Эпидемия класса "Z" (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Эпидемия класса "Z"

Глава 1. Крысиные бега

— Здравствуйте. Ваша цель — добраться до двери с надписью "Exit". Будьте внимательны и...

Майкл испуганно озирался по сторонам, пытаясь понять, где он оказался. Только что его насильно поместили в капсулу виртуального погружения, сказав, что это единственный шанс избавиться от долга. Теперь эмигрант из России стоял посреди небольшой комнаты, с болтающейся под потолком лампочкой, поддерживаемой одним лишь гнутым проводом. Облезлые стены никак не выглядели приветливо, как и механический женский голос с немецким акцентом. Только полупрозрачный интерфейс на периферии зрения напоминал о том, что это игра, а вот страшно было по настоящему. Еще бы...

Прежде чем оказаться в виртуальной реальности, Майклу "посчастливилось" пройти по достаточно просторному залу с десятком капсул. Их обладатели приобрели какой-то заброшенный цех в промзоне города от того последнее, что их интересовало — это внешний вид имущества. Сто лет назад штукатуренные стены обвалились, тут и там торчали огрызки ржавых труб и останки разваленных станков. Еще там висели мониторы, к которым толстыми жгутами тянулись кабеля от капсул, они транслировали происходящее с игроками на экран и то, что там удалось увидеть... Мексиканцы очень любили смеяться, но от их смеха радостью совсем не веяло. Как случилось стать должником перед поставщиками нелегальных и конечно же, жестоких видеороликов о выживании в "Zombi World", Майкл еще толком не разобрался, а времени ему дали совсем немного. Буквально пару дней назад он взял в долг "товар" у старого знакомого, с которым работал на стройке, не смог рассчитаться в срок и вот, пожалуйста — пара крепких амиго, с шокерами на поясе, заявились прямо в его съемную комнату, не стесняясь в действиях. Казалось бы, речь идет о одной дозе легких наркотиков, которые при должном старании можно получить в аптеке, ничего космического, но ситуация складывалась очень серьезная...

А тем временем, в верхней части интерфейса появился таймер, начавший отсчет с десяти секунд. Надпись под ним гласила: "Покиньте комнату, прежде чем таймер остановится". К несчастью, Майкл не сразу обратил на нее внимание, пытаясь разобраться с тем, что у него имеется в наличии, ведь соваться в лапы оживших мертвецов совсем не хотелось. Имелось чуть больше, чем ничего: одежда, набор стандартных характеристик и целое множество неактивных навыков. Помимо прочего, в нижнем правом углу имелась полупрозрачная иконка входа в игровой чат, попытка ее активировать не увенчалась успехом. Доступ в сеть был закрыт.

По окончании десяти секунд, мир погрузился во тьму и сеанс прервался. Пленника выволокли из капсулы, нанесли несколько ударов в живот и схватив за волосы, приказали:

— Выходи из комнаты, baboso! Ты понял? — Ничего не оставалось, кроме как кивнуть в ответ, прежде чем люк капсулы вновь захлопнулся над головой.

Загрузочный экран.

Автоматический вход по ранее сохраненным данным.

Лаконичное приветствие уже знакомого голоса и серые, с облупившейся краской стены.

"Здравствуй, лампочка Ильича..."

"Выходи из комнаты, baboso!"

В этот раз Майкл не стал испытывать судьбу слепо помчался к невзрачной двери, распахнув ее настежь, уже в следующий миг захлопнул, прижав плечом. Снаружи послышались замогильные стоны, хрипы и скрежет. Опасность была очевидна, но вот ее масштабы предусмотреть не удалось. Там, за маленькой комнатушкой старта "крысиных бегов", расположился длинный не то зал, не то коридор, стоило новоиспеченному игроку себя обнаружить, как десятки зомби, до этого стоявшие в хаотичном положении, тут же обрели общее направление. Стоило ли говорить о детализации, что давно уже перестала удивлять заевшуюся аудиторию? Майкл к таковой не относился, потому откровенно запаниковал. Оскаленные, ободранные и обглоданные, с жуткими бешеными глазами и увечьями...

— Пересеките зал, прежде чем ваше здоровье иссякнет.

Поступила следующая установка, но было уже поздно. Каждый миг отнимал драгоценную Выносливость, зеленый индикатор неумолимо полз к стартовой отметке. Через пять секунд все было кончено. Двери распахнулись и цепкие руки буквально разорвали виртуальную копию Майкла. Это было совсем не больно, спасибо хоть за это, но ужасно жутко наблюдать, как тебя тащат в разные стороны, как раскрывается до безумия правдоподобно отрисованная плоть.

В этот раз капсулу открывать не стали и когда экран залило густой алой краской, игрок вновь оказался в той самой комнате. Полоски здоровья, выносливости и чего-то еще, замерли на ста процентах. Но сюрпризы только начинались...

— Вы уверены, что хотите включить болевые ощущения?

Пауза.

— Изменения приняты. Текущий порог боли — 30%.

"Они там что, управляют вообще всем, чем хотят?" — мелькнула паническая мысль, но тут опять замигал проклятый таймер. Следующий план действий представлялся достаточно простым: открыть дверь и бежать.

Сказано — сделано.

Только вот скорость передвижения у игрока нулевого уровня оказалась едва ли не такой же, как у зомби, некоторые из которых были очень даже резвые. Майкл бросился изо всех сил, но стойкое ощущение того, что ноги запутались в одеяле, превратило рывок в нечто крайне неубедительное. Естественно, попытка провалилась, а настройки болевых ощущений показали, насколько все в действительности плохо. Но тут блеснул первый лучик надежды. Очередное возрождение сопровождалось рядом системных сообщений!

— Ваша " Устойчивость к Рваным Ранам " повышена на 0.1 процента.

— Ваш иммунитет к инфекции повышен на 0.01 процента.

Стало быть, если так дальше продолжать, то можно... Сойти с ума! Только псих будет бросаться в лапы смерти вновь и вновь, ради таких вот радостей. Но у Майкла попросту не было выхода, поэтому он раз за разом открывал дверь, покуда не иссяк. В мозгах, от постоянного страха и боли стало совсем мутно — очередной залитый кровью экран стал причиной истерики. Некая защита у вирткапсул имелась, но то были не крякнутые[1] аппараты, они работали, как положено, а чего следует ожидать от подпольного "клуба острых ощущений"? Майкла могла ждать самая печальная участь, если бы его не извлекли из капсулы и не отнесли на лавку, где благополучно оставили.

В голове стоял жуткий шум, за внезапный прорыв эмоций хотелось провалиться сквозь землю. Такое бывает, когда в конце истерики осознаешь, что стоило бы вести себя посдержаннее. Но сделанного не воротишь. Тем временем к пострадавшему подошла целая делегация, состоящая из программиста, принявшего темную сторону, о чем свидетельствовали его сальные, черные патлы до плеч, козлиная бородка, весьма жидкого состояния и крысиные черты лица. По обе его стороны замерли два амбала мексиканской наружности. В беседу вступил программист:

— Все, что мы смогли с тебя поиметь — это мятая сотка, которой даже задницу подтереть противно. — Патлатый был явно не доволен, а при таком сопровождении вел себя уж чересчур нагло, даже плюнув себе под ноги, но густая слюна превратила этот брутальный поступок в акт позора.

— Да я травки взял на десятку! — возмутился Майкл, его трясло, в глазах все еще стояли слезы.

— Слышь, ты дуру-то не гони, — программист явно не владел ситуацией, говорить с людьми, скорее всего, не входило в его прямые обязанности, — Ты пару кило в долг брал, сказал, что за неделю вдвойне вернешь! Или Хуан врать станет?

— Какой Хуан?! — хоть ситуация не стала лучше, но Майкл уже понял, откуда ветер дует, и от того в душе немного посветлело — они всего лишь обознались! — Я у Карла взял немного медицинской, я вообще не торчок, мне просто расслабиться на выходных надо было!

На происходящий шум подошел еще какой-то человек, которого сложно было представить улыбающимся. Слишком уж суровые черты лица, глаза какие-то блестящие, как у рассвирепевшей собаки. Впрочем, Майклу было немного не до этого, так как он сидел на лавке, посреди некоего цеха или фабрики, в окружении пыли, ржавчины и страха, генерируемого в вирткапсулах и транслируемого на экран.

— Что за дерьмо? — короткий кивок в сторону горе-должника обозначил область вопроса.

— Да вот, взял под реализацию, — последние два слова программист выделил особой интонацией, поправив волосы потной рукой, — два кило, а теперь говорит, что ничего не знает. Про какого-то Хуана толкует.

— Так я видел, кто брал два кило. — "свирепый пес" все же оскалился в улыбке и выглядело это пугающе, — У того морда, как засохший персик. Вообще конченный тип.

У программиста дернулась щека, некоторое время он мучительно размышлял, как быть, а потом достал из кармана ту самую мятую сотню и всучил ее Майклу, ни слова не сказав. Видимо, это было извинением. Зато молчать не стал неожиданный спаситель, все так же оскалившись, но теперь уже в другом контексте, он склонился настолько, что это даже выглядело неприличным и прошипел, сквозь зубы:

— Ты же знаешь, что такое родителям лучше не рассказывать?

Конечно, Майкл знал. Около шести лет он пытался устроить свою жизнь в прекрасной Америке, но только не как поп-звезда или актер, а как самый обычный строитель. Работник среднего звена. Казалось, что знание языка враз воздвигнет его на пьедестал, как самого востребованного специалиста в этой стране. Мексиканцы, к которым он попал, так не считали, а ведь их слова с каждым годом становились все более правдивыми: "В гостях хорошо, а дома лучше!"

И весь юмор состоял в том, что доложи он об этом в полицию, то естественно, погрязнет во всем сам. Выяснится очень много деталей, которые в совокупности вполне потянут на срок, а если не потянут, то расплата придет с другой стороны, и уж помещением в хардкорную игру дело явно не закончится. Тем более, что съемная комната, которую занимал Майкл, располагалась как раз в том районе, где следует меньше всего употреблять слово "полиция". И что важнее, не стоит прибавлять к нему уважительные интонации. Но как бы то ни было, а мексиканцы являлись людьми. Контакт с ними простой рабочий парень, не пожелавший распространяться о своем прошлом, нашел достаточно быстро. Достаточно было вести себя открыто и дружелюбно. Эмигранта из России принимали легко в любой компании, в которой ему приходилось оказываться по работе, ведь строительных объектов, с которыми работала фирма, было более чем достаточно. Ездить приходилось по многим штатам, в каждом практически одно и тоже: строители из-за рубежа сбивались в тесные коллективы, предпочитая лишний раз не контактировать между собой. Дело в том, что такова политика биржи труда, коренные американцы резко контрастировали на фоне своих иностранных коллег: зарплаты выше, спец одежда и инструмент качественней, профсоюз работает в полную мощность. Естественно, приезжие считали такой расклад несправедливым, но век от века ничего не менялось и вряд ли способно было измениться. Майкл этому особого значения не придавал, потихоньку откладывая на свой счет и периодически поверяя, сколько там набежало по процентам. Главное, что здесь его искать не станут, а если и станут, то вряд ли найдут...

С того злосчастного инцидента прошла неделя. Вспоминался он как страшный сон, а сотня баксов все еще лежала в тумбочке. Тратить ее не было никакого желания, отдавать кому-то — жалко. А мысль о том, как быстро она досталась, все чаще прогрызала изнутри. Всего каких-то полчаса. Как-то ненароком, незаметно для самого себя, Майкл уже подсчитал, что за восемь часов может скопиться полторы штуки, а то и больше. А сколько за месяц? А за год? От таких цифр екало в сердце. Правда, велик ли труд, лежать в гробу? Это не то, что с перфоратором или отбойником весь день.

Червячок был упорен, подтачивая каждый божий день. Теперь каждый раз, когда приходилось плотно поработать, Майкл вспоминал мятую сотню, лежавшую в тумбочке. Ведь всего-то и надо, что попробовать. Один разок. На выходных... Но всякий раз что-то срывалось. То гости незваные, то работа внеурочная. Чтобы хоть как-то удовлетворить свой голод до легких денег, Майкл решил как-то завести разговор в нужном русле со своими друзьями. Те лишь дружно "поржали" покрутив пальцем у виска, после рассказав парочку историй о том, что это настоящий комбинат сдвинутых на голову. Самые отбитые из тех, что зарабатывают на подобном шоу, давно сидят на тяжелых наркотиках и жить им осталось не так много. Ну да, деньги зарабатывают, да, немалые. Но только вот помнят ли еще, для чего они были нужны? В общем, разговором Майкл остался очень недоволен. Он ожидал, что его поддержат или в крайнем случае, не станут высмеивать. Что не удивительно, это только ускорило ход событий, тем паче, что тематика зомби-апокалипсиса когда-то интересовала его в далекой юности, впрочем, компьютерные игры также не были чужды эмигранту. Чего уж говорить, некогда он являлся достаточно популярным летсплейщиком[2]!

Прошлое нахлынуло волной. Вспомнились те беззаботные дни, когда деньги можно было заработать просто играя в игру, ничем не рискуя. А ведь все было: и родители, и друзья, и учеба, и вечера за стримами[3] с веселой компанией... Все рухнуло в один миг — пара минут видеозаписи, на которой вдруг решили сконцентрировать внимание некоторые люди и маховик начал свой разбег. Интернет сообщество гудело, как пчелиный рой.

Пришлось бежать из страны.

Майкл потер лицо ладонями, пытаясь прийти в себя и скинуть оковы памяти. За окном царила глубокая ночь, друзья давно ушли, оставив после себя гору пакетов от чипсов и целую батарею банок из под пива. Как всегда. Отчего-то, именно в этот момент, пришло давно назревающее решение — хватит батрачить за копейки, пора браться за голову. Нужно идти в этот чертов притон и делать себе имя.

Пусть все это звучало несколько, выбор был однозначный. На первых порах можно было придумать какую-нибудь болезнь или нечто подобное, пусть бригада и начальство думает, что все идет, как обычно. Как раз, в случае чего, будет возможность вернуться. А пока...

Раннее утро встретило привычной суетой в коридоре общежития, очередью у умывальника и унитаза. Приветливые сожители как всегда норовили хлопнуть по плечу, рассказать новую шутку или задать парочку бессмысленных вопросов. Все это немного раздражало, особенно после бессонной ночи. Но зато внешний вид очень соответствовал оправданию не выходить на работу. Тот самый Хуан, что по старой дружбе мог найти пару сигарет с легкой марихуаной, слушал вполуха, часто поддакивая и кивая, но думая о своем. Поводом для подобного могло быть все, что угодно, Майкл особо не заморачивался на этот счет. Такое настроение нередко посещало Хуана.

Через полчаса Майкл уже спешил по узкой улочке, виляющей меж неказистых домов, стихийно нагроможденных друг на друга; таковым было мексиканское поселение на окраине Юты. Тут и там зазывали к своим лоткам продавцы фруктов, машины практически не встречались — даже пеший ход порой был проблематичен. Зато с возвышенности отлично просматривались окрестности: на западном карьере жили своей неспешной жизнью мастодонты, типа Bagger-288, восток пылал жаром — красная земля исчерченная нитями трасс, задыхалась от горячей пыли, еще немного дальше начинался лабиринт каньонов, охвативший север и юг, превратив дороги в бесконечную череду мостов.

Но промзона находилась немного ниже по уровню и очень скоро воздвигла вокруг Майкла свой скучный серый массив, перекрыв всякую возможность к восхищению прекрасным. Здесь редко встречались одинокие прохожие, все больше собираясь в небольшие группы, они ютились подле автомобилей, с неизменно шумной музыкой. К таким ребятам не следовало подходить, особенно если среди компании нет твоих знакомых. Гетто, оно и есть гетто. Но так уже вышло, что сегодня никто не пожелал разговаривать с угрюмым русским парнем и подзывать к себе, поэтому путь до места назначения прошел без приключений. Зато они начались, стоило переступить порог "клуба виртуальной реальности". Что удивительно, у двери не стояла охрана, да и вообще, все собрались в одном месте, даже некоторые вирткапсулы пустовали, в то время как мониторы транслировали безвольных манекенов, раз за разом пожираемых ордами мертвецов.

Протолкавшись сквозь тесное кольцо из зевак, Майкл оказался прямо перед вирткапсулой, в которой лежал истекший пеной человек, не подающий признаков жизни. Очень скоро из разговоров стало ясно, что парень переборщил с наркотиками, пытаясь таким образом избавиться от страха. Ходили слухи, что ребята часто глушили себя таким образом, потому что игровой мир воздействовал прямо на мозг, ты не мог не бояться, когда видел зомби. Это было вшито в программу, потому неизбежно для игроков. Поджилки тряслись даже у тех, кто мог смотреть "Японские тайны"[4], сидя в темном лесу, близ кладбища. И вот теперь выяснилось, что опять кто-то умер, пытаясь обойти исходный код слишком большой дозой "успокоительного". Вообще, весь этот сомнительный бизнес был темной стороной кибер-спорта, его братом-уродцем, выкинутым на помойку, но сумевшим там не только выжить, но еще и обрел верных друзей, вроде наркоторговли и бандитизма. Смерти здесь являлись делом привычным, вот и сейчас мало кого интересовал тот факт, что не стало человека, ведь в открытую делались ставки, на каком именно моменте его "скрючило"?

Пока лидировала некая "Подводная Лодка".

Как выяснилось позже, Майкл попал в самый пик сборища, которое рассосалось достаточно быстро. Труп уволокли неизменные мордовороты, чьи лица были более чем знакомы. Потом вирткапсулу кое-как почистили хлоркой двое мальчишек лет двенадцати; этим все кончилось. Стоит ли говорить, что последним заплатили по баксу, за работу, выполненную более, чем формально. Наконец, Майкл сподобился и подошел к Программисту, который сидел перед большим монитором, изучая некие замысловатые графики. Судя по тому, как он непрестанно, скользящими движениями пальцев стучал по клавиатуре, в этом он смыслил гораздо больше, чем в общении с людьми.

— Эй, парень. Привет. Помнишь меня? — так уж вышло, что "патлатый кодер" был слишком поглощен своей работой и ничего вокруг себя не замечал, поэтому пришлось проявить немного больше настойчивости, хлопнув его по плечу. — Эй! Я говорю, привет!

— Твою мать, мэн! — Программист подскочил с места, едва не опрокинув монитор, — Ты хочешь, чтобы тебе руки переломали?! — в словах его не чувствовалось угрозы, хоть он очень старался выглядеть грозным. — Так я сейчас тебе устрою веселые выходные!

— Тише-тише! — Майкл примиряюще выставил перед собой ладони, отступив на полшага. — Я просто спросить хотел, как к вам на игру записаться? Или как тут это называете?

—Ты что, решил пару баксов срубить? Хочешь на свои кишки полюбоваться, мэн? Давно не слышал, как мясо на зубах скрипит? А знаешь, как весело из черепа глаза выскакивают, если по нему дубиной захреначить, мать твою?! — парень явно расчувствовался, растягивая слова так, словно он "крутой нигер" на разборке. — А что...

— Да заткнись ты! — Майкл уже не чувствовал себя пленником ситуации, за ним не было долга или какой-то иной вины, поэтому в дело вступило то, что всегда работало с коллегами по цеху — открытость в высказываниях. — Хватит тут чушь пороть, давай по делу, а?

Этот трюк сработал и Патлатый замолчал, некоторое время переваривая случившееся, после чего обижено уселся на место, бросив через плечо, не оборачиваясь:

— Тебе к Родригезу.

Путем недолгих вычислений, удалось выяснить, что Родригез — это директор данного заведения. Со смуглым лицом, испещренным парочкой очень заметных шрамов, он мог бы встретиться на пиратском судне, где-нибудь в Тихоокеанских водах или еще среди каких-нибудь головорезов, но он оказался именно здесь. Было совершенно очевидно, что он мало что смыслил в виртуальной реальности, зато прекрасно знал, как можно заработать на этом деньги. С одной стороны, это могло показаться выгодным для опытного игрока, но с другой — если что-то пойдет не так, ты не сможешь объяснить причину, руки и ноги тебе переломают все равно. На всякий случай. Но представленный и проигранный в голове разговор произошел несколько проще, чем ожидалось...

"Чё?"

"Да вот, хотел бы..."

"Играть?"

"Ну."

"Вон прайс."

На столе у "директора" и вправду лежало несколько листов, с виду абсолютно одинаковых. Взяв один из них Майкл пробежался по строчкам, заострив внимание на ценниках. Убитый зомби — 2 бакса. Расчлененный зомби — 4 бакса. И так далее. Что примечательно, за смерть платили только в том случае, если включен порог боли и то, не менее пятидесяти процентов. Еще платили за длительность сеанса, но там опять очень подробные заморочки, составлял которые точно не Родригез, а человек, наподобие Патлатого, который периодически кидал косые взгляды в их сторону, ведь кабинет "директора", как и все прочие "отделения офиса" располагался в общем зале, имея достаточно условное разделение. Еще был интересный момент с арендой вирткапсул. Как оказалось, они тут были самого разного качества. Это значило, что за хорошую цену можно было лишить себя многих неудобств, а если экономить, то придется знатно помучиться. В любом случае, зал пустовал только в те моменты, когда был закрыт, а в остальное время за хорошие "машины" велась жесткая конкуренция между бывалыми "ходоками".

Майкл знал, куда шел и зачем, поэтому прихватил с собой пару сотен из тех, что лежали на черный день. Конечно же, эти деньги были частью одного большого клада, расположенного во множестве мест. Так уж вышло, что этот парень не мог хранить деньги в одном месте, предпочитая получать меньшие проценты в угоду сохранности бо́льшей части. Это прекрасно работало, хотя и было излишним, но когда обжегся единожды кипятком, начинаешь дуть на воду.

Сейчас же предстояло потратиться, оставалось только решить, на что. В целом, цены кусались не слишком сильно. За такую сумму можно было позволить себе арендовать нормальную вирткапсулу на несколько часов. Но проблемы все еще не закончились и выяснилось, что свободных мест нет, а сидеть и пялиться в мониторы — так же удовольствие не бесплатное. По-крайней мере, если делать это демонстративно. Стало совсем скверно, когда выяснилось, что единственная свободная машина принадлежала покойному. Выбор был прост: наплевать на принципы, которых особо-то и не было или же катиться к чертовой бабушке. Через пару минут тягостных раздумий первый вариант взял верх.

Майкл положил деньги на стол и проследовал к арендованной капсуле. На него мало кто обратил внимание, только два завсегдатая, лет около шестнадцати, заключили между собой негласное пари. По их ехидным ухмылкам было ясно, что ждать они будут отнюдь не героического прохождения, а самой жестокой расправы.

Уже за пару шагов в нос ударил некий тошнотворный запах, состав которого не хотелось даже выяснять. Из капсулы реально несло смертью, той самой, которая подчеркивает человеческое несовершенство. Следовало поскорее улечься внутрь и войти в виртуальное пространство. Мозг перестанет распознавать окружающий мир и посылать ненужные сигналы.

"Где тут кнопка START? Ну все, поехали..."

После достаточно предсказуемой регистрации личного Игрового Профиля, который, как ни странно, сохранялся где-то на локальном сервере, в ушах зазвенел механический женский голос с немецким акцентом.

— Здравствуйте. Ваша цель — добраться до двери с надписью "Exit". Будьте внимательны и...

Майкл осмотрел знакомые стены тесной каморки, путь из которой был только один — через дверь. Простояв несколько минут на месте, изучил повнимательнее интерфейс: здоровье, выносливость, потребности, кнопка инвентаря, неактивный вход в сеть и конечно же, главное меню. В отличии от прошлого раза, оно было доступно и потому Майкл тут же полез в настройки, пробежавшись глазами по основным пунктам. Был там и ползунок Порога Боли. Совершенно не хотелось его трогать, но однажды придется, иначе денег никто не заплатит, а две сотни уже вложены в дальнейшую реализацию. Дело осталось за малым — реализовать. Но перед этим еще раз настроить себя на игру. Все таки, страх был едва ли не осязаем, ведь программы, что воздействовали на мозг в игре были реальны, в отличии от чудовища под кроватью.

"Поехали. А, уже говорил..."

За дверь, как ожидалось, в хаотичном порядке, ждало несколько десятков зомби. Точно, как в прошлый раз их триггеры тут же сработали на нового игрока — отряд мертвецов устремился к нему, выставив перед собой руки и оскалив гнилые зубы. С виду, они казались очень неспешными, даже неуклюжими, но убегать от них было некуда, а среди нестройных рядов все же царила суета — то были шустрые "бегуны", спасаться от которых требовалось в первую очередь. До следующей двери было метров пятнадцать, рукой подать, да только как взять эту дистанцию, при такой преграде? Первый мертвяк уже почти схватил своими деревянными пальцами за рубаху, когда пришлось резко пригнуться и обойти врага слева, поднырнув под его несуразную атаку. Тут же, откуда-то сбоку, прилетел сильный толчок, поваливший Майкла на холодный бетонный пол. Расправа, как всегда, казалась несправедливо жестокой. Это был первый раунд, который обещал еще очень много прекрасных попыток.

Что уж говорить, они не заставили себя долго ждать. Майкл упорно пытался найти выход, с тоской наблюдая, как стремительно падает выносливость, стоит только попробовать завалить хотя бы одного врага на землю. Неизменным оставался только индикатор Потребностей. Здесь их попросту отключили. Или на этом уровне они не были актуальны. Примерно через час, система сообщила:

— Ваш максимальный запас Здоровья увеличен на один процент.

— Ваш максимальный запас Выносливости увеличен на один процент.

— Ваша Скорость передвижения увеличена на один процент.

— Получено достижение "Свежий корм". Зомби убили Вас 10 раз.

Достаточно сомнительный список, однако, приятно радовал глаз. Порог Боли все еще оставался на нулевой отметке, за текущую игру не заплатят ни копейки, но заниматься мазохизмом, тем более добровольно отдав за это деньги, Майкл не желал. Любые действия сводились пока к одному результату — гибели персонажа. Это было весьма скучным зрелищем и подошло бы только для тизера какого-нибудь убого ролика о том, как героя, передвигающегося со скоростью асфальтоукладчика, раз за разом, накрывает бодренький отряд ходячих мертвецов. Однако, это был вовсе не показатель. За несколько дней вполне реально было подтянуть характеристики и пытаться наваять нечто более серьезное. Поэтому, вновь подгрызающий кору мозга, червячок сомнений остался смазанным пятном под пятой непоколебимости. Именно так Майкл и сформулировал свое состояние, в очередной раз завалившись под напором зомби, безучастно наблюдая, как те с удовольствием пробуют на вкус его внутренности.

День прошел без особых результатов: выпала еще пара обидных достижений, которые вряд ли могли стать предметом гордости, на пару процентов поднялись основные параметры и на этом все закончилось. Не то, чтобы Майкл сильно расстроился, но ожидал он явно большего. Играть было просто невероятно сложно и похоже, что для получения отдачи придется вложить еще не менее тысячи долларов. Аппетит резко поубавился, но отступить, означало вернуться на прежнее место работы. С нахрапу крепость взять не удалось, теперь предстояло немного повариться во всей этой каше, влиться в тусовку местных геймеров, разведать обстановку. Наверняка ведь есть обходные пути.

Походив еще меж нестройных рядов игровых “саркофагов”, Майкл присматривался к находящимся здесь людям. Были, как вполне привычного вида люди, так и некие неформалы, редко встречающиеся на улице, все больше тусующиеся по ночам в темных переулках. Такие чаще всего сидели на наркоте и только благодаря этому могли в игре достаточно много. Путь легкий, но достаточно недешевый. “Честным” игрокам было намного сложнее, зато риски ниже. Печальный опыт многих игроков подтверждал это, но стоит ли рассуждать на подобные темы, когда речь идет о подпольном клубе, трансляции с которого расходятся на черном рынке, как горячие пирожки? Это место являлось кузницей самых жутких ощущений, фабрикой животного страха, настолько тесно переплетенного с отвращением, что спутать их было очень легко.

Через несколько дней, когда лицо Майкла примелькалось у местного контингента, ему стали больше доверять. Однажды, даже удалось завести разговор с Программистом, которого звали Алексом. Пусть он являлся не самым приятным собеседником, зато много знал и легко покупался на примитивную лесть. Точь в точь, как непись[5] в игре, на котором завязан главный сюжет — нужно быть просто идиотом, чтобы не суметь продвинуться дальше…

— Наша локальная сеть — это не просто какая-то там сеть. — воодушевленно вещал Алекс, присев на край стола и порой поглядывая на графики, что скакали на мониторе его компьютера, — Это защищенный канал, которым пользуется весь мир. Зомби-Апокалипсис не единственная тематика. Есть и прочая ересь. Жанров тысячи, трансляции с сотен клубов стекаются на сервера, откуда перекачиваются на носители или же прямо на компьютер заказчика. Кому как больше нравится. — Программист явно гордился своими знаниями, ведя беседу в откровенно поучительном тоне, каким обычно объясняются банальные вещи, — Здесь, на графиках, я контролирую входящие и исходящие данные. Если с нашего сервера на общий будет поступать слишком много шлака, то мне дадут по шапке. Если наоборот, трансляций будет недостаточно, то урежут финансирование и вот тот головорез, которого мы называем директором, найдет себе другую кормушку, а меня тупо выкинут на помойку. — за этой фразой последовала ехидная ухмылка, — Но мне не составит труда заработать на хлеб, другое дело, что из муки он будет второсортной…

— И что, — Майкл задумчиво погладил свой подбородок, — Хорошо платят?

— На жизнь хватает...

На мониторе Алекса замигали какие-то красные точки, на этом разговор закончился сам собой. Далее вновь последовали однотонные серые будни, заполненные тошнотворной чередой кадров из виртуальной реальности, радовало только одно — вот-вот наступит тот день, когда вся эта тягомотина закончится и удастся пересечь проклятый зал, открыв дверь с надписью “Exit”. Что за ней, по-прежнему было неведомо, ведь локации у каждого игрового профиля генерировались случайным образом и чтобы попасть в то место, где можно встретиться с другими игроками, предстояло еще долгое время умирать в одиночестве.

И вот, такой день настал…

Положив на стол Директора последнюю сотню долларов, Майкл направился к забронированной “машине”, чтобы знатно прошерстить настройки. Хотелось бы получить какую-то поддержку, но если она была, то осталась за черным пластиковым люком вирткапсулы. Майкл буквально ощущал, как за тем монитором, который транслировал его игру, сейчас наблюдали многие. Еще бы, новичок наконец-то решился покинуть ясли и показать, на что он способен в свободном плавании.

“Так-так-так...”

Пару мгновений понадобилось, чтобы решиться на отчаянный шаг — установить порог боли на максимальные сто процентов. Это потому, что на подобное здесь не шли даже отчаянные психи, совсем забывшие цель игры, потонув в непроглядной пелене наркотического дурмана. Но так было нужно просто потому, что количество зрителей так же влияло на оплату, взвинчивая проценты на любые цены. К слову, это был еще один аспект, который удалось прояснить буквально на днях. Игровой профиль так же являлся отдельным каналом, чтобы открыть к нему доступ для зрителей, требовалось доплатить Программисту лично. Преимущества такого подхода были очевидны — зрители могли покупать подписку и платить игроку лично. Другое дело, что за столь открытое отсоединение от клуба Директор точно бы по голове не погладил, но виртуальный счет пока не выставлялся в открытый доступ. Достаточно было того, что за игрой наблюдают…

В углу игрового Интерфейса появился еще один значок — камера и внизу цифра “2”. Это означало, что за игрой Майкла наблюдают два человека. Негусто, конечно, но что поделать? Осталось только окинуть взглядом статистику Профиля, совершить свою первую попытку, претендующую на статус удачной…

Сила — 21

Ловкость — 23

Скорость — 30

Защита от рваных ран — 2%

Иммунитет к инфекции — 0.5%

Был еще целый ряд характеристик, оставшихся без изменения, ввиду их ненадобности на начальном уровне. Количество наблюдающих за это время изменилось: сначала ушел один человек, потом прибавилось двое. По-крайней мере, это убеждало в том, что Сеть реально живая и ею пользуются.

“Ну что же, дамы и господа? Надо как-то начинать уже...”

Глава 2. Вон из клетки

Виртуальные капсулы не зря считались устройством для полного погружения в виртуальную реальность. Мозг воспринимал происходящее, как действительность и избавиться от этого было невозможно. Если индикаторы утверждают, что вы голодны, то ваш желудок сразу на это реагирует: начинает подсасывать внутри, урчать и всячески требовать пищи. Если индикатор утверждает, что время спать, то ваши глаза начинает резать, соображать становится очень трудно. Поэтому установка боли на сто процентов, в действительности, являлась самоубийством, ведь если при таком раскладе в мозг будет подана команда о травме, несовместимой с жизнью, то он попросту отключится. Наступит клиническая смерть. Но страшнее даже самой смерти, существует еще один момент, который нередко становился причиной больших проблем. Виной тому служило то ли несовершенное оборудование, то ли специфика написания программ, но мозг также мог принять виртуальную боль и не суметь с ней расстаться, даже после окончания сеанса. Это был своего рода баг, исправить который пока еще не смогли и не нашли методы борьбы с ним.

Однажды Майкл наткнулся на статью о таких бедолагах, что с застывшим в глазах ужасом пялились в пустоту, существуя только для того, чтобы испытывать несуществующую, фантомную боль. И сейчас, в очередной раз открывая себе путь из стартовой локации, в проклятый зал с десятками зомби, он старался забросить эту мысль, как можно дальше.

Майкл больше не пытался проскользнуть мимо или обойти вдоль стен, он выработал свою тактику, которая показывала хорошие результаты, но постоянно не хватало каких-то долей секунды, чтобы завершить прохождение локации. И теперь у него не было права на очевидные ошибки, а это подстегивало мозг пуще прокаченных навыков.

Схватив ближайшего мертвяка за рукав рваной рубахи, он не сильно дернул его в сторону, дав иной вектор движения, после чего толкнул в спину. Хотя действия эти не требовали особых умений, но Выносливость просела на добрых пять процентов, таков был путь к свободе - рисковать и отдавать, ради каждого шага вперед. Следующий зомби подвергся подобной операции, врезавшись в своего собрата. Теперь Майкл старался менять местоположение так, чтобы мертвяки не могли синхронизировать свои действия и выбрать одно направление. Такое являлось возможно только потому, что в зале находились как шустрые бегуны высокого уровня, так и совсем "неживые", нулевого. Манипулировать ими было достаточно просто — хватило бы запаса сил.

Когда "в сцепке" оказался третий противник, к телодвижению подобрался "бегун". Он, к счастью, не выбирал обходные пути, когда до жертвы оставалось менее двух метров, а просто прыгал вперед, раззявив рот. Эту их особенность Майкл заполучил очень дорого, но зато теперь точно знал, как поступать в этих случаях - прятаться за медлительную баррикаду и не отступать назад. Было очень много ситуаций, когда волей-неволей приходилось запираться в каморке, но убежищем она служила очень недолгим, поскольку стоило открыть дверь один раз и вход становился доступен так же и для врагов. Но плюсы даже у таких ошибок были - удержание двери от натиска неплохо повышало Выносливость.

Когда вся куча мала, состоящая из четырех тел, к которым присоединились еще двое мертвяков среднего уровня, начала расползаться, Майкл уже водил хоровод со следующей парой, приблизившись к заветному выходу на добрые пять метров. Сразу же бросаться к нему, так же было плохим решением, поскольку именно там крутился второй "бегун", имеющий скорость движения втрое выше, чем было на сегодняшний день у Майкла. Как итог, не удавалось даже схватиться за ручку. Поэтому игроку приходилось упорно повторять одни и те же действия, ровно до тех пор, пока не появится подходящий момент. Крутиться, вертеться, иной раз ползти или же перекатываться. Пусть в девяти случаях из десяти это приводило к смерти, но альтернатив пока не имелось.

Когда следующая куча развалилась на составные части, до выхода оставалось буквально несколько шагов. Тот бегун, что остался позади, уже вовсю мчался к своей жертве, с десяток шатающихся трупов силились обойти преграду, только усугубляя ситуацию и придавливая собой более старших и шустрых сородичей, в том числе и второго скоростного бегуна, который бился об пол, в слепой жажде разорвать такую близкую, но недосягаемую жертву. Однако, втянуть в эту кабалу удалось не всех. Еще около дюжины зомби перекрывали путь к выходу, над которым приветливо горел светильник с надписью "Exit". Отступать было нельзя, поскольку там путь один — к каморке за дверью, а далее — смерть. Вперед не прорваться, поскольку среди прочих, в толпе врагов имелись достаточно цепкие твари. Оставалось свершить последний трюк, репетиция которого еще ни разу не дала положительный результат.

Свершив резкий рывок вперед, к заведомо сильному мертвяку, Майкл в последний момент пригнулся, рукой схватив того за штанину и не резко, так, чтобы противник не упал, приподнял ногу, заодно поворачивая его по часовой стрелке. Такой необычный маневр позволял получить живой щит, с одной стороны, удерживая врага на безопасной дистанции — все зомби являлись людьми в прошлом и не имели мутаций — а с другой, не подпускать к себе хотя бы часть противников. Теперь следовало только не зевать, вовремя регулируя свое положение, а потом пихнуть беспомощного врага в самую толпу и спасаться бегством. Именно так произошло, Майкл выбрал момент и практически ползком, очень быстро перебирая руками и ногами, устремился к выходу. Разбираться, в какую сторону открывается дверь, не было времени, тем более, что позади уже был слышен топот и захлебывающийся хрип "бегуна", первее всех обнаружившего цель.

Оказалось, что открывается она наружу. Это сэкономило уйму времени, но повысило риск, поскольку, как только Майкл выскочил из зала, вслед за ним вылетел зомби.

А на этом план заканчивался, дальше пришлось импровизировать.

Как-будто подарок свыше, около входа лежал деревянный брус. Использовав его, как упор для того, чтобы дверь не смогли открыть с той стороны, игрок только и успел, что вовремя развернуться. К нему вовсю мчал прыткий мертвец, раззявив, по-обыкновению, пасть.

К слову, оказался Майкл в помещении, напоминающем обычный офис. В центре комнаты даже валялся некий тяжелый стол и груда картонных коробок. И если в соседнем зале не было ни одного окна, а свет давали несколько люминесцентных ламп, то здесь, по левую руку от двери, имелось сразу три оконных проема, с низкими подоконниками. Заглянуть в них не удалось, враг опомнился очень быстро, а Выносливость мигала красным, ее запас составлял семь процентов.

Как во сне, Майкл силился быстрее перебирать ногами в сторону окна, но не мог. Бегун уже метнул свое тело, подобно ядру и спустя мгновение мог бы вцепиться зубами в спину. Оставался последний маневр, на который практически не хватало времени. Зомби был проворнее, быстрее. Но пришлось все же постараться, упав на пол прямо перед окном и чувствуя, как по ребрам прошлись деревянные пальцы мертвяка. Кожу разрывало, практически снимая с тела. Боль захлестнула сознание, несколько секунд невозможно было прийти в себя, над головой стоял звон разбитого стекла и отдаляющийся крик. Кажется, инерция подвела противника, он вылетел вон. Индикатор здоровья показывал сорок два процента, каждую минуту уменьшаясь на одну единицу. Быстро, но время предпринять меры есть.

Открыв профиль, Майкл оценил ситуацию. На самом деле, не так уж серьезно: рваная рана или большая царапина, протянулась от нижнего ребра, под самую лопатку. Видимо, если бы не прокаченная устойчивость к повреждениям такого рода, дела бы обстояли гораздо хуже. Чтобы хоть как-то уменьшить кровотечение, было решено наложить "бумажный панцирь". Безумные игры требовали безумных решений, а "великий импровизатор" все еще сидел в черепной коробке, щедро делясь вдохновением.

Скинув рубаху, Майкл сделал из нее пару бинтов. Потом подобрал коробку, что валялась подле письменного стола, поделил на три листа и приложив к спине, в области раны, затянул бинтами, как ремнем. Как ни странно, это сработало, кровотечение уменьшило расход здоровья едва ли не втрое. Теперь оставалось позаботиться о безопасности в целом!

— Ваш навык "Полевая медицина" повышен на 1 процент, — внизу текста сообщения имелось две кнопки, одна из которых закрывала его, а другая... — Текущий прогресс навыка — одна единица.

Брус отлично держал упор, дверь не поддавалась на натиск мертвяков, что остались позади. Майкл решил ублажить свое любопытство, заглянув в разбитое окно, а там...

Тридцатью этажами ниже располагался зеленый массив городского парка. Сейчас он во многих местах чадил черным дымом. Туда-сюда носились машины пожарных, полиции, скорой помощи. Весь город визжал, сотрясаясь от ужаса и взрывов. В отдалении даже можно было заметить несколько вертолетов, в том числе и военных. Они эвакуировали людей с крыш домов. Судя по всему, игра демонстрировала начало апокалипсиса.

Обозревая все это глобальное великолепие, Майкл не сразу обратил внимание на пульсирующую иконку системного чата, а когда открыл его, то получил несколько сообщений.

— Добро пожаловать в режим свободной игры! Вы только что завершили ознакомительную локацию и готовы к тому, чтобы выживать самостоятельно. Ваша текущая цель — не погибнуть в течении трех месяцев игрового времени. Функция возрождения будет доступна сразу, как только Вы организуете собственное убежище.

Было еще кое-что, например, порция игровой информации, которая пришлась весьма кстати!

"Убежище — это локация, которую игрок обозначил специальной меткой и возвел в ней не менее пяти сооружений, увеличивающих комфорт и безопасность. В Убежище более прогрессивно восстанавливается Здоровье, Выносливость, а так же ряд других характеристик и навыков, которые обнаружит игрок."

Еще выяснилось, что чем богаче убежище, тем больше вероятность того, что его заметят агрессивные неписи, но зато есть бонус к маскировке против мертвяков. В общем, придется постоянно выбирать между первым и вторым. А тем временем, Система сыпала новой информацией...

— По итогам прохождения стартовой локации, вами был изобретен навык " Боец-импровизатор ", теперь персонажу будет более просто использовать не очевидные ситуации, применяя их в бою.

— Ваша Ловкость, Скорость и Выносливость повышены на пять процентов.

"Силу, видимо, не заслужил..."

— Ваше Здоровье полностью восстановлено.

— В меню Инвентаря у Вас появилась вкладка " Изделия ". В ней будут располагаться предметы, собранные из подручных средств. По мере роста навыков из ветки "Выживание", там могут появляться новые рецепты, внимательно следите за системными сообщениями.

Пока помнил, Майкл решил проверить, доступна ли совместная игра или он по-прежнему ограничен и находится в одиночном режиме. Оказалось, что для входа в Сеть, как раз необходимо выживать в течении трех месяцев, это, как бы, являлось небольшой предысторией. Еще из ранних разговоров он знал, что таковы критерии именно местного клуба, во всем остальном мире игроки могут сразу начинать в режиме "Онлайн". В принципе, это неплохая фора, ведь есть возможность подтянуть персонажа, а уже потом соваться в пекло. Но, с другой стороны, только в Сети есть возможность беспрепятственно переводить игровую валюту в реальную и наоборот, в том числе взаимодействие с другими игроками могло бы дать неплохой толчок в развитии, увеличив скорость прогресса. Плюс ко всему, нет этой проклятой стартовой локации, в которой пришлось знатно попортить себе нервы, развлекая искушенную публику. Унизительно и незаслуженно. А сколько денег ушло? Не меньше тысячи долларов!

— Вы можете выбрать класс Персонажа или же сгенерировать его самостоятельно, выбрав ряд начальных навыков.

Такая функция очень радовала, на ее изучение было потрачено достаточно времени, чтобы уверенно нажать на клавишу "Генерация класса". Такой подход всегда более удовлетворителен для опытных игроков, которые любят все делать своими руками. Это позволит в дальнейшем развиваться более качественно. Собственно, первое, что необходимо было выбрать, так это основное направление. Их было вот столько:

Лидер — данный тип игрока имеет большее влияние на игроков и NPS. Также только ему, на начальном уровне, доступна возможность регистрировать общину.

Ниже имелась краткая сводка.

Община — это группа выживших, не менее десяти, имеющая лидера и убежище.

Следующим классом был Агрессор.

Агрессор — навыки этого типа игроков весьма специфичны. Рост боевых умений увеличен на десять процентов, а мирных — ограничен на двадцать процентов. Агрессору недоступны такие созидающие навыки, как Земледелие, Скотоводство и т.п.

Одиночка — данный класс позволяет игроку более прогрессивно развивать Охоту и Скрытность. Находясь в составе команды, он получает ряд негативных эффектов, в то время, как уединение награждается бонусами к росту.

Были еще: Выживший, который являлся средним в максимальном количестве параметров, Наследник, представляющий из себя нечто неординарное, поскольку наследники отвергали старые устои, стремясь создать новый мир, основанный на технократии. Ряд других классов Майкл решил в этот раз не рассматривать, оставив на потом.

В общем, выбор пал на Лидера, поскольку в планы входило достаточно много интересных задумок, не основанных, однако, на быстром сколачивании собственной общины. Затем следовало выбрать Мировоззрение. Тоже вещь достаточно интересная: суть ее в том, что если игрок свершает поступки, которые соответствуют выбранному видению мира, то делает игровой процесс более насыщенным, выплетая, таким образом, свою "Паутину Возможностей".

"Паутина возможностей — это система взаимодействия с игровым миром, позволяющая игроку создавать вокруг себя выгодные события." — прочитал Майкл достаточно смазанное определение.

Но из разговоров с игроками стало ясно, что не всегда эти самые "выгодные события" несли ярко положительный характер — гораздо чаще происходило так, что приходилось знатно поломать голову, дабы оказаться в плюсе.

Список пунктов в разделе Мировоззрение был не очень велик и достаточно прозрачен: Захватчик, Кочевник, Фермер, Мэр и Приспособленец. Было очевидно, что таким образом Лидер мог либо осесть и неспешно строить свой город, либо кочевать с места на место, либо организовать нечто вроде сельскохозяйственного поселка. Не ввязываться вообще ни в какие конфликты или же вовсе не придерживаться какой-либо схемы, добывая пропитание всеми доступными способами.

Из предоставленного списка Майкл выбрал последний пункт. Он так же соответствовал его планам на игру, являясь наиболее уместным в понятии Паутина Возможностей. По статистике, он так же являлся самым популярным среди класса Лидер, но это ровным счетом ничего не значило, так как этот класс выбирали довольно редко. Далее предстояло перейти к завершающему этапу - выбору внешности, так как навыки, умения и характеристики персонажа компоновались уже в процессе игры, совершенно свободно.

Внешность не могла быть полностью скопирована с оригинала, то есть, игрока. Это было связано с тем, что Зомби-апокалипсис в некоторых странах шел вразрез с законом. Поэтому администрация игры ввела запрет, чтобы избавиться от всякого риска попасть в базу данных жадных до личной информации спецслужб. Помимо прочего, имелось много других способов защиты от властей, именно поэтому, видимо, в ЗА играло так много людей. Лидер на черном рынке развлечений умел отстаивать свои позиции.

В общем, Майкл выбрал себе подходящий аватар путем кнопки случайного генерирования и немного подправив детали вручную, закончил с созданием персонажа. Теперь он представлял из себя мужчину, лет около пятидесяти, с проседью в жестких волосах, стриженных коротким "ежиком". Серые пронзительные глаза получились достаточно убедительными, а жилистое тело рыбака или фермера казалось обманчиво хилым. Именно такие вот люди могли составлять основной контингент человечества, буде апокалипсис в реальной жизни. Тело прикрывала серо-грязная футболка, ноги - потертые джинсы и старенькие туфли годов "допотопных". Вот, собственно, весь инвентарь.

Когда условности были соблюдены, пришла пора спускаться вниз, чтобы начать настоящую игру.

Меж тем, из соседних окон с завидной периодичностью падали вопящие люди, за ними стремительно неслись ожившие мертвецы, вертолеты все так же собирали урожай по крышам, а дым, поднимающийся к небу, нисколько не иссяк. Первым делом предстояло найти транспорт, покинуть город, далее действуя по обстоятельствам. Там было меньше риска напороться на орды зомби, там же в целом, на начальном этапе Катастрофы, более безопасно.

Аккуратно приоткрыв единственную дверь, не считая той, откуда он пришел, Майкл осмотрел просторный зал, уставленный офисным оборудованием: столами, персональными компьютерами, различными шкафами. Благо, здесь рабочие места не огородили кабинками, ежели на горизонте появится враг, то он обнаружится практически сразу. Вокруг стояла относительная тишина, если не считать хаоса, творящегося на улице. Внешняя стена полностью являлась стеклянной, открывая взору еще более подробные картины происходящего снаружи.

Например, на соседнем здании столпилось около трех десятков людей, они активно махали руками, подзывая к себе воздушный транспорт, но естественно, что эвакуировать всех было невозможно, помощь не успела на крыше, один за другим, стали появляться зомби. Все они являлись достаточно прыткими, буквально впрыгивая в толпу людей, разрывали и разбрасывали их, как безвольных кукол. Через несколько секунд там не было ни одного выжившего, точнее сказать, последний из них сиганул вниз, в свой последний короткий полет, предпочтя погибнуть так, чем от жутких ран и вируса. Вероятно, для подобного решения требовалась не дюжая храбрость...

Майкл не мог оторвать взора от этого жестокого зрелища, но вслед за первым последовало второе - откуда-то снизу выскользнул грузовой вертолет, почти полностью забитый людьми, он уже завершал свой рейд и готовился вернуться в убежище, но тут с верхних этажей на него посыпались мертвяки, быстро нарушив вращение лопастей, что привело к аварии. Оставляя за собой черный шлейф из дыма, судно врезалось в соседнее здание, оставшись там, подобно коряге, торчащей из зеркальной поверхности воды. Все это происходило буквально в двадцати-тридцати метрах от того места, где ротозействовал Майкл и стоять бы ему там дальше, если бы не суматоха, которая внезапно возникла этажом выше.

Что-то взорвалось почти над головой, потолок обсыпался осколками бетона и пластика. Пришлось быстро ретироваться к выходу — аварийной лестнице, пользоваться лифтом в такое время было бы крайне неразумно. Вскоре пыль осела, из образовавшейся дыры, подобно спелым яблокам, посылались мертвецы, пока еще слепо бегущие кто куда. Что примечательно, медлительных среди них не было вовсе. Прежде чем хотя бы один успел заметить добычу, Майкл покинул опасное место, спешно оставляя над своей головой этаж за этажом.

Здесь, на каждом пролете, горело красным аварийное освещение, создавая достаточно зловещую атмосферу. Игрок пытался умерить свой страх, но вписанный в код игры, он был непобедим. Руки немного тряслись, в ногах чувствовалась предательская слабость. Спасало только то, что от недавнего зрелища в кровь поступало немало адреналина. По дороге пришлось довольно часто замедлять шаг, а то и вовсе останавливаться — Выносливость падала стремительно и при текущем темпе не достигала тридцати процентов запаса, поскольку стоять на месте было чревато. Тем более, что порой над головой были слышны крики и топот, а пару раз даже в такой узкий проем между лестничными пролетами, умудрялись падать люди. Вполне вероятно, что они уже не были людьми, уровень Наблюдения у Майкла был более чем скромен, разглядеть статус летящих тел не удавалось.

Когда около пятидесяти этажей осталось за спиной, система сообщила:

— Ваша Выносливость повышена на два процентов. Текущий уровень — 18

И вместе с тем начались первые проблемы — дверь открылась этажом ниже, тут же заполнив пространство криками о помощи и захлебывающимся воплем атакующих мертвяков. Теперь путь далее был заказан, пришлось срочно покидать аварийную лестницу. Благо, дверь в основное здание имелась на каждом этаже. За ней обнаружился коридор, который по периметру огибал весьма просторную офисную площадку, поскольку здесь не было стен, а потолок поддерживался многочисленными колоннами. Это, в очередной раз давало хороший обзор, хоть и указывало местоположение самого Майкла. Благо, здесь было не многолюдно, а точнее сказать, пусто. Видимо, по зданию бегали те, кто не сумел вовремя сориентироваться и, собственно, зараженные. Хотя мебель и все хрупкое кто-то прилежно размолотил на множество обломков и осколков.

По предварительным подсчетам, до выхода на улицу оставалось около пятнадцати этажей и как по ним спускаться, пока было не очень ясно. Вполне вероятно, что придется воспользоваться основной лестницей и много рисковать.

Осторожно передвигаясь по коридору, Майкл осматривался по сторонам, в любой момент готовясь дать деру и поглядывая на индикатор Выносливости, который уж слишком неторопливо полз к своему максимальному значению. Там, снаружи, по-прежнему царил хаос, периодически воздух сотрясали взрывы или же вопли и стоны вдруг синхронизировались, раскатываясь, казалось, на весь земной шар.

Когда коридор закончился перед распахнутой двустворчатой дверью, за которой сразу же начинался лестничный пролет, Майкл позволил себе несколько секунд промедления, чтобы прислушаться. Казалось, все тихо, не считая хора разразившейся Эпидемии. Через минуту первый пролет остался позади, выведя к широкой площадке с большими цветочными вазами. Затем второй, погруженный в полутьму, так как здесь офисы располагались в замкнутых комнатах и единственным источником света были окна на лестнице. Еще пять этажей прошли без приключений, а на следующем пришлось знатно испугаться, потому что навстречу Майклу, то бишь снизу, выскочило около полусотни испуганных неписей, гонимых целой ордой оживших мертвецов. Естественно, прорываться через такие заслоны не было смысла, поэтому оставалось только два варианта: спрятаться на этаже и переждать волну, но тогда риск нарваться на неожиданности резко возрастал, либо присоединиться к толпе и бежать обратно — наверх. Тут никаких неожиданностей, прямая дорога к смерти, так как Выносливости не хватит и на пять минут такой безумной гонки по вертикали.

Кое-как растолкав первый ряд бегущих и отбив себе свободное пространство на пути к этажу, Майкл сунулся в первую попавшуюся дверь, тут же отпрянув назад, пропуская мимо себя полуобглоданного зомби, что не разбирая дороги врезался в живой поток людей. Такой расклад резко ухудшал ситуацию, хотя доля везения во всем происходящем была, ведь не будь этой толпы, мертвяк бы сагрился на одну единственную цель. Предположив, что одна палка два раза в год не стреляет, игрок опять заглянул в дверной проем, в то время как за его спиной, буквально в десяти метрах, происходила жестокая расправа и росло количество инфицированных. На то, чтобы вирус окончательно поглотил разум, требовалось около тридцати секунд, по-крайней мере, так сказали ребята из клуба, предупредив, однако, что на игроков этот эффект действует совсем иначе. Как — это уже вопрос совершенно другой.

Стараясь назад не смотреть, Майкл вошел в комнату и закрыл за собой дверь. Здесь декорации соответствовали духу предыдущих помещений: пара столов, ПК, принтеры. А больше в тесной комнате уместить не представлялось возможным. На полу лежала уж совсем неприглядная груда человеческой плоти, затопив практически весь пол густой багровой кровью. Тело преграждало путь к следующей двери, видимо несчастный свершил неудачную попытку избежать столь жестокой участи. Пришлось оттаскивать труп в сторону, тем более, что шум за дверью только нарастал и именно в тот момент, когда путь был открыт, а Майкл переступал порог, дверь за его спиной открылась, впуская панический ор, некоего молодого мужчину и добрый десяток мертвецов, буквально в считанные секунды заполнивших собою все пространство. Где-то под ними остался тот несчастный, а Майклу пришлось очень поспешно подпирать дверь вездесущими письменными столами и неким шкафом с документацией, ведь в следующей комнате не было практически ничего нового. Оставалось надеяться, что эта баррикада продержится достаточно долго, ведь в лабиринте однотипных каморок можно было не найти выход наружу, бесконечно плутая по кругу.

К счастью, уже через минут двадцать удалось выйти в некий длинный коридор, по левую сторону которого тянулась вереница высоких окон, а по правую — ряд совершенно одинаковых дверей, исследовать которые не было ни малейшего желания. Стараясь передвигаться как можно тише и при этом максимально быстро, Майкл вскоре достиг двери с заветной надписью "Аварийный выход". За ней, как ожидалось, находилась лестница. Сваренная из металлических прутьев и арматуры, она очень сильно резонировала, потому всякий шум разносился по замкнутому пространству, как по трубе. Иной раз было сложно понять, откуда угрожает опасность? Сверху или снизу? Майкл часто замирал на месте, в попытке распознать звуки и даже добился в этом определенных успехов, о чем сообщила Система:

— Ваша Наблюдательностьповышена на десять процентов. — нажимать кнопку текущего прогресса стало уже привычкой, — Текущий прогресс — пятнадцать.

Помимо этого вновь повысилась Выносливость, которая на данном этапе росла, как на дрожжах, ведь ходьба по лестнице не могла пройти даром, да еще в таком количестве. С одной стороны это приободряло, но с другой — показывало, насколько все может быть плохо, когда удастся выбраться на открытое пространство. Тем более, что помимо Выносливости имелась Скорость. Да, бежать от мертвецов теперь можно было на несколько минут дольше, но что толку, если скорость бега едва превышает пеший шаг?

Меж тем, позади осталось еще несколько этажей. Вот-вот должен был показаться самый первый, а там и до улицы недалеко. Главное, не проскочить мимо, так как на подземной парковке делать нечего. Скорее всего там темно и очень неуютно. Пару раз приходилось ускорять шаг, а на прощание чуть не случилось крупной беды — сверху, едва ли не на голову, свалился зомби, который умудрился как-то нелепо застрять между перил, да так, что верхняя его часть преградила путь вниз. Пришлось откровенно рисковать еще достаточно крепкими туфлями, чтобы размозжить противнику голову. В углу интерфейса тут же появилась сиротливая иконка достижения "Первый мертвый". Стало даже немного обидно, ведь хотелось хоть какой-нибудь торжественности момента, а тут: полутьма, холод, спешка и липкий, как пот, страх.

Когда Майкл все же оказался на улице, свободно вздохнуть не удалось. Опять столь важный момент смазался в кровавом месиве творящегося хаоса. Широкий проспект, в восемь полос, практически полностью был забит автомобилями. В некоторых из них все еще сидели люди, либо боясь покидать свой транспорт, либо же не имея возможности выбраться. С противоположной стороны удалось рассмотреть большое количество вывесок, зазывающих в парикмахерские, кафе и прочая-прочая. Ничего примечательного, особенно когда на улице без пяти минут апокалипсис. Тут и там носились зомби и люди, порой даже не представлялось возможным понять, кто за кем и от кого. Самое главное было во всей этой суматохе стать наименее заметным.

Лавируя между машин, Майкл не забывал вертеть головой на все триста шестьдесят градусов, активно пользуясь тем, что в нынешней ситуации моб "зомби" гораздо охотнее агрился на непися "житель". Это не являлось таким уж очевидным и не позволяло без страха здороваться с мертвяками за руку, но банальная осторожность и выдержанная дистанция обеспечивали безопасное передвижение.

Однако, в один момент случилась совершенно киношная история. Майкл передвигался между плотных рядов машин вдоль улицы, как вдруг его схватили за руку. Очень неожиданно и сильно. Поскольку мысль о на сто процентов реалистичной боли неустанно пульсировала в голове, игрок не на шутку струхнул, испуганно взвизгнув. В конце-то концов, атмосфера вокруг была более чем шокирующая, даже с оглядкой на то, что это "всего лишь игра". На визг тут же отреагировали, да не те, кому следовало — целый десяток зомби, что как раз дружной стайкой бежал в том же направлении. Такой расклад был, как минимум, наихудшим! Майкла парализовало на целую секунду, за которую враги сумели сократить дистанцию на пару метров. Это было не так легко, ведь на пути у них располагалось четыре ряда плотно стоящих машин. Забег быков в Испании, вот на что все это было похоже: улепетывающий игрок и обезумевшие мертвяки, несущиеся вслед за ним. Так могло продолжаться достаточно долго, тем паче, что Майкл подметил одну деталь: с координацией у преследователей было не очень хорошо, стоило только поменять ряд, как они, так же меняя направление, часто не могли войти в поворот и мешали друг другу, создавая давку. Таким образом, маневренность уравновешивала шансы против скорости. Но весь процесс знатно портила проклятая Выносливость, она проседала с каждой минутой все больше и вот, когда уже стало ясно, что выскочившее уведомление:

— Ваша Выносливость повышена на десять процентов.

Не имеет никакой ценности, поскольку "смерть близка", в дело вступила Ее Величество Фортуна.

В одном из автомобилей открылась дверь. Конечно же, не сама, это сделал некий гражданин африканского происхождения, но суть была не в этом, а в том, что он тем самым полностью перегородил дорогу перед зомби, взяв на себя весь этот "паровоз". И все бы ничего, но напоследок он успел посмотреть в глаза Майкла. Очень проникновенно так, да еще и "класс" рукой показал. Беги мол, товарищ, я уже свое отжил. А потом ему в плечи и шею вгрызлись те, кто успел все таки перелезть через дверь машины.

Конечно же, подобное поведение являлось частью игры. Видимо, сработал какой-нибудь там коэффициент чего-то там и вот тебе пожалуйста — салют гуманизма от ИскИна, управляющего игрой. Но все равно на душе стало как-то жутко. Слишком уж слепой казалась эта жертва. Неуместной, даже.

Но в целом, дела шли хорошо, жалко только, что Выносливости осталось с "гулькин нос", требовалось срочно найти убежище и создать там точку возрождения, иначе все эти гонки могли плохо кончиться...

Глава 3. Под колпаком

Уже на бегу игрок сообразил, что в большинстве машин все еще есть люди: кто-то слепо бился в заблокированную дверь, кто-то сидел, вцепившись в руль и с ужасом в глазах наблюдал за происходящим. Майкл старался не заострять на этом внимания, следуя четкой цели — спасти свою шкуру. Вот только навык Лидера ощутимо бил по эмоциям. Каждый человек здесь мог бы стать спасенным жителем нового поселения.

Машины стояли самые разные, от легковых и пикапов, до грузовиков и автобусов. Навыка вождения у игрока не было, да и какой в том смысл, если даже пешему человеку едва удается перемещаться среди царящего хаоса? Решив, что долго бежать вслепую не имеет никакого смысла, Майкл заскочил в двухярусный автобус, в котором царила поразительная тишина. Водитель за стеклом даже не повернул головы, по его вискам очень заметно текли струйки пота, а все пассажиры больше походили на восковые статуи, только от напряжения звенел воздух. Казалось, все здесь парализованы от того хаоса, что творился снаружи, но вместо массовой истерии данный коллектив подвергся всеобщему оцепенению.

Не имея в руках какого-либо оружия, Майкл занервничал еще сильнее, очень внимательно осматривая пассажиров. Еще один брошенный взгляд в сторону водителя разъяснил ситуацию: тот очень медленно протянул в окошко для предъявления и покупки билетов самую простую монтировку, после чего занял исходное положение.

"И кого же вы тут испугались?"

Игрок уже понял, что на его плечи легла какая-то пока неясная миссия. Вероятно, зомби находился на втором ярусе и именно его боялись люди в автобусе? Но почему никто не ринулся убегать? Дверь открыта нараспашку, предоставляя выбор. Также, едва заметно повернув голову, Майкл вопросительно посмотрел на ближайшего непися. Это был грузный мужчина среднего возраста, от которого разило потом за три метра, а на белой рубаха были мокрыми даже пуговицы. В ответ он вытаращил глаза, указав пальцем себе за спину и тут до Майкла дошло!

Пока жертвы не шевелились, мертвецы их особо не замечали, но ощущая подвох, оставались начеку. Так, за упомянутым неписем сидело сразу два зомби, уткнувшись в спинку лицом и едва слышно поскуливая. Сквозь общую какофонию звуков их стоны были едва различимы. По всей видимости, весь местный контингент решил положиться на удачу, выжидая гордого смельчака, который вдруг объявится и всех спасет. Что ж, подумалось Майклу, я почти подхожу для выданной роли. Вспотевшей ладонью покрепче схватившись за монтировку, он сделал широкий шаг вперед, оказавшись точно на линии удара, после чего резко опустил оружие на шею противника. Послышался хруст и зомби обмяк, в то время как его сосед активизировался, но вот беда, оказался заблокирован. Несколько решительных атак довершили дело, с тихим шипением дверь автобуса закрылась. Видимо, это были единственные мертвецы в автобусе.

Пассажиры с облегчением выдохнули, словно это было единственным условием их спасения.

— Сэр, спасибо вам, сэр... — вытирая слезы, поблагодарила игрока старушка в миниатюрной шляпке.

— Что будем делать дальше, сэр? — задал неожиданный вопрос мужчина в круглых очках, вид его выражал крайнюю решительность, а глаза с надеждой смотрели на спасителя.

— Да! Вы знаете что делать? — вторила ему "дамочка" со старомодной прической и решительно устаревшим макияжем, скрывающим признаки ушедшей молодости.

Некоторое время Майкл стоял в замешательстве, краем глаза подмечая, что суматоха на улице не стихает даже на долю процента. В любой момент на автобус мог обрушиться вертолет или орда мертвецов. Или что не менее плохо — жаждущих выжить горожан, ведь огромный автобус стального цвета походил на самую настоящую крепость. И плевать, что крепость тонет в огне.

— Ну конечно же я знаю, что делать! — внезапно оскалившись, сказал он, вдруг вспомнив, как выглядит его аватар: крепкого сложения стареющий мужчина, в руках которого гаечный ключ должен быть не меньше топора.

"Сейчас я поведу вас в ближайшее здание, где мы забаррикадируем вход, а потом начнем считать овец, которых не прирезали волки..."

— И что же? — прохрипел толстяк с переднего сидения.

— Вы возьмете весь свой багаж, который есть...

— Но он в багажном отсеке! — резонно заметил тот же пассажир.

"Ну подыхайте тогда, а я пошел!"

— Возьмите все, что у вас есть, так как нам нужен живой щит, с помощью которого мы доберемся до ближайшего здания. — Майкл посмотрел в окно, выискивая подходящее строение.

Как назло, неподалеку расположились только парикмахерские, да кафе с просторными окнами.

— Живой щит?! — взвизгнул какой-то подросток в белоснежном снэпбеке.

— Либо так, либо открывайте двери, я пойду. Мне еще за молоком зайти нужно, — безапелляционно заявил Майкл, на что остальные гневно загудели.

Игрок нутром чувствовал, как расшатывается карточный домик его непрокачанного Лидерства, что не удивительно. Кто пойдет за незнакомцем, который всего-то проломил череп двум зомби, спасая целый автобус людей? Будь он на пару уровней выше, то кто-то, возможно, согласился бы на самоубийственный план, но в данной ситуации... Неписи скорее останутся сидеть как и прежде, чем дружной толпой попытаются спастись.

Некоторое время царил гомон, а затем в лобовое стекло автобуса врезался неизвестный житель города, а в него, словно таран, вцепился взбешенный инфицированный мертвяк. Он рвал несчастного зубами и колотил растопыренной пятерней до тех пор, пока не довел дело до конца. Минуту назад дисциплинированные пассажиры все таки не выдержали и подверглись массовой истерии. Кто-то со второго яруса тоже увидел жуткую расправу и теперь больше дюжины людей ломились в двери, требуя их открыть. Водитель автобуса безмолвно подчинился и обхватив голову руками, уткнулся лицом в руль, содрогаясь от рыданий. Майкл, которого оттеснили в противоположную от двери сторону, внезапно понял, что может пасть смертью храбрых прямо здесь, без возможности пошевелиться.

В конце концов, когда стало ясно, что дела в гору не пойдут, Майкл перехватил монтировку, взяв ее в обе руки, как штангу и принялся пробивать себе путь наружу. Люди визжали и кричали, с трудом поддаваясь на давление, но когда до выхода оставалось меньше минуты активной борьбы, весь успех аннулировался — снаружи уже рвали и метали, словно берсерки, несколько мертвяков. Их безумные телодвижения вспороли брюхо пассажирской толпы, которая теперь уже не знала, куда деваться. И без того недружный строй дрогнул под натиском врага, кто-то ринулся назад, но теперь было поздно.

Те из неписей, кто больше всех хотел вздохнуть свежего городского воздуха, попросту вытолкнули сородичей наружу, а там уже кто на что горазд. Люди разбежались в разные стороны, словно косяк лосося перед мордой медведя, который только и успевал, что полосовать когтистой лапой ближайших рыбин.

Пока все это происходило, Майкл с удовлетворением отметил Выносливость, мерцающую в зеленой зоне, и наотмашь ударив одинокого мертвяка, увлеченного кровавой трапезой, помчался к двустворчатой двери парикмахерской. Врываясь внутрь, он уже представлял, как ему на грудь бросается прелестная девушка с перекошенной окровавленной мордой, но все обошлось. В ярко освещенном зале царила тишина, подрагивающий свет множества ламп и пустующие кресла внушали ложное чувство безопасности.

Долгих несколько секунд игрок стоял на месте, вслушиваясь в гул собственного сердца, после чего схватил швабру, что стояла у порога вместе с ведром, и заблокировал вход, просунув ее между дверных ручек. Тут же кто-то ударил снаружи, судя по сдавленным хрипам, в неживом состоянии. Судорожно соображая, Майкл бросился рыскать по помещению, в конце концов найдя укромную комнатку, где совсем недавно работницы заведения позволяли себе отдохнуть за кружкой чая. Здесь же, за аккуратной шторой, женский коллектив спрятал узкий коридор, ведущий к запасному выходу.

С треском лопнуло древко швабры, многочисленный топот и неопределенных тембров вопль прокатился по помещению, когда игрок судорожно отпирал дверь оставленным в скважине ключом. Дрожащей рукой Майкл вынимал треклятую железку, чтобы запереть дверь снаружи, когда встретился с мутной желтизной глаз уже нашедшего его мертвеца. Тот врезался в стенку коридора, а обнаружив цель, бросился в бой, ведя за собой не меньше трех собратьев.

"Мать твою, мать твою, мать твою..."

Игрок захлопнул тяжелую металлическую дверь, ощутив плечом всю силу, которой обладали инфицированные неписи. Благо ручку дергать они не додумались и почти что умоляя свой разум собраться, Майкл сумел вставить ключ снаружи, повернув его два раза, и пытаясь повторить это действие вновь и вновь, во имя спасения собственного игрового прогресса и разума. Уперев руки в колени, чудом выживший игрок больше минуты дышал, приходя в себя. Сердце барабанило у самого горла, на загривке кто-то работал паяльной лампой.

— Я же вас ненавижу, твари. Понимаете? Ненавижу. — Майкл твердил эту фразу до тех пор, пока его дыхание полностью не восстановилось, и тугой, пульсирующий в висках адреналин не иссяк.

Теперь предстояло осмотреть то место, куда он попал: слева и справа узкий переулок, а впереди и за спиной бетонный монолит зданий, обросший словно бородавками — кондиционерами. Прямо перед носом стояло несколько мусорных баков. Теперь вопли, скрежет, сирены и взрывы звучали несколько отдаленно, редкой рябью проносясь по переулку. Метрах в десяти справа Майкл обнаружил еще одну дверь, служившую черным входом. Она оказалась заперта изнутри, но стоило подергать ручку, изнутри послышалась какая-то возня.

— Есть кто живой? — осторожно уточнил игрок, но ответом ему послужила гробовая тишина. — Я в полном порядке, тут нет зомби, можете открывать.

Еще минуту ничего не происходило и Майкл уже собрался уходить, когда раздался щелчок отворяемого замка и из полутьмы помещения выглянуло испуганное женское лицо.

— Вы не лжете, сэр? — дрожащим голосом спросил непись в униформе официантки.

На это игрок только развел руками, демонстрируя полную свою искренность. Спустя мгновения на свет вышла девочка лет двенадцати, а за ней вышла, видимо, ее мама: еще молодая женщина с заколотыми на затылке черными волосами и лицом, отточенным нуждой. Оба эти персонажа испуганно жались к стене, постоянно озираясь по сторонам, а "мама", как ее окрестил Майкл, почти сразу закрыла за собой двери на ключ.

— Там еще кто-то есть? — кивком на дверь, обозначил цель вопроса игрок.

Женщина излишне поспешно кивнула, что послужило лучшим ответом.

— Внимание! Два неигровых персонажа готовы последовать за вами! —Майкл чертыхнулся, когда перед его глазами всплыло текстовое сообщение, — Если вы сумеете отвести их в безопасное место, то получите повышение навыка Лидерство, иначе — штраф. Согласны ли вы принять условия задания?

Всматриваясь в лица неписей, Майкл крепко задумался — сумеет ли? На данном этапе риски не велики, но имеющийся прогресс также бесценен. Хотя, какой прогресс?

Навык — Лидерство. Прогресс — 1.

"А в минус я не уйду, случайно?"

Вы приняли задание Сопровождение. Задача: отвести НПС в безопасное место, где им удастся пережить не менее 24 часов.

— Дамы, прошу за мной...

Игрок поманил скромное семейство за собой, даже не сомневаясь, что те замешкаются. Задание уже принято, так что деваться им некуда. Причиной такого решения стал отнюдь не моральный кодекс, хотя он бил по эмоциям игрока, будучи частью программы. Дело в том, что чуть поодаль на стене висел тощий скелет пожарной лестницы, добраться до которой одному человеку было бы проблематично. Если только он не паркурщик, умеющий бегать по стенам.

Ожидая подлости от Игры в любую минуту, Майкл вновь начал заметно нервничать, озираясь едва ли не каждые несколько секунд. А ну как выскочит проклятая орда трупов из-за поворота, да с обеих сторон?

— Так, ты, как звать?

— Сара... — пролепетала девочка.

— Я Джесси, — опередила вопрос ее мама.

— Хорошо, Сара взбирается первой, потом ты, Джесси. Затем... — решив не тратить ни минуты, Майкл уже подсаживал ребенка, от того слова звучали с ощутимым усилием. — Затем я. Руку подай! Да скорее ты!!!

Как оказалось, нервничал игрок не зря, отдаленный первое время топот теперь гремел у самого уха. Сразу несколько десятков зомби лавиной неслись по узкому переулку. Кто-то с грохотом врезался в мусорные баки, находящиеся в паре десятков метров от группы выживших.

Джесси, меж тем, из рук вон плохо справлялась со своей задачей: ей не хватало сил вытянуть крепкого мужчину, который в это время отчаянно скреб по стене ботинками и матерился. В конце концов несчастному удалось зацепиться за нижнюю ступеньку, подтянуться... Самый расторопный мертвец в это же время ухватился за ботинок ускользающей жертвы, получив предмет, как сувенир — тот легко сорвался с ноги, оставив владельцу жизнь взамен своей.

Уже несколькими метрами выше Майкл посмотрел вниз и произнес:

— Вы же помните, что я вас ненавижу?

Расстроенные мертвецы скребли стену, вытянув руки вверх.

Меж тем, девушки уже карабкались наверх, позабыв про все страхи кроме одного — попасть в лапы зомби. Благо, у пожарной лестницы имелась оградительные перила, защищающие от падения назад. Добрых десять этажей пришлось преодолеть, прежде чем троица сумела перевести дух на небольшой площадке из арматуры. Здесь же была дверь, ведущая в технические помещения, но она оказалась закрыта. Благо, теперь подниматься наверх предстояло по менее экстремальному пути: теперь лестница представляла из себя уже привычную конструкцию с пологими ступенями.

Следующие десять этажей прошли в полном молчании, но Майкл осознал свою ошибку, когда увидел лицо ребенка. Оно побледнело, уставшая Сара готова была рухнуть в обморок в любой момент. Впрочем, ее мать выглядела немногим лучше. Как и полоса Выносливости неугомонного игрока, блекло мерцающая алым у самой кромки своей границы.

— Ладно, давайте отдохнем, а там посмотрим... — едва успев отдышаться, решил Майкл, на всякий случай повернув ручку очередной двери.

Та поддалась и открылась. Изнутри повеяло прохладой, игрок осторожно заглянул, хотя дрожь в ногах свидетельствовала о его крайней усталости. За металлической дверью оказался длинный коридор, ведущий вглубь здания. Слева и справа периодически встречались проемы, ведущие в технические помещения, если судить по непритязательному внутреннему убранству.

Спустя пятнадцать минут отдыха, игрок предположил, что тащить с собой двух уставших неписей нет особого смысла, ведь опасность может подстерегать где угодно. Оставив девушек на площадке, доступ к которой мертвецы точно не имели, Майкл осторожно вошел внутрь. Сколько он ни вслушивался, ни единый звук не нарушал тишину. Двери сменяли одна другую: уборная, склад, архив, бог весть что еще. В конце игрока ожидал лифт. Это как минимум предполагало, что если где среди технических комнат не засел зомби, весь участок безопасен для выживших.

Сжимая в руках монтировку, Майкл принялся за разведку, начав с самой ближней к спасительному выходу двери. Уборная. Редкие потолочные лампы давали скудное освещение, выхватывая из пространства неизменно угрожающие тени, но игрок справился. В первой комнате оказалось пусто, не считая набора из швабр, ведер и моющих средств. Судя по тому, что кругом царила пыль, это местно редко использовалось персоналом. Прихватив с собой бутылку какой-то шампуни, игрок проследовал дальше — на склад неизвестного назначения.

Он, как и первая комната, оказался заперт, так что Майкл очень осторожно взломал нехитрый замок, создав еще одну порцию предательского шума и вошел внутрь, включив свет. Если раньше еще были какие-то опасения, то теперь они вовсе пропали — этаж явно был заброшен давным-давно, так что можно было смело впускать сюда неписей. Больше для морального удовлетворения Майкл быстренько пробежался по остальным помещениям, не обнаружив там никакой опасности, после чего пригласил в новоиспеченное убежище девушек.

На складе нашлось несколько коробок со спецодеждой для технического персонала, баррикада из старых столов, стульев и шкафов, а также несколько наборов шанцевого инструмента. Потратив немало усилий, Майкл умудрился соорудить очень неплохие лежанки на троих, подпер наружные двери, а перед дверьми лифта натянул веревку с консервными банками, найденными в мусорном ведре.

Здесь же он заметил, что таймер нахождения неписей в безопасности начал свой отсчет. Минимум восемь часов можно было о них не переживать, особенно учитывая то, что даже дверь на склад Майкл надежно запер, не поленившись построить баррикаду, за что получил небольшой бонус:

Получен навык Полевой Инженер. Текущий прогресс — 2.

* * *

Спустя обозначенное время Майкл вернулся в игру, обнаружив забавную картину: Джэсси, мать Сары, склонилась над неизвестным спасителем, обеспокоенно трогая того за плечо. Встретившись взглядом с НПС, игрок усмехнулся и поднялся на ноги. Судя по всему, обстановка совсем не изменилась.

Решив, что форсировать события не имеет смысла, но добывать пропитание как-то нужно, Майкл вооружился пожарным топором, найдя тут же пару грубых ботинок по размеру, после чего уверенно нажал кнопку вызова лифта. Мягкий звон возвестил о скором прибытии транспорта. Цифры загорались одна за другой: группа выживших расположилась на двадцатом этаже, кабина лифта — на пятнадцатом. В худшем случае на игрока могло вывалиться несколько рассвирепевших мертвецов, а в лучшем...

Двери разошлись в разные стороны, явив печальную картину: оперевшись спиной о стенку, в лифте сидел мужчина в полицейской форме. В правой руке у него обнаружился пистолет, который безвольная рука уже не сжимала. А левой он приобнял какую-то девушку. У обоих прострелены виски. Видимо, эта парочка решила не ждать горькой участи, тем более, что даже поверхностного осмотра хватило, чтобы понять — обоих покусали зомби. Как им удалось успеть за тридцать секунд решить проблему столь радикальным методом, оставалось только гадать.

Теперь не было никаких сомнений — в здании могут быть зараженные, вопрос лишь в том, на каком этаже они повстречаются? Чувствуя, как по вискам стекает пот, Майкл нажал на клавишу "19" и лифт тронулся. Томительные секунды ожидания закончились неожиданно быстро: не успела дверь начать открываться, достигнув нужного этажа, как оскаленная морда мертвеца попыталась протиснуться внутрь. Рубанув наотмашь, игрок принялся вколачивать кнопку "Вверх" с таким рвением, что едва не пробил всю панель. Но голова зомби застряла между дверей, мешая им закрыться. Пришлось пинками выбивать ее наружу, что принесло незначительный результат.

А следом за первым, в лифт стремился пролезть следующий противник, он просунул руку внутрь, в слепой попытке схватить жертву. Пожарный топор не сумел до конца перебить кость, окровавленная культя безвольно повисла, щедро орошая все вокруг кровью. В целом, ситуация складывалась так, что теперь Майк оказался в западне, ведь сколько еще противником ринется в открывающиеся двери было неизвестно.

Меж тем, на раздачу дармового мяса подоспел еще один мертвяк, которого успело здорово потрепать, прежде чем он обратился. Видимо, на него накинулся добрый десяток зомби, почти избавивших несчастного от внутренних органов, часть из которых тянулась по полу. Пинком оттолкнув инвалида с одной рукой, игрок рубанул того по шее и с омерзением отвернулся от потока кровавых брызг. По одиночке противники выглядели достаточно безобидно. К тому же до бегунов в памятной комнате им было очень далеко.

Выскочив наружу, Майкл принялся оценивать обстановку. Новых соперников не предвиделось, а с одним, да еще в таком плачевном состоянии, можно было что-то придумать. Все помещение представляло из себя стройные ряды небольших комнат с окнами на все четыре стороны, объединенных сетью коридоров. Тут и там виднелись самые обычные офисные кабинеты с персональными компьютерами, принтерами, шкафами для документов. Ворвавшись в одну из таких комнат, Майкл выдернул шнур удлинителя, на ходу соорудив простенькую петлю. К тому времени мертвец уже подобрался достаточно близко. Неспешно ковыляя к жертве, он вряд ли задумывался о своей дальнейшей участи.

Игрок же впустую время не тратил, распахнув дверь и замерев у стола. Зомби приглашение принял, но обходить преграду не стал, решив дотянуться до жертвы руками, за что и поплатился. В определенный момент Майкл накинул ему на шею петлю и с силой дернул вниз, после чего закрепил шнур за ручку письменного стола. Теперь мертвец оказался прижат лицом к столешнице, не имея возможности идти вперед или подняться. Некоторое время полюбовавшись условиями предстоящей экзекуции, Майкл опустил топор вниз с такой силой, что тот застрял в дереве. Голова несчастно отлетела в сторону.

Потратив немало времени на осмотр, игрок убедился, что этаж чист, а покинуть его можно двумя способами: через лифт и по просторной лестнице. Кое-как оттащив трупы в одно место, он по хозяйски осмотрел вверенное помещение, а затем занялся самым понятным и родным для любого игрока делом — поиском полезных вещей. Еще спустя час активной деятельности было обнаружено несколько бутылок воды, горсть шоколадных батончиков и запечатанный пакет с круасанами. Что до Ромео и Джульетты в лифте, то пистолет оказался полностью разряжен, а больше у полицейского ничего не нашлось.

Наблюдательность повышена на 50%, — провозгласило системное сообщение.

По старой привычке Майкл заблокировал двери, ведущие на этот этаж и вернулся к подопечным. Те несказанно обрадовались угощениям, что продлило их возможность выживать еще на часов восемь. Самое важное было для Майкла дождаться окончания таймера, чтобы проверить ту награду, которую обещала Система.

Потратив некоторое время на восстановление сил, игрок вернулся на предыдущий этаж, осторожно осматриваясь вокруг. Судя по тому, что три швабры в дверных ручках остались на прежнем месте, никто даже не пытался проникнуть в эту часть здания. Майкл облегченно вздохнул, прежде чем выйти на лестницу, ведущую вниз. Едва уловимо, внизу слышались чьи-то крики. Вероятно, на нижних этажах еще происходила борьба, а если быть точнее — истерия.

Прежде чем покидать совершенно точно безопасное место, Майкл решил подготовить пути к отступлению. Так как игровые условности никак не ущемляли прав изобретателей, то не составляло особого труда придумывать самые безумные ловушки, на какие был способен мозг. Другое дело, что из системных блоков и офисных столов танк соорудить не получится. Зато баррикады — самое распространенное решение в подобных ситуациях. Перетащив около шести столов и с десяток стульев восемнадцатого этажа на лестничный пролет между эти и семнадцатым, Майкл поставил их таким образом, чтобы убегая, можно было легко столкнуть их вниз, создав эффект домино.

"Надеюсь, ерунды я тут не нагородил..."

Восемнадцатый этаж ничем не отличался от предыдущего, не считая отсутствия мертвецов. И большого кулера с водой сразу за дверью. Утолив жажду, игрок не смог найти хоть что-то полезное для себя и двинулся дальше — вниз. На пятнадцатом этаже обнаружился целый комплекс для отдыха сотрудников. Такие, обычно, устраивают своим подопечным крупные корпорации: хай-тек дизайн, полная свобода стиля и воображения, повсюду какие-то закутки, барные стойки, кафе, хаотично расставленная мебель неопределенного стиля. Единственное, что портило впечатление, так это больше десятка мертвецов по ту сторону просторного зала, они сгрудились у большого панорамного окна, словно мухи, не замечая стеклянную преграду.

Сталкиваться с таким количеством противников было бы верхом идиотизма, но и оставлять такое занятное помещение груде инфицированных зомби совершенно не хотелось. Поэтому Майкл задумался. Крепко задумался. Совершенно беззвучно прикрыв за собой двери, чтобы шум извне не привлек ненужное внимание мертвецов, он внимательнее осмотрел все вокруг. До противников было метров тридцать, не меньше, в пяти метрах от входа, над барной стойкой, чернели мощные колонки. Игрок, готовый в любой момент сорваться на бег, проследовал в нужном направлении.

В крошечном закутке, между кофе-машиной и микроволновкой, обнаружился ноутбук, подключенный к сети, к которому подключалась нехитрая аппаратура. Майкл только усмехнулся, когда вспомнил свое желание убежать из города. На какой-нибудь ферме таких благ не встретишь! Очень медленно игрок принялся увеличивать громкость музыки, на что мертвецы никак не отреагировали. Видимо, их слуху были приятны лишь вопли погибающих людей.

Теперь, под общий шум, Майкл выкатил из предназначенной для игр комнаты теннисный стол в разложенном состоянии. Путь впереди не имел никаких препятствий, а идеально ровный пол мог послужить прекрасной взлетной площадкой. Взлетной для тех, кого игрок планировал вытолкнуть из окна. Мысленно скрестив пальцы, Майкл толкнул стол и набирая разгон, устремился к столпившимся врагам. Благодаря музыке те не сразу поняли подвох, а когда принялись оборачиваться на подозрительный шум, было уже поздно. Довольно тяжелый спортивный инвентарь врезался в нестройные ряды зомби, сквозь звон стекла и обиженные всхлипы наружу вылетела большая их часть. А что делать с остальными тремя Майкл как-то не подумал, так как в его планы входил классический страйк.

Непростительное мгновение игрок оценивал обстановку, прежде чем припустить назад с такой скоростью, какую позволяли игровые характеристики. А вслед ему неслась бодрая тройка свирепых мертвецов, почуявших запах добычи. Кляня весь игровой процесс и его создателей, Майкл мчался по лестнице, с замиранием сердца поглядывая на полосу Выносливости. Кажется, она таяла быстрее, чем этажи за спиной. А зомби отставать не собирались, тем более, что усталость им не грозила...

Внимание! Критический уровень Выносливости!

Глава 4. Спасатель неписей

Каким-то неизвестным чудом Майкл сумел дотянуть до восемнадцатого этажа, где не так давно настроил баррикад. Схватившись рукой за ножку стула, он резко дернул ее в сторону, но так, чтобы самому не стать жертвой собственной предусмотрительности. Громоздкий железный шкаф с грохотом обрушился на широкие ступени и шальным тараном унесся вниз, а вслед за ним потянулась остальная часть мебели: стулья, столы, кулеры и принтеры. В общем все то, что успел игрок нагромоздить за пару часов.

Несчастные мертвецы, никак не ожидавшие подобного подвоха, оказались погребены под кучей хлама, но сдаваться не собирались. Одного придавило тем самым шкафом, скорее всего перебив позвоночник, другому досталось тяжелым принтером по черепу, усыпив окончательно, третий же прытко вырвался из под груды табуреток, устремившись к обессиленному игроку. Едва держа в руках топор, Майкл готовился к самому худшему, так как ни силы, ни скорости ему бы не хватило с пустым запасом выносливости.

Припадая левой ногой, зомби подобрался на расстояние удара, когда на его голову упал тяжелый бутыль с водой, буквально размазав по ступеням. Игрок вновь с отвращением отвернулся от брызг и с удивлением посмотрел наверх. Там, отчаянно дыша, с робкой улыбкой на лице, стояла Джесси. Показав ей "класс!", Майкл поднялся, чтобы добить оставшегося мертвеца, все еще бьющегося под грузом металлической мебели.

— Ваша Выносливость повышена на один пункт! — сообщила Система.

"С такими неписями можно и в разведку идти..."

— А ты молодец! — похвалил девушку игрок, поднимаясь к нежданной спасительнице. — Я уже с жизнью попрощался.

— Я тоже прощалась, когда вы в дверь постучали, сэр, — ответила она.

— Ладно, я нашел более подходящее место для следующего ночлега, так что нам лучше поспешить.

Еще в первый визит на пятнадцатый этаж Майкл отметил расположение лифта: очень удобно спрятанный за скромной стеной для скалолазания, он был скрыт от посторонних глаз, обеспечивая возможность к отступлению. Видимо, дизайнеры и планировщики зала отдыха стремились обеспечить максимальное отрешение от внешнего мира тем, кто решит работать в таких условиях.

Именно поэтому не было никакого смысла бить ноги по ступеням. Едва слышный звон и шелест открывающихся дверей возвестил о том, что троица выживших прибыла в пункт назначения. Первые несколько минут Майкл очень внимательно обшаривал новое убежище, прежде чем позволил Саре и Джесси отойти от лифта. Затем последовала привычная процедура обеспечения безопасности, только более надежными инструментами — за одной из причудливых конструкций нашелся мини зал с турником, штангой и парой гирь весьма позитивного окраса. Грифом штанги Майкл и заблокировал вход со стороны лестницы, для пущей надежности укрепив конструкцию бинтом из найденный на этаже аптечки.

В нескольких холодильниках нашлось в достатке напитков, а на витрине кафешки Сара со счастливой улыбкой обнаружила полдюжины пиц и пирожных. По всему выходило, что события складывались более чем удачно: есть еда, надежное убежище и много часов безопасного существования. Игрока такой расклад устраивал, так как что будет с его подопечными по окончании квеста его интересовало слабо. Решив не тратить драгоценный ресурс игрового времени, Майкл уточнил время окончания своей миссии:

12:05:37

После чего заблокировал еще и лифт, вонзив в щель между дверью и стеной монтировку. Теперь достаточно чувствительная система должна была выдавать ошибку при попытке выйти на пятнадцатом этаже.

* * *

— Эй, дружище! — Майкл сунул мятую двадцатку в карман Программиста. — Присмотри там за моей куклой, окей?

— А? — поспешно убрав с глаз засаленные патлы, откликнулся штатный гений.

— Присмотри, говорю, за моим персонажем. Мне тут отлучиться надо. Окей?

— Ну хорошо... — Программист мельком глянул на сунутую в карман купюру. — У тебя там как?

— Два непися под крылом, находимся на безопасном этаже. Жрачка есть, кровать тоже, так что все нормально должно быть, — пояснил Майкл.

— Ладно, если что маякну.

— По рукам, приятель! — довольный собой, Майкл поспешил к себе домой.

На улице заметно вечерело, окрасив и без того красные каньоны в кроваво-алые тона. Отсутствие ветра и необычайно глубокий цвет неба навевали странную, космическую тоску по родным краям. Словно землянин, волею судьбы угодивший на Марс, Майкл брел по узким улочкам, вверх по склону, к наседающим друг на друге фавелам, где среди бесчисленных серых гнезд есть одно, принадлежащее ему. Совсем недавно он мог бы сказать, что нашел свое место и окружение, что в кои-то веки осознал себя спокойным, уверенным в завтрашнем дне. А сегодня, когда за плечами странная схватка с прошлым, с желанием все изменить быстро и навсегда… Сегодня Майкл был растерян. Как зверь, вкусивший человины, за которой наблюдал долгое время и не мог понять, добыча это или опасность. А ещё клеймом позора в груди жгла ложь. Да, можно было притвориться, что болен, отваляться недельку-другую на диване и выйти на работу. Но эта ложь была иного рода, она как авангард перед огромным войском, всего лишь предвещала страшную войну.

Сбережения таяли, ситуация почти не менялась, а мысли о возвращении к старому образу жизни вызывали глубокое отторжение. Было такое чувство, словно Майкл предал своих друзей. Чувство вины за то, что он решил попытать счастье новым, более грязным методом.

Глубокая меланхолия сменилась легкой растерянностью, когда игрок добрался до своей комнаты в фавелах. Еще на пороге был слышен смех, чьи-то громкие голоса, музыка по радио. Это не являлось чем-то особенным, веселый народ тружеников так проводил свои вечера, в составе большой семьи. Майкла приняли как младшего брата, который надолго куда-то уезжал, и вот он вернулся. Но теперь…

— О, амиго! Ты куда это подевался? — стоило только попасться на глаза Хорсе, как тот тут же переключил все свое внимание на иностранного друга. — Что тебе сказали в поликлинике?

— В поликлинике? — не понял вопроса Майкл.

— Ну да! — искренне удивился Хорсе. — Ты ведь туда ходил? Чтобы проконсультироваться с врачом?

— Эм… Ну, да. — Майкл все таки нашелся что сказать. — Посоветовали побыть дома еще пару дней, до выходных.

— До выходных, говоришь? — мимо проходившая матушка Сальва невольно услышала разговор друзей. — Это же просто замечательно, мне как раз нужен помощник!

— Да? — уже предчувствуя лавину, надвигающуюся с вершины горы, которая с грохотом неслась ему на голову, Майкл совершенно растерялся.

— Ну конечно! Все наши ребята с завтрашнего дня переводятся на новое место работы, тебе разве Хорсе не рассказывал?

— Нет, наш братишка вечно куда-то пропадает! — оправдался молодой мексиканец.

— О-о, — горестно протянула матушка. — Ну ничего, к выходным будешь как новенький, а то со своими болезнями совсем бледный стал!

— Да я нормально, — попытался отбиться Майкл, но Сальва уже кивком подозвала своего мужа: низкорослого, коренастого мексиканца с жесткими усами и лихим взглядом.

— Что случилось, любовь моя? — с тенью иронии спросил Тони, кажется, так его звали.

— Объясни мальчику планы на завтра, он все равно не выходит на работу до самых выходных!

— Это же здорово! — Тони бесцеремонно хлопнул по плечу “младшего сына”. — Меня один знакомый попросил помочь ему на карьере, понимаешь ли! Один агрегат нужно перетаскивать для анализа грунта! Так что сытно ешь, хорошенько выспись и за дело!

— Но я не могу! — в сердцах воскликнул Майкл, совершенно не желая во что-либо ввязываться, к тому же, его взгляд то и дело возвращался к КорпВотч, многофункциональным часам — в любую минуту мог подать сигнал Программист.

— Почему? — вопрос задала Сальва, но в удивлении застыли как Тони, так и Хорсе.

В это время по дому бродило еще много людей: гости, родственники, кто-то еще. В крошечных комнатах, сплетенных между собой бесчисленными коридорчиками и пристройками, мог ориентироваться только тот, кто здесь родился. Эта картина менялась редко. Местные жители даже не представляли себе, каково это — посидеть дома в одиночестве. Всегда кто-то куда-то спешил, стремясь скооперироваться с сородичами. Вероятно, так на них действовала жизнь вне родного государства. Государства, сигналы которого эмигранты ловили с помощью сотен антенн, ощетинившихся на жестяных крышах домов.

— У меня назначен прием, — спустя долгие секунды молчания, нашелся что ответить Майкл.

— А-а… — разочарованно протянул Тони.

— Жаль, конечно, но что поделать… — Сальва, все это время державшая в руках исходящий ароматом пирог, все же поставила его на стол и отправилась на кухню.

— Неужели все так плохо? — спросил Хорсе.

— Не знаю, — пожал плечами Майкл. — Сказали, что-то с сосудистой системой или нечто подобное, я не запомнил.

— Ясно, — Хорсе сделал вид, что огорчился, но прежде чем развернуться и уйти, молодой мексиканец бросил в сторону друга очень нехороший взгляд.

Майклу это сильно не понравилось, но отступать от сказанной лжи было поздно.

Уже ночью, когда все разбрелись, а в тесной комнатушке остался только истощенный собственными мыслями игрок, в окно проглянула неполная луна. Даже удивительно, как ей удалось пробиться сквозь свалку строений, называемую фавелами. Майкл лежал и не мог уснуть. Одна его часть мучилась от совести перед "семьей", которая так много для него сделала, а другая часть постоянно контролировала КорпВотч, ожидая сигнала в любую минуту.

Уже больше года беглый эмигрант работал на стройках, порой вкалывая по две смены, чтобы отложить деньги на будущее. Будущее выглядело достаточно прозрачно: получить гражданство, недвижимость, приобрести статус добропорядочного гражданина, построить карьеру на какой-нибудь непыльной работе, создать семью... В общем, все то, чего его лишило родное государство, накинувшее паутину на любого гражданина, статусом выше нищего. Там, в далекой Российской конфедерации шестидесятого года, уже давным-давно использовали ресурсы коммунистического Китая. Майкл-Михаил не верил, что такое возможно. Сначала никто не придавал значения испытаниям дронов, которые позорно падали на голову горе-инженеров. Потому как мало кто знал, что за презрительными улыбками граждан наблюдает более совершенная техника.

Теперь же, когда часть Американских городов растаяла в пыли прогресса, обретя формы в так называемых тераполисах, на востоке планеты царила дикая природа. И дикие порядки. На шее беглеца все еще толком не зажил шрам от вшиваемой каждому гражданину капсулы. Благодаря одному хорошему знакомому, на границе закрыли глаза на этот аспект, хотя по протоколу должны были немедленно сдать человека властям его государства.

От воспоминаний того, что происходило с ним на Родине, Майкл разнервничался и сел на кровать, мотнув головой. Бег по тундре, болотные топи, ночи проведенные в снежных мешках, едва заметный костерок, консервированная перловка на завтрак, обед и ужин, в течении двух месяцев. Затем перевалочный пункт в карцере тюрьмы — так как там точно искать не станут, а затем еще один марафон выживания для человека, привыкшего к городской среде. Тяжкие думы прервал звук шагов. Не слишком громкий, но настойчивый.

— Не спится? — спросил Хорсе, присев рядом на лежанку. — А что это за desmadre был сегодня вечером, братишка?

— Ты о чем? — устало спросил Майкл, прекрасно понимая, куда клонится разговор.

— Ты же ничерта не болеешь, братишка, — не унимался Хорсе, — Ладно Сальва стерпела твою брехню, но я-то не собираюсь!

— Слушай, мне нужно время... — Майкл изо всех сил делал вид, что хочет спать.

— На что? Что-то случилось? Так ты скажи, мы с ребятами не последние псы на районе. — Готовность помочь своему другу была обратно пропорциональна желанию друга ее получить.

— Дело не в этом. Нужно кое-что обмозговать, все такое...

— Так давай девочек пригласим, я пива прикуплю! — если Майкл тянул слова, будто выигрывая время, чтобы их придумать, то Хорсе реагировал моментально, его тараторка сильно мешала общению, когда мексиканский еще плохо давался эмигранту из России.

— Нет, погоди. Мне нужно подумать. Понимаешь? Нужен покой.

— Ну как знаешь, братишка, я за тобой присматриваю. — Мексиканец поднялся. — Зря ты Тони отказал, кстати. Он на тебя сильно надеялся.

Майкл только сонно кивнул и уткнулся лицом в подушку.

* * *

— Осталось пять минут! — сообщила Система на запрос об окончании миссии сопровождения.

Майкл осторожно заглянул за край разбитого окна. Далеко внизу царил хаос, но уже не тот, который порожден паникой, а тот, что оставляет после себя слепая истерия. Дымились машины, дома, где-то очень далеко еще пыталась дозваться до падшей цивилизации сирена.

За время отсутствия Майкла на пятнадцатом этаже ничего не изменилось. Мать с дочкой нашли себе развлечения, коих вокруг было в достатке. Так что, как только таймер обнулится, игрок планировал взять кое-что из альпинистского снаряжения, минимум которого лежал в оборудованном шкафчике, запастись едой и выдвигаться в путь. Направление играло небольшую роль, так как помимо прочего, Система сообщила о скором прибытии военных.

Первые трое суток будет происходить эвакуация выживших, а затем последует ядерный удар. Майкл редко мог положиться на интуицию, но что-то ему подсказывало, что для игроков удачной эвакуации не предусмотрено, так что самым логичным было выбраться из города за оставшееся время.

Не найдя ничего более подходящего под собственные нужды, чем детский рюкзак с какими-то рогатыми конями, игрок сложил туда страховочный пояс, моток веревки, пару бутылок с водой, сверток еды, ноутбук и альпинистские перчатки, после чего присел "на дорожку". Джесси и Сара упрашивали его остаться до прибытия военных, но чтобы не расчувствоваться, Майкл углубился в чтение системных сообщений.

Поздравляем, задание Сопровождения завершено успешно! Ваш статус Лидерства "отпугивающий" достиг ста процентов прогресса.

— Текущий статус Лидерства: "неизвестный". Прогресс статуса: 10%

— Харизма персонажа увеличена на пять пунктов. Текущий прогресс — 5.

— Для дальнейшего увеличения основной характеристики требуется обеспечить постоянную безопасность любому из выживших. Повышение статуса невозможно без обустроенного убежища.

— Внимание, покиньте город в течении 72-х часов, иначе вашего персонажа ожидает гибель.

— Сэр, у вас все еще есть время подумать! — не унималась Джесси.

— Что? — непонимающе нахмурился Майкл, с головой ушедшие в свои дела. — А-а, ты все еще об этом. Нет, дорогая, мне нельзя, меня не возьмут в Эдемский сад для спасенных неписей!

На этих словах игрок поднялся и направился к выходу. Предстоял опасный путь, долгий переход. Так как все несколько поутихло, Майкл решился с пуститься на первый этаж с помощью лифта. Топор, как оружие громоздкое, было решено оставить, монтировка же удобно торчала из рюкзака за спиной. В случае чего ее можно было легко выхватить и дать по черепу кому-то, кто подвернется под удар.

В фойе здания царила удивительная чистота. Словно кто-то очень грамотно уводил свою собственность от внимания катастрофы. Даже двустворчатые стеклянные двери оказались нетронутыми. Правда, это имело мало смысла, ведь по большей части двадцатиэтажное офисное здание изрешетили тела выбрасывающихся в окна людей, следы пожаров зияли черными язвами тут и там. Даже удивительно, как не произошло крупного возгорания, что повлекло бы за собой серьезные повреждения.

Осторожно передвигаясь между навечно застрявших в пробке машин, Майкл искал небольшой киоск с синей облицовкой — газетный ларек. Так как власти очень заботились о том, чтобы жители виртуального мира получали только самую актуальную информацию, искомое заведение нашлось достаточно скоро.

Не церемонясь игрок разбил широкое стекло монтировкой, после чего проник внутрь. На поиски карты города ушло совсем не много времени. И того меньше понадобилось на то, чтобы сориентироваться по названию улицы и примерно определить свое местонахождение. Что удивительно, Система никак на это не отреагировала, по всей видимости игрой не предусматривалась карта, встроенная в интерфейс, что значительно усложняло процесс.

Найдя тут же упаковку фломастеров, Майкл отметил маршрут красным цветом, сделав несколько важных пометок по перевалочным пунктам. Среди них был супермаркет и строительный магазин. Эти два места могли полностью обеспечить пока еще неопытного игрока, которому нет смысла тащить за собой обоз с вещами, не имеющими практической ценности.

Нередко по пути встречались мертвецы. Они стояли, дергаясь, на тротуарах и среди машин, куда-то неслись в отдалении, сидели пристегнутыми за рулем и на пассажирских сидениях. Убивать их, набивая фраги, не было никакого смысла. Система не предусматривала за это награды. Что выглядело совершенно несправедливо. Немного поискав информацию в доступных архивах, Майкл выяснил причину: дело в выбранной стезе. Лидеры не могли получать опыт, пока не оборудовали собственное убежище. Но и этого оказалось недостаточно, они вообще не получали опыт за действия такого рода. Зато те, кто оказался под опекой такого персонажа приносили ему опыт за многие вещи. Опыт был как пассивного типа, за прожитые дни, так и активного — за убитых зомби, людей, зверей, да кого угодно.

Это очень сильно намекало на формирование приоритетов. Следовало найти себе спутников, пообещав им золотые горы, затем организовать строительство подходящего места проживания... Только после перечисленных пунктов можно было спокойно вздохнуть, занявшись расширением влияния.

От размышлений игрока отвлек глухой удар справа. В легковом автомобиле застрял очередной мертвец с изуродованным лицом. Отстегнуть ремень безопасности он не мог, потому не сумел и дотянуться до пассажиров на заднем сидении: престарелая женщина со своим супругом. Оба выглядели крайне плохо. Бледные, с отсутствующим взглядом, они скорее всего не видели смысла выбираться наружу, где точно такие же уроды разрывали людей на части. Этот, по крайней мере, был на привязи. Майкл несколько мгновений решался, а потом открыл заднюю дверь машины.

— Мэм, вам нужна помощь? — обеспокоенно спросил он. — Мэм!

— А, что? О Господи-Боже! Вы не из этих демонов, молодой человек? — доверительно уточнила старушка.

— Как видите, я не имею намерений вас сож... — игрок замялся, понимая, что такое слово неприменимо. — В общем, нет.

— Вот и слава всем святым, я уже простилась с жизнью. Что ты сидишь как истукан, Том, поздоровайся с этим молодым человеком! — внезапно возмутилась старушка, обращаясь к своему супругу.

— Да, здравствуйте. — без тени эмоций откликнулся тот, не поворачивая головы.

— Мое имя — Мередит, не обращайте внимание на Тома, он... Несколько подавлен.

— Очень приятно, зовите меня Майклом. Можете не переживать за Тома, я его прекрасно понимаю. — Майкл ощущал некую абсурдность разговора, но не будь такого фона у происходящего, это бы выглядело весьма буднично.

А так — забавно.

— Кажется, вы предлагали нам помощь? — вернула беседу к началу чуткая Мередит.

— Да, я бы мог отвести вас в безопасное место. Пусть я плохо знаю город, но уверен, вы мне могли бы помочь. — Майкл уже подал руку старушке и та покинула салон автомобиля, с его мужем дела пошли несколько хуже — он двигался, как деревянный.

"И зачем оно мне надо? Я ведь даже опыта не получу..."

— Вы так любезны, Майкл! Просто доведите нас вон до того книжного магазина, что расположен через дорогу, — Мередит указала в нужном направлении, игрок приметил красивую вывеску в форме книги. — Там работает одна наша старая знакомая. Думаю, у нее найдется парочка чашек чая, чтобы скоротать время. Это все ведь должно когда-то закончится, верно?

— Да, мэм, конечно...

Майкл подхватил стариков под руку и направился к книжному магазину. Его воображение уже представило, как миссис Мередит подносит к губам фарфоровую чашку, ее брови удивленно поднимаются вверх при очередной невероятной сплетни престарелой подруги. Они сидят у маленького камина, в окружении пыльных старых книг, утонув в кресле-качалке чуть в стороне сидит Том, все также невидяще уставившись вдаль. Майкл представил, как внезапный удар сотрясает все вокруг и медленно-медленно помещение заполняют рыжие клубы напалма, а затем огонь в одно мгновение оголяет кости... То, что осталось от Мередит скалиться в окружении мрака, ее белоснежная кисть держит прекрасную фарфоровую чашку, исходящую ароматом и паром.

— Майкл! Майкл! Мы уже пришли, большое вам спасибо... — голос старушки вырвал сознание игрока из лап разнуздавшейся фантазии, и тот торопливо осмотрелся.

"Что это на меня нашло?"

— Очень хорошо, мэм, — придя в себя ответил Майкл. — Очень надеюсь, что вы прекрасно проведете время к прибытию военных.

— Думаете, нас правда спасут? — заглянув в глаза собеседника, спросила Мередит.

— Несомненно, они ведь обещали!

— О-о, вы такой жизнерадостный молодой человек, это так приятно, встретить вас посреди творящегося кошмара. — старушка засуетилась, ища что-то в сумке. — Вот, примите это в подарок за помощь. Очень надеюсь, что когда-то оно вам пригодится!

Ковыляя, пожилая пара очень скрылась за тяжелой деревянной дверью библиотеки, но еще несколько минут после этого игрок рассматривал небольшое колечко с ядовито-зеленым камнем. На первый взгляд ничего ценного, но форма камня... Четырехлучевая звезда с небольшими отростками на конце каждого луча. Они создавали ощущение, что камень вращается по часовой стрелке.

Сняв шнурок с одного из трупов в автомобиле, Майкл повесил себе колечко на шею. Эта странная встреча несколько шире раскрыла потенциал Системы. Несомненно, впереди игрока ждала целая уйма нетипичных встреч и событий. Главное, не забывать о пороге боли, установленном на максимальный уровень, иначе все эти душевные беседы могут обернуться кошмаром.

Регулярно сверяясь с картой и поглядывая на часы, Майкл к полудню добрался до супермаркета, но отметил пренеприятнейшую деталь: здание кишело мертвецами. Через просторные окна было видно, как зомби неспешно бродят практически через каждые пять метров, что-то постоянно вынюхивая. Очевидно, что соваться в такое пекло не стоило даже будь на кону танк. Разочарованно плюнув, игрок двинулся к следующему пункту — магазину стройматериалов, при этом не забыв поставить жирный красный крест на карте в том месте, где располагалось здание "ГолденМаркетСити".

Уже стало заметно темнеть, что заставило Майкла нервничать, когда впереди замаячила огромная вывеска "СтройМаркетПлюс". Парковка практически пустовала, что дарило надежду на более удачный исход событий.

К тому времени, как игрок обошел довольно большое строение по круг, солнце окончательно скрылось за горизонтом. Так как обслуживающий персонал перестал выполнять свои функции, то свет никто не включил. Это мешало определить степень опасности, которая грозила новоявленному мародеру. Не мудрствуя лукаво, Майкл решил схорониться поблизости до рассвета. Недалеко от входа стоял пикап, если не считать обращенную в зомби блондинку, автомобиль пустовал. Проблема заключалась в том, что как назло она не пристегнулась перед тем, как ей изуродовали лицо инфицированные. Что, в свою очередь свидетельствовало о том, что пикап открыт.

Скинув рюкзак, Майкл вооружился необходимым и принялся за импровизацию. Один конец припасенной веревки он привязал за дверную ручку. С той стороны, где бесновалась инфицированная. Затем обойдя пикам со стороны кузова, размотал канат, сделав один моток вокруг кронштейна, на котором крепилось зеркало заднего вида. Уже с другой стороны машины. Темнота наступала стремительнее, чем ожидалось, так что пришлось спешить.

В конце концов ловушка оказалась готова. Очень осторожно Майкл приоткрыл дверь, а как только зомби рванул наружу, побежал по периметру каната, натягивая его, что есть мочи. Затем, когда противник оказался надежно прижат дверью, закрепил канат за вышеупомянутый кронштейн. Теперь можно было со спокойной душой пробить голову жертве ловушки.

Оттянув труп за рядом стоящий автомобиль, Майкл забрался в салон пикапа, заблокировав все двери. Внутри пахло каким-то дешевым ароматизатором, что нисколько не портило ощущение защищенности. Если не найдется других выживших, то мертвецы вряд ли заинтересуются автомобилем, в котором спит живой человек.

Рассудив так, Майкл перекусил и попил воды. Далее, откинув спинку сидения, со спокойной душой вышел из игры. Сеанс занял не так много времени, к тому же проходил ночью Было время все таки найти Тони и помочь ему с переноской агрегата для пробы грунта. Как бы то ни было, а так подводить хорошего друга не стоило.

Ближайшие восемь часов игрок не планировал возвращаться к мир апокалипсиса, так что по привычке сунул Программисту двадцатку за небольшую услугу и покинул клуб. Если раньше на него смотрели, как на таракана, то теперь кое-кто заинтересовался успехами психопата, выставившего такой высокий порог боли. Люди затаились, так как ждали того самого момента, когда Майкл ощутит на собственной шкуре всю полноту хардкорного выбора. Относительная безопасность не могла продолжаться вечно, так решили завсегдатаи клуба, передавая из рук в руки деньги, не желающие участи игрока ничего хорошего.

Проведя плодотворный день и полностью искупив свою вину за вчерашнюю ложь, Майкл позволил себе еще пару лишних часов отдыха. Тем более, что Сальва приготовила просто изумительный такос: кукурузные лепешки с самой разнообразной начинкой.

Уже к вечеру, оплачивая очередной сеанс, Майкл ощутил легкую тревогу. Словно вот-вот должна произойти неприятность, но откуда ее ждать совершенно не ясно.

Добро пожаловать! — сообщила Система, демонстрируя игроку трехсекундный ролик о том, как его персонаж сонно протирает глаза.

В следующий миг это делал уже сам Майкл. Причины шума не сразу открылись его взору, а когда выяснилось, что пикап окружен десятками мертвецов, волосы на загривке встали дыбом, а где-то между лопатками кто-то ухватился ледяными клешнями за позвоночник. Заметавшись по салону автомобиля, Майкл пытался хоть что-то разглядеть сквозь измазанные кровью стекла, не понимая, что могло случиться за ночь. Только спустя несколько минут тщетной борьбы с паникой, удалось рассмотреть надпись из все той же крови. На заднем стекле было написано "Добро пожаловать в Ад, придурок!".

Глава 5. Кубарем по склону

Такого поворота событий Майкл точно не ожидал. Здесь не было игроков, что бы чинить подлости такого уровня, а значит в мире игры есть очень коварные неписи. Неписи, которые выполняют сценарии игроков, понимающих, где они находятся. Система решила повеселиться? Этот вопрос метался в голове Майкла, равно также, как он сам ползал по салону пикапа, пытаясь понять, как выбраться из сложившейся ситуации.

Судорожно вспоминая все, что он видел в старых фильмах про вождение автомобиля, игрок сел на водительское сидение и осмотрелся.

"Это, скорее всего коробка передач, это ручник, это ключ зажигания... Так, три педали... Черт!"

Там, в мире реальном, устаревший транспорт давно сменился на общественный — в Российской Конфедерации, и на беспилотный — в странах Европы. Конечно, остались любители ретро, и не мало, но Майкл себя к таковым не относил. Поэтому, испытывая панику и замешательство, игрок повернул ключ зажигания, после чего снял транспорт с ручного тормоза. На этом знания закончились, и какие педали следовало давить, а в какую сторону перемещать рычаг коробки передач, было решительно непонятно.

А меж тем, услышав рокот заведенного двигателя, мертвецы оживились еще больше. Следовало отметить, что они не рвались в салон автомобиля, с немыслимой тоской размазывая чью-то кровь по стеклу и пытаясь слизать ее онемевшими языками.

— Доброе утро, кретин! — раздалось откуда-то сзади через громкоговоритель.

— Паскуда... — прошипел себе под нос Майкл.

— У нас намечается небольшая экскурсия по окрестностям, а потом организаторы отдыха придумают, что с тобой делать дальше!

Как только голос незнакомца стих, кто-то очень сноровисто очистил пространство вокруг пикапа от зомби. Автомобиль вздрогнул, а затем с характерным звуком что-то приподняло его заднюю часть.

"Эвакуатор!"

— Пассажиров попрошу не беспокоиться, наша компания заботится о своих клиентах, как о золотых яйцах! — не унимался голос в громкоговорителе.

Завизжали шины, после чего игрока так сильно приложило об руль, что из глаз посыпались искры, а хрустнувший нос брызнул кровью. Экскурсия началась. Похитителей нисколько не волновала участь жертвы, они мчали по городу с достаточно высокой скоростью, по всей видимости хорошо зная маршрут. Майкла еще несколько раз настигали удары обо все подряд, прежде чем он не извернулся, чтобы пристегнуться.

Дальше дела пошли несколько лучше. Мысли о том, чтобы выпрыгнуть на ходу даже не возникали, так как при таком темпе передвижения игрок запросто мог сломать себе несколько костей, что в условиях игры было бы, во-первых, очень больно, а во-вторых — фатально. К тому же неизвестно, каким оружием обладали те, кто несся сейчас по улицам, порой выкрикивая в громкоговоритель ругательства и вопли восхищения.

Безумная гонка продолжалась довольно долго, пока по шуму колес не стало ясно, что Майкл покинул черту города, что с одной стороны было хорошо, но с другой — не совсем. Аккуратно опустив боковое окно, игрок осмотрелся. Небоскребы стартовой локации остались далеко в стороне, справа. Слева тянулся берег большого озера, вдоль которого и лежал путь неизвестных похитителей. Насколько можно было судить, мчались они со скоростью не меньше шестидесяти миль в час, что вновь отрезало всякие пути к отступлению.

Примерно через полчаса езды, когда стало неясно, куда вообще направляются бандиты, эвакуатор подъехал к большому фермерскому дому, по периметру которого ходили угрюмые люди с автоматами наперевес.

— Принимайте свежее мясо! — услышал Майкл, а затем увидел говорившего.

Им оказался высокий широкоплечий парень с наголо бритой головой. Одет он был, как типичный наемник: армейские штаны, заправленные в крепкие берцы, на поясе штык-нож, майка цвета хаки и металлический жетон на шее. Следом за ним из эвакуатора вышло еще трое бойцов.

— Кто там? — лениво кивнул в сторону пикапа один из охранников.

— Какой-то кретин. Уснул на парковке, в машине.

Через пару минут Майкл уже стоял на коленях с отбитыми ребрами. Перед ним вальяжно расхаживал вояка с седыми висками. Важно заложив руки за спину, он порой обращал взор на пленника, хмурился, что-то бормоча себе под нос.

— Эй, Колди! Сними шнурок у него с шеи, — в конце концов приказал он.

Откуда-то с боку вынырнул Колди, огромный, с претензией на полноту, детина. Автомат у него на плече казался больше игрушкой, чем реальным оружием. Поддев шнурок двумя пальцами, он дернул вниз, что заставило Майкла едва ли не уткнуться носом в землю.

— Тут какая-то блестяшка, босс! — несмотря на размеры, наемник обладал необычно высоким голосом.

— Что за блестяшка? — нахмурившись, старый вояка присмотрелся к предмету, висевшему на шнурке.

— Не знаю, но красиво! — Колди толстым, как сарделька, пальцем коснулся зеленого камня, а уже в следующую секунду Майкл открыл рот от изумления.

Здоровяка изогнуло дугой, его вены вздулись, как гидравлические шланги. Пробулькав что-то невнятное, Колди рухнул навзничь, содрогаясь всем телом еще несколько минут.

Наступившую гробовую тишину нарушил хохот того самого наемника, что организовал похищение Майкла. Он подхватил шнурок с кольцом, рассматривая сверкающий на солнце камень. После этого пару раз пнул погибшего, проверяя того на жизнеспособность.

— Вот это да! Ты видел, бос? Это же бомба! — восхищенно прокричал он, подскочив к пленнику.

Осторожно, не касаясь камня, наемник приложил его ко лбу Майкла, словно намереваясь оставить слепок, но ничего не произошло. "Одноразовый, что ли?" — недовольно пробурчал он, разочарованно повертев украшение между пальцев.

— Да мать твою! — взревел командир, когда очередной его подопечный рухнул замертво. — Еще хоть один сдохнет, я тебе башку сверну, ты понял?!

— Да! Нет! Это не я! — Майкл совсем растерялся, так как понятия не имел, что происходит.

— А кто?!

— Да я не знаю! — игрок едва ли не заплакал от отчаяния.

Все, что не происходило бы здесь и сейчас играло против него. Почти одновременно Колди и его лысый коллега начали подниматься, но судя по мимике и координации движений, в мире игры добавилась еще парочка ходячих мертвецов. Командир злостно выругавшись, в считанные секунды выхватил пистолет и расправился с ожившими мертвецами. Затем опытный командир подхватил шнурок с кольцом, сунув его в зубы пленника.

— Кольцо никому не трогать! — приказал он, в следующую секунду нанеся Майклу удар в грудь ногой.

Дыхание враз перехватило, зубы и без того стиснутые, казалось заскрежетали. Не успел игрок прийти в себя, как еще один удар, только теперь уже со спины, повалил его на острый щебень. Без возможности защищаться, со связанными руками, без возможности осознавать происходящее, Майклу пришлось совсем туго. Когда его, едва волочащего ноги, утащили в тесный сарай. Никто ничего не требовал, не спрашивал.

Потратив еще пару часов на то, чтобы разобраться с происходящим, Майкл все таки сдался и покинул игру. Сколько мог продлиться этот бессмысленный плен — неизвестно. Большая часть зевак покинула подпольный клуб, так как за окном царила глубокая ночь. Только те, кто постоянно приторговывал наркотиками, либо не имел собственного жилья, все еще торчали у экранов, наблюдая за игроками.

Майкл задумчиво скользнул взглядом по трансляциям, отметив несколько экранов с откровенным мессивом. Установив порог боли на тридцать процентов, игроки устраивали настоящий треш, орудуя всем, что только может попасть под руку. Это были местные "топы", получающие по три зарплаты обычных трудяг за один игровой день. Именно их статус заставил Майкла пересмотреть свои приоритеты. К чему работать много лет подряд, угробив здоровье, если можно построить будущее за короткий промежуток времени?

Но все это могло обрушиться из-за сегодняшнего эпизода. Как выбраться из ловушки, если в игре нет союзников? Да еще это непонятное кольцо, из-за которого взбесились бандиты. Как оно работало? Почему Майкл спокойно носил его на шее, а здоровенного непися сложило за считанные секунды? Видимо, старушка оказалась не так проста. Как ее там звали? Кажется, Мередит. А ее супруга — Том. Странные персонажи, которых чудом не растерзали в общей суматохе. Еще вызывало некоторые подозрения то, что даже несмотря на короткий путь до библиотеки, ни один мертвец не появился на горизонте, никто не попытался напасть.

"Интерфейсы! Долбаный кретин!"

Майкла вдруг осенило, что за все время игры, слишком увлеченный ее реалистичностью, он совсем забыл о том, что это все же игра. Следовало как-то идентифицировать предмет, а не вешать на шею, как амулет. Посмотрев на таймер, игрок увидел, что у него есть еще полтора часа оплаченного сеанса. Именно то, что нужно. Нырнув в виртуальное пространство, он с трудом понял, в каком положении находится.

Оказалось, что за несколько минут отсутствия, бандиты успели подвесить его к потолку, привязав за руки. Ноги также были связаны, а во рту все еще болтался шнурок с кольцом. В темном сарае не было ни души, но какая в том польза, если нет ни единого шанса выбраться?

Все системные окна, какие бы не попытался вызвать игрок, расплывались, ускользая в разные стороны. Так что задача по идентификации кольца заняла гораздо больше времени, чем планировалось изначально. Около получаса Майкл ловил фокус на крошечной точке, из которой по итогу всплыла скудная информация:

Предмет: Изумрудная Звезда, кольцо.

Назначение: неизвестно.

Владелец: Мередит и Том Маллиганы.

Свойства: неизвестно.

— Бос, он очухался! — донеслось до игрока откуда-то сбоку.

— Так исправь это! — заорал голос снаружи.

Затем тяжелый тупой удар по затылку вновь вернул игрока в реальный мир, где он потратил больше минуты на то, чтобы убедить себя в нереальности боли. Затылок саднило, по пальцам как-будто струилась кровь, но руки оставались чистыми, как Майкл их не рассматривал, поглаживая "ушибленное" место.

По всему выходило, что ситуация не просто сложная, она кошмарная! Словно из ниоткуда возник Хуан. Его злые глаза с презрением просканировали сидевшего в задумчивости клиента. Майкл так и не позаботился о том, чтобы выбраться из капсулы.

— Долго ты еще? — процедил он сквозь зубы.

— Нет, уже закончил, а что? — спросил Майкл.

— Ничего, проваливай, мы закрываемся.

— А они? — кивок в сторону занятых капсул.

— У них до утра оплачено. Еще вопросы или ты без приглашения свалишь?! — внезапно вспылил Директор.

— Все, все. Уже ухожу...

Покинув заброшенный завод, игрок отправился домой. Пятница осталась позади. Еще два выходных и жизнь вернется на круги своя. Снова начнется простая работа в строительной бригаде. Дни, наполненные бетонной пылью и грохотом отбойника. Если только за выходные не удастся свершить что-то такое, что радикально изменит ход игры, приковав к трансляции Майкла большое количество народа. Что для этого нужно? Оседлать ракеты, которые будут сброшены на город? Захватить истребитель и напасть на армию?

Мысли путались, перескакивая одна на другую. Перевозбужденное сознание теперь остыло, мозг требовал сна. Узкие улочки, освещенные гирляндами ламп были запружены людьми несмотря на поздний час. Тут и там стояли группы молодежи, распространяя вокруг себя запах травки. Стройные девушки неспешно прогуливались в поисках легких денег. Но на Майкла мало кто обращал внимание, так как большая часть мексиканцев знала его кожаную куртку с эмблемой очень старой рок-группы, песни которой если и сохранились, но на дне заброшенных форумов.

По пути к дому стояло крошечное отделение Ситибанка, которое еще чудом не выдрали с корнем и не разграбили. Видимо, местное население останавливало то, что все поголовно работники могли получить зарплату только в этом месте, либо добравшись до ближайшего города на маршрутных гравикарах. На это потребовалось потратить выходной день, так что эмигранты предпочитали не плевать в колодец из которого регулярно пили.

Пошарив по карманам, Майкл нашел свою банковскую карту, спустя мгновение исчезнувшую в бездонном брюхе металлического банкира. Единственный пункт, который его интересовал: "Остаток на счете". Уже пару дней Майкла гложило тревожное чувство. И вот оно оправдалось. На дисплее банкомата сиротливо высветился ноль, с несколькими центами после точки. Это значило только одно — конец игры. Завтра Директор попросту не допустит его. А персонажа между тем терзает организованная банда, цели которой не очень-то ясны.

Сон как рукой сняло. Что-то жгучее и грузное, как ковш раскаленного свинца, разлилось в груди. Воспаленный стрессом разум судорожно искал варианты: у кого занять, где найти, как выпросить хотя бы один сеанс в долг. Но ничего в голову не шло. Уже лежа на своей тесной кровати, тяжело вздыхая от ночной духоты, Майкл не заметил, как погрузился в тревожный сон.

Утро принесло с собой привычный гомон суетливых мексиканских работников и их жен. У низкого окна задумчиво стоял Хорсе. Как только он увидел, что его приятель проснулся, тут же сел на табурет, стоявший возле кровати. Судя по выражению лица молодого мексиканца, пришел он не доброго утра пожелать. Несколько минут Майкл не решался прервать воцарившееся молчание, потом все таки не выдержал:

— Что случилось, амиго?

— Марта сказала, что у нее обнаружили рак.

Майкл тяжело откинулся на спину, обхватив голову руками. Марта являлась девушкой Хорсе, девушкой на пятом месяце беременности. Для нее и так этот период протекал не гладко: постоянно происходили какие-то осложнения, что заставляло отца ее ребенка пахать порой в три смены, чтобы современная медицина не опускала руки пустыми. В белоснежных халатах неумолимо растаяли сначала все сбережения Хорсе, а затем и большая часть зарплаты, получаемой каждый месяц. Если бы не бесчисленные родственники, мексиканец элементарно умер бы от голода. И вот теперь это...

— Ну он же лечится, это ведь не приговор, брат, — попытался разрядить обстановку Майкл.

— Да, лечится. Но она беременна. Доктор сказал, что потребуется около ста тысяч долларов на то, чтобы лечение прошло безопасно для ребенка.

Мрачный, как туча, Хорсе смотрел в глаза своего друга, ища там полной самоотдачи, но находил только растерянность. Ту самую растерянность вора, который потратил много часов на взлом пустого сейфа. Майкл понимал, что от него требуется: снять все деньги, какие удалось скопить за время работы. И отдать их. Скорее всего безвозмездно, так как работник уровня Хорсе никогда не получит более высокий статус, если только не свернет на кривую тропу преступности. Так поступили многие его сородичи, а те, кто еще бился в рамках закона, вынуждены были вечно находится в долгах.

— Я помогу... — вместе с этой короткой фразой в душе Майкла рухнуло что-то фундаментальное. — Я помогу, братишка. Что-нибудь придумаю. Лады? Когда тебе нужны деньги?

Каждое новое слово лжи давалось все легче, как-будто перемещение в плотной толпе. Минуту назад ты стеснялся, и вот уже активно работаешь локтями, наплевав на возмущенные вопли. На какой-то короткий миг Майкл и сам поверил в свои слова, но когда покинул дом и общество друга, понял, что натворил.

Дорога до клуба прошла как в тумане. С кем-то Майкл здоровался, перед кем-то отшучивался, давал прикурить прохожим, отвечал на обыденные вопросы односложными предложениями. Словно в омут с головой, беженец из России нырнул в долговую кабалу, получив то самое святое оправдание, которое подарил ему лучший друг: унижение во благо. Но все когда-нибудь заканчивается...

* * *

— Я больше не собираюсь давать тебе в долг! — лицо Директора выражало крайнее недовольство происходящим: старый шрам на лбу покраснел и вздулся, глаза блестели от гнева. — Ты сам видел свои трансляции? Это же унылая туфта!

Майкл стоял, опустив голову и слушал. В действительности, обвинения были более чем справедливыми. Да, за прошедший месяц число просматривающих трансляцию его игры выросло до сотни, но никто даже и не думал "донатить" автору в благодарность за развлечение, потому что кроме эффектной первой серии, в которой вертолеты вспахивали стены небоскребов, больше нечего было посмотреть. Пусть он подрос в навыках и обзавелся убежищем, но в целом, цикл "залутал - убежал", практически не прекращался. А ведь публика жаждала драмы и экшена. Неспешный путь прокачки могли себе позволить только игроки с собственной вирткапсулой и хорошей зарплатой, но если ты гастарбайтер без работы, да еще и пытаешься разбогатеть на летсплее, то шансы твои весьма невелики. Майкл это понимал, но ничего поделать уже не мог. Дав бодрый старт, он не сумел выдержать темп и теперь уже не смог бы привлечь внимание. Таково было правило жизни.

Срочно требовался второй шанс, но каждый раз выпрашивая очередной сеанс игры у Директора, Майкл понимал - ситуация не изменилась, в очередной раз попытка провалилась. Несколько раз пришлось опуститься до абсолютно неадекватной игры с насилием и неоправданной жестокостью, но за эти две-три серии отписалось около десятка людей. Не подписался никто. Напрашивался логичный вывод - фрики публику не интересовали, либо уже имелись товарищи, которые захватили эту нишу.

А меж тем долг рос. Директор относился к должнику все более пренебрежительно, порой это напоминало отношения наркомана и дилера - один презирает за слабость, другой за зависимость, но в целом их чувства весьма взаимны. Майклу же ничего не оставалось, как раз за разом возвращаться в клуб и умолять дать еще один шанс. На что он надеялся? Да много на что, ведь среди игроков ходили самые разные байки, а чем в худшей ситуации ты оказываешься, тем в большую чушь готов поверить. В том числе и в призрачную удачу...

— Послушай, мне осталось совсем немного продержаться и игра пойдет, как надо! — эти слова Директор воспринял скривившись, как от оскомины.

— Ты вообще мразь, ты знаешь? Таких как ты обычно в канализациях топят! Деньги верни сначала, с тебя две штуки. — Долг был и вправду значительный и рос гораздо быстрее, чем хотелось.

— Один раз. Последний. — Майкл чувствовал себя ничтожеством, работа среди простых и добродушных строителей теперь вспоминалась только в светлых тонах, — А потом делай, что хочешь.

Несколько секунд Директор гневно сверлил его своими глазами, а потом скривил рот в ехидной ухмылке.

— Хорошо, гребаный ты псих, но учти, что все слышали твои слова и уж поверь, за них ты сполна ответишь. — на стол лег матовый жетон с цифрой "12", он означал, что игрок мог воспользоваться виртуальной капсулой ровно на столько часов. — Только потом не плачь и не жуй сопли, потому что ты уже в моих руках.

Последним словам Майкл не придал ровно никакого значения, потому что в этот момент он крепко сжимая жетон, спешил занять свободное место — ту самую вирткапсулу из которой когда-то выволокли труп подсевшего на наркоту игрока. Ему было не важно, какой будет плата, он просто шел к краю пропасти, но смотрел не под ноги, а в далекий горизонт. Только вот не было там ни мечт, ни стремлений. Только желание вновь оказаться в окружении апокалиптического мира, захлебывающегося в паническом страхе перед несметной ордой оживших мертвецов. Именно на этот страх подсел Майкл, прикрывая зависимость необходимостью помочь другу. Он не мог не испытывать его и даже свободное от игры время посвящал просмотру фильмов на ту же тематику — зомби. Стоит ли удивляться, что в определенный момент он понял, что мечтает о подобной катастрофе и в реальной жизни? Ему до одури хотелось, чтобы весь этот мир рухнул, оставив на спасательных шлюпках только список простых правил для выживания: не шуми, не задерживайся на одном месте, не жалей никого, кроме себя.

Но вместо этого постоянно приходилось вымаливать дозу у какого-то там Директора, что по сути являлся криминальным воротилой среднего звена и не имел никакого отношения к виртуальной реальности, а потому проявлял непростительное невежество в данном вопросе. И сегодня предстоял сделать кое-что очень важное — показать, насколько неожиданными бывают повороты судьбы. Майкл планировал разыграть хитрый и неординарный сюжет, который наверняка привлечет большую аудиторию. Главное, что бы все шло по плану, ведь все его пункты взаимосвязаны и даже самый маленький промах может все испортить.

Сегодня в клубе было поразительно многолюдно. Те, кто не играл, столпились у мониторов, хотя ничего захватывающего там не происходило. И все они видели, как унижался Майкл, поэтому большая часть зевак с удовольствием бросала в его сторону презрительные взгляды. А ведь всего пару месяцев назад ничего не предвещало настолько дурной славы, при которой даже отъявленные "задроты" могли себе позволить насмехаться над кем-то, кто пал еще ниже, а причиной тому было банальное невезение.

Лут не падал, драки выглядели какой-то вялой толкотней, квесты попадались на редкость скучные, да и вообще, дело не шло. Было стойкое ощущение того, что это наказание за былые грехи. К тому же, общение с товарищами и коллегами прекратилось само собой. В один из дней Майкла попросили съехать с комнаты, ввиду приезда какого-то несуществующего родственника, а новое место жительства располагалось в жутком клоповнике, что служил домом для отбросов. Здесь не требовали квартплату, но и ничего не предоставлялось для жизни, даже электричества и воды.

И вот, игра продолжалась. Небритый и немытый, игрок вновь нырнул в спасительную виртуальность, в коей выглядел едва ли не лучше, чем в жизни.

— Добро пожаловать.

— Загрузка последнего прогресса завершена.

Были еще какие-то сообщения, но Майкл их не читал, уподобившись тем самым зомби, что бродили в округе, в поисках добычи. Их уровень повысился на добрых пять пунктов, теперь они не носились, как сумасшедшие за любым источником шума, да и творящаяся бойня уже давно утихла. Больше никто никого не пытался спасти. Военные, собрав щедрый урожай из спасенных, спрятались в своих убежищах и носа не совали наружу. Города были предоставлены сами себе, брошенные на произвол судьбы люди принялись активно плодить группы самого разного характера, но такие очаги быстро гасли под напором пока еще очень стремительного врага. Через пару месяцев игрового времени все окончательно устаканилось. Появилась возможность сразу определять, кто перед тобой: желающий жить, испуганный человек или же очередная наживка, за спиной которой прячется вооруженный отряд людоедов.

Несколько раз Майкл попадался в ловушку и терял значительную часть группы союзников, но всякий раз чудом умудрялся вырваться и спастись. Сейчас он имел под своим командованием всего семерых неписей, весьма среднего качества: три девушки и четверых мужчин. Из них боеспособными были только пятеро, поскольку два парня сейчас лежали на втором этаже убежища, медленно теряя запас здоровья. У одного была отсечена правая рука, другой распорол бедро, перелезая через забор из металлических прутьев. Убить их не представлялось возможным, поскольку тогда лояльность группы упала бы настолько, что к проблемам потребительского характера прибавилась бы еще и моральная неустойчивость. При таком раскладе неписи могли легко подставить главаря, да и в целом, погибали гораздо охотнее, что вело за собой еще худшую вереницу проблем. Пока все шло не очень плохо.

Удалось обустроиться на самом краю небольшого городка, позаимствовав двухэтажный особняк у его хозяев, погибших довольно драматично — пожилая пара лежала в обнимку на кровати, с простреленными висками. Видимо, кто-то помог им, иначе картина никак не укладывалась в логический порядок. Нижние окна Майкл распорядился заколотить, к парадному была снесена почти вся мебель с первого этажа, а черный выход обезопасили надежной изгородью, у которой каждое утро собиралась пара-тройка мертвецов.

Казалось, что все идет как надо и даже несколько супермаркетов неподалеку никто не успел растащить. Продовольствия хватало, несколько мачете и композитный лук с десятком стрел обеспечивали хорошую защиту, но не хватало самого главного — интереса публики. Не сумев реализовать свои планы на игру, Майкл вернул порог боли к нулевому значению и играл так, делая акцент на комфортном выживании. Он не знал, что делать и поэтому тратил последние выпрошенные в долг часы, абсолютно бесцельно блуждая вокруг убежища. Здесь, по крайней мере, думалось несколько проще, чем в дом балагане, в котором жил настоящий Майкл.

Проведя так некоторое время, он вернулся в особняк и собрал группу, решив сходить на вылазку за партией консервированной тушенки. Путь пролегал через центр городка, где расположилась пожарная часть — местная цитадель тьмы, поскольку именно там скопилась орда мертвецов, некогда являющаяся местными жителями. Конечно, разумнее было обойти опасность, тем более, что расположение магазина позволяло это сделать, но требовалось показать шоу и для этого не жалко было даже собственных людей. Посмотрев на число подключений к трансляции, Майкл недовольно поморщился — пятьдесят два человека. Никуда не годилась такая статистика, за нее не удастся выручить даже мятой десятки баксов.

Меж тем, приготовления закончились очень скоро, выжившие знали свое дело, а обязанности каждого непися игрок настроил уже достаточно давно. Помог в этом удобно настроенный интерфейс с множеством полезных функций. Выдвинулись задолго до полудня и вернуться планировали до наступления темноты, такой пункт при организации вылазки так же на несколько пунктов повышал мораль, как и наличие в отряде связки медик-танк-стрелок. Правда, из снаряжения у "танка", крепкого чернокожего мужика, был только сколоченный из досок и фанеры импровизированный щит, да старая бита, а медик в своей сумке давно уже не носил ничего, кроме бинтов, но ведь это тоже результат!

Остановившись на отдых и генеральный совет, Майкл невольно вспомнил, как ему удалось выбраться из плена банды, в лапы которой он по глупости угодил когда-то давно...

Глава 6. Читерство с откатом

Как только Майкл вернулся в игру, то с невероятным тщанием принялся копаться в своем кольце, на деле оказавшемся необычным артефактом. Точнее, как своем? В описании все еще значились старые владельцы. Это наверняка было не спроста. Старушка божий одуванчик одарила культурного молодого человека какой-то смертоносной вещью, даже не позаботившись что-либо объяснить. И теперь игрок концентрировал свое внимание на каждой точке, на каждой букве, каждой линии системных окон. Подобно неопытному пользователю допотопных ПК, он водил своей виртуальной мышью по всему экрану, силясь найти хоть что-то, что помогло бы получить рычаги управления над артефактом.

В какой-то момент Майкл совсем утратил алгоритм своих действий, так как возникающие перед глазами окна потеряли всякую системность. Это уже был не поиск выхода в лабиринте, а хаотичное блуждание из тупика в тупик.

— Внимание! Вы активировали режим управления артефактом “Изумрудная Звезда”. — Майкл вздрогнул, когда перед глазами появилась угрожающе красная надпись. — Уровень заряда батарей: 73%. Для активации режима полного контроля необходимо согласие владельца! — игрок разочарованно простонал, сомнительно, что Мередит и Том как-то окажут влияние на происходящее. — Внимание! Согласие владельца получено, осуществляется вход в режим полного контроля!

И вот тут Майкл превратился в каменного истукана, так как не ожидал даже близко ничего подобного. Что же это могло значить? Пожилая пара все это время находилась на связи со своим подарком? Между тем, десятки графиков, таблиц и всплывающих окон заполнили разум игрока, силящегося понять структуру предоставленной информации. Случайно изменив положение какого-то ползунка, Майкл увидел, как со стремительностью меняется практически все, что мгновение назад выглядело статичным.

— Внимание! Изменен критический параметр. Переключиться на безопасный режим? Система управления “Изумрудная Звезда” перешла в безопасный режим. Установите цель и приоритеты.

“Цель: убить вон того громилу у меня за спиной. Приоритет: важнейший.”

— Задача принята… — за спиной игрока раздался сдавленный хрип, непись тихо осел на землю. — Расход энергии на выполнение задачи составил пять процентов. Ваши параметры снижены на пять процентов.

Майкл внутренне выматерился, уже представляя, что с ним будет, когда аккумулятор артефакта сядет до нуля. Но это был единственный путь на волю.

— Внимание! оператор “Изумрудной Звезды” находится в недееспособном состоянии. Применить протокол 114\56? — что это за протокол, игрок не имел ни малейшего представления, но дал свое согласие.

Через пару минут путы на руках и ногах опали бесполезными обрубками, отчего Майкл рухнул на землю, не успев даже сгруппироваться. Мышцы затекли, никак не желая приходить в нормальное состояние. А неведомый артефакт, меж тем, никак не унимался.

— Внимание! Владельцем артефакта “Изумрудная Звезда” был запущен протокол 566\32. Защита оператора активирована. Расход заряда: один процент в минуту. Общее доступное время активной защиты: 68 минут.

Майкл если и раньше практически не понимал, что с ним происходит, то теперь вовсе утратил всякое ощущение игровой действительности. Кое-как поднявшись на ноги, он распахнул дверь сарая, в котором находился все это время. Снаружи уже вечерело, но удивленное лицо командира шайки удалось рассмотреть во всей красе. Опытный боец в мгновение ока выхватил пистолет из кобуры, направив его в лицо пленника.

Майкл инстинктивно прикрылся рукой, потеряв из виду то, как его врага буквально впечатало в стену фермы, превратив крепкое тело солдата в бесформенную груду костей. На шум прибежало еще четверо охранников, а из дома выскочили обеспокоенные наемники с алыми беретами на голове. Все они видели перед собой странную картину: согнувшись в три погибели двор фермы пересекал недавно схваченный человек. Из его носа текла кровь, практически сплошным потоком льющаяся с подбородка на землю. Из полуприкрытых век также сочилась кровь. Лицо, искаженное страданиями, не выражало ничего, кроме боли.

Майкл в это же время чувствовал себя так плохо, как никогда в своей жизни. Накопленный за время игры прогресс таял, словно пачка масла на раскаленной сковороде. А когда по нему открыли автоматный огонь сразу шесть человек, то ощущение беспредельных мучений полностью поглотило разум игрока. Пули свистели со всех сторон, но ни одна не сумела найти траекторию, которая бы привела к заданной изначально цели. Кольцо, зажатое в ладони, вот-вот должно было прожечь руку насквозь.

Майкл искал последние силы, чтобы еще раз отмахнуться рукой от кровожадных неписей, часть из которых уже поменяла рожки на автоматах, продолжая непрерывную стрельбу.

— Уровень заряда батареи: тридцать семь процентов. — донесся холодный голос системы в голове, так как игрок уже не мог воспринимать текстовую информацию: перед его глазами стелился сплошной туман.

“Убей их всех!”

Последняя мысль воплем оттолкнулась от сознания, устремив смертоносный поток неведомой силы в сторону шестерых противников. Группа бандитов, как один схватились за головы, попадав исходящими пеной эпилептиками. Последнее, что помнил Майкл перед тем, как его вышвырнули из капсулы, это металлический голос, сообщивший:

— Уровень заряда батареи: ноль процентов. Характеристики оператора снижены на...

Потом был длительный период восстановления. Все в клубе как один решили, что заядлый должник подсел на тяжелые наркотики, иначе его кровоточащие глаза, уши и нос объяснить было невозможно. Директор тогда зарекся когда-либо пускать в клуб недотепу из дикой России, а когда тот придет в себя, вместе с дурью выбить все те деньги, которые он задолжал.

Но когда прошла неделя, а рейтинги трансляций Майкла немного повысились за счет зловещих слухов, криминальный воротила все таки позволил игроку вернуться к старому режиму. Человек, отвечавший за строительную бригаду, в которой работал Майкл, уволил его, даже не опустившись до объяснений причин. Все шло наперекосяк, и каждое новое потрясение больше походило на то, как человек кубарем летит с горы: каждый новый удар набирал все большую амплитуду.

Вновь оказавшись в игре, Майкл ощутил себя куском мяса: кости, казалось, отсутствовали, глаза еле-еле открывались. Персонаж находился там же, где закончился его финальный бой. Во дворе двухэтажной фермы, в окружении семи трупов с выжженными мозгами. Только поэтому бездыханный аватар игрока не сожрали за целую неделю отсутствия. Пришлось потратить целых два часа игрового времени просто на то, чтобы лежать на земле, приходя в себя. Характеристики не просто сбросились на стартовые, большая их часть оказалась гораздо ниже. Более чем высокая цена за спасение. Да еще постоянно возникающая перед глазами надпись:

До прибытия крупного стада мертвецов осталось 5:43:28 .

У валявшегося на террасе перед входом "красного берета" в кармане нашлась нераскрытая упаковка соленого арахиса, в чуть в стороне, за перилами кто-то оставил недопитую бутылку воды. Этого оказалось вполне достаточно. Прислонившись спиной к дому, Майкл лениво жевал найденные орешки, запивая их выдохшейся газировкой.

Силы возвращались медленно, поэтому единственное, что мог сделать игрок — изучить свои характеристики.

Лидерство:

Харизма — 1

Физическая сила — 1

Ловкость — 1

Устойчивость к Рваным Ранам — 0

Иммунитет к инфекции — 0

Максимальный запас Здоровья — 1

Максимальный запас Выносливости — 1

Скорость передвижения — 1

Полевая медицина — 0

Полевой инженер — 0

Боец-импровизатор — 0

Выживание — 0

Наблюдательность — 1

Активен отрицательный эффект: "Опустошающее усилие"

Источник: артефакт "Изумрудная Звезда"

Время действия эффекта: 6 дней 18 часов

Остаточное время действия: 3:24:17

Примечание: по окончании действия эффекта "Опустошающее усилие" характеристики оператора "Изумрудной Звезды" вернуться к на пятьдесят процентов относительно исходных данных.

По всему выходило, что пробеги сейчас мимо лабораторная мышь, одного ее касания будет достаточно для того, чтобы расправиться с Майклом. А для того, чтобы ему хотя бы войти в дом, придется десять раз отдыхать, восстанавливая микроскопический запас Выносливости. Пусть через три с половиной часа Система вернет половину нажитого прогресса, от этого не легче, ведь спустя еще два часа ожидается какое-то странное событие в виде огромного стада мертвецов. Есть ли смысл куда-то бежать или прятаться? Быть может, среди них есть мутанты, которые в считанные минуты сравняют ферму с землей, а их усилий хватит даже на то, чтобы расколупать танк, как переспевшую фисташку.

Игрок, погруженный в беспробудную апатию, повернул голову в сторону кресла-качалки, которое так удобно расположилось на террасе. Наверняка былой хозяин любил залечь вечерком на своем любимом месте, чтобы послушать новости по радио, выпить баночку пива.

На четвереньках, то и дело сталкиваясь со стеной дома, Майкл добрался до удобного ложа, куда смог улечься только через несколько минут: дрожащие руки отказывались поддерживать едва шевелящееся тело. Зато потом наступило что-то, что сравнимо с блаженством. Боль немного отступила, с запада подул прохладный ветер. Больше часа игрок обитал где-то далеко-далеко, его сознание летало в виртуальном пространстве, кружа под мерцающей изумрудом звездой, а где-то внизу мчался старенький кабриолет, за рулем которого сидела милая старушка, то и дело поглядывающая на своего пожилого супруга.

Майкл кружил над черной точкой, мчащейся по красной пустыне. Кажется, ничего больше в мире не было, кроме космического холода безоблачных небес, идеально ровного вектора, что оставлял за собой черный кабриолет и бесконечной пыльной равнины. В какой-то момент сознание игрока само потянулось к автомобилю, внутренний взор выхватывал все больше деталей из разворачивающейся картины. Это происходило до тех пор, пока Мередит Маллиган не обратила свой взгляд в сторону невидимого наблюдателя. В ее родничковых глазах родилась улыбка, понимающая и добрая.

Майкл проснулся.

Кто-то бродил по двору фермы. Таймер дебаффа показывал час-ноль семь. Сквозь стройные ряды перилл удалось рассмотреть трех человек: рослый чернокожий мужчина, полноватая женщина мексиканской наружности и четырехлетний мальчишка, державшийся за подол своей, как можно было догадаться, мамы.

— Похоже, здесь разбирались крутые ребята! — мужчина говорил потрясенно, с явным африканским акцентом.

— Может быть уйдем? — не без страха в голосе предложила его спутница.

— Может уйдем. Но надо сначала немного осмотреться, Адора. Я быстро...

— Айко!

Но чернокожий гость уже торопливо поднялся по ступеням на террасу, внимательно осматриваясь по сторонам. Не удивительно, что он довольно скоро заметил лежащего без движения человека, чье лицо было залито собственной кровью. Некоторое время оба молча смотрели друг на друга. Затем Айко, как его назвала женщина с ребенком, осторожно извлек пистолет из-за спины, направив его в сторону Майкла.

— Скажи что-то! — все с тем же акцентом потребовал мужчина.

— Подай воды, вон стоит... — ломающимся голосом попросил игрок.

Весь его вид говорил о полной беспомощности, но это еще не значило, что можно расслабиться, потому Айко только глянул на пластиковую бутылку, после чего задал еще один вопрос:

— Еще есть кто-то? — Майкл отрицательно мотнул головой. — Да ты совсем плохой. Помощь нужна. Адора, Бомани! Идите сюда, тут безопасно.

Когда все трое застыли над лежащим без движения Майклом, тот все еще не мог испытывать никаких эмоций. Он с безразличием смотрел на непрошенных гостей, которые, похоже, не собирались причинять ему зла.

— Скоро придут зомби. Много. Стадо... — это последнее, что смог сказать Майкл в игре, прежде чем его вновь выбросило в реальный мир.

* * *

— Что там за дерьмо у тебя происходит? — с нескрываемым восхищением допрашивал Майкла Программист. — Тебя уже не первый раз выкидывает, мэн. Да и как ты умудрился с целой пачкой наемников раскидаться? Мы тут в мониторы палили, но ничерта не поняли. Какая-то вспышка, а потом бац! И ты в капсуле кровищей умываешься, а вместо трансляции на экране какая-то системная ошибка.

— Да я не знаю... — пытался отбрехаться Майкл, с раздражением понимая, что сейчас вокруг него столпился едва ли не весь клуб.

Только Директор стоял в стороне, шрам на его лице вздулся от напряжения мыслительных процессов. Ему явно все это не нравилось, так как не поддавалось контролю. Когда большая часть любопытствующих разочарованно разбрелась по сторонам, он все таки подозвал к себе должника, долгое время не произнося ни слова. Только черные, как у собаки, глаза оценивающе рассматривали стоявшего в нерешительности Майкла.

— Ты baboso, — в конце концов заключил он. — Должен мне больше штуки зелени. Все равно ходишь в клуб и играешь на халяву. А когда тебе надо — унижаешься, чтобы выпросить еще сеанс. — Директор говорил не спеша, с презрением, с долей ненависти. — Почему я тебе еще кишки не выпустил? — Майкл похолодел внутри, но ничего ответить не смог. — У меня тут одно крупное дело намечается. Станешь шлюшкой, которая выполнит все требования. И это не предложение. Ты уже шлюшка.

Что-то очень черное дернулось внутри беженца из России, но он решил не перечить до поры до времени. Зато отложил в голове одну очень важную установку — нужно обмануть этого урода при первой же возможности. Обвести вокруг пальца, кинуть, подставить, расщепить на атомы. Видимо, эти эмоции слишком явно читались в глазах парня, так как Хуан не церемонясь влепил ему звонкую затрещину, после чего молча удалился.

* * *

Когда Майкл очнулся в виртуальной реальности, то обнаружил себя лежащим в полутьме. Только слабый свет аккумуляторного светильника вырывал из тьмы силуэты людей и часть оббитого досками подвала. Они сидели напротив: могучий чернокожий Айко, обнявший левой рукой Адору, что уткнулась ему в грудь лицом и дрожащий от страха маленький Бомани. Тут же валялось несколько одеял, на которых игрок заметил пару бутылок с водой и полдюжины консервных банок. Откуда-то сверху доносился неясный шум, в какой-то момент Майкл понял, что нутром ощущает некую вибрацию.

Мгновение за мгновением память воссоздавала цельную картину происходящего. Там, наверху, сейчас мчалось крупное стадо мертвецов, ведь таймер их прибытия уже иссяк; нули пульсировали красным. Семья выживших решила позаботиться о незнакомце, спрятавшись вместе с ним в подвал. Да еще и припасов с собой прихватили.

— Давно они бегут? — одними губами спросил Майкл.

— Уже минут десять, — ответила Адора все тем же, едва слышным шепотом, не поворачивая головы.

Судя по многотысячному топоту зомби не просто бежали, они мчались в неизвестном направлении. И если при такой скорости поток мертвецов не иссяк за десять секунд, то о численности стада можно лишь догадываться. Похоже, что в виртуальном пространстве разработчики решили создать свою собственную стихию. Выглядела она очень пугающе, признался себе Майкл.

Еще минут двадцать четыре выживших человека сидели в подвале, ожидая, когда же закончится нашествие, а после еще долгое время не решались открывать дверь подвала, так как не были уверены в том, что часть зомби не осталась бродить возле фермы.

В конце концов, Майкл решился сделать это первым, для начала убедившись, что Система действительно вернула ему половину прокачанных характеристик.

— Айко, будешь за моей спиной. Если что — выручай. — распорядился игрок, вспомнив свою основную специализацию. — Девушка с ребенком останутся тут.

Чернокожий мужчина согласно кивнул, так как не имел причин спорить с человеком, которого не так давно окружало полдесятка трупов, вооруженных автоматами.

На улице творилось что-то невообразимое. От того сарая, в котором держали Майкла, не осталось практически ничего. Только часть досок разнесло по окрестностям. Трупы наемников теперь больше походили на кровавое месиво, оставшееся после работы гигантского пресса. Благо два "красных берета" все это время лежали на террасе. Зомби, как вода вокруг валуна, обошла фермерский дом. Хотя, судя по слепой ярости, которой обладали мертвецы, они без труда сравняли бы с землей и такое здание.

— Айко, собери пожалуйста все оружие, какое только найдешь, а я пока прогуляюсь по дому, попробую что-нибудь придумать. Договорились?

Когда мужчина согласно кивнул, Система сообщила:

— Прогресс статуса Неизвестный увеличен на 20%!

Как и планировал, Майкл принялся расхаживать по фермерскому дому, отмечая для себя все важные детали. В то же время в его внутренних интерфейсах приветливо высветилась надпись "Первый Дом". Стоило обратить на нее внимание, как перед глазами появился очень полезный текст:

Вы обнаружили подходящее строение для создания убежища. Установить точку возрождения в этом месте? Точка возрождения установлена. Для безопасности игрока его возрождение возможно в любой из комнат на выбор, после каждой гибели. Выберите основной бонус вашего убежища!

Майкл удивленно уставился на небольшой список бонусов, один из которых он мог выбрать прямо сейчас. Он касался только этого места и если устроить новое убежище, то бонус выбирается вновь. Причем, такие полезные вещи зависят именно от места, в котором они выбираются.

1. Игрок не теряет оружие, которое держал в руках в момент смерти.

2. Тяжесть травм, полученных до гибели, снижаются на 50%.

3. Особый тайник. Место, которое доступно только владельцу убежища. Его невозможно уничтожить или обокрасть.

Свернув окно выбора, Майкл продолжил осмотр комнат. Пока еще было не совсем ясно, что является наиважнейшим. Тем более, что из головы не выходили те двадцать процентов, которые начислили за руководство над Айко. А ведь он даже не перешел под его командование, просто согласился выполнить поручение.

Спустившись в подвал, игрок пригласил на выход женщину с ребенком, проводив их на второй этаж. Там располагалась просторная спальня, по соседству с которой находилась детская комната.

— Я думаю, что это место подойдет для всех вас, как считаете? — прежде чем Адора успела ответить, на пороге появился чернокожий мужчина, который, теперь уже без сомнения, являлся главой семейства.

— Ты имя не сказал. — свалив в кучу три автомата, четыре штык-ножа и пару револьверов, несколько холодно заявил Айко.

— Я Майкл, предлагаю собраться на кухне и кое-что обсудить. — взял быка за рога игрок.

— Хорошо сказал, — согласился его собеседник.

Спустя несколько минут все четверо сидели за кухонным столом. От игрока требовалось выполнить свой собственный “квест”, за который в итоге Система наградит бонусами. Как когда-то нужно было обеспечить безопасность Джесси и Саре, теперь Майклу следовало проявить красноречие, чтобы семья из трех человек согласилась принять его главенство. Естественно, самой важной фигурой в этой игре являлся Айко. Но игрок решил не чураться никакими методами, в том числе и давлением на жалость.

— Как я уже говорил, я Майкл. На эту ферму пришел так же, как и вы, в поисках спасения. Но тут оказались бандиты. — игрок специально говорил односложными фразами, памятуя об акценте африканца. — Меня закрыли в сарае, а когда я вышел — все были мертвы. Если хотите, оставайтесь жить. Я не буду против. Тут удобно и безопасно. Нужно только укрепить первый этаж, чтобы зомби не влезли.

— Айко? — Адора с надеждой посмотрела на супруга, который в это время угрюмо размышлял.

Минуты потянулись одна за другой, Майкл начал уже сомневался, что ему удастся завербовать первых неписей для убежища, потому решил легонько надавить.

— Бомани, тебе понравилась комната? — спросил он у ребенка, на что тот неуверенно, но согласно кивнул. — Хотел бы там остаться? Может быть найдем с тобой сладости, пока папа думает?

Только Майкл собрался встать, чтобы заглянуть в холодильник, Айко подал голос.

— Мы побудем тут. Но есть дело. Тут неподалеку есть город. Ковингтон. Там мои друзья, их нужно спасти.

— Это все? — спросил игрок.

— Да.

— Тогда добро пожаловать в мое убежище!

Суровый мужчина с проседью в волосах широко улыбнулся, разведя руки в приветственном жесте. Так выглядел Майкл для трех НПС, “прописавшихся” по новому адресу.

— Внимание! В вашем убежище появились первые поселенцы. Статус Лидера переходит на следующий уровень “убедительный”. Текущий прогресс уровня: 5%.

Примечание: теперь люди будут больше доверять вашим словам, за недолгий период вам удалось пообщаться с некоторыми выжившими, что открыло более ясную картину на их поведение. Также вы будете получать 50% опыта за каждого человека, которого завербуют жители вашего убежища.

Майкл внутренне похлопал себя по плечу, в знак одобрения происходящим. Это был первый и самый важный шаг на пути к намеченной цели. Мысли о том, что игровой сеанс может закончиться с минуты на минуту, а за пластиковой крышкой капсулы затаился враждебный мир, для которого даже зомби покажутся мелкой закуской перед главным блюдом… Все эти мысли Майкл гнал из своей головы. Сейчас это было не важно.

Прежде чем отправиться к небольшой уютный Ковингтон, игрок решил хорошенько разобраться в том, как управлять убежищем. Перво-наперво вместе с Айко они собрали все доски, которые остались от разнесенного по округе сарая. Их хватило только на три из шести окон. Материалы и необходимый инструмент нашлись в подвале: большой ящик хранил в себе не меньше пяти килограммов ржавых гнутых гвоздей, которые пришлись очень кстати. Остальные окна решили закрыть с помощью старой заборной сетки. Не ахти какое препятствие, но с нахрапа порвать ее не получилось бы даже у крепко сложенного атлета. Все это время игрок наблюдал за шкалой безопасности дома. По итогам двухдневной работы она выросла на тридцать два процента, что скорее всего являлось довольно хорошим результатом. Огнестрельное оружие, которым удалось разжиться у покойных бандитов, так же не осталось лежать без дела. Насколько удалось выяснить у чернокожего африканца, прошлое его не относилось к разряду обычных. Сноровка обращения с автоматом выдавали опытного воина. Да и штык-нож на его поясе смотрелся вполне уместно. Из найденных провиантов можно было предположить, что хватит их еще на три-четыре дня. Видимо, бандиты не планировали тут надолго задерживаться, прихватив с собой несколько пленников для грязной работы, но владелец или если быть точным оператор “Изумрудной Звезды” разрушил все планы ошалевших от безнаказанности вояк.

Вообще в терминале управления убежищем было три основных раздела: оборонная мощь, включающая в себя как укрепления, так и запас оружия, провиант, что не нуждается в объяснении и медицинское обслуживание. По каждому пункту отдельно плодились подкатегории, в которых играли роль не только запасы, но также оборудование и персонал.

Сейчас за питание и медицину отвечала Адора, за оборону — Айко. А Майкл оставался как бы не у дел, взвалив на себя тяжкую роль руководителя. С того момента, как игрок мог с уверенностью сказать, что его игровой процесс налажен, к группе присоединилось еще несколько человек, которые приняли участие в укреплении убежища и его жизнеобеспечении. Несколько раз случалось так, что к ферме подходило несколько ходячих мертвецов, почуявших неладное. Они бродили вокруг дома, даже не замечая, как уменьшается их число: орудуя заточенными кольями, крюками и веревками, группа Майкла сноровисто истребляла противника.

Наблюдая за его успехами, часть зрителей начала делиться трансляциями игрока, который пошел по не совсем стандартному пути развития. Класс лидера выбирали в основном только при доступном онлайн-режиме, так как продвинутый в этом направлении игрок обеспечивал всю команду очень интересными бонусами. А те, кто играл без доступа к Сети, в большинстве случаев, двигались по одиночке, избегая всякого контакта с неписями, так как вселенная игры подразумевала очень коварное население, способное ударить в спину.

Как итог, Майкл хоть и продолжал играть в долг, но теперь имел небольшое подспорье в виде доната, периодически приходящего от заинтересованных зрителей. Кое-кто даже включился в игровой процесс, спрашивая, когда же игрок отправится в Ковингтон.

В один из дней Майкл попросил Айко начать совместные тренировки группы, которая регулярно менялась: кто-то уходил, кого-то настигала более страшная участь. В целом, от процента к проценту, росло лидерство. Только очень медленно, так как навык имел неприятную особенность: он уменьшался всякий раз, как Майкл терял членов группы. Как он ни старался их сохранить, больше шести-восьми человек никогда не собиралось. Причем, не редкостью были иждивенцы, которые обещали сделать все возможное, но истратив часть бесценных припасов, неизменно куда-то исчезали.

У одного из таких “прохожих” удалось выкупить карту местности. С того времени дела пошли намного лучше, так как вылазки обрели систематичность и последовательность. Жители убежища сменяли один другого, постоянно поддерживая некий баланс, за который игроку вырваться никак не удавалось. Только первые трое поселенцев оставались неизменными: суровый африканец Айко, его супруга Адора и спокойный мальчуган Бомани. Их семейство оказалось наиболее привязано к авторитету игрока. Быть может, все дело в их первой встрече, ведь Майкл тогда выглядел более чем ужасно. Если бы вокруг были живые люди, а не игровые болванки, то можно было бы подумать, что Айко о чем-то догадывается, но постоянно молчит.

* * *

— Кэп! Ну что, какие планы? — от воспоминаний Майкла отвлек шепот Джиззи, шустрого молодого парня, пришедшего в убежище одним из последних.

Поход в Ковингтон должен был стать одним из тех событий, которое переломит ход игры. К тому же, до выхода в онлайн-режим оставалось уже около двух недель.

Глава 7. Страшнее чем с зомби

Городок под названием Ковингтон мало чем отличался от множества других, подобных себе. Узкие улочки, приземистые здания с отчасти сохранившейся старой архитектурой, аккуратная разметка на дорогах и милые скверы на каждом углу. Лето буйствовало в своем пике, зелень радовала глаз, несколько отвлекая от постоянных столкновений с мертвецами и трупной вони. Пусть сейчас все и выглядело не так радужно, потому что апокалипсис прошелся и здесь, опрокинув лавочки, разбив множество витрин и разбросав повсюду какие-то пакеты, банки и прочий мусор. Майкл старался не зацикливаться на подобных моментах, хотя виртуальная реальность и прижилась в его сознании. Об этом свидетельствовали позывы к наведению порядка и организации прямо таки полноценного селения выживших, со всей его сложной структурой, но вот только к чему все это? Через две недели игрового времени таймер остановит свой отсчет и двери в большой мир с другими игроками окажутся открытыми нараспашку.

Именно этого и ждал Майкл. Его задачей было запастись провиантом и всем необходимым, а так же обезопасить себя как можно лучше и уже потом... Потом была функция, которая называлась "Перемотать начальный период". Особенности его заключались в том, что игрок не пропускал время, а именно перематывал и если у игрока не будет достаточного запаса провианта или он использует перемотку, находясь в чистом поле, то его наверняка разорвут зомби или персонаж попросту умрет с голода. По сути, ее можно было использовать еще в первый игровой день, если на игрока обрушилась бы невероятная удача в виде подземного бункера со всеми вытекающими, но Майкла такая удача обошла стороной. Сложность перемотки заключалась еще и в том, что необходимо самому распределить запасенные ресурсы: кто и сколько будет есть, пить и спать. Соответственно, если в распоряжении имеется группа, то следует предусмотреть и ее будущее. Но бывали случаи, когда наивные игроки просто исключали находящихся под командованием неписей из потребления еды и всего прочего, а после перемотки с удивлением обнаруживали, что их персонаж мертв, а точнее убит своими же союзниками. А кто бы стал терпеть такое непотребство, когда главарь ест все сам? Еще случалось, когда в недостаточно укрепленное убежище прорывались мертвяки или же рейдеры вражеских групп. Не менее обидный вариант, когда запасов хватает едва-едва и персонаж переживает период перемотанного времени, едва ли не в дистрофическом состоянии. Естественно, все навыки падают и очень значительно, а игроку только и остается, что начинать все сначала или же идти по очень долгому пути прокачки персонажа в открытом мире.

Поэтому Майкл не спешил. В подвале уже стояло несколько бутылей с водой, пара коробок с консервами и медикаментами и грудой строительных материалов. В идеале, требовалось найти генератор и топливо, тогда бы дела резко пошли в гору, так как наличие электричества повышало настроение группы и позволяло урезать многие другие пункты, самый простой из которых — паек. Играли важную роль также и предметы быта. Чем их больше, тем лучше. Любые полезные ресурсы после перемотки превращались в очки опыта, которые легко можно было вложить в необходимые навыки. Будь в душе Майкла хомяк, он бы наверняка установил свою диктатуру, но вместо него, в самой груди игрока сидела жуткая тварь, называемая малодушием. Она сосала все силы, отнимая всякое стремление к развитию. Именно о ней и думал неудачливый эмигрант, продвигаясь вдоль кирпичных строений, по узкому тротуару.

Что заставляло раз за разом умолять дать в долг у совершенно отвратительного человека? Это более чем на сто процентов не грозило ничем хорошим. Вероятно, что таковым являлось неуемное желание пройти по легкому пути к большим деньгам. Еще бы! Знай себе, играй в свое удовольствие, да еще и злато лопатой загребай! Но отчего-то план не сработал, даже учитывая былой опыт. Там, в прошлой жизни, Майкл был Михаилом, известным в определенных кругах летсплейщиком. Достаточно остроумным, немного харизматичным и способным к конкуренции молодым парнем. Здесь, в штатах, эти навыки оказались полезными, но вот специфика работы просто угнетала. Тяжелый физический труд отнимал все силы, да и в целом, вызывал слишком много мыслей о собственной участи. До скрежета зубовного не хотелось закончить жизнь батраком, с букетом профессиональных болезней. Чего стоил живой пример в лице Рауля. Этот бедняга уже в пятьдесят лет не мог удержать в руках даже столовые приборы, потому как добрую четверть жизни не выпускал из рук отбойный молоток. А скопленные на старость средства почти полностью уходили на бесконечные процедуры восстановления здоровья.

Вот что сподвигло Майкла пойти по скользкому пути игрока. Да, здесь требовалось иметь хватку, чтобы заполучить свою аудиторию и неудача означает полный крах, но зато успех так заманчиво легок в достижении... К тому же, заработок на виртуальной реальности стал неотъемлемой частью общества на закате двадцать первого века. Производство и добыча ресурсов почти полностью были роботизированы, власть имущим уже не было нужды в большом количестве рабочей силы. Население повисло обузой на их кошельках, и все могло кончиться очень плохо, если бы не развитие игровой индустрии. Конечно, никаких случайностей здесь быть просто не могло. Десятки тысяч людей по всей планете навсегда расстались с привычным миром, променяв его на виртуальный. Потом их стало гораздо больше. Рекламные баннеры больше не занимали дезодоранты, автомобили и часы. Кому это было нужно? Однако, опьянение прошло довольно быстро. Всего через пять лет стали образовываться всевозможные секты и объединения, призывающие разрушить "Матрицу" и освободиться от цифрового плена. Мировое правительство смекнуло, что это может плохо кончиться и принялось бороться с невидимым, пока что, противником. На сегодняшний день ситуация мало изменилась и ничто не предвещало глобальных перемен, которые бы скинули махину игровой индустрии в пропасть забвения.

— Босс! Впереди, вон там... — теперь уже "танк" отвлек Майкла от размышлений.

Группа добралась до пожарной части, возле которой по-прежнему толпились сотни зомби. Сейчас они смотрели в одну сторону — на вышку, где висел колокол. Там стоял пожарный, который некогда бил тревогу. Делал он это и сейчас, но уже неосознанно дергая рукой, к которой была привязана веревка, тянущаяся к "языку". Эдакий посмертный подвиг, который облегчал жизнь тех, кому удалось избежать горькой участи.

— Дэйв. — Майкл обратился к приземистому американцу, что держал в руках лук. — Твоя задача забраться на вышку и убить того мертвеца. — слова следовало сопроводить соответствующим действием, едва заметный красный триггер растаял на силуэте горе-пожарного, теперь непись по имени Дэйв обязательно выполнит задачу, если у него хватит запаса морали. Или если его не загрызут. — Остальные за мной.

Дальнейший путь до супермаркета прошел без приключений, Майкл приказал группе брать по максимуму грузоподъемности. Пусть от этого падала скорость передвижения, ловкость и прочее, пусть выносливость опустится до минимума в первые же полчаса пути, что опять ударит по скорости, это было неважно. Как только они подойдут к убежищу достаточно близко, им предстоит умереть. Коварный план игрока на деле был прост: запастись провиантом, за одно избавившись от лишних ртов.

Майкл активно заполнял свой инвентарь, когда система сообщила:

— Ваш сеанс подошел к концу. Для продолжения игры обратитесь к системному администратору...

И экран погас.

* * *

— Что за ерунда?! — Майкл был в бешенстве и принялся возмущаться, как только люк капсулы отъехал в сторону. — Не прошло и двух часов!

— Мы тут подумали, что рассчитаться ты все равно не сможешь. — Директор стоял поблизости, держа в руках черный кейс. — Так что наблюдать за твоей агонией нет никакого желания.

— Мы договорились! — Майкл пытался спасти свое положение, хотя и понимал, что нет ни единого шанса.

— Чувак, даже после перемотки ты не получишь великую славу, не дури нам голову! — к беседе присоединился Программист, между делом ковыряясь в пучке проводов, ведущих к соседней капсуле. — Это просто крах. Ты в полной заднице.

— На сегодняшний день твой долг составляет десять кусков. Знаешь, что мы делаем с такими должниками? — Директор сделал пару шагов к нерадивому игроку и вперил в него свой стеклянный взгляд.

Майкл знал. Видеоролики под знаком "21+", с игрой особой жесткости и самыми отвратительными подробностями пользовались спросом. И их распространением занимались в местном клубе, в том числе. От такого мурашки побежали по спине, а в ногах появилась предательская слабость.

— Я расплачусь. Дайте время. — голос дрожал и обещание звучало очень неуверенно.

— Не бойся, для тебя я приберег дело получше. Сегодня я очень добрый. — Директор расплылся в издевательской улыбке. — Думаю, что ты не откажешься с нами сотрудничать.

Все оказалось достаточно банально. Должнику доверили грязную и опасную работу, чтобы сберечь проверенных людей. В кейсе находилась партия наркотиков, имеющих высокую популярность у игроков черного рынка. Они приглушали боль, испытываемую в виртуальной реальности, таким образом обманывая зрителя, который видел порог боли и полагал, что перед ним происходит истинное страдание. Было несколько способов добиться подобного результата, но этот являлся самым действенным.

И вот теперь Майклу предстояло доставить эту партию в Атланту, забрать деньги и вернуться в клуб. Долг, естественно, никто прощать не собирался, а вот обеспечить недельным абонементом на использование вирткапсулы среднего качества — это пожалуйста. Не очень высокая плата, но когда нет выбора, нос воротить не приходится. Добираться до крупнейшего города штата можно было как угодно, тот факт, что есть риск нарваться на полицию или что похуже, никого не волновал. Плюс ко всему, кейс пристегнули к руке Майкла с помощью электромагнитных наручников и сказали, что ключ имеется только у заказчика. Теперь избавиться от опасного груза вообще не представлялось возможным. Закон за преступления, связанные с распространением наркотиков, почти во всех случаях давал пожизненный срок. Сдаваться с повинной также не имело смысла. Обвиняемого отправят на Родину, а там жизни не дадут уже совсем другие люди, у которых память о врагах народа передается на генном уровне.

— Когда прибудешь в Атланту, найди гостиницу "Синий кашалот". Там тебя будут ждать. — давал последние наставления Директор. — На все про все у тебя четыре дня. Если не прибудешь к месту к восьми вечера завтра, то считай себя мертвецом.

В словах этого головореза не приходилось сомневаться и Майкл угрюмо кивал почти после каждого слова. Такой "шанс" исправить свое положение нисколько не радовал. Отрезвление пришло, как ушат холодной воды сразу, как только он покинул стены проклятого клуба. Буквально только что его сделали посыльным, прочно усадив на самое дно человечества. Это было практически рабство. Откуда может быть уверенность в том, что когда отстегнут этот кейс, не пристегнут другой? Или же и вовсе засунут в капсулу, а вполне вероятно, что и запрут в подвале до следующего поручения. Мир менялся, но пороки человечества оставались прежними.

Путь из Уты пролегал по бесконечной череде каньонов. Их скошенные неведомыми атлантами макушки изрезали асфальтные шрамы, скрепленные швами металлических мостов. Пейзажи выглядели завораживающе, и не будь в душе Майкла настолько гадко, он бы наверняка смотрел в окно скоростного электропоезда. Но не сейчас. В вагоне почти не было людей, комфортабельные сидения пустовали, от чего казалось, что те немногие из присутствующих обязательно следят за новоявленным дилером, а наряд полиции уже спешит к месту страшного преступления. Но время шло, черное пятно на горизонте превращалось в зудящий гнойник футуристического мегаполиса. Панорама за окном успокоила тревожные мысли и вовлекла в свой собственный, но уже добровольный плен.

Совершенно не хотелось, чтобы поезд останавливался. Майкл подумал, что было бы здорово ехать вот так целую бесконечность и ни о чем не беспокоиться. Алый диск солнца соскользнул с раскаленной сковороды каньонов, оставив после себя только алое пятно. День окончательно завершил свой цикл, когда электропоезд замедлил ход, пронзая тучную плоть Атланты. Замелькали бесчисленные огни, красные массивы скал сменились серым бетоном высоток. Путь пролегал у самого подножия этих титанов, чьи вершины не были видны из-за густой пелены смога.

Вокзал представлял из себя приступ буйной фантазии некоего архитектора, что превратил это здание в комплекс причудливых массивов из стекла и пластика. Человеку из провинции легко было потеряться во всем этом пестром пространстве указателей и баннеров, и Майкл некоторое время приводил мысли в порядок, совершенно забыв о том, что к его руке пристегнуто два килограмма тяжелых наркотиков. Опомнился он только когда в поле зрения попал патруль в соответствующей форме. Все воодушевление от большого города как рукой сняло, Майкл поспешил затеряться в толпе. Вот только его внешность и одежда провинциала никак не гармонировала с деловым кейсом.

Ныне Атланта, как и любой современный город, представляла из себя многоярусную структуру, в которой сам черт ногу сломит: несколько уровней метро, с бесчисленным множеством ответвлений, гравитационная сеть, что оплела здания от земли и практически до самой макушки небоскребов, а в дополнение к этому разросшийся пригород. Сотни районов, миллионы жителей. Для не привыкшего к такой жизни Майкла это был прыжок в будущее. Казалось бы, еще сто лет назад о подобном говорили, как о далекой перспективе и вот уже сегодня, засидевшиеся фермеры не могли узнать оставленный без внимания цивилизованный мир. И такое касалось каждого штата, за исключением тех, что обанкротились и перестали существовать.

Меж тем, крошечный навигатор, вставленный в ушную раковину, диктовал запутанный маршрут. Продвигаясь по подземным уровням, Майкл очень старался выглядеть естественно, но временами ловил себя на том, что разглядывает вывески и необычные улицы слишком явно, и несколько раз даже это заинтересовывало не совсем дружелюбных ребят. Благо, все обходилось, своевременно ускоряя шаг или впрыгивая в общественный транспорт, наркокурьер успевал скрыться. Чем толще становился земной пласт над головой, тем хуже обстояли дела у местного населения. Казалось, что уж дальше-то точно никого нет, однако, в переплетении труб городских коммуникаций, в царстве сырого бетона и тяжелого, спертого воздуха, то и дело встречались рекламные вывески, обрамленные неоновым сиянием. Проклятым маркетологам было абсолютно плевать, что никому в этих местах не потребуется коррекция носовой перегородки или, скажем, современный девайс, позволяющий управлять своим жилищем, не вставая с дивана. Реклама являлась вездесущей.

Как ни странно, а на уровне под названием В — 468, который являлся предпоследним, ситуация изменилась. Здесь оказалось чрезвычайно многолюдно, увеселительные заведения зазывали своими вывесками тут и там. Гудели, раскачиваясь на гравитационных подушках электробусы, даже встречался частный транспорт, с характерной свирелью носились по своим делам полицейские квадракоптеры. Здесь жизнь кипела и множественные источники света немного успокоили Майкла, все же, быть ближе к цивилизации казалось более безопасным.

Навигатор лаконично сообщил, что до цели осталось пятьсот метров.

Гостиница "Синий Кашалот" ничем не отличалось от своих пестрых собратьев, притулившись между тесным баром и рюмочной. Сразу за входной дверью обнаружился узкий коридор, приведший к вахтеру — седому сухонькому старику, что развалившись в кресле, смотрел телевизор. Увидев гостя, он неспешно поднялся и облокотился на стойку.

— Чего желаете? — естественно, в интонациях даже намека не было на приветливость, только глубокое уныние.

— Мне бронировали номер. Двести семнадцатый. — Майкла очень удивил тот факт, что в таком крошечном заведении имела место такая нумерация, казалось, тут и десяти номеров не запихнуть, но...

Пластиковая карта-ключ легла на стойку и старик сразу потерял интерес к посетителю — на его лице уже играли блики монитора. К счастью, на карточке имелся не только номер комнаты и магнитная лента, но еще и краткая инструкция. Следовало войти в лифт и спуститься на три этажа вниз, после чего проследовать по коридору и свернуть направо.

Здесь не было какого-то убранства или стремления к комфорту. Только лаконичность и функциональность. На поверхности такие гостиницы относили к бюджетным. Но не об этом думал Майкл, когда спускался в металлической капсуле, он ощущал, как его нервозность постепенно превращается в приступ паники и неудивительно! Кого еще могли заслать в такую глушь? Только смертника, расходный материал, который сбросят в штольни, как только воспользуются. А деньги за товар передаст кто-нибудь другой, ведь зачем такой сильной преступной организации рисковать и подставляться, отправляя на дело ненадежного человека, который может сдать всех и вся, лишь бы спасти собственную жизнь? Довольно резонные вопросы Майкл старался оставить без ответа, даже в мыслях. Так или иначе, выхода не было. С отпиленной рукой и виной перед нарковоротилами он вряд ли сумел бы жить нормально, поэтому когда лифт остановился, невольный курьер направился по указанному маршруту.

Номер, как и вся гостиница в целом, поддерживал единый стиль. На квадрате два на три метра разместился столик, стул и кровать. На стене у входа висел дисплей для связи со службами доставки и прочего. Немного потоптавшись на месте, Майкл лег на кровать, не снимая обуви и уставился в потолок. Внутри дрожал и дергался гадкий ком, в котором слились воедино страх, наивная вера в чудо и полная безнадега. Это было отвратительно, неизбежно.

Через целую бесконечность утекающих в пустоту мыслей, в дверь постучали. Страх заглушил все прочее, в ушах зашумело. Майкл рывком поднялся и провел карточкой по замку, впуская гостя. Им оказался патлатый парень, на манер Программиста. Такой же тощий и мрачный.

В его руках был кейс. Не пистолет или шокер, а именно кейс. Не говоря ни слова, незнакомец протянул руку к магнитным наручникам и отстегнул их. Обмен закончился быстро, в напряженной тишине тесного номера. Когда Майкл остался один, то невольно заплакал. Напряженное ожидание смерти высосало из него все соки. Кто-то другой, возможно, поступил бы иначе, но не в этом случае. Майкл размазывал слезы по щекам, сидя на кровати и не мог поверить в свое счастье. Его оставили в живых и даже всучили огромную сумму денег, которую не стали пристегивать к руке! Это был великий успех.

Когда именно мысль о том, что пора бы отомстить за все и никогда не возвращаться в клуб, посетила его голову, уловить не удалось, но в одну секунду Майкл решился на это и покидая гостиницу, уже знал, что будет делать. Проклятый Директор заслужил это, как и вся система виртуального рабства. Конечно, он не собирался идти в полицию или к журналистам. К чему геройствовать, когда можно просто исчезнуть навсегда, осев где-нибудь в тихой глуши соседнего континента? Таких денег хватит на то, чтобы сменить внешность, документы и свое прошлое. Зачеркнуть его навсегда! Но сначала требовалось открыть кодовый замок к счастью. Ибо кейс с деньгами был надежно защищен.

Исходя из того, что владельцы могут некоторое время следить за своим имуществом, Майкл решил покинуть сырые подземелья и перебраться поближе к чистому воздуху. Но не слишком близко. Сунув кредитку в инфокиоск, он набрал номер телефона, который помнил наизусть. Старый мексиканский друг, с которым сохранились дружеские отношения до сих пор. Он единственный, кто мог прийти на помощь, невзирая ни на что. Через семь долгих гудков на экране появилось уставшее лицо молодого мексиканца, он щурясь вглядывался в монитор.

— Майкл, это ты что ли? — недовольные интонации явно свидетельствовали о том, что звонок прозвучал не вовремя.

— Привет, амиго. Мне очень нужна твоя помощь.

— Я только со смены, устал, как вол. Давай потом?

— Выручай, Хорсе, я в полном дерьме. — Майкл старался говорить быстро и часто оглядывался по сторонам, обняв кейс двумя руками.

— Ну ладно, говори, что там у тебя? — после недолгой паузы согласился мексиканец.

Стараясь излагать кратко и внятно, не произнося ключевых слов, за которые у киоска вмиг могли появиться копы, Майкл поведал другу свою историю, попросив помощи. И дело тут было не в том, что конкретно этот человек был способен взломать хитроумный замок на кейсе, а в том, что большая мексиканская семья имела родственников по всей Америке. И когда-то давно Хорсе с гордостью рассказывал, в каких делах ему приходилось принимать участие. Рассказывал он и о больших связях с преступным миром, в том числе. И хотя на сегодняшний день мексиканец "завязал", решив жить честно и без приключений, Майкл все же попытал удачу. В конце концов, за язык ведь никто не тянул?

Да, это было не совсем приятно, свешивать свои проблемы на друга, но с Директором все выглядело намного отвратительнее. Через пару минут вялого движения за экраном, Майкл увидел листок бумаги, с чередой закорючек. Почерк у мексиканца был не ахти, вполне вероятно, что на досуге он подрабатывал, рисуя капчу для защиты от спама. Зато это обеспечивало полную защиту от ненужных глаз, ведь произнеси он этот номер вслух, то система тут же передала бы его в базу. Или, например, введи он его в окно чата, результат был бы тот же. А вот так, написав на листке и приложив к глазу камеры, ушлый мексиканец обошел все системы отслеживания.

После этого осталось только поблагодарить товарища и прервать сеанс связи, пообещав помочь с больной женой. Звонить было решено с другого киоска, чтобы лишний раз не светиться на одном месте. Некоторое время поиграв в секретного агента Майкл вскоре бродил на другом конце города, практически у его окраины. Здесь не было бизнес-центров и прочего, сплошной частный сектор, раскинувшийся на многие мили вокруг. Эдакий перегной, который с каждым годом становился прекрасной почвой для новых небоскребов.

В бесконечном лабиринте бессистемных улиц сложно было найти нужный адрес, но к полуночи Майкл все же справился. Добрых полтора часа пришлось бродить между гаражей. Тут и там слышалась музыка стихийно возникающих компаний. Полиция не особо-то шерстила этот район, дав местному населению немного больше свободы, чем положено. У ворот с надписью FREO — 4578 как раз и обосновалась такая вот тусовка. У тюнингованного автомобиля, с распахнутым багажником веселилось около дюжины молодых людей мексиканской наружности. В первую минуту никто не обратил внимание на незваного гостя, что неуверенно стоял в стороне, думая, как бы себя повести, но потом к нему подошли.

Низкорослый, сбитый, смуглый, этот парень не выглядел опасным, но пистолет, заткнутый за пояс, говорил об обратном.

— Ты от Хорсе? — спросил он, стараясь не кричать, но и в тоже время перекрыть шумную музыку. — Пошли за мной! — сказал он, получив в ответ согласный кивок.

В гараже оказалось неожиданно просторно, даже несмотря на то, что стены сплошь были покрыты полками и подставками, набитыми автомобильными запчастями, инструментом и Бог весть, чем еще. Проведя гостя к низкой металлической двери, мексиканец вошел первым. Теперь Майкл оказался в тесной каморке, напичканной самой разной электроникой. От разноцветных пучков провода рябило в глазах, все это мигало, сигнализировало и привлекало внимание. Эдакое логово Данателло из черепашек-ниндзя. Нашлось место и для стола с парой табуреток.

— Сколько там? — мексиканец не стал представляться, но задавал вопросы буднично, как будто речь шла о вскрытии консервной банки.

— Сколько могут заплатить за два кило наркоты. — Майкл хотел бы выглядеть уверенным, но явно чувствовал, как не выдерживает нагрузки.

— Мои тридцать процентов, — немного подумав, решил мексиканец, кивком потребовав кейс.

Майкл торговаться не стал. Он вообще мог остаться в этом гараже без самого ценного, что у него имелось — жизни. За свою скромность пришлось доплатить.

— Хотя, я тут посмотрел, работа сложная, так что еще пять процентов накину. Если ты не возражаешь, конечно? — в вопросе прозвучало столько искренности, что возражать не захотелось. — Ладно, подожди...

И работа закипела. Очень скоро кейс превратился в жуткого электронного ежа. Майклу явилось самое настоящее колдовство, поскольку хакер показывал крайнюю осведомленность в своей профессии. Он аккуратно надрезал кожаную обшивку именно в тех местах, где располагались какие-то микросхемы, спаянные провода, клеммы и прочее-прочее. Примерно через полчаса кодовый замок показал на табло "open" и едва слышно щелкнул. Майкл затаил дыхание, когда мексиканец аккуратно открыл кейс.

На шелковистой черной обивке не лежало ни единой купюры. И пластиковой карты там так же не было.

Он был абсолютно пуст.

Глава 8. По запчастям и на свалку

Словно причудливым, фосфоресцирующим мхом, подножия небоскребов были покрыты переливающимися вывесками, баннерами и гирляндами. Тяжелый предутренний туман окутывал их, мешая в одно, сплошное облако из цветов радуги. Мир подземного царства, с глубины которого так интересно посмотреть наверх: неясные силуэты скользящих поездов, что со свистом и шелестом вдруг вылетают из-за гротескных фигур офисных небоскребов, отдаленное эхо сирен, сигналов, электронные голоса рекламных роликов — извечный гул машины, чей механизм уже давным давно сбил свой ритм и разваливался на части, затопляя все вокруг зловонием и шумом.

Таким был город.

И куда бы Майкл не спешил, он всегда оказывался в стороне. Улицы пустовали — ни одного прохожего за несколько часов бесцельного блуждания, только шелест и легкое потрескивание гравитационных подушек под плоскими, как хищные морды акул, автомобилями. Бездушный город обтекал Майкла со всех сторон, как рыбный косяк. Протяни руку — и он тут же вильнет в сторону, перестроится так, чтобы ты не мог помешать его извечному циклу. А сверху давили тонны сырости и серости, приминая к холодному асфальту. Некуда идти, остается только собирать по камешку на собственную раковину, клепать ее из кусков металла, стягивая меж собой полиэтиленом, да проводами. Чтобы в один из дней остаться лежать в расщелине меж высоток, куда проникает только слабый отблеск солнечного света.

Но не было сил и средств даже на это. Мексиканцы чуть не разорвали его на месте, когда обнаружился этот жуткий казус с пустым кейсом. Долгое время они спорили и выясняли, как такое могло произойти. Потом решили, что где-то в чемоданчике имеется чип и теперь сюда точно нагрянут крутые ребята, чтобы разобраться с горе-хакерами и хотя местный контингент способен был постоять за себя, лишний шум мог привлечь полицейских псов, которые бы вмиг разворошили это осиное гнездо. Вот и вышло так, что уже через час в том гараже даже окурка лишнего не валялось — идеальная пустота. Майкла, в это время, закинули в багажник до выяснения обстоятельств и он практически ничего не знал о происходящем вокруг. Несколько раз его куда-то везли, потом оставили недалеко от оживленной трассы, это удалось выяснить по непрестанному шуму движущихся автомобилей, и в конце-концов выволокли на свет божий под огромным мостом.

Невероятные колонны поддерживали бетонный пласт, протянувшийся над широкой, грязно-серой рекой, которая, казалось вязкой, подобно машинному маслу. Быстро сориентировавшись, Майкл понял, что его привезли на городскую свалку — позади, в несколько рядов, стояло множество металлических контейнеров. Тут и там торчали башенные краны для их перемещения, а на реке стояло грузовое судно. Сейчас вспоминать это уже не хотелось, так как предчувствие большой беды все еще дергало за душу. Но мысли неуправляемо несли сознание, как течение горной реки.

Первые несколько минут Майклу активно мяли бока и задавали вопросы. Ответить не давали, а только спрашивали и били. Потом, вроде, успокоились и начался тяжелый разговор. О клубе, о игре и долге перед Директором. Один из мексиканцев презрительно выругался, когда услышал эту часть, показав таким образом, что это дело для детей, но его товарищ тут же выдал пару подробностей и все затихли, слушая дальше. Когда рассказ дошел до финала, Майклу опять чуть не наваляли, но сдержались. В конце-концов, тот самый хакер, что взялся за работу, подвел итог:

— За два кило можно было выручить двести пятьдесят штук. Я запросил тридцать пять процентов, а это восемьдесят семь пятьсот. Столько ты мне должен. — от таких внушительных сумм, Майклу стало еще хуже, чем было, долг Директору и рядом не стоял в сравнении с этими ребятами. — На все про все тебе даю три дня. Но это потому, что Хуанито за тебя слово замолвил. Ты, конечно, можешь свалить или сдохнуть. Дело твое. Но я не советую...

После этих слов мексиканцы расселись по машинам и уехали, оставив пленника в одиночестве. Куда идти, было решительно непонятно и поэтому оставалось выбрать самое очевидное направление — к мосту. Поднявшись на него, можно было осмотреть окрестности и определиться. Хотя, какой был в этом смысл? В кармане ни кроша, даже телефон остался в далекой Уте, так как этого требовала конспирация. Как и где искать деньги Майкл тоже не знал, теперь он стал практически бомжом, поскольку в его съемной комнате наверняка теперь живет другой постоялец, а вещи валяются в муторном баке. Не жизнь, а чистый лист.

Работая на стройке, в удачный год удавалось заработать от тридцати, до сорока тысяч. Теперь этого недостаточно. Оставался самый-самый последний вариант — запасы в банке, что лежали на черный день. Кровные, заработанные тяжелым трудом, они олицетворяли самопожертвование и упорство своего владельца. И теперь предстояло лишиться и их.

С моста открывался прекрасный вид на футуристический ночной город, но Майкл даже не задержал на нем взгляда, буквально в ста метрах внизу обнаружив частный сектор, в тесноте которого приютилась нужная вывеска Ситибанка. Возможно, этот район не слишком годился для операций с крупными суммами и потому решено было снять часть на такси до центра, а там уже, в уютном и безопасном офисе выполнить все необходимые операции.

Сказано — сделано.

Возле металлической кабинки с банкоматом как раз ошивался некий подозрительный подонок, явно жаждущий разжиться мелочью, но его ждало большое разочарование, когда из-за поворота выскользнул автомобиль с характерной шашечкой на крыше. Пришлось неплохо доплатить таксисту, чтобы он согласился ехать практически за город, но оно того стоило. Всего за тридцать минут клиента доставили к головной офис Ситибанка, где высококвалифицированный сервис не позволял выказывать отвращение к помятому и грязному Майклу. Это немного подняло настроение, бесконечные унижения и проблемы высосали все соки, хотелось убиться любым доступным способом, лишь бы не видеть людей, считающих тебя мусором.

Глоток свежего воздуха в лице улыбающейся девушки, помог Майклу продержаться еще немного. Пусть это была лишь голограмма, приложение, написанное для обслуживания, но выглядела она очень правдоподобно.

Расставаться с деньгами оказалось процедурой очень болезненной. Около десятка раз сотрудница банка уточняла: "Действительно ли вы хотите закрыть счет?". Каждое новое "Да" давалось все сложнее. Часть накоплений перекочевала на счет мексиканца, остальное было отправлено Хуанито, с просьбой расплатиться за квартиру. С Директором следовало не спешить. Вполне вероятно, что он затребует больше положенного, а втягивать в эти разборки друга не хотелось. Хватит с него и так.

Получив пластиковую карту, на которой лежало семь тысяч, Майкл покинул банк. Теперь он не являлся его клиентом и все вокруг сразу стало каким-то чужим. Быть может, дело было в навязанном чувстве вины. Неизвестно, как так вышло, но Майклу было действительно стыдно. Как-будто он нарушил данную некогда клятву.

До рассвета оставалась еще пара часов, предстояло найти дешевый отель, чтобы провести там ночь, а наутро решать, как жить дальше. Таксиста и след простыл, пришлось вызывать нового. Город вокруг спал, но даже во сне неустанно шевелился и шумел. Бесчисленные фонари вырывали из тьмы сырые шкуры зданий, местами обтянутую декорациями, но чем ниже, тем меньше их становилось.

Посоветованый таксистом отель казался очень уютным снаружи: старомодная, деревянная дверь, пара зеленых клумб на темной брусчатке, вывеска в готическом стиле. Ничего лишнего. Только монитор над входом выглядел как-то кощунственно, прокручивая раз за разом улыбающиеся лица актеров, рекламирующих зубную щетку, способную вылечить хоть от кариеса, хоть от геморроя.

Внутри все так же радовало глаз спокойными темными тонами. Консьерж не выказывал особой радости, устало принимая карту оплаты. Его можно было понять, в предутренние часы сюда пришли едва ли не впервые за время существования отеля. В одноместном номере приятно пахло свежестью и в сравнении с тем, что пришлось повидать в подземном ярусе города, здесь было очень просторно. Нашлось место для стола, пары стульев, широкой кровати и высокого шкафа. Пусть вид из окна и демонстрировал огромный рекламный щит, но имеет ли смысл воротить нос, когда жить осталось три дня?

Майкл едва успел снять обувь, повалившись на кровать и тут же уснул. Сон был тяжелым, окутав сознание в огромный черный полог, откуда, сколько не ищи, не было выхода к свету. Только за полдень, вместе с ненастойчивым стуком в дверь, пришло пробуждение. Горничная уточнила, когда ей удастся убрать в номере, после чего удалилась.

За окном жизнь бурлила и кипела, но первое, что бросилось в глаза, так это ролик на рекламном щите. Его содержание изменилось и весьма заинтересовало сонного постояльца.

"Зомби-Апокалипсис. Возрождение великого жанра"

На афише, грудастую, что очень странно, горничную, держал за руку мужчина типичной брутальной внешности: грудь, как бочонок, квадратный подбородок и двухдневная щетина. Они бежали по улице неизвестного города, а за их спиной напирали орды восставших мертвецов. Ничего сверх оригинального. Но это был тот случай, когда классика либо "выстрелит", либо нет. Внизу афиши прилагались контактные номера головного офиса, ссылка на официальный сайт и адрес с короткой припиской: "Спешите на бесплатный бета-тест!". По всему выходило, что появилась новая игра и тысячи голодных до новинок геймеров уже штурмуют какой-нибудь бизнес-центр, где мог разместиться игровой зал с вирткапсулами. А какое теперь дело Майклу до всех этих житейских радостей? Скорее всего, никакое. Где можно вот так, нахрапом, взять около сотни тысяч долларов? Нужен какой-то покровитель, но даже подайся молодой строитель-ремонтник в проституцию, очень сомнительно, что ему удастся сорвать куш такой величины. Пытаться бежать из города глупо, мексиканцы сейчас не спускают с него глаз. И даже прояви он таланты спец агента, оторваться от хвоста не выйдет.

Прошло не больше десяти минут с момента пробуждения, а Майкл уже сидел на краю кровати, схватившись за голову и мелко подрагивая. Вновь о себе напомнила горничная, но увидев, что владелец номера совершенно не реагирует на ее слова, решила в очередной раз отложить уборку. А Майкл, меж тем, искал способ спасти свою жизнь.

Было много старых знакомых, если у каждого занять хотя бы по три тысячи долларов, то может выйти примерно половина суммы. И то, с учетом того, что все без исключения проявят щедрость или хотя бы выйдут на связь. Совершенно нереально. Другой вариант — кредит. Банк может выдать довольно много, но никак не восемьдесят семь тысяч. Допустим, можно надеяться на треть... Что остается в этом проклятом мире, которому совершенно плевать на тех, кто его строит? Самый крайний случай — продажа органов. На то, чтобы найти нужные контакты, связаться и оформить все бумаги уйдет аккурат два-три дня. Например, за сердце можно выручить около сотни тысяч, треть из которых уйдет на более-менее качественный трансплантат. Уже совсем неплохо! Еще к этому можно добавить часть печени, которая все равно самовосстанавливается... Что еще? Луковицы волос? Почка?

"Черт возьми, да так от меня один скелет останется!" — выругался про себя Майкл, резко встав с кровати и принявшись ходить по комнате туда-сюда. Самое логичное перепробовать все перечисленное и уже потом смотреть по средствам, что делать дальше, но черт побери! На это просто не хватит трех дней. Значит, требуется выбирать из самого быстрого и действенного. Первое: кредит можно оформить за пару часов. Так скоро могут выдать не более двадцати тысяч. Лет на десять. Итого, придется платить около двухсот долларов в месяц, учитывая проценты. Потом нужно сразу же "гуглить" донорские центры, а так же расценку. Черт с ним, с сердцем, пусть поработает искусственный мотор, это лучше, чем смерть через три дня.

Первая половина дня прошла по намеченному плану и имея на счету дополнительную двадцатку тысяч. Легче от этого, конечно же, не стало. Тем более, что прямо сейчас велись переговоры с довольно скользким менеджером, зализанным до такой степени, что кожа и волосы человека, сидящего передо Майклом в уютном кафе, казались силиконовыми.

— Так значит, вы готовы продать свое сердце? — зачем-то задал он уточняющий вопрос, хотя все и так было ясно.

— Да-да, все именно так. — хотя Майкл и сдерживался всеми силами, но раздражение скрыть не смог. — Давайте уже перейдем к делу.

— Согласен. — легкая улыбка скользнула по губам его собеседника, еще бы, этот "гелевый наркоман" заключает сделку, которая наверняка поднимет его по карьерной лестнице. — Наша компания является одной из самых популярных...

— Поэтому я обратился к вам. — вставил Майкл, уставившись в витиеватую скатерть стола.

— Да, мы очень рады и благодарны Вам за ваш выбор. — выдал менеджер заученную фразу, — Пересадка сердца займет около часа, за это время Вам гарантированно поставят высококачественный трансплантат класса "Люкс"! Так же мы гарантируем полностью покрыть счет за реабилитацию в нашем собственном центре, где работают настоящие специалисты, которые и будут следить за Вашим здоровьем в течении двух недель. Так же... — сладкие речи стали соломинкой в море отчаяния, чисто психологически, это было невозможно предотвратить, Майкл нуждался в утешении. — Поэтому Вы можете быть абсолютно спокойны, сумма в размере шестидесяти тысяч долларов будет перечислена на Ваш счет незамедлительно, после подписания договора.

Сначала Майкл хотел возмутиться, но потом пораскинул мозгами. Какой смысл дергаться? Ему поставят самый лучший "мотор", с которым он проживет долгую и счастливую жизнь, за ним будут наблюдать и созваниваться еще несколько месяцев после курса реабилитации. Можно вести полноценную жизнь, да черт побери, можно и не беречь себя, ведь скорее откажут другие органы, чем искусственное сердце! К тому же, арифметика проста: семь тысяч было, двадцать добавил кредит и шестьдесят за сердце. В сумме выходит ровно столько, сколько нужно и теперь мексиканцев можно не бояться.

Еще спустя час он уже лежал на операционном столе, медленно моргая и ощущая, как тяжело дается каждая следующая попытка открыть глаза, а потом мир погрузился во тьму.

Сколько прошло времени, определить было сложно: палата не имела окон, ровный свет рассеивался по комнате благодаря нескольким вмонтированным в стены лампам. Вокруг сплошная белизна и стерильность, а в груди очень непривычное ощущение, словно вместо сердца, там гудел небольшой мотор. Неожиданно, Майкл вспомнил, что с ним произошло и где он оказался. Видимо, наркоз так подействовал на память, ведь первые пару минут новоявленный донор сердца просто осознавал себя, осматриваясь по сторонам. В голове сразу родился целый букет новых чувств: тревога, страх, тоска.

"Сердце, это всего лишь сердце..." — убеждал себя Майкл, — "Не душа, не тело. Один из многих органов. Я не продал себя, а спас свою жизнь."

Через некоторое время и вправду полегчало. Сентиментальность объяснялась еще и тем, что тело не поддавалось никакому контролю, изо рта торчала трубка, которая мешала чувствовать, как по горлу проходит воздух и поэтому казалось, что ты вообще не дышишь. Жуткое ощущение. Между тем, в палате появился врач: достаточно молодой, высокий и коротко стриженый. Пожалуй, именно такие парни снимаются в сериалах про поликлиники, где являются едва ли не супер героями.

— Скоро вы сможете ходить и говорить, буквально через несколько часов сна. — пояснил он будничным тоном, подойдя к аппарату жизнеобеспечения, — Пока я введу Вам снотворное, ни о чем не беспокойтесь, все в полном порядке.

Это было еще одно неприятное чувство из тех, когда тебя пытаются успокоить, но в действительности все очень плохо. Правда, сейчас ситуация не предвещала ничего катастрофического, да и снотворное оказалось неожиданно действенным. Майкл сам не заметил, как вновь уснул.

Следующее пробуждение оказалось куда более радужным. Во-первых, потому что в палате присутствовал солнечный свет, а во-вторых, потому что телу вернулся контроль и во рту больше не было посторонних предметов. Приятным дополнением служила миловидная медсестра, улыбающаяся пациенту.

— Доброе утро! — тепло поприветствовала она Майкла, — Как вы себя чувствуете?

— Просто прекрасно. — не сдержал он эмоций, — А вы?

— О, думаю, что не хуже! — эта простая вежливость смутила девушку, но она быстро вернулась в деловое русло. — Если Вам будет угодно, пульт от виртуального терминала лежит на тумбочке, завтрак принесут через несколько минут.

— Хорошо, спасибо. А сколько мне здесь лежать? — решил уточнить Майкл, уже взяв в руки пульт и нажав кнопку включения.

— Вечером вас проконсультирует врач и Вы сможете покинуть поликлинику. — медсестра уложила в пакет какие-то простыни и полотенца, после чего покинула палату.

"Ну вот и славно..." — пронеслось в голове Майкла, в то время как глаза и руки занялись обыденной вещью — входом в интернет-банкинг.

Проверить личный счет было важнее всего, важнее даже личного здоровья, поскольку между первым и вторым была прямая зависимость. Несколько минут молодой человек любовался весьма внушительной суммой, потом перешел на почтовый сервис. Там пульсировало несколько входящих сообщений: только одно от адресата "Микки", все прочие — реклама. Несколькими короткими жестами Майкл удалил лишнее и открыл единственное письмо, которое требовало внимания.

"Завтра утром ты переведешь на этот счет 87500 долларов. Или мы переведем твою задницу поближе к Чистилищу."

"Ясно, мексиканские друзья передают привет. Ну ничего, теперь мне бояться нечего!" — борясь с мелкой дрожью, вновь принялся успокаивать себя Майкл, но на сей раз лучше не стало. Эти ребята действительно могли доставить проблем. И отчего-то чувство безопасности отсутствовало даже здесь, в поликлинике Верхнего города.

Как и обещали, принесли завтрак. Обычный бульон, "напичканный" всевозможными витаминами и прочими веществами, ускоряющими выздоровление. Еще несколько дней такого режима, только теперь уже с посещением всевозможных полезных процедур и Майкл почувствовал, что давно пора бы заняться чем-нибудь полезным. Перед этим, он конечно же рассчитался с долгом и вроде все должно пойти в гору, но нет! Кредит никто не отменял. Так же, нужно было элементарно что-то есть и где-то жить. Теперь можно было без страха покинуть Мегаполис, вот только куда податься? На Родину? А что там ждет? Презрение со стороны соотечественников, которые, кажется, даже в космическую эпоху будут рады упрекнуть в предательстве дикого клочка земли, который они так и не могут с толком обжить. Что же остается? Например, вернуться к прежней профессии, но отчего-то события последних месяцев совсем не располагали к такому труду.

Город все так же гудел и визжал, скользкий и холодный, он словно специально обтекал стороной одинокую фигуру молодого человека, бредущего по тротуару наземного яруса. Опустившая ночь смешала небо и землю, превратив очертания зданий в тысячи неоновых огней, сквозь пелену которых не сможет пробиться ни одна душа, ведь звезд не видно давным-давно, они задохнулись в тягучем тумане городского смога.


Возникшая из-за поворота рекламная вывеска, а точнее огромный баннер, стал тем самым фонарем, к которому потянулся Майкл. Уже знакомое лицо брутального парня, несущего на руках грудастую, теперь уже неформалку, а за их спиной сотни уродливых зомби.

"Спешите на бета-тест! Экспериментальные функции и особые услуги ждут Вас! Не пропустите уникальную возможность, поучаствуйте в игре, которая идеально подойдет для стрим-трансляций! Мы не первый год на рынке! Продукты нашей компании зарекомендовали себя с лучшей стороны! Только качественное оборудование, только качественное обслуживание!"

"Что-то тут не то! Что-то тут не так!"

Спустя десять минут, Майкл сидел за самым дешевым терминалом, какой ему могла предоставить гостиница. Произошло кое-что странное. Новейшая игра рекламировала себя, как ветерана игровой индустрии. Запросы в поисковике выдавали весьма скудную информацию, но игрок нутром чуял, что дело здесь нечисто. Именно поэтому он не гнушался листать десятки страниц выданного результата, переходя по сомнительным ссылкам. Минуты текли, один запрос плавно формировался в другой, постепенно видоизменяясь под воздействием найденных "ключей". С чего вдруг стало важно разобраться с проектом "Эпидемия класса Z", Майкл никому объяснить бы не смог, но его пальцы виртуозно порхали над голографической клавиатурой, а в немигающих зрачках отражались страницы и интернет-запросы.

В конце концов на полузабытом форуме, где из активных участников остался только создатель сайта и несколько чат-ботов, игрок нашел что-то, что скорее всего хотел найти. Ядовито-зеленые буквы на черном фоне очень раздражали глаза, быть может на это и надеялся автор статьи, называющейся "Заговора не существует?", текст ее был следующим:

"Салют, виртуальные детишки и безмозглые боты! Не так давно обнаружил очень странную штуку. Оказывается, если у тебя есть много денег и связи, ты можешь создать проект, запустить его в подполье, вместо того, чтобы проводить анализ и бета-тесты, и вуаля! Обкатка пройдена, основные дыры закрыты, жаловаться некому, так как на черном рынке саппортов не водится, можно организовывать расширенную рекламную компанию по всей планете, прикрываясь новым именем. Еще не догадались, о чем я тут толкую? Хотя, кому тут догадываться... На форуме последний посетитель был в прошлом году... В общем, плевать! Анон, если ты читаешь эту статью и она не устарела, то знай, что нас тут водят вокруг пальца. Ты ведь наверняка и сам начал догадываться, если вбил в поисковик "Эпидемия класса Z"? Верно? Я знаю, что еще ты запросил в первые минуты своих подозрений. "Мировая Война Z". Кое-что объединяет эти два красивых названия, так ведь? А еще кое-что объединяет нас с тобой. Меня и тебя. Во-первых тот факт, что мы оба раздражались, когда читали этот отвратительно-зеленый текст. Во-вторых то, что я проверил, что ссылка на мою статью находится на сто пятьдесят второй странице поисковика. Ты их все просмотрел, возможно даже перешел на десятки сайтов, где стоят рекламные ловушки, скрипты, которые автоматически копируют твой запрос и вставляют в тело рекламного баннера. Сколько раз ты поймался? Пять? Десять раз? Но ничего, дорогой анон, теперь все позади. Я готов поведать тебе кое-что важное. Не за просто так, а за твою настойчивость, за способность докопаться до истины! Оставь мне в личке ссылку на свой профиль, вместо подписи в конце подставив название этого форума. Мы с тобой обязательно встретимся, я имею достаточно средств, чтобы добраться до любой точки планеты, потому что у меня много друзей, таких же вольнодумцев, как я. Мы помогаем друг другу. И я готов помочь тебе, будь уверен, это желание искреннее! Только не подумай, что мы тут какая-то секта. Я вполне адекватен, просто порой сложно скрыть эмоции. Особенно в таких ситуациях. Когда ты все узнаешь сам, ты меня поймешь! В общем, пиши, дорогой анон. И будь уверен, по статистике форума я пойму, что ты приходил. И буду ждать отклика. Не зря же ты все это прочитал, хотя от ряби в глазах, наверно, уже дурно стало. Извини, если что. Это такая простая защита от глупых зевак, которым лишь бы нос свой сунуть куда не следует. До связи..."

Майкл удивленно откинулся на спинку стула, осторожно помассировав глаза пальцами. От таких шрифтов и расцветок действительно перед начались небольшие проблемы с визуализацией. Теперь предстояло хорошенько все обдумать. Взвесить, так сказать все за и против. Что могло бы случиться, оставь он сейчас свои контакты? Возможно, встреча с каким-нибудь душевно-больным стариком, который совсем повернулся на своих теориях. Возможно, несмотря на отрицание такового, знакомство с целой сектой таких психов, оторвавшихся от реальности.

Майкл горько усмехнулся. В данный момент его реальность выглядела так паршиво, что он с удовольствием улетел бы в космос, лишь бы оказаться подальше от все тех, кто желает сделать ему больно. Если прикинуть все за и против, то Майкл по сути ничем не рисковал, кроме своей жизни, которая и так болталась где-то на самом дне ценовых категорий. А меж тем, несмотря ни на что, на окраине его сознания еще маячила идея-фикс. Нужно начать играть, нужно научиться делать это так хорошо, чтобы отвоевать место под солнцем. Купить склеп на самых нижних уровнях, разместить там саркофаг и уйти в иные миры. Стать чистым сознанием, блуждающим по виртуальной реальности. Сознанием без профиля и образа, чтобы никто никогда не нашел.

"Сообщение отправлено!" - высветилось вверху терминала. Майкл удовлетворенно кивнул и принялся ждать. Больше ему ничего не оставалось. Человек с форума знал какую-то тайну, он готов был выйти на связь с тем, кто хотел бы докопаться. И Майкл решился сделать шаг навстречу авантюре. Все лучше, чем жалеть о своей горькой участи, просиживая последние деньги в гостинице, в надежде, что тебя не разыщут головорезы Хуана. Наверняка ведь над ним стояли еще более опасные преступники, которым станет интересно поглазеть на кретина, решившего поиметь их на сто тысяч зелени.

Прошло больше часа, Майкл уже начал сомневаться, что форумчанин выйдет на связь в ближайшее время, когда на экране появилось уведомление о входящем сообщении:

"Нам повезло, мы практически в одном районе. Дай мне пятнадцать минут на дорогу."

Такая оперативность немного испугала Майкла. Хотя вычислить его местонахождение было достаточно просто, но тот факт, что этот фрик оказался именно здесь, в Атланте... Как и обещал незнакомец, он явился в кафе при гостинице очень быстро. Как его можно было узнать? Скорее, такого человека сложно было не заметить. Высокий, почти два метра ростом, с половиной лица из силикона, что легко можно было определить по неоновому контуру, который отделял кожу из органики от искусственной. На плечи накинут просторный кожаный плащ с едва заметной подсветкой по контурам швов. За спиной рюкзак из металлических пластин, напоминающий герб несуществующего государства. Лишенный всякого волосяного покрова, он выглядел неестественно бледным, что придавало особый контраст искусственному левому глазу пронзительно-голубого цвета.

Незнакомец без промедления направился к столику, за которым сидел Майк, без приглашения сев напротив.

— Привет, анон, — Майкл услышал странный голос, словно на фоне обычного, человеческого, тона едва слышно слова проговаривала устаревшая программа озвучки текста.

Глава 9. А вот теперь поиграем!

— Эм, да. Привет. — Майкл немного растерялся, и было от чего.

Собеседник выглядел настолько поразительно, что в одно мгновение заполнил собой все пространство вокруг. На вид ему было за тридцать, хотя как это определить в столь необычном союзе пластика, кожи и силикона? Такая внешность была возможна только в одном случае: человека разнесли в клочья, а потом собрали назад, не найдя трети старых деталей.

— Можешь называть меня Сайбером, — оскалившись в белоснежной улыбке, сообщил гость. Только благодаря этому Майкл смог разглядеть, что и зубов-то у Сайбера нет — только единый массив из сверхпрочного заменителя.

— А я Майкл, — представился игрок.

— Ну и славно. — Сайбер извлек из своего плаща продолговатый предмет с одной единственной кнопкой по центру, положив на стол. Предмет издал тонкий звон, постепенно перешедший на недоступные человеческому уху частоты.

— Это-о...

— Верно. Ты сейчас как блоха под микроскопом, знаешь ли, хах! — гость вновь широко улыбнулся, расслабленно откинувшись на спинку стула. — Даже и не знаю, как при твоем положении ты еще умудряешься видеть дальше своего носа.

— За мной следят? — Майкл вполне подозревал себе такой исход, но боялся допустить его реальную угрозу. А тот факт, что человек, которого он видит пару минут так скоро вычислил наблюдателей говорил о куда худших последствиях. — Но как ты узнал?

— Просто поверь, пока этого достаточно. — Сайбер поморщившись, что-то потрогал на шейном позвонке — раздался короткий щелчок. — Извини, какой-то настырный тип попался. Теперь можно продолжить разговор.

— Так что ты хотел мне сообщить? — незаметно, штрих за штрихом, которые вырисовывались перед Майклом, этот человек превратился в ходячую электронную бомбу.

— Ты играл в "Мировую Войну Z"?

— Да, но...

— Не слишком приятные воспоминания, верно? Это предсказуемо. — Сайбер вынул из кармана левую руку, которая оказалась протезом не самого привлекательного вида, но достаточно продвинутая, чтобы вставить нить в ушко иглы. Если это кому-то нужно в современном мире. — Возьми. Когда вернешься в номер, выдерни сетевой кабель из монитора, вставь вместо него... — Сайбер буквально отсоединил один из пальцев, передав его Майклу. — Там небольшая видеопрезентация для тебя. Посмотри, подумай. Как со мной связаться, ты знаешь, обратная ссылка в твоем профиле уже есть.

— Окей. Это все?

— Пока да. Я ведь не знаю, что ты за фрукт! — ожидая увидеть какого-то зашуганного фрика, Майкл никак не готов был встретить улыбчивого великана. — Да к тому же облепленного наблюдателями местной свинофермы.

— Свинофермы?

— Да, так я называю всех этих кабанов с криминальными наклонностями. Они ведь и не знали, что их кормят на убой! — Сайбер искренне расхохотался, вскоре поднявшись со стула. — Ну все, не прощаюсь! — подмигнув Майклу, он покинул гостиницу, совершенно незаметно убрав со стола "глушилку".

Игрок некоторое время сидел в одиночестве, рассматривая белоснежную чашку с остывшим кофе. В его вспотевшей ладони покоилась флешка-палец. От осознания того, что только что он был под плотным куполом защиты, и вот опять абсолютно гол перед теми, кто его преследует... пока только преследует, стало совсем тошно. Что было бы, не решись он украсть кейс? Как верный пес, Майкл вернулся бы к Хосе, который наверняка уже все подготовил. Десятки зевак, издевательская похвала должника за оказанную неоценимую услугу, а затем демонстрация пустого кейса. "Украл наши деньги, да еще и явился на что-то надеясь? Вот негодяй!" — примерно к этому все и шло. Поиметь наивного кретина, на пустом месте создав долг, который фактически невозможно вернуть...

Нет, подумал Майкл, я все сделал абсолютно верно, только лишь с одной оговоркой: не следовало иметь дела с другими мошенниками, которым теперь принадлежит его настоящее сердце и все сбережения. Ничем не рискуя, они заработали кругленькую сумму, просто потому, что Майкл самый настоящий идиот.

В номере гостиницы, жить в которой осталось около пяти часов, он выполнил инструкции Сайбера, усевшись на кровать, напротив монитора, транслирующего десять процентов информации и девяносто — рекламы. Некоторое время ничего не происходило, монитор выдавал помехи, гас, вновь пытался что-то показать. В конце концов, на экране появилась мутная картинка, на которой можно было рассмотреть стол, заваленный микросхемами, руки в черных перчатках и нижнюю часть лица какого-то человека. голос, судя по звуку, был изменен.

— Приветствую тебя. Я — искусственная программа, которая самоуничтожится через десять минут. Как ты понимаешь, времени не так и много, так что задавай правильные вопросы, чтобы я мог тебе ответить. Но прежде чем ты начнешь, дам небольшую помощь. Мы не тайная организация, но и кричать о своем существовании никому не позволим. Да и что можно рассказать о тех, кого ты не знаешь? Данную программу ты получил от нашего вербовщика. Кого именно — дело третье. В данный момент Форум ищет всю доступную информацию по проекту "Эпидемия класса Z". И ты с ним связан. Косвенно или напрямую. Что же, времени осталось еще меньше, задавай вопросы.

Майкл нервно потер колени, собираясь с мыслями. В голову решительно не шло ничего толкового, но по истечении десяти драгоценных секунд, он все же произнес:

— Как связаны подпольные клубы и этот проект?

— Прежде чем пускать на рынок свой продукт, один очень смышленый изобретатель, инженер и профессор в области искусственного интеллекта, решил сэкономить денежные средства. По неизвестным причинам Фонд Мира наотрез отказался его финансировать, что и заставило искать более легкие пути достижения цели. Заимев сомнительные связи с мошенниками среднего звена, профессор получил сначала десятки, а затем и сотни подпольных клубов с капсулами полного погружения. Все они, якобы изолированные от цивилизованного мира, работали на одного человека. Естественно, преступники не остались без награды за свои труды. Постепенно такие клубы переходили в руки ничего не смыслящих в этой отрасли профанов, началась активная интеграция наркотиков. Бизнес разросся до небывалых высот, запрещенные видео с невероятно жестоким содержанием приносили колоссальные доходы. Но теперь все кончилось. Профессор, имя которого пока не имеет значения, запустил муравьеда в огромный муравейник преступного мира. Программа по установлению единого контроля над сетью абсолютно каждого клуба с его капсулами полного погружения уже активно шерстит просторы Сети.

— И что, целая преступная организация ничего не может с этим поделать? — вырвалось у Майкла. Он был крайне поражен полученной информацией.

— Может и делает. Клубы взрываются, сгорают, их обчищают до последней микросхемы, но... Но не везде. Кое-кто понял, что если проснувшегося хозяина нельзя одолеть грубой силой, можно с ним договориться. Это сработало, учитывая, что профессор предусмотрел и таких людей. В их начинания вкладываются инвестиции, а учитывая прошедший год, теперь в средствах нет никакой нужды. Более мелких мошенников давят свои же, за то, что "продались". А те, кто посерьезнее, за прошедшие сорок восемь часов "ликвидации" успели создать себе тепленькое местечко, отвоевав место под солнцем.

— Все данные сохранены? Как возможно их объединение, если... — Майкл никак не мог выразить свою мысль, не понимая, как это сделать понятным для программы. — Тысячи людей играли обособленно. Тысячи локаций. Это же каша какая-то получится!

— Слишком много слов. Но я вычислил основные теги из твоего вопроса. Данные сохранялись постоянно на серверах профессора. Их не нужно объединять, так как ИскИн автоматически структурировал все происходящее в "Мировой Войне Z", для того, чтобы не возникло логических конфликтов в "Эпидемии класса Z". Игроки всегда проходили одиночный режим, слушая байки о некоем едином сервере, на котором более жестокие условия, поэтому нужно стать сильным, чтобы выдержать конкуренцию. Но никто и никогда не оказывался в этом сказочном месте. Сейчас проходит финальное тестирование детища профессора, в котором и устранятся последние ошибки виртуального пространства.

— Выходит, если я зайду в игру, то увижу, что ничего не потерял? А как же те, кто достиг высоких уровней прокачки? Ведь были трансляции! — Майкл все еще с трудом верил словам этой программы, такого попросту не могло быть! Слишком сложно!

— Семьдесят процентов трансляций — видеосимуляция. Их разрабатывали те, кто только устроился в компанию профессора. Так сказать, студенты, сдающие вступительный экзамен. Статистики с невероятными достижениями топов — фейк. Среднестатистический реальный игрок зашел не дальше только вступившего в игру человека.

— О, матерь божья... — Майкл сложил руки за голову, выражая крайнее удивление. — Но как же так?

Последний вопрос остался без ответа. Программа исчерпала временной ресурс. От пальца Сайбера осталась горстка черного порошка. Больше часа Майкл лежал на кровати с закрытыми глазами, пытаясь переварить все то, что узнал за сегодня. Один из вопросов, которые он задавал сам себе: что делать теперь, зная все это? Скорее всего, думалось Майклу, бандиты следят за ним от незнания ситуации. Учитывая, что их бизнес буквально выскользнул из рук, то есть ли теперь смысл преследовать человека, который задолжал несуществующую сумму? Они ведь тоже в растерянности, если не сказать, что в шоке.

Вспоминая волчий оскал Хосе, так называемого Директора, на ум приходил только один исход клуба, находившегося под его руководством — полный разгром. Наверняка он лично схватил то, что под руку попалось, чтобы хоть как-то отыграться на интеллекте, который в сравнении с его скудным мозгом находился на другой ступени эволюции. Только так, грубой силой, Хосе был способен взаимодействовать с миром. Та крошечная доля звериной хитрости, которой обладал Директор — мелкая мошка на фоне глобального планирования Профессора.

Где-то в глубине сознания уже разгоралось крошечное пламя надежды. Мир главного врага Майкла рухнул, случилась революция, в которой победили силы, ничего не знающие о былых прегрешениях. Это был шанс вернуться в игру, но уже не в качестве крысы, вечно оказывающейся в пустом мешке. Шанс стать полноценным игроком с открытым миром, у истоков которого стоят профессионалы, способные поддерживать жизнь и развитие проекта мирового уровня. Компетентные специалисты, открывающие перед игроками двери в виртуальное пространство самой качественной проработки. Захлестнутый эмоциями, Майкл вдруг обнаружил себя перед терминалом на первом этаже гостиницы. Его палец завис над кнопкой "Отправить сообщение".

"Я хочу играть!"

* * *

— Знакомься, эту малышку зовут ARC—1984. Капсула абсолютной реальности! — Сайбер с благоговением провел ладонью по белоснежной поверхности капсулы, украшенной причудливым орнаментом ярко-апельсинового цвета.

Здесь, в окружении немыслимого хаоса мониторов, кабелей и перемигивающихся системных устройств, это великолепное изобретение человеческого гения смотрелось как принцесса в казематах. Пришлось долго добираться до логова Сайбера, спустившись на минус пятьдесят восьмой уровень тера-полиса "Атланта". Как тому удалось добраться до Майкла за пятнадцать минут несколькими часами ранее оставалось загадкой.

Помимо "вербовщика", как его назвала программа в гостинице, в убежище любителя старых форумов никого не было. Хотя Майкл ожидал увидеть как минимум группу полубезумных ребят, которые бы очень уместно смотрелись на фоне такого интерьера. Помимо "лаборатории" в распоряжении Сайбера имелась крошечная комната с кроватью и что-то наподобие кухни, уместившийся бы в холодильной камере среднего размера.

— Я не специалист, но о таких моделях еще не слышал... — Майкл украдкой осматривался по сторонам, не упуская из вида хозяина логова.

— Это ограниченная партия от одного из наших. В парне погибает талант великого инженера! Ее еще никто не обкатывал, так что ты заполучил девственную чистоту... — в интонациях Сайбера проскользнула нотка упрека, он внимательно посмотрел в глаза собеседнику. — Как думаешь, нам стоит идти на такие жертвы ради тебя?

— Я не знаю... — мгновение назад Майкл чувствовал себя в безопасности, и вот теперь Сайбер возник перед ним неумолимой угрозой для любого неискреннего ответа. — Я просто хочу играть. Мне больше ничего не надо. После тех клоповников, где мне приходилось... искать счастья... Мексиканские фавелы, клуб в заброшенном заводе. За мной носятся мрази, которым я должен хренову тучу денег...

— А откуда ты вообще? — беспардонно прервал Сайбер сплошной поток жалоб своего собеседника.

— Что?

— Ты ведь не местный. У тебя акцент странный. Да и по внешности вопросы есть.

— Эм, ну-у... Это важно? — Майкл не знал, стоит ли раскрывать свое прошлое человеку, который имеет весьма специфические увлечения.

— Нет, забей! — Сайбер улыбнулся своим сплошным строем имитации зубов, после чего сразу перешел к делу. — Первые несколько минут Арси будет настраиваться под твой организм. Так написано в инструкции. Когда эта часть закончится, я получу сигнал и подключу ее к сети. Далее Арси настроится уже под нее, автоматически установив все ПО, какое только ей понадобится для стабильной работы. Парень, который собрал капсулу, так же предупредил о возможных багах первое время, это нормально, не пугайся. Просто под нее написан небольшой ИскИн, если можно так выразиться. Специфика его структуры такова, что многими защитными программами рассматривается, как вирус. Бедолаге придется получить значительное число оплеух, прежде чем она научится обходить блокировки. — Майкл периодически кивал, когда был уверен, что понимает собеседника. — Сложность заключается в том, что без оператора внутри Арси не способна все это проделать, так что ты, можно сказать, станешь ее первым проводником во взрослый мир. Именно на ресурсы твоего мозга она будет опираться, чтобы выполнить поставленную задачу.

— А если у меня их мало? — невольно вырвалось у Майкла.

— Хах! Поверь, Арси не справится, только если ты не умнее обычной курицы! — Сайбер расхохотался, направившись к одному из мониторов. — Положи ладонь на сенсорную панель, а затем полезай внутрь. А! Стоп!

Сайбер скрылся в своей спальне, спустя пару минут вернувшись с пластиковым пакетом в руках. Когда его содержимое было открыто Майклу, тот невольно усмехнулся. Ему предстояло надеть обтягивающий костюм из очень редкого материала, который применялся военными для отработки боевых навыков в своих программах-симуляциях. Вещь крайне дорогая, как ее удалось раздобыть клубу подпольных конспираторов — тайна тайн.

— Переодевайся и вперед!

* * *

— Здравствуйте, оператор. Я — ARC -1984. Вы не против, если я просканирую данные вашего организма для оптимизации будущего взаимодействия?

Нет.

Большое спасибо. Если ощутите легкий дискомфорт, не переживайте, я действую в рамках протокола, предусматривающего самые минимальные повреждения оператора.

— Я все понял, — Майкла несколько смутила формулировка про повреждения, но он решил, что пока беспокоиться не о чем.

Затем, несколько минут, ему было действительно не комфортно. Возникало чувство, что сердце кто-то схватил, мешая качать кровь, а учитывая его искусственное происхождение, переживать было о чем. Затем десятки раскаленных игл коснулись затылочной и лобной части мозга. Несмотря на неумолимо краткий миг такого воздействия, игрок успел знатно струхнуть, что заставило искусственный насос биться в исступлении. Короткие импульсы электрического тока коснулись каждой конечности, каждого пальца. Когда Майклу показалось, что процедура излишне затянулась, приятный женский голос сообщил:

Благодарю вас за терпение, оптимизация прошла успешно. Ожидаю подключение к Сети для установки программного обеспечения. Этот процесс будет происходить в фоновом режиме, желаете о чем-то поговорить?

Ну... Кто твой создатель?

Джереми О'Нил. Выпускник Евразийского Института Кибернетики, в данный момент работает подсобным рабочим в логистической компании Национального Распределения Ресурсов королевства Британии.

Имея такое образование и способности, он подсобный рабочий?

Да. — ответ прозвучал настолько однозначно и лаконично, что Майкл не полез разбираться дальше, наступила тишина. — Установка ПО завершена на пятьдесят два процента. — сообщила ARC через минуту.

— Как тебя называл Создатель? — не сдержал любопытство Майкл.

Афина.

В честь греческой богини?

В честь своей погибшей дочки. — ответы ИскИна капсулы звучали почти безжизненно, почти так, как было положено отвечать программе.

— Что с ней случилось?

Произошла авиакатастрофа. Автопилот не смог правильно рассчитать маршрут сквозь грозовое облако и был сбит молнией.

О, именно это заставило его... — Майкл изумленно замолк, когда понял, что его попросту перебили.

Автопилот был разработан Джереми О'Нилом в студенческие годы для частной авиакомпании его старшего брата, и был принят в качестве дипломной работы Институтом Кибернетики.

Эм...

Установка программного обеспечения завершена. Перехожу к этапу соединения с серверами "Эпидемии класса Z".

Далее последовал длительный процесс, на протяжении которого Майкл пытался понять, верно ли его чувство о том, что своими вопросами он как-то задел ИскИна ARC? Если рассуждать здраво, решил Майкл, то это полный бред, но как тогда объяснить ощущение стыда?

Как и обещал Сайбер, у капсулы начались серьезные проблемы, как только перед глазами оператора появилась заставка новой игры про зомбиапокалипсис. Раз десять сервер выдавал ошибку с различными вариантами решения, порой предупреждал о том, что за незаконное подключение взломщику грозит штраф, исправительные работы и даже тюремное заключение. И все это время на мозг Майкла происходило жесткое давление. Арси не стеснялась в использовании доступных ресурсов, с помощью электрических импульсов разворошив теменную область мозга своего оператора. Она, как утопающий хватает за волосы спасателя, барахталась в новой для нее среде, повиснув на соломинке в лице Майкла. Несколько раз даже тому удалось заметить диалоговые окна такого старого образца, что оставалось только догадываться, на каком диалекте машинного языка пытаются договориться сейчас два искусственных собеседника.

Добро пожаловать в "Эпидемию класса Z"! Ваш профиль успешно загружен, желаете получить ознакомительную информацию о внесенных изменениях, прежде чем подключиться к игре?

Майкл облегченно вздохнул, когда понял, что все действительно прошло успешно. Мысленным импульсом дав согласие, он принялся изучать информацию. Фактически от глаз игроков скрыли очень многие параметры, которые активно тестировались в подпольных клубах. Теперь игроку была доступна основная специализация, которая никак не влияла на прогресс основных параметров. Игровое пространство поделили таким образом, чтобы не возникало явных конфликтов между любителями сольной игры и объединениями игроков. Условно, в каких-то городах не имело никакого смысла строить убежище, так как по ним регулярно прохаживались многотысячные орды зомби, снося все на своем пути, если оно причастно к действиям игроков. С подобным стихийным явлением Майкл успел познакомиться еще раньше, но теперь этот процесс усложнялся многократно, как течения мирового океана. У движения мертвецов появилась своя система передвижения, диктуемая неведомыми явлениями. У неписей было введено несколько очень сильных фракций, чтобы обойти которые у только стартовавших игроков уйдет довольно много времени и сил, но куда проще будет смириться с такой силой, чем пытаться ее побороть. Игровая валюта не имела никаких точек соприкосновений с реальной, невозможно было ввести в "Эпидемию" пару тысяч долларов, а потом жить припеваючи. Ровно так же нельзя было разбогатеть в игре, обеспечив себе безбедную реальность. Единственное, что могло стать тропинкой к финансовому успеху — внимание зрителей. Создатели игры очень хорошо позаботились об удобстве будущей целевой аудитории, предусмотрев сложную, но интуитивно понятную систему просмотра игрового процесса. Трансляции можно было перебирать, как карточки, создавая в своем профиле "Plague Viewer" (чумной зритель) самую настоящую иерархию. Для игроков такая информация не была доступна, что придавало особую атмосферу взаимодействия зрителя и объекта. Касаемо способов выражения благодарности интересным выживальщикам в мире зомбиапокалипсиса, то здесь была проведена тщательная работа, в результате которой даже полуголый дикарь из Африки мог внести деньги на нужный ему счет. Выплаты игрокам было решено производить раз в неделю.

Выполняется загрузка предыдущего прогресса игры! — сообщила Система, когда Майкл решил, что знает достаточно.

На черном экране медленно проявился силуэт загородного коттеджа, где он когда-то давным-давно планировал совершить коварный поступок в отношении своей группы неписей. Теперь рядом никого не было, на игроке из одежды была лишь стандартная униформа с официальной эмблемой проекта "Эпидемия класса Z". Инвентарь пустовал, как и весь особняк. Следы укреплений исчезли. Не было трех неписей, которые когда-то прибыли на ферму. Только на груди что-то непривычно холодное напоминало о своем присутствии.

Когда Майкл извлек колечко на шнурке от ботинка, то удивлению его не было предела. Оно нигде не значилось, что выглядело очень неправильно.

Идентифицировать предмет? — спросил знакомый голос.

— Арси?! — вслух воскликнул игрок, никак не ожидавший такого поворота событий. — Ты имеешь доступ к игре? Как ее часть?

Да. Мои возможности ограничены, так как я заменяю стандартную программу помощи игрокам.

Хочешь сказать, что ты умудрилась внедриться в "Эпидемию", как ее обслуживающая программа?

Примерно.

Игрок, не сдерживая улыбки, осмотрелся по сторонам, как бы выискивая людей, которые бы поддержали его в чувстве недоумения над сложившейся ситуацией.

— Идентифицируй предмет! — воскликнул он, заинтересованно ожидая результата такого удивительного симбиоза.

Это "Изумрудная звезда", уникальный артефакт, не имеющий аналогов. Путем снижения параметров оператора способен задействовать функцию Защиты и Атаки в критические ситуации. Владельцами артефакта являются операторы продвинутых капсул, аналогов которых, так же, нет в данное время.

Стой! — практически закричал Майкл. — Это подарок НПС, неигровых персонажей! С чего ты взяла, что это владельцы каких-то там капсул?

При анализе исходных данных артефакта было обнаружено зашифрованное послание, в котором содержится информация об отправителе.

Что говорится в этом послании? — игрок бродил по коттеджу, пытаясь найти там хоть какие-то следы своего пребывания.

Фактически только имена владельцев артефакта, а также путь их подключения к игре. Согласно структуре данных прочих игровых предметов, "Изумрудная Звезда" не может принадлежать семейству генератора объектов "Эпидемии".

— Ладно, я понял. Вернемся к этому позже.

Майкл посмотрел на таймер игрового сеанса. Оставалась всего пара часов, прежде чем его "попросят" из игры. За это время следовало хорошенько прошвырнуться по окрестностям, тем более что теперь не было никакой нужды переживать за свою шкуру — максимальный болевой порог составлял двадцать пять процентов, стандартно-установленный настройками — пятнадцать. Да и одиночные зомби значительно просели в своей боевой мощи. Теперь ничто не мешало побегать по городу, избегая крупных скоплений мертвецов.

До Ковингтона игрок добрался за каких-то десять минут. Еще на окраине, у заправки, он заметил двух зомби, что пошатываясь бродили туда-сюда, не преследуя явно цели. Там же стоял легковой автомобиль неизвестной марки с открытой дверью. Если хорошенько постараться, то можно было незаметно прокрасться внутрь небольшого магазинчика, где в качестве оружия может сгодиться очень много предметов, начиная с огнетушителя, который по правилам обязан висеть у входа.

Но Майкл решил свести риск до минимума, ощущая приятное чувство обладания происходящим процессом. Никто теперь не гнал его, не требовал деньги, не угрожал расправой. Это был чистый, незамутненный ничем кайф.

— Эй, ребята! Дорогу не подскажете? — игрок несколько раз хлопнул в ладоши, привлекая внимание.

Мертвецы почти синхронно повернули уродливые морды в его сторону, после чего издав восторженные хрипы устремились к добыче, до которой было метров пятьдесят. Оценив скорость их движения, как легкий бег больного ожирением диабетика, Майкл устремился в широкий полукруг, обходя мертвецов сбоку. По расчетам, когда они вновь окажутся на территории заправки, Майкл уже должен будет заскочить в магазин, проверить там наличие других зомби, и в случае чего либо ретироваться, либо окопаться на месте, вооружившись... Хоть даже кассовым аппаратом!

Внутри, на счастье игрока, оказалось пусто. Если не считать кассира, вальяжно откинувшегося на спинку стула и запрокинувшего голову назад. Точнее то, что осталось от головы, в которую скорее всего выстрелили в упор из дробовика. Заглянув под стойку, Майкл увидел предмет, который носит с собой каждый уважающий себя бейсболист. Увесистая, алюминиевая бита очень удобно лежала в руках. Пару раз взмахнув ей влево-вправо и случайно снеся стенд с дешевыми жвачками, игрок остался доволен и выскочил наружу, где его встретила парочка старых знакомых, так и не удосужившихся подсказать дорогу.

От души, не стесняясь в движениях, игрок нанес удар снизу вверх, точно в челюсть мертвеца в униформе заправщика, от чего тот с глухим стуком головы об асфальт, рухнул. В руках такая внезапная атака отозвалась приятной болью. Болью победителя. Подоспевший второй мертвец закряхтел, протянув руки вперед, Майкл замахнулся для нового удара. На его лице играла счастливая улыбка ребенка, который получил в подарок долгожданную игрушку...

Глава 10. Адаптация идет успешно

Оставив за спиной пару безжизненных трупов, Майкл едва ли не вприпрыжку направился к по обочине дороги к первому зданию Ковингтона, что стояло на окраине. Им оказался частный дом, однотипная череда которых шла по всей улице. Следовало проверить, как работают навыки, так как в профиле практически ничего не было доступно. Как и обещали разработчики, они скрыли большую часть цифр от внимания игроков, тем самым сделав акцент на антураже и атмосфере выживания. Так, например, за первую после обновления победу Майкл получил сообщение:— До увеличения боевых навыков осталось убить: 8 зомби.Из этого можно было сделать простой вывод: основной способ прокачки теперь — уничтожение ходячих мертвецов. Проникнув во внутренний двор небольшого домика, Майкл вглядывался в окна, пытаясь обнаружить возможную опасность. Попутно ему вспоминались новые подробности "Эпидемии класса Z". Для того, чтобы сохранить игровой прогресс, теперь не нужно было создавать убежище, так как погибшие игроки возрождались в совершенно случайной и далеко не факт, что безопасной локации, расположенной поблизости от места смерти. Чтобы получить весь свой инвентарь и оружие, нужно найти собственный труп, который к тому времени уже становится зомби, и лично его умертвить. Если это сделал другой игрок, то трофеи достанутся ему. Если же расправиться с восставшей копией себя не удалось, то все повторяется до бесконечности. Это очень логично вписывалось в мир игры, в которой зомби сбиваются в многотысячные стада. Откуда-то же им нужно браться?Углубившись в размышления, Майкл не успел заметить, как из-за угла дома, со стороны небольшой хозпристройки для садового инструмента, на него выскочил мертвец. В черном фартуке и грубых перчатках, этот непись явно планировал постричь кусты вдоль ограды, но успел сделать это только наполовину. И все было бы хорошо, не будь он почти в три раза крупнее Майкла. Спешно соображая, куда можно ретироваться, игрок заметил старенькую газонокосилку. Устремившись к ней, он выхватил длинный шнур, обегая мертвеца по кругу, но несмотря на свои габариты, противник оказался едва ли не шустрее Майкла. Тот, сообразив, что спутать ноги здоровяка не получится, бросился прочь, к невысокому деревянному забору, на который взобрался достаточно быстро, но все равно не успел: зомби попросту навалился на ограды, повалил и ее, и игрока, которого придавило ладно подогнанным друг к другу штакетником. Отчаянно отмахиваясь битой, игрок даже нанес парочку увесистых ударов по голове противника, но тот ответил не менее агрессивно — еще одна неприятная особенность зомби — нанеся очень увесистые оплеухи в ответ, неумолимо наползая на Майкла, который едва мог шевелиться под таким весом. Если в классическом своем представлении ходячие мертвецы стремились раззявить пасть и вцепиться зубами, то в "Эпидемии" они не гнушались оглушить жертву, а уже потом перекусить свежей человечиной.— Желаете добровольно умертвить персонажа?Майкл изумленно уставился на появившееся системное сообщение, позабыв о том, что сейчас ему будет очень больно. "Это что, можно избежать адских мук, совершив виртуальное харакири?"— С вашего согласия персонаж погибает, возрождение произойдет через пять секунд в радиусе пятисот метров. Очутился Майкл в детской комнате на втором этаже, в окна которого можно было наблюдать за тем, как проклятый садовник лежит на трупе в униформе, с удовольствием разрывая того на части. Игрок схватил первое, что попалось под руку и бросил предмет в стену. Издав обидный писк, резиновая уточка отскочила куда-то за шкаф. Тут же кто-то с настойчивостью риелтора принялся ломиться в двери, что вызвало на лице Майкла досаду и раздражение. Из всего, что тут можно было бы применить в бою — большой плюшевый медведь и настольная лампа. Не считая приличной коробки более мелких игрушек. Дверь уже начала трещать по швам, когда Майкл все таки успел придумать нечто похожее на план. Как только мертвец ворвался в комнату, ошалело озираясь в поисках источника шума, на его голову была накинута наволочка от подушки, а следом, для пущей верности, детское одеяло с милыми глазу розовыми сердечками. Теперь зомби не мог толком ориентироваться в пространстве, так как даже запаха жертвы ощутить не удавалось. Ко всему проделанному очень хорошо бы подошла валяющаяся через дорогу бита, но из оставшегося арсенала обнаружилась только настольная лампа. Выдернув шнур из розетки, Майкл стянул петлю на шее мертвеца, что было довольно проблематично, учитывая во что тот был облачен. Один раз неживой противник игрока даже зарядил своей жертве в плечо, едва не повалив на пол, но тот выдержал, оттянув за поводок к раскрытому окну. Зомби попросту не мог сопротивляться, так как утратил связь с происходящим. Устроив его на своеобразную гильотину, игрок принялся "штамповать" шею несчастного. Когда сквозь одеяло проступило алое пятно, мертвец обмяк.Хлопнув того пониже поясницы, Майкл довольный собой осторожно выглянул из детской. Справа было окно, смотревшее на улицу, как и то, с помощью которого был прикончен агрессивный непись, слева спускалась лестница, а впереди — руку протяни — еще одна дверь. Вероятно, ведущая в комнату родителей. Решив, что искать на втором этаже что-то полезное нет смысла, игрок спустился вниз по махровому покрытию, абсолютно бесшумно. Тут же обнаружилась просторная комната перед входом, которая была и столовой, и кухней, и гостиной одновременно. Некоторое время пошарив по безлюдному дому, Майкл собрал на кухонном столе полдюжины кухонных ножей, которые считать оружием наотрез отказывался, в следствии чего отважился спуститься в подземный этаж, где ответственный хозяин вполне мог оставить что-то полезное. Все еще удивляясь тому, что электричество никуда не делось, игрок включил слабенькую лампочку внизу, придирчиво осматривая баррикады из старой мебели, десятки коробок с ненужными вещами и бог весть чем еще.В самом дальнем углу обнаружился большой ящик с инструментами, покрытый пылью. Внутри, помимо набора ключей, десятка коробочек с гайками и болтами, отверток и пассатиж, лежал маленький топорик с пластиковой рукояткой. Если таким хорошенько приложиться по дереву, то можно остаться с куском пластика в руке. Злобно выругавшись, Майкл еще раз пробежался глазами по подвалу. Возможно, он смотрел теперь с другого угла, так как иначе сложно было объяснить, как зрячий человек не увидел висевшую на стене алебарду. Беглый осмотр и оценка веса показали, что оружие не декоративное, скорее всего выполненное на заказ. И уж точно не криворуким хозяином, который отложил свои инструменты так далеко. Не было необходимости владеть искусством боя со средневековым оружием, чтобы хорошенько размахнуться и ударить. Или, на худой конец, как обычной рогатиной, проткнуть врага.Именно с такими планами Майкл вышел на улицу, решив свершить кровавый акт мести над треклятым садовником, к которому присоединился аватар погибшего игрока. Отнесясь философски к убийству собственной оболочки, ведь все есть тлен, игрок проник на задний двор дома, в котором его постигла печальная участь. Садовник уже задумчиво стоял над новообращенным, которого все еще прижимал забор, из под которого тот не слишком настойчиво пытался выкарабкаться.— Прошу прощения, я тут друга забрать пришел! — с веселой злостью сообщил Майкл, обращая на себя внимание. Огромный зомби тут же развернулся, и особо не всматриваясь в очередную жертву, двинулся в направлении голоса. Достигнув нужной дистанции, мертвец тут же схлопотал алебардой под кадык, но это его не остановило, он без труда одолел Майкла в первые же секунды, обувь которого буквально скользила по газону.

Таким вот образом, словно хищника на жестком поводке, игрок довел противника до одного из автомобилей, стоявшего на улице. Далее, как можно быстрее, он отошел в сторону, выдергивая оружие из шеи зомби. Тот, уже порядком увлекшийся борьбой, среагировать не успел, влетев всем телом в преграду. Пока здоровенная туша мертвеца корректировала новый курс движения, Майкл размахнулся и со всего маху рубанул противника по шее. Там, во дворе, это могло кончиться плохо, так как слишком малое место для маневра, плюс всякие нелепые случайности, могли сыграть с ним злую шутку, а здесь же, даже несмотря на то, что удар алебарды пришелся вскользь по плечу, уже потом вонзившейся в область сонной артерии мертвеца, игрок успел отпрянуть, выпустив из рук оружие.

Щедро поливая горячий асфальт мертвой кровью, проклятый садовник не желал прекращать преследование. Вот только тяжелое оружие, даже несмотря на малую силу удара, повредило его шейные позвонки, что сильно подпортило координацию зомби. Он уже не шел за Майклом, хотя всеми силами стремился это сделать. Его заносило на несколько метров в сторону, да и преграды встречающиеся на пути попросту игнорировались. Игрок довольно крякнул, направившись к добытой на заправке бите, которой сначала прикончил свой предыдущий аватар, а затем и всласть поиздевался над здоровяком. Тот очень хотел получить еще одну порцию свежего мяса, но не мог, раз за разом получая не слишком серьезные, но обидные удары битой.

В конце концов, так и не пробив голову противника, Майкл добился еще одного странного результата — мертвец прекратил гнаться за жертвой, уставившись вдаль. Затем он, шоркая ногами по асфальту, пошел по одному ему известному направлению.

"Обиделся, что ли?"

Скорее всего дело было в том, что окончательно поврежденный мозг зомби дал полный сбой, отняв даже ту базовую функцию, которой только и владел агрессивный непись. Жрать людей ему теперь не хотелось. Но игроку гуманность была чужда, так что он, как моська на слона, с удвоенной силой кинулся добивать противника. Когда это удалось, руки Майкла дрожали от перенапряжения.

Далее, проникнув в дом где обитал живучий труп садовника, игрок осторожно все обследовал, обнаружив в подвале целую семью, уже обращенную. Там их и оставив, Майкл собрал немного припасов и вернулся в то место, где его возродила Система. Перекусив в спокойной обстановке, он отправился вглубь Ковингтона, намереваясь отыскать полицейский участок. Если там отыщется пара дробовиков, можно было бы устроить схрон, хорошенько прошерстив окрестности с помощью огнестрельного оружия.

В какой-то момент передвижения вдоль улицы игрок услышал осторожный, но настойчивый крик о помощи.

— Эй, там, на улице! Я сверху! Дом напротив!

Майкл присмотрелся и увидел девушку, что стояла на небольшом навесе, построенном на въезде в гараж. Так как гараж был пристроен к дому, то сразу стало ясно, что бедолага выбралась из окна своей комнаты, чтобы не попасть в лапы зомби. Он, к слову, обнаружился тут же, снизу. Так как с координацией у трупов имелись некоторые проблемы, то мертвец свалился с покатой крыши, сломав себе ногу. Сейчас он активно пытался подняться, хватаясь за опору, на которой держался навес.

Рассудив здраво, игрок быстро пересек улицу и, не мудрствуя лукаво, принялся лупить беззащитного врага. Тот затих довольно скоро, упав еще одной единицей на счетчик фрагов игрока.

— В доме еще кто-то есть? — спросил Майкл, задрав голову.

— У нас там была вечеринка, а потом что-то пошло не так! В комнату ворвался вот этот урод и накинулся на моих друзей! Что делать? Что происходит?

Черноволосая девушка, стриженая под каре, была одета явно куда более откровенно, чем ей могли позволить родители, а судя по большому количеству косметики, ей едва ли исполнилось восемнадцать.

— Мама-папа дома? — спросил игрок.

— Нет, они уехали в пригород, к своим родителям.

— А гараж как открывается?

— Там ключ под ковриком. Вы собрались нас ограбить? — спохватилась несчастная, когда было уже поздно.

— Нет, в гараже ведь должна быть стремянка, верно? Или ты планируешь там оставаться?

Ответ Майкла интересовал слабо, он открыл роллетные ворота, справедливо предположив, что тут точно не должно быть никаких сюрпризов. Сюрпризы появились позже, когда игрок уже вынес металлическую стремянку, разложив ее так, чтобы девушке можно было спуститься вниз. Кто-то завизжал за его спиной, выскочив из-за угла дома. Источником шума оказалась женщина в домашнем халате и нелепыми бигудями на голове. За ней, слишком стремительно для встреченных ранее мертвецов, мчался длинный тощий зомби. Спустя несколько секунд жертва уже истошно верещала от боли и ужаса, не в силах оказать достойное сопротивление. В этот же момент в окно первого этажа, с дребезгом разбив стекло, вывалился мертвец. Почти сразу после этого распахнулась входная дверь, откуда повалило около десятка мертвецов, когда-то бывших пьяными подростками.

Майкл сначала опешил от такой подставы, но потом споро перебирая ногами, в считанные секунды оказался на крыше навеса, замерев рядом с девушкой, которую не так давно планировал спасать. Скромная трапеза человечиной превратилась во всеобщее пиршество, что несколько испортило все планы игрока.

— Так, веди меня на ту сторону дома, быстро! — приказал Майкл застывшему неписю, на что тот отреагировал не так быстро, как хотелось бы, слабая пощечина продвинула дело.

Девушка стремительно кинулась к окну в свою комнату. Майкл, особо не вглядываясь в особенности интерьера, следовал за девушкой. Спустившись на первый этаж, они выскочили на задний двор. Именно здесь и расположилась молодежь, судя по количеству разбросанной пластиковой посуде и банкам из под пива.

— Соседей хорошо знаешь? — спросил Майкл.

— Ну, немного, а что? — едва скрывая дрожь, ответила девушка.

— Есть те, кто уехал на лето?

— Нет, но в соседнем доме жила миссис Томпсон, она умерла в том году, сейчас дом пустует.

— Замечательно...

По пути к нужному дому, который практически ничем не отличался от других однотипных домов на этой улице, игрок обратил внимание на иконку, пульсирующую на границе зрения.

— Специализация Лидера позволяет вам принимать в свою группу неигровых персонажей. Желаете принять в группу Шеррил О'Брайан?

Решив разбираться со всеми тонкостями потом, Майкл дал свое согласие, отвлекшись на то, чтобы помочь девушке перебраться через ограду. Дом покойной вдовы, естественно, был заперт. Проникать туда не было никакого смысла, так как вряд у нее в спальне висело ружье, а учитывая долгий срок отсутствия хозяев, в холодильнике не нашлось бы пакета свежего молока. Зато здесь, в окружении сплошного забора из металлопрофиля, можно было потратить некоторое время, чтобы разобраться с настройками членов группы, которые просто обязаны были измениться вместе с обновлением.

Пробежавшись по выданной справочной информации, Майкл понял, что никаких общих настроек нет, так как для каждого персонажа они генерируются с учетом всех его особенностей. Фактически, такая система претендовала на уникальность каждого непися. Из доступных функций Шеррил могла показать дорогу до основных зданий города, приготовить примитивную еду из примитивных ингредиентов, да и все, в общем-то. Из описаний характера, которое становится доступным только после вступление в группу, также выяснилось, что у нее слабая мораль, что превращает девушку в паникера при любой опасности, а еще стойкая привязанность к другим НПС — родителям, без скорейшего контакта с которыми она впадет в депрессию, став почти бесполезной. Потеря члена группы на лидера налагает штраф в виде уменьшения прогресса специализации. Последний пункт остался прежним.

По всему выходило, что Майкл пригрел на груди балласт, который очень скоро обернется против него. Следовало использовать такой краткий шанс с максимальной пользой. Все таки проникнув в дом миссис Томпсон, игрок нашел там письменный стол, в котором хранились какие-то конверты, ручки и карандаши. С помощью этого нехитрого набора, очень убедительных аргументов и грозного вида, игрок добился очень схематичной карты, нарисованной на стене. Теперь было примерно ясно, где находится полицейский участок, пожарный пост, здание администрации, поликлиника и несколько крупных магазинов.

— Шеррил, милая, будь здесь до тех пор, пока не вернутся твои родители. Они ведь ненадолго уехали, верно? — начал подготавливать почву Майкл.

— Да, они обещали быть дома завтра утром, — растерянно кивнула девушка.

— Вот и славно. А мне нужно идти, у меня ведь тоже есть родные, которые ждут помощи, понимаешь? — лгать игровой программе было легко и просто, на мозг воздействовали менее жестко, чем это было в бета-версии игры, разработчики не желали терять аудиторию, которая по большей части не приветствовала полнейший хардкор.

— Да, конечно, я понимаю! — Шеррил согласно кивнула.

— Персонаж Шеррил О'Брайан добровольно покидает вашу группу, штрафы специализации отменены.

"Ах, вот оно как!"

Занеся в списки памяти еще один важный аспект игры, Майкл отправился в ту часть Ковингтона, где по идее должен находиться полицейский участок. Скорее всего, согласно логике игровой вселенной, все стражники правопорядка пали смертью храбрых, выполняя свой святой долг перед гражданскими людьми. И согласно той же логике, некому было закрыть за собой двери полицейского участка.

Перемещаясь от улицы, к улице, Майкл вскоре достиг кирпичного одноэтажного здания, вход во двор которого осуществлялся через металлические ворота, автоматически открываемые через КПП, стоявшего по ту сторону высокого забора. Так как участок, как ни крути, не являлся тюрьмой, то проникнуть на его территорию удалось весьма тривиальным способом: ползком под воротами.

Здание представляло из себя П-образное сооружение, во внутреннем дворе которого стояло три патрульных автомобиля, к одному из которых, наручниками, был пристегнут хлюпенький зомби в униформе, со значком шерифа. Видимо, несчастного пристегнули, когда заподозрили неладное, но так как прикончить обезумевшего главу участка может далеко не каждый, решили оставить здесь до лучших времен.

Майкл, уже по старой грязной традиции, воспользовался беспомощностью врага, прикончив того своей верной битой, сократив счетчик повышения характеристик до пяти фрагов. Благоразумно рассудив, игрок обыскал шерифа, прикарманив ключ от наручников и сами наручники. Дубинка, больше приспособленная для живого врага, показалась ему бесполезной.

Осторожно отворив дверь, Майкл оказался в просторной комнате, в которой разместили несколько столов и доисторических компьютеров, которые устарели даже по меркам игрового времени. По ту сторону зала находился временный изолятор, к слову, не пустующий. Если не считать труп полицейского, который, видимо обратившись, решил добраться до заключенного, в участке больше никого не было.

— Эй! Ты там не из бешеных? — донесся голос по ту сторону крепкой решетки.

Подойдя ближе, Майкл обнаружил, что там сидит крепко сложенный бородач, скорее всего из байкеров, только одет в обычную офисную одежду.

— Нет пока, а что?

— Да я так, просто... — непись успокоившись, оперся спиной о стену. — Не знаешь, что с нашими копами стало?

— Знаю, — попутно обыскивая мертвеца, поддерживал разговор Майкл. — Они в зомби превратились.

— Что? Это как в кино, что ли? — удивился здоровяк.

— Видимо, да. — игрок с удовлетворением отстегнул с пояса полицейского увесистую связку ключей. — А ты как сюда попал?

— Шел себе на обеденный перерыв, тут на меня из-за поворота какой-то псих выскочил, и давай зубами клацать. Ну я его и приложил по темечку. Он тут же у ног брякнулся, и это же надо! — здоровяк обиженно взмахнул рукой. — Из-за поворота патруль выезжает. Оправдываться бессмысленно, привезли, посадили. А я по пути гляжу — ба-а-а! А у входа к машине наш славный шериф пристегнут к машине!

— Видел, видел... — поверив в историю непися целиком и полностью, игрок не спеша подбирал ключи к изолятору. — На улице очень опасно, так что лучше двигаться небольшой группой. Ты как, со мной пойдешь? Я не местный, как раз экскурсию мне устроишь.

— Забавный ты малый. Как-будто ничего не случилось страшного, а? Меня, кстати, Хэнком звать. — здоровяк, на котором не слишком уместно смотрелся костюм и белая рубашка, вышел из камеры, внимательнее присмотревшись к спасителю.

— Да я просто уже не первый раз, так что не удивляйся...

Наплевав на все формальности и поддержание какой-либо легенды, Майкл откровенно развлекался, наслаждаясь происходящим. Приняв нового члена в группу, он принялся шерстить участок, и связка ключей в руках сыграла не последнюю роль в этом мероприятии. Из всего арсенала удалось найти парочку револьверов, с полдюжины наручников, а так же склад с униформой. Тут сложно было удержаться от того, чтобы не надеть новенькие берцы. Выставлять себя копом игрок не захотел, решив переодеться во что-то более подходящее его настроениям. А вот новоиспеченный спутник такой возможностью воспользовался сполна, довольно хохотнув, когда процедура с переодеванием подошла к концу.

— Ну что, куда двинем, напарник?

Хэнк Вазовски оказался неписем с высокой моралью, добродушным характером и набором полезных навыков. Во-первых, он мог водить автомобили и мотоциклы, во-вторых неплохо владел огнестрельным оружием, а в третьих без сомнений признавал авторитет спасшего его игрока.

— Нам нужно побольше топлива и припасов. А еще хорошее убежище, в которое мы могли бы собрать как можно больше жителей Ковингтона, которые нуждаются в нашей помощи.

— Добротно придумал, — согласился Хэнк. — Я бы обосновался в пожарной части, там же труба есть, по ней ни один убогий не заберется. А совсем близко "Товары Джейка Вудли". С голоду не помрем.

— Знаешь, Хэнк, а ты мне нравишься все больше...

* * *

Самое главное, что бросалось в глаза — периметр части был огорожен высоким забором и это выглядело правильным, МЧС — почти военная структура. Вот только ворота для транспорта выходили сразу на улицу — край забора стыковался с той стеной, в которой эти ворота располагались, а не окружал их.

Первый этаж являлся гаражом. Здесь пожарные мыли свою машину, которая наверняка стояла сейчас где-то в черте города, если никто не использовал ее для побега. Роллетные ворота оказались распахнуты и не смогли бы защитить от ходячих мертвецов. Еще первый этаж был примечателен тем, что помимо ворот для транспорта, с противоположной стороны имелся черный вход. Также, у первой половины этажа отсутствовал потолок, сразу упираясь в крышу, зато на второй имелось большое окно, через которое открывался обзор на весь гараж. Наверняка там частенько мелькало лицо лейтенанта, который, как правило в небольшой части является самым главным. “Очень удобная планировка…” — кивнул своим мыслям Майкл, указав Хэнку на ту самую пожарную трубу, по которой спускался персонал, как в фильме про охотников на привидений.

На второй этаж вела винтовая лестница из металлических прутьев, по ней можно было подниматься только следуя друг за другом — слишком узкая. Да и для зомби наверняка станет отличной преградой — ноги между прутьев, да при плохой координации, обязательно застрянут. К тому же, нужно постоянно держаться за перила, иначе завалишься назад. Поднимаясь наверх, игрок так и поступал. Сразу же за столь подробно расписанной лестницей была небольшая комната, а точнее — коридор. Шел он вправо и имел с левой стороны три дверных проема: первый вел в ту самую радиорубку, с которой открывался обзор на гараж. Здесь стоял компьютер, телефон, факс, а по углам разместились шкафы с технической документацией Ничего примечательного, только радиостанция могла привлечь внимание, но Майкл в этом ничего не смыслил. За второй дверью была раздевалка. Около десятка скромных шкафчиков притулились вдоль стен. В центре раздевалки, в полу, имелось круглое отверстие с трубой для экстренного спуска. Проявив должную неосторожность, можно вполне свалиться вниз.... За третьей дверью расположилась комната отдыха: у стены напротив входа стоял диван и два кресла, посередине — обеденный стол самой скромной и типичной конфигурации, стулья. Справа у стены стоял сложенный стол для настольного тенниса, слева — довольно большой и грязный аквариум без рыбок. Видимо, кто-то забрал их раньше. А может съел… С последней комнаты на улицу выходило сразу два больших окна: с северной и восточной стены.

Еще Майкл очень обрадовался, когда увидел, что на заднем дворе пожарной станции имелось небольшое здание с высокой трубой — кочегарка! Пусть на ее работу требовалось немало усилий и ресурсов, но игрок знал, что из себя представляет эта примитивная система. Еще он знал, что лишние помещения можно отключить и это позволит отапливать только нужные участки. Только не было никаких причин зависнуть на одном месте так надолго.

В целом, пожарная часть не казалось разграбленной, отсюда, словно слаженно переехали. Впрочем, на первом этаже еще должна была иметься маленькая столярная мастерская, хозяйственная подсобка и как минимум — туалет. Туда игрок и направился, чтобы лично все осмотреть.

Хэнк в это время тоже не бездействовал, получив задание от Майкла. Ирландец, а именно такой национальности принадлежал бородатый великан, вошёл в раздевалку и, прежде чем начать детальный обыск, решил закурить. Из-за пазухи он вытащил измятую пачку Camel, выудил сигарету, зажал фильтр между губами. Чиркнула бензиновая зажигалка, мужчина втянулся, выпустил дым изо рта...

Всего шкафчиков было около двадцати. Хэнк открывал каждый, внимательно осматривая содержимое. Все они были открыты или вскрыты, за исключением трёх. Что и ожидаемо для раздевалки, тут нашлись две белые синтетические футболки "под рубашку", потрёпанные и местами подшитые брюки из грубой ткани, пустой бумажник и чьи-то кроссовки чрезвычайно малого для мужчины размера.

С оставшимися тремя шкафчиками пришлось попотеть. Хэнк на самом деле ожидал что-то там найти, а потому нещадно срывал замки. Два оказались пусты, в третьем, в кармане рваных джинс, нашёлся коробок спичек и вскрытый дешёвый презерватив с давно высохшей смазкой.

Хэнк разочарованно сбил пепел средним пальцем и сплюнул в дыру в полу, открывающую вид на первый этаж. В общем-то, из всех вещей сгодились бы разве что спички и три футболки, хотя и те были не самого лучшего качества.

— Майкл! Тут вообще тухло! — крикнул он игроку, что-то выискивающему на первом этаже.

Глава 11. "С такими неписями..."

Майкл решил с набором группы не затягивать, так как времени до окончания сеанса оставалось не так и много. Можно было бы сыграть в альтруиста, направившись в школу, но в всех детей наверняка уже эвакуировали из города. Да и к чему лишнее геройство, если речь не идет о жизни реальных людей? Хэнк резонно заметил, что неплохо было бы просто походить по городу, разместив в хорошо просматриваемых местах объявления о том, что в пожарной части есть убежище. Но с другой стороны, это могло привлечь не тех людей, а для охраны пожарной части попросту не хватало персонала.

Неспешно разъезжая по городу, напарники всматривались в окна и дома. Судя по царившей в Ковингтоне атмосфере, здесь апокалипсис прошелся практически бесследно, людей вовремя предупредили и большая часть покинула опасную зону. Но вот куда они могли направиться? Из найденных газет ничего узнать не удалось. В той информации, что предоставляла Система, никакой информации на данную тему не содержалось, так что единственным выходом было найти подходящего непися, который бы мог все рассказать. Предположительно, этот человек должен быть военным или исследователем.

Небольшая биологическая лаборатория находилась в пяти километрах на севере от города, туда и свернул Хэнк, нисколько не настаивая на том, чтобы направление выбирал именно водитель. За те несколько минут, что они ехали по проселочной дороге, непись проявил еще одно необычное для программы свойство: рассудительность.

— Слушай, Майкл, на вид тебе уже за сорок. Морда серьезная, сразу видно, что мужик не из простых... — Хэнк говорил спокойным, будничным тоном, интересуясь больше для души. — Ты откуда вообще?

— Издалека. — Майкл ответил сразу, даже не раздумывая. — Давай представим, что я потерял память?

— Хм... Ну давай.

Рассказывать о том, что не так давно ему пришлось подохнуть больше сотни раз в одной замкнутой комнате с двумя десятками зомби разного калибра, а потом, в "другом мире" продать собственное сердце, чтобы не сдохнуть уже окончательно у Майкла не было никакого желания.

Дальше ехали в молчании. Здание лаборатории представляло из себя презентабельное строение, лицевая сторона которого состояла из больших окон от крыши до пола, что позволяло еще издалека заметить тех, кто находился внутри. Сейчас от окон остались одни осколки, зубьями торчащие из рам, около десятка людей в белых халатах повисли на этих кольях, кому повезло меньше, уже обратились, но выбраться из западни не могли.

Не сговариваясь, Хэнк и Майкл принялись зачищать территорию, встретив сопротивление только ближе к концу, когда стаскивали трупы в кучу перед зданием. Откуда-то из внутренних помещений выскочила резвая четверка мертвецов в униформе технического персонала, которую привлекли звуки разбивающегося стекла.

Игрок, по логичным причинам ожидавший подобной ситуации, заранее подготовил план отступления, который выглядел донельзя просто, но эффективно. Распахнув все четыре двери автомобиля, он предупредил Хэнка, что в случае необходимости тут же ринуться в салон, увлекая за собой противника. Правда, он не думал, что все окажется немного сложнее. Напарник Майкла занял позицию за автомобилем, чтобы встретить гостей, которые полезут в салон за приманкой.

Готовый рвануть в любую минуту, Майкл ожидал, когда вслед за ним в машине окажется хотя бы три противника, отгородив себя запаской, найденной в багажнике, которая служила щитом. Учитывая тесноту, мертвецы не могли слишком быстро преодолеть преграду на заднем сидении, что подарило драгоценные секунды, позволившие еще плотнее заполнить салон автомобиля. После этого оставалось только выскочить наружу, где за бампером прятался Хэнк с битой. Орудуя, как самый настоящий рыцарь, НПС в считанные секунды размолотил голову сначала самому первому зомби, затем второму, а от третьего отвлек четвертый, который сообразил, что гораздо быстрее будет обойти машину, чем лезть в нее, тем более, что жертва уже маячит по ту сторону.

Майкл отдал указание Хэнку расправиться сначала с этим умником, так как его собрат застрял между двумя трупами и колесом, не имея возможности проползти вперед, а назад возвращаться он бы никогда не догадался. Точный удар в челюсть практически свернул голову ходячего мертвеца, и тот рухнул навзничь, нелепо дергаясь.

— Этого я! Вытягивай его за ноги!

Хэнк понимающе хохотнул, уцепив брыкающегося зомби за штаны и рывком выдернул наружу, где уже стоял наготове Майк, с занесенной для удара битой. Три точных удара в лоб оказалось достаточно, чтобы счетчик фрагов пополнился еще на единицу. Затем был добит тот, кто все еще дергался на газоне перед лабораторией, и самая опасная часть закончилась.

На улице понемногу вечерело. Внутри лаборатории довольно скоро обнаружился пожарный щит, из которого Хэнк позаимствовал себе топор, который в руках непися смотрелся не слишком убедительно. Быстро обшарив здание, напарники не нашли ни одного выжившего, зато встретили наглухо запертую дверь, ведущую в подземный этаж. Сначала Хэнк попытался взять ее силой, но даже небольшие окна оказались непробиваемыми, не говоря уже о том, что все остальное было выполнено из металла.

— Ну ведь там точно кто-то должен был спрятаться, а, старина? — предположил непись.

— Звучит разумно. Но как нам дать понять, что пришла помощь? — задумчиво произнес Майкл.

— Ты морду свою видел? — отсмеявшись, спросил Хэнк.

— Мы два представительных мужчины, если хочешь, давай наденем халаты. Такой прикид нам будет даже к лицу.

— Ну, как часть плана сойдет, а дальше что?

— Меня кто-нибудь слышит? — раздался внезапный вопрос из динамиков, что висели над дверью, от чего игрок сначала вздрогнул, а потом злобно выругался.

— Слышим! — обратился он к неизвестному женскому голосу.

— Вы заражены? Вас кусали? — говорившая явно пережила сильный стресс, так как ее голос заметно дрожал.

— Нет, мы абсолютно здоровы! — вступил в разговор Хэнк.

— У нас убежище в городе, — подержал напарника игрок.

— Сколько там людей? — не унималась незнакомка.

— Считая тебя — трое! — решил не кривить душой Майкл.

— Зачем вы сюда пришли? — спустя несколько секунд молчания, вновь ожили колонки.

— Нам нужна помощь. Мы хотим знать, что происходит, чтобы понять, что нам делать.

— Вы не преступники? — голос в колонках выражал такую искреннюю надежду, что Майкл даже усмехнулся.

— Нет, мы никому не причинили вреда.

С тихим шипением отворились замки усиленно двери, напарники, переглянувшись, вошли в коридор, закачивающийся где-то за поворотом. Как оказалось, в этой части лаборатории содержались все самые ценные исследования и материалы, единственной выжившей среди целой ватаги ученых была молодая научная сотрудница, прибывшая сюда по рекомендациям из университета. Именно благодаря ей удалось получить еще один пазл сложной мозаики, именуемой сюжетом игры.

За месяц начала ужасных событий по всему западному побережью начали ходить странные слухи о правительственном эксперименте. Любой желающий мог получить если не полную, то хотя бы наводящую информацию. В сказки о подобных вещах поверили только психи. Психи и те, кто находился под руководством влиятельных ведомств. Так со всего побережья исчезли все военные силы, часть полицейских, врачей, специалистов из самых разных областей. Но простые люди, по большей части, остались на месте. Откуда именно все началось, вряд ли кто-то когда-то узнает, но результат превзошел даже самые худшие опасения. Все западное побережье не просто бросили на произвол судьбы, его еще и изолировали с помощью армии в том единственном месте, где тонкий перешеек объединял полуостров с материком.

Игрок задумчиво слушал, пока не представляя, как все это можно оценить. По всему выходило, что создана огромная арена для развлечения. Вот только кого и зачем? Как игровая вселенная может объяснить это логически? Естественно, прошли те времена, когда виртуальную реальность использовалась, как примитивное развлечение. Тем более, что в проекте такого масштаба. Чтобы распутать клубок сюжета, наверняка придется потратить огромное количество времени и сил. Из слов девушки так же стало ясно, что весь местный персонал обещали вывезти парой дней ранее, но что-то пошло не так. Вертолет, прилетевший за ними, даже не успев сесть на землю, куда-то поспешно улетел, а вслед за ним нахлынуло больше трех десятков инфицированных. В считанные минуты лаборатория погрузилась в хаос, спаслась только она, так как вовремя успела спрятаться за прочной дверью.

Дэгни Вайет, так звали младшего научного сотрудника лаборатории имени Висли Стронгера, не согласилась отправиться с двумя незнакомыми людьми, к тому же, ей удалось привести убедительные аргументы в пользу того, чтобы они остались здесь, где гораздо безопаснее. Плюс ко всему, имеется большое количество медикаментов. Майкл некоторое время прикидывал, что к чему, но потом указал на полнейшую непригодность здания для обороны от мертвецов. Фактически, их могли запереть в одной комнате, без возможности куда-то убежать. Напомнив девушке, что зомби не нуждаются в пище, поэтому могут ждать их на пороге до бесконечности, игрок все же убедил ее сесть в автомобиль.

К моменту прибытия в пожарную часть, там ничего не изменилось. Никто не попытался занять здание в своих целях, а в радиусе сотни метров не нашлось даже зомби. Вот только город вокруг изменился. Тут и там, после заката солнца, начали вспыхивать костры. Сначала один, два, затем десять и так до тех пор, когда сосчитать очаги уже не представлялось возможным.

— Что это? — растерянно спросила Дэгни, когда они втроем стояли на крыше убежища.

— Это крики о помощи... — в голосе Хэнка прозвучали нотки такого холода, что Майкл поразился его решительному мужеству.

Игрок понял, что пока горит хотя бы один костер, могучий НПС не прекратит попытки по спасению людей. Это был важный игровой момент, который позволил отслеживать уровень морали персонажа. И если раньше Майкл радовался тому, что обрел в союзниках Хэнка, то теперь понял, что является его пленником. Как только игрок решит действовать по своему, сместив акценты, напарник в тот же миг станет врагом.

— Нам нужно до темноты спасти хотя бы несколько человек.

— Нет, Хэнк. Ели ты хочешь принести пользу, то... — Майкл задумался, придумывая хоть что-то, чтобы выровнять ситуацию.

— Ваш сеанс завершится через десять минут! — сообщил голос Арси.

— Что? — уже в одном этом слове прозвучало столько сдерживаемой злости, что Майкл стиснул зубы.

— Возьми ручку и листок, отметить все месте, с которые сейчас подают сигналы бедствия, а утром мы примемся за работу. Договор? — игрок протянул руку здоровяку.

— Договор...

В вашей группе новый участник: Дэгни Вайет, биолог. Ваш навык Лидера повышен на десять процентов. Прогресс специализации: убедительный (15%)

* * *

Ну как, понравилось? — Сайбер вальяжно расселся на анатомическом кресле, рассматривая некий предмет, походивший на флешку, и излучающий зеленоватое сияние.

— Такого качественного сигнала я еще не встречал! — Майкл по хозяйски разбирался с кофе-машиной, утратив всякое стеснение.

— Верно, не встречал. Знаешь, парень, а ты куда интереснее, чем я думал в самом начале...

— Что ты имеешь ввиду? — игрок вмиг насторожился, слишком уж буднично прозвучали слова его собеседника.

— Все то время, пока ты развлекался в лоне Арси, какие-то неизвестные умельцы пытались выяснить координаты твоего местоположения в вирте. И ты знаешь...

— Не томи! — всерьез струхнул Майкл, забыв про налитый кофе.

— Им это почти удалось. Мне понадобилась помощь парочки знакомых, которые хорошо разбираются в подобных делах.

— Есть предположения? — немного успокоившись, уточнил Майкл, на что Сайбер что-то невнятно промычал, вставив флешку в соответствующее гнездо на системном блоке.

Спящий до этого экран ожил, являя прекрасную панораму: фермерский дом с просторной террасой, поблизости небольшой сарай, несколько хорошо вооруженных наемников, закат. Затем будничную болтовню военных прервал невнятный шум, двери сарая едва не слетели с петель. Скрюченный, с залитым кровью лицом, оттуда вышел человек, припадая на обе ноги. Когда на него направили автоматы и выпустили несколько очередей, пули разлетелись, словно врезавшись в бронированную резину. Но перед этим седого вояку буквально впечатало в стену здания.

Майкл хорошо помнил этот чудесный момент своего спасения. Но даже это не позволило ему найти, что сказать. Произошло нечто необычное, все благодаря подарку одной очень милой бабушки.

— Насколько я знаю, суперспособностей в бета-тесте не предусматривалось, — внимательно посмотрев в глаза Майклу, произнес Сайбер.

— Ну тут, как бы тебе сказать... — игрок замялся, врать не хотелось, но что-то удерживало от того, чтобы сказать правду. — Этого я и сам понять не могу. Как-то все само собой получилось.

— Майкл?

— Какая-то старуха, в благодарность за то, что я перевел ее через дорогу, подарила мне кольцо! — как на духу, выпалил игрок.

— Имя есть у артефакта? — взгляд Сайбера превратился в стержень.

— "Изумрудная звезда", кажется.

— Он еще при тебе?

— Да.

Такого оглушительного хохота Майклу слышать еще не приходилось. Сайбер попросту сотрясал стены, периодически вздымая руки к потолку, как бы спрашивая: "Как такое возможно?".

— Что ты... — сквозь смех разобрал игрок, — Мать твою... Такое?!

В конце концов, наткнувшись на полный непонимания взгляд Майкла, Сайбер успокоился. Вернув флешку в один из карманов своего плаща, он тоже налил себе кофе, после чего весьма лаконично сообщил:

— Это своего рода закрытая секта элиты. Их цели никому не известны, так что никто особо не старался разобраться с Изумрудной звездой. И тот факт, что они тебе подарили такую штуку, которая вроде и нарушает логику игры, но все равно остается незамеченной для Системы, это прям загадка века.

— Мне стоит избавиться от их подарка? — обеспокоенно спросил Майкл.

— Нет, что ты! Пользуйся на здоровье. Только я пока не представляю последствия такого союза! — залпом опустошив стакан, Сайбер принялся что-то искать в своих карманах.

— Есть кое-что, что ты должен знать, — Майкл решил, что будет играть в открытую, так как смысл что-то скрывать отсутствовал. — Я неделю в постели провел, после того случая.

Застыв, словно статуя, Сайбер длительное время смотрел в пустоту. Его рука застыла на полпути, лицо превратилось в маску. Молчание затянулось так надолго, что Майклу вновь стало не по себе. Так и не получив вразумительного ответа, он налил себе еще кофе. Сайбер вновь обрел способность двигаться после третьей кружки, выпитой игроком. Но и это ясности не внесло, хозяин местной лаборатории попросту перестал замечать гостя, неспешно перемещаясь от одного системного блока к другому, производя какие-то сложные манипуляции, что придавало общему действу какой-то магический оттенок. Не добившись должного результата, насколько мог судить Майкл, Сайбер стал мрачнее тучи.

— Значит так, меня не будет несколько дней... — в конце концов вернулся он к игроку, — Все это время ты будешь безвылазно сидеть тут. Еда доставляется раз в сутки, если не откроешь, курьер уйдет, так что не зевай. Расписание я тебе покажу. — схватив себя за подбородок, Сайбер явно пытался придумать что-то на ходу, что удавалось ему с немалыми усилиями. — Ничего не трогай, за капсулой удаленно будет наблюдать один мой знакомый. Играй, развивайся, артефакт не применяй. В контакты не вступай ни с кем! Рекомендации по развитию распечатаны, лежат вон в том ящике. Забудь про иной доступ к Сети, кроме виртуальной реальности. Все ясно? — Майкл кивнул, но на него даже не посмотрели.

Спустя каких-то пару минут плащ Сайбера исчез за закрывшейся автоматически дверью. Оставшись в одиночестве, Майкл ощутил странное чувство подъема. Словно ребенка оставили в гостях с очень красивой игрушкой, и вот теперь он полностью предоставлен сам себе.

— Играй! Развивайся! — вслух произнес он, с озорной улыбкой рассматривая прекрасную капсулу ручной сборки.

ARCбыла великолепна, ее обтекаемые формы, оригинальная расцветка, неоновые датчики. Минимализм, вкупе с красотой превращали обычную технику во что-то одушевленное. Решив провести ночь в игре, а днем хорошенько выспаться, Майкл нырнув в виртуальное пространство, очутившись на жестком диване пожарной части.

* * *

Больше сотни сигналов о бедствии засек Хэнк во время отсутствия Майкла, и тот был совсем не счастлив услышать такую цифру, так как чтобы спасти такую прорву выживших, придется потратить немало времени, а учитывая ограниченность территории пожарной части, то их будет попросту негде разместить. Именно с такими размышлениями обратился игрок к своему исполнительному подопечному.

— Да, тут ты прав. Нам придется найти что-то получше, — согласился Хэнк.

— Есть предложения?

Все трое, они стояли в радиорубке, где сама атмосфера соответствовала проведению совещаний. Дэгни не вмешивалась в разговор, все ее внимание было занято лекарствами из трех опустошенных в лаборатории аптечек.

— Я примерно прикинул, где будет располагаться центр пересечения всех сигналов. Там недалеко до приюта домашних животных.

— Домашних животных? — удивился Майкл, такие сведения вызвали у него смутное чувство тревоги.

— Не переживай, в Ковингтоне с этим проблем нет, приют закрылся еще год назад, о последней отданной в добрые руки собаке писали в газетах. — успокоил его Хэнк. — Вокруг здания построен высокий забор, да и само оно хорошо приспособлено для того, чтобы никто не сбежал. Это ведь не шутки, сам понимаешь.

— Далеко отсюда? — спросил Майкла.

— Через три квартала. На машине минут за пятнадцать доберемся.

Уже в который раз игрок подивился, как повезло ему со стартовой локацией, которая просто поражала своей безопасностью, умными неписями и спокойной обстановкой. Уже было решив выдвигаться, Майкл заметил в небе самолет. Он летел достаточно низко, что позволило рассмотреть некоторые подробности. Например, не долетев до города каких-то пару километров, он обогнул его по широкой дуге, в какой-то момент сбросив небольшой контейнер, медленно опускающийся на парашюте.

— Хэнк? — не упуская из виду происходящее, обратился он к напарнику.

— Да, я тоже это видел.

— Хэнк? — сменив интонацию, повторил Майкл.

— Если это поможет спасать людей...

— Запрягай свою кобылку, я уверен на сто процентов, что дело тут нечисто!

Сложив в багажник немногочисленный скарб, да повесив на пояс найденные в полицейском участке револьверы, группа выживших устремилась к странной посылке, сброшенной несколькими километрами восточнее их местоположения.

Уже за городом стало ясно, что намечается очень непростая ситуация, так как с противоположной стороны, вздымая облака пыли, по проселочной дороге к грузу мчалась еще одна машина. Впервые за все время нахождения в "Эпидемии", Майкл понял, что столкнулся с другими игроками. Точнее сказать, с игроком. Возможный соперник не менее быстро заметил конкурентов, увеличив скорость. Сколько людей находилось в его машине — узнать не представлялось возможным.

Следовало признать, что Хэнк в это время выглядел максимально сосредоточенным, левой рукой он держал руль, а в правой — револьвер, который нисколько не мешал ему манипулировать коробкой передач. Единственная им оброненная фраза заставила Майкла задуматься:

— Кажется, это из твоей братии. Как реагировать?

Что же это получалось? Непись вполне мог отличить игрока от не игрока? И действовал он исходя из этого? А Дэгни была на это способна?

— Я и сам не знаю... — в это мгновение округу огласил звук выстрела. — А, нет, знаю! Надо валить всех, сколько бы их там не было!

Хэнк усмехнулся, кивнув. Те сто метров, что остались до контейнера, пролетели, как один миг. Игрок по ту сторону уже остановил машину, очень ловко разместившись на крыше авто, держа в руках винтовку. Скорее всего, решил Майкл, этот человек выбрал менее альтруистичную специализацию. Впрочем, это никак не помогло бы в предстоящей схватке, начало которой определилось само по себе.

Оставив Дэгни на обочине, вместе с машиной, двое мужчин укрылись за ящиком, высота которого составляла примерно полтора метра. Сколоченный из крепких досок, он не имел никаких опознавательных знаков.

— Я отвлеку, а ты стреляй! — распорядился Майкл, прикидывая в уме, как бы сделать так, чтобы Хэнк точно успел выполнить свою часть работы. — Если он меня все таки подстрелит, сделаешь контрольный мне в голову, окей?

Так как рисковать таким кадром не было никакого желания, игрок готов был пожертвовать собой, тем более, что терять ему фактически было нечего.

— Ты, конечно, лютый мужик... — пробубнил себе под нос Хэнк, крепче перехватив рукоять револьвера. — Сколько у меня попыток?

— Сколько раз этот мудила по мне промахнется, готов?

— Давай!

Майкл стремглав бросился из укрытия, двигаясь в сторону засевшего на крыше противника. Петляя, ныряя в придорожную канаву, он судорожно считал выстрелы, между которыми, казалось, проходила целая вечность. Уже практически задыхаясь, игрок выскочил из канавы, ощутив, как что-то тупое и тяжелое врезается ему в грудь. И именно в этот момент раздался хлопок со стороны ящика. Хэнк, все то время, что Майкл петлял и кувыркался, привлекая к себе внимание, даже не думал его как-то прикрывать, выжидая один единственный момент, когда пуля достигнет цели.

"Вот же хитрый, чертяка!"

С трудом пробираясь по полю, где трава в среднем достигала груди, Майкл высматривал то место, где по предположениям произошла стычка с другим игроком. Минут через тридцать, проклиная все на свете, он выбрался на проезжу часть, где обнаружил Хэнка, гордо возвышающегося на машине врага. Непись сноровисто примерялся к добытому оружию. С облегчением вздохнув, игрок позволил себе минутную передышку, но стоило ему расслабиться, как раздался выстрел. Дернувшись от испуга, Майкл устремил взор на напарника. Тот высматривал что-то по ту сторону дороги, держа винтовку наготове.

— О, Майкл! А я тут оборону держу, а ты же не один такой живучий! — заявил непись, довольно осклабившись, когда игрок вплотную подошел поближе.

— Что? — приводя дыхание в порядок, спросил Майкл, но потом догадался сам. — Другой игрок? Воскресает?

— Угу! Давай я пока подежурю, а ты разберись с добытыми трофеями.

— Это ты... Хух! Хорошо придумал...

Майкл, порывшись в багажнике автомобиля своего противника, довольно скоро нашел там монтировку. Далее не произошло ничего неожиданного, пока Хэнк раз за разом подстреливал настырного игрока, ящик был вскрыт, а его содержимое тщательно осмотрено. Самое главное, что там находилось, так это переносная радиостанция. Решив пока ее не включать, Майкл принялся перебирать все остальное. Среди прочего нашлась книга, называемая "Методичкой по выживанию". Примерно пятьдесят страниц поясняли игрокам, каким образом следует себя вести и к каким целям стремиться. Самым важным, выделенным жирным шрифтом, правилом было: оставаться всегда на связи!

Коробка армейских пайков, полсотни патронов к автоматической винтовке, лампы на батарейках, пара качественных мачете и ноутбук неизвестной фирмы — вот все, что перекочевало в кузов автомобиля, когда Хэнк подогнал машину к месту десантирования гуманитарной помощи.

Майкл как-то очень быстро воспринял все происходящее, как часть большой игры. Разработчики не стремились создать максимально приближенные к реальности события, они воплотили в жизнь собственное видение таких событий. На территории среднего материка, типа Австралии, была создана арена. Здесь неписи понимали, кто есть кто, точнее, чем отличаются они от воскресающих чудиков. Здесь государство нисколько не скрывало своих намерений, подкидывая сюрпризы. Осталось только выяснить, какова финальная цель организованного мероприятия. Ответ на такой вопрос уже не могла дать Дэгни, Хэнк или кто-либо еще. Только голос по рации, которую необходимо было разместить в убежище и назначить дежурного, записывающего все, что только прозвучит из ее чрева.

Путь назад прошел в относительной тишине, как и обещал, Хэнк подогнал автомобиль к воротам приюта для домашних животных. Проникнув на территорию, группа выживших вручную открыла автоматические двери, так как питание было отключено где-то внутри здания. Благо, на контрольно-пропускном пункте нашелся неприметный ключик, который открывал доступ к небольшой пристройке за приютом. Там уже был обнаружен электрический щит, внутри которого было установлено три автоматических выключателя. Все в отключенном состоянии. Не без опаски клацнув рубильниками, Майкл прислушался — тесную каморку наполнил едва слышный гул.

— Ну что? Надеюсь, тут мы найдем достаточно места для всех выживших? - довольно улыбаясь, спросил Майкл, когда все трое двинулись в обход здания, там где осталась их машина.

Едва различимый силуэт мелькнул на грани бокового зрения, игрок напрягся, заметив так же, что его напарник застыл на месте.

— Что это такое было сейчас? — холодным тоном уточнил Хэнк.

— Ничего хорошего, это уж точно...

Выжившие почти бегом бросились к автомобилю, который стоял на месте, но опасения оправдались мгновением позже. Перемахнув по широкой дуге трехметровый забор, точно на крышу машины приземлился некий мутант, лишенный всякой одежды и половых признаков. Его голова, да и тело, были обтянуты кожей так плотно, что торчащие тут и там острые кости грозили порвать оболочку в любую минуту. Огромные, абсолютно черные глаза были устремлены в сторону Майкла, Дэгни и Хэнка, которые не нашли лучшего решения, чем замереть на месте.

новый противник сидел на корточках, оперевшись руками, как дополнительной опорой. И что-то игроку подсказывало, что вот из такой позиции треклятое создание может в одно мгновение рухнуть на их головы.

— Старина, мы влипли по полной... — не шевеля губами, прошептал Хэнк.

Глава 12. Правила западного побережья

— Знаешь, Хэнк, хороший ты парень... — точно так же, боясь даже шелохнуться, прошептал Майкл. — Давай-ка попробуем повторить наш прошлый трюк?— Мы не успеем войти, приют-то закрыт.— Тогда придется помирать...— Не, насчет три открываем огонь, а там как карта ляжет. Договор?Вместо ответа Майкл выхватил револьвер и выстрелил в то место, где мгновение назад был противник. Его способности преодолевать большие расстояния просто зашкаливали. Мутировавший зомби уже сидел на крыше здания, воспринимая реальность куда медленнее, чем это делали трое выживших. — Дэгни, отпирай дверь! — рявкнул Майкл, пока они с Хэнком как-то пытались держать ситуацию под контролем. Благо, стэнд с запасными ключами имелся в будке КПП, в опломбированном стенде. На каждом висела бирка с обозначением. В тот момент, когда дверь распахнулась, Хэнка снесло, как тараном. Небольшой размер и легкий вес противник компенсировал сумасшедшей скоростью. Игрок чувствовал свою полную беспомощность, видя, как его напарник тщетно пытается прикрываться от сыпящихся со всех сторон ударов. Все, что пришло Майклу в голову: наброситься на врага со спины.Заметивший его противник вовремя ретировался, хотя с такой скоростью мог бы запросто расправиться с обоими людьми, особо не напрягаясь. — Быстрее! Внутрь! — донесся крик девушки. Напарники подскочили, кое-как отстреливаясь, но не успев закрыть за собой дверь, кубарем вкатились внутрь, вместе с висевшим на шее игрока шустрым мертвецом. Дэгни успела открыть одну из клеток, куда и вбежали все члены группы, кроме предводителя, ожидая Майкла. Но тот, преодолевая ужас и боль, схватился за руки сидящего на его спине противника, который уже рвал зубами его сонную артерию.— Закрывай! — теряя сознание от боли, прохрипел игрок, шаг за шагом приближаясь вплотную к клетке. Хэнк, все это время проявлявший недюжий интеллект, вновь не подвел. Понимая, что глава группы все равно очухается где-то поблизости, он хорошенько приметился и выпустил три патрона. Два угодили точно в голову зомби, который тут же обмяк и свалился на бетонный пол, а третий пришелся в лоб игрока. Было это намеренно или случайно Майкла совершенно не волновало, так как его воскрешение произошло совсем не так, как он бы того хотел. В тесной спальне обнаружилось целых четыре персонажа трое из которых оказались инфицированными, они наседали на крепко сложенного, атлетичного парня, отбивающегося двумя гирями по восемь килограмм. Так как подобные ситуации были не вновь для игрока, он поспешно осмотрелся, выискивая любые подручные методы для спасения непися. Первым под руку попался большой кубок за первое место по спортивной гимнастике, он просто идеально сел на голову ближайшего мертвеца, никак не ожидавшего нападения со спины. Далее в ход пошла скакалка, лежавшая тут же. Накинув петлю на шею другого мертвеца, Майкл нанес ему удар под колени, резко потянув на себя. Этих действий оказалось достаточно, чтобы спортсмен запустил одну гирю в лицо еще опасного врага, а второй припечатал лежавшего на полу. Тот, которого лишили зрения с помощью кубка был вышвырнут в окно. — Ты откуда тут взялся? В комнате тебя не было! — приводя дыхание в порядок, требовательно спросил непись.

— Да я мимо шел, шум услышал, думаю: дай помогу! — Майкл обеспокоенно осмотрелся. — Нам там помощь нужна, срочно! Два человека закрылись в приюте домашних животных.

— А я причем? — удивился мастер спорта по гимнастике.

— Ты вообще понимаешь, что вокруг творится?

— Не совсем, но ничего хорошего...

Игрок только рукой махнул, его и в жизни-то всегда раздражали люди, слепо преданные одному делу. С такими не о чем поговорить, да им и не интересно, как правило. Потратив лишние пару минут на то, чтобы в красках пояснить неписю о происходящем, в следствии чего увеличив свою группу еще на одного человека, Майкл получил сообщение:

— Ваша специализация "Лидер" увеличена на пять процентов. Текущий статус: Убедительный (20%)

— Постой! — воскликнул Фрэнк Марроу, перед тем, как покинуть дом. — Я же совсем забыл, что недавно записался на курсы по стрельбе из лука!

Когда непись вернулся в коридор, который заканчивался дверью на улицу, Майкл увидел в его руках весьма внушительный композитный лук, а за спиной колчан, полный стрел.

— И что, хорошо стреляешь? — спросил он, осторожно открывая дверь.

— Нет, еще даже ни одного занятия не посетил, все некогда было.

— Ну ясно...

Воспрянувший было игрок разочарованно промычал себе под нос какое-то ругательство и вышел вон. Фрэнк, как человек максимально не вписывающийся в реалии происходящего, даже не обратил внимание на реакцию Майкла. Вопреки всем минусам, о местоположении приюта Фрэнк все таки знал, куда они оба и направились, передвигаясь трусцой. Игрок все время смотрел по сторонам, непись за спиной дышал ровно, смотря перед собой. Для него это была разминка перед тренировкой.

Хэнк стоял у ворот, когда Майкл прибыл на место своей последней гибели, здоровяк держал в руках револьвер, биту прислонив к стене. Он явно ждал главу группы, готовый поддержать огнем, если потребуется. Увидев, что его напарник не один, Хэнк расплылся в улыбке.

— А ты времени зря не теряешь, да? — кивнул он в сторону лучника. — Теперь у нас есть бесшумный убийца?

— Можешь даже не надеяться, он держит его первый раз в жизни... — скривился Майкл, выражая свое отношение к Фрэнку.

— Так это ерунда, поднатаскаем!

— Только не говори, что ты еще и с этим оружием спец обращаться? — насторожился игрок.

— Да не, мало ли у нас живых мишеней? Вот я о чем! — хохотнул Хэнк.

— А...

В этот момент в голове Майкла что-то щелкнуло. В одном из фильмов он когда-то смотрел, как чистят клетки животных в зоопарках, обдавая их сильной струей из пожарного рукава. Это могло стать хорошим началом для чего-то большего. Пока его группа знакомилась, игрок бродил по приюту, накрепко запертому изнутри. Электричество все еще никуда не пропало, хотя по логике вещей электростанции некому было обслуживать. Это позволило поставить на зарядку найденный ноутбук, а так же подключить к сети радиостанцию, у которой назначили дежурить Дэгни. Пока никаких сообщений оттуда не поступало.

Оказавшись в просторном коридоре перед самым входом в приют, Майкл прикинул, что будет, если накрыть пол брезентом, от одного края коридора, до другого, закрепив плотный материал выше человеческого роста? А потом обдать все это плотной струей воды? А если еще кое-что добавить? Уже к следующему утру план был готов, оставалось только распределить обязанности между членами группы, что не выглядело сложным, учитывая ее количественный состав.

Фрэнк и Дэгни остались "на базе", а Майкл с Хэнком отправились в ближайший строительный магазин. Там удалось найти несколько сотен квадратных метров материала, вполне сгодившегося для роли брезента. Там же запаслись мотком проволоки, ручным слесарным инструментом и кучей других вещей, которые могли бы пригодиться в хозяйстве. Следующей точкой закупки стал магазин бытовой химии. В багажник посыпались чистящие средства, мыло и шампунь. Все, что только может генерировать пену.

Следующий день группа выполняла указания Майкла, практически не представляя, что он задумал. Только Хэнк порой хитро поглядывал на своего напарника, как будто его веселила сама мысль о том, что он раскусил игрока. Когда приготовления закончились, настала пора для следующего этапа.

— Хэнк, нужно проехаться по окрестностям приюта, немного привлечь внимание. Ты как, можешь?

— Ну, сигналы в машинах еще никто не отменял! — ответил тот Майклу.

— Ну и славно! Фрэнк, жди нас у ворот. — распорядился игрок. — Как только зайдет последний мертвяк, закрывай их и беги внутрь. Заберешься на клетки, только перед этим положи туда лук со стрелами. Все понял? — непись кивнул.

Примерно полчаса пришлось потратить на то, чтобы за периодически сигналящей машиной, едущей со скоростью черепахи, собралось небольшое стадо зомби, голов на двадцать. Далее план шел точно от пункта к пункту, Фрэнк не подвел, да и других сюрпризов не произошло. Картина получилась весьма жизнерадостная: Хэнк с пожарным рукавом в руках, поливающий загнанных в ловушку мертвецов, Фрэнк, не спеша выпускающий одну стрелу за другой и Майкл, от души потешающийся над кувыркающимися в пене врагами. Их беспомощность выглядела практически жалкой. Мертвецы поднимались, стараясь добраться до выживших, но дойдя до края, неизменно поскальзывались, катились на своих инфицированных собратьев, сбивая их с ног и так до бесконечности.

Чтобы вернуть часть использованных стрел, Майкл иногда брал в руки багор с пожарного щита, подтягивая к себе уже умерщвленные мишени, после чего Фрэнк пополнял боезапас и продолжал свою жутковатую практику стрельбы из лука. Дэгни вся эта мужская заварушка сильно расстроила, так что она ни разу не показалась из небольшой комнаты, где решили организовать радиопункт.

— Как думаешь, а та шустрая тварь, что подпортила тебе шкуру последний раз... — издалека начал однажды Хэнк.

— Сможет ли она так же скакать по намыленной поверхности? — сразу же понял мысли напарника Майкл. — Я не знаю. Да и думать об этом не хочется, если честно.

Вовремя неубранный труп мутировавшего зомби в прошлый раз разложился за каких-то пару часов, оставив после себя только зловонные останки и тысячи трупных червей, от вида которых неизменно к горлу подступала тошнота. Переборов себя, группа выживших собрала всю гниль и сожгла ее на заднем дворе. Это стало еще одним отличием от простых восставших мертвецов, которые просто валялись там, где их прикончили, от первого нестандартного противника.

— Ну да... — здоровяка даже передернуло от воспоминаний. — А вообще, ты здорово придумал. Можно будет даже как-то оттолкнуться от этой идеи, как-то ее развить. Думаю, среди твоих это оценят.

— Хэнк, а что за хрень? — игрок все таки решил разобраться с тем, кого НПС называет "твоими", но пока не знал, как правильно задать вопрос.

— Не понял? — добродушно удивился Хэнк.

— Ты знаешь, кто я? Чем мы с тобой отличаемся?

— Ну, ты Майкл, ниже ростом, старше возрастом... — решил прикинуться дураком непись.

— Ты видел, как я умираю! А потом воскресаю.

— А, ты про это! — как бы удивительно не выглядела ситуация, но Хэнк расслабился, словно ожидая чего-то большего. — Я не знаю, почему это знаю. Я не должен быть спокоен, хотя это не нормально, а я спокоен. Когда я думаю: "Вау, это же хрень собачья! Я только что его пристрелил, а он пришел и меня расспрашивает!"... Я не чувствую удивления, хотя и хочу. И так мы все. В голове как будто сидит сортировщик, который делит ваших и наших.

— Умеешь ты объяснить! — с наигранным восхищением воскликнул Майкл. — Ладно, с этим я разобрался. Теперь давай думать, что делать дальше. Думаю, у нас еще есть время, чтобы прокатиться по городу.

— Эй, ребята! — донесся голос девушки со стороны "радиорубки". — Там через две минуты обещают донести важную информацию!

Забыв обо всем прочем, трое мужчин ринулись к Дэгни. В небольшой комнате не было ничего, кроме скромного стола и трех стульев. Радиостанция больше походила на реактивный ранец, если не считать парочки антенн, да переговорного устройства.

— Внимание! — сквозь кашель помех донесся до выживших мужской голос. — По всему Западному побережью объявляется карантин! Ближайшие шесть месяцев военно-воздушными силами нашего государства будет производиться профилактическая работа по уничтожению инфекции и ее носителей, которых, к сожалению, нет возможности спасти. Раз в неделю, по всей карантинной зоне, будет поставляться гуманитарная помощь выжившим. Те, кто окажется наиболее подготовлен к угрозе, также получат более важные сведения, которые нам поставляются со спутников. Всем, кто меня слышит, я желаю дожить до окончания карантина, и да поможет вам Бог!

На этом сообщение заканчивалось, Майкл задумчиво рассматривал кольцо, висевшее у него на шее, остальные члены группы сидели с отсутствующими взглядами.

— Что он сейчас наплел? — первым ожил Фрэнк.

— Да ты не поймешь! — махнул рукой Майкл, направляясь к выходу, — Хэнк! Хватай свою карту и вперед, приют ждет новых питомцев...

НПС согласно кивнул и, поднявшись, отправился вслед за игроком. Ближайшие пару часов до заката планировалось посетить хотя бы одно место, отмеченное сигналом бедствия.

Спустя примерно двадцать минут, автомобиль остановился у крыльца обычного дома, на крыше которого торчал догоревший факел, сделанный из подручных средств. Пока вокруг было относительно тихо, Майкл вышел из машины, осторожно постучав в дверь. Несколько минут там царила гробовая тишина. Пришлось постучать вновь, более настойчиво, но в следующее мгновение игрок отпрыгнул назад, вполне естественно отреагировав на мощный удар в дверь, произошедший изнутри.

Хэнк, стоявший чуть в стороне, тоже отпрянул. Так как дверь открывалась наружу, то очевидно, что она была заперта изнутри. Обойдя дом по периметру, напарники осмотрели доступное пространство через окна. Кое-как, краем глаза, удалось заметить двух мертвецов: престарелую даму и ее не менее старого кавалера. Кто стал причиной их болезни выяснять не было смысла. Мало ли что могло произойти? Например, женщина отправилась за хлебом или ее супруг решил заскочить в бар, по пути с работы. Когда город наводнен инфицированными, опасность может поджидать где угодно.

Хорошо, что практически в каждом доме был выход на задний двор, где очень удобно организовывать семейное барбекю. Здесь и дверь, как правило, менее укрепленная, но почти всегда стоит сигнализация. Только вот кто бы оставил ее включенной на день, находясь дома? Майкл предположил, что это не повод ломиться внутрь, так как время заражения могло произойти когда угодно.

Пока двое мужчин бродили по заднему двору, их внимание привлекло движение на чердаке, где располагалось большое ромбообразное окно, прикрытое шторками.

— Гляди,— указал на это Хэнк.

— Да, я заметил. Видимо, это он или она подали сигнал. Давай заглянем вон в ту пристройку, быть может, там найдется лестница, — предположил Майкл.

Еще спустя пять минут, соблюдая все меры предосторожности, чтобы не вызвать шум, мужчины взобрались на небольшой выступ фронтона, откуда можно было заглянуть в окно чердака. Из-за плохо освещения внутри, практически ничего не удалось рассмотреть, а когда перед лицом игрока внезапно возникло лицо девушки, накрашенной в готическом мрачном стиле, он едва не свалился вниз, на голову Хэнка. Только спустя несколько секунд Майкл убедил себя в том, что это всего лишь косметика, и не стоит сильно переживать. В конце концов, по городу бродят твари и пострашнее.

— Окно открывается? — яростно жестикулируя, спросил он у подростка.

Девушка кивнула, отодвинув щеколду и совсем немного приоткрыв окно, чтобы не сбросить неожиданного спасителя.

— Майкл, — донесся настороженный зов снизу.

— Что там? — спросил игрок у Хэнка.

— Похоже, что у нас небольшие проблемы...

И правда, так как задний двор с соседним домом разделялся декоративной оградой, то не сложно было заметить двоих зомби, уже обративших внимание на людей. Они приближались довольно быстро, а учитывая, что на пути у них не было серьезных преград, то следовало поторопиться с решением проблем. Майкл стремглав спустился вниз, заскочив в сарай. На глаза попадались самые бесполезные вещи, в виде граблей и тяпок, да еще набор опытного рыбака.

"Рыбак!"

Потратив несколько драгоценных секунд, игроку удалось найти три мардушки, очень старых, даже удивительно, что они не сгнили в деревянном ящике. Прихватив с собой хоть какой-то способ обезвредить противника, Майкл продемонстрировал напарнику находку, на что тот неодобрительно покачал головой, но в целом план действий принял. Куда предпочтительнее было бы застрелить несчастных, но такой шум привлек бы куда большее число проблем.

Когда до мертвецов оставалось около трех метров, двое мужчин отработанными движениями набросили им на головы рыбацкие снасти, особого эффекта, правда, не получив. Хэнк, как более крепкий боец, принялся работать битой, Майкл мельтешил поблизости, отвлекая внимание. Одолеть зомби удалось достаточно быстро, но возня и шум привлекли мертвецов в доме. От старческой медлительности не осталось и следа, инфекция творила чудеса, омолаживая организм. Правда, такое счастье требовало много ресурсов, преимущественно сырое человеческое мясо.

Хорошо, что Майкл ожидал чего-то подобного, так как в следующее мгновение уже схватил деревянную лестницу у основания, опрокинув ее на головы мертвецов. И если старушка проявила большую прыткость, вцепившись зубами в биту, вовремя подставленную Хэнком, то ее мужу повезло меньше. Инфицированный рухнул на газон, а после был надежно придавлен весом Майкла, который долго не размышляя, просто лег на лестницу, ожидая, когда справится его напарник.

Хэнк в это же время, уворачиваясь от ударов настырной бабки, подгадал момент, чтобы перекинуть ее через себя, да так умело, что из легких зомби вышел весь воздух. Нужно было ли ей дышать, игрок понять не успел, так как НПС нанес врагу удар точно в висок, обесточив центр нервной системы.

— Вали деда! — крикнул Майкл, уже чувствуя, что его усилий недостаточно, чтобы удерживать мертвеца.

Хэнк, практически не торопясь, подошел, выбрал удобную позицию словно играя в гольф и резко опустил биту, чем и завершил зачистку локации. За всем этим действом наблюдала девушка, спрятавшаяся на чердаке. Больше в доме никого не было, так что мужчины немного расслабились. Как оказалось, прошлой ночью старика хватил инфаркт, а так как скорой помощи дождаться не удалось, то и смерть наступила довольно скоро. Аза ней — чудесное воскрешение. Бабушка очень обрадовалась, решив накрыть стол, который и по сей момент стоял в гостиной, свечи, правда, догорели. Только вот главным блюдом праздничного вечера стала она сама, и отнюдь не в интимном контексте. Наблюдавшая весь этот кошмар внучка тут же умчалась наверх, где ее больше часа трясло от истерики. Плюс ко всему, несколько дней не покидая дом до этого, она совершенно не представляла, что происходит сейчас в городе.

Вальяжно разместившись на старом диване, который неизвестно как затянули на чердак, Майкл пытался понять, какую пользу может принести новый член группы? Тем более, что Линдси, так звали девушку, однозначно присоединится, иного варианта Хэнк не допустит.

— А вот это вот все, — игрок обвел рукой вокруг лица, намекая на косметику, — это зачем?

— Что? А, это... — Линдси опустила взгляд. — У нас с ребятами своя рок-группа, но теперь я даже и не знаю, остался ли кто-то из них в живых. Я как раз собиралась на репетицию, когда увидела... — подавив слезы, девушка все таки не смогла продолжить рассказ.

— А где твои ребята могут быть? — заинтересовался Хэнк.

— Обычно репетируют, у них тут гараж неподалеку.

— Да? — Майкл сразу понял ход мыслей своего напарника. — Надо бы их попроведать.

— А как же все эти? — спросила Линдси.

— Ну мы как-нибудь разберемся, если что, путь к отступлению подготовим, не переживай...

Уже по пути к машине, так чтобы не слышала девушка-подросток, Хэнк спросил у игрока:

— Слушай, вот ты помер пару раз на моих глазах. Тебе что, ничего за это не причитается?

— Эм... — Майкл, который до этого как-то не задумывался насчет наказаний за смерть, только сейчас обратил внимание, что на границе восприятия пульсировала иконка входящего сообщения.

"Ваши характеристики понижены на пять процентов" х2

Быстро проанализировав ситуацию, игрок понял, что своими жертвами медленно, но уверенно превращает своего персонажа в инвалида. Ситуация была фактически идентична тому случаю, когда в ход пошел загадочный артефакт "Изумрудная Звезда". Похоже, что участь лидера — это постоянно жертвовать собой и своими силами, подумал игрок.

— Ну что ты завис? — хлопнул его по плечу Хэнк.

— Ты знаешь, есть небольшая награда. Я становлюсь додиком.

Эта фраза, произнесенная будничным тоном, вызвала волну смеха у неунывающего непися, отчего даже Линдси занервничала более явно.

Гараж и правда оказался неподалеку, вот только молодые люди решили не прерывать репетиции даже несмотря на происходящее вокруг безумие, уже на подъезде стало видно, что вокруг гаража, по традиции пристроенного к дому, собралось несколько десятков мертвецов, и доносящаяся музыка вряд ли стала тому причиной. Для мертвецов это был простой шум, который обычно издает живая плоть. Майкл некоторое время пытался сообразить, каким способом освободить неугомонных музыкантов, но в голову решительно ничего не шло. Окружен был не только гараж, но и дом. Одним из лучших способов выйти из сложившейся ситуации было сорвать крышу с помощью вертолета, скинуть лестницу, а потом красиво улететь в закат. Или, что было бы не менее эффектно, установить поблизости пулемет, покрошив всех собравшихся в мелкую крошку.

— Отвлечь такую орду мы точно не сможем, — заметил Хэнк.

— Поэтому не сможем и внутрь пробиться, — согласился Майк.

— А вот двери дома закрыты, между прочим! — вдруг сообразил Хэнк.

— Значит, что внутри никого не должно быть из инфицированных! — не остался в долгу Майкл.

— Только это ничего не меняет, нам бы пожарную машину с выдвижной лестницей.

— Если хорошенько разогнаться, то можно пробиться. Только как успеть спасти этих горе-музыкантов я не знаю.

— Может быть тебе стоит привлечь их внимание? — осенило Хэнка.

— Я могу отпилить себе руку и бегать с ней, как с приманкой...

— Нет, Майкл, я бы не хотел на такое смотреть! — решительно заявил непись.

— А может быть посигналить ребятам, они что-нибудь сами придумают? — подала голос молчавшая все это время Линдси.

Двое мужчин обернулись, удивленно посмотрев назад. Такой вариант им в голову не приходил. Несколько раз посигналив и вызывав интерес у нескольких отдельно стоящих зомби, группа спасателей немного изменила свое местоположение. Затем был короткий бой, в ходе которого Майкл получил уведомление о том, что его характеристики повышены. Операция повторилась трижды, когда на крыше гаража показались четверо подростков: три парня и девушка в школьной форме. Они внимательно осматривались вокруг, явно пребывая в шоковом состоянии. Похоже было, что репетиция отняла все их внимание в течении нескольких дней.

Хэнк очень осторожно, чтобы вновь не привлечь лишнего интереса, подъехал к гаражу, после чего игрок высунулся по пояс из окна, рассказав нехитрый план. Музыканты по очереди должны были спрыгивать на крышу авто, по отдельности же их перевозили бы в безопасное место. И так четыре раза.

Прикинув растущие со временем риски, было решено первой вытаскивать из западни девушку, которую Линдси назвала Лапой. Мол, такое у нее прозвище, все уже привыкли и по другому не называют, а какое у нее настоящее имя в творческом коллективе особую роль не играет. Прыгать пришлось с двух с половиной метров, вычитая высоту автомобиля, получалось вполне приемлемо, чтобы не сломать ноги. Тем более, что как только ноги Лапы коснулись крыши, она тут же распласталась, получив максимальную устойчивость. Несколько мертвецов услышали, какое-то количество увидело, но большая часть все таки почуяла подвох, что в дальнейшем могло бы упростить весь план.

Хэнк первые пару минут вел автомобиль медленно, стараясь увлечь за собой как можно больше мертвецов. Затем, свернув за угол, он ускорялся, оставляя каждого члена музыкальной группы в одном из подъездов многоэтажного общежития. Оно подвернулось случайно, о том, что целое здание давным-давно пустует, сообщила Линдси. Парень, которого спасали третьим по очереди также добавил, что когда-то здесь жил, а потому абсолютно уверен, что даже озверевшие каннибалы не захотят иметь дело с этим клоповником.

Когда Хэнк подъезжал к гаражу, чтобы забрать последнего из молодых музыкантов, Майкл с похолодел. Через два дома мелькнул знакомый силуэт мутанта, который мог в прыжке преодолевать весьма значительные расстояния. Он сидел на коньке дома, пока ничего не предпринимая, но игрок уже знал, каким взрывным характером обладало это существо. Но так как ничего другого, кроме как продолжать выполнять план он не мог, то промолчал. Хотя было вполне очевидно, что Хэнк тоже был в курсе надвигающейся опасности.

Практически половина мертвецов, привлеченных репетицией, проходившей в гараже, уже сменили свои приоритеты, разойдясь по округе, в тщетной попытке догнать автомобиль. Так что, если бы не опасный гость поблизости, миссию по спасению всей группы можно было бы считать успешной. Спрыгнув на крышу, юноша юркнул вниз, в уже открытую для него дверь. Стоило ему забраться в салон автомобиля, как сверху раздался новый удар.

— Да твою же... — прорычал Хэнк, машина с визгом рванула вперед, но этого оказалось недостаточно.

Прыткий мутант удержался, спрыгнув на капот. Теперь его удалось рассмотреть более детально. В отличии от своего собрата, этот выглядел более матерым, антрацитово-черные черные глаза окаймляла неестественная краснота, а рот, оскаленный десятками острых зубов напоминал улыбку Чеширского кота.

Столько ни старался Хэнк скинуть проклятого мутанта, ничего не получалось, тот словно прилип к металлу, при это ничего не предпринимая. Майкл запаниковал, когда понял, что такая опытная тварь наверняка неспроста пялится на пассажиров автомобиля. Какая-то жуткая гадость вот-вот должна была произойти, но вот с кем? В этот момент завизжала Линдси. Ее вопль граничил с чем-то нечеловеческим, девушка извивалась, пуская пену со рта и непрестанно вереща.

— Демоны! Что делать?! Что происходит?! Хэнк, избавься от этой твари! — крики всех, кто сидел в машине, превратились в сплошной поток паники, но никто ничего не предпринимал, хотя как минимум у двоих в карманах лежали револьверы.


Глава 13. Уже не так забавно

Первым опомнился Хэнк, ствол именно его оружия был направлен в ту сторону, где парой секунд раньше сидел мутант, но прогремевший необычайно громко выстрел нашел лишь лобовое стекло и пустоту. В тот же миг успокоилась Линдси, выглядела она из рук вон плохо: волосы слиплись от пота, лицо покрылось красными пятнами, но страшнее всего выглядели глаза, зрачки стали практически белыми, как от катаракты.

После странного случая с новым типом мутантов, все пошло на удивление гладко. Едва уместившись на заднем сидении, музыкальная группа в полном составе прибыла в убежище, где их встретили Дэгни и Фрэнк. Так как с мебелью была небольшая недостача, то общей спальной комнатой решили выбрать секцию, где содержались обезьяны. Как выяснилось позже, к домашним животным они имели косвенное отношение, поскольку приютом это здание стало уже после того, как закрылся зоопарк. Поэтому сохранилось очень много секций, которые просто закрыли, спустя время забыв. Каждая клетка закрывалась снаружи как на замок механический, так и на магнитный. Потратив некоторое время на осмотр полученного хозяйства, выжившие нашли пульт управления всем зданием. Правда, больше половины электрифицированного здания было отключено от сети, в целях экономии. Соорудив столовую там же, где планировалось спать, Майкл и Хэнк оценили проделанную работу. Больше всего картина убежища напоминала тюрьму, с тем лишь отличием, что сидеть в клетке было куда безопаснее, чем рваться на волю. Однако, наблюдая за моральным состоянием своей группы, благодаря которой его лидерство поднялось до семидесяти двух процентов, игрок понимал, что решение занять приют было не очень удачным. Пусть здесь было относительно безопасно, зато общий вид угнетал. Майкл прикинул, какое здание могло бы подойти лучше. Самым первым могло бы прийти в голову занять супермаркет, но там отсутствовала всякая защита. Куда ни кинь, всюду придется выбирать между комфортом и безопасностью. В те моменты, когда ситуацию невозможно решить самостоятельно, вполне уместно обращаться к общественности. Так и поступив, игрок организовал небольшое собрание. За длинным столом собрались пятеро музыкантов, большей части которых еще не исполнилось восемнадцати, практически не понимающий происходящего Фрэнк, который не прерывал своих тренировок на протяжении всех трех дней, которые они провели в приюте для домашних животных, не упускающая ни одного звука, исходящего из радиостанции, Дэгни, сам Майкл, Фрэнк и еще семеро человек, которых удалось вырвать из лап инфицированных мертвецов.— Дорогие друзья! — прервал поднявшийся гул переговаривающихся между собой людей глава группы. — Я вполне могу понять, что чувствуете вы, находясь в этом месте. Припасов практически нет, условия жизни скотские, а перспективы отсутствуют. Но это не так. Все то время, что мы здесь провели, я думал над выходом из сложившейся ситуации. У нас есть карта, есть те, кто хорошо знает местность. Поэтому я предлагаю найти фермерское угодье, желательно рядом с озером и лесом. — А для чего все это? — подала голос женщина средних лет, она была вызволена из библиотеки.Высокая, в старомодной одежде, она выглядела строгой учительницей и даже перед лицом смерти не отступила от своих обязанностей. Хэнку и Майклу пришлось тащить в убежище четыре тяжелейших чемодана с избранной литературой, которую пожелала сохранить для нового мира Джина Вудс. Правда, среди кипы книг не нашлось бы ни одной, которая оказалась полезной в нынешних условиях. Но это все равно не принижало того авторитета, который подобно ауре, окружал работницу библиотеки.— Я думаю, нам нужно вернуться в прошлое... — Майкл даже сам не понял, как начал говорить вещи ему не свойственные, это еще больше говорило в пользу Джины. — Сейчас мы кочевники, так что самым разумным будет осесть на одном месте. — Нам нужна стабильность, он имеет ввиду, — поддержал друга Хэнк.— Я поняла. — строго посмотрев на ничего не подозревающего бородача поверх больших очков, отрезала Джина. — По вашему, организовав фермерское хозяйство, мы получим стабильность? Я тут случайно заглянула в радиорубку. И нашла там карту...Майкл внутренне напрягся. Эта часть игры пока не поддавалась никакому прогнозу. Иногда получая по рации сообщения от военных, игрок наносил на карту схему движения крупных стад мертвецов. Как и говорилось ранее, они мигрировали непрестанно, порой меняя направления, растекаясь на более мелкие ручьи. И бежали, бежали, бежали. Слепо, без оглядки, практически ни на что не обращая внимания. Тысячи тысяч игроков гибли в "Эпидемии", постоянно пополняя ряды зомби. Поток поступления в ряды мертвой армии никогда не иссякал. Контроль именно за этой информацией обеспечивал безопасность всей группы. Потому Майкл и выхватывал из эфира любые доступные сведения, чтобы отметить их на карте.... — и заметила там кое-что новое.— Джина, ты так выставляешь информацию, словно раскрыла заговор! — все таки не выдержал игрок затянувшегося напряжения. — Любой желающий может прийти ко мне и спросить, что угодно, ни от кого ничего не скрываю!— Что же... Тогда вопрос снят. — женщина приосанилась, готовясь подать какую-то важную новость. — Тогда у меня есть предложение. Как вам могло быть известно, парой столетий назад к северо-востоку от озера Шейк-вудсток располагались земли короля Георгия Великолепного, его жизнь подробно расписывается... — Джина! — одновременно воскликнуло несколько человек из тех, кто уже представлял, по какому вектору движутся ее стандартные рассказы. — Кхм-кхм! — оскорбленно прокашлялась работница библиотеки, но к голосу разума прислушалась. — Примерно в сотне миль от Ковингтона, в национальном парке, есть старый замок. Его регулярно реставрировали, плюс ко всему это место паломничества всевозможных реконструкторов исторических событий и любителей помахать железом на потеху публике.— Так, дальше? — Майкл уже готов был рассмеяться от радости, но пока боялся вспугнуть удачу.— Там есть ров, подъемные ворота, донжон с узкими бойницами, которые не составит труда забаррикадировать, подземный источник с водой и несколько секретных тоннелей, один из которых проходит под рекой.— А ты откуда все это знаешь? — опешил Хэнк.— Вашему вниманию представлена госпожа Сюзанна фон Бельгрин, законная супруга Георгия Великолепного. — донесся голос одного из членов группы.Это был низкорослый, крепкий мужчина, с блестящей лысиной и белоснежным подбородком, который, казалось, не брили лезвием, а шлифовали на станке. — Карл! — возмущенно воскликнула Джина. — Я же просила оставить наши увлечения там, где им место!— Извини, не сдержался! — Карл хохотнул, но вскоре попытался сделать вид, что его не существует.Майкл, который первое время подумал, что у неписей сбилась программа и они все свихнулись, все таки понял, о чем велась речь. Строгая библиотекарша оказалась не просто любительницей истории, она еще и восхищалась теми временами и традициями. А как современный человек может вернуться в прошлое? Найти единомышленников и создать свой мир таким, какой необходим для комфорта отыгрываемой роли.— В целом, я тебя понял. Но ведь даже каменные стены не спасут от тех мутантов, которые могут легко перемахнуть через них, — уточнил последнюю деталь Майкл, не надеясь услышать вразумительный ответ.— Это меня уже слабо волнует! — отрезала Джина.— Ну что же... У кого-то есть еще предложения? — так как никто особо в лидеры не рвался, благодаря сплоченному костяку группы, то игрок продолжил. — Тогда делаем следующее: завтрашний день мы запасаемся топливом, собираем нужное количество транспорта, грузим вещи и выезжаем в замок Георгия Великолепного.

* * *

На следующий день, когда Хэнк, Дэгни, Джина и Майкл ехали впереди колонны, состоящей из двух автомобилей, игрок задумчиво перебирал возможности развития игры. Замок, насколько можно было судить по рассказам работницы библиотеки, без труда мог вместить в себя до сотни человек. Такое количество людей вполне возможно, что поднимет лидерство до такого уровня, когда не ему нужно будет искать выживших, а совсем наоборот. Такие перспективы здорово облегчили бы жизнь. Хэнк, к слову, был чернее тучи. Тот факт, что они оставили на произвол судьбы еще десятки людей, сильно снизил его лояльность в отношении лидера, но против желания жить сформированной группы он пойти не мог. Вот и выходило, что его программные составляющие сейчас вели ожесточенную борьбу между составляющей характера и логикой машины. Майклу этот момент не особо нравился, так как теперь придется где-то искать дополнительные бонусы, чтобы держать настроение Хэнка на нужном уровне. Вместе с количеством зобми, росло количество новых игроков. Пока еще на западном побережье хватало места, но совсем скоро "Эпидемия" должна была разрастись до рекордных размеров. Майкл это понимал, потому и решился занять замок, скорее всего другой такой возможности ему в ближайшее время не представилось бы. Сколько старых игроков, еще во времена кровавого бета-теста, избрали для себя участь быть главным, а не единственным? Не многие. Тут следовало бы обратиться к статистике, но Игра оказалась крайне скупа на подобные сведения. Где-то в заплеванных рекламными баннерами форумах можно было раскопать что-то похожее на гайды по прохождению, но по большей части они устарели. Участь первопроходцев казалась незавидной первое время, но потом, пройдя через все ошибки, какие сулит незнание, они высвечиваются золотыми буквами в списке лидеров, только когда это будет? Пока же следовало максимально быстро создавать боевой костяк. Но из кого, если большая часть группы — это деятели науки и культуры, специалисты среднего звена и... Игрок тяжко вздохнул. Для надежной обороны замка пригодилось бы с пару десятков игроков, мотивированных на защиту группы и ее интересов. А для этого нужна связь, нужны средства для распространения информации, оружие, время на подготовку..."Потом! Все это потом! В первую очередь нужно создать точку отсчета!"Через пару часов переезда, дорога скрылась в лесной чаще. Как объяснила Джина, ехать осталось немного, но долго, так как хорошую дорогу прокладывать в эти места никто не собирался. Пару раз пришлось переезжать по мостам, перекинутым через каменистые речки. Тут и там порой встречались останки сооружений, имитирующих катапульты, военные форты из бревен, смотровые вышки. Отовсюду буквально веяло древностью. Тихий шелест листвы, свежий воздух и отсутствие тревоги настолько расслабили игрока, что тот не заметил, как задремал. Пробуждение оказалось внезапным, что-то грохнуло по капоту, Хэнк выругался, вдавив в пол педель тормоза, сзади взвизгнула Дэгни. Ошалело осматриваясь вокруг, Майкл понял, что они крепко вляпались. Впереди, на просторной поляне, притулившись у соснового бора, уже виднелось мощное каменно сооружение, но помимо этого, куда ни посмотри, брели не разбирая дороги десятки мертвецов. Пока только самых ближайших заинтересовал шум двигателей, но как правило, инфицированные были очень подвержены цепной реакции, так что полнейший крах предстоящей миссии по захвату замка выглядел очень вероятным. Майкл быстро осмотрелся, пытаясь найти решение проблемы, по ходу дела отметив, что на поле лежит несколько трупов в средневековых доспехах. Выглядывающее из-за крон солнце отсвечивало на полированной глади клинков, оказавшихся бесполезными в схватке с превосходящим противником. Видимо, отдыхавшие здесь люди не восприняли угрозу всерьез, посчитав ее частью костюмированного розыгрыша. Игрок с ужасом представил, как зомби рвали на части одного "рыцаря" за другим, но те все еще сомневались в реальности происходящего. Если бы реальный убийца ворвался на съемочную площадку, эффект выглядел бы очень похоже. Ворота в замок были опущены, часть мертвецов уже бродила по внутреннему двору. Единственно верным решением было бы ворваться внутрь, заблокировав дверь автомобилями, тем более, что ширины микроавтобуса хватало на то, чтобы загородить большую часть пространства. — Хэнк, как только я дам сигнал, рвешь когти во внутренний двор, мы следом. — распорядился Майкл. — Как только блокируем проход, на улицу выйдут несколько человек, чтобы зачистить двор. Хэнк согласно кивнул, а игрок выскочил из машины, в несколько прыжков оказавшись у двери микроавтобуса. Заскочив внутрь, он передал план постоянно потеющему профессору филологических наук, который сам настоял на том, чтобы сесть за руль. Тилль Шпиггель, с залысиной на затылке, маленьких очках и серой рубашке, пуговицы которой он застегивал строго все до единой, бы мог показаться нерешительным человеком... Но когда его вытаскивали из здания университета, он действовал крайне оперативно, отбив из лап зомби двух студентов, которым преподавал дополнительно, намереваясь отправить на международную олимпиаду. Вот и сейчас его суровый взгляд ни на миг не дрогнул перед надвигающейся опасностью. Как только Хэнк рванул к воротам, Тилль практически виртуозно последовал за ним, ворвавшись во внутренний двор. Далее профессор самым скорейшим образом загородил вход, не оставив даже сантиметра для мертвецов, который заметно ускорились, привлеченные шумом. На то, чтобы расправиться с парой десятков мертвецов вышло семь человек. В руках у них были биты, пожарные топоры и кувалды. Кое-кто увидел пожарный щит, который совсем не вписывался в общий антураж, но полагался по технике безопасности. Один из парней покрепче схватил багор, которым хватал мертвецов за ноги, заставляя падать, чем значительно облегчал общее дело. Справились всего за несколько минут, к этому времени самые сообразительные мертвецы уже принялись проползать во внутренний двор под микроавтобусом, но стоило выжившим хорошенько поработать битами, как для других зомби места уже не хватало. Тут наступила пора решать другую проблему, так как происходящие события привлекали все больше внимания. Больше трех десятков мертвецов уже скопилось перед микроавтобусом, медленно но верно раскачивая его из стороны в стороны. Да, неразмышляющие монстры просто стремились добраться до жертв, но их общая цель в итоге перетекала в совместные действия. — Хэнк! Нам нужно поднять ворота! — крикнул Майкл, указывая на большое колесо, которого вращалось с помощью крепкого рычага, наматывая якорную цепь, либо разматывая, в зависимости от цели находящихся в замке. — Брок, Честер! — рявкнул Хэнк, обращаясь к студентам. Высокие, стройные парни сразу сообразили, что от них требуется, взлетев на небольшое каменное возвышение, откуда были доступны манипуляции над воротами. Спустя пару минут стало ясно, что дела становятся только хуже. Мертвецы скапливались слишком быстро, отчего рос вес ворот, перекинутых через овраг. Когда к студентам присоединилось еще несколько мужчин, общие усилия дали небольшой результат, вот только у входа во внутренний двор скопилось почти пять десятков зомби. Майкл судорожно пытался понять, что можно сделать в такой отвратительной ситуации, но в голову решительно ничего не шло. Отбить замок у практически бесконечного числа противников казалось нереальным.Джина упоминала о подземных ходах, но как же не хотелось заполучить в свое распоряжение что-то действительно надежное! Автобус уже практически упал набок, когда игрок решился на подвиг.

— Хэнк, быстро на стену! Как только мост будет чист, поднимайте ворота! Меня спрячьте и не трогайте, пока не приду в себя! — непись не стал задавать вопросы, так как прекрасно понимал, что на это нет времени.

В считанные секунды такой большой, но ловкий бородач уже стоял наверху, увидев картину куда более страшную, чем было изначально. Мост теперь представлял из себя сплошное месиво живых мертвецов, часть которых попросту валилась в овраг, но и там скапливалась, образуя живой холм, грозивший стать более широкой платформой для тех, кто потихоньку давил сзади. Если бы такое увидели остальные члены группы, то наверняка только самый высокий авторитет смог бы подавить панику, но у Майкла не было ни единого шанса.

Он, между тем, по капоту забрался на крышу раскачивающегося автобуса, схватив в руки кольцо, висевшее на шее. В голове уже появлялись знакомые надписи:

— Внимание! Оператор запрашивает доступ к режиму управления!... Доступ получен... Владельцем установлен режим "cinis cinerem". Сообщение оператору: "Коснитесь противника рукой, чтобы активировать оружие".

Едва уловимой вспышкой мелькнула догадка о том, что за ним следят практически не прекращая, но когда Майкл спрыгнул вниз, прямо на голову воющих от голода зомби, в голове осталась только пустота и индикатор заряда артефакта. Он снижался очень медленно, видимо на уничтожение живого противника требовалось гораздо больше сил.

Хэнк изумленно уставился на лидера группы, который приземлился на мост, оставив в метре от себя только облака оседающей пыли. Это выглядело как выступление иллюзиониста, только вместо ассистентов прямо на глазах у единственного зрителя исчезали столпившиеся мертвецы. Майкл, расставив руки, уверенно прошелся вдоль моста, оставив позади себя быстро затягивающуюся просеку. Затем он вернулся назад, двигаясь по зигзагу. Даже огромное количество врагов не могло достаточно быстро восполнять потери, мост опустошался. Из пыли, которая приходилась Майклу уже по щиколотку, постепенно образовывалась грязь, перемешиваемая с кровью игрока. Весь он словно превратился в алого демона, двигаясь с каждой минутой все медленнее.

Автобус давно перестал раскачиваться, засевшие во внутреннем дворе люди только испуганно прислушивались к тому, что происходит снаружи. Каждый из них видел, что только сделал лидер группы, и если нашлись бы решившие назвать его трусливым самоубийцей, то теперь уже нет.

— Поднимай ворота! — взревел Хэнк, его эхо разнеслось по всей округе.

На мосту осталось всего десять мертвецов, да лежащий в каше из кровавой грязи игрок. Двое студентов, не щадя своих сил, крутили огромный барабан, наматывая цепь. По приказу Хэнка автобус был отогнан в сторону, остатки врагов добиты, а тело лидера отнесено в замок, к подземному источнику. Там его осторожно отмыли от грязи, кто-то выделил свою одежду.

Майкл не знал, что благодаря своим действиям поднял мораль подопечных до небывалых высот, чем обеспечил их более высокую автономность. Неписи очень скоро сорганизовались в единый механизм. Джина предоставляла информацию, где складировалась мебель, где удобнее всего ее разместить и многое другое. Хэнк назначил тех, кто будет дежурить на стенах, благо, помосты были пристроены по всему периметру, плюс ко всему имелось четыре башенки, с которых открывался обзор всю округу.

Части припасов хватило на четыре дня, затем по всему коллективу начали роптать — лидер не был мертв, но и в себя не приходил. Что делать дальше? Еда вот-вот закончится, а на ближайшие пятьдесят километров нет ни одного поселения, в котором можно было бы найти пропитание для такого большого количества людей. Хэнк, как мог, успокаивал группу, уповая только на то, что лидер вот-вот очухается, он напоминал о чудесном спасении жизни каждого... Но что в этом толку, если спасший сам же и выбрал место своего подвига?

— Смотрите, там самолет! — крикнул кто-то из дозорных

Практически все люди ринулись на стены, чтобы посмотреть на это своими глазами. Не торопился только Хэнк. Он уже знал, что это за самолет, знал, что в самое ближайшее время следует отправиться туда, где расцветет одуванчик парашюта, но Майкл все не приходил в себя.

* * *

— Ах ты мой сладкий! Спасти всех захотел? В солдатиков переиграл? Всю капсулу мне измазюкал... Придурок!

Сознание возвращалось толчками, как темные сгустки крови из глубокой раны. Человеческая часть голоса Сайбера обволакивала своей заботой, механическая — пронзала стержнем костный мозг. Майкла рывком вынули из капсулы, не очень бережно бросив в душевую кабину прямо в одежде. Сквозь шум струящейся воды до него донеслись слова, сказанные кому-то другому:

— Эпизод повторился, да. Кровищи, как от свиньи, вызови знающих ребят, Арси нужно хорошенько почистить. Нет, не в отключке, но и не в сознании. Так, шевелится, как змея на холоде. Пока еще не разбирался, надо логи посмотреть. Подожди, тут по второй линии звонок... Я вас слушаю. Что? Как вы... Но... Постойте! Твою мать!

Майкл пришел в более менее адекватное состояние уже через пять минут: Сайбер так отчаянно обливал его ледяной водой, лишив одежды, что у игрока не оставалось иного выбора. Не успев вытереться полотенцем, он тут же получил в лицо ворох одежды. Сайбер выглядел разъяренным, но настолько, насколько может быть в ярости зверь, запертый в клетке.

— Что за... — начал было Майкл, но его прервали.

— Заткни пасть!

Долгое время ничего не происходило. Один сидел на стуле в сторонке, другой ходил из угла в угол по всей мастерской, что-то бубня под нос, иной раз жестикулируя. Поначалу подавленное состояние Майкла начало перерастать в злость. Он вспомнил первую встречу с Сайбером, вспомнил, как уверенно тот вел себя в кафе, демонстрируя шпионские "штучки", как павлин раскрашенные перья. Вспомнил, как тот жизнерадостно хохотал узнав название артефакта. И вот теперь он бесился от бессилия, поскольку вдруг понял, что потерял контроль над ситуацией, которую никогда не контролировал.

— Не вывозишь, да? — закипая с каждой секундой, спросил Майкл.

— Что? — дернулся как от укуса Сайбер.

— Я говорю, не вывозишь? Думал, посветишь передо мной своими игрушками, похохочешь над дурачком, который вляпался по полной, да и все?

— Ты это к чему?

— Я нахожусь в таком дерьме, что тебе это и не снилось. — наседал игрок, все это время пребывая якобы в расслабленной позе. — А тут появился ты, который может развести небо руками, да только силенок не рассчитал.

— Ты бы лучше помалкивал! — рявкнул Сайбер, но в этой фразе проскользнул обиженный скулеж получившей пинка собаки.

— Что тебе сказали?

— Не твое дело.

— Идиот! Они ко мне придут! За мной! В любую твою берлогу, сколько угодно ты не мастурбируй на свою исключительную конспирацию! — Майкл вскочил, но в этот момент раздался мягкий перезвон — кто-то уже стоял за входной дверью, ожидая, когда ее откроют.

Сайбер чертыхнулся, зыркнув на нерадивого гостя, но без промедления рванул к выходу, собравшись за долю секунды, и превратившись в учтивого хозяина, которому неимоверно стыдно за беспорядок внутри.

Сначала в комнату вошел юноша лет семнадцати. Одетый в какое-то непонятное рванье, с раскрашенной в яркие цвета шевелюрой, он широко улыбнувшись Сайберу. За плечами вошедшего был огромный рюкзак, обклеенный металлическими значками самой разной конфигурации.

— Цион, — представился гость, в это же время изучая комнату с таким жадным любопытством, как это делал бы ребенок, впервые оказавшийся в Диснейленде. — Вау... — восхищенно прошептал он, увидев ARCв кругу неонового прожектора.

Следующими гостями оказалась пожилая пара. Одетые в строгую одежду темных тонов, они держались под руку, излучая добродушие и безопасность. Первое время было сложно рассмотреть их, скрытых полутьмой, но когда они вошли в круг света, Майкл потерял дар речи.

— Это же самый настоящий Андер! Как в комиксах! — восхищался меж тем Цион, проявляя чрезмерное восхищение едва ли не каждой деталью мастерской.

Его смуглое лицо, не лишенное признаков высокого интеллекта, превратилось в кинематографическую пленку, со скоростью цифровой передачи данных фиксирующую все, куда был обращен взгляд. Сайбер поглядывал на излишне любопытного парня, не забывая учтиво улыбаться пожилым людям. Тот факт, что он не предложил никому присесть говорил о высокой степени волнения растерявшегося хозяина квартиры.

— Здравствуйте, молодой человек! — улыбнулась старушка, обращаясь к Майклу.

— Мередит, миссис Мередит... Рад вас видеть... — растерянно пролепетал тот, толком не понимая, что же делать: радоваться или бояться?

— О, не стоит так переживать, мы просто пришли кое-что вам рассказать, — все еще с улыбкой на лице, склонила голову пожилая женщина. — Том, ну почему ты никогда не стараешься быть вежливым? — короткий тычок под бок заставило Тома вынырнуть из своих размышлений.

— Да, да. Добрый вечер, молодые люди. — его голос оказался сух и бесцветен, старик явно был недоволен тем, что ему приходится находится в какой-то заваленной хламом дыре.

—Ах, Том! — разочарованно протянула Мередит.

— Извини, ежик, все эти излучения плохо на меня влияют... — оправдался Том.

— Эх, ворона ты моя.

— Вы такие милые! — воскликнул Цион, и именно в этот момент реальность подернулась перед глазами Майкла.

Все это счастье, весь этот наполненный любовью мир предстал в его глазах в новом цвете. Ведь Сайбера уже немного трясло, да и в душе игрока возникло отнюдь не облегчение, когда он понял, кто именно пришел по его душу. Два непися, которых он когда-то перевел через дорогу, получив в награду артефакт необычайной силы...

— А ведь скажи, ловко я придумал, а? — Майкл дернулся от неожиданности, когда понял, что витающий по комнате Цион находится прямо перед ним.

— Что придумал? — как во сне переспросил игрок.

— Режим "Праху Прах"! Это было очень впечатляюще, как ты в пыль размотал несколько сотен зомбачей! Я такого даже в кино не видел!

— В кино? — Майкл вдруг понял, что все это время, пока он думал, что является игроком, в действительности являлся чьим-то персонажем.

— Ну! Я уже сто раз просил дедушку вложить в какого-нибудь режиссера, пусть бы снял годную картину про Пост-Ап с мертвяками! Все старики консерваторы, тут уже ничего не поделаешь...

Цион разочарованно махнул рукой.

— Молодой человек, вы не возражаете, если мы останемся с вами на пару слов? — подала голос Мередит.

В какой момент из мастерской исчез Сайбер, болтливый подросток и Том, игрок не заметил, всецело поглощенный образом доброй бабушки, по повелению которой могут стереть в пыль сильнейшую корпорацию или воздвигнуть подобную из дорожной пыли. Только сейчас Майкл понял, что прожектор, направленный на его скромную персону, весь остальной мир погрузил во тьму.

Глава 14. Неразбериха и беготня

— Майкл, наш подарок может показаться тебе ужасным, но поверь, такова цена большой силы. Эта виртуальная реальность, в которой ты развлекаешься, она гораздо важнее, чем просто источник развлечения... Ты не мог бы подать стул? — когда игрок поспешно вернулся, осторожно поддержав собеседницу, чтобы она присела, ее речь продолжилась. — Это только для незнающих все просто ради денег, но никогда ведь деньги не становились первоцелью для тех, кем движет идея.

— Но как я мог во всем этом... — Майкл пытался сформировать вопрос, но от волнения ничего не выходило.

— Ты ни к чему не привязан, чист от идеологий. Не особенный, нет, не подумай. Просто так случилось, — Мередит улыбнулась, — что именно ты перевел через дорогу пожилую пару.

Много позже Майкл вернется к этим словам, проклиная себя за непроходимую тупость, ведь тот режим был одиночным, никто кроме него не мог сделать этого. Но сейчас он искренне поверил, что дело принадлежит случаю, не более того.

— Что мне делать? Зачем это все? —спросил он в тот момент.

— Ничего. Старайся обретать силу. Скажу тебе по секрету... — старушка чуть наклонилась вперед, перейдя на шепот, в ее родничковых глазах блеснуло озорство. — Тот, кто создал Искусственный Интеллект, немного утратил контроль над происходящим. Сейчас виртуальная реальность так сложна, что уследить за всем просто невозможно. Между собой они называют это "допустимая погрешность утраченной памяти"! — Майкл невольно рассмеялся вместе с Мередит, так искренне она потешалась над разработчиками "Эпидемии". — Но куда утраченной? Не скажет ни один хлыщ в белом халате.

— Но вам зачем... — игрок осекся на полуслове, от добродушия пожилой женщины не осталось и следа.

— Я не могу обещать, что ты поймешь это достаточно скоро. Но поймешь. Только следуй своему сердцу... — несколько долгих секунд Мередит задумчиво молчала. — Оно ведь у тебя искусственное, верно?

Майкл кивнул, но собеседница уже поднялась, направляясь к выходу. Не прощаясь, она вышла из квартиры, оставив игрока в одиночестве.

"Слушать свое искусственное сердце?"

Сайбер появился через час, а возможно больше. От былых эмоций не осталось и следа. Сгинула самоуверенная веселость, сгинула трусливая злость. Он был молчалив, подавляя волнение, что-то настраивал на аппаратуре, перемещаясь по мастерской без четкой цели. Два человека, которые думали, что видят картину мира правильно, но в один вечер связь с реальностью была утрачена.

— Я не знал, что они когда-нибудь пойдут на контакт так явно! — выпалил Сайберг, первым не выдержав гнетущей тишины.

— Что тебе сказали? — без тени эмоций спросил Майкл.

— Что я молодец и все делаю правильно. А тебе?

— Практически то же самое... — этот короткий миг откровения разрушил холодную стену отчужденности, в мастерской стало заметно спокойнее. — Думаю, мне лучше свалить, сколько проблем ты из-за меня нажил.

— Дурак? — Сайбер вдруг широко улыбнулся. — Это же просто охренительно! — его хохот заполнил пространство, поглотив шум электроники. — Я так долго торчал на вонючих сайтах, общался с кретинами, которые думали, что что-то там из себя представляют, плетут сети, участвуют в заговорах! Мне пришлось научиться отличать тех, кто совсем бесполезен от тех, кто может дать хоть одну ссылку на нужные ресурсы. И вот сейчас в моей квартире побывали "Изумрудные звезды"! Ты — сумасшедший кусок мяса, ты стал для меня билетом в лапы самых опасных пауков этого мира! Я в игре! Я! В игре!

Майкл немного испугался такой бурной реакции Сайбера, но тот успокоился достаточно быстро. Еще минут через пятнадцать прибыл работник слининговой компании, который довольно профессионально, что отразилось также в его немногословности, выполнил свою работу. Некоторое время Сайбер и Майкл обсуждали проходивший игровой процесс. Игрок рассказал о том, где он сейчас находится, сколько членов группы удалось собрать под своим крылом и некоторые другие детали. Сайбер же, не скупясь на крепкие выражения, поведал историю о том, что несколько дней ему пришлось мотаться по всему континенту, в поисках хоть одного адекватного человека. Насколько мог понять Майкл, вся эта бравада в начале знакомства о крупной сети конспирологов, разбросанных по всему миру — полнейшая ложь, чтобы напустить пыли в глаза. Но следовало признать, Сайбер все же не был пустышкой, так как его оборудование, да и капсула весьма продвинутого класса собранная вручную — такое из пустого воздуха не взять.

По итогу условились, что Майкл будет проводить в игре по шестнадцать часов в день, чтобы нормально высыпаться. Никаких питательных трубок и отводов шлака в капсулах еще не было предусмотрено, поэтому режим представлял из себя четыре часа сеанса с перерывом на два часа. Сон, еда и другие естественные потребности требовали времени, но куда важнее было потратить больше недели на становление персонажа. Если люди из "Изумрудной звезды" сказали играть, то играть следует со всем рвением, без страха и упрека. Возможно, как надеялись оба избранника, позже появятся новые инструкции, но об этом думать не следовало.

— Значит, я там немного посмотрел логи, по ним, конечно, понять сложно, но у твоей группы назревают проблемы. Пока меня я отсутствовал, ты был в отключке почти два дня. Понятия не имею, что у тебя за организм, но ты не сдох...

Майкл кивнул. Ситуация еще более жуткая произошла с ним в первый раз, еще в подпольном клубе, там он валялся три дня, прежде чем его доставили в больницу. Теперь все обошлось куда легче. Потратив еще пару часов на приготовления, игрок проскользнул в капсулу, не забыв надеть новый костюм.

* * *

Пробуждение походило на подъем с глубины, только с той разницей, что скорость больше соответствовала американским горкам. Жадно вздохнув, Майкл подорвался со своей кровати, обнаружив себя в просторном замковом зале, заставленном мебелью на манер казармы. Или, что более соответствовало реалиям, летнего лагеря. Больше рядом никого не обнаружилось, поэтому игрок поднялся, направившись во внутренний двор, где должны были находится хотя дозорные. Куда могли деться остальные члены группы, пока думать не хотелось.

На стенах тоже никого не обнаружилось, но что самое страшное — ворота были опущены, автомобили исчезли. Самые черные предчувствия захлестнули сознание Майкла, он уже готов был кричать от бешенства, поскольку здесь, среди леса, в сотне километров от ближайшего населенного пункта, шансов выжить было не много. Ведь треклятые неписи так же должны были забрать с собой еще и припасы. Сомнительно, что они побеспокоились о здравии не приходящего в сознание лидера. Но хуже всего, казалось, было предательство Хэнка. Этот человек должен был избить каждого, кто решил бы так поступить — бросить одного из своих, но где он сейчас? Почему не находился рядом с верным напарником, почти другом?

Рыская по внутренним помещениям, игрок пытался найти свое имущество, которого возле кровати, почему-то, не оказалось. Не было и трупов, что могло бы стать свидетельством схватки или на крайний случай следов крови, если вся группа оказалась бы инфицированной. Вообще ничего. Собрав свои вещи подопечные Майкла ушли в неизвестном направлении.

В конце концов отчаявшись, игрок в спальной комнате нашел что-то похожее на черенок от лопаты, с заостренным наконечником, и покинул замок. Путь выбрал первый, который попался. Возвращаться в Ковингтон не хотелось, слишком уж мерзкие воспоминания он теперь вызывал. А окружающий лес со множеством небольших речек, перекинутых через них деревянных мостиков, спокойной атмосферой со временем привел мысли игрока в порядок. Еще от самого замка, чтобы не заблудиться в незнакомой местности, Майкл собирал камни размером с кулак, а когда набиралось штук десять, строил у обочины небольшие пирамидки. Из разумной предосторожности, он также прятал свои опознавательные знаки за стволами деревьев, так как случайно пробегающий здесь мертвец мог сбить их ногой.

В определенный момент игрок обратил внимание на свое оружие и усмехнулся: уже сколько времени он потратил на игру, но увеличенные характеристики "сгорели", чтобы "прокормить" артефакт. Группа сбежала, пока он решал проблемы в реальности, а из оружия остался только заостренный дрын, которым и живого человека сложно будет одолеть, не говоря о нечувствительных к ударам зомби. Не было и убежища, укрепленного, обустроенного, с запасами. Ничего не было. Только лидерство чуть выше низкого уровня, да и все. Что же в это время происходило с остальными игроками? Большая их часть выбрала индивидуальный стиль развития, что выглядело куда проще и выгоднее. К тому же, самый классический вариант, когда игроки объединялись в группы тоже никуда не исчез, выручая друг друга в прокачивании персонажей, все игровое население "Эпидемии" росло как на дрожжах и Майкл понимал, что сильно отстает.

Чей-то тихий голос отвлек его от размышлений. Он доносился со стороны леса, как показалось игроку, но потом он осознал простую вещь — лес повсюду. А значит и голос, как ни повернись, доносился со всех сторон. Шум ветра в листве, гомон птиц и отдаленное журчание речки глушили слова, их невозможно было разобрать. Это походило на слуховую галлюцинацию, когда определенную ритмику мозг дополнял своими фантазиями.

Как ни старался, Майкл не мог уловить ни одного слова. Наконец, его осенило. Найдя укромное местно, он сел и плотно закрыл уши руками. Поначалу кроме шума крови ничего невозможно было понять, но пару минут спустя приятный девичий голосок пробился к разуму игрока.

Для усиления качества сигнала перейдите в личные настройки игрового профиля, перейдите во вкладку "звуковые эффекты", "расширенные настройки для людей с проблемами слуха". Настройте частоту 264Гц на максимальный уровень. Для усиления качества сигнала...

Одна и та же инструкция повторялась не прекращаясь ни на секунду. Майкл решил, что нет ни одной причины, по которой он мог бы игнорировать это сообщение, тем более что был шанс остаться с игровым дефектом навсегда. В расширенных настройках для глухих игрока ожидал неприятный сюрприз: настроек там было столько, что не всякий зрячий разберется. К тому же, очень "помогал" интуитивно-понятный интерфейс, когда через пять-шесть действий уже ни за что в жизни не вспомнишь, как и что у тебя получилось.

Когда необходимые условия были выполнены, инструкция неизвестной девушки прекратилась. Лес вокруг подернулся непонятной рябью, словно кто-то схватил реальность в кулак, оттянув на себя, затем резко отпустил, что вызвало обратный эффект и головокружение. В ушах раздался треск, стон микрофона, подставленного к динамику, всхлип рваной мембраны колонок. Майкл, не готовый к такого рода ситуации, схватился за голову, стараясь не кричать, ощущение было такое, словно кто-то дал промеж ног, переместив боль в ушные перепонки.

— Что за хрень?! — сквозь стиснутые зубы прошипел Майкл.

Приношу свои извинения за причиненные неудобства, пилот. Настройка практически завершена.

— Ты кто, мать твою, такая?!

Я — Арси. Капсула для полного погружения в виртуальную реальность.

— И зачем ты решила выжечь мне мозг?

Происходит тонкая настройка моих систем под организм пилота.

— Пилота? Мы что, куда-то летим?

Нет, это общепринятая терминология. — на все выпады игрока ИскИн капсулы отвечал бесстрастно.

— Ладно, какой от тебя толк? — немного отойдя от внезапного внедрения продвинутых технологий, спросил Майкл.

Адаптация и формирование функций будет происходить по мере адаптации программы в условиях постоянных атак ИскИна "Эпидемии".

— В смысле? Ты пока ничего не умеешь, но пока тебя будут бить, разберешься что и где?

Приблизительно. Установите приоритеты формирования.

— Да откуда я знаю, что мне нужно? Группу растерял, оружия нет. Местность не знаю.

Прозвучало три возможных цели, все они являются в одной подгруппе "Сканирование местности". Желаете установить приоритет для данной функции?

Майкл мысленно дал свое согласие, ощутимо воспрянув духом. Если у него появился в подчинении такой интересный функционал в лице капсулы, то это уже не так плохо, как казалось совсем недавно. К тому же, среди немногочисленного интерфейса появилась небольшая иконка земного шара, испещренного пунктирными линиями. Как мог понять игрок, сейчас его существование в игре было едва ли ни читерством. А как известно, это может повлечь за собой не совсем приятное знакомство с защитными механизмами игры. Пока казалось какой-то глупостью, что в самой продвинутой игре мог появиться человек с дичайшим артефактом, который выкачивает из владельца литры крови, чтобы уничтожить наборы скриптов, обтянутых скинами. А еще у этого человека теперь есть голосовой помощник с продвинутым функционалом.

— Арси, а ты не можешь посмотреть мой прошлый игровой сеанс? — вдруг пришло в голову игроку.

Нужны более точные данные для поиска. — в тот же миг отозвалась капсула.

— Неигровой персонаж по имени Хэнк.

Ожидайте...

Ожидать пришлось достаточно долго, Майкл даже приуныл, неспешно двигаясь по узкой проселочной дороги, вдоль которой рос густой молодой орешник, сквозь который не продрался бы и самый отчаянный мертвец. Впереди уже виднелся небольшой просвет, да нарастал шум очередной речки, когда Арси ответила.

Игровой объект Хэнк находится в трех километрах от вас, если двигаться прежним курсом.

— В смысле? — застыл игрок на месте, забыв, что с голосом в голове не обязательно общаться вслух.

Более детальная информация недоступна. Положение объекта статично.

— Он живой? — от волнения у Майкла пересохло во рту.

Информация недоступна.

Далее, не задав больше ни одного вопроса, игрок рванул вперед, позабыв об осторожности. Он бежал, не разбирая дороги, самая простая вера в человечность неигрового персонажа заставила его думать, что Хэнк нуждается в помощи. Три километра по лесной чаще — не самый простой марафон, но игроку удалось выскочить на большую поляну достаточно быстро, только дыхание обжигало горло, а легкие разучились набирать столько воздуха, чтобы можно было прокормить кислородом перенапряженные мышцы.

Здесь стояло несколько палаток цвета хаки, тут и там сновали люди в армейской одежде, но как уже помнил Майкл, такая манера носить военную форму могла принадлежать только бандитам. В тот же миг, как игрок увидел вереницу людей в гражданском, что стояли на коленях перед вышагивающими людьми, вооруженными до зубов, в лицо незваного гостя прилетел жесткий удар прикладом.

— Эй, Халиб, свинья вонючая! Ты для чего в дозор поставлен?! — услышал игрок, с удивлением понимая, что он не только не отключился, но еще и не ощущает удара.

Защитные системы "Эпидемии" активированы! Пилот будет экстренно отключен от Сети через четыре минуты! Применить тестовые функции боевого модуля?

Майкл, практически не понимая, что происходит с ним сегодня, дал свое согласие, стараясь увернуться от ноги наемника, которая едва не опустилась на его лицо. Отчего-то огромная спина Хэнка оказалась прямо перед глазами, Майкл узнал напарника за долю секунды. Схватив его за шиворот, он рывком поднял непися, словно котенка швырнув в кусты. Туда же отправился наемник, не смогший адекватно принять тот факт, что убийственная атака в лоб не смогла одолеть противника, выскочившего из кустов.

Внимание! Уровень риска составляет девяносто три процента! — ревел в ушах голос Арси, в это же время из кустов раздался треск автоматной очереди.

Игрок рванул в ту сторону, едва не сбив с ног Хэнка, чье облитое кровью лицо больше напоминало свирепую маску демона.

— В замок, бегом! — хрипя от перенапряжения, приказал Майкл, ощущая спиной, как за ними уже несется погоня. — У меня до отключки две минуты. Я их задержу, а ты жди!

Хорошо, что непись отличался поразительной сообразительностью. Он тут же помчался вперед, пока игрок срывал с пояса мертвого наемника гранаты. Где-то слева очередью срезало молодой кустарник, Майкл упал в сухую листву. Кольцо уже выводило перед глазами строчки допуска оператора, Арси требовала дополнительную мощность и полномочия для каких-то защитных мер, проблесковым маячком сигналил таймер до прибытия чего-то, что восстановит игровой баланс, одним махом избавившись от неизвестного читера.

В совокупности это явило такой плотный вихрь хаоса, что разобраться в происходящих событиях не взялся бы никто. ИскИн "Эпидемии" получил сигнал о том, что часть транзисторов оказалась перегружена. Все, что требовалось от холодного машинного разума — перераспределить память, чтобы стабилизировать Систему.

Майкл увидел себя, провалившегося сквозь землю, увидел от третьего лица. Изумрудный кокон обволакивал безвольное тело, золотистая нить, словно пуповина, тянулась от него к поверхности игры. Можно было бы считать, что это какой-то древний баг, еще с тех времен, когда провалиться в текстуры было совсем не исключением игрового процесса, а неизменным правилом. Но нет, это было совершенно иное состояние. Словно кто-то скопировал игрока в буфер обмена, временно поместил в корзину, а может быть закомментировал код, оставив ту его часть, которая ни на что не влияет.

Обжигающие светом линии рисовали вокруг кокона дивные узоры, выискивая хоть какие-то несоответствия, позволившие бы защитным системам игры уничтожить неподдающийся машинной логике объект, но раз за разом приходил обратный сигнал, утверждающий, что все в порядке. Тогда ИскИн поднялся на более высокие уровни, где бушевал смерч из исковерканных текстур. Здесь все оказалось гораздо проще: "запачканный" код был стерт, образовавшиеся дыры залатаны.

На просторной поляне стояли на коленях десятки неписей, они дрожали от страха больше никогда не взглянуть на мир несиметрии и нелогики. Им, вполне возможно, понравилось быть отдельной частью виртуального пространства.

Майкл усмехнулся, понимая, что его понесло куда-то не туда. Тем более, что земля медленно вытолкнула его из себя. Стычка закончилась тем, что сложно было бы как-то классифицировать. Главное, что теперь никому ничего не угрожало. Главное, что группа не предала лидера, просто им не повезло напороться на отряд хорошо вооруженных бандитов. В ушах вновь появился тонкий голосок Арси, разобрать который можно было только хорошенько закрыв уши.

Резервное восстановление памяти. Для усиления качества сигнала перейдите в личные настройки игрового профиля, перейдите во вкладку "звувые эффекты", "расширенные настройки для людей с проблемами слуха". Настройте частоту 1444Гц на максимальный уровень. Для усиления качества сигнала...

— Арси? — выполнив настройку, обратился к капсуле игрок.

Я — капсула для полного виртуального погружения. Мои системы были уничтожены, восстановлено исходное состояние памяти...

— А, эвоно что... — Майкл обошел череду пленников, никто из которых не рискнул поднять голову. — Стерли тебя, бедолагу...

Обратив внимание на свое тело, игрок понял, что в очередной раз облит кровью, что опять его характеристики снижены на пять процентов, а тело некогда крепко сложенного мужчины старше сорока превратилось в сухой скелет немощного старика.

Кое-как освободив самого крепкого из группы — Фрэнка — Майкл приказал ему сделать тоже самое с остальными, вернуться в замок, после чего со спокойной душой потерял сознание от бессилия. Там, в капсуле, его тело вынул Сайбер, уже с большей бережливостью опустив в душевую кабину. В какой-то момент, снимая вновь испачканный кровью костюм, он заметил на теле игрока странные отметины, словно кто-то капнул чернилами под кожу, и краска растеклась по тонким венам, слегка пульсируя. Таких отметин было немного: три или чуть больше, они казались почти незаметными, только их форма привлекла внимание Сайбера, который решил не придавать значения таким вещам.

* * *

— Оскар, сегодня была обнаружена некая ненормальная активность в секторе FIU-74-22. — молодой техник в белом халате стоял перед столом из прозрачного стекла, на котором не было ничего, кроме маленькой записной книжки и серебряной шариковой ручки.

— Хорошо... — сидевший за столом человек неторопливо записал данные на одном из свободных листов, обведя ее двойным кружком. — Что-то еще?

— Да. Контроль происходящих процессов просел еще на две десятые доли. На данный момент мы не знаем, куда пропадает около процента наших мощностей.

— Хорошо... — еще одна пометка оказалась рядом с предыдущей, смуглый мужчина иранской наружности провел большими пальцами по вискам, к затылку. Так он стимулировал мыслительную деятельность, иной раз получая вполне удовлетворительный результат.

— Мы не зафиксировали никаких данных о стремлении ИскИна к автономности, не нашли подтверждения того, что он может прятать от нас следы прогресса, — техник достал из кармана портативный носитель, — но здесь кое-что есть, вам следует посмотреть лично.

— Уточнения? — зеленые глаза мужчины блеснули заинтересованностью.

— Все, кто подключен к "Эпидемии", находятся под полным контролем. Исключений нет. Но периодически происходит ничем не объясняемая перегрузка, заставляющая ИскИна действовать нестандартно.

— Это ведь и есть преимущество от обычной программы? — уточнил Оскар.

— Верно, но кое-кто из наших ребят считает, что это нечто наподобие кроссвордов, рассчитанных именно на такого игрока.

— Интересно...

Техник покинул кабинет главного специалиста в области разработок искусственных интеллектов, в то время как сам специалист задумчиво рассматривал флешку, словно главная задача пряталась в этом невзрачном корпусе из пластика, а не в том, что содержалось в микросхемах под ним.

* * *

— Очухался? Давай ешь и бегов в игру, что-то мне кажется, что пока ты прохлаждаешься, вокруг твоей группы мир клином сходится! — Сайбер пытался привести в более бодрое состояние Майкла, хотя тот выглядел неважно.

— Я же там все приготовил, пусть отнесут меня в замок, я пока отдохну... — пытался он отбиться от настойчивых встрясок.

— Не-не! Давай, бегом в капсулу, у нас итак мало времени! Арси поможет восстановиться, я потихоньку буду внедрять в нее новые модули, там один мой знакомый нашел крошечную лазейку, через которую мы можем расширить твои возможности!

Сайбер был неумолим, практически на своих руках он уложил Майкла в капсулу, активировав экстренное подключение, от которого игрока даже в игре некоторое время преследовала тошнота.

Группа в полном составе почти достигла стен замка, своего сумасшедшего лидера они тащили на руках, попеременке. Именно в таком состоянии обнаружил себя Майкл, которого уронили на землю от неожиданности. В тот же момент у ворот появился Хэнк.

— Осторожнее! Шакалы! Кто так носит своего спасителя?! — здоровяк, успевший помыть лицо в одном из ручьев, подхватил плохо соображающего напарника, без видимого напряжения отправившись во внутренний двор.

Следующие несколько часов ушло на то, чтобы значительно потрепанные неписи привели себя в порядок, закрыли ворота и повалились в общей комнате отдыха. Им даже не было интересно послушать, какими такими усилиями лидер сумел стереть в пыль отряд вооруженных людей, и почему карающая длань сумела так избирательно справиться с непростой задачей.

— Слушай, мужик... Я конечно понимаю, что ваша братия психи полные, так как помирать не страшно... Но ты чемпион по безумию! — в отличии от остальных, Хэнк такой возможности упускать не собирался.

— А ты многих видел? — полностью придя в себя спросил Майкл.

— Ну, человек пять точно. Они какие-то мутные были, им больше пушки, да красиво трупа оформить, но ты...

— Да ладно, хорош. Я понял, — Майкл в это же время активно участвовал в настройке функций, которые ему предоставляла Арси. — ты впечатлен. Дай мне некоторое время, я пока полностью тут обоснуюсь, потому что надоело уже, как цыгану, по всему миру кочевать.

— Так ты решил остаться тут надолго? — понимающе кивнул Хэнк.

— Хотелось бы. Плюс появились некоторые союзники, которым не желательно умирать.

Когда непись ушел, игрок уже имел доступ к полной карте замка, ближайшим окрестностям, включая лагерь стертых из памяти игры наемников, а также рекомендации по укреплению убежища. Ну и досье на каждого спасенного, которых в сумме выходило семнадцать человек. Арси заботливо вывела в отдельный интерфейс состояние морали, на которое влияли запасы еды, обычные удобства цивилизации и защищенность от внешних угроз. Теперь Майклу не составило особого труда обнаружить, что кто-то из неписей захилел, выяснить, в чем проблема и принять меры по восстановлению "погоды в доме" всего коллектива.

Наказав через несколько минут Хэнку и Карлу, тому самому белоснежному "подбородку" из Ковнгтона, вернуться в лагерь наемников, игрок решил наведаться туда самостоятельно, чтобы упредить возможную опасность.

Путь занял совсем немного времени, транспорт и все прочее осталось на прежнем месте. Войдя в одну из палаток, Майкл всмотрелся в полутьму, привыкая после солнечной погоды снаружи. Несколько спальных мешков, рюкзаки с припасами, переносные лампы. Во второй палатке практически не было отличий, если не считать низкой клетки с очень плотной решеткой. Решив не тянуть интригу, игрок с помощью нехитрой приспособы вытянул решетку и заткнув рот руками, отвернулся, когда увидел содержимое. На деревянных дощечках, служивших полом, лежала горка шевелящихся трупных червей. От кого они остаются, он уже знал, потому Майкла передернуло от отвращения. Наемники поймали черноглазого мутанта.

Внимание, пилотом обнаружен усиленный возбудитель инфицированных! Радиус действия: пять километров. Рекомендации по уменьшению угрозы: найти убежище с хорошей внешней защитой. Время прибытия крупного стада инфицированных: определить не удалось.

Фу, что за вонь? — прикрыв рот рукой, вылез из кустов Хэнк.

— Ребята, у меня для вас плохие новости! — без предисловий заявил Майкл. — У нас всего несколько минут, чтобы свалить отсюда живыми. По коням!

Глава 15. В западне

Уже на подъезде к замку стало ясно, что какая-то кармическая метка была на этом месте. Не могло просто так случиться столько негативных событий. Сначала здесь проходило большое стадо низкоуровневых мертвецов, потом нагрянули вооруженные до зубов бандиты, теперь по странному стечению обстоятельств среди уничтоженных защитными система игры нашелся черноглазый мутант, разлагающийся труп которого привлекал своей вонью инфицированных со всей округи. Хэнк озвучил вслух свое соображение о том, что ведь когда-то в приюте домашних животных уже случалось убивать такого врага, почему же не случилось то, что происходит сейчас? Майкл долгое время молчал, не зная, где кроется подвох. Потом пришел к выводу, что труп все таки находился внутри здания, а значит и привлечь никого не мог. К тому же, его достаточно быстро сожгли. Хэнк на это удовлетворенно кивнул, сбив двух мертвецов на входе в замок. Здесь уже стояло несколько человек, готовых отбивать своих от нагрянувших мертвецов, автобус заехал следующим, ворота стремительно поднимали вверх.

Майкл выскочил во двор, оглядываясь по сторонам. В багажнике лежало несколько сумок с имуществом бандитов. Все, что они имели при себе в момент зачистки ИскИна, исчезло бесследно. Осталось только лежавшее в палатках. Этого тоже оказалось достаточно даже на первый взгляд: запасные патроны, пара автоматов, три револьвера и целых восемь гранат. Но от приятного занятия игрока отвлек крик человека, стоявшего на стене. Он указывал куда-то в сторону леса, но спустя мгновение бросился вниз по лестнице. Причину его паники игрок понял почти сразу: по деревьям скакали проклятые черноглазые мутанты. Даже на первый взгляд их было около десятка. Не было времени даже на то, чтобы просто разобраться с добытыми трофеями, не говоря уже о том, чтобы почитать системные сообщения, пульсирующие на задворках внутреннего взора.

Майкл приказал всем прятаться в замок, найти там Джину и спрятаться всем в казематах, которые особым размахом похвастаться не могли, зато не имели никаких лишних отверстий, куда мог бы просочиться противник. Плюс ко всему, в одной из камер располагался подземный лаз. Выведя в активную зону трехмерную модель замка, игрок наблюдал за тем, как алые силуэты стремительно проникают внутрь, используя любую возможность. Голубоватое же скопление выживших фосфоресцирующим ручьем текло вниз, в подземелья.

— Хэнк, нам нужно прикрыть отступающих! Больше троих не нужно, прихвати с собой ребят посмелее и за дело!

Выдав краткую инструкцию, куда именно следует отправиться боевой группе, Майкл направился вслед за ними, все таки добравшись до входящих сообщений.

— Внимание! Ваш статус лидера "Убедительный" развился до "Бесспорный". Выберите активный эффект:


1. Повышенная мотивация. Все члены вашей группы на двадцать процентов действуют более эффективно в боевых ситуациях, менее подвержены панике, готовы идти на рискованные авантюры под вашим руководством. Другие игроки получают на десять процентов больше опыта.

2. Как за крепостной стеной. Место, которое вы назначаете убежищем, получает пять строительных схем, которые позволят усовершенствовать фортификацию. Среди случайные чертежи могут повысить маскировку, усилить укрепления, повысить комфортабельность. При гибели, вы также можете выбрать точку воскрешения своего персонажа. При гибели других игроков, состоящих в вашей группе, данная функция также доступна.

3. Одна семья. Члены вашей группы больше не чувствуют себя чужими, они привязаны к вам, как к лидеру, что подталкивает их на пропаганду в отношении других выживших. За каждого нового члена группы, привлеченного тем, кто уже в ней состоит, вы получите бонус на выбор. В случае, если привлечен человек из игроков, вы вправе назначить небольшой штраф на него за несогласованный выход из группы.


Майкл задумчиво свернул сообщение, пока еще не зная, что конкретно ему нужно, так как понятия не имел о существовании чертежей. За все время игры ему такое не встречалось ни разу, что могло оправдывать только одно: они появляются при достижении определенного уровня специализации. Это означало, что сейчас он все таки наше небольшую ступеньку наверх. Тропинку, ключ к сердцу игровой системы. Если он не может быть полезен сам для себя, то очень даже способен пригодиться многим вокруг! Еще бы, какая группа не захочет иметь в своем составе баффера с очень нужными пассивными бонусами? Кроме того, каждая полезность имела оговорки касательно других игроков, что казалось куда важнее, чем все прочее.

Верхние этажи замка уже кишели мутантами, они бешено носились из комнаты в комнаты, чувствуя запах живых, но не имея возможности до них добраться. Между тем, до стрельбы так и не дошло: игрок принял решение в пользу первого пункта, что значительно улучшило слаженность действий группы. Захлопнув за собой тяжелую металлическую дверь, Майкл осмотрелся. Коридор в пару десятков шагов и шестью камерами слева и справа идеально подходил для того, чтобы пережить бомбардировку. А снующие наверху зомби и вовсе казались сгустками малинового желе — сколько бы их не билось об дверь, толку не будет.

— Джина, пока у нас есть время, я бы хотел осмотреть подземный лаз. — не повышая голоса, заявил игрок.

— Что? Откуда вы знаете, что он здесь? — удивилась работница библиотеки.

— Ну не все же тебе знаниями блистать! — усмехнулся игрок. — Насколько я могу судить, мы окружены достаточно плотно, наверх соваться смысла нет. Пути отхода также находятся в радиусе оккупировавших нас мертвецов. Вариантов действий не много: ждать, либо прорываться.

— Но лучше подождать, а потом прорываться, — резонно заметил профессор исторических наук.

— Верно. Думаю, что никаких сил не хватит, чтобы выбить эту дверь, но мало что таится под землей? — Майкл кивнул Хэнку. — Возьми фонарь, пойдем глянем.

Прихватив средневековое копье, которым был вооружен один из членов группы, игрок отправился к той единственной камере, дверь которой была заперта фальшивым замком. Вход в лаз замаскировали весьма схематично — все же здесь развлекались цивилизованные люди, переигрывая исторические события на свой лад. За грубо сколоченной крышкой, накрытой мешком с соломой, скрывался темный лаз, спуститься в который можно было по деревянной лестнице. Хэнк настороженно склонился над темным провалом, посветив себе лампой, но спустя миг отскочил в сторону, ударившись головой о свисающие с потолка цепи. Сквозь звон металла Майкл услышал невнятное ворчание мертвецов.

— Вот проклятье... — прошептал он, когда системы Арси услужливо предоставили трехмерную модель открытой только что локации.

По примерным подсчетам там скрывалось больше десяти мертвецов, облаченных в средневековые доспехи. Скорее всего, люди еще не подозревали, с чем столкнулись, когда встретили инфицированных. А когда пришло время, в темном тоннеле разобраться уже не удалось. Эта ситуация ощутимо влияла на обстоятельства. Теперь пути к немедленному отступлению не было, а еще Арси не могла дотянуться до конца подземного хода, соответственно, Майкл не видел, закрыт он с той стороны или же у всей группы под ногами скрывается целый полк зомби, защититься от которого будет проблематично, если они дружно захотят полезть наверх. По головам друг друга. Очень красиво было бы завалить этот ход их же трупами, но такая киношная ситуация могла не сработать в виртуальной реальности. Здесь больше шансов было на то, что мертвецы создали бы себе пьедестал, по которому медленно но верно забрались в подземелье, откуда некуда бежать, если не считать дверей, за которыми снуют десятки черноглазых мутантов.

— Есть предложения? — пальцем в небо задал вопрос игрок.

— Там у одного парня багор с собой... — задумчиво пошкрябав переносицу, проронил Хэнк.

— Думаешь, стоит им помочь до нас добраться?

— Ну, нет... Порыбачим, поглушим, авось и полегчает...

— Ну давай, — согласился Майкл, — чего встал? Зови своего пожарника, будем импровизировать.

Следующие полчаса самые крепкие члены группы выуживали из темного провала рыцарей, принявших темную сторону, благо до их голов было чуть больше метра, обезвреживали и складывали штабелем вокруг входа в тайный лаз. В случае, если мертвецы начали бы проявлять серьезную активность, часть трупов тут же завалила бы им путь в казематы. Некоторое снаряжение изымалось, самым полезным среди найденного стали пластины, защищающие предплечье. Даже средневековое снаряжение могло бы очень пригодиться, знай люди в тоннеле, с чем они столкнулись.

Когда настал тот момент, что дотянуться до зомби не было возможности, Майкл предупредил бойцов: теперь придется спускаться вниз, что чревато очень большим риском, поэтому он пойдет первым. Если погибнет, то хотя бы задержит врагов, к тому же, это позволит получше разведать обстановку. Для большей безопасности, двое неписей вооружились тем самым багром и единственным копьем, чтобы в случае экстренной ситуации организовать заграждающие штыки. В тесном подземелье, где спокойно пройти мог только один человек, такой выход мог оказаться весьма эффективным.

По сведениям, полученным от Джины, тоннель был протяженностью около восьмидесяти метров, доступно для сканирования и Майкла — примерно половина. В какой-то момент Майклу пришло в голову, что было бы глупо имея в руках огнестрельное оружие, держать его вечно про запас, на крайний случай. Потому, с помощью подручных средств соорудив глушитель из грубой подстежки, снятой с горе-рыцарей, Майкл соорудил подобие глушителя. Выглядело это так, словно кто-то на автомат намотал тулуп, а сверху надел валенок. Попасть таким вот прибором хоть куда-то было бы большим чудом. Но игрок не унывал, попросив у капсулы хоть какой-то помощи. Та не отказала, выстраивая перед взором игрока необходимые направляющие линии.

А потом началась тотальная зачистка. Майкл уверенно шел вперед, сшибая одну голову мертвеца за другой, краем глаза посматривая на то, что творится в замке. А происходили там не самые приятные вещи: шустрые мутанты все таки нашли человеческий след, скопившись у входа в подземную тюрьму. И если находясь у окованной металлом глухой двери не было никаких сомнений в ее несокрушимости, то сейчас в голове игрока засел червь сомнения. А вдруг что-то эдакое случится? А вдруг не все так хорошо?

Меж тем, зомби падали один за другим, переступая их, игрок шел дальше. Толку от фонаря не было никакого, так что ориентироваться приходилось только на Арси, которая исправно исполняла свои обязанности. Когда на схеме появился значок, изображающий выход из тоннеля, игрок облегченно вздохнул. Всего на пути попалось больше дюжины инфицированных, но это слабо успокаивало, так как худшие опасения сбылись — выход по ту сторону оказался не заперт. А чем ближе к нему приближался Майкл, тем явнее видел он столпотворение почуявших неладное мертвецов.

— Что там, Майкл? Не видно же ни зги... — прошептал сзади взволнованный Фэнк.

— Ничего хорошего, можем вляпаться в такое дерьмо, что лучше и не думать... — пробубнил Майкл, но его хорошо услышали те, кто шел сзади. Один из показателей отвечающий за мораль группы просел и игрок внутренне обозвал себя крепким словом за болтливость. Так как особым стрелком Майкл не являлся, то на двенадцать зомби у него ушло ровно тридцать патронов. Следующим в руку лег револьвер, но поток света, что проникал в лаз через откинутую крышку люка, вдруг исчез. Игрок выматерился, приказав группе немедленно уходить. Судя по скорости, с которой пока еще невидимый для глаза, но хорошо высвечиваемый на трехмерной модели помещения, это был не просто зомби, а как минимум черноглазый. Но тонкий визг, стрелою пронесшийся по тоннелю, выявил новый тип врага.

"Арси, что это еще за такое?!" — мысленно запаниковал Майкл, вытирая о штанину вмиг вспотевшие ладони, револьвер в руке уже не внушал уверенности.

— Новый тип мутанта, сигнализирующий о найденной добыче. Ультразвуковые волны действуют на большом расстоянии. Дополнительный эффект сигнала — деморализация слабых жертв. — услужливо подсказала капсула.

"Проклятый, проклятый, проклятый замок! Зачем оно мне было нужно?!"

— Замечена повышенная активность у главного входа в подземную тюрьму. — беспристрастно сообщила капсула, и игрок обратил внимание на то, что укрепленная дверь буквально покраснела на фоне сплошного месива из мертвецов.

Страшно было даже представить, что испытывали сейчас члены группы, слыша бесперебойные удары по ту сторону. Фактически, неприступная в теории крепость в очередной раз показала свою полнейшую непригодность в условиях зомби-апокалипсиса. Не зная, на что уповать, игрок проверил уровень заряда "Изумрудной звезды", тот маячил в пределах пяти процентов. И самое смешное, что даже перк с укреплением замка не дал бы никаких результатов. Что толку с непрокаченного игрока, который гибнет, как муха, воскресая, где хочет? На все нужно время, но проклятая игра словно сговорилась против одного единственного человека, который постоянно выкручивается, используя незаконные способы.

Выпустив несколько патронов во тьму, ориентируясь только на координаты Арси, Майкл понял, что попал как минимум два раза. Но вслед за "сигнальным" мутантом уже валили в проход менее эволюционировавшие собратья. Пара гранат, висевших на поясе, уже не казалась глупой затеей. Вот только что же делать с остальной группой, которая лишится одного из путей отхода? Да, сейчас там кишат голодные мертвецы, но все таки есть шанс, а потом, с помощью багров и копий раскопать толстый слой земли едва ли удастся.

Внезапно дверь в подземелье запульсировала предупреждающе алым цветом. Майкл понял, что происходит что-то невероятное — она поддается! Но кто мог бы пробить средневековое сооружение, когда металла не жалели, да и не умели толком экономить? Решив, что в одиночку нет смысла стрелять в орду врагов, игрок бегом припустил в казематы, спотыкаясь о трупы мертвецов, падая, проклиная весь белый свет. Еще на подходе стало ясно, что никакой повышенный уровень морали не помог бы преодолеть настолько серьезные проблемы. Хэнк еще как-то пытался успокоить группу, напоминая о том, какие невероятные вещи вытворял лидер, и что теперь он тоже что-нибудь должен придумать, нужно только успокоиться и дать ему хорошенько все обмозговать.

Показавшийся из подземного лаза Майкл судорожно вылез наружу, что вызвало полнейшую тишину. Уровень лидерства, все таки, имел достаточно заметный эффект. Игрок подумал, что было бы интересно посмотреть на то, какую реакцию покажут игроки? Неужели на них тоже будет влиять его параметры?

— Дорогие друзья, я знаю, что дела у нас не очень! — сказал Майкл, стараясь не обращать внимания на постоянный грохот по ту сторону двери. — Но пока рано поддаваться панике, мы бывали и в худшей ситуации! Сейчас мне нужно немного времени, выход обязательно найдется! Будьте уверены, выход есть всегда!

Группа выживших не нашлась, что возразить, но ропот все таки прошелся по толпе. Проведя небольшую ревизию, игрок сложил в кучу восемь гранат, пару автоматов с сотней патронов и револьверы. Теперь уже таиться смысла не было никакого, нужно было только решить, в какую сторону прорываться. С одной стороны была сомнительная свобода передвижения в кишащем мертвецами лесу, с другой — сомнительная крепость стен замка, без боя захваченного противником. Оценив все за и против, а также просмотрев наглядные коэффициенты, представленные Арси, Майкл приказал выстроиться вперед тем, кто умеет держать оружие в руках, а остальным: скинуть трупы в тоннель, что должно было хоть немного задержать инфицированных по ту сторону. На плечи хэнка легла важнейшая роль: как только часть членов группы откроет дверь, подперев ее своим весом, он должен бросить гранату наружу. Металл должен был выдержать без проблем, но если упустить момент, если пропустить часть врагов внутрь, то закрыть дверь уже не получится. Каждый это понимал, но выбора уже не было.

— Давай! — скомандовал Майкл, засов с лязгом отошел в сторону, снаружи донесся рев мертвецов, пришедших в неистовство от близости жертв, изнутри взревели мужчины, державшие дверь.

Хэнк дернул чеку, немного осмотревшись сквозь доступный проем, бросил гранату, в следующую секунду уперевшись в дверь. Пару секунд царила ничья, потом силы тех, кто хотел жить оказались напористее сил тех, кто хотел жрать. Дверь закрылась, раздался взрыв, отдавшийся болью в руках тех, кто ее держал.

— Давай! — вновь скомандовал Майкл, дверь приоткрылась, Хэнк повторил свою процедуру, раздался взрыв.

Когда в проход улетела пятая граната, дверь вполне мог закрыть один человек. Игрок схватил автомат, вырвавшись из тюрьмы, едва не ставшей братской могилой. Еще трое бойцов всегда маячили рядом, замок оглашали выстрелы, пока группа выживших двигалась от одного помещения к другому. Ориентируясь по трехмерной модели, майкл вел своих людей по наименее опасным участкам. Первой задачей было добраться до парадного входа, закрыть его и продолжить зачистку. Так как из освещения в убежище были только окна, большую часть времени группа ориентировалась на указания лидера.

Самым кошмарным было то, что среди мертвецов порой попадались черноглазые. Их трупы разложились бы еще до конца схватки, что означало совсем уж печальные последствия. Сколько еще тысяч зомби придут на вонь их трупов?

— Джина? Где здесь есть камин? Кто-то оставлял запас дров? — пришла в голову Майкла не самая лучшая идея.

— Есть в спальне его величества и на кухне. Спальня наверху, кухня тут, неподалеку. — отозвалась женщина, чей ритм дыхания оставлял желать лучшего.

— Отлично! Давай с парой человек туда, за мертвецов можете не переживать, их поблизости нет! Всех убитых мутантов мы будем приносить сюда!

Чувствуя, что ситуация, которую он пытается контролировать, никакому контролю не поддается, Майкл начал злиться. Казалось бы, с какой стати с ним происходит весь этот бардак? Вот выжившие, вот замок, вот оружие и хороший уровень выбранной специализации! Что еще нужно, чтобы просто развиваться и получать первые деньги с трансляций? О них, к слову, Майкл забыл давно и надолго. А ведь все началось с того, что когда-то его привлек баннер, сулящий золотые горы тем, кто умеет привлечь аудиторию? Поэтапно, получая все больше возможностей для размаха своей фантазии, игрок никак не мог получить то самое, зачем пришел. Как неудачливый аист, он носился от опор к опоре, неся в своем клюве целую охапку веток, только нигде не было подходящего места.

Часть тем, кто не мог оказать помощи в зачистке зданий, было приказано помогать Джине и носильщикам. Работа не самая приятная, но вряд ли среди выживших нашелся бы хоть один человек, который был доволен своей участью. Всего в замке насчитывалось около полусотни врагов, когда тяжёлая двустворчатая дверь была заперта на тяжелый засов. Из них примерно трое перемещались по схеме слишком быстро, из чего можно было сделать нехитрый вывод. Именно за ними охотился игрок в первую очередь. Первый носился по комнате, заставленной кроватями. Игрок оставил группу стоять в проходя, выйдя к мутанту, громким криком обозначил свое присутствие, а когда инфицированный бросился в бой, в дело вступил Хэнк, который засел за тумбочкой, стоящей у входа. Три выстрела — и завернутый в простынь мутант отправился в камин, где вовсю трещали сухие дрова. Еще двое работали в паре, они почувствовали тепло, идущее с кухни, чем и сократили работу боевой группы.

Майкл вновь принял на себя основной риск, но так как мутанты заподозрили неладное, не спеша выходить из подсобной комнаты в длинный коридор, то игрок попросту кинул туда гранату. Короткий взрыв не справился одним махом, но добить оглушенных врагов не представлялось большой проблемой — Фрэнк и Карл справились с этой задачей не потратив ни одного патрона.

Далее настала пора избавиться от противника менее опасного. Этих просто выбрасывали в окна, на скопившихся у парадного входа зомби. И даже когда замок оказался полностью чист, игрок не чувствовал себя в полной безопасности. Слишком много окон было открыто для мутантов, способных преодолеть высоту двух-трех этажей в одно мгновение. Вполне вероятно, что в перке по укреплению убежища нашлось бы какое-то игровое решение, но что делать, если его нет в данным момент?

На полчаса наступила небольшая передышка, Майкл проводил боевую группу в арсенал, где лежал в корзинах простые мечи, копья, щиты и кое-что еще, используемое в реконструкции исторических сражений. Благо, среди бойцов нашелся учитель по фехтованию… Игрок даже усмехнулся такой удаче, учитывая что все последние события можно было назвать не иначе, как проклятием. Примерно пятнадцать минут учитель показывал и заставлял повторить самые простые и эффективные движения. Противник не отличался проворность, противник не мог парировать удар, противник имел только одно уязвимое место. Это многое упрощало, так что когда двери замка распахнулись, впереди, с мечом наготове, стоял высокий худосочный мужчина преклонных лет, чей внешний вид куда уместнее выглядел бы в окружении ученых мужей времен ренессанса. Но нет, вместо людей науки его окружали оборванцы и мертвецы.

Инфицированные падали, один за другим, словно попав в узкий тоннель, заканчивающийся вентилятором. Основной ударной силой был именно учитель по фехтованию, а четверо мужчин слева и справа только направляли зомби, да отсекали тех, кто не соглашался идти на убой к профессионалу.

Примерно полтора часа ушло на зачистку двора. Поднялись тяжелые ворота, бойцы облегченно выдохнули. Теперь если и был риск столкнуться с врагом, то уже точно не настолько многочисленным. Как показывали системы Арси, проникшие в подземный тоннель особой активности не проявляли, утратив интерес к поиску еды.

— Внимание! Ваша группа отстояла крупное нашествие инфицированны, ваш навык лидерства повышен на пять процентов, вы получаете пассивный эффект: несломимый гвардеец. Все оборонные конструкции убежища получают пятьдесят процентов к своей прочности!

Майкл довольно кивнул, после чего продолжил читать Системное сообщение.

— Теперь в каждом убежище автоматически будет размещаться Системный верстак с тремя случайными чертежами. Место установки верстака выбирает игрок. Выбранное улучшение активируется автоматически.

Майкл дернулся от нетерпения, подозвав Профессора и Хэнка. Вполне уместно было бы на такое мероприятие позвать Дэгни, девушку, которая отвечала за медицинский аспект группы, но игрок и так понимал, к чему она будет склонять чашу весов, если среди чертежей найдется что-то по ее профессии. В тронном зале, где должен был на каменном возвышении размещаться трон, Майкл без стеснения поставил Верстак: огромный стол со всеми приспособлениями для составления чертежей. Там же размещалась неприметная потертая кнопка, которая выводила над столом изображение всего убежища. Фактически, это было тоже самое, что предоставляла игроку капсула, только стационарного типа. Перед голограммой лежали три папки, делового синего цвета. На каждой подпись.

— Значит так, мужики. Нам нужно хорошенько со всем этим ознакомиться и выбрать, что будет лучше. Всю грязную работу за нас сделают сразу, как мы определимся.

— Это как? — удивился профессор.

— Да ты не парься! — хохотнул Хэнк, чем заслужил еще один подозрительный взгляд со стороны лидера, который теперь был уверен на сто процентов, что перед ним отнюдь не сообразительный непись.

Чертеж первый: “Бойницы”. Закройте все окна надежной решеткой, через которую не сможет пробиться инфицированный.

Чертеж второй: “От ворот, до ворот”. Путь от внешних ворот до парадных дверей может стать куда безопаснее, если защитить его клеткой.

Чертеж третий: “Ловушки”. Если активировать этот чертеж, то в вашем убежище будет автоматически размещено три разнотипных ловушки, которые активируются только по желанию игрока.

— Ну что? — задумчиво произнес Майкл.

— Не, ну тут долго думать смысла нет. Окна по-любому закрыть надо. — почти тут же определился Хэнк.

— Да, тут я соглашусь с нашим бородатым другом. — серьезно кивнул профессор.

— Тогда нет смысла тянуть резину…

Игрок, не зная, как именно должна происходить процедура, положил руку на первый чертеж, получив от Системы лаконичное:

— Принято.

В следующий миг раздался лязг, прозвучавший, кажется, только в голове Майкла, так как из трех присутствующих только он дернулся от неожиданности. Высокие окна тронного зала тут же обрели более воинственный вид, теперь их украшала антуражная металлическая решетка, из толстых прутьев, способных выдержать удар тарана. Пока игрок рассматривал результаты своего выбора, куда-то делся профессор. Хэнк одобрительно скалился, у упор смотря в лицо напарника.

— Ты чего? — непонимающе спросил Майкл.

— Круто же! Теперь-то мы точно в безопасности, а? А еще такие плюхи будут? — поинтересовался непись.

— Знаешь, Хэнк… Ты вообще кто нахрен такой? — все таки высказал свой давний вопрос игрок.

— Непись я, только немного читерский! — Хэнк добродушно хлопнул собеседника по плечу. — Но ты себя со стороны видел? Какой из тебя игрок? Ты же один сплошной парадокс!

— Подробнее о себе не расскажешь?

— Пока не, приходи попозже!

На том и порешили. Как понял игрок, никто в его группе, кроме Хэнка, изменений в убежище не заметил. Словно так и оно и было все это время. Вполне логичная игровая условность вписывалась в процесс как нельзя лучше, в обратном же случае ситуация выглядела бы попросту неуместной. Как объяснить игровым болванкам, что мир вокруг них меняется по щелчку ИскИна, который их создал? А если быть точным, частью которого они являются, только об этом не подозревают.

Глава 16. Рывок в пропасть

В кои-то веки ощутив истинный игровой процесс, Майкл почувствовал, что готов столкнуться с новыми трудностями. Теперь замок был воистину замком! Теперь у группы был самый настоящий плацдарм, с которого можно было наступать в любом направлении. Первым делом игрок обозначил для себя моральный дух каждого человека, находящегося под его руководством. Так, например, часть людей жаловалась на отсутствие хоть какого-то доступа к внешнему миру, их средневековый антураж не сильно-то впечатлял, учитывая, что после нашествия мертвецом многим в каждой шелохнувшейся тени мерещился зомби. Радиостанция, которую предоставили военные, вещала только сухую, чаще всего полную специфических терминов, информацию. Когда Майкл разбирал вещи, при дележе помещений, он наткнулся на найденный ноутбук, который с момента получения ни разу даже не включал. А такую вещь просто так с неба не сбросили бы! Установив его на тумбочке возле кровати... Сейчас Майкл находился в просторной спальне владельца замка, на втором этаже. Здесь не осталось никакой мебели, так что кровать и тумбочку пришлось нести самостоятельно... Игрок развернул ноутбук и нажал на кнопку включения. Тот подал короткий сигнал, продемонстрировав экран загрузки с эмблемой, которую Майкл уже видел на ящике, сброшенном с самолета. Далее появился рабочий стол с одной единственной иконкой, весь внешний вид которой намекал на вход в личный профиль. Клик по ней вызвал окно ввода логина, а ниже, вместо пароля, следовало приложить палец к тачпаду, предоставив тем самым свои отпечатки. Недолго думая игрок выполнил необходимые требования, войдя в профиль, где красовалась его, когда-то, еще пухлая морда. Теперь же от крепкого мужчины с пронзительным взглядом и проседью в волосах остался скрученный из жил и вен старик, брившийся последний раз еще в формировании легенды персонажа. Слева было меню с совсем непримечательными пунктами: — Личная информация — Достижения — Параметры персонажа — Архив данных — Отдел лидераВ личной информации значилось имя персонажа, его пребывание в игре, количество смертей, убитых зомби, пройденное количество километров и кое-что еще, не очень важное.На достижения, как и любой среднестатистический игрок, Майкл обратил более пристальное внимание. Например, там было даже памятное "Первый мертвый", когда он впервые убил зомби, будучи еще в бета-тестовой версии игры. Потом шла череда достижений за количество умерщвленных инфицированных, а еще ниже кое-что гораздо интереснее. Например, достижение "Жертвенный дух". Имея достаточно туманное описание, оно увеличивало Харизму игрока на двенадцать процентов, придавая словам еще большую убедительность. Выдалось оно за то, что Майкл дважды за игру спас НПС, жертвуя собственной жизнью. Дальнейших градаций достижение не имело, так что постоянно погибая во имя спасения других стать обладателем божественного голоса не получилось бы. Еще обнаружилось, что владение замком — это отнюдь не рядовая ситуация, и за достижение "Рыцарь средневековья" участники группы получали плюс десять балов к обучению боя с холодным оружием. Тут же проверив статус группы, игрок узнал интересную статистику: один из выживших являлся Преподавателем, звали его Элис Грант, трое других бойцов, которых он учил перед зачисткой внутреннего двора, получили первый уровень владения мечами. Каждый бал на десять процентов ускорял повышение, но бонус заканчивался по достижении десятого уровня. А учитывая, что максимальным был тридцатый, то это очень даже хорошо могло сказаться на общей боеспособности. Тем более, что обучать можно было всех без исключения. К слову, сам мастер фехтования имел двадцать третий уровень владения мечом.Еще одним бонусом захвата замка стало то, что теперь на Верстаке игрок мог обнаружить Чертеж, который менялся каждый день. Если его использовать, то другой появится через неделю и также будет меняться на случайный изо дня в день, пока его не используют. К сожалению, данная функция пропадала, если убежище не является средневековым замком. Строить его, к слову, тоже не имело смысла, так как всего в игре было около сотни уникальных сооружений такого типа, только в их стенах можно было получать все привилегии, причитающиеся "Рыцарям". Не ускользнуло от внимания Майкла и то, что уникальных зданий в игре числилось великое множество, и у каждого свои особенности. В параметрах персонажа Майкл обнаружил весьма плачевное состояние своего героя. Во-первых, все его параметры, касающиеся физического состояние имели отрицательные, относительно своих стартовых, значения. Как минимум, процентов на пятьдесят, Майкл стал слабее, даже удивительно, как из его рук не вываливался автомат. А вот что касалось моральных качеств, здесь все выглядело с точностью, до наоборот. Например, пункт Харизма был повышен в полтора раза, пункт Влияние в два, а Руководство и вовсе в четыре раза. Но это относительно стартовых значений, так что на шкале прогресса такие вещи отображались весьма скромным количеством делений. Глаз радовали только зеленые цифры, обозначенные рядом.В архиве данных было пусто, так как Майкл пока никакой важной игровой информации не получил. На все окно там была нарисована карта Западного побережья, местами имевшая тонкие линии, начинающиеся из ниоткуда, и там же исчезающие. Насколько можно было судить, это была та самая карта, составляемая в приюте. В отделе лидера Майкл нашел всю ту информацию, которую уже собрала для него Арси. Большего игра предоставлять не собиралась. Окончательно с этим разобравшись, игрок закрыл ноутбук и отправился в Мастерскую, именно так стал называться тронный зал, когда там появился Верстак. Огромный стол, освещенный четырьмя лампами, являющимися частью конструкции, одним своим видом навевал рабочее настроение. Как и ожидалось, там уже лежал чертеж. Раскрыв синюю папку, Майкл увидел рисунок тонкой каменной башни, вход в которую был только с одной стороны, а бойницы были защищены надежными решетками, к тому же казались такими узкими, что в них едва мог протиснуться взрослый человек. Окон было шесть, расположенных по кругу, равномерно. Всего башня имела три этажа, два из которых легко превышали крепостную стену замка, которая также была отмечена на рисунке, с указанием ее размеров в метрах. Находящиеся там дозорные получали информацию обо всей округе в радиусе пяти километров, сведения автоматически поступали в ноутбук, а это значило, что напрямую к Майклу, благодаря возможностям капсулы.Имея такой полный доступ к информации, было бы просто прекрасно заполучить какой-нибудь летучий отряд элитных убийц, который бы резал всех непрошенных гостей. Эльфы оказались бы весьма кстати, но игровой вселенной не соответствовали. Прежде чем собраться за припасами в отмеченный на карте небольшой городок, Майкл позвал к себе в комнату Элиса, которому наказал интенсивно обучать фехтованию группу подростков, знакомство с которой началось с запертой на чердаке Линдси. Майкл также предупредил, что эти ребята имеют большую предрасположенность к данному предмету, так что не следует скупиться на темпы обучения — они все усвоят в самые кратчайшие сроки! Элис несколько удивился, но согласно кивнул. Фрэнку, который также имел предрасположенность, но уже к стрельбе из лука, он приказал проводить уроки и повышать навык самому, для всех людей, которые не заняты конкретным делом. Теперь, в ближайшие несколько недель, игрок рассчитывал получить в свое распоряжение отряд бойцов, способных отбиться самостоятельно. Тем более, что с двумя инструкторами во главе, да имея защиту в виде средневекового замка...Чтобы прокормить такую ораву, нужно было найти постоянное место "охоты", но если обходиться одними консервами, то мораль выживших окажется на слишком низком уровне, так что установленная смотровая башня очень уместно показывала еще и крупную дичь, которой вдоволь водилось в округе. Ввиду того, что инфицированных первостепенно интересовала передача вируса, который распространялся только на мозг человека, животными они совсем не увлекались. Поэтому живность хоть и сторонилась ожившей нежити, но как только появлялась возможность, тут же возвращалась на привычные места обитания. Почувствовав небывалую пользу чертежей, игрок стал ощущать какой-то нездоровый интерес к ним. Точно не было никаких сведений, за что именно они даются, а где такую информацию получить — было решительно неясно. Пока Хэнк вел машину по проселочной дороге в сторону городка по названием Куволч, Майкл сидел в ноутбуке, обнаружив там новую иконку — Вход в Сеть Эпидемии. Насколько стало ясно, компания разработчиков подошла к вопросу коммуникации игроков весьма специфично. Так, например, они удаляли из внешнего интернета всю информацию по Эпидемии, зато никак не вмешивались в жизнь интернета внутри нее. Здесь царствовал ИскИн, он был провайдером и модератором, автором статей, новостей и конкурсов. Не удивительно, что пока в "Блокпосте", так назывался браузер внутри игры, найти удалось только один большой форум с кучей бесполезных тем. Бессистемно следующие одна за другой, они стали настоящим испытанием для игрока, который по крупицам выуживал нужную информацию.— В зависимости от специализации, игрок получает чертеж за каждую тысячу убитых зомби... — пробубнил Майкл, на что Хэнк никак не отреагировал. — За уникальное убежище... За уникальный артефакт... Хм, смотри, тут одна девушка создала опрос! — непись вопросительно глянул на обратившегося к нему игрока, — Кто какую специализацию выбрал. Тут Лидера даже в списке нет... Странно... А, вот! Ниже кто-то написал об этом. Под его комментарием три человека отметились... Один сказал, что ни одного лидера в игре не найти, потому что это бессмысленная специализация... — пальцы Майкла скользили по тачпаду, что примечательно, у ноутбука не было уровня заряда. — Другой сказал, что он лидер, но выбирал совсем не думая. Забросил аккаунт, а когда увидел рекламу, вернулся "для прикола", но пока никаких подвижек нет. Третий сообщил, что большая часть игроков — полные идиоты, так как не умеют пользоваться этой чудесной профессией. Понял? Все таки есть те, кто не сплоховал. — Думаю, что скоро возле них начнут скапливаться все эти универсальные солдаты, — подал голос Хэнк.— Возможно, вполне возможно... — пробубнил игрок, увлеченный чтением тем на форуме. Было стойкое ощущение, что разработчиками было специально сокрыто очень многое в игре. Как будто они припрятали больше половины карт, когда дело дошло до серьезной партии. Учитывая пока еще низкую конкуренцию, у Майкла появилась мысль оставить свою тему с приглашением вступить в группу, но учитывая отсутствие разделов, его объявление попросту потонуло бы в общей массе. Достигнув городка Куволча, напарники уверенно направились по улицам города, выискивая магазины. Первым попался склад бытовой химии. По поручению игрока, Хэнк погрузил в багажник ящик мыла, шампунь, зубную пасту, стиральный порошок, кучу других вещей, необходимых в быту для городского жителя. Затем нашелся магазин с продуктами, откуда немедленно были изъяты пять ящиков консервированных продуктов, а в универмаге "Четыре сезона" Майкл самолично забил остатки пустого пространства в машине нижним бельем и другой негабаритной одеждой. Это время Хэнк потратил на то, чтобы слить топливо на обратный путь. — Знаешь, мне кажется, что нам бы не помешало найти генератор... — пришел к выводу Майкл, но потом подумал, что такая вещь вполне может обнаружиться в каком-нибудь чертеже.— Хорошая мысль, но я бы тебе посоветовал отследить стадо слабых зомбаков, накосить столько, сколько надо...— Стоять! — изумленно воскликнул игрок. — Откуда ты это знаешь?! Это ведь неправильно!— Я пока еще не разобрался, но уже начал догадываться, — уклончиво ответил Хэнк.— Ладно, твое право! — согласился Майкл. Следующие несколько дней игрок сидел с блокнотом в руках, ни на шаг не отходя от радиостанции. Он записывал каждое сообщение, помечая для себя некоторые детали. После того, как подходящие сведения были обнаружены, он собрал группу самых подготовленных людей, направившись в Ковингтон. Именно там через три дня должно было проходить то самое стадо, которое бы подошло для быстрого набора фрагов. Правда, была одна неприятная деталь — в километре, по касательной, пройдет еще одна волна, только уже высокоуровневых мутантов. Если не удастся проскочить, то можно ставить крест на всей операции. И это еще хорошо, если выживут те люди, которых берет с собой игрок.

По прибытии в Ковингтон, уже не испытывая особого дискомфорта по поводу тех немногочисленных зомби, которые здесь остались, шестеро мужчин принялись за дело. Было известно, с какой стороны придет стадо, было известно, куда они направляются. Подготовка началась с того, что по городу было отловлено три черноглазых мутанта, помня их гипнотические способности, Майкл приказал всем использовать солнцезащитные очки. Связав два события: клетку наемников и привлекательность трупной вони для оживших мертвецов, несложно было придти к тому, как именно использовать эти два открытия. Центральная городская площадь имела четыре выхода в город, именно на то, чтобы хорошенько их перегородить, ушло достаточно много времени и сил. По окончании подготовки, можно было с уверенностью сказать, что теперь в Ковингтоне делать абсолютно нечего.

Хэнк и профессор Висли собрали несколько десятков машин, в одном из старых гаражей нашелся эвакуатор с рабочей лебедкой, а в промзоне удалось обнаружить старый кран на базе грузового автомобиля. В это же время остальная часть боевой группы сливала с автомобилей, оставшихся в городе, все до последней капли. В строительных магазинах и складах, которых в общей сложности было четыре штуки, изъяли всю колючую проволоку, сетку рабицу и металлопрофиль.

В какой-то момент Майкл обратил внимание не вертолет, подлетевший с восточной стороны, где по идее должна была находиться земля обетованная, защищенная неприступной стеной. Вертолет приземлился возле электрической подстанции, после чего на несколько часов пропал свет. Данную особенность подметил Хэнк, который прокинув удлинитель, с помощью отбойника пробивал отверстия в асфальте, куда позже, с помощью цемента уже другие люди, вставили прочные трубы высотой два метра. Как несложно догадаться, боевая группа таким образом огораживала улицы, по которым можно было покинуть площадь, предусмотрительно оставив проходы для мертвецов, которые позже наглухо перекроются, с помощью стоявших наготове мини-бусов. Установленные противооткаты и опущенный ручной тормоз обеспечили бы в будущем их полнейшую статичность.

Но как совершить массовое убийство, не имея в руках парочки напалмов? Бензовоз пришлось искать аж в ста пятидесяти километрах от Ковингтона, где располагалась нефтяная база. Конечно, такой важный ресурс не остался бы без внимания восточной части материка, если бы здесь не было всего лишь одной бочки, давным-давно законсервированной. Видимо, по своей безалаберности, работники даже не стали проверять, сколько еще топлива осталось в бочке, попросту заварив кран снизу и люк сверху. Майкл очень расстроился, когда понял, что потраченное топливо на дорогу никак себя не оправдало, к тому же пришлось бы возвращаться назад, а пикап с крупной тарой особой бережливостью к ценному ресурсу не относился.

Но тут в очередной раз выход нашел Хэнк. Он кивком указал на грудь Майкла, криво усмехнувшись. Игрок, непонимающе посмотрев на напарника, спустя несколько минут все таки догадался, на что он намекает. Уникальный артефакт очень даже мог пригодиться в такой безвыходной ситуации. Как итог, потратив больше десяти процентов заряда и еще около литра собственной крови, и это не считая трех процентов опустившихся характеристик, Майкл голыми руками выдрал люк, после чего и выяснилось, что в бочка почти на половину полна низкосортной нефти. Не мудрствуя лукаво, напарники принялись черпать ее ведрами, к вечеру наполнив восемь двухсотлитровых бочек, размещенных на прицепе и в кузове пикапа. Улов оказался более чем достойным, тем более, что имея достаточно ресурсов, сюда можно было вернуться вновь.

К вечеру, перед наступлением Дня Х, Майкл оценил проделанную работу. Пусть она выглядела не очень впечатляюще, зато достаточно эффективно. Прямо в центре расположился большой бензовоз, как шоколадный десерт, облитый нефтью, ею же чернела вся площадь. Боевая группа выживших за несколько дней построила в центре Ковингтона самый настоящий павильон для фильма ужасов: все собранное в округе постельное белье было развешано на заборе, зданиях, автомобилях, расставленных таким образом, чтобы безмозглые мертвецы не смогли выбраться из лабиринта.Тщательно смоченное в масле, собранном в автомагазинах. Вишенкой на торте стала троица "святых грешников", так и назвал Хэнк. Мутанты бесновались в клетке, подвешенной на вершине стрелы крана. Завтра утром, когда на горизонте появятся первые мертвецы, Майкл прикажет открыть огонь по черноглазым, а через час или меньше, их вонь уже задаст более явное направление мигрирующему стаду, и вот тогда-то начнется веселье...


— Майкл, у нас тут тридцать два ящика самого лучшего пойла, какое удалось собрать в магазинах. — игрок кивнул на доклад одного из бойцов. На крышах зданий вокруг центрально площади стояло все шесть человек, они наблюдали приближение нескольких тысяч зомби, которые пока еще брели вразброс, но запах медленно и верно стягивал их в более плотный поток, к площади.

Мог бы появиться логичный вопрос: почему военные не используют этот метод для коррекции мертвецов? Ответ был очень прост: оно им попросту ненужно, ведь согласно игровой вселенной, избавиться от зомби не является первоцелью военных. Когда первые несколько сотен мертвецов уже стояли под клеткой с приманкой, с которой щедрым дождем сыпались трупные черви, Майкл все еще не давал команду поджигать. Следовало заманить как можно больше жертв. В то же время его взгляд то и дело устремлялся к горизонту, где на большой равнине волнами покачивалась трава. Игроку мерещилось, что это второй поток зомби уже нагрянул на их тайную вечеринку.

— Ну что, начнем? — пробасил за спиной Хэнк.

Майкл обозрел многотысячное сборище еле передвигающихся мертвецов и бросил бутылку Джек Дениелс вниз, где чернели росчерки нефти, залившей девяносто процентов площади. Поднеся спичку к тряпке, служившей фитилем, он поджег ее и метнул снаряд куда-то в толпу. Сначала неуверенно, но затем все сильнее, пламя начало расходиться по округе. Вспыхнули первые машины, по периметру полыхали черные от горючего простыни. Всего за полчаса сердце Ковингтона превратилось в пылающий ад, где практически безмолвно сгорали дотла сотни сотен мертвецов.

Наблюдая за этим чарующим зрелищем, Майкл не сразу заметил, что в его внутреннем интерфейсе появилась новая шкала, называющаяся: "Численность стада". Согласно ее показателям, было уничтожено не меньше половины зомби, и это за какой-то час! А затем, сквозь марево огня проступило неясное движение. Игрок всматривался вдаль, но ничего разобрать не удавалось из-за дыма и перегретого воздуха. Люди, стоявшие на соседних зданиях тоже забеспокоились, бутылки с алкоголем уже не летели так часто.

— Майкл? — настороженно обратился к игроку Хэнк, на что тот раздраженно дернул плечом.

— Давай, собирай всех и дуйте домой, я пока посторожу. — приказал он.

— Понял...

Через пятнадцать минут от окраины площади с визгом рванул легковой автомобиль, где сидело пятеро человек. В это же время на площади появились незваные гости: матировавшие зомби, с черепами, покрытыми толстым панцирем. Насколько понял игрок, они также особым интеллектом не отличались, так как иначе бы не стали уверенно врываться в бушующее пламя. Когда раздался оглушительный треск, Майкл даже вскрикнул. На двадцать третий такой выстрел до него дошло, что так взрываются головы явившихся инфицированных. Весь горизонт, насколько хватало глаз, кишел привлеченными мертвецами, до Майкла стало доходить, событие какого масштаба он только что организовал.

Поздравляем! Вы стали первым игроком "Эпидемии класса Z", набравшим десять тысяч подключенных к трансляции пользователей!

Торжественно сообщила Система. Игрок изумленно уставился на иконку и цифры возле нее. Рядом в красной зоне пульсировала шкала, отмечающая численность стада, а ниже появилась новая, отмечающая количество мутантов уже другой волны. Сфокусировав на ней внимание, Майкл понял, что около трех десятков потерянных голов для них настолько мизерная цифра, что она даже никак не отразилась на шкале.

— Внимание! Игрок Майкл первым в игре сумел уничтожить стадо инфицированных! Получено достижение "Геноцид" !

Игрок, все еще находясь в полной растерянности, вдруг узнал еще одну вещь — объявление было общеигровым, его видели все. А это значило, что уже совсем скоро каждая шавка будет знать, кто именно совершил небывалый подвиг, войдя в историю молодой игры. Тысячи людей сейчас смотрели на его трансляцию, каждый без исключения игрок узнал о необычном герое. Благо, найти человека на просторах Западного побережья было невозможно по одной лишь трансляции его игры. Во-первых, слишком обширная территория, во-вторых, механизмы ИскИна достаточно ловко скрывали часть важнейших деталей от внимания посторонних. Так что, какой именно городок, где он отмечен на карте, и многое другое оставалось конфиденциальной информацией. Но ведь кто-то мог найти жуткое пепелище, сложить дважды-два и... Все равно остаться ни с чем. Найти замок в лесу — дело не простое. Тем более, когда не знаешь, что ты вообще должен искать именно его.

Между тем, тысячи мутантов уже заполнили небольшой городок, снося все на своем пути. Лаконичные формулировки военных не шли ни в какое сравнение с реальной картиной. Высокоуровневые инфицированные представляли из себя поток демонической саранчи. Мутанты ползли, прыгали, бежали, скользили на большие расстояния, как белки-летяги, они врывались в дома, пробивали стены, переворачивали машины любых размеров. И все это время игрок стоял на вершине здания администрации, не в силах прекратить лицезрение жуткой картины. Сквозь запах гари и гул самых невероятных звуков, в которых смешались хрипы, вой, клокотание и совсем уже нечеловеческие визги, никто не услышал бы, как Майкл роняет в пустоту одно ругательство за другим, вспоминая все, чему научили его мексиканцы, что было получено вместе с грудным молоком в далекой Российской Конфедерации. Это был пик величайшего восхищения, который даже не заметив, смыла волна мутантов, двигающихся в одном им известном направлении.

* * *

На Верстаке лежало четыре чертежа — все выданы за недавние достижения игрока. Рассматривая их, Майкл радовался, подобно ребенку. Какая разница, что прокачка лично его персонажа больше похожа на затянувшееся самоубийство? Зато в подчинении есть отряд обученных бойцов, способных обычными палками оприходовать многочисленного противника. Зато такое уязвимое тело скрыто за стенами уникального замка, который через несколько минут обретет еще четыре улучшения, которые значительно поднимут его обороноспособность!

Чертеж "Врата". Стандартные ворота замка меняют свою конструкцию и способ управления. Теперь они будут опускаться вниз, с помощью скрытого в стене механизма. Первый уровень чертежа позволяет разместить внизу несколько металлических стержней, а так же усилить металл дополнительным слоем.

Чертеж "Электрификация". В подземелье убежища появляется бензиновый генератор на 220В, первый уровень электрификации создает морозильную камеру и электрическую плиту эконом класса.

Чертеж "Оборонная сила". На стенах появятся четыре пулеметные точки по периметру, боезапас которых обновляется раз в три дня. Накапливать патроны невозможно, применять боезапас в других местах тоже.

Чертеж "Малое сердце Фортификатора I". Это уникальный артефакт, который увеличивает регенерацию ран на 5%, ускоряет обучение персонала новым профессиям на 10%.Установленное сердце невозможно переместить, в случае уничтожения сердца, его владелец теряет убежище и всех членов группы.

Майкл долго не отводил взгляда от Сердца, слишком уж притягательными были его начальные свойства, которые в дальнейшем наверняка превращали убежище в обитель неуязвимого бога. Но в данный момент... Слишком велик риск все потерять, хотя в одной из наград за достижение "Геноцид" и говорилось, что теперь за убийство более сотни противников любого типа в течении одного часа, игрок получал простейший чертеж... То есть, теперь можно было так уйти в развитие, что догнать его вряд ли кому-то удалось бы в обозримом будущем.

Что-то на уровне интуиции заставило Майкла использовать последний чертеж вместе с остальными. Глубоко в подвале замка тут же появилось огненное существо, порхающее в кромешной тьме. Игрок закрыл глаза, внутренним зрением устремившись к пылающему мотыльку, порхающему в сыром подземелье. В груди появилось приятное тепло, Майкл с удивлением для самого себя понял, что восхищен и влюблен в это хрупкое существо, гибель которого сотрет в порошок его заслуги и достижение.

Внимание! — вновь огласил игровое пространство металлический голос Системы. — Одним из игроков был применен уникальный чертеж "Сердце Фортификатора"! Получено достижение "Проклятие избранного"!

Майкл выругался, понимая, что вновь засветился, хоть и анонимно. Пусть никто не знал, что именно произошло, но как-то многовато регалий легло на плечи одного единственного человека.

Сердце Фортификатора позволяет его обладателю повышать характеристики на один процент каждые пять дней, но не более пятнадцати процентов в сумме. — прочел Майкл в описании артефакта.

Если не так давно Майкл впервые снес череп зомби, кода только входил в Ковингтон, при этом испытав искреннее счастье, то от осознания своей исключительности в данный момент, игрок пребывал в экстазе.

Внимание! Ваше убежище атаковано!

Глава 17. Исход

— Это еще что такое? — изумленно проронил Майкл, устремившись внутренним зрением к внешнему периметру замка. Первые пару минут там никого не было, а потом кто-то с грохотом снес новенькие ворота, за которые Майкл пролил много крови и пота. Уже не медля, так как невидимый противник мог оказаться кем угодно, игрок выскочил из замка, увидев в проеме снесенных врат белую фигуру незнакомца. Больше всего он походил на ростовой манекен, который изнутри заполнили десятком лампочек. Ни глаз, ни рта на лице этого существа найти не удалось. Оно стояло без движения все то время, пока виртуальная капсула накладывала на него один фильтр за другим, пытаясь разобраться, с чем столкнулся оператор. Никаких результатов получить не удалось. Майкл уже покинул внутренний двор, ступив на мост через овраг, — еще одна приблуда, доставшаяся с чертежа ворот, — когда манекен нанес мощнейший удар, невидимой волной впечатавший игрока в каменную стену между первым и вторым этажом замка. Смерть наступила мгновенно, но как только Майкл очнулся, то в тот же миг ринулся к месту столкновения. Ничего подобного в игре существовать не могло. Это был не мутант, не игрок и не что-то, вписывающееся в игровую вселенную. Больше всего незнакомая сущность напоминала жесткий баг.

— Что тебе нужно? — крикнул игрок, стараясь не выходить за ворота замка, памятуя о том, как легко тают характеристики после каждой смерти.

— Что тебе нужно? — повторил металлический скрежет, захлебывающийся в электронных помехах.

Майкл удивленно уставился на необычного гостя. Первое, что пришло в голову — он неразумен. Какая-то немыслимая программа, которая даже не способна анализировать входящие данные. Где-то в области солнечного сплетения зародилось пламя, от крошечного огонька, к раскаленной до бела подковы прошло всего несколько секунд, Майкл сорвал с шеи шнурок с кольцом, которое самостоятельно сорвалось с ладони, трансформируясь в нечто невероятное.

Маленькое украшение, разбрасывая вокруг себя изумрудные искры, расширялось, превращаясь в браслет, а затем — пояс. Белоснежное существо, без идентифицирующих ее признаков, бездействовало все это время. Когда, словно щупальцами, артефакт притянул себя к жертве, Майкл услышал чудовищный скрежет. Пояс объял белого человека, стремясь каждым своим электрическим разрядом поглотить его, это была ловушка чудовищной силы.

— Вниманию оператора! Его полномочия аннулированы! Немедленно покиньте виртуальное пространство! Ожидается нарушение стабилизирующих систем!

* * *

Майкл поднялся из капсулы. В углу мастерской, едва различимый в тени аппаратуры и мерцающих диодов, сидел Сайбер. Он выглядел крайне задумчивым, держа в руках старенький смартфон, какие уже давно вышли из производства. Они использовали для связи примитивные чипы, а перехватить сигнал мог даже самый неумелый хакер. Поэтому уже много лет никто не использовал такой тип связи для обсуждения важных дел: интернет все еще полнился нелепыми диалогами, слитыми в Сеть.

— Что-то случилось? — усевшись на разобранный системный блок, спросил игрок.

— Они позвонили мне, — глухо сообщил Сайбер.

— Кто?

— Не знаю, кто именно, но сказали, что если будет замечен еще хоть один контакт с "Изумрудной звездой", от меня не останется ни одного байта информации.

— А насчет меня говорили? — Майкл поднялся, принявшись расхаживать по комнате.

— У тебя два часа, чтобы исчезнуть из моей жизни. Вот так они сказали.

Сайбер сидел без движений, только смартфон медленно вращался вокруг своей оси в его силико-пластиковых пальцах. Наступила гнетущая тишина, в ходе которой Майкл пытался сообразить, с чего начать действовать. Упрашивать этого горе-конспиратора спрятать его в какой-нибудь норе? Попросить денег на первое время и уйти? Закричать, призывая на помощь Мередит? Там, на поверхности, его могли перемолоть в муку преступные организации, которые, как было известно из новостей, терпят небывалый кризис. Предпринимались попытки напасть на головной офис, было раскрыто несколько грубых попыток теракта.

Преступные организации, возомнившие себя серьезными монополистами игровой индустрии, никак не могли понять, что их элементарно обвели вокруг пальца. Хотя, кто в такое время упомнит о каком-то неудачнике?

"Неудачнике?"

— А где мои деньги? — осенило игрока.

— Какие деньги? — не понял Сайбер.

— За последние несколько часов игры я взлетел в рейтинге! Должны быть донаты! И это не считая тех денег, которые мне должна игра!

— Да?

Сайбер поднялся, усевшись за один из свободных компьютеров, пальцы застучали по клавиатуре, выводя на монитор довольно взрывной рейтинг. "Вау..." — вырвалось у хозяина квартиры. Те цифры, которые Майкл успел заметить, были пятизначными.

— Это многое меняет, — в конце концов произнес Сайбер. — Это очень многое меняет. Знаешь, что я тебе скажу? Ты долбаный везунчик! И вот тебе инструкции...

Офис располагался достаточно высоко, пришлось потратить немало времени на то, чтобы подняться в лифте, который как назло, ехал слишком медленно. Зато первые впечатления превзошли все ожидания. Стоило раскрыться простой офисной двери, за которой мог прятаться самый обычный кабинет, как взору предстало просторное, точнее даже, огромное помещение, с наружной стеной, выполненной полностью из стекла, позволяя работающим здесь людям насладиться видом тера-полиса. Сотни столов были заняты работниками офиса, тут и там виднелись огромные пластиковые фигуры персонажей из игры, наличествовал и прочий атрибут, наводящий на нужный лад как сотрудников, так и немногочисленных посетителей.

— Здравствуйте! — широко улыбаясь, перед Майклом возникла миниатюрная девушка в деловом костюме. — Вы желаете участвовать в бета-тестировании новых игровых капсул "Мировой эпидемии Z"?

— Да, за этим сюда и пришел. — вокруг было много света, играла приятная музыка, практически на грани слышимости, Майкл ощутил всю мощь богатой компании, не жалеющей денег на имидж.

— Поздравляем, у нас как раз осталось несколько свободных мест, Вы готовы приступить к регистрации? — как по волшебству, в руках менеджера появилась папка с документами.

— Да, конечно. — была у всей этой офисной братии, которые работали с клиентами, одна общая черта, которая раздражала — все их вопросы подразумевали ответ "да".

— Тогда пройдемте за мной...

Еще минут пятнадцать пришлось потратить на оформление документации и прохождении анкет, зато по итогам Майкл получит в свое распоряжение небольшую комнату, единственным предметом мебели которой являлась виртуальная капсула продвинутого образца: корпус из антрацитово-черного пластика, внутри все наполнено приятным неоновым свечением, а восьмиугольный штекер в области шейных позвонков вовсе не выглядит угрожающе. К слову, это действительно было ноу-хау в слове техники, ведь стандартные вирткапсулы подразумевали минимум двадцать восемь контактных точек, а здесь только одна! Майкл не без восхищения оценивал предоставленные удобства и как только разместился на ложе, то понял, что это не идет ни в какое сравнение с "тракторами" такого далекого и отвратительно клуба, коим заведовал мексиканский мафиози.

Вы готовы к подключению? — этот голос принадлежал уже к Игровой Системе, он принадлежал женскому полу, что соответствовало заполненной анкете.

— Да. — Майкл уже не видел перед собой ничего, кроме красивого пейзажа на разрушенный город: несколько более контрастные цвета и яркий солнечный день превращали картинку апокалипсиса в привлекательную перспективу.

Идет подключение... — сообщила Система, мягким, вкрадчивым голосом. — Здравствуйте, Майкл! Желаете просмотреть статистику игрового профиля, перед тем, как вступить в игру? — пауза. — Принято. Выводится информация с последнего посещения игры.

Новые подписки на трансляцию игрового процесса: 12 489

► Комментарии пользователей: 3 977

► Добавлено личных средств на игровой счет в качестве благодарности: 5021$

► Желающих стать VIP -зрителями: 4

VIP-зрители — это особые зрители, которые имеют доступ к переписке с вами в прямом эфире. Их сообщения появляются, только когда угроза персонажу равна нулю. Также, они имеют доступ к местоположению вашего персонажа, его характеристикам и имуществу. Однако, эта информация полностью защищена от цифрового копирования, ее распространение предусматривает уголовную ответственность. Администрация игры несет ответственность за каждого VIP-зрителя, обещая выплатить любую компенсацию, если игрок пострадал от каких-либо его действий. Основой безопасности информации является репутация людей, которые получили возможность становиться VIP-зрителями.

Майкл некоторое время с сомнением всматривался в предоставленную информацию. С одной стороны, для него было большим риском терять часть своей личности, но с другой стороны, от кого прятаться? Тем более, что каждый такой клиент тратил немалые деньги, что опять говорило в пользу согласия. Да и Сайбер утверждал, что это полностью безопасно.

К вашим трансляциям присоединилось четыре VIP-зрителя, поздравляем! Ваши особые успехи в популяризации "Эпидемии класса Z" будут рассмотрены нашими специалистами в кратчайшие сроки.

Разобравшись со всеми условностями, Майкл все таки оказался в игре. Кроме снесенных ворот в замке ничего не изменилось. Дозорные в башне сразу заметили появление лидера, а через минуту ему навстречу вышла практически вся группа. Хэнк ехидно скалился, выражая свою радость, остальные обеспокоенно расспрашивали, что такое случилось с Майклом, что он куда-то исчез.

"Исчез?" — удивился игрок, но потом решил, что это опять какие-то хитрые премудрости артефакта, плюс эффект от встречи с непонятным гостем. Как и обещалось, в элементах ненавязчивого интерфейса появилась новая иконка: входящие vip-сообщения. Не успела начаться трансляция, как появилось первое послание:

"Здравствуйте, Майкл. Меня очень привлекла Ваша игра, право, я никак не ожидал появления столь яркого участника на первых этапах эпидемии. Продолжайте в том же духе и будьте уверены, мало кто сможет помешать вашим приключениям"

Майкл выпятил нижнюю губу, представляя себе, какой деловой рыбой он стал в мире игровой индустрии. Локальной, но зато с чешуей разноцветной! Теперь ни в коем случае не стоило сбавлять обороты, пока есть возможность — действовать уверенно. Вот только пропажа артефакта сильно сказалась на ощущении безопасности, поэтому игрок ощущал некоторую нервозность, словно строитель, который привык ходить в каске, он теперь обходил каждый угол, лишившись защиты.

Кроме прочего, Сайбер выдал небольшой гайд по дополнительному получению чертежей. Майкл в очередной раз собрал боевую группу, отправившись на поиски ресурсов. Радиостанция, которую было решено также взять с собой, хранила полное молчание, но необходимость контролировать всю поступающую информацию диктовала новые правила. На сей раз пунктом назначения стал крупный прибрежный город. Насколько можно было судить его размеры, с вероятностью в девяносто процентов он стал локацией для многих игроков. А что может быть более интригующим, чем встреча с братьями по разуму?

Но перед тем, следовало проверить слова одного из особых зрителей. Совсем неподалеку от замка проходила железная дорога. Насколько представлял себе Майкл технический уровень игровой вселенной, он недалеко ушел от начала двадцать первого века, а значит должны быть локомотивы. По крайней мере, на карте даже было указано, что конкретно у этой станции есть депо. Оставалось только надеяться, что относительно недавнее начало апокалипсиса, а также удаленность объекта от крупно населенных мест сохранили жизнь персоналу, необходимому для управления транспортом.

Вообще, идея освоить такой тип перемещения не приходила в голову игрока, но сейчас он с каким-то детским восторгом, чувствуя свою уникальность в игре, представил себя, стоящим в кабине машиниста. Представил, как шпалы стройной цепью исчезают под брюхом металлического гиганта, задорно плюющегося в небо черным дымом. Но как и бывает в любой игре, прежде чем получить награду, следует ее отработать.

Грунтовая дорога, шедшая вдоль железнодорожного полотна, вскоре вильнула влево, огибая старомодное двухэтажное здание, пристроенное к локомотивному депо, из черного провала которого медленно вытекал поток оживших мертвецов. Там же виднелась "морда" пассажирского локомотива. Майклу с трудом удалось прочесть на болтающейся тряпке, которую вывесили из окна второго этажа лаконичное "Помогите". Как только пикап остановился на небольшой парковке, в окне тут же появилось чье-то бледное лицо. Человек в фуражке диспетчера пристально всматривался в гостей, еще не зная, чего ждать: помощи или новых проблем?

Вход в здание тоже оказался перекрыт дюжиной мертвецов, они уже заинтересовались шумом автомобиля, отправившись проверить, нет ли там чего пожевать. Еще два десятка зомби стартовали со стороны депо, но Хэнк быстро проанализировав ситуацию, доложил, что бояться тут нечего: вокруг одни топтуны*.

*топтуны — слэнговое название низкоуровневых инфицированных, которые передвигаются преимущественно быстрым шагом.

Первым делом Майкл приказал зачистить вход в здание станции, что было проделано весьма эффективно. Занятия с Элисом не прошли впустую, а бонус к прогрессу позволил каждому из членов боевой группы за несколько дней достичь десятого уровня. Поэтому никому даже напоминать не пришлось, что следует взять с собой по одному клинку из арсенала. Фрэнк, двое парней из рок-группы, Хэнк и Майкл вскоре оказались внутри. Дверь им открыл молодой парнишка в форме простого рабочего: грязная спецодежда, поверх нее испачканный маслом желтый жилет, на голове каска без подбородочного ремешка. Игрок хмыкнул, когда в его сторону был направлен молоток на длинной рукоятке.

— Кто старший? — спросил Майкл.

— Я, — спускаясь со второго этажа, ответил тот самый человек, который показался ранее. — Главный диспетчер две тысячи семьдесят второго километра, Тэд Вельсон.

Худощавый мужчина преклонного возраста приподнял фуражку в знак приветствия.

— Замечательно! — улыбнулся игрок. — Нам нужны специалисты. И локомотив на ходу.

— Тогда можете смело разворачиваться. Последний раз я связывался с машинистом, когда он орал в трубку, как резаный.

— А вы? И этот парень?

— Некоторые навыки есть, но их будет недостаточно, чтобы повести поезд. С топливом, правда, проблем нет.

— А есть способ найти нужных людей? — не унимался игрок.

— Да, на следующей станции есть бригада обходчиков путей, — диспетчер устало присел на край заваленного бумагами стола, — они как раз связывались со мной по пути, сказали, что забаррикадировались в подвале и могут продержаться несколько дней. Вот только добраться до них не получится.

— Почему? — поинтересовался Хэнк.

— В двух километрах отсюда остановился пассажирский локомотив, потому что... Сами понимаете, почему. Больше сотни пассажиров разбрелись по округе, я пытался пробраться, но не вышло.

— Так у нас же пикап, — напомнил Майкл.

— Ах, ну да...

— Мистер Тэд? — подал голос молодой работник. — Можно мне с ними?

— Конечно! — отмахнулся диспетчер. — Я пока останусь здесь, на тот случай, если кто-то захочет связаться.

— А много кто звонит? — спросил игрок.

— Ну, уже с десяти станций сообщали о случившемся.

Пока выжившие вели неспешную беседу, несколько десятков мертвецов уже столпились у входа, кое-кто даже слишком настырно околачивался под самыми окнами, норовя их разбить. Майклу в это вмешиваться не пришлось. Его люди стали действительно единым механизмом: Хэнк одним мощным ударом распахнул дверь, сбив двух топтунов, перекатом уйдя вправо, тем самым покинув окружение. Вслед за ним, в паре выскочили рокеры, работая вместе, они прошли сквозь нестройную толпу зомби, обезглавив тех, кому не повезло оказаться на их пути. Фрэнк, понимая, что от лидера особого толка нет, почти в упор выпустил три стрелы. Промахнуться в таких условиях оказалось бы нелегкой задачей. И без того неорганизованная толпа превратилась в группу отдельно стоящих мертвецов. Клинки в умелых руках работали, как заведенные, меньше чем за пять минут территория у входа в станцию покрылась обезглавленными трупами.

Так как в автомобиле больше мест не было, подсобного рабочего, назвавшего себя Бойдом, посадили в кузов. Он возражать не стал, скорее всего долгое нахождение на станции, в окружении инфицированных, сильно подкосило его моральную устойчивость, а находясь в окружении ребят, способных расправляться с врагами на раз-два поневоле почувствуешь уверенность в будущем.

Путь к следующей станции пролегал по пустынной местности, где изредка встречались сухие кусты, да островки жухлой травы. Поезд, о котором говорил Тэд Вэльсон, диспетчер станции, обнаружился достаточно скоро. Но так как дорога, по существу, была полностью свободна от зомби, останавливаться не имело смысла. Если бы только не одно "но". Уже проехав пять пассажирских вагонов и локомотив, пикап огласил крик Бойда. он стучал по крыше, призывая к вниманию. Оказало, что машинист и его помощник заперлись в кабине, тем самым оградив себя от сошедших с ума пассажиров.

— Надо выручать, это же как раз те ребята, которые нам нужны! — заключил Хэнк, с чем спорить никто не стал.

Отогнав пикап чуть дальше, чтобы оставить место для маневра, группа спасателей отправилась к голове поезда. Там, выстроившись в круговую оборону, они дали понять запертым в ловушке людям, что они могут выходить. Крепко сложенный, молодой машинист выделялся открытым и умным лицом, его помощник, щуплый пожилой мужчина с торчащей седой бородкой, выглядел весьма бодрым пенсионером, который остался работать, чтобы помочь устроить жизнь внукам.

Измученные долгим пребыванием в неизвестности, они радостными, немного измученными улыбками обозначили свое отношение к людям прибывшим на помощь. Решив, что поговорить с такими важными лицами стоит незамедлительно, Майкл решил молодых ребят Келсера Келвена отправить в кузов, чтобы освободить места для машиниста Логана и его помощника Стю. Так как спешить никуда не надо было, пикап не тронулся с места до конца разговора.

Рассказанная ими история не отличалась особым драматизмом: когда кто-то заверещал в динамике, нажав кнопку вызова машиниста, работники железной дороги сильно всполошились. Логан, как более крепкий человек, решил отправиться на разборку. Минуя один вагон за другим, он не заметил ничего особенного: люди сидели спокойно, ожидая своей станции. Но в предпоследнем вагоне ситуация выглядела совершенно по другому. Огромный чернокожий мужчина двумя руками пытался сдержать наседающую на него троицу озверевших пассажиров. Они безрассудно колошматили его руками, при любом удобном случае стремясь вцепиться зубами в незащищенные места. Логан, конечно же, тут же рванул на помощь, но путь ему преградил старик. Имея еще при жизни проблемы с весом, он отчего-то не выглядел медлительным. Инфекция зарядила его такой прытью, что машинисту пришлось срочно выскакивать в тамбур. Ну а когда этот самый старик головой пробил толстое стекло, чтобы добраться до жертвы, нервы несчастного человека не выдержали и он выскочил вон.

Приказав никому ни в коем случае не покидать свой вагон, он и представить не мог, что на предыдущей станции люди уже видели то, что не посчастливилось встретить ему. только тогда он заметил, что большая часть из них перевязывает раны, кто-то, уже абсолютно бледный, сидел откинув голову. Инфекция медленно и неотвратимо захватывало вагоны, так как никто не стремился разделить тех, у кого уже нет надежды от тех, кто еще имеет шанс спастись. Вся эта история закончилась на том, что кто-то дернул стоп-кран, машинист и его помощник закрылись в своей кабине, а мертвецы разбрелись по округе, так как Стю понадеялся таким образом освободить вагоны и добраться до проклятого рычага, который не позволил бы двинуться дальше. Но план оказался провальным, так что они торчали посреди бескрайнего пустыря, пока не прибыла группа неизвестных спасителей.

На вопрос, знают ли они Тэда Вельсона, мужчины согласно кивнули. О том, что на его станции есть рабочий локомотив, они тоже были в курсе. Но так как путь теперь заблокирован тем поездом, который они только что покинули, не было никакого смысла осваивать новый транспорт. Майкл некоторое время поразмышлял над сложившейся ситуацией, после чего решил не отходить от первоначального плана. Вернув работников в кабину, он приказал им закрыть двери вагонов, а сам, в сопровождении боевой группы, отправился на зачистку.

Часть пассажиров, ввиду резкой деградации мыслительной деятельности, покинуть поезд не пожелала, так как не сумела найти выход. Двигающийся впереди Фрэнк, с особой осторожностью относясь к каждой стреле, планомерно истреблял оживших мертвецов. Тела Хэнк, почти без посторонней помощи, выбрасывал в окна. Когда в окно двери показался вид на железнодорожное полотно, бойцы утерли взмокшие лбы, отправившись к голове поезда.

Первым делом решили вернуться на станцию две тысячи семьдесят второго километра, чтобы забрать там диспетчера. Затем, подцепив к хвосту поезда локомотив, стоящий в депо, двигаться дальше, на запад. Но когда станция Тэда и еще три других остались далеко за спиной, на горизонте с восточной стороны Стю заметил какое-то движение. Еще не рассмотрев толком происходящее, Майкл уже догадывался, что должно вскоре произойти. Приказав дать больше ходу, он мрачно осмотрел столпившихся в первом вагоне людей. Пожалуй, из присутствующих только Бойд и старший диспетчер не понимали, что происходит.

Все имущество с пикапа, в том числе и радиостанция, были благоразумно перенесены на новый тип транспорта, вот только никаких сведений от военных не поступало, это могли подтвердить дежуривший Логан. На время зачистки вагонов его назначили ответственным.

— Как думаете, что бы это могло значить? — обратился к членам группы игрок.

Никто голоса не подал, только Хэнк озадаченно хмыкнул, усевшись на свободную лавку. Его задумчивый взгляд был устремлен на пылевое облако, стремительно приближающееся к поезду.

— Они так могут поезд опрокинуть... — пробубнил он себе под нос.

— Могут. — кивнул Майкл.

— У нас тут рельсы, дружище. Чего гадать? — вновь проявил чудеса интеллекта Хэнк.

Ожидание превратилось в тягостную муку. Поезд мчался изо всех сил, стук колес превратился в единый гул. Но траектория стада проходила под таким углом, что как ни беги, столкновение практически неизбежно. А насколько мог судить игрок по масштабам поднятой им пыли — мутанты там были отнюдь не начальных уровней. Замок, оставленный далеко за спиной, ощущался сейчас тянущей к себе острой тоской. Игрок понимал, что это однозначно воздействовало на него Сердце Фортификатора, но кому от этого легче?

Да, там осталось несколько крепких мужчин, способных рассудительно отнестись к долгому отсутствию лидера, но когда ему удастся вернуться? Да и что делать, если находящаяся уже в нескольких километрах от поезда волна уничтожить всех тех, у кого нет возможности возродиться в замке? Это будет слишком ощутимая потеря. Скорее всего, мораль группы снизится достаточно ощутимо.

Первый удар произошел неожиданно: какая-то лысая летающая тварь с мордой человека, страдающего синдромом дауна, влетела в первый вагон, даже не заметив, что окно защищено достаточно прочным стеклом. С грохотом врезавшись в противоположную стену, мутант не успел сообразить, где оказался, так как Хэнк одним молодецким ударом снес ему голову. Довольно крупная туша трепыхалась еще несколько минут, но на это никто не обратил внимание, так как за первым последовал второй. Затем в вагон вскочил какой-то гориллопообный, но все такой же лысый и обтянутый желтоватой кожей монстр. Драка продолжалась очень долго. Майкл краем глаза видел, что основная масса несется почти наравне с поездом, задевая его только отделившимися одиночками. Но даже их хватало на то, чтобы превратить спокойную поездку в непрерывную бойню. Только отсутствие места, где твари могли бы развернуться и атаковать, помешало стаду в считанные минуты разорвать группу на составные части. Майкл, все это время ищущий выход из ситуации, только бессильно скрежетал зубами. системы капсулы выхватывали на мгновение лучшие способы атаковать каждого нового врага, но толку от этого не было практически никакого. То, что успел бы сказать игрок, самостоятельно предпринимали его подопечные.

С оглушительным хохотом Хэнк спихнул за баррикаду из исходящим паром тел очередного обезглавленного мутанта. Вагон оказался на две трети завален трупами, среди них не нашлось ни одного человеческого. Вонь стояла такая, что резало в глазах. Бойцы справились со своей задачей на сто процентов, что тут же оказалось отмечено Системой:

— Поздравляем! Удачное отражение атаки высокоуровневых мутантов боевой группой награждается бонусом в рукопашных схватках.

НПС: Хэнк, Келен, Келсер и Фрэнк получают двенадцатый уровень боя на клинках. Теперь, если они находятся вместе, их эффективность повышается на двадцать процентов.

Через несколько минут поезд остановился. Нужно было очистить вагоны от тех, кто еще мог оставаться, оценить повреждения, да и просто перевести дух. Простая на первый взгляд работа затянулась до самого вечера. Еще около тридцати мутантов бесновались в поезде, ожидая своей печальной участи. А когда на железнодорожное полотно, оставшееся за спиной, обратил внимание Логан, из его груди вырвался вздох изумления: рельсы, словно куски проволоки, торчали из земли, изогнутые во многих местах. Путь назад оказался отрезан, так как стадо попросту изувечило его, превратив в груду бесполезного металла и дерева.

— И что теперь делать, Майкл? — усевшись на подножку, спросил раздевшийся по пояс Хэнк — его одежда, как и у всех остальных бойцов, была насквозь пропитана зловонной кровью мутантов.

— Думаю, нам нужно добраться до крупной станции. — задумчиво произнес игрок. — Это ведь не единственная ветка на всем побережье? Ну и вот. — получив согласный кивок, заключил он. — Я думаю, ребята в замке продержаться. Все таки, припасов осталось достаточно много. С воротами они что-нибудь придумают.

— А что это была за чертовщина, кстати? — вспомнил странное происшествие Хэнк.

— Думаю, мы еще не раз встретимся с этим существом. — Майкл поднял небольшой камушек, запустив его в сторону искореженных рельс. — А пока нам нужно разобраться, каким образом вернуться домой. Но сначала — встретиться с другими...

— Фриками, вроде тебя? — подсказал запнувшемуся на полуслове игроку Хэнк.

— Да как ты, непись проклятый, можешь рассуждать о таких вещах? Это же вне твоего понимания! — с наигранной злобой, нахмурился Майкл, на что получил добродушный смех человека, который в очередной раз переиграл своего собеседника.

Конец первого тома.



Оглавление

  • Глава 1. Крысиные бега
  • Глава 2. Вон из клетки
  • Глава 3. Под колпаком
  • Глава 4. Спасатель неписей
  • Глава 5. Кубарем по склону
  • Глава 6. Читерство с откатом
  • Глава 7. Страшнее чем с зомби
  • Глава 8. По запчастям и на свалку
  • Глава 9. А вот теперь поиграем!
  • Глава 10. Адаптация идет успешно
  • Глава 11. "С такими неписями..."
  • Глава 12. Правила западного побережья
  • Глава 13. Уже не так забавно
  • Глава 14. Неразбериха и беготня
  • Глава 15. В западне
  • Глава 16. Рывок в пропасть
  • Глава 17. Исход