречи на страницах
*
*
*
«Семьи и школы», более всего напоми­
Мы исчерпали все заданные схемой нающему цыганское гадание и рубрику
отношения взрослых к людям всех воз­ «Знаете ли Вы себя» из дамского ж ур на­
растов. Осталось прочесть лишь послед­ ла,— можно разоблачить сверхсерьезность
36

нашего повествования. Так что же такое
сей пестрый вымысел: озорство, шарла­
танство, обыкновенный гипноз или простая
правда? Как вам угодно... Кстати, ваша
оценка тоже может многое вам сообщить
о вас самих.

Ф о то Е. Стецко

АЗБУКА ОБЩЕНИЯ
Ю. ГИППЕНРЕЙТЕР,

доктор психологических наук

БЕСЕДА ШЕСТАЯ

“Я 6УШ очень беспокоиться...»
Продолжение. Начало в № 9— 12
за 1989 год, № 1 за 1990 год

Сегодня мы начинаем знакомиться со
Вот типичный диалог:
следующим очень важным правилом ваше­
— Когда ты, наконец, начнешь убирать
го общения с ребенком. Психологи на­ свою комнату?!
звали его посылкой «я-сообщения».
— Ну, хватит, мам. В конце концов, это
моя комната!
Применять этот способ нужно в тех
— Как ты со мной разговариваешь?
случаях, когда проблема возникает не
— А что я такого сказала?
перед ребенком, а перед родителями.
Давайте посмотрим, какие преимущества
Подходя к дому, вы натыкаетесь на имеет «я-сообщение» по сравнению с «тысобственного сына: лицо измазано, пуго­ сообщением».
Во-первых, оно позволяет выразить свои
вица оторвана, рубашка вылезла из брюк.
Проходящие соседи оглядываются, улы­ негативные чувства в необидной для ребен­
баются, а вам немного стыдно. Однако ка форме. Некоторые родители считают,
ребенок ничего не замечает: он рад встрече что во избежание конфликтов следует по­
с вами.
давлять вспышки раздражения и недоволь­
Малыш с энтузиазмом возит по полу ства. Это мнение ошибочно. Подавленные
свою машинку. Вы торопитесь на работу. чувства имеют свойство накапливаться и
Он мешает, путается у вас под ногами, рано или поздно прорываться. Лучше не до­
одним словом, раздражает.
водить до этого. Кроме того, ведь ребенок
Подросток включил магнитофон «на пол­ чувствует ваше недовольство: оно проса­
ную катушку». И не в первый раз. Вас чивается через интонацию, мимику, жесты
и даже ваше молчание.
это утомляет, а то и возмущает.
Во-вторых, «я-сообщение» дают возмож­
Как реагировать в подобных случаях? ность детям ближе узнать своих родите­
Когда ребенок вызывает у вас своим лей, а также их истинные чувства в дан­
поведением отрицательные чувства, лучше ный момент. Нередко родители закрыты от
всего ему о них сказать. При этом очень детей броней «авторитета», который они
важно — как это сделать. Желательно, стараются поддерживать. Они как бы носят
чтобы оно было сделано от первого лица, маску непререкаемого воспитателя и боят­
и в нем говорилось о вас, вашем состоя­ ся ее хотя бы нр миг приподнять. По­
нии, вашем впечатлении или пережива­ рой дети поражаются, узнав, что родитель
может вообще что-то чувствовать! Это
нии, а не о нем, не о его поведении.
— Я не люблю, когда дети ходят рас­ производит на них неизгладимое впечат­
ление. Главное же — делает родителя бли­
трепанными.
— Мне трудно собираться на работу, же, человечнее.
Недавно я слышала, как одна мама гово­
когда под ногами кто-то ползает и мне
рила по телефону с десятилетним сыном.
приходится все время спотыкаться.
— Меня очень утомляет громкая му­ Мама (педагог по профессии) рассказыва­
ла ему о том, как трудное для нее
зыка.
Заметьте, все эти предложения содер­ занятие прошло очень успешно. «Ты ведь
жат местоимения первого лица: я, мне, знаешь,— говорила она,— как волнова­
меня. Поэтому они и называются «я-сооб- лась я сегодня утром. Но все кончилось
хорошо, и я очень рада! И ты рад? Спа­
щениями».
сибо!» Было приятно наблюдать такую
Вы могли бы сказать иначе:
эмоциональную близость между мамой и
— Ну что у тебя за вид!
— Перестань тут ползать, ты мне ме­ сыном.
шаешь!
Когда мы искренни в выражении своих
— Ты не мог бы потише!
чувств, дети становятся искреннее в выра­
В таких высказываниях используются: жении своих. Это еще одно преимуще­
ты, тебя, тебе. Поэтому они и называют­ ство «я-сообщения». Дети начинают чувст­
ся «ты-сообщениями». Их желательно из­ вовать: мы им доверяем, и нам тоже мож­
бегать.
но доверять.
На первый взгляд, разница между «я-» и
Приведу письмо одной мамы, которая
«ты-сообщениями» невелика. Больше того, спрашивает, правильно ли она поступила.
вторые более привычны и более «удобны».
«Мы разошлись, с мужем, когда сыну
Однако, как показывает практика, на них было 6 лет. Сейчас ему 11, и он стал
ребенок отвечает отрицанием, защитой, глубоко, осознанно, но больше «про себя»
обидой.
скучать по отцу. Как-то вырвалось у
Почему? Потому что каждое «ты- него: «С папой я пошел бы в кино, а с
сообщение», по сути, содержит выпад, тобой не хочется». Однажды, когда сын
обвинение или осуждение ребенка.
прямо сказал, что ему скучно и тоскливо,

а я чувствовала, что очень-очень тоскливо,
я сказала ему: «Да, сынок, тебе очень
грустно, и грустно, наверное, оттого, что
нет у нас папы. Да и мне, сынок, невесе­
ло. Был бы у тебя папа, у меня муж, было
бы нам жить намного интереснее».
Сына как прорвало: прислонился к моему
плечу; полились тихие горькие слезы.
Всплакнула украдкой и я. Но нам обоим
стало легче...
Я долго думала об этом дне и где-то в
глубине души понимала, что сделала пра­
вильно. Не правда ли?»
Да, конечно, мама интуитивно нашла
правильные слова: сказала мальчику о его
переживании (активное слушание), а так.ж е рассказала о своем («я-сообщение»),
И то, что обоим стало легче, что мама
и сын стали ближе друг другу,— лучшее
доказательство действенности этих мето­
дов.
Дети очень быстро усваивают от родите­
лей манеру общения. Это касается и «ясообщений». «С тех пор, как я стал исполь­
зовать «я-сообщение»,— пишет папа пятилегней девочки,— у дочки почти исчезли
просьбы типа: «Дай мне!», «Поиграй со
мной». Чаще звучите «Мне хочется...»,
«Я не могу больше ждать».
Таким образом, родителям становится
гораздо легче узнавать о чувствах ребен­
ка. Можно сказать, что «я-сообщенил» и
активное слушание подобны двум сторонам
одной медали: они неразрывно связаны и
взаимно дополняют друг друга.
И последнее: высказывая свое чувство
без приказа, ожидания или выговора, мы
оставляем за ребенком возможность само­
му принять решение. И в этих решениях
они, как правило, начинают учитывать на­
ши переживания.
Приведу в пример случай, рассказан­
ный мамой четырехлетнего мальчика.
«Пришли мы с сыном в аптеку. Он
увидел витамины, я ему купила. Пошли уже
к выходу, он увидел другие, стал тоже
просить. Я ему говорю: «Сережа, дав£й
договоримся: когда эти витамины кончатся,
я куплю другие». Но он начал ныть, про­
сить, а потом — толкать меня и орать,
причем так, чтобы слышали окружающие.
Мне было очень неприятно и стыдно.
Я уже не замечала вокруг никого, не
знала, как выйти из положения. И тогда
я громко сказала:
— Мне ужасно стыдно из-за такой
сцены!
И вдруг Сережа оглянулся, посмотрел
по сторонам на всех, потом прижался ко
мне, обнял за ноги и говорит:
— Мам, пойдем! Как хочешь! Вот сколь37

ко ты скажешь съесть витаминок, столько я
и съем. Скажешь одну, съем одну, скажешь
две — съем две.
Так мы и шли домой. Он все время
заглядывал мне в глаза и повторял одно
и то же: сколько он съест витаминок».
Научиться
посылать
«я-сообщения»
трудно, так же, как и активно слушать
ребенка. И здесь требуется длительная тре­
нировка. Давайте же обсудим трудности,
ошибки и вопросы, которые возникают при
применении «я-сообщения».
Одна из опасностей состоит в том, что
иногда, начав с правильного «я-сообщения», родители заканчивают фразу «тысообщением».
Например: «Мне не нравится, что ты
такая неряха!» или «Меня раздражает это
твое хныканье».
Избегать подобных ошибок можно, ис­
пользуя безличные предложения, неопреде­
ленные местоимения, обобщающие слова.
Например:
— Мне не нравится, когда за стол садят­
ся с грязными руками.
— Меня раздражает, когда дети хнычут.
Еще одна ошибка — боязнь выразить
чувство истинной силы. Например, если
вас охватывает ужас при виде сына,
который бьет по голове своего младшего
братишку, то лучше всего прямо ему пока­
зать силу вашего чувства.
Мама пятнадцатилетней девочки заме­
тила, что дочь в последнее время отдали­
лась от нее. Отчуждение очень мучило
маму. Но она не знала, как заговорить с
дочкой об этом. Наконец она решилась
сказать то, что чувствует. Она призналась,
что «совсем потеряла покой» и «не может
больше так жить». Сдержанное: «мне не
нравятся наши отношения» в этом случае
было бы далеко от истины.
Родители часто задают вопрос: как им
послать «я-сообщение», если они очень
сердиты и даже разгневаны на ребенка?
Психологи справедливо считают, что
гнев чаще всего — вторичное чувство.
Он возникает на почве какого-то друго­
го, первичного переживания. Поэтому, если
вам захотелось бросить ребенку гневную
фразу, подождите и постарайтесь дать себе
отчет в исходном чувстве.
Ребенок вам сильно нагрубил." Первая
реакция —
удивление и обида... Вы
услышали о нем на родительском собра­
нии много нелестных слов и испытали
горечь, разочарование, может быть, даже
стыд. Ребенок возвращается с опозданием
на три часа, заставив вас ужасно пере­
волноваться. Первое чувство — радость и
облегчение!
Лучше всего выразить именно эти первые
чувства: «Мне больно и обидно», «Я очень
огорчен тем, что услышал», «Слава богу!
Ты цел! Мы так волновались!» Вы скоро
обнаружите, что в таких случаях для
«грома и молний» места уже не остается.
Нередко родители жалуются, что «ясообщение» не подействовало. «Дочь со­
бралась вечером гулять, не выучив урока.
Я ей сказала: «Мне это очень не нравит­
ся», а она все равно ушла».
Хочу пояснить. Не следует думать, что
«я-сообщение», как и другие методы, кото­
рые мы осваиваем,— новые средства доби­
ваться своих целей. Это вовсе не более
утонченные способы заставить ребенка сде­
лать то. что хочет от него сейчас роди­
38

тель: выучить уроки, надеть шарф или от­
казаться от похода в кино. Назначение
наших методов совсем другое: установить
контакт с ребенком, улучшить (или впервые
обрести) взаимопонимание с ним, помочь
ребенку в решении его проблемы, в обрете­
нии самостоятельности' н ответственности.
Как видите, цели более далекие и гораздо
более общие.
Конечно, бывает, что от одной фразы
практический результат следует сразу. Но
часто приходится ждать, пока отношения
наладятся. Ребенок должен еще поверить,
что ваше отношение к нему изменилось.
А пока что ваша правильная фраза будет
лишь кирпичиком в новом здании — кирпи­
чиком, пока не очень видным. Но как иначе
построить здание, как не из множества
«незаметных» кирпичей?
Итак, стоит набраться терпения, а глав­
ное — не срываться на старые способы.
Вопрос: «Если дочь обидели в школе, и
она пришла в слезах, то я тоже очень
переживаю; как быть?»
Важно понять, чье переживание первич­
ное и чье сильнее. Конечно, любая неудача
или беда ребенка вызывает у нас ответ­
ное чувство. И все-таки главная пробле­
ма — у обиженной дочки. Ее стоит актив­
но послушать. В этом и выразится ваше
сочувствие ей.
Вопрос: «Если сын слоняется весь день
по дому, почему я должен его «активно
слушать»? Скорее, проблема не у него, а у
меня».
Можно, конечно, попробовать сказать:
«Мне трудно смотреть на детей, которые
не могут заняться делом». Но он вполне
может ответить, что и ему трудно садиться
«за эти противные уроки».
Ведь и с нами, взрослыми, такое бывает:
предстоящее неприятное дело тяготит и мы
не можем заняться ни им, ни чем-то дру­
гим.
Так что, если уроки «противны», пробле­
ма, конечно, на стороне ребенка. Возможно,
учитель в школе преподает скучно, возмож­
но, он кричит на детей; может быть, сын
запустил учебу или вообще разуверился в
своих силах. Что бы то ни было, во всех
случаях он нуждается либо в реальном уча­
стии (совместной деятельности), либо в
эмоциональной поддержке. Возмущаться и
посылать «я-сообщения» в таких слу­
чаях — значит делать для себя проблему
из того, что ваш ребенок не хочет на­
сильно учиться.
Есть еще один способ не создавать проб­
лему: не требовать от ребенка невозможно­
го. Лучше посмотреть, что вы можете изме­
нить в данном случае.
Полуторагодовалый малыш «очень инте­
ресуется» розеткой. Вы ужасно беспокои­
тесь, как бы не сунул в нее пальцы.
Уговоры и запреты не помогают, ссоры с
ребенком — тем более. Проблема исчезнет,
если вы загородите розетку какой-нибудь
мебелью или купите специальную пробку.
Недавно мне пришлось наблюдать такую
сцену'. Мама с двумя попутчиками и пяти­
летиям сыном стояла в очереди на улице
перед кафе. Стоять пришлось долго, около
получаса. Мальчик сначала изнывал, по­
том начал крутиться, бегать с другим
таким же ребенком, залезать на тумбы...
Мама, то и дело прерывая 'оживленный
разговор, делала ребенку замечания и
«пригвождала» на месте рядом с собой.
А чтобы лучше его «обездвижить», повеси­

ла на него довольно большую сумку.
Но все было напрасно. После очеред­
ного «непослушания» очень рассерженная
мама прочла сыну длинную нотацию.
Положение спас человек из очереди, ко­
торый стал играть с мальчиком. Было так
интересно, что и мама бросила свой раз­
говор, с улыбкой наблюдая за игрой.
Ошибка этой мамы была в том. что она
требовала противоестественного и невоз­
можного для пятилетнего мальчика: долго
стоять «как столб» на одном месте. В ре­
зультате у нее и появилась «проблема».
Другие случаи: иногда родители бук­
вально «выхватывают» заботы и трудности
у своего сына или дочери. Они заботятся
и волнуются о том, что их ребенок может
и хочет решать сам.
Признаюсь, что и я делаю такую ошиб­
ку, когда перехожу улицу со своим сыномподростком: не могу не придержать его
за руку перед едущей машиной. И это
вызывает обычно его бурный протест.
Что скрывать: от таких «рефлексов» в
простых и более сложных делах нам,
родителям, трудно избавляться. Трудно, но
совершенно необходимо.
Во-первых, это нужно нам самим: взва­
ливая заботы ребенка на собственные пле­
чи, мы очень затрудняем свою жизнь.
Во-вторых, еще более это нужно самому
ребенку: только через заботу о собствен­
ных делах, проблемах и даже опасностях
он может стать зрелым и самостоятель­
ным. Дети это хорошо чувствуют. Отсюда
и возмущение: наша забота им мешает.
Рано или поздно нам приходится идти
на риск: впервые отпустить ребенка одно­
го через улицу, разрешить взрослеющей
дочери встретить Новый год в компании
сверстников, отпустить сына в поход... На­
ши беспокойства оправданны; и мы, конеч­
но, должны принять все зависящие от нас
меры предосторожности. Но как при этом
разговаривать с ребенком? М ож но сказать
с уверенностью, что «я-сообщение» здесь
незаменимо.
Расскажу один случай.
Пятнадцатилетний сын собирался в гор­
ный поход с друзьями родителей. Роди­
тели очень тревожились: поход пред­
стоял серьезный, со снежными перевалами,
переходами через горные реки. И мальчик
не будет у них на глазах! Мама, хотя и
знакомая с правильными методами обще­
ния, не удержалась:
— Очень тебя прошу, будь осторожен!
(«ты-сообщение»).
На что подросток взволнованно от­
реагировал: «Ну, мам, как ты не пони­
маешь! .Ты делаешь мне этими словами
только хуже: настраиваешь на боязнь. Да и
сам все знаю. Не хочу тебя слушать!»
— Прости, я сказала плохо. Просто
знай, что я буду очень беспокоиться («ясообщение»).
После похода сын рассказал, что однаж­
ды он оказался перед выбором: решиться
пройти через ледяную трещину по ненадеж­
ному снежному мостику или пойти в обход.
«Я вспомнил, как ты сказала: «Я буду
очень беспокоиться»,— и выбрал второе».
Когда ребенок оказывается перед лицом
реальной опасности, пусть наша любовь,
выраженная через «я-сообщение», охранит
его, И пусть мы не дадим ему првода
«назло» отозваться раздражением или
поспешным поступком на наше назидатель­
ное «ты-сообщение».

••••£ £ • • • • '" * • * * ° 5 ? £ f * * vT * ■-'Г- —

-T 7 9 W r ^ r f e 9 ? f 1 ^ l ! > ^ ( | « « 9 r * W « r o t

» S S S 5 2 * 2 » J J 2 J J S 2 S J S J 2 S S J i J S 2 2 S ? S•S•2•2•? *S•#•®» ** «* ** »* *4 ** ** ** ®
* &&£«*&.*A&ftina.cfeA&akMSkeiia.Ая-аемааа«>я
* ,* * * e e * * * * e « * » * * ••9999 шарики, пуговицы
и другие мелкие пред­
> •69999
> 966999 меты, которые он может взять в рот, з а с у ­
•6 9 9 9 ®
> •69999 нуть в нос, ухо.
> 669999
••6 9 9 9 © А если все-таки беда пришла, мать
•«9 9 ©
# должна быть готовой ок азать первую
> ••6999
>•6999 9 помощь.
•69999
Помощь при отравлениях. Ребенок мо­
•66999
•66999
ж ет отравиться пищевыми продуктами,
•69999
•69999 лекарствам и, бытовой химией и т. д.
•6 9 9 9 ® Если яды попали в организм через
>
66999#
• 69999
рот, надо п остараться быстро вы звать рво­
•69999
• 9 9 9 9 9 ту, раздр аж ая пальцами или чайной л о ж еч­
6669®
*
•669 9 9 кой задню ю стенку глотки или корень язы ­

6999®
ка. Затем нужно «промыть» ж елудок теп­
«6699#
•6 9 9 9 # лой водой, слабым раствором перм анганата
••0® 9*

калия (м ар ган ц о вкой ), многократно вы ­
зы вая рвоту (в больничных условиях про­
мывание осущ ествляется с помощью зон ­
д а ) . Госпитализация об язательн а.
О травление может наступить из-за проникновения ядов в ды хательны е пути. Срочно перенесите ребенка в комнату с чистым,
теплым воздухом , промойте рот и носо­
глотку двухпроцентным раствором питье­
вой соды. В ожидании «скорой» надо
уберечь ребенка от остановки ды хания.
Если она произойдет, необходимо в экст­
ренном порядке д ел ать искусственное д ы х а ­
ние. Самый результативны й, наиболее
приемлемый способ искусственного д ы ха ­
ния в этом возр асте — «рот в нос» или
«рот в рот». М алыш а кладут на спину,
голову запрокидываю т и ритмично, через
марлю или платок, вдуваю т воздух в его
рот или нос.
Если вредное вещ ество попало в гл аз,
никакого сам остоятельного лечения прово­
дить не следует. П ораж енный гл аз промы­
ваю т теплой кипяченой водой, н акл ад ы ­
ваю т стерильную или чистую повязку и,
не отклады вая, обращ аю тся к оф тальм о­
логу.
При поражении кожи кислотами, щ ело­
чами и другими опасными химическими
соединениями ее многократно промывают
водой и обильно покрываю т любой жир­
ной мазью .
И ногда родители, о к а за в ребенку первую
помощь и отделавш ись легким испугом, в
дальнейш ем от услуг медицинских работ­
ников отказы ваю тся , ссы л ая сь на улуч­
шение состояния малыш а. Но оно может
бы ть временным! При любом, даж е н езн а­
чительном, отравлении во избежание т я ­
ж елых последствий долж но бы ть проведено
квалиф ицированное лечение в полном об ъе­
ме в медицинском учреждении.
Помощь при травмах и других несчаст­
ных случаях. Всевозм ож ны е повреждения
режущими, колющими предметами вы зы ­
ваю т кровоточение, которое надо срочно
остановить, а рану перевязать стерильным
бинтом. В н ачал е пораженную ч асть тела
(если это рука или нога) поднимают вверх,
чтобы уменьш ить ток крови. Нельзя промыв а т ь рану водой, пы таться сам остоятельно
извлечь из раны инородные тела — при
этом можно внести инфекцию, в том числе
и такую опасную , как столбняк. Края
раны необходимо обработать трех-пятипроцентным спиртовым раствором йода или
перекисью водорода.
Редко, но все же бы ваю т у грудных
ребят и артериальные кровотечения, кото­
рые м арлевая повязка останови ть не
может. П риходится н акл ад ы вать ж гут:
очень туго любой ткан ью перетягиваю т
сосуды выш е раны до полной остановки-

кровотечения. Более полутора часов дер­
ж ать ж гут нельзя, потому что возникнет
глубокое
нарушение
кровообращения,
вплоть до омертвения тканей. З а эти
полтора часа ребенок должен бы ть доставлен в медицинское учреждение.
П ер вая помощь при носовом кровотече­
нии — холодный компресс на переносицу и
полусидячее положение на руках у мате­
ри. Обычно этого б ы вает достаточно, чтобы
через непродолжительное время кровоте­
чение остановилось. Но часты е «беспри­
чинные» носовые кровотечения могут быть
признаками болезней крови и других
заболеван и й ; поэтому о них следует, не
з а т я ги в а я , сообщ ить педиатру.
Ожоги у детей не редкость. Кожа у ма­
леньких неж ная, тонкая и легко пов­
реж дается под воздействием даж е и не
очень высоких температур. Организм м а­
ленького ребенка тяж ело страдает, потому
что д аж е небольшой ож ог легко ослож ­
няется гнойной инфекцией. Л ечение гл у ­
боких или обширных ож огов у малыша
нередко представляет больш ие трудности.
Каким бы ни был ож ог у грудного
ребенка, лечи ть его народными средствами
(например, гусиным салом ) или д а ж е ме
дикаментами недопустимо! Р ану следует
покрыть стерильным бинтом или . чистым
проглаженным полотенцем, малыш а, по
возм ож ности, успокоить и немедля д о ста ­
вить в медицинское учреждение.
Мелкие предметы в дыхательных путях.
Т равм а вы зы вает непрекращающийся к а ­
ш ель и беспокойство у ребенка. Если
инородное тело сильно затрудняет д ы х а ­
ние, может н ач аться удуш ье. М алыш а н а ­
клоняют вперед и легонько похлопывают
по спине между лопатками, стараю тся вы з­
ва ть каш ель. Но главн ое — экстренная до­
ста вк а в больницу или поликлинику, что­
бы успеть спасти.
И ногда инородное тело застр евает в пи­
щ еводе, вы зы вая обильное слюнотечение,
затр удн яя глотание. Д ети постарше ж а ­
лую тся на боли в области груди, м алень­
кие вы раж аю т беспокойство плачем. Если
у родителей возникло подозрение, что « и г­
руш ка» застр ал я в пищеводе, не следует
за ст а в л я т ь малыш а глотать твердую пищу
или иными способами «проталкивать» ино­
родное тело: помощь в данном случае
долж на прийти от специалистов.
Если малыш проглотил шарик, пуговицу
ему даю т ж идкую слизистую каш у или
пюре с маслом, чтобы пища окутала
проглоченный предмет. Инородное тело
бы стрее покидает пищеварительный тракт,
не травм ируя стенки кишок. Если проглоченный предмет продолжительное время
не вы ходит с испражнениями или „у .ребен

®>
•I
®<
®<
94

•4
94

94
94
«4
•4
94
94
•4
9€
9€
94
•4
9€
94
94

94
96
96

96
96
96


99

99



99

9 9

99

99


• 9

99

99

99
99
99
99
99

»Ф
Э#
ФФ
>9


09
6,9
09

6999

09-

69
69<

»•>
•# '
09»*
•9 ‘
»9
•9«

»®|
*«>
{««
JJJ
•#<

•60 99 ®
09s
« » « V 9 9 9 « P 9 v « t « 9 « 0 « 9 9 9 9 9 » 0 9 9 9 4
.••!***9999#®9®9#®#9*e9®#®«®®999#9®®*#®®®®®®*®#9®*9®99999®9999999®®99®®9®®®9999999*®®*®®®46®®®*#®99®9®9999999®99#
•6®6®2 # 9 9 9 9 9 9 9 9 9 ® 9 9 9 9 9 9 9 9 0 9 9 ® ®9 9 9 9 9 ® • ®®® ®®9 ® 9 9 ® 9 9 9 9 ® ®®® 9 6 6 9 9 9 ® 6 ® 9 9 9 9 9 9 6 6 ® 9 6 9 9 9 6 9 6 6 6 9 9 9 ® 9 9 6 ® 9 9 6 6 ® 9 6 6 9 6 6 9 6 6 ® ®®9 6 6 4
' •0®в«>в®9»®г»в® ® 9 * 9 9® * 9 * 9 9 9 ® 9 9 9 9 9 9 ® 9 9 9 9 9 Э 9 9 9 9 ® 9 9 9 ® ® 9 « ® 9 ® в 9® 9 9 9 9 9 9 9 9 9 9 9 9 9 ® # ® 9 9 9 0 9 9 9 9 9 9 9 ® ®# ®Ф®®# ®®®®®®®®# ®9 ®®9 ®# 9 ®«
• # 6 # « « * * 9 9 ® 9 * 9 9 9 ® 9 9 ® 9 9 9 * 9 ® 9 * 9 9 9 9 9 9 * 9 9 9 9 ® * ® ® ® * # ® * 9 ® * ® 9 9 « 9 9 ® 9 * * 9 ® « ® 9 9 9 9 9 9 Ф 9 9 9 9 9 9 9 9 9 9 9 9 9 9 ® • * • * • * « ® 99***®®®®®®®##*' ^
ТТ У T T Z T Z Z Z Z T Z I Z
е з * 9 * 9 9 9 ® 9 9 9 9 * * 9 * 9 9 9 » © 9 9 9 9 9 9 9 9 9 ® 9 9 * 9 ® 9® 9 9 ® 9 ® 9 9 * 9 9 9 9 9 9 9 0 9 * * * 9 9 9 9 9 9 4

а

,

,

«*..)

ка появилось беспокойство или другие укрывать ребенка при этом теплым одея- на руки и дать любимую игрушку,
««в признаки изменения поведения и состоя- лом.
поиграть редкой игрушкой... Малышу нуж*®» ния здоровья, за ним следует непременЧасто недомогание у маленьких детей на спокойная радость.
2 .2 2 !
.52* но установить наблюдение медицинского
сопровождается рвотой.Матери в этих
Больные дети нуждаются в дополнитель-• • • ; ;
52* работника.
случаях надо быть начеку. Во время ном глубоком сне. Это мощный фактор JJJJJ
»«*
Если малыш занемог. Всегда важно уло- бодрствования ребенка лучше держать на выздоровления, нормализации деятельно- . . . . .
5*2 вить начало болезни по самым первым, руках, в кроватку класть не на спину, сти нервной и других систем организма. 22*2'
1*2 еще неясным изменениям в поведении а на правый бок. Бессмысленно пытаться Хорошо спится в тишине при свежем 2222!
22 2 ребенка. Он становится чрезмерно при- исторгнутую пищу тотчас компенсировать прохладном воздухе, в чистой сухой одеж- j;2 2 J
хотливым в еде, меньше ест, а потом и новыми порциями. Ничего, кроме присту- де, в полумраке. Больного ребенка перво- • • • * .
|21 вообще отказывается от пищи. Прежде пов рвоты, это не даст. Малышу полез- го года жизни днем следует уклады- 2222!
! * * уравновешенный, оживленный, малыш ка-но питье — просто кипяченая вода или
вать спать три раза.
2222!
Б*2 призничает, возбуждается, плачет, беспреслабый несладкий чай.Если повышение
Накормить заболевшего малыша для 2222!
станно просится на руки или, напротив, температуры сопровождается рвотой и по- матерей всегда проблема. Мы уже гово- • • • • «
е ® . впадает в апатию, перестает интересо- носом, не исключено, что у ребенка рили, что принуждать к еде здоровых . . . . .
;**• ваться игрушками. Нарушается сон: ребе- возникло заболевание желудочно-кишечно- детей нельзя; вдвойне недопустимо на- 2222!
2 2 * нок часто просыпается ночью, беспокоится, го тракта, возможно, инфекционное. Его сильно кормить больных. По согласо- 2222!
2 2 2 плачет: днем в обычные часы бодрост- надо изолировать от остальных детей, ванию с лечащим врачом число кормле- 2222!
I*#® вования дремлет. Умеющие говорить груд- рвотные массы и испражнения оставить ний можно увеличить, уменьшив соответ- . . . . .
2 1 2 ные дети начинают чаще просить пить. Для осмотра врачу. ^
ственно порции. Надо постараться вызы- *222!
:*2* Повышение температуры мать может опреЗаболевших детей ^грудного возраста с вать аппетит ярким оформлением блю- 22*2!
делить по засохшим, потрескавшимся от серьезной патологией, как правило, гос- д а , попытаться с помощью кулинарного 2222!
жара губам и ощутить руками. Несом- питализируют. При легком недомогании искусства сделать запах и вкус еды »®*.«
!* * • ненным симптомом развивающегося забо- ребят оставляют для лечения на дому, отменными — разумеется, в пределах доз- . . . . .
2 2 2 левания становится кашель, насморк, вы- Все члены семьи и, конечно, в первую воленного по возрасту и разрешенного 2222!
; • • • сыпания на коже, рвота, понос и т. д. очередь мать должны очень внимательно, врачом. Полноценное питание во время бо- 2222!
ioa®
Заподозрив неладное, надо не отмахи- днем и ночью, наблюдать за состоянием лезни — средство восстановления сил. Как . . . . .
, . . ® ваться от капризов и тем более не сер- здоровья малыша. Организм младенца видим, матери надлежит быть еще и хо- . . . . .
'2 2 2 диться на ребенка, а для начала, из- первого года жизни очень хрупок; любое, рошим поваром и обаятельной официант- 2*2~'
'22 2 мерить температуру. Отметим: не всегда даж е легкое заболевание^ быстро осла- кой.
2*®1Й
' • • • она бывает повышенной даже при явном бит его. Часто к основной болезни при•••••
> • • • заболевании, так что ориентироваться соединяются осложнения. Порою стреми1222 только на один этот «показатель» было бы тельно развивается ухудшение состояния.
2221!
*222 ошибкой. Заболевшего малыша следует Например, даж е у легко болеющего грипГод, когда ребенок впервые услышал 2222!
* . . . уложить в кроватку и вызвать на дом пе- пом или острой вирусной инфекцией ма- звук, увидел свет, лицо матери, яркие 2222!
>222 диатра. Идти в поликлинику с ним нель- Дыша могут возникать весьма серьезные краски окружающего мира, почувствовал . . . . .
1222 зя!
приступы удушья. Чаще всего они насту- запахи, прикосновения, боль... Впервые на- 2222!
>222
Нельзя заниматься самолечением,— ведь пают ночью. Внезапно появляются одышка, Чал понимать, а затем и сказал первое 2222!
( . . * квалифицированная помощь так близка и дающий, хриплый, грубый кашель, затруд- слово, познал радость "движения и сделал *222!
>222 доступна! Кажущаяся простота лечения ненное дыхание. Ребенок крайне беспо- свой первый в жизни шаг... А сколько (««



MyBook - читай и слушай по одной подписке