Лузер (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Яна Кельн Лузер

Глава 1

- Что ты видишь?

- Темноту, - вместе с ответом вырывается судорожный вздох.

Его привели в комнату, где черная гуашь закрасила каждый миллиметр пространства. Здесь прохладно настолько, что кажется вслед за каждым выдохом вырывается облачко пара, а кожа покрылась легким ледяным налетом. Только прикосновения незнакомца дарят тепло.

- Что ты чувствуешь? – хриплый голос царапает нервы, заставляет вздрогнуть от внезапности, потому что тишина уже пробралась в него, окутала плотным коконом.

- Страх, - это правда, он боится неизвестности, того, что произойдет в скором времени.

- Ты боишься меня? – опять этот голос, но он уже не пугает, потому что он ждет диалога.

- Нет, - это правда, он не боится человека, находящегося рядом, ласкающего его обнаженное тело, он страшиться неизвестности, это нормальное человеческое чувство, поэтому ему не стыдно в этом признаться.

- Хорошо, - кажется, незнакомец кивает своим мыслям.

Мужчина уходит, тепло его рук исчезает следом. Запястья обхватывают полоски кожи, вверх по рукам скользят прикосновения незнакомца, тихо звякает цепь. Из груди вырывается тихий стон обреченного человека. Он знает, что пути назад нет. Решение принято, оно необходимо. Ему жизненно важно сделать этот шаг, перебороть свой страх и расширить границы себя. Ему остро необходимо знать, что есть тот, кто властен над ним, тот, кому он принадлежит, тот, кто владеет его жизнью.

- Подними руки, - он повинуется этому волшебному голосу, снова звякает цепь, а в мыслях только непонимание.

Он не может понять, как незнакомец видит в этой темноте, ведь ему самому не видно даже рук, вздернутых вверх. Легкий рывок, но что-то уверенно держит там вверху.

- Не стоит, - говорит незнакомец. - Ты в моей власти, ты должен слушаться.

- Я буду, - он закусывает губу, потому что голос звучит жалко, лучше бы он молчал.

- Это хорошо, но за свою провинность ты будешь наказан, - хрипло шепчет незнакомец на ухо.

Он не успевает ничего ответить, как вздрагивает от удара. Спину обжигает кожа плети, длинная полоса вспыхивает, изо рта вырывается полный боли стон.

- Молчи, - говорит незнакомец.

Но он не хочет молчать, ему больно. Как он мог решиться на это? Он боится боли. Страх и нежелание продолжать пытку нарастают, вырываются громким криком, от которого у него закладывают уши. Удары учащаются, незнакомец не дает времени на передышку. Он наказывает за каждый возглас, ведь мужчина говорил, что он должен молчать.

Больно, ему ужасно больно, спина болит от града ударов. Ему хочется прекратить это.

- Десяти будет достаточно, - говорит незнакомец.

Десять. Их было только десять? Ему показалось, что ударов было бесчисленное множество, они выпили все силы, словно плеть, ложась на кожу, высасывала жизнь. Он опустил голову, уткнувшись мокрым лбом в руку. Кожа такая холодная...

- Теперь ты будешь послушным?

- Буду, - он не хочет повторения, даже несмотря на то, что плоть налилась и потяжелела, а от паха разливаются волны томительного возбуждения.

- Буду, господин, - поправляет незнакомец, поглаживая горящую спину.

- Буду, господин, - зеркально повторяет он, едва шевеля губами.

Так правильно, так надо. Он должен подчиняться.

За спиной раздается глухой смешок, его господин доволен. Он гладит, подходит ближе, касается губами шеи, прихватывает кожу, одновременно зажимая между пальцами сосок. Но сейчас он чувствует не боль, нет. Все внимание сосредоточено на том, что мужчина, который прижимается к нему со спины, полностью обнажен. Его твердая плоть упирается в поясницу, значит, он выше. Теперь нет возможности не идти до конца. Теперь даже если он передумает, его не оставят в покое...

- У тебя красивое тело, - нежно говорит мужчина, поглаживая, надавливая пальцами, причиняя легкую боль.

Он молчит, закусив губу, из нее уже сочится кровь, но нет сил разжать зубы. Тело мелко дрожит от жара, прокатывающегося по нему. Как же оно слабо... Когда разум сковывает страх и нежелание заходить до конца, тело извивается, подставляется под ласку, просит большего...

Но почему ничего не происходит? Куда пропало тепло, исходящее от тела незнакомца? Куда исчез сам мужчина? Он повертел головой, но рассмотреть что-то в темноте невозможно. Вот теперь ему стало по-настоящему страшно... Тот, кому он был готов доверить себя, ушел...

Дверь открывается с неприятным скрежетом, который больно бьет по нервам, он видит полоску света, слышит шаги, но все это у него за спиной. На глаза опускается повязка, на плечи халат, руки свободны, только иголочки в затекших мышцах.

- Где? - он озирается, смотрит по сторонам, словно может что-то увидеть сквозь плотную ткань.

- Вы можете отдохнуть здесь, - мягко говорит сотрудник клуба и подталкивает ко входу в комнату.

Теперь он может содрать помеху с глаз и вернуть себе зрение. Мягкий приглушенный свет не режет по глазам, но они все равно слезятся. Почему незнакомец ушел? Почему не закончил их сессию? Почему?

Он устало опускается на мягкий диван, трет глаза и кусает губы, пытаясь изгнать из груди обиду. Лучше бы он не приходил сюда, тогда не было бы этого унижения, этой боли...

***

Первый день на новом рабочем месте. Очень волнительно. Тимур бежал с остановки, перепрыгивая через лужи и прячась под черным зонтом. Он умудрился проспать. Знал, что этот день очень ответственный и важный, но все равно не смог перебороть свой организм, который требовал еще хоть полчаса сна. Еще и дождь с середины ночи начал барабанить по окнам, мешая робким шагам сна подкрасться к его сознанию.

- Ненавижу этот день, - буркнул Тимур, замирая перед турникетами в поисках своего пропуска.

Магнитная карточка завалилась на самое дно глубокой кожаной сумки, в которой парень носил свой ноутбук. Охранник уже недобро косился на него, когда Тимур все же выудил магнитную карточку. Он прислонил ее и скривился от противного писка, а маленькое электронное табло показало, что Тимур опоздал на шесть минут. Парень вошел в офисное здание, надеясь, что шесть минут это не так уж и много.

Много или нет, но возле его стола стоял непосредственный начальник. Представительный мужчина лет около пятидесяти, в дорогом костюме, который сидел идеально, подчеркивая крепкую сухую фигуру.

- Доброе утро, - сказал Тимур, надеясь, что его не уволят, не сходя с места, за опоздание.

- Доброе, Тимур Игнатьевич, - мужчина повернул к нему голову и улыбнулся. - Нам необходимо сходить в отдел кадров, потом я проведу вам экскурсию по офису.

- Спасибо. И извините за...за опоздание, - парень низко опустил черноволосую голову, скрывая лицо.

Так происходит всегда, всю жизнь. Он старается быть ответственным, взрослым, человеком, который отвечает за себя и свои поступки. Но, кажется, Тимур родился не под той звездой или в неподходящий час. Когда юноша остался один после смерти родителей, его жизнь пошла наперекосяк. Из рук все валилось, а чувство времени ускользало от него. В институте одни замечания и пересдачи, сколько бы сил он не прикладывал, чтобы соответствовать требованиям. С первой работы его попросили после испытательного срока, на второй он не проработал и месяца. Третья попытка... Судя по началу, она не будет сильно отличаться от предыдущих.

Юрий Анатольевич быстро уладил бумажные дела в отделе кадров самостоятельно забрав у Тимура бумаги и отдав их сотрудницам. Мужчина провел его по отделам, знакомя с людьми, с которыми он будет тесно соприкасаться в процессе работы, показал, где находится небольшая столовая, офисное кафе, комната отдыха, курилка, хотя Тимур никогда не курил. С его везением он легко спалил бы свою скромную однокомнатную квартирку.

- А теперь самое главное, - Юрий Анатольевич слегка приподнял уголки губ в улыбке, а Тимур замер, предчувствуя подвох. - Я должен представить тебя нашему генеральному директору лично, - быстрый взгляд на крупные часы с золотым ремешком. - Думаю, он уже приехал.

Тимур похолодел. Личное знакомство с генеральным директором? Зачем? Господи, зачем оно? Зачем генеральному нужен рядовой сотрудник?

- Ну, чего застыл? - ухмыльнулся мужчина. - Пошли, тебя не съедят.

Тимур вздохнул, пытаясь перебороть предательскую дрожь в теле, и пошел. Выбора у него все равно не было. Если он откажется, идя на поводу у своего страха, то может сию минуту писать заявление об увольнении. Хотя, его, наверно, даже еще не успели оформить.

Юрий Анатольевич привел его на несколько этажей выше в большую светлую прихожую, поздоровался с миловидным юношей. Тимур тоже кивнул, удивляясь тому, что секретарь не длинноногая красотка, а парень, пусть и весьма привлекательный.

- Вас ждут, - тихо сказал он и улыбнулся Юрию Анатольевичу.

Непосредственный начальник постучал и услышав "войдите", открыл дверь, утянув за собой Тимура, готового сбежать прочь.

За этой дверью его ждал Бог или Демон, неважно, но этот мужчина просто не мог быть обычным человеком. В нем сочеталось все: порочная красота, власть, сила и еще раз власть. Его энергетическое поле подавляло, лишало воли. Тимур не мог оторваться от глаз генерального директора, пока тот сам не моргнул и не прервал визуальный контакт. Тогда взгляд Тимура сполз на идеальные губы, сейчас искривленные в насмешливой ухмылке.

- Доброе утро, - сказал он.

В этот миг Тимур задохнулся, подавившись глотком воздуха, мир начал вращаться, ему пришлось схватиться за дверь, чтобы не упасть, но вспотевшая ладонь соскальзывала. Это был тот голос. Он просто не мог ошибиться! Человек, обладающим именно этим голосом с приятной хрипотцой, был с ним вчера в клубе и ушел, оставив одного.

- Андрей Дмитриевич, доброе утро, - Юрий Анатольевич подошел ближе и указал рукой на парня за спиной, который старался сжаться в комок, превратиться в невидимую молекулу и раствориться в воздухе. - Это Тимур Игнатьевич, мой новый сотрудник.

- Юра, ваш сотрудник нем? - строго спросил персональный Демон Тимура.

- Нет, конечно, Андрей Дмитриевич, - мужчина смутился и бросил колкий взгляд за спину, призывая нового сотрудника к диалогу с большим начальством.

- Тогда почему он даже не соизволил поздороваться со мной? Тимур Игнатьевич, вы не можете разжать челюсти? Вам плохо? - издевательски спрашивал мужчина, откинувшись на спинку удобного кожаного кресла.

- Простите, - пискнул Тимур и откашлялся. - Извините, - повторил парень, собирая себя по кускам от унижения, - я перенервничал. Доброе утро, Андрей Дмитриевич, - четко произнес парень.

Брови Андрея удивленно взлетели вверх, он не ожидал, что мальчишка сможет так быстро взять себя в руки. Перед ним был типичный неудачник. Лузер, как принято говорить сейчас среди молодежи. Индивид, не способный ни на что в этой жизни. Андрей немного оттолкнулся от стола и сложил руки на животе в замок, еще раз проходясь пристальным взглядом по телу парнишки. Что-то в сознании царапало, задевая маленьким коготком, мешало, но так и не облачилось в цельную мысль.

Тимур смотрел на генерального директора, боясь даже моргнуть. В мозгах билась только одна мысль: "узнал или нет?". Тимура порядком трясло, казалось, что дробь его зубов слышна даже Андрею Дмитриевичу, может, поэтому он так мерзко улыбается или все же узнал?

- Андрей Дмитриевич, Тимур еще даже не был на своем рабочем месте, я с утра его таскаю по кабинетам, мы можем идти? - спросил Юрий Анатольевич, прекрасно видя состояние своего сотрудника.

- Идите, - Андрей Дмитриевич царственно махнул рукой.

Он сам не знал почему, но решил дать этому щенку с прозрачными голубыми глазами шанс. Обычно Андрей выкидывал таких людей из своей компании сразу, он не терпел слабости, точнее позволял ей проявляться только в одном месте. А именно, в постели слабость своих сабов, он любил, когда ему подчинялись и с удовольствием дарил наслаждение за послушание, щедро вознаграждая своих любовников. Досадное исключение произошло только вчера. В клубе. Андрей порой экспериментировал с незнакомцами в этом заведении, уставая от очередной пассии. Но вчера, вчера он оборвал сессию в самом начале и ушел. Все просто, мальчик, который попался ему в лотерее совершил необдуманный шаг в своей, заявившись в такое заведение. Он не выдержал бы. Страх поглотил бы все, сожрал каждую положительную эмоцию от игры, оставляя после себя только реальную боль без примеси удовольствия и панику. Поэтому Андрей ушел. Сожалений не было, он поступил правильно, не став калечить глупому пацаненку сексуальную жизнь. Андрей, вообще, забыл об этом инциденте, как только оказался в общем зале, там был просто огромный выбор мальчиков, готовых пойти на все ради богатого клиента. Но вернемся к Тимуру. Андрей думал о своем добром поступке половину дня и, наконец, пришел к выводу, что поступил так из-за быстрой метаморфозы, произошедшей с парнем, как только его ткнули носом в его ошибку. Возможно, этот случай еще не настолько запущен и из этого ребенка может вырасти настоящий мужчина...

***

Время бежало неумолимо быстро, день сменял день, выходные пролетали со скоростью света. Тимур совсем потерялся в своей работе, не успевая больше ничего. Парень жил на пределе своих сил, искренне недоумевая, как некоторые люди находят в этом движении со скоростью света время на себя и на отдых. Открыв глаза в субботу днем, Тимур сел на постели оглядел свою квартиру, которая за неполный рабочий месяц превратилась в пристанище хаоса. Разбросанная одежда, грязные рубашки, коробочки из-под еды быстрого приготовления, пластиковые бутылки из-под воды, крошки и какой-то мусор под ногами.

- Твою мать! - протянул Тимур и устало откинулся на подушку, постельное белье тоже стоило поменять.

А он-то надеялся, что в эти выходные сможет просто отдохнуть и выспаться вдоволь, но нет, его ждала генеральная уборка, в свинарнике Тимур жить не хотел. Молодой человек нехотя поднялся с кровати и поплелся в ванную, настраивая себя на рабочий лад. Из круглого зеркала на него смотрел его призрак, Тимур сильно похудел, под глазами залегли тени, свидетельствующие о недосыпании, а кожа стала бледной с серым оттенком. Пора было заканчивать с беспорядочным питанием и возвращать режим, к которому привык его чувствительный желудок с гастритом. Умывшись, Тимур взял большой пакет из супермаркета и собрал весь мусор с пола, одного пакета не хватило. Перемыл всю посуду, которая уже стояла не только в раковине, а была разбросана по всей кухне. Перед тем, как вычистить большой ковер, покрывающий весь пол в комнате, Тимур решил почистить пылесос, потому что тяга машины сильно упала, пылесборник был забит до предела. С техникой, даже домашней, Тимур всегда был на "ВЫ", поэтому разбирал пылесос строго по инструкции, поменял мешок, но собрать агрегат обратно, у него не вышло.

- Сука! - взвыл Тимур, пиная синий бок ногой.

Как же он устал. Чертова работа выпила из него все соки. Юрий Анатольевич сыпал архиважными заданиями без остановок, словно с ними мог справиться только один Тимур Игнатьевич во всем огромном офисе. Но помня о том, что до конца испытательного срока еще очень и очень долго, а деньги ему необходимы, чтобы жить, парень не смел перечить, берясь за все и скрипя зубами, когда непосредственный начальник не видит.

- А какой от этого толк? - спросил Тимур у белого потолка. - Все равно выгонят...

Парень свернулся комком и всхлипнул. Он продолжал опаздывать каждый Божий день, несмотря на то, что ставил будильник на полчаса раньше. Всегда что-то случалось: убегал кофе, ломался кран и из него хлестала вода, Тимур застревал в лифте, ошибался маршруткой и уезжал не в том направлении, переводил медлительную бабушку с авоськами через дорогу, а дальше прямиком до ее дома. Юрий Анатольевич недовольно качал головой, но ничего не говорил, не грозился выговором или лишением части зарплаты. Мужчина только однажды сделал замечание, когда Тимур второй день подряд опоздал с обеда. Ну, кто был виноват в том, что официант забыл о том, что Тимур просил у него счет пятнадцать минут назад?! Неудачи преследовали одна за другой, но апофеозом его позора перед новым работодателем стал вчерашний день.

Пятница началась с улыбки, пусть за окном висели серые тучи, но проснувшись, Тимур улыбнулся, предвкушая скорое начало долгожданных выходных. Парень на удивление быстро собрался, выпил кофе, который в этот день получился наивкуснейший, и вышел из дома, имея достаточно времени, чтобы добраться до работы. Тимур шел на остановку и постоянно смотрел на небо, которое казалось становилось все ниже и ниже и было готово пролиться дождем. Но Тимуру повезло вновь, первые тяжелые капли упали на землю только тогда, когда парень уже спрятался под крышей остановки. На красивом лице вновь расцвела улыбка. Маршрутка подъехала через минут десять, молодой человек быстро вскочил в нее и стряхнул с серого костюма несколько капелек воды. Транспорт тронулся, еще и в нужном направлении, Тимур смотрел в окно, с трудом что-то разбирая за испещренным мокрыми дорожками стеклом. Может, хоть этот день пройдет, как у всех людей на земле. Но обрадовался Тимур слишком рано. До офиса оставалась еще одна остановка пути, когда они влились в плотный транспортный поток, а через пару минут, когда водитель резко газанул, трогаясь с места, раздался звук удара, и пассажиров с силой швырнуло вперед. Тимур не упал, вовремя схватившись за сидение.

- Все приехали! - крикнул водитель, с силой ударяя по рулю и сигналя.

Пассажиры начали выбираться из салона и прятаться под зонтами от проливного дождя. Тимур тоже вышел, тут же промокая от холодных потоков. Ждать следующую маршрутку не было смысла, по таким пробкам она подъедет еще не скоро. Молодой человек решил быстро добраться до работы. Он все равно уже промок.

На работе Тимур оказался вовремя, электронное табло показало, что у него есть еще десять минут в запасе. Как раз для того, чтобы хоть как-нибудь привести себя в порядок. Вода пропитала всю одежду, текла с волос, попадая за шиворот, тело мелко дрожало от холода, но Тимур пришел вовремя и был этому рад. Для парня это было серьезным достижением. Он вошел в лифт и повернулся к зеркалу, чтобы оценить весь масштаб своего ужасного внешнего вида.

- Тимур Игнатьевич! - знакомый голос с хрипотцой, наполненный плохо скрываемым бешенством, заставил резко обернуться.

Тимур охнул и вжался спиной в стенку лифта, дверцы которого быстро закрылись за широкой спиной генерального.

- Д-доброе утро, Андрей Дмитриевич, - пролепетал парень, желая исчезнуть из тесной кабинки.

- Доброе? - хмыкнул мужчина и нажал кнопку "стоп".

Лифт дернулся и остановился.

- Объясните ваш внешний вид, Тимур, - тихо мурлыкнул Андрей, прожигая злым взглядом дыру в подчиненном.

- Там дождь, - шепнул Тимур, судорожно сглатывая и покрываясь липким потом от страха.

Этот мужчина пугал и подавлял, стоило только посмотреть на эту властную фигуру, как Тимур чувствовал себя полным ничтожеством и был готов признать, что его появление на этот свет было огромной ошибкой.

- Да-а? - насмешливо протянул генеральный, изогнув одну черную бровь. - Смотри, знаешь, что это такое? - перед глазами парня возник черный зонт, с которого мелкими каплями стекала вода.

- Знаю, - Тимур отвернулся, сглатывая ком в горле и смаргивая слезы, этот жест был уже унизителен.

- На меня смотри, когда я с тобой разговариваю! - рявкнул Андрей, с силой сжимая пальцами подбородок Тимура.

Парень распахнул светлые глаза и с ужасом уставился на разъяренного мужчину.

- Сейчас ты разворачиваешься на сто восемьдесят градусов и едешь домой, - четко произнес генеральный, ослабляя хватку.

- Но...но, - Тимур попытался что-то сказать, но Андрей Дмитриевич сократил между ними расстояние до минимума и сжал в кулаке короткие пряди волос на затылке Тимура, оттягивая голову.

- Я сказал, ты едешь домой. Мне не нужна свинья в офисе, способная изгадить все. Это понятно?

- Да, - выдохнул Тимур, оцепенев перед этим источником силы, как кролик перед удавом.

Андрей Дмитриевич нажал на первый этаж и лифт двинулся вниз, еще раз окинул Тимура нечитаемым взглядом и отпустил. Парень дернулся в сторону и забился в угол, а стоило дверцам раскрыться, выскочил из кабины ужаса. Наверное, теперь он всегда будет пользоваться лестницей.

У тебя ровно час и ни минутой больше, - услышал молодой человек, направляясь к выходу из здания.

Глава 2

- Юр, твой новый мальчик проработал почти месяц, правильно? - Андрей смотрел прямо на подчиненного, не выпуская из виду его глаза, чтобы не смел соврать и прикрыть маленького неудачника.

- Да, - Юрий Анатольевич кивнул.

- Что ты можешь о нем сказать?

Юрий усмехнулся, но не зло, не презрительно, а как-то по-доброму, словно покровительствует этому мальчику.

- Он хороший сотрудник, исполнительный, но рассеянный настолько, что диву даешься, как он дожил до своих двадцати трех лет, - ответил мужчина, хмуря аккуратные брови.

- Двадцать три, говоришь...

- Да.

- Я думал меньше, - признался Андрей. - Выглядит на возле двадцати.

- Ну, не всем же хвастать превосходной мускулатурой, - Юра легко кивнул на генерального директора, показывая кого он имеет в виду.

- Расскажи о нем, - Андрей утонул в мягкой спинке кресла, прикрыл глаза и приготовился слушать.

- Тимур Игнатьевич Никитин, двадцать три года, высшее образование по специальности управление и менеджмент, живет один...

- Стой, мне не нужны его анкетные данные, что ты думаешь о нем, как о человеке, - Андрей опять посмотрел на Юрия. - Ты сказал живет один?

- Я тоже удивился, когда узнал, - Юрий усмехнулся. - Но он один с тех пор, как его родители погибли. Парню тогда только стукнуло восемнадцать...

- Вот ка-а-ак, - протянул Андрей, это уже было интересно, мальчик оказался бесхозным.

- О нем, как о человеке..., - Юрий задумался, кроме того, что этому мальчишке крупно не везет по жизни, сказать он мог мало что...

- Нет, не стоит. Я сам узнаю, - Андрей Дмитриевич поднялся и подошел к окну, погода не сильно изменилась за выходные, утро понедельника вновь началось с проливного дождя.

Мужчина вернулся к столу, нажал на кнопку селектора и вызвал секретаря.

- Да, Андрей Дмитриевич? - милый мальчик застенчиво улыбнулся, замер посередине кабинета и был готов исполнять любое пожелание своего величественного начальника.

- Вить, ты говорил, что тебе нужен помощник?

- Да, - парень покрылся румянцем, ему не хотелось признавать, что он не справляется с объемом работы, но и сидеть до ночи в офисе не мог, потому что учился на вечерке и ему необходимо было посещать институт.

- Хорошо, - Андрей кивнул. - Юр, я забираю Тимура к себе.

- Уверен? - переспросил Юра, предполагая, что эти двое не сработаются. - Он тебя боится, как черт ладана.

- Уверен, я займусь очищением его души, - Андрей хищно улыбнулся. - Вить, скажи кадрам, чтобы подготовили приказ и распорядись насчет рабочего места напротив тебя.

- Да, Андрей Дмитриевич, - парень кивнул и испарился выполнять поручения.

- Ох, Андрей, сбежит мальчишка, - Юра покачал головой и поднялся, следовало самостоятельно сказать Тимуру о его "повышении".

- Не сможет, - Андрей опять усмехнулся, гася огонь в темных глазах, чтобы Юрий Анатольевич ничего не заметил.

***

Тимур шел, как космонавт по луне, он не чувствовал поверхности, словно его окружала невесомость. В ушах звон, он не слышал ничего вокруг. Хорошо, что в руках ничего нет, иначе он постоянно ронял бы все на пол. Как он согласился на должность помощника этого монстра? Как? Хотя, его не спрашивали, а просто поставили перед фактом, что он переезжает работать перед дверь в логово зверя и это животное теперь его господин и хозяин. После прошлой пятницы Тимур ненавидел Андрея Дмитриевича всей душой, желая тому провалиться сквозь землю и очутиться в Аду, именно там полагается жить демонам, а не мучить мирных людей, существуя на земле.

Двери лифта бесшумно открылись и парень вышел в светлое помещение, кажется дрожь усилилась, потому что фигуры двух человек мельтешили перед глазами, беспорядочно дергаясь. Его уже ждали. Генеральный беспечно сидел на краю стола своего секретаря и ждал нового подчиненного. Он выглядел бы вполне по-человечески, если бы не темные прищуренные глаза, вцепившиеся в скрюченную фигурку.

- Принимай нового помощника, Виктор, - Андрей Дмитриевич кивнул в сторону Тимура и поднялся. - Сам введешь его в курс дел. Тимур, я предупреждаю первый и последний раз, посмеешь опоздать, будешь жалеть об этом всю свою жизнь. Ясно?

- Да, - Тимур кивнул, думая, что ему стоит зайти в аптеку и купить валидол, чтобы выжить в этом проклятом месте, а не загнуться от разрыва сердца.

- Работаем, - строго сказал генеральный и скрылся в своем кабинете.

- Привет, - тихо сказал Виктор, чтобы не испугать парня, трясущегося, как кленовый лист на ураганном ветру. - Воды хочешь?

Тимур только кивнул, оставаясь стоять на месте, словно прирос к жесткому ворсу темно-серого ковролина. Виктор подал ему пластиковый стакан с холодной водой из куллера, который парень осушил залпом. Влага вернула его в реальность. Парень сделал несколько коротких вдохов и уверенно прошел на свое рабочее место. Виктор усмехнулся и подсел рядом, рассказывая о программах, документах и расписании начальства.

После окончания рабочего дня из офиса Тимур выходил уже спокойный, чувствуя в себе силы продолжить работу на новой должности. Обязанности секретаря показались ему не очень сложными. Он справиться. Не может упустить свой третий шанс и пусть гребаный Андрей Дмитриевич катится ко всем чертям!

***

Утро, первое утро за много дней, когда солнечный свет заглядывает в комнату и светит прямо в лицо. Тимур подскочил на кровати, четко понимая, что он проспал.

- Черт! Черт! Черт! - парень тупо пялился на телефон, на котором забыл завести вчера будильник.

У него было ровно двадцать пять минут до начала рабочего дня. Так быстро, как в это утро, Тимур не двигался никогда. Маршрутка тоже подошла сразу, как только он оказался на остановке, на удивление дороги были свободные, оправдать свою задержку сторонними факторами он никак не мог. Вина полностью легла на плечи Тимура, буквально размазывая парня по полу лифта. Десять минут... Может, он не заметит? Виктор обмолвился вчера, что генеральный не приезжает на работу к девяти, предпочитая являться около одиннадцати часов.

Интересно, ему когда-нибудь повезет в этой жизни? Тимур сглотнул противный липкий ком в горле и сделал несколько шагов вперед к своему рабочему месту под пристальным взглядом Андрей Дмитриевича.

- Доброе утро, - Тимур все же решился поднять глаза от пола и взглянуть на ненавистного человека.

- Ко мне в кабинет, - процедил Андрей, игнорируя приветствие.

Мужчина резко развернулся и скрылся за дверью, оставив ее открытой настежь. Тимур вздохнул и посмотрел на Виктора, испуганно выглядывающего из-за монитора компьютера. Парень красноречиво провел ребром ладони по шее и сцепил руки в замок, молчаливо подбадривая неудачливого коллегу.

- Ты меня вчера плохо расслышал? - Спросил Андрей, как только за Тимуром закрылась тяжелая дверь.

- Хорошо, Андрей Дмитриевич. Простите, этого больше не повторится.

- Не убедительно, - фыркнул тот. - Закрой дверь на замок.

Тимур вздрогнул и медленно пошел к двери. Андрей на секунду прикрыл глаза и судорожно выдохнул. Он знал, что поступает некорректно, даже незаконно, но есть шанс, что он все же не ошибся...

- Мне писать заявление? - четко, но как-то обреченно просил Тимур, повернувшись.

- Нет, - сказал Андрей и его руки легли на пряжку тонкого кожаного брючного ремня. - Я уволю тебя по статье на третий раз, а пока...

Тимур даже не обратил внимание на то, что мужчина не закончил фразу и на увольнение ему было откровенно плевать, потому что Андрей Дмитриевич расстегнул свой ремень и потянул его за один конец. Он вспомнил? Или узнал сразу, просто молчал? Тимур неосознанно попятился.

- Стой! - произнес Андрей Дмитриевич тем самым тоном, что Тимур запомнил с их ночи, которая ничем не закончилась, можно сказать, что она даже не началась.

Тимур встал и часто задышал. Сознание услужливо подкинуло воспоминание об ощущениях, тело тут же отозвалось робким шевелением в брюках.

- Сними пиджак, - Тимур снял. - Обопрись о диван и спусти брюки.

Тимур сделал все так, как ему велели и зажмурился, холодея от ужаса и одновременно медленно воспламеняясь от желания. Он еще хорошо помнил, насколько сильное и крепкое тело у этого человека, он помнил насколько ласковыми могут быть его руки и горячими губы, целующие загривок вслед за укусом.

- Я хочу, чтобы ты не опаздывал на работу, - четко произнес Андрей. - Я приказываю тебе, ты должен меня слушаться, Тимур. Потому что...

- Вы мой хозяин? - перебил парень, нервно облизав пересохшие губы.

- Правильно, я твой хозяин, - Андрей ласково потрепал его по черным волосам. - Но не смей меня перебивать. Я не терплю этого.

Удар ремня лег поверх тонкой ткани трусов, больно ужалив кожу под ней. Тимур сдержал вскрик, потому что ждал и помнил, что Андрей требует тишины во время порки. Еще два удара быстро последовали за первым. Тимур смог смолчать и на этот раз.

- Это за то, что посмел перебить меня. Еще десять ты получишь за опоздание, - предупредил Андрей, теряясь в догадках, насколько мальчик, стоящий перед ним, в Теме, что так покорно принимает правила игры. - В следующий раз, если ты на него осмелишься, будешь стоять передо мной абсолютно голым и раскрытым. Ясно?

- Да, господин, - выдохнул Тимур, с трудом расцепив зубы.

Андрей в растерянности тряхнул головой, и занес руку для первого удара. Неужели это невинное недоразумение, пугающееся каждого его движения с огромными светло-голубыми глазами, где плещется паника, опытный саб? Андрей отказывался в это верить. Но откуда тогда такое послушание. Тимур не пискнул во время порки. Да, Андрей бил не сильно, не желая пугать и причинять ту боль, которую должен был почувствовать провинившийся сабмиссив, но если бы парень никогда не окунался в мир БДСМ, то он орал бы благим матом, а то, просто сбежал бы и написал заявление в полицию. С Тимуром следовало поговорить.

- Одевайся, - сказал Андрей, вправляя ремень на место. - Сессия закончена.

Тимур подтянул брюки, поправил рубашку, одел пиджак и замер, пристально глядя ему в глаза.

- Присядь, - Андрей кивнул на кресло напротив. - Можешь курить, если хочешь, - мужчина достал бутылку воды и поставил на стол перед парнем, аккуратно севшим на край стула.

- Ты хорошо знаком с правилами?

- Нет, - Тимур отвел взгляд и покраснел, он не знал стоит ли говорить Андрею Дмитриевичу правду, чем она для него обернется...

- Ты хорошо держался, - Андрей легко улыбнулся.

- Спасибо.

- Пф, Тимур, за это не благодарят, - теперь мужчина позволил себе короткий смешок. - У тебя нет хозяина, - задумчиво произнес Андрей, - иначе, ты не позволил бы мне себя наказывать. Как давно ты в Теме?

- У меня был только один опыт, - тихо ответил Тимур, решив все же скрыть, что этот один раз был именно с Андреем Дмитриевичем.

- С мужчиной или женщиной? - спросил Андрей, а парень напротив подавился воздухом, покраснел и отвел взгляд.

- Я не из праздного любопытства интересуюсь, - четко произнес мужчина. - Я хочу предложить тебе стать моим сабом, - это Андрей понял, как только заглянул в горящие возбуждением глаза Тимура, он не смог его спрятать, выдал резко поменявшийся цвет глаз, став темно серым с холодным стальным оттенком, но в отблесках этой стали горел огонь желания.

- Я не умею, - прошептал молодой человек, схватил бутылку с водой и выпил залпом половину, забрызгав рубашку на груди, он нервничал и не мог скрыть сильного волнения, охватившего все тело.

- Я научу, - Андрей ласково улыбнулся. - Как только ты дашь согласие, то часть ответственности за твою жизнь ляжет на мои плечи, поправь если я ошибаюсь, но мне кажется именно это тебе необходимо?

Как этот страшный мужчина узнал о его потребности? Тимуру, действительно, был необходим ведущий, тот, за кем он будет идти, тот, чьих советов он будет просить и поступать, исходя из них. После того, как погибли родители и мальчик остался один, Тимур быстро понял, что не может жить без твердой руки. Он был ребенком, несмотря на то, что по паспорту ему было восемнадцать лет. Он не знал, как жить, поэтому жил, как мог. Ему нужен был сильный человек рядом, защитник, лидер, за которым он пойдет с закрытыми глазами. Сейчас его генеральный директор предлагал себя именно на эту роль, этот сильный мужчина интуитивно уловил то, что так необходимо Тимуру. Собирался ли парень отказываться? Разумеется, нет. А как же ненависть к этому человеку? Плевать на нее, главное, что Тимур признает в нем своего хозяина без каких-то душевных колебаний.

- Я..., - Тимур опять спрятал глаза. - Хорошо. Да, - уже уверенно произнес парень.

- Я рад, - Андрей улыбнулся и поднялся со своего любимого кресла, подходя уже к своему сабу. - Ты заслужил небольшую награду, - на миг мужчине показалось, что в глазах парня мелькнула радость.

Он наклонился, приподнимая пальцами голову Тимура за подбородок и нежно коснулся губ, провел языком по нижней, втянул ее в рот, пососал и отпустил, еще раз быстро и нежно прикоснувшись к сладким губкам. Тимур смотрел на него все это время широко открытыми глазами и не смел дышать.

- Выдохни, - усмехнувшись, сказал Андрей и отошел, наблюдая за весьма бурной реакцией.

Тимур не знал, куда себя деть. Ему безусловно понравилась ласка, это был его первый поцелуй с мужчиной и он был самым потрясающим, самым волшебным и волнующим, а еще Андрей его очень смущал своим пристальным взглядом, но он улыбался, поэтому Тимур не испытывал страха перед своим господином, а только весь трепетал как телом, так и душой.

- Иди, работай, вечером я все тебе расскажу.

Парень кивнул, послал своему мужчине робкую улыбку и выскочил за дверь.

- Что там было? - спросил Виктор, сверкая глазами от любопытства.

- Отчитал, - сообщил Тимур, плавно опускаясь на свое место.

- Да-а, а выглядишь так, словно Андрей тебе премию выписал, - секретарь хмыкнул и уставился в монитор своего компьютера.

- Если бы..., - Тимур попытался протянуть это удрученным голосом, но, вероятно у него не вышло, потому что со стороны соседнего стола опять донесся недоверчивый хмык.

Во всем виноват этот поцелуй! Как он посмел быть таким нереально вдохновляющим? Тимур посмотрел на свой рабочий стол, где плескался лазурный океан. Как ему теперь вести себя с Андреем Дмитриевичем? Даже просто откинуть отчество этого мужчины, как это делал Виктор, казалось неправильным. Будто, если Тимур назовет его просто по имени, то заберет часть власти в свои руки, а власти Тимур не хотел.

- Ты первый, кому это сходит с рук, - тихо сказал Витя, но Тимур услышал.

- Хочешь сказать, что в этой компании никто никогда не опаздывает? - Тимур недоверчиво прищурился и выглянул из-за плоского экрана.

- Мало кто, - парень напротив передернул плечами, - и только до тех пор, пока Андрей об этом не узнает.

- С трудом в это верю...

- А ты проверь опытным путем, - Виктор встал, подошел к столу Тимура и наклонился к лицу парня. - Хочешь?

- Нет, мне сказали, что на третий раз он уволит меня по статье.

- Ты счастливчик, друг мой, - усмехнулся Виктор. - Обычно люди не получают таких привилегий.

- Бред, - выдохнул Тимур, плохо веря в местные басни.

Безусловно, Андрей Дмитриевич жесткий управленец, но в страшилки Виктора всё равно не верилось.

- Ладно, работай, - Витя хлопнул Тимура по плечу. - За не выполнение своих обязанностей здесь тоже увольняют по статье профнепригодность, - парень рассмеялся и ушел на свое место.

Тимур послушался совета коллеги и принялся усердно разгребать то, до чего у Виктора не доходили руки. По факту он оказался не помощником генерального директора, а помощником помощника. Хотя, Тимур пока не требовал от коллеги равноправия в делах начальника, он постепенно вникал в суть дел, выполняя все очень щепетильно и тщательно.

- Виктор, ты можешь ехать по своим делам, сегодня останется Тимур, - Андрей Дмитриевич, наконец, показался из-за двери своего кабинета, впервые за весь день.

- Спасибо, - сказал Витя и начал стремительно собираться, пока босс не передумал.

- Тимур через десять минут зайди ко мне.

- Хорошо, - парень кивнул.

За эти десять минут молодой человек закончил дела и постучал в дверь.

- Заходи, - отозвался Андрей Дмитриевич, - присаживайся. Я не буду пока устанавливать жесткие рамки твоего поведения, - сразу начал мужчина. - Уясни одно, ты слушаешь и безоговорочно выполняешь то, что я тебе говорю. Не переживай, просить прыгать с крыши этого здания не буду, - генеральный улыбнулся. - За хорошее поведение будешь получать поощрения, за проступки - наказание.

Услышав слово "наказание" парень заерзал и слегка покраснел, задница до сих пор неприятно ныла после порки.

- Да, ты все правильно понял, - Андрей встал и подошел к своему сабу, взъерошивая мягкие черные волосы. - Еще одно, нам необходимо стоп-слово. Знаешь, что это?

Тимур кивнул и обернулся, потому что мужчина стоял за его спиной.

- Работа, - тихо-тихо сказал парень, но был услышан.

- Хорошо, надеюсь ты знаешь границы своих возможностей. А теперь встань на колени возле моего стола и замри, - скомандовал Андрей Дмитриевич, добавляя в голос тех самых ноток, от которых у Тимура побежали мурашки по позвоночнику.

Он плавно сполз с кресла и встал на колени.

- Опусти голову, - Андрей подошел ближе и надавил на затылок. - Вот так, отлично, - мужчина опять взлохматил волосы Тимура. - Мне нужно закончить дела. Жди.

Андрей Дмитриевич сел на свое место и поднял крышку ноутбука. Мужчина полностью погрузился в работу, через минут пятнадцать Тимуру начало казаться, что он забыл о его присутствии. Напомнить о себе или еще рано? Парень бросил осторожный взгляд на фигуру начальника, тот не обратил на него внимания. На взгляд Тимура вот так стоять на коленях было, нет не унизительно, тут нет никого, кроме них, а глупо. Он мог бы сейчас ехать домой, ведь его рабочий день уже закончился или, может, разобрать какие-то бумаги или сделать кофе для Андрея Дмитриевича. А сейчас он просто бесцельно стоит, ноги уже устали и за ухом чешется. Тимур поднял руку и почесал, Андрей Дмитриевич тут же впился в него злым взглядом.

- Можно, я поеду домой, - решился спросить парень, рамки рабочего дня никто не отменял.

- Я разрешал тебе говорить или вообще шевелиться? - строго спросил мужчина.

- Нет, - Тимур мотнул головой, - но это занятие не самое интересное...

- Тим, - Андрей вздохнул и с трудом поборол желание сию минутно жестко выпороть непослушного саба, он помнил, что мальчишка не знает правил. - Ты знаешь, что должен делать сабмиссив во время сессии?

- Слушаться своего хозяина? - предположил парень.

- Правильно, - Андрей кивнул. - Тогда почему ты этого не делаешь?

- Это сессия? Простите, я не знал.

- Тимур сессия не обязательно заканчивается сексом, - задумчиво сказал Андрей, размышляя над тем, как лучше донести философию их взаимоотношений до мальчишки.

- Ясно, - парень выдохнул и залился румянцем.

- Давай начнем сначала. Замри и жди, пока я закончу работать.

- Да, господин, - Тимур опустил голову и замер в ожидании, колени болели уже сильно, а вся затея парню всё равно не нравилась. Чего хорошего в дискомфорте?

Время словно издевалось над ним, бежало медленно. Тимур стоял с закушенной губой, чтобы не стонать от неприятной боли и кипел, проклиная генерального директора и себя за то, что согласился, проще было вновь уйти и попытать счастья в другой компании.

- Вставай, - Андрей встал сам и помог подняться Тимуру. - Тебе не понравилось, - констатировал мужчина. - Почему ты не прервал сессию?

- Я даже не подумал об этом, - парень мысленно хлопнул себя по лбу, вот дурак, ведь он мог остановить это издевательство над ним в любую минуту.

Андрей Дмитриевич усмехнулся и взял Тимура за руку. Они вышли из кабинета, парень быстро собрал свои вещи, потому что генеральный его ждал. Вместе они вышли из офисного здания.

- Тим, куда ты? - тихо спросил Андрей, когда парень направился к автобусной остановке.

- Эм, домой, - он смущенно улыбнулся.

- Я тебя отвезу, - сказал Андрей и направился на парковку, прислушиваясь к шагам позади себя.

Тимур шел за ним следом, робко и неуверенно, а, может, нехотя, но шел. Андрей улыбнулся, это было хорошо. Его саб походил на дикого котенка, брошенного матерью, такой же беспомощный и нелепый, загнанный жизнью на обрыв ущелья, но упорно не подпускающий к себе посторонних, не желая верить в то, что ему могут помочь. Но Андрей сам себе пообещал, что этот малыш будет есть с его рук, путь к Тимуру он найдет, чего бы ему это не стоило.

- Садись, - бросил Андрей, когда его мальчик нерешительно замер возле темно-синего лоснящегося бока дорогой иномарки.

Тимур сел на самый край, боясь даже сделать лишний вдох, чтобы не нанести вред машине. Андрей покачал головой и завел двигатель, отозвавшийся тихим урчанием. Они выехали со стоянки и Андрей взял курс к дому Тимура, но прежде, чем свернуть в нужном месте, подъехал к крупному сетевому супермаркету.

- Андрей Дмитриевич, можно я пойду домой? - опять спросил парень, нервно дергая обтрепанную ручку кожаной сумки.

- Вне работы зови меня просто Андрей, - поправил мужчина, скидывая качественные продукты в телегу. - Мы поедем домой, как только купим все необходимое. Ты хочешь каких-нибудь сладостей?

- Нет, я больше соленое люблю, рыбу красную, икру..., - Тимур ответил на автомате, все еще пытаясь найти причину происходящего.

Он вместе со своим ненавистным генеральным директором, который просит называть его по имени, ходит по магазину и выбирает продукты, точнее выбирает Андрей Дмитриевич, а он просто ходит. Для кого они делают эти покупки и, вообще, зачем он согласился? Тимур потерялся в своих мыслях и мотивах, то, что было кристально ясно утром, сейчас казалось глупостью. Утром он, наверное, просто испугался...

- Лови! - крикнул Андрей и в руки Тима прилетела баночка красной икры.

- Андрей Дмитриевич...

- Андрей, - рыкнул мужчина.

- Андрей, мне нечем расплачиваться.

- Я плачу, - произнес мужчина и пошел дальше.

- Не надо этого, - тихо сказал Тимур, возвращая банку икры.

- Предпочтешь, чтобы я тебя выпорол? - шепотом спросил Андрей.

- Что? Нет! За что? - опешил молодой человек.

- Ну ты же отказываешься от поощрения, - Андрей пожал плечами и пошел дальше.

- А это оно? - тихо спросил Тимур, вертя в руках банку, но ему никто не ответил.

Странно было смотреть на этого величественного мужчину на своей кухне. Он был тут лишним. Хорошо, что он убрался на выходных и не пришлось краснеть за бардак в доме. Андрей пил чай, заваренный из пакетика без сахара из кружки со сколотым краем, и это было неправильно. Другого слова Тимур подобрать не мог. Этому хозяину жизни не место в его лачуге. Он устало вдохнул и съел еще одну маленькую ложечку любимого лакомства, которое давно уже не мог себе позволить.

- Тим, тебе нравится то, что ты ешь? - спросил мужчина, отодвигая пустую чашку.

- Да, - парень кивнул.

- Тебе вкусно и приятно есть то, что ты любишь..., - Тимур опять кивнул. - Это приносит удовольствие, так ведь?

- Да.

- Я сказал, что это твое поощрение, помнишь?

- Да.

- В этом примитивный смысл отношений доминанта и саба, наших с тобой отношений. Ты слушаешься меня и я делаю тебе приятное, я уже говорил, что это не обязательно должно быть сексуальное удовольствие, до этого мы дойдем немного позже, - Андрей приподнял уголки губ, но смотрел прямо в глаза Тимура. - Если ты не выполняешь приказ или еще хуже, делаешь наперекор, то я наказываю тебя, причиняя боль.

- Так детей воспитывают, - хмыкнул Тимур.

- Ты и есть ребенок. Это верхушка айсберга, позже ты откроешь для себя смысл этих отношений.

- Звучит загадочно.

- Тебе понравится, - Андрей встал и подошел к Тимуру. - Обещаю, - выдохнул он в приоткрытые губы и поцеловал, в этот раз позволяя себе проникнуть языком в рот, скользнуть по гладкой эмали зубов, дотронуться до языка Тимура, провести по небу и опять только коснуться губ губами, оставляя на них свой вкус.

Тимур улетел вновь. Ему не надо было никакой икры, это было куда лучшим поощрением, за такие поцелуи он готов работать, стоя на коленях перед столом генерального директора. Только бы чувствовать его вкус, вдыхать аромат мужчины, плавиться от близости мощного тела, ощущать прикосновение сильных пальцев на подбородке. Его личный демон искуситель...

- До завтра, Тимур, - а как его имя играет у него на языке, последний слог "мур", словно рокочет в горле, напоминая урчание дикого зверя. - Я заеду за тобой в половину девятого, ты должен меня уже ждать.

- Да, господин, - произнес парень, зачарованный моментом, этот мужчина так близко, совсем рядом.

- Спокойной ночи, - Андрей еще раз мимолетно коснулся губ парня и стремительно ушел.

Тимур еще не понимал, не осознавал, не чувствовал, чего нельзя было сказать об Андрее, которого в молодом подчиненном сводило с ума все: его наивность, неискушенность, послушание и готовность встать на дыбы, чтобы перечить своему хозяину. Возбуждение уже лилось через край, грозя затопить весь многомиллионный город. Но Андрей вопреки сильному желанию не поехал в клуб. Теперь у него есть свой саб, мальчик, которого он воспитает для себя. Он не хотел начинать с измен и вранья, между ними все будет по-особенному.

Глава 3

Разбудил Тимура очень настойчивый звонок. Парень нащупал телефон, который валялся где-то рядом в кровати и посмотрел на дисплей. Звонок издавал не будильник, время было только половина восьмого утра. Парень сел и снова поморщился от громкой трели. Выходило, что звонили в дверь. Тимур вскочил с кровати и понесся в коридор, задев плечом дверной косяк в полумраке. Неужели, он забыл закрыть кран вчера в ванной и затопил соседей? Молодой человек быстро распахнул входную дверь, которая, к слову, не была закрыта на замок. Самозахлопывающиеся замки парень отмел как класс, потому что с его везением он постоянно бы забывал ключи.

За дверью стоял Андрей Дмитриевич, с невозмутимым видом, надавливая на кнопку звонка.

- Доброе утро, - кивнул мужчина, как только Тимур открыл перед ним дверь. - Я войду?

Молодой человек кивнул и посторонился, потирая ушибленное плечо.

- Только встал? - спросил Андрей.

Тимур снова кивнул.

- Тогда иди умывайся, - еще один кивок, парень никак не мог прийти в себя от шока.

Что этот мужчина делает в его квартире с самого утра? Во сколько он встает, раз в такую рань выглядит, как с картинки, да еще и успел доехать по утренним пробкам. Может, он вообще не спит, он же демон?

- Что ты обычно ешь на завтрак? - спросил Андрей Дмитриевич, проходя в кухню.

- Кофе, - ответил Тимур, зевая во весь рот.

- Я спрашиваю о том, что ты ешь, а не пьешь, - Андрей поморщился и открыл дверцу холодильника, который под завязку был забит продуктами, которые он вчера купил.

- Ничего, - растерянно ответил молодой человек, пожимая плечами. - Я не могу есть так рано.

- Иди умывайся, - повторил Андрей, наливая воду в небольшой ковш.

Тимур ушел в ванну, борясь со сном, который не спешил сдавать свои позиции и активно склонял парня к горизонтальной поверхности. Прохладная вода немного взбодрила, но не разбудила окончательно, ему нужна была большая чашка крепкого кофе. Именно этим напитком запахло, когда Тимур приоткрыл дверь ванной, чтобы проверить, что делает его гость. Мужчина гремел посудой. Вероятно, поесть Тимуру все же придется, хотя бы из-за вежливости и уважения к труду своего начальника.

- Каша? - изумленно выдохнул молодой человек, войдя в кухню.

Тимур не ел каш с тех пор, как остался один, потому что сам их готовить не умел, а варить стало некому.

- Полезный завтрак - залог успешного дня, - улыбаясь ответил Андрей Дмитриевич и поставил рядом с тарелкой чашку с кофе.

- А можно, молока и сахара добавить? - спросил Тимур, вспоминая вкусную ароматную овсянку, которую готовила мама.

- Молока, - милостиво разрешил Андрей.

- Нет, спасибо, - парень взял ложку и начал есть под прицелом темных глаз.

Андрей просто сидел напротив и смотрел, как его мальчик медленно поглощает густую массу. Было странно, он уже приготовился к истерикам и длительным уговорам. Можно, засчитать Тимуру плюс за добровольное согласие. Андрей знал, каково это ломать себя, избавляясь от привычки пропускать завтрак. После студенческой жизни, когда он даже не задумывался о режиме, начать правильный образ жизни было тяжело. Но с Тимуром было по-другому. Он в сущности был послушным мальчиком, готовым выполнять распоряжения старших, только по трагической случайности таковых в его жизни долгое время не наблюдалось. Но Андрей не обманывался на сей счет, он понимал, что их противостояние еще не началось, Тимур пока только привыкает к его присутствию в своей жизни, он еще не осознал, что Андрей ущемляет его свободную прежде жизнь, не понял, что он вторгся в его личное пространство. Через пару дней Тимур начнет брыкаться и отстаивать свои права, вот тогда им придется тяжело.

- А вы не хотите? - спросил Тимур, отставляя тарелку в сторону.

- Ты, - поправил Андрей. - И нет, не хочу, я уже завтракал.

Тимур смутился, но сдержанно кивнул, мысленно делая пометку разграничивать моменты, когда этот мужчина для него просто Андрей, а когда Андрей Дмитриевич.

- Закончил? - спросил Андрей, когда и кофе был выпит.

- Да.

- Тогда помой посуду.

- Э-э-э? - Тимур непонимающе посмотрел на мужчину.

- Не стоит откладывать на потом то, что можно сделать сейчас.

Молодой человек хмыкнул и подошел к раковине. Интересно, он всегда такой правильный и все делает вовремя? Тимур покосился через плечо. Андрей пристально следил за его действиями. И, вообще, когда будет секс? Парня возбуждало только одно присутствие этого человека у него дома. Странные у них какие-то отношения завязываются.

- Собирайся, поехали, - сказал Андрей, когда Тимур закончил с посудой.

Парень бросил короткий взгляд на круглые часы, висящие над столом. Время только начало девятого, если бы не этот ужасный мужчина, то он бы только встал. Тимур удрученно вздохнул и пошел в комнату переодеваться, понимая, что долго его ждать никто не будет.

Это был первый день, когда Тимур не опоздал на работу и добрался сюда без происшествий. Это было здорово. Как-то непривычно, но определенно фантастически приятно идти в офис, а не бежать, спокойно прикладывать пропуск, а не нервно копаться в сумке в его поисках, смотреть, как начинается трудовой день, а не посыпать голову пеплом за очередной поздний приход. Даже Виктор пришел на пять минут позже, наградив коллегу понимающей улыбкой.

- Андрей приехал? - спросил парень, включая компьютер.

- Да, он у себя.

- Кто делает кофе?

- Могу я, - Тимур пожал плечами, - только скажи, какой он любит.

- Крепкий, черный, без сахара.

Тимур подошел к кофемашине и нажал на нужную кнопку, аппарат зафырчал и тут же выдал темно-коричневую струю, которая заполнила небольшую белую чашечку. Молодой человек аккуратно поставил ее на такое же белое блюдце, подошел к двери и тихо постучал. Андрей не ответил.

- Просто тихо войди и поставь на стол, с разговорами не лезь, он сам спросит, если что-то нужно, - шепнул Виктор, спасая Тимура от растерянности.

Он так и сделал, открыл дверь и, как мышка, проскользнул в кабинет, Андрей разговаривал по телефону. Тимур поставил чашку, не удостоившись даже взгляда, и выскользнул из кабинета.

- Он редко раньше приезжал так рано, а сегодня уже второй день подряд, - поделился Витя, который, вероятно, любил бездельничать во время отсутствия шефа.

- Вить, а расскажи о нем, - попросил Тимур, решив вооружиться информацией о своем начальнике и будущем любовнике.

- Рассказать..., - Виктор крутанулся на стуле, - да нечего особо рассказывать, его маниакальную страсть к дисциплине, ты уже заметил, а так...скрытный он, постоянно загруженный работой, кажется, что у него в жизни кроме нее ничего нет. Зато, - Витя хихикнул, - сюда не ломятся сумасшедшие бабы, в поисках его внимания.

- Это как? - удивился Тимур.

- Как, как.... У моего предыдущего шефа любовниц было, как грязи, и они постоянно ходили с целью доказать ему, что именно она достойна быть его женой. Я поэтому оттуда и ушел, достали припадочные курицы.

Тимур тихо рассмеялся, рисуя в голове картины кровопролитных боев.

- А мне не было смешно, - обиженно надулся Виктор.

- Андрей Дмитриевич женат? - спросил Тимур, затаив дыхание.

- Был бы ты девицей, я бы заподозрил неладное в таком вопросе, - Витя хмыкнул. - Но нет, он не женат. Человек-робот.

- Скорее, мифическое существо, - добавил Тимур, погружаясь в работу.

***

Рабочий день заканчивался так же, как вчера, на коленях перед рабочим столом Андрея Дмитриевича. Но в этот раз Тимур знал, как себя вести, а свое негодование засунул подальше, в надежде получить еще один поцелуй. Надежды оправдались и парень ехал в машине начальника, глупо улыбаясь и пребывая на седьмом небе от счастья.

- Чем ты занимаешься во внерабочее время? - спросил Андрей, выдергивая из грез.

- Отдыхаю дома.

- Друзья?

- Знакомые, - Тимур поморщился, ему тяжело было заводить знакомства, а старые как-то не сохранились.

- Ясно. Чем ты любишь заниматься?

Тимур задумался. Любил он спать. Но признаваться в этом Андрею, было как-то неудобно, засмеет ведь.

- Коньки, - выпалил парень.

- Интересно, - Андрей задумался на некоторое время и свернул на следующем светофоре.

Коньки, так коньки. Сам Андрей уже давно не вставал на них, но не прочь был вспомнить юношеские годы.

- Я думал, что ты просто так интересуешься, - прошептал Тимур, стоя за широкой спиной Андрея Дмитриевича, "ты" в адрес этого мужчины протолкнулось с трудом, но все же в этот раз у Тимура получилось себя пересилить.

- Запомни, я никогда ничего не делаю просто так, - усмехнулся Андрей.

- То есть мне всегда стоит искать скрытый смысл в твоих словах?

- Его не надо искать, я не говорю загадками, Тим. Какой размер? - до них дошла очередь.

- Сорок первый.

Через пятнадцать минут они уже стояли на льду. Точнее Андрей стоял, а Тимур висел на бортике. Неудачно он выдумал себе катание на коньках в качестве хобби.

- Ты кататься умеешь? - спросил Андрей, вдоволь насмотревшись на картину "Тимур на льду".

- Нет, - парень мотнул головой, под низкий смех мужчины. - Но всегда хотел! - заявил Тимур, чтобы совсем не упасть в грязь лицом.

- Хорошо, иди сюда, дай руку.

Андрей переплел их пальцы и потянул на себя, чтобы отодрать Тима от бортика. Парень выдохнул и отпустил руки, перенаправляя вес тела на Андрея. Близость мужчины будоражила даже сейчас, когда все внимание было сосредоточено на том, чтобы не упасть на твердую холодную поверхность. Андрей объяснял технику катания, вроде ничего сложного не было, но смысл доходил до сознания плохо, больше внимания привлекали его губы, находящиеся непозволительно близко к лицу Тимура.

- Хочу тебя поцеловать, - выдохнул Тимур шепотом, шалея от своей наглости.

- Встань на коньки и я тебе это позволю, - ответил Андрей на ухо молодого человека, слегка касаясь губами мочки.

Неплохая цена вопроса. Тимур был на нее согласен ровно до тех пор, пока не упал на лед, не сумев вовремя переставить ноги. Но в этот раз неудача не остановила, Тимур, вообще, был упорным, когда в этом была необходимость. Парень поднялся, усиленно сопя, но игнорируя руку Андрея, стряхнул ледяные крошки и оттолкнулся еще раз. Вторая попытка оказалась более удачной, Тимур проехал на пару метров больше, но вновь оказался нос к носу с обжигающим холодом покрытием. В этот раз Андрей даже не подошел, он ловко объехал своего ученика, оставляя его позади и отдался удовольствию, которое получал от катания. Тимур встал, добрался до бортика, пристально наблюдая за начальником. У него получалось все слишком легко, словно его коньки не разъезжались в разные стороны, весил взрослый мужчина не больше перышка, а координация у него была развита, как у канатоходца. Есть что-то, что Андрей Дмитриевич не умеет или не может? Вряд ли. Тимур вздохнул и оттолкнулся от своей опоры.

Через час их время закончилось, Тимур смог преодолеть круг, не упав. Азарт проснулся уже в конце и захватил целиком. Это занятие ему нравилось совершенно точно, но Андрей не позволил продолжить, заявив, что настало время ужина. В раздевалке они были одни, Андрей, быстро сменив обувь, подошел к Тимуру и помог справится со шнуровкой. Сегодня он обнаружил еще одну положительную черту в этом мальчике - Тимур мог добиться всего, чего хотел, стоило лишь приложить к этому усилия. Его страх как появлялся, так и быстро исчезал, оставляя после себя желание достичь цели любой ценой. Парень быстро подстраивался под обстоятельства и шагал в ногу с ними. Безусловно, Тим заслужил свою маленькую награду.

- Ты хотел меня поцеловать, - произнес Андрей, поднимая своего парня с лавочки.

- Можно? - Тимур поднял на него свои удивительные глаза и приоткрыл рот, ожидая позволения.

- Можно...

Андрей даже не успел продолжить фразу, как молодой человек прижался к нему, обвивая руками шею и несмело касаясь губ. Тимур действовал робко и медленно, опасаясь того, что его одернут или оттолкнут, но Андрей решил позволить мальчику все. Тим высунул кончик языка и провел им по нижней губе Андрея, шумно выдохнул и углубил поцелуй, проскальзывая внутрь, касаясь неба, скользя по зубам, дотрагиваясь до языка. Андрей стиснул кулаки, удерживая всю свою выдержку. Для Тимура это было ново и неизведанно, он изучал никуда не торопясь, но сам мужчина вспыхивал, загорался желанием зайти уже куда дальше поцелуя. Но было еще рано, слишком рано. Он видел, что Тимур хотел, часто ловил на себе обжигающие взгляды, особенно, когда находился в его квартире, но Андрей понимал, что мальчик не готов, он испугается и замкнется, так и не сделав ответственный шаг. Поэтому Андрей продолжал держать дистанцию, делая так, чтобы Тимур привык к нему и начал воспринимать, как что-то неотъемлемое, сверхважное в своей жизни.

Наконец, Тимур отстранился и тут же спрятал глаза, утыкаясь лбом в грудь мужчины, вдыхая его аромат и успокаивая участившееся сердцебиение.

- Пошли в кафе, - Андрей аккуратно отстранил парня и опять взял его за руку, уводя в сторону выхода, следовало подкрепить потраченные силы.

Весь вечер Тимур был тих и задумчив. Андрей наблюдал, но с вопросами не лез. Он видел, что парень до чего-то додумался, на что-то решился. Жаль, что он не может залезть к нему в голову и прочесть мысли, но и выспрашивать не хотел, терпеливо дожидаясь, пока Тимур скажет сам. Но он молчал. Ровно до тех пор, пока они не остановились возле его подъезда.

- Ты не зайдешь? - спросил Тимур, поворачивая голову в сторону водителя.

- Нет, не сегодня, - Андрей покачал головой. - Я заеду за тобой утром.

- Генеральный директор подвозит своего секретаря, - хохотнул Тимур.

- Не вижу в этом ничего плохого, если это единственный способ заставить тебя явиться на работу вовремя, - Андрей тоже улыбнулся.

- Андрей, можно попросить тебя все же подняться? - тихо спросил Тимур, пряча глаза и молясь, чтобы ему не ответили отказом.

- Хорошо, - Андрей вышел из машины.

Тимур выскочил следом, улыбаясь уголком губ. Если не сегодня, то он этого не дождется совсем. Он обогнул мужчину, открыл подъездную дверь и вошел внутрь, оборачиваясь, чтобы убедиться, что Андрей идет следом.

В квартире было темно и тихо. Тимур не стал включать свет, повернулся всем корпусом и обнял Андрея, стоявшего позади. Молодой человек тут же потянулся к губам, прижимаясь близко. Андрей позволил этот поцелуй, ответил на него, но когда кончился воздух и Тимур отстранился, не стал ничего предпринимать, оставшись стоять, он даже не обнял в ответ.

- Вероятно, это было глупо, - пробормотал Тимур, сглатывая ком разочарования, видимо он ошибся и возятся с ним по иным причинам, нежели, симпатия и влечение.

- Нет, просто не вовремя.

- Андрей, я не могу понять...

Мужчина вздохнул, снял пальто, обувь, стянул куртку с Тимура и отвел того в комнату.

- Сядь, - сказал он, присаживаясь на край. - Ты понимаешь, о чем просишь?

- Да, - Тимур кивнул.

- Я в этом сомневаюсь. Тшшш..., - Андрей приложил палец к губам Тимура. - Дослушай. Секс со мной не будет просто сексом, это будет частью игры. Ты слишком привык быть один, Тим. Ты не доверяешь мне, ты еще не привык к тому, что я есть в твоей жизни. Ты не позволишь мне делать то, что я хочу сделать с тобой.

- А традиционный секс тебя не прельщает совсем? - в темноте, когда выражение лица не выдавало эмоций, говорить было проще, стеснение уходило на задний план, давая возможность удовлетворить интерес.

- Дело не в сексе, дело в жизненной философии, - хмыкнул Андрей, обнимая Тимура. - Ты ждешь ласки и нежности от меня, я дам тебе и это, но в первую очередь я хочу научить тебя находить удовольствие не только в них, наслаждение - многогранно. Подчинение и власть имеют свой привкус, они дают возможность познать другие стороны. Постель и взаимоотношение с партнером тесно связаны с жизнью, с ее ритмом. Но первое, на чем выстраивается весь замок - доверие. Не понимаешь? - Андрей заглянул в глаза Тимура, поблескивающие в полумраке комнаты.

- Не совсем. Вчера ты объяснял проще.

Андрей рассмеялся. Путь к их взаимопониманию будет долог, но на некоторые уступки он может пойти. Мужчина наклонился и накрыл сладкие губы Тима, тут же сминая их, лишая возможности к какому-либо сопротивлению. Тимур тихо заскулил, выгибаясь, чтобы прижаться к нему плотнее. Но Андрей оттолкнул от себя, откидывая на кровать, навис сверху, вытаскивая рубашку из брюк и рванул в стороны, оголяя торс. Тимур вытаращил на него глаза, не ожидая такой агрессии, но не испугался, Андрей следил за эмоциями, мелькающими в глазах. Он опять коснулся губ, утягивая в поцелуй, руки Тима обвили шею, прижимая ближе к себе, парень прогибался в пояснице, ища более близкого контакта, постанывал. Андрей переместился ниже, прикусывая кожу на шее, но не сильно, чтобы не оставлять следов, поставить свою метку можно только ниже, под соском. Тимур застонал громче, он рвано дышал и терялся в ощущениях. По его торсу скользили то поцелуи, то болезненные укусы, вызывая шквал разнообразных эмоций, но все они стекались в одно место - в пах. Член быстро налился и затвердел, упираясь в ширинку брюк. Тимур попытался снять с Андрея пиджак, но мужчина быстро завел руки за голову с силой сжимая запястья. Андрей гладил, зажимал кожу между пальцами, к рукам вновь присоединились губы. Тимур не посмел больше отвечать на ласки, оставив руки за головой, он просто ликовал в душе, понимая, что добился какой-то уступки, плавился под руками Андрея, улетая в чудесный мир наслаждения. Его еще никто никогда так не ласкал, нежно, но в тоже время напористо, не давая даже намека на инициативу. Казалось, что Андрею нужна безвольная кукла под его телом, с которой он мог бы вытворять все эти вещи. И Тимур был готов стать этой куклой, только бы его мужчина не останавливался, продолжал целовать, гладить, мять, пощипывать кожу.

Андрей добрался до пояса брюк, провел языком по гладкой коже живота, наслаждаясь очередным судорожным вздохом. Тимур лежал не шевелясь, только грудь парня бурно вздымалась, в попытке насытится кислородом. Андрей медленно вытянул ремень, расстегнул брюки и отвел в сторону ткань плавок, высвобождая напряженную плоть, вершинка которой сочилась смазкой. Тимур поднял голову и посмотрел в низ, сталкиваясь взглядом с черным взглядом своего начальника. Он же не будет делать это...? Андрей хищно усмехнулся на полный негодования взгляд и наклонился вниз, вбирая в себя налитую плоть. Тимур взвыл и прогнулся в пояснице, толкаясь бедрами еще глубже. Андрей позволил зубам слегка царапнуть нежную кожу и надавил рукой на бедра, чтобы Тимур не двигался. Парень замер, только не мог унять стоны, льющиеся изо рта. Андрей увеличил напор, двигая головой быстрее, плотнее сжимая губы, помогая себе рукой. Тим не выдержал и пяти минут с громким криком и судорогами, прокатившимися по телу, кончил в рот Андрею.

- Это была большая уступка тебе, - тихо прошептал мужчина в ушко Тимура, который не мог вернуться в реальность после крышесносного оргазма.

Широко распахнутые глаза, рваное дыхание, сквозь которое продолжали вырываться тихие стоны, сжатые кулаки, искусанные губы. Картина, которая сводила с ума, Андрей понимал, что ему следует убраться как можно скорее, да у него хорошая выдержка, но она не железная и в данный момент эта выдержка медленно испарялась под натиском слишком сильного желания обладать этим мальчишкой, полностью подчинить его своей власти.

- Это прозвучало как угроза, - выдохнул Тимур, когда мужчина уже встал и отошел на более безопасное расстояние.

- М-м-м, наверное, можно рассмотреть это и так, - хохотнул Андрей.

Тимур резко сел так, что в глазах зарябило, представить что за эту уступку от него потребует Андрей он не успел, но успел испугаться. Парень успокоился только столкнувшись с веселым взглядом начальника, Андрей не думал издеваться над ним.

- Что я буду за это должен? - спросил Тимур, вспоминая о том, что Андрей никогда ничего не говорит просто так.

- Слушать меня, разве нет? - Андрей вновь сел на кровать и пристально посмотрел на своего мальчика, изогнув одну темную бровь.

- Да, - Тим низко опустил голову, пряча предательский румянец на щеках.

Андрей подцепил пальцем подбородок и прижался к припухшим губам, просто поцелуй без страсти и без агрессии, дарящий только нежность и тепло.

- Это тоже был аванс? - тихо спросил Тимур, думая расплатится ли он с генеральным за этот вечер.

- Нет, - Андрей погладил парня по щеке. - Это твоя награда, ты сильно удивил меня за сегодняшний день. Я кое в чем заблуждался относительно тебя, Тим.

Тимур не ответил, он не знал, что в нем видит Андрей, каким человеком его представляет. Какой смысл имеют его действия? Он не хотел спрашивать, рассчитывая на то, что со временем все станет ясным, Андрей раскроет карты, а может, Тимур сам догадается. Не подсовывать же Андрею Дмитриевичу анкету "Как вы относитесь к Тимуру?", в самом деле.

- Закрой за мной дверь, - попросил Андрей. - Этим утром она была не заперта.

Тим опять удрученно вздохнул, даже не представляя, как бороться со своей рассеянностью. Вероятно, все же существуют болезни, от которых в мире не существует лекарств. Его безалаберность, определенно, относится к этой категории.

- До завтра, Тимур, - словно мурлыкнул Андрей, обласкивая взглядом своего мальчика.

- Спокойной ночи, Андрей, - ответил Тимур, сжимая в руке дверную ручку, чтобы не броситься на шею начальнику, ему было горько от того, что Андрей уходит.

Андрей опять погладил его по щеке, ласково улыбнулся и ушел, оставляя Тимура гореть от ожидания следующего утра.

Глава 4

Андрей приехал следующим утром, опять отвез Тимура на работу. Это стало их традицией, благодаря которой Тим перестал опаздывать. Теперь его начальник следил за его пробуждением, правильным завтраком и доставкой до места работы. День сменял день и Тимур привык, что его утро начинается с пронзительной трели дверного звонка. Даже в выходные дни Андрей появлялся на его пороге не позже девяти утра. Рабочий день тоже заканчивался вполне обычно – на коленях перед столом строгого начальства в позе подчинения. Стоя так Тимур полностью выпадал из реального мира, утопая в своих мыслях. Он думал о том, как изменилась его жизнь с появлением Андрея. Ответ был один – кардинально. Даже сонливость не мучила больше, организм привык к четкому распорядку. Кроме того, Андрей выводил парня в свет: они гуляли, ходили в кино, на каток, где Тим шлифовал навыки катания, еще был боулинг, который покорил сердце парня, несмотря на то, что выиграть у Андрея ему не удавалось. Этот мужчина быстро занял ведущую роль в жизни Тимура, который с радостью предоставил ему нити правления над собой. Он был счастлив, ведь именно этого он желал. Удручало только одно – Андрей больше не позволял себе никаких "уступок", как бы Тимур не жаждал и не намекал, а попросить напрямую у него не хватало смелости. Между ними зародилась некая идиллия, пример жизни, который нравился Тиму. Но жизнь не течет по прямому руслу, на этой реке встречаются пороги, глубокие ямы и отмели...

Тимур ворочался с боку на бок, его сон вновь ломался настойчивым звонком, но это был звонок не в дверь, от которого он привык просыпаться. В этот раз звонил телефон. Замолкал на несколько мгновений и снова начинал трезвонить. Тимуру всё же пришлось нащупать под соседней подушкой орущий девайс.

- Алло, - сонно пробормотал парень, не открывая глаз и не желая упускать хвост сладкого сна.

- Тимур, - в трубке прозвучал голос Андрея Дмитриевича. Парень сел и прижал телефон плотнее. – Доброе утро. Я не смогу сегодня заехать за тобой, у меня деловая встреча.

- Доброе утро, - ответил Тимур, припоминая о том, что Виктор упоминал о ней вчера.

- Вставай солнце, у тебя достаточно времени, чтобы все успеть, - в голосе начальника послышались теплые и веселые нотки. Тимур улыбнулся.

- Да, я уже встаю.

- Не опаздывай, - строго произнес Андрей и отключился.

Тимур откинулся на подушки, улыбаясь. Как он опять уснул, парень даже не заметил. Вот он еще лежит, сжимая в руке теплую трубку, а в следующий миг сон вновь утащил его сознание в свое царство.

Вскочил Тимур, когда часы на телефоне, который он так и не выпустил из руки, показывали половину девятого.

- Твою мать! – взвыл парень, вцепляясь руками в волосы. Это был полный п....

Метания по квартире сводили с ума. Он не знал за что хвататься, вещи валились из рук, он порезался, когда брился, про кофе пришлось забыть. На улице, конечно, шел проливной холодный осенний дождь, пришлось возвращаться за зонтом. Тимур влетел в квартиру, швырнув ключи в сторону, нашел в шкафу черный зонтик, наследив по всему коридору. Парень выскочил за дверь, сунул руку в карман куртки, но ключей там не оказалось, не было их ни на тумбе при входе, ни на диванчике. Тимур наклонился, шаря глазами по полу, но ключей не было. Парень плюнул, поднялся и выскочил за дверь, все равно брать у него нечего.

На рабочем месте Тимур был около десяти - самое фатальное его опоздание. Виктор встретил его кислой улыбкой и показал два пальца. Н-да, еще раз и Андрей его уволит.

- Он у себя? - спросил Тимур, рухнув на свое место, ноги дрожали от напряжения, так быстро он давно не бегал.

- Нет, встреча, - коллега поставил стакан с водой, который Тимур с жадностью выпил. - Но, вряд ли, тебя это спасет. Андрей все равно узнает.

- Надеюсь не от тебя, - огрызнулся Тимур, злясь на себя за такую нелепую оплошность.

- Нет, - Виктор кисло усмехнулся и сел на свое место.

В приемной повисла тишина, Тимур окунулся с головой в работу, а Виктор просто обиделся за необоснованное обвинение. Он никогда бы не стал сдавать коллегу, скорее прикрыл бы. Но это было бессмысленно, Андрею все скажет электоронная система, быстрее, чем кто-либо из сотрудников.

- Тимур, ко мне в кабинет! - рыкнул Андрей Дмитриевич, влетая в приемную.

Генеральный так шандарахнул дверью, что Виктор подпрыгнул на своем месте. Тимур вжал голову в плечи, он предпочел бы сейчас спуститься в Преисподнию, но не идти к Андрею. За дверью его кабинета, парня ждало что-то пострашнее всех демонов и чертей вместе взятых.

- Удачи, - шепнул Виктор в спину Тимуру.

- Она мне не поможет, - уныло ответил парень и вошел, забыв даже постучать.

- Запри дверь, - приказал Андрей.

Тимур послушался, щелкнул замок. Андрей махнул рукой, указывая на пол, Тимур сделал несколько шагов и рухнул на колени, опуская голову. Его всего трясло от страха, кажется, даже зубы стучали. Что сделает с ним Андрей, он даже думать боялся. Какой же он недотепа... Тимур прикусил щеку изнутри, чтобы не расплакаться от осознания собственной ничтожности.

- Ты опоздал? - уже спокойно спросил Андрей.

Он стоял перед Тимуром, опираясь о свой письменный стол и смотрел на черноволосую макушку. Поза была идеальной. Андрей бы похвалил Тимура за нее, но не в этот раз. Сегодня его мальчик провинился особенно сильно и Андрей был больше не намерен его жалеть.

- Нет, - выпалил Тимур, едва не застонав от сорвавшейся с языка лжи.

- Нет? - переспросил Андрей, обходя вокруг замершей перед ним фигурки саба.

- Я, я, да, господин. Я опоздал, - тихо сказал Тимур, холодея внутри.

Андрей был слишком близко к нему, он спиной чувствовал тепло, исходящее от мужчины. Но в этот раз его не возбуждала такая близость, она его пугала до противного комка в животе, до ломоты в висках.

- Разденься, - приказал Андрей.

Мужчина отошел в сторону, вытащил стул из-за стола, стоящего в углу кабинета и сел. Тимур разделся, аккуратно сложив вещи на кресло, предназначенное для посетителей. При свете дня находиться перед Андреем голым было стыдно, а еще страшно. Тимур чувствовал себя неуютно, особенно учитывая тот факт, что сам Андрей был одет.

- Иди сюда, - Тимур подошел, замирая в шаге.

Андрей резко схватил его за запястье и дернул, укладывая на колени. Тимур дернулся, эта поза ему не нравилась, ткань одежды терлась о кожу, на которой, казалось, сосредоточились все нервные окончания. Парень попытался подняться с колен генерального директора, но Андрей надавил на поясницу, укладывая обратно, провел теплой ладонью по позвоночнику, расслабляя парня у себя на коленях и усмиряя свою злость, потому что из-за нее он мог перейти грань дозволенного.

- Ты соврал мне, - тихо сказал Андрей Дмитриевич, сжимая пальцы на шее Тимура.

Парень сдавленно пискнул и покрутил головой, чтобы избавиться от неприятного захвата. Его голая задница торчала вверх и была полностью открытой. Тимур уже догадался, что его сейчас опять отлупят и, даже, мысленно настроил себя на порку, стискивая зубы, чтобы не орать. Глупо отпираться, он виноват. Андрей предупреждал его и звонил утром, чтобы разбудить.

- Я не хотел, - выдохнул Тимур.

- Но сделал, - Андрей размахнулся и ударил раскрытой ладонью по голой ягодице.

Звук удара разлетелся по кабинету, сопровождаемый негромким вскриком Тимура, который парень издал от неожиданности.

- Молча, - процедил Андрей сквозь зубы, сейчас он не играл, сейчас он воспитывал своего саба, провинившегося перед ним, посмевшего соврать ему, своему хозяину. И удовольствие это наказание не предполагало.

Андрей ударил еще раз по другой ягодице. Тимур стерпел молча. На покрасневшие ягодицы легли еще несколько ударов.

- Ты ослушался меня, ты опоздал на работу, - холодным тоном произнес Андрей, рассматривая красные отпечатки своих ладоней на гладкой кожи.

От такой картины его член дернулся, наливаясь кровью. Такой покорный Тимур, наказанный за провинность неимоверно возбуждал. Хотелось погладить красную попку, поцеловать раздраженную кожу, поцеловать самого мальчика, впитывая в себя его вкус. Но сегодня Андрей не мог этого позволить. Сегодня Тимура ждала только боль. Мужчина снова замахнулся и ударил.

- Считай, - приказал Андрей. - Ровно десять ударов, если собьешься, начнем сначала.

- Один, - выдохнул Тимур, когда горячая ладонь Андрея соприкоснулась с горящей кожей его ягодиц.

- Два, - парень зажмурил глаза, желая видеть только темноту перед собой, раствориться в ней и исчезнуть.

- Три, - Тимур заскулил и еще сильнее сжал кулаки, впиваясь ногтями в кожу ладоней.

- Четыре, - он с силой прикусил губу, чтобы не заорать, удары начали приносить сильную боль, жгли, словно раскаленые прутья.

- Пять! - заорал Тимур изгибаясь на коленях Андрея.

- Тебя услышит Виктор, если ты будешь так орать, - спокойно сообщил Андрей Дмитриевич, удерживая свободной рукой на своих коленях, сжатое в пружину тело Тимура, и тут же ударил.

- Шесть, - прошептал Тимур, - низко опустив голову.

- Семь, восемь, девять, - короткие удары легли на задницу парня один за другим, он заметил, что Андрей бил слабее, но легче от этого не становилась. Пятая точка словно онемела, только кожа горела так невыносимо сильно, будто Тимур сидел в костре или на раскаленном железном листе.

Андрей ударил последний раз, но счета не услышал. Вместо него раздался судорожный вздох, за ним всхлип. Он понял, что Тимур плачет. Начинать сначала или добавлять несколько ударов было нельзя. Вероятно, он и так переоценил возможности своего саба.

- Встань, - глухо приказал Андрей, с трудом сдерживая себя от того, чтобы поцеловать, приласкать и заставить плакать уже от удовольствия. Этого нельзя было делать, как бы ему не хотелось, нельзя, иначе Тимур расслабится и не сделает выводы из этого урока. Он не может контролировать его каждую секунду, мальчику нужно учиться хотя бы доле самостоятельности.

Тимур аккуратно поднялся на ноги и выпрямился во весь рост. Нагота его больше не смущала. Весь он был сосредоточен на том, чтобы не разрыдаться на глазах у этого монстра. Нежная привязанность, которую Андрей вызывал у него быстро разлетелась под напором ненависти. Этот человек унизил его, а людям свойственно ненавидеть тех, кто их унижает. Более отвратительно парень не чувствовал себя еще никогда в жизни. Хотелось вцепиться руками в красивое лицо и причинить боль ровно такую, какую Андрей причинил ему, возможно, даже больше.

- Ты уже взрослый человек, Тимур, - Андрей обошел его, достал что-то из ящика стола и вернулся. - Ты должен отвечать за свою жизнь, ты должен быть ответственным.

Все эти слова парень пропускал мимо ушей, закипая. Кто этот человек такой, чтобы учить его как жить. Ему уже достаточно лет, чтобы решать самостоятельно что и как делать.

- Кроме того, ты должен слушать меня. Ты, кажется, сам этого хотел, - рука Андрея вновь коснулась многострадального места Тимура, размазывая холодную субстанцию по саднящей коже.

Парень сглотнул комок слез, застрявший в горле и стер рукой влагу с лица. Класс, он еще и расплакался перед ним. А генеральный вместо того, чтобы утешить принялся читать лекцию. Он вызвался быть его близким человеком, стал им, втерся в доверие, а теперь просто отчитывает, вместо того, чтобы обнять и пожалеть. Разве он не видит, что ему больно и плохо? Тимур снова всхлипнул. Он хотел, чтобы Андрей обнял, прижал к себе и погладил, а не смотрел холодным взглядом, рассказывая, что он должен делать, а что нет.

- Одевайся и уходи, сессия окончена, - произнес Андрей, не смотря на своего саба, по щекам которого все еще текли слезы.

Тимур зло посмотрел на него, резко схватил свою одежду и начал одеваться. Андрей смотрел на него исподлобья, понимая, что Тимур не принял наказание, и вместо чувства раскаяния в груди мальчика появилась злость. Мужчина тихо вздохнул, он только что сам разрушил то, что было между ними, но по-другому было нельзя.

- Сегодня можешь не ждать меня, - сказал Андрей, когда Тимур уже был готов уйти.

- Не буду, - буркнул тот и вылетел из кабинета. - Не спрашивай, - кинул он Виктору, открывшему рот, и промчался дальше.

В туалетах на их этаже никого не было, только тишина. Тимур наклонился к раковине и пустил холодную воду, следовало умыться и остыть. Андрей взбесил его, унизил, растоптал ростки чувств, которые посмели зародиться в сердце молодого человека. Парень потер глаза, морщась оттого, что ткань брюк терла раздраженную кожу, хотя после мази Андрея стало легче.

- Ты должен делать то и не должен делать это! Тимур, ты должен быть взрослым и ответственным! - передразнил парень своего начальника, кривляясь перед зеркалом. - Да кто ты такой, чтобы я был тебе что-то должен?! Пошел ты в Ад, туда, где тебе самое место! - заорал Тимур, глядя на свое отражение, но видя жесткое лицо Андрея. - Ненавижу!

Минут через пятнадцать Тимур вернулся на свое рабочее место, осторожно сел, пристально глядя на Виктора, следя, чтобы парень ничего не заметил. Но Вик смотрел только в монитор компьютера, игнорируя коллегу. Парень взял белый лист, ручку и написал заявление на увольнение, четко решив порвать с этой проклятой работой и с генеральным директором, который посмел так с ним поступить.

***

- Войдите! - крикнул Андрей на стук дверь и поднял голову, откладывая бумаги в сторону.

В кабинет проскользнул Тимур. Подошел к его столу быстрым шагом и положил лист бумаги.

- Подпишите пожалуйста, Андрей Дмитриевич, - спокойно произнес парень.

Андрей окинул его взглядом, недавние слезы выдавали только слегка покрасневшие глаза, в остальном былого расстройства и злости не было заметно. Мужчина прочитал то, что было написано на листе.

- Хочешь уйти?

- Да.

- Хорошо, я подпишу и сам отнесу в отдел кадров. Можешь уехать сейчас.

- Спасибо, - Тимур кивнул и ушел.

Андрей еще раз прочел заявление на увольнение и убрал его в ящик стола, не желая ставить под этим документом свою подпись. Он знал, что Тимур еще пожалеет об этом шаге. Сейчас его мальчик злится, но пройдет немного времени, он все обдумает и поймет, что был не прав. Именно поэтому Андрей отпустил Тимура домой. Парню следовало остыть.

Тимур сбежал из офиса, словно за ним гнались монстры и чудовища, желая растерзать худое тело и сожрать его. Ему хотелось как можно быстрее попасть домой. Дождь кончился, поэтому парень пошел пешком, чтобы освежиться и плевать, что задница болит. Он надеялся, что ладонь у Андрея Дмитриевича болит не меньше. Дом показался даже быстрее, чем он ожидал. Парень влетел в подъезд, шарахнув дверь об стену так, что посыпалась облупившееся краска. Перед дверью квартиры он замер, хлопая по карманам в поисках ключей, успел испугаться, что потерял, но вовремя вспомнил, что дверь открыта.

- Проходите, не заперто, - нервно хохотнул Тимур и вошел в кратиру.

Шаг, еще шаг и еще, и вот он уже утыкается лицом в подушку. Рыдания душат, обида требует выхода. Нет сил больше сдерживать слезы. Они текут по щекам, попадают в рот, впитываются в наволочку, от них щиплет глаза, нос покраснел и хлюпает, сердце сдавливают тиски. Так плохо, так больно. Тимур с силой ударил подушку. Стало легче, ударил еще раз, а потом сорвался, вымещая на пухлом прямоугольнике всю свою злость. Он выдохся через полчаса и уснул, провалившись в жгучую трясину. Его кидало то в жар, то в холод. Тимур искусал во сне все губы, поэтому во рту поселился тошнотворный соленый привкус.

- Тим, проснись, Тим, - Андрей легко погладил мальчика по щеке, держа в руке чашку с жаропонижающим, его мальчик наревелся так, что подскочила температура. Хорошо, что он решил поехать к нему, забросив дела.

- Что ВЫ здесь делаете, Андрей Дмитриевич? - хрипло спросил Тимур, с трудом разлепляя опухшие веки.

Они горели и были наполнены песком, поэтому глаза чесались, парень потер их кулаками, желая избавиться от неприятного ощущения, но оно не пропало.

- Мы снова на «вы»? - грустно спросил Андрей. - Выпей, у тебя жар, - он сунул чашку в руку Тимура и встал.

- Что вы здесь делаете? - повторил свой вопрос Тимур, забыв поблагодарить мужчину, у него, действительно была температура, прислушавшись к себе, Тимур отлично ее ощутил.

- У тебя открыта дверь, - Андрей пожал плечами.

- Это не значит, что сюда можно ходить, как к себе домой! - крикнул Тимур, шмыгая носом, кажется, он снова будет сейчас реветь.

- Я уже ухожу. Даю тебе два дня, приходи в себя.

- Я у вас больше не работаю.

- Два дня, Тимур.

Андрей вышел в коридор, а через пару минут хлопнула входная дверь. Парень взвыл и швырнул чашку. Ее содержимое расплескалось по полу, а сама она разлетелась крупными осколками, соприкоснувшись со стеной. Ну почему он такой неудачник по жизни? Почему ему так не везет? Чем он заслужил это дерьмо, которое творится изо дня в день? Почему ему даже мужчина не мог достаться нормальный? Почему ему так плохо? Почему так больно?

- Почему? Почему? Почему? - сбивчиво шептал Тимур, глотая горькие слезы, утыкаясь лбом в твердую грудь и вдыхая такой знакомый запах.

- Тише, малыш, тише, - успокаивающе произнес Андрей, прижимая Тимура еще ближе к себе, гладя его по вздрагивающей спине. - Мы сможем все исправить, все будет хорошо...

- Ты опять здесь? - хихикнул Тим, приподнимая голову, но не делая попыток вырваться.

- Ты опять не закрыл дверь, - передразнил Андрей и сцеловал влагу с покрасневших щек.

- Чем я заслужил твои поцелуи, а? Сегодня явно не мой день, - парень тяжело вздохнул и удобнее устроился в крепких руках.

- Тем, что ты просто есть, - серьезно произнес Андрей. - Прости, я был кое в чем не прав.

- Ты ошибся? - брови Тимура изумленно взлетели вверх, но в комнате висел полумрак, поэтому Андрей не увидел этого ироничного жеста.

- Да, - мужчина усмехнулся. - Мне все же следовало начинать сразу обучать тебя игре.

- То есть отлупить меня до того, как я провинюсь, для профилактики?

- Нет, - Андрей проигнорировал сарказм и ответил вполне серьезно. - Мне следовало начать учить тебя получать удовольствие в подчинении и послушании своему хозяину, находить его не только в поощрении, но и в наказании. Ведь доминант никогда не причинит своему сабу ту боль, которую он не способен правильно воспринять. Я боялся тебя напугать, как итог получилось еще хуже. Прости.

- Прощаю, - прошептал Тимур, до этого момента завороженно слушая волшебный голос своего мужчины. Отказываться от Андрея он уже передумал.

Глава 5

Свое слово Андрей сдержал, подарив Тимуру два выходных дня на душевное восстановление. А еще он впервые остался на ночь. Тимур сам не заметил, как уснул в его руках, а ночью проснулся от жара, исходившего от сильного тела, к которому он прижимался обнаженной спиной. Андрей тоже спал почти голым, только его член не получил свободу, запертый в тесной ткани плавок. Парень несколько минут лежал не шевелясь, размышляя нравится ли ему такое соседство. И пришел к выводу, что да. Улыбнувшись, Тимур спустился на несколько сантиметров ниже и оттопырил зад, который, к слову, все еще болел, прижимаясь к паху Андрея, и потерся, ощущая, как мягкая плоть твердеет и увеличивается от его телодвижений. Андрей позади судорожно выдохнул в шею Тимура, и парень почувствовал, как по коже разбежались мелкие пупырышки. Он опять надавил на уже твердый член, рука Андрея, лежащая на его животе, сжалась в кулак, несильно царапнув ногтями кожу. Теперь вздохнул Тимур, жмурясь от нарастающего возбуждения. Он терся попкой о каменную плоть и мечтал, чтобы эта штука оказалась в его теле. Тимур не знал, как это, принимать в себя мужчину, но четко знал, что хочет, чтобы Андрей взял его.

- Прекрати, - Андрей положил руку на бок и отодвинул жмущееся к нему тело своего мальчика, идея остаться на ночь уже не казалась такой заманчивой, Тимур сводил с ума и делал это вполне намеренно.

- Не могу, - проскулил парень, поворачиваясь и прижимаясь к бедру мужчины своим стояком. - Я не могу больше это терпеть.

- Когда ты начнешь меня слушать? - Андрей сел на кровати и возвел глаза к темному потолку.

- Андрей, пожалуйста, мне надо кончить, - захныкал Тим, потянувшись к губам своего хозяина.

- Не сюда, ниже, - строго приказал мужчина.

Он положил руку на шею Тимура и надавил, склоняя голову мальчика к своему паху.

- Я же могу этого не делать? - неуверенно спросил Тимур.

- Ты помнишь стоп-слово, - Андрей передернул плечами. - Удивлен, что ты не воспользовался им днем.

- Я забыл об этом, - Тимур вывернулся из-под руки и отвернулся, зря Андрей напомнил о том, что происходило у него в кабинете, парень все еще обижался.

- Думаю, что ты понимаешь, что это твоя вина.

- Понимаю, - фыркнул Тимур и лег на бок, отворачиваясь.

Больше Андрей ничего не стал говорить. Он тоже лег и закрыл глаза, надеясь, что ему удастся вновь уснуть с такой сильной эрекцией. С Тимуром будет сложнее, чем он думал, проведя с парнем пару дней. Мальчишка состоял из одних противоречий, причем самому себе.

- Ты ходишь в клубы? - внезапно спросил Тимур, не поворачиваясь к собеседнику.

- Хожу.

- Помнишь, ты как-то не закончил и ушел, точнее только начал? - Тимур и сам не знал, зачем решил сказать об их былой встрече Андрею, наверное, чтобы просто не молчать.

- Моим сабом был ты? - Андрей легко додумал мысль Тима, и мужчина не мог сказать, что был очень удивлен этой новости.

- Да.

- Ты был напуган тогда, - оказывается Андрей хорошо помнил ту нелепую встречу. – Сначала мне казалось, что твое поведение игра, страх тоже порой является сильным возбудителем. Но потом я понял, что он реален. Я ушел, чтобы не портить и не пугать дальше.

- А знаешь, зачем я пришел туда?

- Догадываюсь, - Андрей обнял, сам двинул бедрами, проходясь твердой плотью между ягодиц. – Но это было большой ошибкой. В Теме тоже встречаются подонки, которые могли просто попользоваться тобой.

- Я давно понял, что лузер по жизни и не могу существовать один, - продолжил Тимур. – После смерти родителей это стало кристально ясно. У меня не было бабушек и дедушек, ни других родственников, ни друзей. Один во всем Мире. Знаешь, это страшно, - Тимур вздохнул, прикрывая глаза, Андрей медленно, только кончиками пальцев гладил живот. – Я реально искал выход, занимался самотренингами, каждое утро твердил своему отражению, что все смогу, но однажды наткнулся на расшифровку БДСМ в интернете. Тогда мне показалось это омерзительным, гадким, - Андрей за спиной коротко хохотнул.

- А дальше?

- Дальше я стал читать еще больше, думать и решил, что могу попробовать. Мне слишком сильно хотелось быть нормальным.

- Ты нормальный, Тимур, - недовольно произнес Андрей.

Рассеянность это не психическое расстройство, а просто недостаток контроля, а Тим говорит о себе, как о психе.

- Считаешь? – Тимур фыркнул. – Тогда ты плохо меня знаешь. Я ходячая катастрофа, но только для самого себя.

- Ты говорил, что читал о таких отношениях, - Андрей несколько раз коснулся губами шеи и провел по коже языком. – Почему тогда для тебя новость то, о чем я тебе говорил?

- Мне сложно, я многое не понимаю, точнее не вижу смысла в некоторых действиях, - тихо отозвался Тимур.

- Но ты не отказываешься продолжать после сегодняшнего?

- Нет, - Тимур развернулся в крепких руках и уткнулся носом в шею Андрея.

- Не забывай о том, что ты можешь в любой момент остановить меня.

- Не забуду теперь, - Тимур легко прихватил губами кожу ключицы и потянул, зная, что причиняет мужчине боль.

Андрей сжал рукой его ягодицу и прижал к себе.

- Андрей, - парень провел ладонью по твердой груди, - могу я тебя кое о чем попросить, - Тимур приподнялся, чтобы заглянуть в черные из-за ночной темноты глаза. – У меня никогда не было мужчины....

- Я понял, - Андрей опрокинул Тимура и лег сверху. – Кажется, я уже говорил, что более не пойду тебе на уступки?

- Я думал, что может, ты изменишь свое решение? – Тимур облизал губы и пристально посмотрел на мужчину.

Странные глаза парня в темноте словно горели, видел Андрей и скольжение юркого язычка по губам. Тимур соблазнял его, намеренно или нет, но соблазнял. Не дождавшись ответа наглый мальчишка развел ноги в стороны и приподнял бедра так, что его твердый член уперся в живот Андрею, он даже через ткань чувствовал, как тот горит.

- Назови мне хоть одну причину, почему я должен это сделать? – хрипло спросил Андрей Дмитриевич, понимая, что проигрывает своему сабу, впервые он настолько сильно сдает свои позиции.

- Ты сделал мне больно сегодня, я говорю не о физической боли, - Тимур надулся, но тут же вскинулся, смотря прямо в черноту глаз Андрея. – А еще ты хочешь меня...

Андрей искривил губы в усмешке и поцеловал своего мальчика, бесстрашно перешагивающего все дозволенные границы, но злиться мужчина на него не мог и не хотел. Тимура хотелось целовать еще яростнее и агрессивнее, втягивая сладкую нижнюю губку в рот, сжимая талию. Тимур застонал, выгибаясь. Его личное возбуждение зашкаливало. Терпеть на себе тяжесть сильного мужского тела, вдыхать запах его кожи, его желания, чувствовать, как губы, зубы, руки терзают тело в изощренных ласках и не иметь большего, практически невозможно.

- Ну возьми же меня! – захныкал молодой человек, извиваясь под Андреем.

- Не так быстро, мое солнце, - шепотом ответил мужчина.

Он резко перевернул изящное легкое тело, приподнял попку, до сих пор помнящую соприкосновение с его ладонью, и содрал с Тимура трусы. Следов от порки на коже не осталось, а может их просто не было видно в темноте, но сам Андрей прекрасно помнил, как алела эта восхитительная часть тела Тимура, как он хотел поцеловать покрасневшие ягодицы. Он наклонился и укусил, несильно сжав зубы, Тимур охнул и попытался уползти, но был пойман. В следующий раз Андрей поцеловал, провел мокрым языком по всей поверхности, куснул местечко на пояснице и начал подниматься выше, ведя языком по позвоночнику. Тимур не шевелился, млея от такой ласки, не веря в то, что смог уговорить Андрея. Мужчина снова накрыл тело Тимура, а его член уперся между ягодиц, надавливая на сжатую дырочку. Тимур судорожно вздохнул и выставил попку, зажмуриваясь. Он знал о том, что его следует подготовить, но указывать на это Андрею побоялся.

- Ты самоотверженно решил терпеть проникновение на сухую и без подготовки? – усмехаясь спросил мужчина, увлеченно вылизывая ушко.

- А не надо?

- Нет. Секс в таких условиях невозможен, - мурлыкнул Андрей, переходя на шейку.

- Почему? – Тимура захватил разговор.

Отношения между мужчинами – это то, о чем парень старательно избегал читать, его смущали подробности. Он хотел Андрея и не бежал от своего желания, четко осознавая его. Он принимал его ласки и жаждал большего, но подробно изучать технику молодой человек не торопился.

- Тим, солнце, я себе сломаю самый важный орган, но не протиснусь в тебя, - Андрей сместился в бок. – Дай руку, раздвинь ноги шире, - шепотом попросил он. – Введи в себя палец.

От хрипловатого голоса Тимур вздрогнул, а пах свело сладкой, но мучительной судорогой. Желание становилось совсем невыносимым. Засунуть в себя палец? Легко! Он изогнулся и коснулся указательным пальцем сжатой дырочки. Андрей положил руки на его ягодицы и раздвинул их в стороны, чтобы наблюдать. Тимур надавил, почувствовал, как тянет кожу, но проникнуть внутрь не смог. Он надавил еще раз, уже сильнее, но опять не смог, слишком сухо. Молодой человек поднес руку ко рту, чтобы облизать, но Андрей перехватил её, касаясь губ двумя пальцами, сложенными вместе.

- Оближи их, - произнес мужчина.

Тимур послушно открыл рот и облизал пальцы, стараясь оставить на них как можно больше слюны. Андрей плюнул в щель между ягодиц и растер влагу, надавливая пальцем на дырочку, но не проникая. Эти ласки сводили Тимура с ума, он еще шире развел ноги, теряя остатки стыда, и начал быстрее двигать головой, смакуя пальцы Андрея, представляя, что это его член, и поскуливал от острого удовольствия.

Андрей согнул его ногу в колене, приподняв наверх, еще больше открывая доступ к анусу, погладил по голове и резко ввел два пальца внутрь. Тимур закричал и дернулся вверх, но Андрей навалился на спину, прижимая своим весом к постели, вытащил пальцы и ввел их вновь, двигая внутри, лаская и поглаживая. Тимур с трудом справился со своим дыханием, прикрыл глаза и прислушался к своим ощущениям. Вход в тело горел, словно Андрей всунул туда раскаленный металлический прут, а не пальцы, но то, что он чувствовал внутри, парню определенно нравилось. Андрей сбавил темп и поцеловал спину, слизывая капельки пота, повисшие между лопаток. Внутри Тимур был горячим и тугим, мышцы заднего прохода плотно обхватывали пальцы, а мысль о том, как они сомкнуться вокруг его члена лишала разума и заставляла тихо порыкивать в унисон стонам его мальчика. Андрей просунул руку под живот и обхватил немного потерявший свою твердость ствол, он старался одновременно двигать ладонью и скользить пальцами внутри желанного тела. Тимур снова застонал, выгибаясь, подставляясь под ласки. Какой же он жаркий и отзывчивый, его мальчик. Нащупав пальцем бугорок простаты, Андрей тут же на него надавил, впитывая судороги, прокатившиеся по телу Тимура.

- Еще! – хрипло выдохнул он. – Пожалуйста, сделай так еще раз!

Андрей сделал, вводя уже три пальца вновь надавил на заветную точку, любуясь изгибами стройного крепкого тела, слушая громкие стоны любовника. Обычно его раздражала повышенная громкость партнеров, но с Тимуром ему самому хотелось кричать, слетая с катушек от кайфа.

- Пути назад у тебя больше нет, - шепнул Андрей на ушко Тимуру, вздергивая вверх его попку.

Он встал на колени позади, надавил на спину, вынуждая Тимура упасть грудью на подушку, и вошел в раскрытый анус за одно плавное движение. Тимур охнул и дернулся назад, прижимаясь попкой к паху Андрея, член которого распирал изнутри. Давление на стенки анального прохода было слишком сильным, мышцы тоже сжимались, стараясь вытолкнуть посторонний предмет. Андрей не двигался, только шарил руками по его спине и бокам, успокаивая и расслабляя. Тимур первый качнулся вперед и назад, вновь насаживаясь на твердый стояк до самого упора. Андрей подхватил движения, привстал, входя сверху вниз, а когда Тимур под ним полностью расслабил мышцы, увеличил скорость.

Тимур то громко стонал, то замолкал, закусывая губу, толчки в его теле, скольжение крупной плоти были восхитительны, но то острое, граничащее с болью наслаждение, которое Андрей доставил пальцами больше не вспыхивало. Тимур изгибался и скулил от разочарования, все его мысли вопили о том, что только так он сможет кончить, или ему придется ласкать себя. Но трогать свой член, покачивающийся в такт толчкам, Тимур не хотел, молодой человек жаждал анального оргазма. Его возбуждение уже дошло до предела, Андрей двигался мучительно медленно, а Тимур подвывал на одной ноте и извивался, ища то, что ему было так необходимо.

- Солнце, все хорошо? – обеспокоено спросил Андрей, прижимаясь к спине парня.

Конечно, стоны Тимура не походили на крики боли, но она могла быть, дерганые движения его тела были странными.

- Пожалуйста! – взвыл Тимур, плотно прижимаясь к груди Андрея, он изогнул спину дугой, как кошка. – Я так хочу кончить, прошу тебя! – на глазах мальчика блеснули слезы, Тимур весь дрожал.

Андрей тут же потянулся к болезненно напруженному члену, прижатому к животу.

- Нет! – вскрикнул Тимур дергаясь и соскальзывая с налитого ствола почти до конца, внутри осталась только крупная головка, растягивающая мышцы. – Нет, нет, нет! – забормотал Тимур, опустил попку вниз и сам насадился на член Андрея.

Андрей вздохнул, борясь со звездами перед глазами, полный наслаждения крик Тимура заставил вернуться в реальность, мальчик в его руках дрожал еще больше, вход конвульсивно сжимался. Кажется, он понял, чего так жаждет его маленький любовник. Андрей откинулся назад и обхватил парня за талию, утягивая за собой. Тимур опустился до самых яиц и заскулил. Теперь все было правильно.

- Так тебе больше нравится? – всё же спросил Андрей.

- Пожалуйста, - как мантру повторил Тимур.

Больше разговоров не требовалось, Андрей начал яростно двигаться, оставляя внутри тела парня только головку и вбиваясь до самого основания. Бешеный ритм захватил обоих. Тимур стонал, бился в его руках, как бабочка, пойманная в сети, сам Андрей хрипло дышал, проталкивая сквозь стиснутые зубы раскаленный воздух.

- Андрей! – заорал Тимур, резко откидывать назад, принимая в себя полностью член мужчины.

Белые струйки спермы брызнули с вершины покрасневшей головки, ложась на постель. Андрей тут же перегнул своего мальчика вперед, продолжая яростно вторгаться в его тело. Оргазм накрыл с головой буквально через несколько секунд, заставляя задохнуться сильнейшим удовольствием. Тимур безвольно висел в его руках и, кажется, был без сознания. Андрей аккуратно опустил его на постель и лег рядом.

- Тим, - Андрей тихонько подул в лицо парня.

- М-м-м? - Тимур поморщился, но глаз не открыл.

- Давай сходим в душ, - Андрей поцеловал уголок губ.

- Не хочу. Давай спать.

- Хорошо, спи. Где у тебя чистые полотенца?

- Там в шкафу, - Тимур перевернулся на бок и сладко зевнул.

Андрей поцеловал еще раз и поднялся, ему душ был необходим, до подъема на работу осталось три с половиной часа. Мужчина встал перед шкафом и открыл дверцу, здесь полотенец не было, зато на всех полках комками валялась одежда: кофты, футболки, джинсы, трусы, чистое белье в перемешку с ношеным. Андрей обернулся и недобро посмотрел на Тимура, который уже сладко спал, подложив руки под щеку. Похоже у кого-то полно дел на внезапно освободившиеся дни. Мужчина захлопнул скрипнувшую дверцу и открыл полку на самом верху, полотенца обнаружились именно здесь, вся стопка сама упала на голову Андрею вместе с чистым, но неотутюженным постельным бельем. Андрей чертыхнулся, поднял с пола ком тряпок, выхватив себе большое зеленое полотенце и с раздражением запихал все обратно. Душ он принял быстро, поражаясь тому, что хотя бы в ванной у этого человека все в порядке.

Андрей открыл глаза и потянулся до хруста в позвоночнике. Утром уже было довольно темно, мужчина встал, стараясь не разбудить сопящего Тимура, вышел в коридор и зажег свет. Это утро сильно отличалось от тех, к которым он привык. Во-первых, Андрей ходил тихо, как мышка, во-вторых, готовил завтрак не только для себя, но и для своего мальчика, потому что если у Тимура не будет готовой еды, он опять позавтракает только кофе, этого Андрей допустить не мог. Собираясь мужчина прибрал комнату, собрал разбросанные носки, журналы, поднял с пола пульт от телевизора и вытер липкое пятно от жаропонижающего. Температура у Тимура спала сама, как только тот успокоился. Андрей потрогал лоб, он не пылал жаром, только Тим недовольно поморщился и вздохнул во сне.

- Ты замечательный, - прошептал мужчина, с улыбкой глядя на милое лицо.

Черные длинные ресницы едва заметно трепетали, искусанные губы были сжаты в линию, а щечки до сих пор радовали легким румянцем. Воплощение его идеала. Андрей провел по темным волосам, откидывая в сторону непослушную челку. В Тимура легко влюбиться, только Андрей еще для себя не решил, готов ли он на такой серьезный шаг. Кроме того, он привык просчитывать в жизни каждую мелочь, знать все наперед, а с этим мальчишкой это было решительно невозможно. Тимур представлял из себя ядреную смесь из неловкости, наглости, противоречивости и непредсказуемости. Планировать что-то, имея под боком такое чудо не брался даже Андрей со своей уверенностью в завтрашнем дне. Наверное, ему даже нравилось это, возможно... Точно Андрей не решил еще даже для себя. Ясно было одно, Тимура он взял под свое крыло и выпускать не собирался, считая, что ему достался ценный приз за упорство в жизни.

- Тим, закрой за мной дверь, - тихо попросил Андрей, ласково развеивая крепкий сон.

- Ты уже уходишь? – спросил мальчик, распахнув свои светлые глазища.

- Да, мне пора, - мужчина бросил взгляд на часы и поднялся.

- Ты приедешь вечером?

- А ты будешь меня ждать?

В ответ Тимур улыбнулся и кивнул. Андрей сам поцеловал его, прижимая замотанное в одеяло тело к себе. Впервые ему настолько не хотелось ехать на работу.

Закрыв дверь, Тимур зашел на кухню, чтобы выпить воды и отправиться дальше досматривать сладкий сон, который постепенно воплощался в жизнь. На плите он увидел кастрюльку, под крышкой которой была ароматная каша. Молодой человек улыбнулся, как же приятно, когда в жизни есть тот, кто заботится о тебе.

Глава 6

- Привет, а я приготовил ужин! - заявил Тимур, как только открыл входную дверь.

Андрей выдохнул, чувствуя как сердце пропустило удар. Ему приготовили ужин... Его мальчик-катастрофа сподобился приготовить еду и не спалить всю квартиру. А еще Тимур ждал его, думал о нем... Эти простые вещи казались сейчас чем-то нереальным, волшебным. Видимо, он слишком долго был один. Нельзя привыкать к одиночеству, это неправильно.

- И мы можем его съесть? - ухмыляясь, спросил Андрей и притянул Тимура к себе, чтобы поцеловать.

Тусклый свет от люстры упал на лицо мальчика, выделяя его правильную форму, очерчивая высокие скулы, а слишком светлые глаза Тима горели предвкушением. Этот мальчишка был очень красив.

- Вполне, - Тимур тоже криво улыбнулся и первым поцеловал Андрея.

Но долго вкусом своих губ мужчина наслаждаться не позволил, отстранил от себя, разделся и скрылся в ванной. Через несколько минут Андрей уже сидел за столом, а Тимур поставил перед ним тарелку с картошкой и сосисками. Просто и незамысловато, но по-домашнему вкусно. Андрей уже и не помнил, когда ел в последний раз такие кулинарные изыски.

- Что, ты не ешь такое? - спросил Тим с легкой ноткой паники в голосе, потому что Андрей слишком долго разглядывал предложенную снедь, прежде, чем взять вилку и начать есть.

- Ем, - Андрей пожал плечами и приступил к еде.

Моя посуду Тимур чувствовал себя примерной женой, которая весь день просидела дома в ожидании возвращения благоверного с работы, приготовила ужин и, вот теперь, когда супруг ушел в комнату срастаться с диваном, он моет посуду. А потом? Что будет потом? Были бы они мужем и женой, то можно было бы расчитывать на секс, а на что имеет права надеятся он?

Выключив воду, молодой человек осторожно заглянул в комнату. Андрей лежал на диване, закинув руки за голову и смотрел в потолок.

- Иди сюда, - позвал он Тимура, расслышав тихие шаги.

- Что мы будем делать?

Андрей криво по-дьявольски усмехнулся, обнял Тимура, присевшего на край дивана рядом и повалил, подминая под себя. Миг, и губы обжигает сладкий поцелуй. Он уже не такой, как в коридоре, сейчас он наполнен страстью и скрытой силой мужчины, терзающего губы. Тимур не выдержал и тихо застонал, тело еще отлично помнило моменты близости с Андреем и жаждало почувствовать это вновь. Андрей легко укусил за подбородок и спустился ниже, выцеловывая шею, руки уже забрались под домашнюю растянутую футболку, а в брюках начальника наметился отчетливый бугорок. Тимур развел ноги, чтобы мужчина мог устроиться между ними и потерся пахом, который ныл от сильного возбуждения. Он опять до звезд перед глазами хотел этого человека.

- Давай поиграем, малыш? - тихо спросил Андрей, его голова лежала на бурно вздымающейся груди Тимура, поэтому, чтобы увидеть его лицо парню пришлось приподнять голову.

- В смысле? - молодой человек уже плохо понимал, разум, как и тело уже был охвачен только желанием близости.

- Встань на колени, - строго сказал Андрей голосом, в котором отчетливо слышался приказ.

Не подчиниться ему было невозможно, тело парня само соскользнуло с дивана, выбираясь из-под тяжести Андрея, и опустилось на колени. Тимур низко опустил голову, кусая нижнюю губу. Его трясло, сейчас он был согласен на все и на порку и на жесткий секс, только бы Андрей продолжал касаться его своими теплыми широкими ладонями, разгоняя волны неги по телу.

- Ты невероятный неряха, малыш, - сказал Андрей, стоя за его спиной. - Мне не нравится, когда на меня падает гора белья, стоит мне только открыть дверцу шкафа.

- Простите, господин, - пристыжено выдохнул молодой человек, мысленно улыбаясь картине, которую тут же подкинуло богатое воображение.

- Мне мало твоего "простите", - ответил Андрей. - Я хочу, чтобы ты исправился, но прежде, ты будешь за это наказан.

- Да, господин, - произнес Тимур, содрогаясь от страха перед болью и возбуждения, которое усиливалось голосом мужчины, как катализатором.

- Я не буду слишком строг с тобой в этот раз. Надеюсь на твое благоразумие, - Андрей отлично помнил реакцию Тима на боль, его следует приучать медленно, осторожно разбавляя ее порции возбуждением в пропорции пятьдесят на пятьдесят.

- Спасибо, господин.

- Спусти штаны и ляг грудью на диван.

Тимур быстро выполнил пожелания хозяина, замирая от предвкушения. Все тело напряглось в ожидании острой боли, парень зажмурил глаза и уперся лбом в грубую ткань спинки дивана. Вот сейчас Андрей размахнется и ягодицы опять ужалит болезненный удар. В желудке постепенно закручивался небольшой ураганчик паники, расползаясь между ребрами, заставляя кулаки сжиматься. Тимур так стиснул зубы, что кажется, еще чуть-чуть и посыплется эмаль. Но вместо боли парень ощутил нежные поглаживания. Теплая ладонь коснулась кожи ягодиц, Андрей несильно сжал правую и провел рукой выше, задирая футболку на спине. Тимур выдохнул и позволил себе немного расслабиться, поддаваясь ласке. Сильные пальцы пересчитали выпирающие позвонки, нарисовали причудливый узор между лопаток и зарылись в волосы на затылке. Парень был готов замурлыкать от круговых поглаживающих движений, в этот раз глаза закрылись от удовольствия. Эта ласка была приятной и тягуче-медленной, она вспыхивала в местах соприкосновения кожи с кожей и расползалась по телу, скапливаясь в паху, где уже болезненно тянуло в сладкой истоме.

Андрей быстро провел рукой вниз, разглаживая то тепло, что он уже успел наложить на кожу, размахнулся и несильно шлепнул по оттопыренной попке. Тимур негромко вскрикнул. Этот удар заставил тело качнуться вперед, а напряженный член проехаться по жесткой обивке, размазывая смазку. Легкое наслаждение смешалось с несильной болью, образовывая интересный по своей консистенции коктейль.

- Ты забыл главное правило? - хриплым голосом спросил Андрей Дмитриевич.

- Правильно, мой хороший, - Андрей удовлетворенно хмыкнул, все же Тимур легко поддается воспитанию.

Несмотря на то, что за окном на двор легли синие сумерки в комнате горел свет, Андрей специально не стал выключать его, чтобы видеть, что отпечатки его трудов ярко выделяются на коже парня. Поэтому теперь мужчина любовался на сочно-розовый след от своей ладони на левой ягодице. Завораживающая картина, но еще больше она возбуждала. Андрей погладил отпечаток, чувствуя, что кожа в этом месте теплее, чем там, где еще не касалась его ладонь. Это упущение следовало исправить, он вновь замахнулся и шлепнул Тимура, словно рисуя симметричную картину. В этот раз мальчик промолчал, только шумно выдохнул и спрятал лицо в сложенных руках.

- Тебе нравится то, что я делаю? - спросил Андрей, наклонился и лизнул вмиг покрасневшую кожу.

- Да, господин, - ответил Тимур, копаясь в себе.

Он просто не мог сказать нет, потому что боялся, а еще потому, что это не было бы правдой. Сейчас, когда Андрей чередовал ласку и шлепки, парень находил в этой смеси острое, ни на что не похожее удовольствие, это было по-другому, это было приятно. Немного больно, страшно, но его член, стоящий колом и упирающийся в диван, свидетельствовал о том, что его телу нравится эта игра. Тимур возбуждался все сильнее, хотя, казалось, что желание и так затопило каждую клеточку, превращая разумное существо в похотливое животное, жаждущее лишь грубого соития.

Андрей ударил вновь. Третий удар лег четко по середине и отозвался в поджавшихся яйцах, Тимур не выдержал и заскулил, зажимая себе рот ладонью. Возможно, Андрей услышал, но виду не подал, его губы по очереди коснулись горящих ягодиц, следом за ними язык прошелся по щели, оставляя после себя мокрую дорожку. Тимур подался назад, раскрываясь и требуя еще больше ласки, контроль над своим телом он уже потерял. Андрей хмыкнул, развел ягодицы в стороны и коснулся языком припухшей после их первого раза дырочки, и подул. Тим вздрогнул от холодного укола, по телу вновь прошлась волна дрожи. Чем больше секунд отсчитывало бешено колотящееся сердце, тем труднее становилось терпеть жар, клубящийся внутри. В сознание бились только мольбы и просьбы, чтобы Андрей взял его как можно скорее, но ни одна из них не слетела с языка. Тимур прикусил кончик настолько сильно, что во рту появился привкус крови, но не позволил себе просить. Даже тогда, когда Андрей накрыл его своим телом, вдавливая в диван и прикусил загривок, чтобы тут же вылизать шею, Тимур смолчал. Плевать на то, что ощущать эту тяжесть и не чувствовать в себе сильных толчков, было нереально тяжело, плевать, что член его хозяина сквозь ткань брюк упирался в щель между ягодиц, надавливая на анус, Тимур боролся со своими желаниями и молчал. Через несколько секунд тяжесть пропала. Андрей сел позади него, рассматривая соблазнительную попку, облизал палец и коснулся дырочки, чтобы погрузить его внутрь не больше, чем на один сантиметр. Эта капля наполнила чашу до краев и Тимуры взвыл, подаваясь бедрами назад и насаживаясь до упора. Но этого было ничтожно мало, хотелось заплакать от острого желания больше наполненности.

- Ты торопишься, - недовольно сказал Андрей, убирая руку.

Кожу опалил четвертый удар.

- Разве я позволял тебе самовольничать?

- Нет, господин, - захныкал Тимур.

- Это не сойдет тебе с рук, малыш, - Андрей ударил последний пятый раз.

- Простите, господин, - Тимур не позволил себе обернуться, хотя, отчетливо слышал, как Андрей раздевается.

Вот пиджак Андрея упал на стул, вот тихо прошуршала полоска гладкого шелкового галстука, звякнула пряжка ремня. Каждый шорох бил по нервам, превращая ожидание близости в пытку. Нижнюю губу Тимур уже изгрыз, изнывая от желания принадлежать своему мужчине, но Андрей все медлил. Он спокойно расстегнул все мелкие пуговички на рубашке, снял крупные часы с золотым браслетом и положил их на письменный стол. Молодой человек не видел, как передвигался его хозяин за спиной, но, кажется, у него развилось какое-то седьмое чувство и он научился видеть образами, Тимур закрывал глаза и четко представлял себе каждый шаг, каждое движение сильного тела, каждый перекат напрягающихся мышц. "Ну, чего же ты медлишь?!" Парню хотелось орать. И он тихо застонал, когда почувствовал тепло вновь накрывшего его тела.

- Ты будешь наказан за проступок, Тим, - хрипло выдохнул Андрей, опаляя дыханием шею, волосы на затылке Тимура тут же встали дыбом. - Я разрешаю тебе кончить только после моего приказа, - припечатал мужчина, проникая мокрым пальцем в нервно сжимающуюся дырочку.

- Да, господин, - выстонал Тимур, прогибаясь в пояснице.

Андрей вошел одним плавным толчком, с силой вжимая Тимура в диван, прижимая его всем своим весом. Только от одного такого проникновения парень был готов кончить, но вовремя сжал дергающийся мокрый ствол, отгоняя разрядку, перед глазами замерцали цветные искры, а толчки в его тело ускорились. Скольжение крупного члена внутри эхом отдавались в каждом миллиметре тела, заставляя полностью отдаваться своему личному демону, растворяться в этом мужчине. Тимур слышал хриплое дыхание, спиной чувствовал, как неумолимо быстро бьется сердце в груди Андрея, чувствовал, как напрягаются мышцы рук, сжимающие обивку дивана, когда мужчина пытается унять свое бьющее через край возбуждение, чтобы доставить как можно больше яркого удовольствия своему партнеру. Тимур снова бился под мощным телом, стонал и сгорал в лавине ощущений. Окружающий мир мерк, сужался только до двух тел, слитых в одно целое. Душа открывалась, принимая своего повелителя и ликовала, понимая, что есть тот, кто покорил и завоевал. Счастье накрывало своим крылом, носилось пестрой птицей над их головами, обещая больше никогда не оставлять.

- Кончай, Тимур, - слишком ласково прошептал Андрей, прижимая к себе, меняя угол так, как нравилось его мальчику, делая оргазм необычайно ярким и сильным.

Тимур снова потерялся в нитях пространства, повиснув в руках своего демона, принося себя ему в жертву. Но Андрей не собирался пользоваться этим подарком в свое удовольствие, но собирался нежно любить и хранить это бесценное приобретение.

- Спасибо, - тихо сказал Тимур.

Они лежали на полу, точнее Андрей лежал на жестком ворсе ковра, об который Тим натер колени до красноты, а молодой человек лежал сверху, распластавшись на сильном теле, подобно звездочке.

- Пожалуйста, - ответил мужчина, довольно жмурясь от света, который бил в глаза. - У тебя есть утюг? - внезапно спросил Андрей.

- Что? А, да, есть, - ответил Тимур, удивляясь тому, что его мужчину интересуют такие бытовые мелочи в данный момент, когда разговаривать вообще не хотелось.

- Тогда разбери белье. Я не шутил, когда сказал, что мне не нравится, груда барахла, падающая на голову.

- Сейчас? - лицо молодого человека вытянулось от потрясения.

- Да.

Андрей резко поднялся, стряхивая с себя расслабленное тело любовника.

- Только примем душ сначала, - мужчина тепло улыбнулся и рывком поднял Тимура с пола.

В душе Тим позабыл и о белье и о куче еще немаловажных вещей, потому что Андрей сначала его хорошо отмыл, натирая кожу мочалкой до красноты, а потом вновь заласкал до вспыхивающих фейерверков перед глазами. А еще этот огромный мужчина извернулся в тесной ванной так, что встал на колени и наградил своего мальчика превосходным минетом. За что ему выпало такое счастье, Тимур решил не гадать, а полностью отдаться во владение жаркому рту и сильному напору.

- Вкусный, - хмыкнул Андрей, поднимаясь с колен и облизывая остатки спермы с губ.

Тимур моментально покраснел и спрятал глаза, разглядывая пожелтевший со временем кафель. Ему нечего было ответить на эту реплику, он не пробовал ровно до тех пор, пока мужчина властно не накрыл его губы, делясь терпким послевкусием.

Глава 7

- Тимур, я хочу, чтобы ты переехал ко мне, - такие простые слова, брошенные как бы случайно, когда они валялись на диване и смотрели телевизор, после этого Андрей еще выловил под тонким покрывалом его пятку и пощекотал.

Тогда парень рассмеялся и сквозь слезы выдавил "хорошо". И только сейчас, стоя посередине огромного холла, оценил масштабы катастрофы. Квартира Андрея была огромной, нет, гигантской. Сам хозяин сего жилища уже минут пять назад скрылся где-то в глубине, а Тимур не мог даже расслышать его шаги. Молодой человек передернул плечами, словно ежась от холода. Сколько всего здесь можно перепортить, а главное, какой ценой потом возмещать ущерб?

- Чего ты застыл на пороге? - Андрей появился в дверях, одетый в странную до ужаса одежду.

На самом деле, она была обычной для человека, который вернулся домой после рабочего дня - спортивные штаны и футболка, только не растянутая, а новая и чистая. Но Тимур видел Андрея Дмитриевича в таком виде впервые в жизни. Раньше на нем замечались только деловые костюмы или полное отсутствие одежды.

- Думаю о том, сколько мне понадобиться времени, чтобы разнести твои хоромы, - кисло улыбнулся Тимур.

- Надеюсь, что ты сможешь победить свой злой рок, - Андрей подошел вплотную, обнял и поцеловал в висок. - Знаешь, со сменой места жительства, многие неурядицы заканчиваются.

- Думаешь, я резко научусь готовить и не спалю к чертовой матери пару кастрюль или плиту? - Тим скептически изогнул бровь, вызывая короткий смешок у Андрея.

Парень смотрелся, как бездомный котенок, которого впервые принесли домой заботливые ручки маленькой девочки, такой же нахохлившийся и неуверенный в своей гладкой шерстке.

- Я возьму готовку на себя и уберу все бьющиеся античные вазы, - Андрей снова поцеловал и забрал сумку с вещами из ослабевшей руки Тимура. - Проходи, устрою тебе небольшую экскурсию.

- Не знал, что ты подрабатываешь гидом в этом музее, Андрей Дмитриевич.

- Зря ты так, - обиделся Андрей за свое жилье. - У меня уютно.

Уют присутствовал, несмотря на всю дорогую дизайнерскую обстановку, навороченную технику, необъятные размеры и чистоту. В квартире Андрея все было гармонично и заметно, что здесь живут, а не просто приходят переночевать. Через полчаса Тимур привык и пошел сам осматривать территорию, пока Андрей гремел посудой на кухне. Пусть лучше сам готовит, тогда они не услышат вой пожарной сигнализации.

Дни полетели как никогда быстро, наверное, так происходит всегда, когда жизнь человека наполнена счастьем и радостью от проведенных вместе с любимым часов. Тимур и Андрей притерлись друг к другу быстро, зажив спокойной семейной жизнью, только на работе мужчина превращался в генерального директора, а Тимур в его подчиненного, но искры проскальзывали и там. Напряжение порой зашкаливало настолько сильно, что Виктор заметил и быстро расколол Тимура на предмет его отношений с ужасающим Андреем Дмитриевичем. Тимур не рассказал всего и не ответил отрицательно, поэтому теперь каждый рабочий день сопровождался подколками коллеги. Виктор шутил беззлобно, Тимур отшучивался в ответ, постепенно понимая, что приобрел в лице этого парня хорошего товарища. Еще один плюс в его копилку.

Порча имущества Андрея тоже не была катастрофической, Тимур лишь разбил несколько тарелок, накрывая на стол, сломал кофемашину и заблокировал домашний компьютер, введя несколько раз неправильный пароль. Только наказания за эти провинности начали приносить удовольствие. Но как и всегда жизнь не может быть постоянно выстлана белой полосой, порой она чернеет.

Их ужин прервал короткий звонок в дверь. Андрей бросил взгляд на часы и поднялся, чтобы открыть. Тимур положил вилку и прислушался, в холле раздавались приглушенные мужские голоса. Парень потянулся рукой к кожаному ошейнику, лежащему тонкой полоской на шее. Этот аксессуар Андрей подарил только вчера вечером, Тимуру он пришелся по душе и парень с нетерпением ждал момента, когда Андрей наденет на него эту вещицу сегодня. Дождался. А теперь не знал, снять или нет. С одной стороны, Тимур не хотел, чтобы их взаимоотношения заметил посторонний человек, тогда полоску следовало снять, но с другой, Андрей имеет право делать это только самостоятельно. Тимур сглотнул и убрал руку. Нет, самовольничать не стоило.

Через несколько минут в кухню вошел хмурый Андрей, а за ним молодой парень, с виду старше Тимура на пару лет.

- Ух ты! Братишка, ты завел домашнего питомца! - воскликнул парень, без стеснения разглядывая Тимура.

- Олег, уймись, - строго бросил Андрей, доставая с полки тарелку. - Садись ужинать.

Тимур фыркнул, отвернувшись к стене. Сравнение с домашним животным больно кольнуло по самолюбию. Интересно, Андрей тоже так считает?

- Он прикольный, даже с ошейником! - гость взъерошил волосы Тима и тронул пальцем кожаную полоску.

- Олег, убери руки, - сказал Андрей, но даже не повысил голос. - Это Тимур, Тим, это Олег, мой брат.

Слова "приятно познакомиться" здесь были неуместны, поэтому Тимур только кивнул, показывая, что услышал. Значит, Олег - брат, а он просто Тимур без дополнительных пояснений. Домашний питомец... Н-да, обидно. Аппетит резко пропал, на его месте свернулся противный комок обиды. Олег продолжал его разглядывать жадным, раздевающим взглядом. Хорошее воображение быстро нарисовало Тимуру неприятную картинку: он обнаженный сидит возле стола задницей на полу, пусть и с подогревом, а от ошейника тянется поводок, зажатый в руке Андрея. Молодой человек мотнул головой, прогоняя воспаленную фантазию. Он бы не отказался сидеть возле ног своего хозяина, но без посторонних глаз.

- А мне можно с ним поиграть? - Олег продолжал испытывать терпение старшего брата, прощупывая почву, насколько далеко ему позволено зайти.

- Зачем ты пришел, Олег? - столкнувшись с взглядом темных глаз Андрея, Олег быстро понял, что все возможные границы он пересек. Этот мальчишка оказался запретной территорией, обнесенной колючей проволокой под напряжением, а за пару километров до забора минное поле и одна табличка "Achtung minen!", перед которой встал Олег. Дальше испытывать терпение брата парень не стал.

- Дай денег, а? - Олег состроил невинную моську и похлопал длинными ресницами, жалостливо заглядывая в глаза брата.

Что ответил Андрей, Тимур не расслышал, ему было плевать. Олег пришел и поселил в его голове отвратительные мысли своими словами. Конечно, возможно, он пытался вывести из себя брата. Только зачем, если он пришел просить денег? Олег, и правда, посчитал его питомцем Андрея. Отвратительно и мерзко. Молодой человек опять поморщился, рассматривая стену.

Олег ушел через минут десять, поев и забрав у брата требуемое, с Тимуром он даже не попрощался, зато осадок и мысли, посеянные в голове молодого человека прочно обосновались в сознании и начали расти с колоссальной скоростью, как снежный ком, катящейся с горы .

- Ты наелся? - Андрей ласково провел по спине и погладил шею.

- Да.

А ведь Андрей ни разу не опроверг слова брата и своим парнем не назвал, про друга тоже не соврал, хотя это было бы нелепо, учитывая разницу в возрасте между ними порядком десяти лет. Но он мог что-то придумать. Но получилось, как получилось: это Тимур - мой домашний питомец, ты прав, братишка. Тимур сглотнул слезы, повисшие на ресницах. Вот, значит, какие между ними отношения. Все правильно, Андрей о нем заботится, кормит, выгуливает, покупает шмотки, Тимур благоговейно называет его "господин" или "хозяин", получая нереальное удовольствие от ласк, которые тот дарит. Единственное, что не вписывается в общую картину отношений домашнее животное - хозяин - тот факт, что Андрей его трахает. Собачек не берут в свою постель, хотя, есть же в мире и такие извращенцы. Еще и этот проклятый ошейник! Тимур раздраженно дернул полоску кожи и вздохнул. Андрей мыл посуду и не смотрел в его сторону. Вероятно, предпочел просто не замечать. Конечно, зачем обращать внимание на питомца? Его потом можно легко задобрить, потрепав по голове или просто отлупить, чтобы не смел кидать на хозяина недовольные взгляды.

Тимур резко поднялся и пошел в ванну, очертания квартиры расплывались перед глазами. Он зло смахнул слезы и с силой захлопнул за собой дверь, сдвигая золотистую щеколду. В груди обосновался ком боли, который сильно давил, а прозрачные капельки падали с мокрых ресниц. Тимур открыл кран с холодной водой и умылся, прогоняя гнилые ощущения. Андрей не должен понять. Ему это не интересно. Именно в этот момент мужчина постучал в дверь.

- Тим, что случилось? - обеспокоено спросил Андрей.

Даже имя сократил так, что звучит, как собачья кличка. "Тим, Тим, Тим, иди сюда, к ноге!" Парень горько рассмеялся и еще раз плеснул в лицо водой.

- Тимур иди сюда, - Андрей еще раз постучал. - Тим, что произошло?

- Ничего, - буркнул Тимур, проходя мимо, - все в порядке.

- Я вижу, - Андрей проводил фигуру парня недоверчивым взглядом, но расспрашивать больше не стал, понимая, что Тимур сам расскажет, если захочет.

Мыслей в голове крутилось много. Настроение Тима мог испортить приход Олега или внимание брата к ошейнику. Гадать можно долго, но в голову своего возлюбленного он влезть не сможет. Андрей зашел в комнату, Тимур лежал на кровати, раскинув ноги и руки и смотрел в потолок. Красивое лицо было перекошено, нижняя губа закушена, Тимур был определенно расстроен. И как выпытать у него, чем?

- Малыш, - Андрей навис над распростертым телом, - ты расскажешь мне, о чем так напряженно думаешь? - мужчина изобразил улыбку на лице, но в душе поселилась тревога.

- Нет, - парень прикрыл глаза и обвил руками шею.

Больше ничего Андрей спросить не успел, Тимур полез целоваться, а отстранять его для того, чтобы продолжить бессмысленный разговор "Что случилось? - Да, все хорошо", было бы глупо. Андрей прекрасно понимал, что в этом случае непонятно откуда взявшаяся обида возрастет в разы. Поэтому он поддался и жадным поцелуям, и настойчивым ласкам, и тихому поскуливанию в рот, решив побаловать своего мальчика любовными играми без жесткого элемента, на котором во многом строились их отношения. Андрей тут же перехватил Тимура, перевернулся на спину и уложил парня сверху, позволяя немного инициативы. Тимур с трудом оторвался от губ, поцеловал подбородок, на котором уже выросла щетина, и доверчиво потерся об нее. От этого жеста у Андрея защемило в груди от скатившейся лавины нежности. Он провел вдоль позвоночника, несильно надавливая, заставляя тело молодого человека выгибаться и прижиматься к нему еще сильнее. Тимур уже был сильно возбужден. Его твердая плоть уперлась в пах Андрея, он медленно двигал бедрами, потираясь и продолжал ластиться. Зверь внутри взревел и сорвался с поводка. Андрей снова перевернулся, подминая Тимура под себя, сорвал футболку, покрывая торс поцелуями, следом полетели штаны, а Тим раскинулся перед ним полностью обнаженным, лишь тонкий ремешок кожи на шее, подстегивающий властного мужчину как можно быстрее сделать этого мальчишку своим, в очередной раз доказать свои права на это тело. Парень бесстыдно раздвинул ноги и погладил член, собирая на вершине головки капельки смазки. Андрей наклонился и слизал их, смакуя во рту вкус своего любимого человечка. Тимур нетерпеливо толкнулся бедрами вверх, размазывая влагу по губам мужчины. Андрей погладил внутреннюю сторону бедер и открыл рот, вбирая в себя член до самого основания. Тимур захлебнулся стоном и вцепился в волосы, нетерпеливо дергая, пытаясь задать темп, но это Андрей не позволил, палец в попке немного остудил пыл юного любовника, Тимур замер, позволяя Андрею делать все так, как ему нравится. А в этот раз ему нравилось неторопливо, но настойчиво. Ласки, поцелуи, откровенные прикосновения распаляли все больше, доводили до грани. Андрей покрыл поцелуями напряженный живот, укусил за ключицу и практически невесомо коснулся губ.

- Поиграем немножко? - спросил он, поглаживая бедро.

Тимур кивнул и откинул голову на подушку, замирая в предвкушении. Андрей выдвинул тумбочку, достал смазку и крупный искусственный фаллос. Тимур сглотнул скопившуюся слюну и задрал ноги, отдавая свою попку на растерзание Андрею. Мужчина быстро размазал смазку, проталкивая холодную вязкую субстанцию пальцами внутрь и ввел головку игрушки. Тимур зашипел и ожидаемо сжался, пережидая тупую боль в анусе. Андрей усилил напор только, когда мальчик расслабился, вводя латексный член на половину. Тимур сжал покрывало в руках и стиснул зубы, боль не прошла до конца. Эта штука была крупнее члена Андрея, но после такой растяжки его мужчина мог не сдерживать себя, входя так глубоко, как мог и двигаясь ритмично и быстро. Андрей начал медленно вытаскивать фаллос и вводить обратно, внимательно следя за сменой эмоций на лице Тимура. Еще несколько мгновений назад он морщился от боли, а теперь изогнулся и тихо застонал уже от удовольствия. Андрей резко двинул рукой вперед, входя до упора, наклонился и заткнул рот поцелуем, позволяя рукам Тимура впиться в его плечи и разодрать до крови, оставляя после себя ровные борозды царапин.

- Мать твою, как больно, - выдохнул Тимур, пытаясь расслабиться.

Мышцы конвульсивно сокращались, пытаясь вытолкнуть инородный предмет из тела, но Андрей не позволял, продолжая надавливать на раскрытый анус. Парень закрыл глаза и часто дышал, растворяясь в ощущениях, Андрей снова начал ласкать и целовать, заново разжигая потухший от боли пожар. Игрушка незаметно исчезла из тела, и свое законное место занял член Андрея, даря тепло и долгожданное удовольствие. Тимур обвил ногами талию мужчины, полностью отдаваясь его ритму. И вновь одна скорость сердечного ритма на двоих, горячее дыхание изо рта в рот, беспорядочные ласки и поцелуи, волшебный миг соприкосновения души с душой, когда тело на миг умирает от вспышки умопомрачительного удовольствия. Жаль, что оно проходит, бережно лаская своими мягким лапками и на место неги приходит оглушающая реальность.

Тимур свернулся клубком под теплым боком Андрея и закрыл глаза. Мысли, приносящие боль вновь вернулись и принялись с новыми силами терзать сознание, изматывая и доводя до лютой злости на любимого человека и омерзения к себе.

- Малыш, расскажи, что случилось, прошу, - тихо прошептал Андрей, перебирая влажные пряди волос. - Я понял, что дело в Олеге, но объясни мне, я не могу читать мысли.

- Он сказал, что я твой питомец, - безразличным голосом ответил Тимур, пожимая плечами.

Андрей что-то рыкнул за его спиной, резко схватил парня за плечи и развернул лицом к себе, но в глаза Тимур не смотрел, остановив свой взгляд на уровне темно-коричневых сосков.

- Олег не думает, что говорит, - четко выговаривая каждое слово, произнес Андрей. - Малыш, посмотри на меня.

Тимур поднял глаза, в которых вновь блестели слезы.

- Нет? А кто я тогда? Какое у меня место в твоей жизни? Мне кажется, твой брат все верно подметил. Я забавная такая зверушка, которую можно трахнуть.

Если бы произнося все эти слова Тимур не захлебывался слезами, то Андрей дал бы пощечину, чтобы эти губы никогда более не смели говорить о себе такое. Но Тимур плакал, ему было больно, в своей голове он слишком легко вывернул их отношения на изнанку. Андрей притянул к себе и обнял, поглаживая по вздрагивающим плечам.

- Олег недалекий, избалованный эгоист. Никогда, - Андрей на несколько мгновений отстранил от себя Тимура и посмотрел в самые любимые в мире глаза, - слышишь, никогда не верь его словам. Не принимай их близко к сердцу, не обращай внимания. Он мой брат, я не смогу вычеркнуть его из своей жизни, и вам придется с ним пересекаться. Но запомни одно, Олег - трепло, - Тимур нервно хохотнул и оказался вновь прижатый к сильной груди.

- Он говорит то, что видит со стороны, - молодой человек вздохнул и потерся мокрой щекой о теплую кожу.

- Олег не видит дальше кончика своего носа, - фыркнул Андрей. - А на все твои вопросы я отвечу одним предложением. Я люблю тебя, - искренне сказал мужчина, заглядывая в светлые глаза. - Догадайся, какое место ты занимаешь в моей жизни.

- Что, я значу даже больше, чем твоя работа? - изумился Тимур, мысленно ликуя от восторга.

- Намного, - вздохнул Андрей, вновь прижимая свое чудо к себе. - Я впервые в жизни не захотел идти на нее, проведя ночь с тобой.

- Я тоже люблю тебя, мой демон, - прошептал Тимур куда-то в шею своему мужчине, но Андрей отчетливо слышал каждое слово.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики