Ведьмино Наказание. Истинная Демона (СИ) (fb2)


Настройки текста:



ПРОЛОГ

— Я требую чтобы адепку Моэллу Озерову отчислили из Академии! — кричал взбешённый, облитый пуншем Демон. Когда-то дорогой серебряных оттенков камзол был покрыт сетью неровных складок, а синяя маска съехала на бок. Я мялась в кресле, и безмолвно молила декана нашего факультета не делать этого. Это было бы, как минимум, несправедливо. Я — староста Водного Факультета, лучшая ученица на курсе, и обладающая особенно редкой для расы Ведьм, магией. Магией Воды, в прочем, поэтому я на Водный факультет и попала. Меня растил дедушка Никифор, и если он узнает в какую передрягу я попала — мне не сдобровать! Он ведь наказывал мне не ходить на этот дурацкий бал. Знала бы, что случится, ни за что бы сегодня из комнаты не вышла! До посинения бы зубрила учебник по зельеварению, но ни за что бы не пошла туда! Хотя, вру, даже это бы меня ни за что не остановило. Но я бы как минимум была бы осторожней, и обходила этого Демона по широкой дуге!

Дело в том, что я сирота, и дедушка был моей единственной семьёй. Сам он Ведьмак, и меня вырастил такой же. И к предметам как зельеварение и изучение природной магии, относится очень строго. А вот так вышло, что именно по ним у меня не ладилось, вот никак!

— По поводу? — прищурился декан, смотря на полыхающего злостью Демона. Декан нашего факультета, — Розис Ве́лморский — потомственный ведьмак в седьмом колене, и в нашей Академии приподает Расоведение.

— Она — моя Дэлионира, и я требую…

Профессор Велморский прервал его на полуслове.

— Ничем не могу помочь. Она должна сама согласится покинуть Академию, или по предъявленному поводу я не могу ее отчислить.

Я едва не бросилась к декану в объятья. Ура! Я не попаду в лапы к злым Ледяным демонам!

…А вот Демон моей радости не разделял. Как увидел, что у меня глаза радостно загорелись, бросил на меня сердитый взгляд, обещающий мне все круги ада. Едва сдержалась чтобы не показать ему язык. Не прилично это, а меня дедушка достойно воспитывал.

— Сама значит… — его голос непроизвольно опустился до шипящих ноток, а теперь он окидывал меня взглядом ледяной ярости.

— Да, сама. Она адепка моего факультета, и лично я бы не хотел потерять такого перспективного ученика. — поправив на носу очки, пояснил декан.

А моя челюсть тем временем затерялась где-то на полу. Я даже на мгновение забыла где я, и из-за чего тут оказалась. Дело в том, что он никогда, повторюсь, никогда и ни за что не похвалит ни одного адепта. Даже меня до этого не хвалил!

— Адепка Озерова, выйдете из кабинета и ступайте в общежитие. — я благодарно кивнула, и сорвалась с места, собираясь покинуть кабинет декана. Но Демон схватил меня за руку, планируя, видимо, "проводить".

— Адепт Дэ'Ролинор, а вы задержитесь, я вызову вашего декана и выясню, по какому поводу вы заморозили половину коридора на первом этаже. — на лице Демона заходили желваки. Вот тебе и обломись!

Я вырвала свою руку из его загребущих лапок, и наконец-то выбежала на свободу.

Уверена, Демонюга это дело просто так не оставит…

Я спрятала браслет в карман, мысленно хмыкая и благодаря Богов за то, что смогла добыть то, зачем пришла на этот бал.

I ГЛАВА

Три часа ранее.

— Элли, давай быстрее! — кричит Арлиана, выходя из комнаты, и блестнув на последок кoпной шоколадных волос. — Жду за дверью!

— Хорошо, Лиа, я быстро! — кричу вслед подруге. Дверь захлопывается, а я начинаю судорожно искать в шкафу бальное платье. Через полчаса я была уже уверена, что Арлиана меня не ждёт, потому что ее бешеные крики, о том что мы опаздываем, прервались. Докрашиваю ресницы и восторгаюсь проделанной работой.

Девушка в зеркале обескуражила. Голубые волосы завиты крупными волнами, и собраны низкий хвост, а зелёные, с кошачьим зрачком глаза аккуратно подведены черным карандашом и выделены темными тенями. Особенно волшебным казалось платье. Тёмно-синее, можно даже сказать черничное, глубокого оттенка, с высоким воротником и расшитое черным бисером. На свой страх и риск снимаю оберег, подаренный Дедушкой, и одеваю бусы из черного жемчуга, и в уши такие же сережки. Улыбаюсь краешком губ, накрашенных сиреневым блеском.

Главное, чтобы дедушка не узнал, что я пошла на зимний бал, иначе будет плохо. Очень, и очень плохо.

Но вопреки здравому смыслу, отбросила все опасения в сторону. Я иду на бал, только чтобы добыть этот шэнтаэров браслет. Браслет-артефакт, наделённый магией крови, и способный отыскать моих родителей и брата, которого похитили Ледяные Демоны. А это все потому, что дедушка наотрез отказывается говорить со мной о моих родных. Однажды только обмолвился, чтобы я не смела искать с ними встреч, и что брата он спасет сам. И не словечка больше. Ну и что решила вредная Ведьма-подросток? Правильно, вопреки наказам единственного родного человека, который находится рядом, найти родителей во что бы это не стало. И сейчас у меня появилась отличная возможность воплотить давнюю задумку в явь.

Я много читала об этом браслете. Грезила им, и бывало даже что он мне снился — настолько я хотела его заполучить. Артефакт принадлежал Клану Огненных Демонов, Роду Дэ'Линор. Сначала я хотела его выкупить, но потом здравомысляще решила, что такой могущественный артефакт не продается ни за какие деньги и услуги.

А теперь, да, решила его выкрасть. Я была уверена, что после того как ректор и деканы покинут наш праздник, то все начнут выпивать. Расчет был на то, что Гордон Дэ'Линор потеряет бдительность, а я тем временем одолжу браслет, который он всегда носит на левой руке. Золотой такой, с рубинами и серебряными узорами… Но это меня волнует, а только магия, которой он наделён. Мне нужно найти родителей и брата, чего бы мне это не стоило. Да, опасно. Да, самоуверенно. И безусловно, совершенно безрассудно! Но я добуду браслет, не будь я Моэллой Озёровой!

Поправляю выбившийся из прически локон, и выбегаю за дверь, наложив полог защиты на комнату. Спускаюсь по лестнице на первый этаж, и стук моих каблуков эхом отдается от пустых стен коридора Академии. Все, наверное, уже в зале. Отдаленные звуки музыки и голосов адептов приглушенно доносятся до моего слуха, заставляя поморщится. Ненавижу такого рода балы. Но я добегаю до двери и распахиваю ее, входя в зал, в котором яблоку негде упасть. Кажется, сегодня здесь собрались все адепты Межрассовой Академии. А почему, в принципе, кажется? Так и есть. Здесь все адепты нашей Академии. Громкая музыка вдалбливается в барабанные перепонки, почти оглушает. Эти звуки так непривычны после почти тихого, и главное — пустого коридора. Здесь царит атмосфера веселья и праздника. Но мне сейчас не до них.

Глазами ищу его. Нашла. Он стоит посередине зала, в компании других демонов. На его левой руке поблескивал желанный мною браслет. Вокруг их "банды" так и вертятся расфуфыренные фифы, пытающийся выбить из безразличных парней хоть толику внимания.

Слава Сази, моего громкого саркастичного фырка никто не услышал, иначе бы сожрали с потрохами, за то что так отношусь к самым популярным парням всего учебного заведения.

Нырнула в толпу, распихивая зазевавшихся адептов. Одну эльфийку даже даже случайно дернула за прядь волос, а та уже хотела вцепиться мне в юбку платья, желая, видимо закатить скандал. Я прошмыгнула мимо нее, не обращая внимания на злобное, будто змеиное шипение. Шумиха мне сейчас не к чему.

Интересно, а почему Гордону доверили такой ценный артефакт? Он же слишком безответственный, можно даже сказать, безрассудный. И ему доверили браслет, который вообще не желательно выносить в свет? Хмыкнула, толкая в плечо демоницу, и протискиваясь ближе к компании Дэ'Линора.

Да, зря всё-таки его семья доверила этому зазнайке артефакт. Я конечно не на столько самоуверенна, но думаю, что у меня получится воплотить мой план в жизнь. По-крайней мере, сильно, всеми фибрами души на это надеюсь. Он мне гораздо нужнее, чем каким-то Огненным Демонам! Музыка чуть утихла, и раздался голос ректора.

— Дорогие адепты, и все кто пришли на этот праздник! — прошелестел его громкий голос. Все, скоро преподаватели покинут праздник, и начнется раздолье, на которое я так сильно надеялась. Нудная речь закончилась, и деканы с ректором изчезли в вихре порталов, оставив адептов. Послышались довольные возгласы, а Дэ'Линор хмыкнул, глядя на демоницу, которая прошла мимо него, похотливо стрельнув глазками. Святой Розэ, и сколько у нас в академии озабоченных?!

Гордон тем временем провел острым языком по своим губам, а демоница, будто зардевшись, поправила прядь рыжих волос, и разгладила складки на юбке.

По-настоящему я обрадовалась только тогда, когда начали разносить алкоголь. Дэ'Линор сразу схватил целую бутылку, и непозволительно близко прижимая к себе ту самую «зардевшуюся» демоницу, впился ей в губы жёстким поцелуем. Ну вот, бал похоти и алкоголя начался, осталось дождаться пока Гордон допьется до состояния поросячьего визга, и у меня будет момент умыкнуть артефакт.

Взяв один бокал сока, я двинулась к дивану, стоящему неподалеку от демона. Присела, и стала осматривать весь зал пытливым взглядом, но то и дело бросая взгляд на Гордона Дэ'Линора. Со стороны могло показаться что я одна из его поклонниц. Фу, даже думать противно.

Я скривилась и отвернулась в сторону, стараясь не так явно выдавать себя красноречивым поглядыванием на браслет. Но Гордон, кажется, решил иначе. Он нетерпеливым жестом откинул надоевшую демоницу, и быстрым, решительным шагом двинулся ко мне, видимо приняв мое пристальное на него внимание за слепое обожание. Ужас, какой он наивный! Я облизала губы, пересохшие от волнения, и из под ресниц глянула в лицо демону. Он так же, как и ту демоницу, схватил меня за талию и прижал к себе, за пеленой самодовольства не заметив, как я скривилась от омерзения. Опустила взгляд на браслет. Так близко… но рано. Ещё слишком рано.

— М-м, я тебя раньше не видел, кто же ты такая, девочка наша? — пьяно мурлыкнул он мне на ухо.

— Розэлина. С факультета Ведьм, — я невинно хлопнула глазами и улыбнулась. Демон пошатнулся, и чуть не упал, загладив неловкую ситуацию самоуверенной улыбкой. И когда он успел так напиться? Я же вроде как следила, он не так уж и много пил…

— Розочка, значит — хмыкнул он, утыкаясь носом мне в плечо. Он готов.

Я стала неспешно нашептывать себе под нос заклинание, которое снимет с артефакта защиту. Защита треснула и осыпалась искрами, которые обожгли мою кожу. Я провела по талии демона, и он склонился к моему лицу, завладев губами. Мерзко, но это для дела!

Тихо щёлкнула застёжка браслета, и артефакт упал в мою раскрытую ладонь. Прекрасно, получилось!

Я укусила Гордона за губу, и игриво стрельнула глазами.

— Можно я отойду попить? — и наигранно-капризно скривила губки. Демон хмыкнул.

— Иди, — и потерял ко мне интерес, взглядом зацепив другую цель, то бишь, девушку, которая поманила его к себе пальцем. А теперь бежать! Вон из зала, пока он не заметил, что браслета нет на месте!

Я приподняла юбки и быстрым шагом сорвалась к выходу, но по дороге споткнулась, и упала на какого-то парнишку с пуншем в руках. Стакан вылетел из его рук, обрызгав…

О нет. Нет, нет, нет и нет! Только этого мне сейчас не хватало!

Ледяной демон в мокром серебряном камзоле жёстко поджал губы, и тот, что был с пушнем, испарился, оставив меня наедине с исчадием ада. Ну нет, вы серьезно…?

Демон смерил меня яростным взглядом, таким, от которого прошибает будто молнией, и ты сама того не заметив, сжимаешься от чувства острой опасности. Я пару раз хлопнула глазами, надеясь, что злой демон, стоящий передо мной развеется сном, но этого не произошло, и поэтому мне осталось лишь горестно вздохнуть.

Он резко схватил меня за локоть и притянул ближе к себе, пристально вглядываясь в мои глаза. Я попыталась его оттолкнуть — но тщетно, он лишь нахмурился, будто досадуя на то, что игрушка не хочет даваться ему в руки, и сжал в стальных тисках мою талию. Прикусила губу, размышляя, как можно выбраться из этой ситуации, как вдруг…

Вокруг меня и Демона закружила метель пополам с холодным дождем, окутывая нас в плотный кокон. Я сжалась, чувствуя что-то… непонятное, незнакомое. Демон выглядел не менее удивлённым, чем я, поэтому впору начать паниковать!

Все закончилось так же внезапно, как и началось. Кокон осыпался ледяным крошевом нам под ноги, а все адепты устремили на нас пытливые взгляды. Хотела без шума? Получай! Ты привлекла внимание, Моэлла, но зато тихо!

Демон страдальчески возвел к потолку глаза.

— Только не это… — низким, подобным бархату голосом… Прошипел он, жёстко схватил меня за локоть и вывел в коридор, напоследок громко хлопнув дверью.

— Э-эй, сто-о-оп! — вскрикнула я, пятками упираясь в пол, и не имея никакого желания идти за бешеным Ледяным демонюкой. Он лишь остановился, и яростным взглядом уставился на меня, да что выбило почву из под ног!

Вот у кого моему Дедушке стоит поучится грозному взору!

— Что ещё ты хочеш-шь? — прошипел он. Я попыталась назад, в надежде позорно удрать, но была перехвачена за талию и прижата чужим телом к стене. Возмутилась, оперевшись ладонями в грудь демону, в попытке оттолкнуть. Ну куда уж там! Гору легче было бы сдвинуть!

— Хочу чтобы ты отошёл от меня, и хочу уйти в свою комнату!

— М-м-м, и как зовут наше колючее чудо?

Чудо? Колючее?! Он тоже пьян что-ли?! Как будто мало мне сегодня демонов, да ещё и пьяных! Я принюхалась, и не учуяв запаха алкоголя, совсем отчаялась. Нет, он абсолютно трезв! Какая досада, так ведь было бы гораздо больше шансов удрать…

— Все, а теперь отпусти меня! — вскрикнула я, дав ему по колену. Тот согнулся пополам, а я побежала подальше от места проишествия, прихватив юбки. Только бы не стал догонять, только бы…

Меня резко тормознули, и я оказалась вплотную прижата в чужому телу. Демон сзади зарычал, мертвой хваткой вцепившись в мою талию.

— Вот же наглая девчонка! — расслышала я сквозь его рокот.

— Так ведьмам пологается эта черта характера.

— Ещё и ведьма… Что же такое?!

Я сжалась, и вновь попыталась вырваться из его рук, но он лишь укусил меня за ключицу. Я ахнула, наступив ему на ногу, но на этот раз мне не повезло, потому что он так резко, что волосы взметнулись в порыве ветра, прижал меня к стене. Вокруг нас расходились дорожки льда, а демон выглядел… да не очень добрым он выглядел! Вскоре была заморожена половина коридора, и он глубоко вздохнул, усмиряя свою магию, которую, видно он не смог удержать под контролем.

II ГЛАВА

Я быстро забежала в свою комнату, и нервно захлопнула дверь — громко, настолько громко что сама невольно подпрыгнула. Надо провести ритуал, о неуровновешенных Демонах буду думать позже!

Нашла в шкафу свечи, которые были нужны практически в каждом ритуале.

Для того, чтобы артефакт сработал, мне нужно вызвать одного из Богов, и заключить с ним сделку, потому что для подпитки браслета нужна именно божественная магия, и никакая другая! Нервно зажевала губу, встав посреди комнаты со свечами в руках.

Насколько можно судить из рассказов и легенд, Боги везде ищут свою выгоду. Они вытянут ее даже из самой безобидной просьбы, и если не выполнишь, то наказанием скорее всего будет смерть. За неподчинение, чтоб неповадно было вновь обратился к Богу, зная что его приказ не выполнишь. Да и вообще, ничей приказ после этого не выполнишь… Но у меня нет выхода, мне нужно найти родителей и брата! Стряхнула с себя оцепенение, и достав из кармашка платья маленький кусочек мела — спутник любой, уважающей себя Ведьмы — начертила пентаграмму прямо на полу. Я старательно вырисовывала каждую чёрточку, каждую закорючку, ведь ошибка может привести к неожиданным последствиям. Например, вместо Бога здесь может оказаться любая тварь из низших миров Хаоса. Или… Да я случайно могу вызвать того же самого Эдера, Ледяного Демона, которого вчера невольно встретила.

А так рисковать я была не готова, поэтому на пентаграмму ушло около тридцати минут, и с пола я встала поняв, что шикарному платью пришел конец. В тех местах, где были колени, образовались дыры — последствие ползания по каменному полу — да ещё оно и испачкалось… Ладно, надо же чем-то жертвовать? Вот и моя дань судьбе, так сказать.

Начала зажигать свечи, из шкафчика выудив пачку спичек. Эх, вот если бы я владела магией огня все было бы гораздо проще… Про себя вздохнула. Моему деду достался дар огня, это его стихия, которая всецело подчиняется ему. Я не раз видела, как на его пальцах завораживающе сверкало яркое, солнечное пламя. Это волшебное зрелище! Ну а мне досталась магия воды. Не знаю, может я не присматривалась, или мне надо видеть свой дар в полном могуществе, чтобы понять что же в нем такого особенного. Да, Ведьма. Да, с даром воды. До сих пор я не могла понять, почему водные Ведьмы так малочисленны. Последняя Ведьма, которая обладала этим даром, жила в лесу, и ее часто путали с кикиморой. Да так уж вышло, что умерла она задолго до моего рождения, и довольствовалась я лишь слухами. А когда меня спрашивают — «Какой у тебя дар?» — и я отвечаю что обладаю даром воды, все переспрашивают Ведьма-ли я — и удивление их настолько явно выражено на лицах, что я вновь изумлялась что же во мне особенного.

Так, ладно, что-то я отвлеклась.

Отыскала в ящике серебряный кинжал. Теперь самая принеприятнейшая часть любого вызывающего ритуала — кровь. Это как ориентир, ниточка, которая покажет путь ко мне. Но сперва надо решить, какого Бога или Богиню мне вызвать. Решила что Богиня Жизни для этого должна подойти — по молве она самая добрая и честная из всех тех, кто живёт в Божественной обители. С ней должно быть меньше проблем, чем даже с тем же самым Богом Истины, который славился своей фанатичной жажды, кхм, ну впрочем — правды. Он на Бог на дух не переносит ложь, что и становится проблемой.

Встала посреди начерченной пентаграммы, и резким, быстрым движением полоснула лезвием по ладони. Кровь витьевато побежала по коже, оставляя после себя бурые разводы, скапливалась на кончиках пальцев крупными каплями, и с громким звуком капала на пол, в центр моей работы.

— Риши рэ Тише, — сдавленно прошептала, упорно стараясь не замечать боль на коже. Тут такая щекотливая ситуация — я боюсь крови, открытых ран, и когда я их вижу, меня невольно бросает в дрожь. Это явный минус для Ведьмы — ведь наша должность часто пересекается с кровопусканием, и мне приходится терпеть. Поэтому я закрыла глаза, стараясь не смотреть на рану.

По стеклу моего окна засребли ветки огромного дерева, и я невольно вздрогнула от резкого скрежета. В комнате будто похолодало, а на улице вдруг пошел ливень, барабаня по крыше и тонким, но прочным стенам.

Ударила молния.

Показуха есть, ну а где же Богиня?

Я уже заметно начала нервничать, просчитывая где же могла ошибиться, как вдруг с моего стола упала книга. Потом ещё одна. Громыхнула чашка с чаем, будто кто-то из нее отхлебнул.

— Гадость, как вы можете это пить? — послышался звонкий голос из полумрака комнаты. Я бы честно возмутилась за честь любимого напитка, но сейчас было не время. Я, прищурясь, рассматривала черноволосую, невероятно красивую девушку, сидящую за моим письменным столом. На ней было надето белое, лёгкое платье, а голову венчал серебряный обруч. Завораживающе-зелёные, кошачьи глаза горели непередаваемым азартом. Девушка передо мной выглядела властной, жестокой — ничуть не похожей на Богиню, которую так самозабвенно, даже фанатично мне описывали. По рассказам для нее нет ничего важнее добра, чести. Она мила со всеми, и вообще — белокура и светлоока. А здесь было заметно что она всегда добивается своего. Что она хитра и обворожительна — и явно использует это в своих целях. Хотя, может я просто сужу по внешности?

Так, ну всё-таки, она точно Богиня Жизни и Добра, или я где-то, да напортачила?

— Вы?… — начала было, но девушка меня перебила.

— Дэлионира Шиар, Богиня Жизни, с собственной персоной, — гордо вскинула она подбородок. Я запнулась, и честно призналась:

— Вы мне представлялись немного иной…

— И волосы ее светлы как солнце, а глаза подобны небесам, — процитировала она некого автора, и завилисто рассмеялась. — Я и правда чаще являюсь в том облике, просто не хочу ломать ваши стереотипы. Но мой настоящий лик — вот он, — и снова ее лицо озарила ребяческая улыбка, которая никак не коснулась настороженных изумрудных глаз.

Я кивнула, признавая что именно такой ее представляла. Богиня улыбнулась ещё шире, хотя казалось что вроде бы и некуда.

— Тебе нужна подпитка для артефакта, и ещё один артефакт, чтобы сбежать из академии, верно? — спросила она, неожиданно встав со стула, и подошла ко мне вплотную.

— А зачем мне сбегать из Академии? — недоуменно спросила, на что девушка поморщилась.

— Твои родители на Землях Изгнанных Вампиров, да и у тебя есть ещё причина покинуть это место, я права?

Я тут же вспомнила о несносном Демоне, который способен спутать мне все карты.

— Есть, но я хочу доучиться, — прямо сказала. И это было правдой. Я надеялась полностью раскрыть свой потенциал, изучить свой дар вдоль и поперек — в чем мне помогала здешняя библиотека, находящийся на втором этаже. Да, информации было мало, но она хоть как-то помогала в приручении моего дара. Но Демон… Мешает. Очень сильно.

— Если сможешь, то доучишься. Это никак не повлияет на мою просьбу, — невинно улыбнулась она. — Но знай, я жестоко наказываю тех, кто не исполняет моих прихотей, — ее лицо вдруг приобразилось, стало ледяным и предупреждающим. Глаза Богини злобно сверкнули.

Я медленно кивнула. Не стоило надеяться на то, что будет легко.

— Моя просьба будет незначительной, лёгкой и быстрой… ты должна убить Шаниру Дэ'Роззэл, которая вернётся на Земли Изгнанных. Наследница престола — она не нужна в игре, которую я задумала.

Мое сердце пропустило удар. Я ожидала подобного, но ее просьба все равно застигла врасплох. К такому не приготовиться заранее, и этот тон — холодный, расчётливый, будто она играет в шахматы, а не решает жизни чужих, невинных людей.

— Я согласна, — сказала, и сглотнула ком, который в миг пробился в горло. Лицо Богини озарила победная улыбка.

— Ну что ж, — она протянула мне маленькую бутылочку с фиолетовым порошком. Я взяла ее, и настороженно осмотрела, покрутив дар в руках. — Это порошок, состоящий из моей магии. — пояснила девушка. — А это, — она отдала мне витый, серебряный кулон с рубином посередине. — Артефакт-невидимка, на случай, если всё-таки надумаешь сбежать отсюда, — и искушающая улыбка осветила ее лицо.

— А клятва? — напомнила я.

— А, точно, — произнесла она таким тоном, будто забыла о подобной «мелочи». — Мы соединим ее кровью. Условия таковы: первое, если ты не выполнишь мою просьбу, тебя постепенно начнет убивать магия клятвы. Медленно, мучительно, заставит тебя молить вырвать твое сердце, — я сглотнула. Не лучшая перспектива… Она увидела мое выражение лица, и прервала свои фантазии — А второе: ты не сможешь никому рассказать о нашей маленькой сделке.

Второе условие было понятным — вряд-ли Дэлионира хочет, чтобы ее план раскрылся раньше времени.

Я кивнула, принимая ее условия и протягивая руку. В руках Богини сверкнул кинжал, и она двумя резкими движениями надрезала ладонь и мне, и себе. Кровь, по велению ее магии взметнулась в воздух, превращаясь в бумажный договор. Потом она протянула мне чернильницу, сказала накапать туда крови, и подписать документ ею.

Я заволновалась в самый последний момент, и в миг разозлилась на саму себя: мол, раньше надо было думать! Поэтому выхватила у девушки чернильницу и наполнила ее своей кровью. В моих руках появилась перьевая ручка, которой я размашисто расписалась на старой, потёртой бумаге.

— Ну что ж, дорогая, до встречи! — озорно подмигнула она и изчезла в дымке портала, в то время как я доползла до своей кровати, и не раздеваясь на нее рухнула: ритуал выпил из меня все соки, и организм требует отдыха.

На следующий день.

Быстрыми, ловкими движениями застегнула пуговицы на белой блузке. Нервным движением оправила волосы, и придирчиво осмотрела себя в зеркале. В который раз поправила на тёмно-синей, бархатной юбке несуществующие складки. Тихий ужас. Просто кошмар.

Все свалилось на мою голову слишком резко. Демон с его странным «Дэлионира», сделка с Богиней Шиар и ее же просьба. Я сомневалась, могу ли убить живого человека, ведь такое давно запрещено. Ведьм за это наказывают. Жестоко, беспощадно. По нашему кодексу, никто не имеет отбирать жизнь у любого, не зависимо от степени стервозности и ненужности, существа. Дедушка с детства приучал меня к порядку, все правила и ведьминский кодекс я знала наизусть уже к восьми годам жизни. А тут такое…

Вытряхнула из головы ненужные мысли, ведь это все ради дела. Ради того, чтобы найти родителей, а там мы уже всей семьёй освободим моего брата. Так ведь? Они же мне помогут его спасти?

Схватила со стула пиджак, в тон юбке и с эмблемой Водного факультета. Вновь взглянула на себя в зеркало и закинула непослушную синюю прядь за ухо. Почему же я так волнуюсь? Что тому причина? Вопреки скребущему, предупреждающему чувству в груди, выбежала из комнаты и захлопнула дверь, наложив полог защиты. Сейчас лекция по Зельеварению. Но сперва завтрак. Побежала в лестнице, спустившись со четвертого этажа на первый (здание Академии пятиэтажное), и кинулась к любому месту всех адептов — столовой. От запаха еды у меня свело желудок, и как некстати я вспомнила что в мой желудок пустует со вчерашнего утра.

Я уже почти добралась к заветной цели, даже коснулась ручки двери — как кто-то особенно наглый дёрнул меня назад, силясь увести обратно в коридор. Я забрыкалась в чужих руках, но обернувшись, притихла — за моей спиной стоял Эдер Дэ'Ролинор. Наследник престола Ледяных Демонов, крайне опасный тип, и хоть мое чувство самосохранение и благоразумие кричали на все лады, я прошипела прямо ему в лицо.

— Убери руки, — лицо Демона перекосило, то ли от ярости, то ли от раздирающего смеха — я не смогла разобраться, потому что в полумраке коридоров было трудно что-либо рассмотреть.

— Дерзкая Ведьма, — всё-таки рассмеялся он, и с моих плеч упал невидимый, но жутко тяжёлый груз — он смеётся, значит прямо сейчас меня убивать не собирается. — Скорее бы запереть тебя в родовом замке и укротить, — тут же добавил он, вызвав у меня рваный, но не менее злой вздох. Да что этот тип себе возомнил?! Подумаешь, наследничек! Где он меня там запереть собирается, в родовом замке? А вот нечисть ему на метле, а не мое согласие!

— На каком это основании? — прошипела, дернувшись в его руках. Он пришпилил меня к стене, прижав к ней лопатками. Каков наглец!

Тишину коридора разрезал звук пощёчины. Я тут же вжала голову в плечи, ожидая что он ударит в ответ, но ничего не произошло. Я слышала его тяжелое, злое дыхание, но никаких действий он не предпринимал. Я открыла один глаз, посмотрев в его лицо.

Могу точно сказать, что он зол. Нет, он в бешенстве! Зло сверкал глазами, будто отлитыми из серебра, и чуть ли не скрипел зубами.

Я, похоже не вовремя, но решила отметить его внешность. Ежик черных волос, прямой подбородок и резкие, но притягательные черты лица. Темная, короткая щетина. В меру пухлые, бледные губы, которые терялись на белизне его кожи. А ещё он был… Слишком, шантаэр подбери, высоким! По сравнению с ним, со своими «сто шестидесят», я была просто карликом!

— Ты думаешь, — зло, сковозь зубы процедил он, — что право моей дэлиониры позволяют делать то, что взбредет тебе в голову?! — я постаралась отдвинуться подальше от него, сильнее вжимаясь в стену и силясь быть подальше от него, но это ни коем образом не помогло. Ужас!

— Да что вообще значит это твое «Дэлионира»?! — возразила, сцепив зубы. Попыталась ещё раз. Тщетно! — И по какому это поводу ты собрался меня где-либо запирать?! Ты не имеешь никакого права!

Брови Ледяного взлетели вверх в немом изумлении, будто я спросила у него что-то, что знает каждый ребенок. Испытующе на него взглянула, все ещё ожидая ответа.

— Как же с тобой трудно, — шепотом заявил он, носом уткнувшись в мою ключицу. Я дёрнулась, за что он жёстко сжал пальцами мою талию. — Дэлионира — это наша жизнь, наше все, это — Истинная пара, суженая… Та, что…

— Я поняла, — резко оборвала его. Все, вроде как встало на свои места, но никак не могло уложиться в моей голове. Я знала, что такое «истинная пара», меня сбило с толку только незнакомое слово. Но я не могу быть Истинной демона, нет, кто угодно но не я! Мне не нужен такой «дар» Богов! Мысли лихорадочно бегали, не желая собираться в кучу, и я вздохнула, не зная как все это воспринимать. Кричать, что это не правда, и такого не может быть? Крайне глупо, ведь Истинными могут оказаться даже тролль и фея. Предъявить, что он не имеет на меня никаких прав? А вот нет, он может прямо сейчас схватить меня, и утащить в свои чертоги, имеет как раз, полное, шантаэр возьми, право! Ведь праву Истинности не припятствуют!

Но… Да, точно! Наш декан знал, что я его Истинная, но сказал, что Демон не имеет права меня забирать!

— Тебе же сказали, что я могу остаться в Академии до конца обучения. Так какие проблемы? — подняв бровь, и поглубже запрятав свой страх, заявила. Я знала, что сейчас играю с хищником, что играю на его нервах и дёргаю за усы, но… Не могла иначе!

— Моэлла, если ты не уйдешь из Академии сама, и не отправишься со мной сама, обещаю, — он наклонился прямо к моему лицу, чуть ли не коснувшись губами кончика носа. — Твоя жизнь привратиться в мир хаоса, я стану твоим личным кошмаром, моя жизнь, — заявил он, резко накрыв мои губы своими. Меня будто лавиной накрыло. Его тон, он говорил его хозяин правда исполнит свое обещание! Я задыхалась от этого незнакомого чувства, тонула, не зная как вынырнуть из этого шантаэрова омута. Он жадно пил мое дыхание, до иссупления, будто пытался меня заклеймить. Он порабощал меня этим поцелуем, пытался подчинить себе. Но нет, я Ведьма! Потомственная, прошу заметить, Ведьма!

Я ладонями коснулась его груди, почувствовав как под пальцами бугрятся мышцы. Выпустила слабый водный разряд, но даже он откинул от меня демона метра на два, и я рванула по коридору. Где-то там должны быть адепты, я затеряюсь в толпе!

Напоследок глянула на демона, который стоял, неверяще смотря мне в след, потом он встряхнул головой и рванул за мной. Шантаэр! Припустила быстрее, добежала до толпы и затерялась в ней, как и планировала. Услышала громовой рык, и увидела как Демон расталкивает руками студентов, след в след идя за мной!

Эх, не позавтракаю я сегодня. Никакой совести у этого Эдера!

Спас меня звонок на лекцию. Адепты двинулись по кабинетам, чуть не затоптали меня, а демона и дух изчез. Будто и не было его здесь несколько секунд назад. Что было неоспоримо прекрасно! Я со всех ног рванула к кабинету с табличкой «Зельеварение», потому что если опоздаю, мне будет конец! Наша преподавательница страшнее всех там Ледяных демонов вместе взятых!

Тем более, если учесть что на прошлой неделе взорвалось мое зелье, и ее, стоящую в первых рядах, залило фиолетовой мерзкой жижей…

III ГЛАВА

Я замерла перед дверью аудитории, борясь со страхом. Наш профессор — страшная женщина, и я уже опоздала, значит, за это грядет наказание. Обычно опоздавших пичкают зельями, о которых вели урок — у некоторых после него отрастал хвост, кто-то покрывался чешуёй, а кто-то был просто под гипнозом. Ужасное зрелище, надо признать, но это ещё наверняка не самое страшное. Слава Розэ, у нас запрещены смертельные зелья. Их задают как домашнее задание, по учебнику, а вот нашему профессору запретили его варить при нас, адептах.

— Что ты там топчешься, Озерова?! — крикнула с той стороны двери профессор. Кстати, да, я забыла напомнить — она оборотень. Слух, обоняние и все подобное развито почти на высшей уровне. И как я сразу не вспомнила, что она фактически, чувствует то, что я тут мнусь? Захотелось треснуть себя по лбу.

Но вместо этого я медленным шагом направилась в аудиторию, почувствовав на себе взгляды через чур любопытных сокурсников. Они, будто модрафоры* глядели на меня, ожидая зрелищ. Ожидали, что профессор размажет меня по стене, ну, или выражусь по-другому — напоит меня каким-нибудь зельем.

— Нашей драгоценнейшей адепке Озеровой повезло, практической работы сегодня не будет, а это значит, сплетники — закрыли рты и не капаем слюной на столы, зрелищ не будет. Она всего лишь отправится отбывать наказание в библиотеку, — послышались отрывистые, разочарованные вздохи, и все уткнулись обратно в учебники, потеряв ко мне всякий интерес.

Единственное, за что я уважала и ценила профессора Лиморову — это за страстную любовь к своему предмету, и конечно за то, как она феерично ставит зазевавшихся адептов на место. Эта черта ее характера поражала, и заставляла затаить дыхание. Кто говорил что самая стервозная раса — Ведьмы? Я бы поспорила, и выставила нашего преподавателя в качестве живого доказательства того, что Оборотни тоже отнюдь не милашки.

— Чего стоим, адепка Озерова? Особое приглашение нужно, или ещё добавка к отработке? — я отрицательно замотала головой и в один миг оказалась за своей партой, достала листы для записей и ровненько села, всем видом показывая как «обожаю» Зельеварение. Профессор Лиморова будто кивнула своим мыслям, и продолжила вести урок, тем временем как я погрузилась в свои мысли.

А что занимало мои мысли? Конечно Богиня с ее приказом и Демон, от поцелуя которого у меня до сих пор пощипывало губы. Перед глазами то и дело являлся его образ: черные, наверняка мягкие волосы, и серебряные холодные глаза. Мощная фигура, к которой я совсем недавно прижималась ладонями, льнула ища хоть каплю тепла в этом морозном образе…

Шантаэр! О чем я вообще думаю?! Я должна думать о том, как бы мне в очередной раз не наткнуться на него в коридорах Академии, и вместо этого я сижу и вспоминаю про его поцелуй?! Святой Розэ, что бы сказал дедушка, если бы узнал о чем его драгоценная внучка думает, находясь на лекции по Зельеварению? Верно, мне бы был конец. Ну или отчисление и дорога под венец.

А это как раз ещё одна причина, по которой я отправилась в Академию. Первой был браслет, который потом надо будет вернуть Гордону. И желательно так, чтобы он меня даже не видел. Подбросить в комнату?.. Мысль толковая, но опасная. Так как же?..

— Моэлла Озерова! — видно не впервые раз рявкнула Профессор, вырвав меня из моих нелёгких дум. Я вскочила с места, выровняв спину и посмотря женщине прямо в глаза. Я навсегда запомнила урок — никогда, никогда не показывай перед Оборотнями свои страхи, или в них проснется так называемый «синдром хищника», исход которого заключается в том, чтобы поработить жертву, и подмять ее под себя. Они часто идут на поводу у своих инстинктов, поэтому я и опасаюсь этой расы — слишком уж они непредсказуемы.

Профессор Лиморова хмыкнула, спрятав довольную, как у кота, улыбку, и я впервые задумалась над тем, какая же у нее вторая ипостась. Ставлю на кон, что это кто-то из семейства кошачьих, этот прищур выдает ее. Или же всё-таки волчица? Шантаэр разберет этих Оборотней, пока сами не скажут, ни за что не догадаешься.

— Вы что-то спрашивали? — тихо спросила я, но мой голос, как назло бисером рассыпался по аудитории, громко отражаясь от светлых стен и вколачиваясь в барабанные перепонки.

— Да, адепка. Какие ингредиенты надо добавить в зелье «Роторито́»? И в чем состоит эффект данного зелья? — я начала усердно крутить шестерёнки своей неразвитой памяти, роилась и воспоминаниях, перекручивала в голове последнюю главу учебника, которую нам задавали на домашнюю работу. И как удивительно, вспомнила!

— Зелье изменения настроения, в него добавляют: щепотку полыни, орарарскую розу, ферий мед и пыльцу темных фурий. Верно? — прищурив глаза, я с вызовом уставилась на преподавательницу, и тут же мысленно надавала себе подзатыльников — вот тянет меня на неприятности! Демон, шантаэрова просьба, ещё только Оборотницы в врагах не хватало!

— Вы упустили один ингредиент — воду с Русалочьего берега, но в целом, неплохо, адепка. Садитесь, так и быть, ставлю вам «Хорошо», — я как подкошенная осела на стул. Пронесло…

***

После Зельеварения последовал урок физической культуры, где мы бегали, прыгали, приседали и падали на землю по первому же свистку нашего тренера — Лирона Филонова — не то, чтобы он был страшным и таким уж строгим, просто все опасались его из-за жёсткого, бескомпромиссного взгляда, присущего Эльфам. Подтянутый, светловолосый, ух, а какие слухи про него ходили в Академии! Например: о том что он связан с Богом Иллюзий — Дэрумэллионом, и что на самом деле он вовсе не Эльф, а Дракон, спрятанный мощным божественным заклятьем. И как по мне, это само по себе звучало бредово. Да, красавец. Да, успешен. Но это не повод искать везде лазейки и придумывать дурацкие истории, верно? Вообщем, с его урока мы еле выползли. У меня сильно гудела голова и ноги, и казалось что по каждой мышце лично протоптался тролль.

Я уже шла по коридору на следующую лекцию, как услышала окрик подруги и соседки по комнате — Арлиана. Моя подруга принадлежала к расе фей, и учились мы на разных факультетах — я на Водном, она же входила в ряды Природного Факультета.

Фея поправила темно-зеленый пиджак, и капризно поджала губы.

— Почему тебя не было на балу, Элла? Неужто не отыскала платье?

— Ли… Так уж вышло, что платье я нашла, но когда зашла в зал, на меня вылил пунш какой-то Демон, представляешь?! Пришлось уйти с праздника… — наигранно, чуть ли не плача заявила я.

— Ты что-то перепутала, Ведьмочка. Пуншем меня облила ты, но никак не наоборот, — послышался сзади бархатистый баритон, и я развернулась на пятках, уже зная кого там увижу.

— Вы что-то путаете, Мистер Дэ'Ролинор, это вы… — я не успела договорить, как он потянул меня на себя, прижав к своему торсу, облаченного в белый пиджак с серебряной вышивкой и знаком…

Ледяной Факультет. Самый сильный Факультет нашей Академии. И Демон состоял в их рядах. Я честно говоря предполагала что он гость Академии, а обучение давно закончил, но оказалось, что он учится со мной в одном заведении.

Хочу сказать, что у судьбы довольно ироничное чувство юмора…

— Просто сдайся, — искушающе прошептал он, склоняясь к самому уху. Я нервно вздохнула, пытаясь оказаться как можно дальше от его лица и приятного, морозного дыхания.

— Ни за что, — упрямо заявила, пихая его в плечо и стараясь отодвинуть его от своего тела хоть на миллиметр. Его губы озарила хитрая усмешка, от которой что-то внутри всколыхнулось, то ли страх, то ли… Нет, точно не это!

— Ты ведь знаешь, что Академия не сможет долго тебя спасать от меня, дорогуша. Так к чему же тратить время на эти детские игры, если можно заняться другими занятиями, более взрослыми? — его голос опустился до неприличных нот, так как и его губы, еле коснувшийся моего плеча. — Не будь дурой, просто забери документы. Я уже хочу видеть тебя в своем родовом замке, под собой…

И на этом моменте я резко отмерла, собирая на ладони водные нити, которые потом полетели прямо в демона. Но… Он разгадал мои действия, и вода остановилась в воздухе, обездвиживанная, замороженная его магией. Рваный выдох сорвался с коих губ.

— Я никогда, запомни, никогда не лягу под тебя! Какие бы правила я не нарушала! Но меня ты не получишь!

— Строптивая Ведьмочка… Знаешь, так ведь даже интереснее, но не советую переходить некоторые границы. Например, не пытайся играть с моей ревностью, Моэлла, — мое имя он выделил особой интонацией, будто пробовал его на вкус. — Ты ведь все равно окажешься моей, рано или поздно. А я, как и обещал, стану твоим сладким кошмаром.

Я фыркнула ему в лицо, безмолвно говоря что кошмар мог бы быть и пострашнее. Например — та же самая Богиня, у которой есть все шансы забрать себе мою жизнь. Хорошо, что демон об этом не знает, но и знать ему не обязательно. Особенно о том, что шансы избежать его заточения у меня есть, и вполне весомые. И они представляют собой артефакт невидимости, который был надёжно спрятан в моей комнате.

— Так может, ты всё-таки передумает, жизнь моя? — его рука опустилась на мое бедро, а я, как завороженная посмотрела ему в глаза. Не знаю, что на меня нашло — эффект кролика перед удавом, или же что-то другое, но дёргаться и шипеть и впрямь казалось бесполезным. Нужно что-то другое.

А что, я как раз и не знала.

А тем временем демон совсем ошалел. Его руки очерчивали мои бедра, будто собственную территорию, пока одна рука не переместилась на мой затылок, сжимая мои уже распущенные волосы в кулаке — я даже не заметила, как он снял ленту. Его губы неожиданно напористо захватили мои, кружа в диком танце. Мое сердце подпрыгнуло, и ухнуло куда-то в желудок, билось там в дикой лихорадке и сбивало дыхание. И даже неожиданно для себя — я ответила на его поцелуй.

Демон зарычал, пытаясь притиснуть меня ещё ближе к себе — настолько близко, что я чувствовала дикое биение его сердца, а его запах окутал меня серебряной дымкой. Впервые я чувствовала себя в такой… безопасности?

И как раз в этот момент сбоку от нас послышалось деликатное покашливание, и демон оторвался от меня, пытаясь вернуть себе возможность размеренно дышать. В принципе, я занималась тем же, но вернуться к прежнему состоянию мешало ещё одно чувство — жгучий стыд. Он чуть не взял меня посреди коридора Академии! И это заметила преподавательница Зельеварения…

— Надеюсь, подобных сцен больше не повторится в коридорах Академии, верно, адепт Эдер Дэ'Ролинор? А вы, Моэлла Озерова, что себе позволяете? — тут же зашипела она. Мы с демоном пристыженно молчали, по-крайней мере я — пристыженно, а насчёт Эдера было не понять, что он чувствует, потому что он снова стал ледяной глыбой, не выражающей никаких чувств.

Вот, демо-он! Даже не поймёшь, понравилось ему, или нет!

Стоп. Шантаэ-э-эр!!! О чем я сейчас подумала? Мои-ли это мысли вообще?!

— Но всё-таки, мне посчастливилось встретить сразу вас обоих, ведь наказание в библиотеке вы отбываете в паре.

Я непонимающе хлопнула глазами. Как в паре?

И да, сейчас я бы предпочла выпить любое зелье. Может, и демон, увидев меня в чешуёй или рогами, отстал бы.

Модрафоры* — магическое животное, птица, с огромными глазами и синим оперением. Отличается тем, что часто используется шпионами и военными службами.

IV ГЛАВА

Эта неделя стала для меня настоящим, можно выразиться, Адом. Демон подстерегал меня на каждом углу, шипел, угрожал, и чаще всего, Святой Розэ, целовал! Так нежно, что кружилась голова. Он все глубже пробирался под кожу, и мой лед почти растаял. Почти.

Я всё-таки дошла до библиотеки, и нашла нужную мне информацию — оказалось, что такой близкий контакт — это лишь способ привязать меня к себе, чтобы я не смогла его оставить, чтобы стала его. Мыслями, телом. Ему, если судить по тому, что я прочитала, нужны были взаимные чувства. Этого требует вся его сущность, его душа и тело. В качестве личного удовлетворение. Я, если честно, не сильно углублялась в физиологию Демонов. Вернее углублялась, но в физиологию обычных Демонов, а не закрытой расы Ледяных. Как оказалось у них совершенно другие правила, другие законы, стериотипы. Они во всем другие, кроме характера и наличия Истинной пары.

Ледяные называли своих пар Дэлионирами — что переводилось как Жизнь, или если быть точными, — Дающие Жизнь, у них чистокровный демонёнок мог родится только от Дэлиониры. Остальные рождались полукровками, которых не считали за настоящих демонов — заурядные способности, малая доля выносливости. Вообщем — тихий ужас. И нужна я была ему только в качестве матери его детей, как казалось мне. А вот у Обычных демонов все было проще — если они находили свою половинку, их дети были просто сильнее остальных, но и от своих демониц они могли иметь чистокровных демонов.

Как я не хотела доучиться, но, шантаэр, не могла! Он бы точно рано или поздно получил желаемое, поэтому именно сегодня я приняла решение сбежать из Академии, и отправиться на поиски родителей. Он не достанет меня на землях Изгнанных, а я и вовсе больше получу, чем потеряю.

Озадаченно покрутила в руках кулон-артефакт, который мне вручила Богиня, и не долго думая, застегнула его на шее, прикрывая длинными волосами, чтобы никто его не заметил. Достала из шкафчика мешочек с пылью, которую мне так же дала Богиня, и вышла из комнаты, привычно повесив на дверь полог защиты.

У меня есть планы, насчёт того как сбежать. Я не вынесу больше этого Демона. Он слишком прочно поселился в сердце, настолько, что придется выдирать не только его, но вместе с ним и кусочек своего собственного сердца. И стратегическое отступление мне было необходимо, потому я уже и сама поняла, что моя гордость и моральная выносливость дают огромную, глубокую трещину. И что скоро я просто сдамся в его власть.

Быстро спустилась по лестнице, направляясь в столовую обходным путем, надеясь что не встречу заносчивого демона. И мне в кое-то веки повезло — успела прошмыгнуть буквально у него перед самым носом, и пропала в толпе адептов, смешиваясь, теряясь в пёстром вихре.

Хмыкнула.

Небывалая удача. Раньше у меня не получалось избежать встречи с ним — настолько быстро он меня вылавливал и сжимал в тисках своих рук.

Так, все, Моэлла, продумывай свое отступление.

Мой план состоял в том, чтобы создать иллюзию. Огромную, сильную иллюзию, чтобы даже преподаватели не догадались о том, что это просто магия. Это даст мне фору, и никто не заметит что полог защиты, которым окружена Академия, кто-то пересек. В этот момент вряд-ли кто-то будет следить за этим, все будут «спасать» остальных адептов, а пропажу маленькой, незначимой ведьмы никто про себя и не отметит. И неважно, что я могу выгореть до тла, если выгорю то не зря.

А единственный, кто мне мог помешать, это, опять же демон. Он наверняка в первую очередь кинется искать меня, в попытке спасти самостоятельно. Для него я сейчас, как предполагается, важнее всего, и вряд-ли он успокоится пока не найдет меня. Значит, надо что-то придумать и насчёт этой детали.

***

Два часа спустя.

Демон вышагивал по своей комнате, думая как же он мог так влипнуть. Да, Истинная пара для представителей его расы — Божий дар, и он уже был к ней привязан. Но ведьма этого однозначно не чувствует. Ему и не нужна была она, эта Дэлионира. Ему жилось спокойно, он готовился окончить Академию и занять место отца на его троне, и потом, только потом начать искать пару. Никак ни раньше. Моэлла, сама того не зная, поставила его жизнь с ног на голову, и ещё смеет ему дерзить. Она не понимает, что может быть в опасности уже сейчас, что может погибнуть в любой момент, ведь те, кто желает занять его трон тоже не дремлют. А то, как его магия приняла ее, видела вся Академия, на этом шантаэровом балу! И они наверняка в курсе событий. Да и его магия потихоньку выходит из под контроля, его сущность требует запереть ее и не подвергать опасности ни в коем случае.

Но он не хочет ломать ведьму. Если он похитит ее, как это делали все его предки, она просто потеряет свою дерзость. Эта черта ее характера несомненно раздражала, но и забавляла, ложилась на его душу снежным покрывалом и укутывала подобно пуховому одеялу.

Ведьмочка сама по себе была особенной. Водная Ведьма — крайне редкое явление, но кроме этого в ней чувствуется что другое, что-то даже более родное чем привязка. Может, это все из-за магии? Вода и лёд неделимы, это части друг-друга, и может именно поэтому его к ней так сильно тянет? Демон вновь вспомнил мягкость синих волос, которые сжимал в кулаке, и силой воли сдержал похотливые мысли. Притяжение было сильным, но на счастье глупой ведьмы он умел сдерживать себя, иначе она бы уже была разложена на какой-нибудь постели, и взята, грубо говоря, во всех позах.

Пусть и решимость воплотить свои фантазии была сильна, но он опять же, не хотел ее ломать. Такая нежная, хрупкая, глупая, но нет, вовсе не наивная — в ней чувствовался внутренний стержень. Эти синие волосы, которые волнами ложились на хрупкие плечи, и загадочные зелёные глаза. Волшебные, такие завораживающие, он никогда в жизни не видел таких выразительных глаз. Лёгкий, хитрый прищур, и решимость в них настолько сильна, что он боялся ее мыслей. Боялся ее глупости, ее гордости и упертости. Она могла натворить все что угодно. Он знал, что у нее есть некие козыри, и она может сбежать от него, но пока почему-то не решается этого сделать. Привязалась к нему, или он просто принимает желаемое за очевидное?

Как же это глупо, ждать пока она сама к нему потянется, ждать пока примет его. Его выматывает собственное желание и чувства к ней. А вдруг это просто привязка? Просто магия, и нечего больше? Сквозь его мысли прорвался шум, чья-то беготня и плеск воды. Огромного количества воды. Он выбежал из комнаты, и не задумываясь, побежал в комнату к Ведьме, в надежде что она там, в мнимой безопасности. Он найдет ее и выведет. Вода била о его колени, наполняла Академию, силясь добраться до потолка и утопить всех адептов. Его мысли лихорадочно бились в голове, и когда он наконец добежал до комнаты Моэллы, оттуда послышался женский крик, приглушённый шумом воды, бьющей о стены. Но дверь была заперта.

— Моэлла! Ты в порядке?! У тебя много воды?! — прижавшись к двери, крикнул он.

— Много! — он услышал, что она почти захлёбывается. Вода уже достигала его подбородка, и ему приходилось не идти, а плыть. Дверь не поддавалась его силе, не ломалась под его напором.

Вода уже была выше его головы, но к своему удивлению, он обнаружил что может дышать. Под водой. Пусть Ледяные демоны и сильны, но таких способностей не имели. Его провели, как котенка! Это иллюзия! Причем сильная, почти идеальная, шантаэр, иллюзия! Кто посмел?! Его сущность вырвалась на свободу, и из спины вырвались кожастые, синие крылья. Голову теперь украшали рога, а мышцы под его кожей забугрились сильнее. После трёх попыток дверь ему поддалась, и он вбежал в комнату, лихорадочно осматривая помещение. Но тут было пусто, а на кровати лишь лежала сфера с проигрывателем звука.

Демон натурально зарычал. Она провела его! Он одновременно и восхищался ее умом, но и злился на то, что она пытается его покинуть! Строптивая, глупая ведьма!

Его, Кракен возьми, Ведьма! И он должен помешать ей сбежать. Крылья ударили воздух, и он поднялся к потолку Академии, ища выход во двор. Когда он наконец нашел арку, ведущую на улицу, он увидел что купол окружающий Академию, сверкает яркими красками, трещить и воет. Что означало — Моэлла уже покинула его территорию.

***

Купол затрещал, пропустив меня через себя, и тут же «склеился», закрывая дыру. Я вытащила из кармана бутылочку с пыльцой, и осыпала ею артефакт невидимости, вздохнув наконец, спокойно. Но тут же, буквально в метре от меня пролетел демон, но слава Сази, врезался в копол, который его не пропустил. Я-то одолжила ключ у одного из преподавателей, а вот у Эдера такой возможности не было, и он и застрял по ту сторону.

— Моэлла, не делай глупостей, я чувствую, что ты прямо передо мной. Просто вернись, — отрывисто прошептал он. Я замотала головой, но когда до меня дошло, что он этого не увидел, уже сказала вслух:

— Нет, — мой голос пусть и звучал твердо, но всё-таки дрогнул, выдавая мое волнение. Но демона ранило даже это.

— Почему? — еле слышно выдохнул он. — Неужели, настолько меня ненавидишь?

Я равно вздохнула и крепко призадумалась. Да, демон меня раздражал своей упертостью. Да, пугал тем что являлся моей парой, но я не чувствовала к нему ненависти, поэтому с моих губ сорвалось прежде, чем я успела обдумать:

— Нет, ты мне не противен и я тебя не ненавижу, — его губы скривились в мученической улыбке, а кулак неожиданно ударил по куполу, так, что стена снова затрещали, разразаясь разноцветными искрами. Я отпрянула от него.

— А что же тогда, Ведьмочка? — я нервно сглотнула. Вот ляпнула ведь! Как теперь отвертеться? Не говорить же, что я украла артефакт и бегу искать родителей? Или что ещё? Боюсь его власти надо мной? Да, но я никогда в этом не признаюсь.

— Эдер, у меня есть причины оставить тебя, — ответила, ожидая нового удара по прочному куполу. Но вместо этого демон ладонью взъерошил темные волосы, и поднял взгляд на меня.

— Ты не сможешь убежать от судьбы, Моэлла. Не надейся, что я просто так тебя оставлю, — прошипел он.

— Я знаю, что тебе не обязательна Истинная пара, Эдер, — выдохнула, постепенно начиная заводиться. Демона перекривило, будто он сжевал дуит. Похоже, я надавила на больное. Если что, это правда случайность!

— Обязательна, помни о том, что я Наследник трона Ледяных демонов, и чистокровные дети неотделимая часть моей жизни, — я вновь стала перерывать то, что помню о его расе, и да, кажется вспомнила. Чистокровный демонёнок может родиться лишь от Пары. Не уверена, что это станет для демона проблемой. Я развернулась на метле, крепко держась за рукоять. Из Академии уже выбегал ректор и преподаватели, видно, в погоню за мной. И я поняла, что Эдер лишь отвлекал меня глупой болтовней, чтобы задержать, а там уж и силы Академии бы ему помогли.

— Ты что-нибудь придумаешь, — смело заявила, глядя ему в глаза. — А теперь, прощай, демон, — и со всей скорости полетела прочь от Академии. Я долетела уже до леса, и спрятавшись среди веток, бросила на место, где я росла, последний взгляд. Демон все ещё висел рядом с куполом, предпологаемо смотря мне вслед. Мурашки поднялись по позвочнику, щекоча макушку.

И я поняла лишь одно — как бы я не противилась, я буду скучать по несносному демону…

Шесть лет спустя, день смерти Авроры Шаниры Дэ'Роззэл.

Ариэл пустым взглядом смотрел на постепенно захлопывающейся портал, в бессильной ярости сжимая кулаки. Это ужасно, лишиться своей половинки во второй раз, и я отчасти его понимала. Отличие между нами было лишь в том, что мой демон жив, и я сама от него отказалась. А Темный Бог любил свою жену. Моя сестра стала для него всем — и это было заметно по их взглядам, поведению, между ними буквально летали искры. Аврора все время была окружена заботой, пусть она иногда ее и душила, но сестра молчала — знала, насколько это важно для ее любимого.

А сейчас она умирает. И все из-за Румэла Голда и Богини Жизни. Меня жгло острое чувство вины, ведь эта роль изначально была предназначена мне. Но я даже рада что не сделала этого. Я привязалась к сестре, полюбила ее, и после того, что с нами было, убить ее? Но, тут справились без меня…

Слезы потекли по щекам, и я уже закрыла его ладонями, чтобы не нервировать Ариэла ещё больше. Ему и так несладко. Безвыходность сдавила горло железным ободком, ведь все уже и так поняли, что Аврора не выжила. Ее убили кинжалом Фейри, который вытягивает магию. А ее, к слову, у моей сестры в это время было мало. Шансы выжить являлись нулевыми.

Ариэл осмотрел всех присутствующих холодным взглядом, но вдруг его лицо повернулось к трону.

— Что, больно, да? — донёсся до меня незнакомый до этого времени голос. — Могу обрадовать лишь тем, что жива ваша дочь, — обрадовал нас он. Это был Полукровка, но какой-то не такой. Будто… Под личиной? Ариэл засрежетал зубами, и бросился на него, на ходу обнажая меч и при этом вызывая огненный пульсар. Пепельные волосы незваного гостя взметнулись в воздухе, уворачиваясь от занессеного над его головой оружия. Темный Бог жёстко сжал губы, а желваки заходили по его скулам.

С моих губ против воли сорвался приглушённый вздох, когда они закружились в диком, смертельном танце — настолько быстром, что их движения смазывались перед глазами, и увидеть можно было лишь как блестят мечи в свете последних лучей солнца.

Внезапно они остановились, приставив к глоткам друг-друга острия мечей, и напряжённо вглядывались в глаза, будто пытаясь разгадать все тайные мысли друг-друга. Я точно ощущала идущий от Ариэла флёр обиды и гнева, а вот Румэл будто забавлялся, но при этом от него исходило еле заметное чувство вины. С пальцев Тёмного Бога сорвался огненный пульсар, откидывая странного Полукровку к противоположной стене и буквально расплющивая того по светлому мрамору. Капля алой крови на его бледном лице казалась неимоверно яркой, но при этом он не опускал уголки губ, приподнятых в сумасшедшей улыбке. Ариэл лениво подошёл к нему, ударив Румэла ногой в скулу. Тот скрючился, застонал, и вытер кровь со своего лица, но сделал только хуже, окончательно размазав алую жидкость по коже.

— И что, даже не спросишь что движет Дэлионирой, братец? — последнее слово он выделил особой интонацией, как будто ставил на тайных желаниях Ариэла ощутимый блок.

— Прискорбно, конечно, что я не могу тебя убить, но я сделаю твою жизнь гораздо, гораздо страшнее, Румэл, — клятвенно заверил его Бог Тьмы, на что Полукровка лишь закатил глаза. — А с нашей любимой сестрой я побеседую самостоятельно.

Напоследок он ударил его ещё раз, и приподняв за грудки, что-то прошипел ему в лицо, пока я, мои родители и лекари стояли в недоумении, наблюдая за развернувшийся перед нами сценой.

— Стража! Уведите эту грязь, и заприте в стальной камере, — крикнул он, и мужчины в серебряных доспехах тут же явились на его зовут, забирая почти отключившигося Полукровку.

Я безмолвно начала перекручивала в памяти все, что знаю о Стальной камере. Если считать то, что я про нее читала, это место, в котором даже бог становится слабее, и не может вырваться из стен этого помещения. А если ещё учесть, то что сталь — вообще противник магии, то это самая худшая пытка, которая может приключится с существом, обладающим каким-либо волшебством. Сталь просто вытягивает нашу магию, тормозит ее, замораживает, вообщем, сдерживает так, что стражникам Сумеречного Королевства не снилось.

Вот что ждало Румэла Голда, хотя, Ариэл обещал сделать его жизнь невыносимой, и мне почему-то кажется, что он придумает что-то намного страшнее этого. Если хотите, называйте это интуицией, мне все равно, но я точно знала — этими пытками Темный Бог не ограничится, он сделает все намного кровавее, страшнее и невыносимее. И самое главное — я не против. Во мне даже проснулось садистское чувство — увидеть как он страдает своими глазами. За сестру.

V ГЛАВА

Я в некоторой апатии бродила по комнате, рассуждая насчёт своих проблем, сложившейся ситуации и искренне скорбя по своей младшей сестре. Она не заслужила такой судьбы, эта личность была слишком чистой, она располагала к себе с первого взгляда. Я сравнила ее со светом, даже не зная что это ее истинная сущность. И умерла она только по прихоти Румэла и Дэлиониры! Только потому, что так захотели они…

Румэл Голд оказался падалью, которая лишь искала то место, где ему будет комфортнее. Неужели, его настолько пугал дар Истинности? Только из-за этого он согласился на убийство? Это как минимум выглядело жалко, и я рада что он проведет сотню лет в Стальной камере. Ариэл же, не побоюсь этого слова, в глубокой печали. Он только лишь не лезет на стены от горечи, которая разрывает его темное сердце. Раньше он казался уравновешенным, таким человеком, спокойствие которого не пошатнет даже конец света. Но вопреки этому, он был в бешенстве, срывался на все что движется и дышит, а его магия Безумия постепенно вырывалась наружу. Никто не имел представления что с этим делать.

И эта беспомощность… Убивала меня… Я не могла ни-че-го. Что могла сделать Ведьма-недоучка, да ещё не имеющая знаний о Богах? Никаких, кроме тех которые вбивали в тупые головы адептов, и то, это были лишь их имена и дары. Мои знания были неважны, по-моему та же Аврора была бы гораздо полезнее в этой ситуации. Она могла сдержать силу своего мужа. И никто кроме нее не мог этого сделать. Сердце вновь кольнуло будто огромной иглой. Я бы сделала все, чтобы вернуть ее, даже если бы это стоило мне жизни. Это был бы честный обмен на мое желание убить ее. Моя смерть не была бы напрасной, вряд-ли кто-нибудь хотел бы жить с предательницей… Тем более, Богиня вряд-ли спустит с рук мое невыполненное задание.

Я честно хотела признаться Ариэлу в том, что совершила сделку с Дэлионирой, но в последний момент мое горло сдавило будто спазмом, и из него вырвались слова скорби. Богиня контролирует меня, и мне казалось будто она знает каждый мой шаг, вздох, читает мои мысли как открытую книгу. Ужасное чувство не покидает меня и сейчас… Ощущение, что у меня копаются в голове — ужасно, но с этим уже ничего не сделаешь, ибо думать надо было раньше, когда внутренний голос вопил нечеловеческим криком, что это неправильно. Ведьма не должна лишать жизни. Мы — существа, которых создала природа, и по кодексу меня уже надо казнить. И если честно, я бы даже не возражала. Чувство вины грызло душу изнутри, будто мышь ножку деревянного стола, и даже оправдание о том, что я не знала кого буду убивать, не помогало.

Из моих мыслей меня вырвало окно, открывшийся с громким стуком о стену.

Сжала зубы от нехорошего предчувствия.

Если это Дэлионира, то я была готова к встрече с ней. А если же просто ветер, то умру от остановки сердца, которое не выдержит такого облегчения…

Послышался стук дверцы шкафа, и обернулась на звук, но там опять было пусто.

Она играет со мной? Ждёт мольбы о пощаде? Я конечно все понимаю, и интригу и ее желание довести меня до нервного срыва, но можно было бы сделать это побыстрее?

Вокруг меня закружился ветер. Он скидывал вещи со стола, выкинул с полок несколько книг, которые с громким хлопком грохнулись на пол. Закачалась люстра, а с прикроватной тумбочки упал подсвечник, но среди этого шума я смогла услышать как скрипнула дверца шкафа, рядом с которым стояла Богиня с собственной персоной. На ней было надето красное, воздушное платье, а зелёные глаза смотрели меня с нескрываемой злобой. По коже побежали мурашки от такого взгляда, но виду я не подала, приподняв подбородок и готовясь встретить наказание достойно.

— Неужели ты не смогла выполнить такое простое задание, Ведьма? — скривила она губы, доходя ко мне. Девушка сжала пальцами мой подбородок, заставляя смотреть себе в глаза. Оказалось, она выше меня на пол-головы, и я рядом с ней почувствовала себя карликом.

— Давайте закончим это побыстрее, Дэлионира Шиар, — уверенного произнесла, на что она лишь брезгливо разжала пальцы, позволив мне выбраться из ее захвата. Оказалось, что схватила она довольно… Сильно, ведь челюсть немного саднило.

— О, не-е-ет, — пропела она, а ее губы вдруг растянулись в предвкушении. — Я же предупреждала, что ты будешь сама молить меня о смерти, — меня передёрнуло, ведь я помнила ее слова. Она вновь схватила меня, но уже за плечо, прижав меня к себе и дёрнула за локон синих волос.

— Ты будешь страдать, Моэлла Дэ'Роззэл… — прошептала она мне на ухо, и мое предплечье ожгло резкой болью, которая все ближе подбирались к самому сердцу. Она скручивала внутренности, казалось что меня сжигают заживо… А Богиня держала мое тело, не давая кулем рухнуть на пол. На глазах выступили слезы, и когда боль отпустила, я что есть силы рванула ворот платья. Мне открылся вид на чёрное пятно, которое было похоже на отвратную кляксу, а щупальцы ее проникали в кожу, будто тянулись у сердцу…

Я узнала проклятье. Это метка смерти. Она не только медленно убивала, она проникала в душу, мозг, сводила своего носителя с ума. Лишала его живых эмоций, природной магии, и ее обладателя окружала лишь Боль. Жгучая, сильная настолько, что хотелось умереть на месте. Только чтобы не чувствовать этого. И с каждым приступом Боль становилась лишь сильнее и болезненнее.

Это проклятье было проверенным. После него не выживал никто. Ни ведьма, ни демон, никто. Ходили слухи, что даже Боги не могли сами себя избавить от этого… Но это лишь слухи, я сомневаюсь, что Ариэл не излечил бы себя от этого проклятья.

Богинями плотоядно улыбнулась, увидев на моём лице отпечаток животного ужаса. Надо отдать Дэлионире должное, она и правда беспощадна и страшна в гневе.

— Неужели не будешь молить о пощаде? — капризно изрекла девушка.

— Нет, — совершенно спокойно ответила, поправив ворот который недавно порвала. Я заслужила наказание, но это совершенно не значит, что я сдамся ей и потеряю оставшуюся у меня гордость. Нет. Она этого не дождется.

Богиня скривилась, будто прочитав мои мысли.

— Все равно скоро будешь ползать у меня в коленях, и просить чтобы я избавила тебя от мук, — промурлыкала она, и изчезла в дымке портала.

«Мечтай» — пролетела мысль, прежде чем меня снова скрутило жгучей болью.

***

·Шесть лет ранее. День побега из Академии·

Я летела мимо деревьев, когда наткнулась на блестящий, будто иней, купол и врезалась в него, не успев свернуть в сторону. Метла выпала из рук, и я кубарем полетела на землю, пару раз от души хлопнувшись лбом о ветки чуть примороженных деревьев. Слава Розэ — в двух метрах от земли я смогла сконцентрироваться, и метла «поймала» меня, предотвратив грядущее фиаско. И вот тогда я услыхала слева от себя искренний, громкий смех, и поняла что кто-то видел мое падение и даже не попытался помочь. Или же просто знал что я возьму себя в руки, ну или третий вариант состоит в том, что он был готов мне помочь уж в очень критический момент. Щеки невольно покраснели то ли от неловкости, то ли от возмущения.

Я повернула голову на звук, собираясь грубить, и наткнулась на изучающий взгляд светловолосого, невозможно красивого и утонченного эльфа — свидетеля моего позора. Его красота казалась холодной, аристократической, но пляшущие черти в голубых глазах говорили что он вовсе не настолько хладнокровен как его «говорящая» внешность.

Проведя анализ я поняла, что передо мной стоял Ледяной Эльф, но как он тут оказался, было отдельным вопросом.

— Ты кто? — не подумав брякнула, сдув с лица прядь волос, которая настырно лезла прямо в рот. В глазах Эльфа мелькнула смешинка, и тут же его губы растянулись в улыбке, преображая его до неузнаваемости.

Это его так моя беспардонность позабавила? Ну ладно, ради такой милой улыбки с ямочками не жалко. Даже сама не знаю почему, но мне хотелось чтобы он улыбался, а не ходил с каменным выражением лица.

— Я Рианелл, можно просто Риан, — громко произнес он, оглушив меня своим бархатным баритоном, и в мгновение ока оказался рядом и со мной. Схватил за руку, а его вторая ладонь опустилась мне на солнечное сплетение, и я задохнулась от возмущения. Что он, шантаэр дери, творит?! Он вообще понимает, как это двусмысленно выглядит? Но его лицо лишь говорило о полной сосредоточенности, что окончательно выбило меня из колеи.

И через несколько секунд, когда из моего резерва начало терять тоненькую ниточку магии, я поняла, что он просто считывает магию, но это все равно было неприятно. Отчасти даже обидно. Мог бы спросить, коль интересно, а не набрасываться так! Да и вообще, может я человек с хрупкой и ранимой психикой, а тут он со своими «читалками»!

— Что ты тут делаешь, ты же Ведьма, — задумчиво произнес он, продолжая «читать» мой магический резерв. И через секунду он всколыхнулся чуть удивлённо, и отшатнулся от меня на добрые метра два. — В тебе течет кровь Изгнанных. Причем, кровь правящего рода. Кто ты такая?

Я поступилась, собираясь сказать что вовсе не могу быть представительницей правящего рода, но захлопнула рот, понимая что вообще не знаю кто мои родители. Да и вообще, как он смог забраться в меня так глубоко и прочитать к какому роду я принадлежу? Такого же не бывает! Это редчайший дар! Такую силу имеют единицы, а обычные магические существа могут максимум что чувствовать эмоции и к какой стихии принадлежит человек или представитель расы. А он сразу про кровь заговорил!

Я прищурилась, глядя на загадочного эльфа и пыталась угадать его эмоции. Не получается! На нем такой блок, что мне с моей оценкой «хорошо» только и остаётся что биться об эту магическую стену!

— Пойдем, — громко изрёк он, и потащил меня к двум стражам, стоящим на входе к плеши в барьере. Меня все больше опутывало беспокойство. Что этот Риан задумал? Я, конечно думаю что он ошибся насчёт моих родителей, но он поселился в моей душе нехилые сомнения. Странный он, этот Рианэлл. Очень странный. Пусть и симпатичный.

— Она гостья, — глубокомысленно изрёк он, и амбалы, пошатнувшись, пропустили нас внутрь. Когда мы перешагивали через портал, мне показалось что я прошла сквозь ледяной дождь, а потом я почувствовала запах инея и мороза, который кружил в здешнем воздухе. Он сильно отличался от воздуха по ту сторону барьера, он был будто был наполнен магией и жизнью. Я прикрыла глаза от раздирающих душу эмоций и шла за эльфом с закрытыми глазами. А когда их открыла — оболмлела, по-другому и не скажешь. Я будто попала в снежную сказку. Все вокруг, до самого горизонта было окрашено белым цветом, вокруг меня кружились снежинки в своем причудливом танце, а деревья были покрыты коркой инея, который блестел в свете алого солнца. С веток замороженных деревьев свисали огромные сосульки, достигавшие чуть ли не самой земли, а на холме находился величественный замок, который окружали маленькие дома жителей этих земель.

— Да, вид прекрасный, — хмыкнул где-то поблизости эльф. Я молчаливо кивнула, проследовав за ним. Как-то просто все получилось. Я думала, что придется биться чуть ли не насмерть, чтобы пересечь границу. А тут все оказалось легко — как создать небольшой пульсар, например.

Хотя, если бы я так вовремя не наткнулась на эльфа, то биться, скорее всего бы пришлось. Ведь это они именно по его приказу пропустили меня. Искоса взглянула на невольного помощника, и вновь удивилась его внешности. Пепельные длинные волосы, собранные в низкий хвост, голубые, как два замороженных озера, очи и непривычно чувственные для мужчин губы. Высокие скулы, волевой подбородок и резкие черты лица — к слову, ничуть не отталкивающие, даже наоборот, завораживающие. И эти ямочки, когда он улыбается… Воистину, он вызывал во мне дружескую симпатию, доверие и спокойствие. Хоть он и выглядел по-началу, как бесчувственная статуя. Рост: оче-е-ень высокий. Выше меня где-то на полторы головы. Атлетическое, гибкое телосложение, что было видно сквозь белую рубашку и черные свободные штаны.

— Нравится, то что видишь? — спросил он, заметив мои подглядывания. Я покраснела, кажется до кончиков ногтей.

— Вполне, — вопреки своему смущению, ответила, и поспешно отвернулась, маскируясь за разглядыванием пейзажа. До моих ушей донёсся смешок. Издевается…

— Слушай, м-м, Риан. Ты видно что-то напутал, я не могу входить в ряды правящего рода Дэ'Роззэл, — произнесла. — Да и как бы вообще узнал это? Это слишком редкий дар, и я не верю что ты им обладаешь. Без обид.

— Да, даром крови я правда не обладаю, — подтвердил он. — но я вычислил тебя по двух критериям: Запечатанный ледяной дар и ведьминская кровь. Твоя мать рассказывала, что тебя украл твой родной дед и запечатал твой и без того хилый дар.

— Стоп-стоп, — я встряхнула головой, не веря его словам. — Мои дедушка меня не крал, моя мать бросила меня на его попечение и околдовала отца, — наивно произнесла, вглядываясь эльфу в глаза.

— Он врал, — подтвердил Риан мои опасения. — Он выкрал тебя в знак протеста, когда твоя мать влюбилась в ведьмака, который не был ее Истинным. И твоего отца казнили ещё до того как ты родилась, вот Никифор Озеров тебя и выкрал. Решил отомстить за своего сына.

***

— Элла, твои родители — разгильдяи, — изрёк дедушка, устало опускаясь в низкое мягкое кресло. — Твоя мать была слабым артефактором, сбежала из Академии, встретила моего сына и околдовала его. Когда ты родилась, она вбила ему в голову что ты им не нужна. Они сбежали, чуть ли не сдав тебя в приют, Моэлла, — я вновь осмотрела сетку морщинок на его лице, будто уставшем от жизни. Он был убит горем сколько я себя помню, но никогда не рассказывал мне ни о чем. Просто устало отмахивался…

— И почему же я не могу найти их и услышать их историю, дедушка? — раздражённо фыркнула, сидя на коврике и как всегда ожидая ответа. Дедушка прикрыл глаза.

— Потому что они сбежали, и ты им не нужна. Я даже не знаю, где их искать.

— Существуют разные артефакты, дедушка, с помощью которых можно легко их найти! — возмутилась я, вскакия на ноги.

— Нет, Моэлла, не смей искать с ними встреч! — крикнул дедушка, рукою указывая в сторону моей комнаты. — Иди спать, внучка, и забудь о их существовании. Или эта поганая история разобьёт тебе сердце.

— А что с моим братом? Что с ним?! — истерично выкрикнула, давя неуместные слезы.

— Я уже говорил, что его украли Ледяные демоны. Иди спать, Моэлла!

***

И правда, дедушка, она разбила мне сердце… Только вот все оказалось намного кровавее и больнее, чем история которую ты выдумал. Я всегда считала, что они живы, пусть и живут себе препиваючи, далеко от меня, но живы… А оказалось, что мой отец мертв, мать — не артефактор, а Королева Изгнанных Вампиров, да и вообще — меня обманывали всю мою жизнь…

— Моэлла, не переживай, — мягко произнес эльф, прикосаясь к моему плечу. — Зато ты нашла родителей…

Да, и правда. Даже артефакт не понадобился.

Я хмыкнула. Теперь меня волновало вовсе не враньё деда, а то, что мне придется убить человека… Да и встреча с мамой не меньше напрягала, честно признать.

— Мы в замок? — спросила у Риана, и постаралась улыбнуться менее натянуто. Эльф покачал головой и молчаливо кивнул. Видно, лицо у меня не улыбчивое, а будто я сжевала ящик дуидов.

Ну и ладно. Я и не собиралась строить из себя не пойми что.

Вскоре мы направились прямо к замку, но Риан решил что лучше перенести нас порталом. Так мы и оказались прямо перед самым порогом, и я проглотила все свое напускное безразличие, так как неожиданно стало правда страшно.

Вдруг, дедушка был прав, и я ей не нужна? Вдруг…

— Слушай, ведьма, прекрати себя накручивать. От тебя идут волны страха, — тут же пояснил он. Я кивнула. Верно, не съедят же они меня? А если я им не нужна, и пришла я сюда напрасно, то как пришла, — так и уйду. На своей…

Кстати, а где моя метла?

— Риан, я кажется забыла метлу, — всплеснула я руками, и нахмурив брови взглянула на подозрительно довольного эльфа.

— Ты может и забыла, а вот я — нет, — в его руках, из серой дымки появилась моя метла, только практично уменьшенная, и я тут же забрала ее у эльфа. Заклинание знакомое, но никакие не могу вспомнить…

— От ми тэсо ши Лино, — прошептал Риан, и метла в мгновенье выросла прямо у меня в руках, да ещё и знатно хлопнула меня по лбу.

Ну и сколько можно?

Со стороны Рианелла послышался смешок, и я нахмурилась, проглотив неуместную обиду.

— Прости, — прошептал он, едва отправившись от громкого хохота. — я правда не специально, оно само…

Видно он нечасто хохочет, раз его от одного этого «конфуза» так прорвало. Ладно, мне в принципе не жалко, но мог бы хотя бы потише, а? Хотя… М-м-м… Эти ямочки того стоят.

— Ничего. Где можно найти Королеву Клириэллу? — спросила, так как назвать ее «мамой» язык пока что не поворачивался. Эльф осмотрел меня заинтересованным взглядом и указал в влево, на дверь что находилась в конце коридора. Я гулко сглотнула, и направилась туда, слыша за спиной неторопливые шаги Риана. Он открыл синюю, украшенную серебром дверь и шагнул впереди меня. Каждый мой шаг эхом отдавался в ушах, и я наконец смогла осмотреть помещение. Как и все в замке оно было украшено в ледяных оттенках, а за столом сидела женщина, — я бы даже сказала девушка, если бы не интуиция, которая вопила что она моя мать. Рядом с ней сидел рыжеволосый эльф и неторопливо гладил ту по волосам, перебирал пальцами белые пряди и смотрел ей в глаза.

«Они — Истинная пара» — вдруг поняла я.

Дальше уже не нужно рассказывать. Слезы были только со стороны матери, а ее Истинный принял меня пусть и приветливо, но довольно-таки прохладно. Тогда-то мне и сказали что я сяду на трон заместо их родной дочери, которую отправили в другой мир по неизвестным причинам, и именно в этот момент я обзавелась правом неприкосновенности. Но музыка моя не долго играла… Всего-то четыре года.

·Настоящее время. Неделя после смерти Авроры·

Огромный зал, украшенный красным бархатом, и вокруг меня раздаются гневные выкрики. Я начала озираться, в попытке увидеть зрителей, но весь свет внезапно угас, окуная меня в кромешную тьму.

— Ты знаешь, что Тебя ждёт, Озерова Моэлла, из рода Дэ'Роззэл? Ты предала кодекс Ведьм, и теперь ты обязана понести наказание, — извне донёсся голос. Я знала, что все кто присутствовал здесь одеты в темно-зеленый мантии в пол, и у каждого из них на лице есть шрам, составляющий рисунок луны. Но я не видела их, слишком темно…

— Нет, не я же ее убила! — поспешно крикнула, наблюдая насколько молчаливо на моих руках замыкаются кандалы. Они тянут меня вниз, заставляя опуститься на колени. Я сглотнула плотный комок, застрявший в горле, и всеми силами старалась чтобы колени не подогнулись; ведь если сейчас упаду, то меня вновь охватит очищающий огонь. Тогда меня не вернёт уже ничто на свете.

— Моэлла… — послышался в дали родной голос, и я обернулась в надежде что Аврора прекратит все это, спасет но… Ее лицо внепно озарила вспышка боли, и она упала на колени, в недоумении наблюдая как по ее пальцам бежит алая кровь. Она заляпала ее белые, как снег волосы, испачкала сиреневое платье. По моим щекам уже открыто текли слезы, а Румэл, держащий в руках фейри-кинжал направился ко мне. Я ещё худо-бедно стояла на ногах, но выдержка уже готова была меня подвести.

— Это все ты виновата… Если бы ты не привела ее на Земли Изгнанных — она бы возможно и выжила. Не загнала бы себя в ловушку… — шипяще произнес он, и поднял остриём кинжала мой подбородок.

С языка уже готовы были слететь слова о том, что ее бы не спасло ничто, ведь за ней гнались сами Боги… Но горло свело судорогой, и слезы потекли с новой силой. Его слова были будто пропитаны ядом, они проникали в мою кровь и дурманили разум, и я поняла — он прав. Если я не привела ее к Изгнанным, она бы выжила…

— Нет же, дорогой мой Брат, — послышался ещё один голос. Он ввел меня в ступор, заставляя мгновенно напрячься. Слезы внезапно высохли, и я могу злостью обернулась и вперила яростный взгляд на Богиню Жизни.

— Это все ты! Ты все подстроила! — я хотела было дернуться, намеревалась бросится в бой, но кандалы ударили мои запястья разрядом магии, и все тело забилось в новом припадке боли.

— Да, я, — она не скрывалась и открыто признала свою вину, но никто ее не слушал. Вокруг меня послышались удары, одобряющий свист…

— Наказание! Кара! — набатом раздавалось в зале, и я до крови закусила губу. Лицо Дэлиониры приобразилось, оно было злобным, но при этом отчаянно-торжествующим. Настолько, что ее губы тронула победная улыбка.

— Пусть ты и не молишь о пощаде, но ты все равно была интересным экземпляром, Моэлла Озерова, — и толкнула меня. Я упала на колени, будто со стороны смотря как мое тело охватывают языки черного пламени…

***

Я вскочила с кровати, вытирая со лба липкий пот и начала судорожно озираться по сторонам. Сон. Всего лишь сон, Моэлла…

Я откинулась на подушки. Этот сон сниться мне с тех пор я как я попала на Земли Изгнанных и поняла что должна убить человека. Раньше это была просто казнь за убийство человека, но сейчас… Он стал ещё ужаснее.

Этот кошмар был подобен изощрённой пытке, ведь я вновь и вновь видела смерть сестры, торжествующую улыбку на губах Румэла Голда и свою собственную погибель от очищающего огня. Я правда считала, что во всем виновата Дэлионира, но и я хороша — заключила с ней сделку. Но в смерти сестры я пусть и не была виновата, но все равно винила себя. Будто слова Румэла и правда возымели должный эффект, и отравляли мою душу даже через шантаэров сон.

Чёрное «пятно» снова дало о себе знать, отдаваясь в теле жгучей болью. Я сцепила зубы, сгибаясь в три погибели, но не издала ни звука. Это и правда было страшнее смерти; Дэлионира выбрала пугающе правильную пытку. Сказывается опыт?

Закусила губу, сдерживая слезы. Ни за что! Ни за какие ковришки я не стану молить ее о смерти! Перед моими глазами потемнело, и будто наяву послышался ехидный хмык. Боль стихла, и я смогла вздохнуть, будто до этого мое тело и лёгкие сдавливало стальным обручем. Я выиграла маленькую схватку — но не всю войну. И вновь мое сознание поглотила спасительная тьма…

Меня разбудили взбудораженные крики за окном. Я на полусогнутых ногах встала с кровати и двинулась к нему, чтобы посмотреть что за спектакль там творится. Состояние, вообщем, было сносным, только вот голова болела и метка саднила, будто ее припекли коленным железом. Поэтому когда я раскрыла окно настежь и громкие звуки ударили по барабанным перепонкам, я пошатнулась и чуть не рухнула на пол. Неудивительно, в принципе.

Мне предстала странная картина: все воины Северных столпились около разрыва в барьере, готовые к бою, вооруженные до самых зубов.

Что там, шантаэр подери, происходит?!

Я молчаливо наблюдала за тем, как барьер трескается и опадает к ногам воинов, и как в воздухе взмахнули огромные черные крылья. Мое дыхание на миг остановилось, потому что рогатое существо с крыльями вперило в меня яростный серебряный взгляд, и оно заговорило голосом, усиленным магией:

— Призываю Клан Северных Вампиров исполнить право на Истинную пару! Семья Дэ'Роззэл, я вынужден прийти сюда с войском в случае вашего неповеновения!

Войско… Он решил замутить войну?! Он сумасшедший, этот Демон?! Северные Вампиры пусть и немногочисленны, но против ледяных демонов, которых намного меньше чем нас, выдержат!

— Эдер Дэ'Ролинор, вы прекрасно знаете что эта идея обречена на провал, — спокойно произнес мой отчим, смотря демону в глаза. Тот покачал головой.

— За меня решили вступится все кланы Демонов, Эльфы и клан Зарных Вампиров.

Мне показалось, что из комнаты внезапно выкачали весь воздух. Эдер вроде говорил с Линнэсом, но серебряный взор был всецело направлен на меня. Будто он ждал… Чего-то.

— Я принимаю вызов.

Что?! Стоп! Стоп!!! Нет, какой «принимаю»?! Нам не выстоять против четырех Кланов! Мой отчим свихнулся? И почему молчит мама? Она же должна его остановить, я прекрасно вижу что она стоит рядом с ним!

— Стойте! — крикнула что есть силы. Отчим обернулся на меня, мама испуганно охнула, прикрыв губы ладонью. Кто-то из стражи крикнул чтобы я замолчала, но меня уже было не остановить. Видно голос сам усилился магией, ведь так бы меня никто и не услышал.

Если Эдер собрал столько союзников, то ни у нашего рода, ни у Северных Вампиров нет шансов на победу. Они просто перебьют всех, а потом по-любому заберут меня. Я не могу так рисковать!

— Я пойду с тобой… По собственной воле!

VI ГЛАВА

Демон в мгновение подлетел ко мне, крепко взяв за подбородок. Его серебряный взгляд блуждал по моему лицу, я же в свою очередь не упустила шанса рассмотреть его… Нового. Он очень изменился. Прежде черные, как вороново крыло, волосы, отросли по самой его талии, и в них появились снежно-белые пряди. Серебряные глаза теперь не смотрели на меня как на ребенка, а как… На достойного соперника. Лицо же его стало, казалось, ещё острее чем прежде. И бледнее.

— Ты уверена в своем выборе, ведьма? Я думал ты не сдаёшься без боя, — иронично усмехнулся он, впевшись серебряным взором в мое лицо. Я в свое время от него не отставала, рассматривая каждую его чёрточку. Вон маленький шрам на скуле, прочти незаметный. Родинка у виска, бледная, тоже еле заметила. На губе тоже царапина.

— Вы не оставили мне выбора, мистер Дэ'Ролинор, — прошипела, скидывая с себя его, почти осязаемое, обаяние. Я все ещё помнила, в качестве кого он меня забирает. Сомневаюсь, что ему настолько нужна я, насколько тот факт что я его Истинная. Ему нужны наследники, но никак не любовь на которую надеется моя ранимая ведьминская душа. Это просто его долг, не больше.

«Ага, убеждай себя больше» — подначивал меня надоедливый внутренний голос, но я благоразумно его заткнула. Мне не к чему лелеять напрасные надежды, и к тому же, демон может узнать о метке смерти. Чему нельзя дать случится. Я разумно предположила, что скрывать это вечно у меня выйдет, значит надо снова бежать от него как от страшной опасности.

Руки демона переместились на мою талию, сильно сжав и на мгновение лишив воздуха. Горячее дыхание ожгло мою макушку, и Эдер дёрнул меня на себя, вытащив из окна. Жалобно скрипнула рама — я зацепилась за нее платьем, — и демон поморщился. Закинул меня на плечо, из-за чего я громко вскрикнула, и отцепил юбку от окна. Мой взгляд против воли переместился нам под ноги, и я судорожно вздохнула. Одно дело лететь на метле крепко схватившись за ручку, и совсем, совсем другое — на руках у малознакомых демонов. Мало ли, что ему в голову взбредет, и он меня просто вниз скинет.

Эдер от чего-то резко дернулся. И только потом я заметила что ногтями впилась в его плечи, чтобы в случае падения хоть хорошенько его располосовать.

— Я не настолько зол, чтобы скидывать тебя на землю, Моэлла, — будто прочитав мои мысли, ответил он и усмехнулся. Я разжала хватку на его плечах, и убрала с лица прядь волос. Глупо? Наверное, но я правда испугалась. На мгновение.

А вот тому, что у него останутся царапины от моих ногтей, я даже рада. Пусть и маленькая — но все равно месть.

И тут мне вспомнилось кое-что.

— Метла! — с нажимом прошептала демону на ухо. Тот поднял брови в немом шоке.

— Ведьма, какая метла? — удивлённо спросил он.

— Ведьминская метла! — ответила, откровенно потешаясь. Но всё-таки решила пояснить, — Мне надо забрать мою метлу. Или призвать ее.

— Зачем тебе метла? Я тебя и так донесу, — я раздосадованно покачала головой на его слова. Вот как объяснить демону, что ведьма без метлы — не ведьма вовсе? Я думаю, что никак. Ему этого не понять.

— Мне просто нужна моя метла, — четко произнесла, — Мне ее дедушка подарил. — Эдер понимающе кивнул, и я начала шептать заклятие призыва. Через минуту воздух вокруг нас всколыхнулся, а метла, повинуясь моей шалости, треснула демона между рогами. С моих губ сорвался смешок, а метла тем временем уже зависла рядом со мной.

— Не играй со мной, Ведьма, — прошипел он. Я, конечно знала, что шутка не очень смешная, даже обидная, но… Не думала что он разозлится.

Хотя, мне-то какое дело, обидно ему или нет? Мое сердце все ещё отказывалось привязываться к истинной паре, да и разум был решительно против. Мое эго не привыкло полагаться на кого-то, в силу своей ответственности и непосильного упрямства, я все делала сама. Начиная уроками, и заканчивая чистыми, безумными поступками вроде побега из Академии или кражей браслета.

А тут истинный. Которому, вроде как, нужно доверится, полюбить его и открыть свое сердце. А мое было с детства покрыто корочкой льда. Единственный момент, когда он подтаял — это была встреча с моей сестрой, она смогла стать для меня чем-то большим. Но демону я боялась открыться, все мое существо было против этого.

— Уменьшай метлу и полетели. Самой лететь я тебе не позволю, — сквозь пелену моих мыслей послышался голос демона.

Кто бы сомневался, что самой лететь ты мне не дашь. Это было предсказуемо.

Я послушно уменьшила метлу, и демон убрал ее к себе в карман — после моего протестующего шипения, — и заявил что мне теперь не доверяет. Про себя саркастически заявила что его доверие мне — как кракену вторая голова. Но вслух это говорить не стала. Не хотелось злить его ещё больше, всё-таки, мы находились в сорока метрах от земли.

Эдер полетел точно к разрыву в барьере (стража уже починила прорыв, который пробило войско Ледяных), и остановился около ледяных демонов, прибывших с ним. Я осмотрела их, мельком, так как было не до этого. Я пыталась найти лазейку, составить план побега.

— Даже не думай, — раздался шепот у моего уха. Волосы на загривке встали дыбом, а сердце пустилось в скачь, и я поняла одно — я реагирую на него так же, как и в Академии. Что ни есть хорошо. Ведь если мы будем проводить много времени наедине, то мой лед, как и тогда, дрогнет. Только сейчас это, как никогда, опасно…

— О чем вы? — спросила, неловко кашлянув. Демон смерил меня серебряным взглядом с головы до ног, и усмехнулся, видимо заметив мои смешенные чувства.

Вот… Демон!

— О том, чтобы ты не смела сбегать, дорогая. Иначе пострадает твой клан, ведь если я пробил барьер один раз, пробью и второй, — самодовольно заявил он. Видно, он пропустил одну деталь в виде Темного Бога, который намно-о-ого сильнее него. Именно поэтому спорить и не стала, просто фыркнула и отвернулась от него, рассматривая родителей. Войско Эдера пролетело через разрыв барьера, и изчезло в воздухе, улетев с невероятной скоростью. Мы остались наедине. Почти…

Отчим стоял, вперив в меня грозный взгляд, а рядом, прижавшись к его боку, стояла мама, смотрящая на меня с непередаваемой тоской. Такое ощущение, будто меня на казнь забирают, а не на земли Ледяных демонов, честное слово. А что самое странное, рядом с ними, буравя демона подозрительным взглядом, стоял Ариэл Сази. Ладно, допустим он пришел сюда потому что пробили барьер, но почему не ушел когда угроза была устранена? Да еще и на Эдера так странно смотрит…

— Если она пострадает, я найду тебя, Демон, — произнес Бог Тьмы, под звук моей падающей челюсти. Сощурил алые глаза, осмотрев демона с ног до головы, на что Эдер лишь лениво приподнял уголок губ. С чего бы Ариэл это сказал? Я ведь, по сути, ему никто. Но вопросы я задавать сейчас была не в состоянии. Тут даже дышать удавалось через раз, какой там любопытствовать?

А вот демон все-таки задал этот вопрос, будто прочитав мои мысли. Поэтому я навострила уши, готовясь узнать правду. Да, любопытство обычно не доводит до добра, но ведь это не тайны государственной важности, верно?

— Потому что она сестра моей погибшей жены, и я в ответе за весь клан. В том числе за Ведьму, — лишь сказал он, и покинул наше общество. Эдер пожал плечами, и расправив черные крылья, полетел в прорыв портала. А меня тем временем кольнула игла вины. Ариэл сказал что в ответе за меня, но он даже не подозревал, что мне предназначалась роль убийцы его любимой жены… Что они, по идеи пригрели на груди змею.

Из мыслей меня выбил, как не странно, не Эдер, а бьющий в лицо прохладный ветер. Мы летели настолько быстро, что у меня заслезились глаза.

Видимо, кто-то забыл что летит не один, и у него еще есть пассажир! Но на его счастье, я привыкла к скорости. Мало кто бы удержался от быстрого полета, когда у него есть метла, и зелье для восстановления костей. Вот я например, не смогла. Это случилось за день до поступления в Академию.

Солнечный, прекрасный день. Тогда дедушка только привез мне метлу, и начал учить летать. И после нескольких часов усердных стараний, я наконец смогла взлететь. Дед разрешил мне тогда летать только вокруг дома, и не в коем случае, не на больших скоростях. Я тогда, помню, обиделась, потому что хотела летать также быстро, как и он. Но дедушка сказал что этому надо учиться очень долго, а я только села на метлу, и уже жду от себя невозможного. В силу своего упрямства, я ночью взяла метлу и зелье из дедушкиного шкафа, и вышла во двор, с непреодолимым желанием полетать быстро. Настолько, чтобы захватывало дух.

Помню, что упала тогда, и сломала руку, но смогла выпить зелье для сращивания костей. Дедушка так и не узнал об этом случае, ну а я научилась терпению, и делать все постепенно, усиливая нагрузку. Как бы глупо не звучало, так оно и есть. Слава Розэ, дедушка не видел шрам на запястье — я все время носила браслеты — а то бы что-нибудь надумал. Дедушка очень меня любил. И уверена — любит до сих пор. Я скучала по нему, но не было возможности с ним увидится. А сейчас… Я попробую уговорить демона сходить к нему в гости. Будем надеяться, что у меня получится.

— Знаешь, а может ты и правильно сделала что сбежала, — донёсся до моего слуха задумчивый голос демона. Я ошарашенно распахнула глаза и взглянула на Эдера с немым вопросом. Он правда меня похвалил, или мне послышалось?

Демон усмехнулся, увидев мое скептическое выражение лица.

Значит, мне всё-таки не привиделось.

— Почему? — внезапно охрипшим голосом спросила.

— За то время что тебя не было, я успел доучиться, занять трон отца и… Просто повзрослеть, Моэлла. Надеюсь, в тебе тоже произошли некоторые изменения, и ты больше не ведёшь себя как ребенок, бегающий от судьбы, — слово «ребёнок», неожиданно больно резануло по сердцу. Это я ещё ребёнок? Я всего лишь искала родителей, не более. Да, еще сбежала потому что испугалась… Но лично мне это не казалось детским поступком, а что думает демон мне как до луны пешком. То бишь, все равно.

— Видно, не произошли, — тяжко вздохнул он, прижав меня ближе к себе (хотя казалось, что ближе некуда…), так сильно, будто я могла прямо сейчас раствориться в воздухе. Носом уткнулся куда-то в районе макушки, а я взглянула вниз. Ветер ударил мне в лицо. Такое знакомое чувство… родное. Полеты для ведьмы — как смысл жизни, это я усвоила давно. Ещё когда начала более менее хорошо летать. Ощущение ветра, играющего с прядями длинных волос, запах свободы, витающий на уровне облаков…

Это наша стихия. И все равно, что я не на метле, а на руках у демона, главное — ни с чем не сравнимое чувство полета. Под нами мелькали поля, маленькие деревеньки, а иногда и большие города. Все это мне знакомо, привычно, поэтому пейзаж вскоре наскучил. Да и полет уже не приносил такой бурной радости — вот что значит, хорошего понемножку.

— Устала? — понимающе спросил Эдер. Сил хватило лишь на то, чтобы кивнуть. Глаза против воли слипались, да и метка начинала пощипывать, вытягивая из меня магию… Вообщем, неудивительно, что меня настолько сильно клонило в сон.

— Отдохни немного, Ведьмочка, — и его ладонь прикоснулась к моему лбу, пуская слабый разряд магии. Помню лишь, как он поцеловал меня в макушку, и я провалилась в небытие.

VII ГЛАВА

— Моэлла, — послышался нежный шепот у моего уха. Я сонно поморщилась, попытавшись поудобнее устроиться на кровати, так как было ощущение, что лежу я на камнях. В лицо ударил порыв морозного ветра и назойливый солнечный лучик упрямо светил в глаза, хотя я всегда задергивала эти шантаэровы шторы! Так с какой нечисти мне что-то светит в глаза?

— Моэлла! — кто-то настырно тряхнул меня за плечо, и я мгновенно распахнула глаза. Ну нет, это уже слишком!

Уже собралась высказать несчастному храбрецу все, что о нем думаю, как наткнулась на взгляд серебряных глаз и малиновое небо над головой. Все, произошедшее вчера вихрем пролетело в голове, заставив мысли сбиться в один комок. Ужас-кошмар! Так это не дурной сон…

— Проснулась? — недовольно просипел Эдер, скорчив болезненную гримасу. На его лице красным пятном отпечалась… Ладонь. И если сопоставить факты — моя, шантаэр возьми, ладонь.

«А вот не надо было меня будить!» — тут же мысленно оправдала свой поступок, но все же пальцами потянулась к его скуле и еле-еле провела по пятну ноготками.

— Извини, конечно, но ты сам виноват. У меня всегда так, когда меня пытаются разбудить, — я выдавила из себя кривую улыбку и отдернула руку от его кожи. Глупая, глупая ведьма! И что он мог сейчас себе надумать?

Демон усмехнулся, вернув мою ладонь на место и прижавшись с ней травмированной щекой. Меня залило смущением. И как это понимать?.. Но не смотря на покрасневшие щеки, ладонь всё-таки оставила. Это было какой-то необходимостью — чувствовать его кожей… Мой порыв был странным, но каким-то правильным. По-крайней мере, так мне в тот момент показалось…

Не знаю, о чем думал демон, но его лицо приняло серьезное выражение, будто он что-то задумал и готов начать это воплотить в реальность.

— Мы скоро будем на месте, — заявил он, не отрывая взгляда от моего лица.

Меня так и подмывало спросить, где это место, вообщем-то находится, но я промолчала. Скорее всего, меня транспортируют в поместье клана Ледяных демонов. Взгляд сам по себе приклеился к идеальному, бледному лицу Эдера, который, к несчастью для моей смущающийся персоны так и не отвел взора от моих глаз. Я снова покраснела, не в силах отвернуться.

Раз. Моргнула.

Два. Через силу кивнула.

Так, Моэлла, а теперь насчёт три ты должна отвести свой глупый взгляд от этого демона и убрать свою лапку с его щеки!

Вздохнула, и всё-таки отвернулась. Получилось! Мысленно возликовала и опустила ладонь с его лица. Так, а теперь: почему же я так странно на него реагирую? Ответ нашелся быстро — мы Истинные, как бы не прискорбно это было осознавать. Но шантаэр, это правда ужасно! Я чувствую себя… Это даже словами не описать! Мысли не для публичного общества сами лезли в голову, и мысли путались. Я бы свалила все на ментальное вмешательство, но и того не было!

Неужели в той чистой любви, что была между моей сестрой и Темным Богом тоже было столько порочности? Я бы не поверила, если бы сейчас не лежала на руках у своего Истинного и не краснела, пока в моей голове летают картинки спальных утех.

Итог один — я схожу с ума. Честно, даже не подозревала что не подпускать демона к своему сердцу будет ТАК трудно, и если я уже не в себе, то что будет после недели проживания с ним? Месяц? Мне же тогда как минимум придется восстанавливать психику по крупицам, и с помощью опытных менталистов! Я не могу чувствовать себя как лужица у его ног, это неправильно. Неправильно для меня — Моэллы Озеровой из рода Дэ'Роззэл, потомственной Ведьме, самой заносчивой и упрямой особы во всем клане. Я же не так глупа чтобы влюбится, верно? И моя цель ещё остаётся той же — узнать о этой метке он ни в коем случае не должен. А для этого мне надо его держать не ближе расстояния вытянутой руки. И как не свихнулся до конца?..

Истеричный смешок самовольно сорвался с губ.

— Во-он там наше поместье, — неожиданно заявила причина моего нервного состояния, и взглядом указала куда-то вперёд. Я посмотрела туда.

Вдали виднелся трехэтажный особняк, с белыми стенами, и вокруг него маленькие дома. Большего, к сожалению, увидеть удалось. Мы были ещё слишком далеко.

— Сколько нам ещё лететь? — спросила, неловко ерзая в объятьях Эдера. Он обидно хмыкнул.

— Можем полететь намного быстрее и оказаться там уже через десять минут, но… — Эдер запнулся, видно не желая идти на безумства.

— Но? — хлопнув глазами спросила.

— Я боюсь, что ты можешь не перенести быстрого полета, — наконец признался он.

Это сейчас серьезно было сказано, или в шутку? Посмотрела на него, шутливо подняв бровь. Если серьезно, то он абсолютно не прав, и он абсолютно забыл что имеет дело с ведьмой. Я люблю скорость, и пожалуй, мне бояться нечего. На мгновение даже обидно стало, честное слово.

— Лети, — хмыкнула подобно ему.

— Стой, ты…

— Лети говорю, — бесцеремонно перебила его. — Я не боюсь быстрого полета, — успокоила его.

Демон недоверчиво поднял бровь. Он серьезно думает, что я спасую?

Это вызов?

— Можешь лететь спокойно. Ещё надо посмотреть, сможешь ли ты меня удивить, — и мило улыбнулась, ответив на недовольный взгляд Эдера. Он следил за каждой момей эмоцией, сощурив подозрительно свои серебряные глаза, видно ожидая что я извинюсь и передумаю.

Трижды «ха», Ледяной наследник. Он хмыкнул. Подумал о чем-то и его губы изогнулись в коварной полуулыбке.

Неожиданно он сделал то, что я просила. А именно — полетел, и правда очень быстро. Предвкушающе поджались пальцы ног, и я довольно улыбнулась. В лицо ударил поток морозного, сильного ветра, и меня охватило то опьяняющее чувство полета и свободы.

Поэтому я и любила летать — в это время я чувствую себя свободной. Есть только я, ветер, и это чувство, которое приносит невообразимое наслаждение. Всё-таки демону нужно отдать должное, он смог меня удивить — не на каждой ведьминская метле можно развить такую скорость. Ту, которую я любила, и ту, которую мне сейчас подарил невозможно несносный, наглый демон, Наследник Ледяных демонов с волшебными серебряными глазами. И наверно, мне нужно будет сказать ему… Спасибо?

Внезапно снова покраснела, и от всех положительных эмоций, которые были до этого, не осталось и следа. Похоже, я опять забылась. Забыла кто меня сейчас несёт «в заточение», и где это находится. Хотя, Эдера Дэ'Ролинора даже нетрудно понять — кто бы удержался, и не утёр нос зазнавшийся ведьме, которая посмела сбежать да ещё и нагрубить. Не каждый демон обладает такой выдержкой, как тот, кого мне пророчили в мужья. Как бы, я ещё должна радоваться что меня ещё не заклеймили.

— Если ты будешь так краснеть, то я сорвусь, — напряжённо прошептал мне на ухо демон.

***

·Месяц спустя после побега из Академии·

Первой мыслью, после того как я вышла из своих покоев, было — Ненавижу, ненавижу эти шантаэровы корсеты! Вот кто придумал это орудие женских пыток? Медленно выдохнула, чтобы не сорваться на ком-то из слуг. Нет, не думайте что я отпетая стерва — просто нервы сдавали, да и в замке меня не жаловали. Особенно слуги, которые все думали что бастард не должна занимать трон.

Напряжённая, как палка спина и прямой холодный взгляд.

«Моэлла, контролируй эмоции, помни, что сейчас каждый неверный шаг может привести к срыву твоего дара, и ты как минимум, заморозишь коридоры замка» — набатом стучало в голове голосом Ледяного Эльфа. Риана приставили ко мне, чтобы он обучал меня моей ледяной магии. С нее сняли блок, и теперь я была обладательницей «вымирающего» дара, и представительницей Северных Вампиров. Сначала, правда, меня хотели отправить в Академию Северных, но… На меня случилось покушение. Именно после него я узнала, что бастарда на престоле видеть не желают, и больше им по душе родная дочь Линэсса и Клиры, моей матери. Но там темная история, и в итоге мою сводную сестру отправили в другой мир.

Я не интересовалась. Да если бы и спросила — мне бы просто ничего не ответили. Слишком уж это больная тема для четы Дэ'Роззэл, вот я и стараюсь не лезть в чужие дела. А вот Аврору Дэ'Роззэл, которую я должна была устранить, я так и не встретила. Мою сестру звали Шанира — это я знала точно, а больше представителей королевской семьи не было. Только я, сводная сестра, отчим и мама. Может, Богиня ошиблась?

Или я чего-то не понимаю?

Ладно, вернёмся к земным проблемам. Корсет. Званый ужин с представителями других рас, с которыми Клан Северных в одной связке. И меня, как временную наследницу, пригласили…

Слушайте, а если я пойду в свои покои, сниму этот шантаэров корсет и останусь там чтобы спокойно почитать и заняться магией, то это верный вариант?..

Нет. Потому что это примут за неуважение… Безрадостная ситуация.

Я спустилась вниз по лестнице, на второй этаж, цокая каблуками и мысленно взывая ко всем богам, молилась что все это быстрее закончилось. Я не выдержу долго в этом корсете, да ещё и на каблуках. Вдруг упаду по дороге от недостатка кислорода. Вот будет всем весело!.. Наконец я дошла до столовой, в которой проходил ужин. Я глубоко вздохнула, считая завитушки на обоях и стараясь воззвать себя к спокойствию. Моргнула. Выдохнула и быстро открыла дверь, пока, так сказать, храбрость не уступила место моей нерешительности.

Мой взгляд застыл на одном из гостей… Черный ёжик мягких волос, серебряные, холодные глаза. Вместо эмоций — маска, а заместо злости холодный, колючий взгляд, пробежавший по моему телу. Дрожь прошлась по телу острыми иголочками, и я вновь вздохнула, кивая и вежливо здороваясь со всеми кто явился по приглашению. Села на свое место, которое, как назло оказалось рядом с демоном.

Тогда он ещё был как мальчишка. Нет, он вовсе не выглядел как подросток, но характер был не тем, что спустя шесть лет. Он ещё не закончил Академию, у него впереди была коронация, возможно, свадьба с симпатичной демоницой, но…

… Его злой взгляд буравил во мне дыру. Да, у меня имелся козырь, но остановит ли это его? Право на неприкосновенность Наследницы это конечно серьезно, но вдруг он как-то договорится с отчимом?

Я не говорила с родителями о нем. Никогда. Но похоже, всё-таки стоило сказать что он существует и состоит в рядах Ледяных демонов. Во избежание проблем. Но поздно, проблемы я уже нашла…

Все это время я сидела, не жива не мертва. Эдер не спускал с меня взгляда, да и молчание всех никак не подталкивало к беседе. Поесть тоже нормально не вышло — кусок в горло просто не лез. Поэтому я решился заняться рассматриванием гостей.

Исподтишка взглянула на мужчину с черными, длинными волосами, в которых виднелись седые пряди. На нем был надет такой же камзол и медальон как на моем Истинном. Неужели его отец? Я начала незаметно вглядываться в его лицо, стараясь найти схожие черты с Эдером. Они… Очень похожи. Как две капли воды. Только у его отца были небесно-лазурные глаза, и он использовал… Стрелки для глаз. Как не странно, на нем это выглядело даже мужественно, но никак не нелепо. Синий, с золотыми нитями камзол, а волосы собраны в пучок. На лице остались лишь две пряди — одна белая, другая же наоборот, черного смоляного оттенка. Легкая щетина на породистом лице. Теперь я знала как будет выглядеть Эдер Дэ'Ролинор когда возмужает. Ну…. Почти так. Сомневаюсь что он будет пользоваться стрелками.

Мой взгляд неспешно двинулся к остальным приезжим. Король Ледяных Эльфов, Лорис Дэ'Лакур. Риан сидел рядом с ним, водя вилкой по тарелке, и откровенно скучал. Разве что не зевал при всех. Внезапно он обернулся, одарил меня взглядом и улыбнулся, так, что не ответить ему тем же было невозможно. Он мой единственный друг на этих Землях, но мне все больше и больше кажется что что-то в наших отношениях не так. Я не хочу думать что это влюбленность, ведь это все испортит… А я не хочу терять его…

Мой взгляд переместился к шаманке Зимних ведьм, а рядом с ней сидела девушка с прямыми длинными темно-серыми волосами до самых бедер. Это была Рэнесмэ Джоули, из рода Дэ'Лиронкс. Бастард Зимних ведьм. Ей же повезло больше чем мне. Рэнесмэ не грозит трон, у нее есть сестра которая его займет, а вот мне… Я не хотела этого. Я, и править целым кланом?! Это же как минимум смешно. Рэне вскоре заметила мой пристальный взгляд и улыбнулась одними глазами цвета хрусталя. Я еле заметно кивнула. Дальше начала осматривать шаманку, сидящую рядом с ней. Она была даже не зрелой… Это была девушка. Черные, как смоль волосы были заплетены во огромное количество маленьких косичек, алые накрашенные губы мило улыбались, а зеленые глаза зорко следили за всем происходящим. Ее аура… Душила. Хоть и выглядела она невинно, но это было явно не так. Слишком уж она сильна, а такое без применения не оставляют.

Тут была ещё мама, и конечно же отчим. Куда же без правителя нашего клана?

Начнем с того, почему сюда приехали все эти люди. Ну или не совсем люди. Наша магия единственная в своем роде, и изначально принадлежала только нам. Но вскоре появились смешанные браки между представителями разных рас, и наша магия, без изъянов, передавалась их детям. Всем. До единого. Просто у некоторых он не просыпался, а его зачатки есть у всех. Вот например у моего отчима слабая магия Льда, но зато он хорошо владеет магией воздуха. Он сильный Эльф, но лёд ему не дался. А у меня… Все сложнее. Когда мой дар должен был развиваться, его запечатали. Вот мне и довольно трудно с ним управляться, поэтому блок просто смещают, или я могу просто-напросто выгореть из-за огромной нагрузки. И дар воды кстати я тоже развиваю. Здесь оказались люди, которые могут мне с этим помочь.

Можно даже сказать не несколько людей, а весь клан. Дело в том, что лёд и вода очень близки друг к другу, и управляются практически одинаково. И я учусь. Дар воды у меня гораздо сильнее, чем дар Льда, но это ведь это уже что-то? Вот если бы этого дара не было… Меня бы возможно и не узнали, и родителей я бы никогда не нашла. Но есть и минусы: если бы не было дара, то правительницей я бы стать никак не могла.

— Так, Моэлла, — послышался нежный голос моей мамы. Она встала из-за стола, поправила выбившуюся из пучка прядь белистых волос и открыто мне улыбнулась. Я знала, что это не фальш. Мама правда меня любила, а отчим просто заботился. Но я и не просила большего, у меня и так все было прекрасно… Кроме временного правления.

— Да, матушка? — встав следом за ней, спросила.

— Отведи младшее поколение в гостиную и развлеки их, пока мы в кабинета правителя обсуждаем все детали.

— Хорошо, матушка, — ответила, и жестом руки подозвала Риана, Рэне и как не прискорбно, Эдера.

Я отвела их в зал, и наконец расслабилась. Если за столом нужно было вести себя подобающе, то сейчас можно расслабиться. Рэнесмэ тут же бросилась мне на шею, чуть не задушив. Мы встретились с ней ещё когда я только попала на Земли Изгнанных, и она, как и Риан, стала моей подругой. Но жила она слишком далеко, поэтому часто видеться у нас не получалось. Раз в полторы недели, наверное. Но зато за эти несколько встреч я правда успела привязаться к Сероволосой Ведьмочке.

— Рэне… — прохрипела я через силу. — З-задуши-ишь…

— Ой, — пискнула она, дернув меня за локон волос. — Переживёшь, — я невольно улыбнулась. Ее характер забавлял, но она могла быть грозной. Правда. Я один раз нарвалась на такую Рэнесмэ Джоули. Это жутко…

— Как ты тут? — шепнула она, взглядом указывая на демона, пристроившигося в кресле и внимательно за нами следящим.

— Пока все хорошо, — ответила. Девушка кивнула, задумавшись. Но тут уже встал демон, невежливо отодвинув в сторону мою подругу, и встал прямо передо мной.

— Что ж, ведьма, нам пора поговорить, не так ли?

И его глаза сверкнули опасностью.

— Нет, не пора, — возразила. Вперёд вышел Риан, и спрятал меня за своей спиной, не сводя с демона настороженного взгляда.

— Кто это, Элли? — спросил он, чуть повернув голову в мою сторону.

— Ее Истинный, с собственной персоной! — бестактно выпалил Эдер. Рианелл застыл, не зная что сказать. Рэне ободряюще улыбнулась, но на ее пальцах блестел иней. Значит, если демон рыпнется, его как минимум, заморозят на несколько часов. Это не есть хорошо — межрасовая ссора между обладателями ледяного дара нам не нужна.

— У нее есть право неприкосновенности, Эдер! Оставь ее в покое, — произнес Риан, а Рэне на его слова лишь кивнула.

— Не собираюсь я ее красть, — поморщился тот. — И про право Неприкосновенности знаю, — продолжил. — Но поговорить с ней я могу! — прорычал, и схватил меня за руку, потащив в соседние покои. Открыл дверь и запихнул меня внутрь, осматривая злым взглядом мое лицо.

— Хорошо подготовилась, Ведьма? — спросил он. Мой выдох облачком повис в воздухе, а сердце, казалось, остановилось от страха. Этого стоило ожидать.

— Я не готовилась, просто воспользовалась шансом, — как можно спокойнее ответила, надеясь что голос не дрожит. Похоже, у меня не получилось сыграть в невозмутимость, потому что демон в очередной раз скривился.

— Я тоже… Воспользуйтесь им, — он прижал меня к стене, и к моему сердцу поплыла ниточка магии. Он решил меня к себе привязать!

Протестующе забрыкалась, вырываясь из кольца его рук, но меня лишь укусили. Вот что за манера дурацкая — кусаться, а? Его магия сильнее ударила по мне, и результатом стало мое головокружение. Если он сейчас совершит привязку, то все пропало.

— Стоять! — услышала где-то за гранью голос отчима, и демона от меня откинуло. Дальше я добросовестно потеряла сознание…

Тогда демон ещё не успел начать привязку, и мне крупно повезло. После этого случая его клану запретили пересекать границу Земель Северных Вампиров, и я оказалась в безопасности. Как показало время, не на долго.

·Настоящее время·

Крылья демона быстро ударяли по воздуху, но все это я слышала за гранью сознания, как сквозь пуховое одеяло. Все мои мысли снова занял полет. Но через несколько минут мы приземлились, и я горестно вздохнула — когда же ещё мне удастся взлететь в небо, в конце-концов?

— Прилетели, — будто не веря себе, прошептал Эдер, и схватив меня за руку, повел в сторону белого поместья. Вокруг нас, как и на Землях Изгнанных, лежал снег, замороженные деревья, малиновое небо. Домов здесь было ещё меньше чем у нас, и вместо замка — огромное, трехэтажное поместье, украшенное цветами северного плюща. Цветы представляли из себя растение, отдаленно напоминающее розу, серебряного, голубого, или же почти прозрачного, как стекло, цвета. Кроме этих цветов на наших землях никакие не выживали (ещё спящие деревья, но они не в счёт), поэтому у нас их росло много. В садах, и у нас во дворе замка, и в садах наших поданных. Это растение по-настоящему называется индраскориум — но согласитесь, проще его называть северным плющом.

Эдера отвел меня с гостевые покои, и сразу же ушел, наложив на дверь полог тишины. Похоже, он знал что я хочу как следует выругаться. И мне пришлось все-таки вспоминать оргский. Удалось вытащить из памяти только несколько слов, но зато подкрепила это все бранными словами на фейском, и языке огненных демонов. Получилось довольно неплохо, а главное — громко и со смаком.

Я как раз начала что-то говорить про демона, про его наглость и тому подобное (не в мягкой форме, конечно), как метка смерти накалилась будто огнем и меня согнуло пополам. На глазах выступили слезы, и я закричала.

Всё-таки Эдер правильно сделал, что поставил полог, он пригодился.

После этой мысли в моей голове послышался звонкий смех богини… И открылась дверь.

Что мог подумать демон, когда нашел меня на полу, кричащую и с залитым слезами лицом?

— Моэлла, что произошло? — вскрикнул он, приземляясь рядом со мной на колени. — Кто тебя обидел?!

Я уткнулась лицом в его грудь, и содрагаясь от новой порции боли, закричала. Эдер испугался ещё больше, и встряхнул меня за плечи, губами собирая с кожи мои слезы. Я бы оценила степень романтизма, но в этот момент было не до этого… Только боль… Она окружала меня со всех сторон, прятала в свой плотный, черный кокон. Она была настолько сильной, что в какой-то момент я потеряла связь с реальностью и слышала только свой крик. Все как всегда, резко прекратилось, и я почувствовала что демон перекладывает меня на кровать. Дальше обрыв.

VIII ГЛАВА

— Орхэ! — выругался Темный Бог, вытирая платком кровь со своего кулака. Румэл поморщился, потирая щеку сводной от цепей рукой. Ариэл все это время испускал свою боль самым простым способом — причиняя боль другим, а именно Румэлу Голду, убившего его жену. Полукровка под личиной сидел, спиной оперевшись на стену и ждал пока начнется регенерация. Она, кстати, запаздывала. И не потому что произошел сбой, вовсе нет. Он сам так решил. Божественная сила для его личины слишком сильна, и если он выпустит слишком большой объем магии, то его образ Полукровки развеется подобно праху.

А свою настоящую испостась ему открывать было ни в коем случае нельзя.

Ариэл тем временем старался не сорваться, и не убить этого щенка к нечисти. Тяжело дышал, сжав кулаки, потому что если мир останется, пусть без не такого значимого Бога Иллюзий, равновесие все равно пошатнется. Что ему уж точно не нужно.

Он подошёл к нему, и сел на корточки, подняв окровавленный подбородок бывшего друга. «Надо всё-таки залечить ему раны, а то подохнет ведь» — отстранённо подумал он, вглядываясь в голубые глаза предателя. Бог Тьмы сам не знал, что хочет там найти, но чего-то он ожидал. Чего-то значимого.

— Скажи причину. Я не верю что ты хотел просто избавится от Истинной, это на тебя не похоже, — прошептал Ариэл, до синяков сжимая его челюсть. — Неужели ты влюбился в Дэлиониру, эту паршивую тварь?! — громче произнес он, сжимая зубы и из всех сил стараясь сдержать свой гнев. Румэл все время повторял одно — хотел избавится от его дочери, которую ему преписала в Истинные их сестра.

— Истинная — слабость, Ариэл, ты сам в этом не раз убедился! Что с тобой происходит?! Ты сходишь с ума, и с каждым днём твои мозги улетают все дальше. Я не хочу мучится так же, как и ты! Мне не нужна пара, а твоя дочь — угроза для меня. Доволен?! — крикнул обычно невозмутимый Бог Иллюзий, и Ариэл отпустил его подбородок.

— Так ты просто… Испугался?! — не поверил его словам он.

— Можно выразится и так, — неохотно признался Румэл.

Бог Тьмы сплюнул на каменный пол. Жалкий трус! Ему никогда не понять, как это — чувствовать половину себя, сжимать в объятьях, и радоваться что твоя любовь позволяет быть с ней рядом. И его дочь… Она жива, но Ариэл не представляет где ее искать. А найти ее надо. Его безумие постепенно выходит наружу, разрывает его изнутри… Ему уже снится, как он убивает Румэла, забирает жизни невинных людей. Он безумец, и того, во что можно было бы пустить свой пыл, не существовало. Как бы больно не было — его любовь мертва. И он не смог ее уберечь… Ариэл винил в этом не только Румэла, но и себя тоже — не уследил, не предотвратил, не спас… Боль и безумие заставляли его сердце биться чаще, и он не знал, что с этим делать. Все повторялось. Как и тогда — с Мариэллой.

***

— Элла, — кто-то протер тряпочкой мой лоб, и прижался к нему губами. Я сонно поморщилась — все тело ломило и жгло огнем, и было жутко интересно насколько же я выпала из жизни. Открыв глаза, увидела перед собой демона, склонившегося над моим лицом. Неожиданно стало на несколько градусов жарче, потому что я кожей почувствовала что… Да нечисть, я точно не в той одежде в которой была! На сиреневом платье, сзади, были надоедливые застёжки, которые неприятно впивались в лопатки, а сейчас их не было! Да и туфель-балеток на мне тоже не было.

Набравшись смелости, аккуратно приподняла одеяло, надеясь что мне все это просто показалось. Но нет, на мне была надета ночная, голубого цвета сорочка с кружевом по подолу и вырезу. Лёгкая, почти невесомая, и очёрчивающая мою фигуру. Я бы восхитилась, честно, но шантаэр! Я его сейчас прибью, и скажу что так и было!

— Ты…

— Не злись, не я, а служанки, — лукаво улыбнулся Эдер, отодвигаясь от моего лица и спиной опираясь на стул. Скрестил ноги, и чуть наклонил голову вбок, наблюдая за моей реакцией.

Врет. Ситуация точно говорила, что переодевала меня не служанка, а демон. Об этом прямо заявлял его взгляд и поведение в целом. И ведь даже предъявить мне нечего! Шантаэров наглец, все просчитал… Демон все так же смотрел на злющую меня насмешливым взглядом, но внезапно его лицо переменилось, став серьезным и каким-то ледяным.

Какая, шантаэр возьми, ирония.

— А теперь, Элла, расскажи мне что вчера тут произошло, — я судорожно вздохнула, почувствовав что сейчас придётся лгать с три короба. И лгать как можно убедительнее…

Я уже собралась рассказывать ему сказки Сказачного леса, как он резко меня прервал:

— И советую не лгать мне, я знаю что на тебе проклятье, потому что ни на что иное это не похоже.

Весь мой запал как-то мигом пропал, и решимость лопнула, подобно пузырьку.

— Это не проклятье, Эдер, — как можно правдоподобней возразила. — Это все нервное. У меня бывают судороги из-за нервного перенапряжения.

Демон зло сверкнул глазами, и встав со стула приблизился ко мне. Навис над маленькой мной огромной тучей, и сверлил яростным серебряным взором, заставляя мои и без того натянутые нервы сдавать ещё больше. И как с ним вообще можно вести продуктивный диалог? Он же… Невменяемый!

— Не ври мне. Ты вчера чуть не умерла у меня на руках, и я ничего, повторюсь, ничего не мог сделать! Ты можешь представить что я пережил за те два часа, а, Моэлла? Прекращай строить из себя не пойми что, и расскажи уже наконец правду!

Я непонимающе округлила глаза, смотря на его напрягшийся скулы и отливающие холодным металлом глаза, думая что вообще творится у него в голове. Вообщем, его можно было понять — у него инстинкты, а он увидел как я «умираю», по его словам. Скорее всего, моя агония именно так со стороны и выглядела — как предсмертные судороги.

Мне и правда было страшно подумать что с ним творилось в эти моменты. Я уже собралась открыть рот и рассказать все как есть, как…

Видение. Мне явилась Богиня. И она была явно не довольна моим решением… Она зло сощурила глаза, и поднесла палец к губам, а мое горло охватило огнем.

Точно. Метка молчания на мне тоже была…

Я вернулась в реальность через несколько секунд, и встряхнула головой, отгоняя остатки видения.

— У меня и правда судороги и расшатанные нервы, Эдер! Я слишком много нервничала, вот и результат! — воскликнула, смотря Ледяному демону прямо в глаза.

«Только бы поверил, только бы…» — билось в голове навязчивой фразой, но демон, вопреки моим ожиданиям, подхватил меня с кровати и поставил перед собой на ноги. Схватил за плечи и несильно встряхнул, будто пытаясь привести в чувство.

— Врешь! — прошипел он.

— Нет! — тем же тоном ответила ему.

— И что же тебя довело до такого состояния, лживая ведьма?! — крикнул он.

— Ты… — задохнулась я от возмущения. — Ты ещё спрашиваешь?! Между прочим, это ты меня забрал из замка и принес сюда! Как думаешь, я должна была отреагировать?! Плясать от счастья?! Нет уж, Эдер, у меня случился припадок! Я бегала от тебя столько лет, и тут являешься ты, весь такой… — я неопределенно махнула на него рукой. — Весь такой из себя. И являешься за мной, говоришь моей семье о войне, и о праве собственности! Знаешь что? А не пошёл бы ты…

— Молчать, — холодно оборвал он меня. — Достаточно. Я притворюсь, что поверил. Тема закрыта.

И вышел из комнаты, оставив меня наедине со своим возмущением и ложью, которой, казалось пропитался весь воздух в этом помещении.

***

Похоже, мне достался особо гордый демон, потому что он не появился в поле моего зрения даже вечером. За это время я успела прочитать книгу, пробежать по комнате кругов двести, и знатно обругать Эдера, потому что он мало того что не появлялся, так еще и дверь запер. Выйти возможности не было, и спасаться от скуки приходилось… По-разному. Книга, которую я нашла, оказалась любовным романом, но очень быстро закончилась. Потренироваться магии я тоже успела, и теперь в комнате была заморожена одна из стен. Походу, я всё-таки немного на нервах, и мой дар шалит… Ай, ну и ладно, демон сам виноват.

А дальше… А дальше я нашла в шкафу бутылку эльфийского вина.

После четвертого бокала все было как в тумане. Прав был Риан, что пить я совершенно не умею, и хмелею я сразу же. Надо было слушать… А теперь уже все равно. Появилось стойкое чувство несправедливости всего происходящего, и во мне проснулось желание… Давнее желание… Стукнуть демона, да посильнее!

Честно, если бы я была в адекватном состоянии, то сгорела со стыда за то, что делала после…

Я взяла пустую бутылку из под вина (не помню, когда успела ее выпить), накинула на плечи одеяло, потому что до сих пор была в ночнушке (Святой Розэ, хоть одна разумная мысль появилась!), И… Стала барабанить в дверь руками и ногами, требуя чтобы ко мне позвали Эдера Дэ'Ролинора. Не представляю, что себе надумали обо мне стражники, скорее всего, покрутили пальцем у виска. Но Эдера всё-таки позвали, что предельно радовало, так что все насмешки меркли на фоне их поступка.

Открылась дверь, и я со всего маху прыгнула ему на спину, попытавшись стукнуть бутылкой по голове, но он скинул меня с плеч и забросил бутылку в другой конец комнаты. И это оказался не Эдер… А его отец…

Меня теперь упекут за решетку за покушение на бывшего правителя Ледяных демонов?

Казалось, я в миг протрезвела и встала с пола, на который меня в целях самообороны, повалили.

— Я конечно понимаю, что мой сын не подарок, — произнес демон, закрывая дверь и осматривая меня насмешливым лазурным взглядом. — Но бить зачем? Или настолько достал? Да, понимаю тебя, он с детства был… Через чур активным.

Я в шоке приоткрыла рот, не зная как вообще сейчас мне реагировать.

— Эм… Простите, вышло огромное недоразумение, — в привычном тоне заявила, поправив складки на платье. — Мне очень жаль, — продолжила после. — Но вашему сыну правда стоит стукнуть чем-нибудь, и явно потяжелее пустой бутылки!

Король лишь рассмеялся, утерев слезы. Что такого смешного я сказала? Шантаэр, они все такие?… Неадекватные, вот.

— Слушай, Моэлла Дэ'Роззэл, верно?

— Озерова, Дэ'Роззэл это род.

— Хорошо, Моэлла Озерова. Ты знаешь, что для нас означает Истинная пара? — спросил он. Я кивнула. — Так вот. Вы для нас — Божий дар, единственная кто может стать матерью чистокровных детей, но кроме этого, прилагается эмоциональная привязка, — сказал он, присев на стул. Я опустилась на кровать, слушая его и пытаясь сфокусировать взгляд на чем-то одном.

Никогда больше пить не буду, а если захочу, прибейте меня!

— Что за эмоциональная привязка? — спросила.

— Это значит, что он начал испытывать к тебе чувства в вашу первую же встречу. Страсть, ревность, симпатия… Это все смешалось в нем, и произошло слишком быстро. Ему нужно было время, чтобы привыкнуть, поэтому он вел себя так неадекватно.

Я задумчиво кивнула.

— Он пытался привязать меня к себе своими прикосновениями и присутствием, верно?

— Пытался, но ты оказалась стойкой девочкой. Знаешь, ты напоминаешь мне оловянного солдатика: ты так же стойко выдерживаешь все трудности, упряма, но при этом и юна. Неопытна. Глупа. Это было сказано не в обиду, — тут же объяснил он. — Это нормально для подростков, все мы совершаем ошибки.

— А если я не считаю побег от вашего сына ошибкой?

Бывший король поморщился.

— Ты тоже чувствуешь к нему тоже самое. Притяжение, признайся в этом хотя бы себе, Моэлла. У тебя тоже есть шанс полюбить его. А он… Нет, тебе пока не стоит это знать. Ты ведь прекрасно понимаешь, что теперь у тебя нет выбора, только принять его. Ещё ты чего-то боишься… И сын рассказал мне о своих подозрениях. На тебе правда проклятье?

Я впала в ступор, и незаметно облизав губы, ответила:

— Нет. Нету на мне никаких проклятий. Ваш сын ошибся.

— Ладно, нет так нет, — ответил он. — Мой сын улетел на переговоры с Эльфами, вернётся через час. Чем ты его так задела, что он все утро сам не свой ходил?

«Своей ложью, и он, между прочим об этом знал…»

— Просто немного повздорили.

Король кивнул, и покинул мою комнату, аккуратно прикрыв за собой дверь. Бывший Правитель оставил мне слишком много пищи для раздумий, и теперь у меня правда есть причины смирится… Но все ещё существует метка смерти. Которая убьет меня слишком быстро. А значит, если Эдер Дэ'Ролинор решит совершить привязку, то уйдет вслед за мной.

Я не могу этого допустить. Я смогла рисковать собой, но демоном не буду.

Король прав. Слишком уж много он для меня начал значить…

Следующие несколько часов прошли в моем бесполезном метании по комнате. Да, я выпила, но как не странно спать совершенно не хотелось. Мне принесли обед, это была служанка, по имени Ролиза. Она была, как странно, человеком. Не думала что их берут на службу даже демоны.

Потом мне окончательно надоело сидеть взаперти, и я попыталась открыть дверь, почти иссушив весь свой резерв.

Вы ведь поняли, что открыть эту шантаэрову деревяшку у меня не вышло? Так вот, если нет, то информирую. Барьер был просто идеальным, не единой пробоины, и придраться не к чему! Так что ни моя водная магия, ни тем более лёд не смогли победить его чары. Я зашла в тупик, оставалось только ждать пока вернётся Дэ'Ролинор. Я и сама не заметила, как вскоре провалилась в глубокий сон.

Мне приснилось что-то… Светлое. Это была огромная поляна, залитая солнечным светом и усеенная неизвестными мне цветами. Вокруг нее примостившись огромные деревья с лиловой листвой, и где-то там, за этой стеной листьев наверняка есть что-то загадочное… Но вокруг поляны сиял еле заметный барьер — значит, прогуляться по лесу мне не светит. Ну и ладно, не особо и хотелось.

Но самым странным, конечно после барьера, казалось то, что посреди поляны стоял огромный чайный столик. Кажется, я нахмурилась даже во сне, но к столу подошла, оглядев его настороженным взглядом. Стол оказался круглым и стеклянным, и лучи солнца, падая на него, становились солнечными зайчиками, которые радостно сияли по всей поляне. Я оглядела пространство вокруг себя, а потом взглянула на чашки с чаем. Они-то что тут делают?

Настолько я погрузилась в свои мысли, что не услышала хруст веток позади себя. Тревожный звоночек звякнул только когда мое ухо ожгло горячее дыхание неизвестного. Обернулась, врезавшись в его грудь, и подняла глаза на его лицо. А Риан что здесь делает?

Да ещё и нетрезвый Риан…

— Что ты здесь делаешь?

Риан вздохнул, и поправив складки своего кимоно, опустился на стул, глядя на меня снизу вверх.

— Хотел поговорить.

На этот раз тяжело вздохнула я. О чем может хотеть поговорить нетрезвый Эльф, который давно оказывает тебе знаки внимания и даже несколько раз говорил о своей влюбленности прямо? Вывод напрашивается сам собой, но я надеюсь что ошиблась…

— О чем? — задала очередной вопрос, садясь на стул сбоку от него.

Риан хмыкнул.

— Я знаю, что об этом говорить бесполезно, Элли. Ты ведь любишь его, да? А вот мне кажется что он тебя нет… — произнес он, даже не сомневаясь в том, что я люблю демона. — Я хотел сказать тебе спасибо.

Я нахмурилась.

— За что?

Да, красноречивость так и прёт.

— Ты смогла растопить сердце Ледяного Эльфа, как бы пафосно это не звучало. Ты не знаешь, каким я был до твоего появления в замке, и если честно, знать и не пожелаю. Меня даже наградили именем Хайтек…

— Что это значит?

— Хладнокровный. На староэльфийском языке.

— Но…

— Молчи. Я пришел сказать лишь это. А теперь… До свидания, Моэлла Озерова, — он улыбнулся, а меня внезапно вырвало из тихого омута крепкого сна.

IX ГЛАВА

Я вскочила с кровати, настороженно озираясь по сторонам и стараясь отдышаться после этого сна. Так и знала, что эта его влюбленность погубит нашу дружбу… Нечисть на метле! Да что же такое. И он пришел только чтобы сказать мне это? А ещё говорят я странная…

В комнате было темно, лишь призрачный свет из под толстой занавески освещал помещение лунным сиянием. Я натянула на себя одеяло, и отодвинув шторы, вышла на балкон, чтобы привести мысли в порядок и хоть так глотнуть свежего воздуха.

А ведь Эдер прав, я правда дура. Загнала себя в ловушку, сбежала из Академии, вызвав Дэлиониру Шиар. Со временем родители нашли бы меня сами, ведь я пока что единственная наследница их трона, пусть и временная. Так что артефакты Богини и ее сила были не нужны. Здесь должно было присутствовать только мое терпение. А теперь моя сестра мертва, я не имею права на счастье, потому что обречена на скорую смерть.

Интересно, только я в такие ситуации попадаю, или если ещё одна такая «счастливица»? Если есть, то я могу ей посоветовать только никогда в жизни не связываться с Богами. Никогда и ни за что. Если ты кому-то нужна — найдут сами, без таких рисков для ее жизни. Если на то есть воля судьбы, то она соединит вас чего бы то не стоило. Я теперь расплачиваюсь за свою ошибку, даже Богиню винить не получается, ведь я сама провела тот ритуал. И когда соглашалась на сделку, моя голова тоже была на плечах, но я предпочла сделать все быстро, без лишних трат времени, хотя и надо было отказываться от ее «помощи». Может, и Аврора тогда бы была жива…

Подул ветер, растрепав мои волосы и вытаскивая меня из угрызений собственной совести. Что-то я совсем раскисла. Надо чем-нибудь заняться, а то окончательно сойду с ума. Спать ложится не вариант — мой страшный сон не преследовал меня эти два дня только потому что я была то в обмороке, то ко мне вот Риан во сне пришел. А если заснуть сейчас — боюсь лишнего стресса не избежать. А у меня и так все соки выжаты.

Уже собралась зайти в комнату, как послышался хлопок огромных крыльев. Я обернулась, вглядываясь в чёрное, как смола пространство, борясь со страхом и дрогнувшим коленями. Вот до чего меня это все довело. Раньше я бы только зевнула, а сейчас не упасть — уже достижение. Схватила с перил балкона вазу, и отпрянула к стене, сдувая с лица неуместные пряди волос.

— Моэлла, поставь пожалуйста вазу на место, — усмехнулся из темноты знакомый голос, и я ощутила прилив облегчения. На всякий случай уточнила:

— Эдер, ты?

— Я, — со смешком уточнил демон.

Я поставила, скорее всего, антиквариат на место, но не отходя от него далеко. Подстраховаться мне не помешает. Всё-таки я не знаю зачем точно он пришел.

Рядом со мной хлопнули те же чёрные крылья, и Эдер приземлился на балкон рядом со мной. Молчаливо наблюдала, как крылья за его спиной исчезают, а сам он поворачивается ко мне голой спиной, опираясь сильными руками на перила. Почувствовала как краснею, рассматривая его идеальное тело. Тихо примостилась рядом с ним, встав в той же позе.

Он прекрасен. Такие не могут существовать в этом мире, слишком идеальны. Черные, с белыми прядями волосы, достигавшие талии, серебряные гипнотизирующие глаза. Я поймала себя на том, что молча рассматриваю уже его профиль.

Я знаю, что не должна влюбляться и давать надежду ему. Мой срок уже определен.

«Тик-так, тик-так» — стучала стрелка часов. Это могло бы свести с ума если бы сейчас здесь не было демона, нагло занявшего все мои мысли.

— Ты не должна мне врать, Моэлла, — неожиданно сказал он.

— Я не врала, — упрямо возразила, сжав губы в тонкую линию и отворачиваясь в другую сторону. Как жаль что эмоциональная привязка не обошла меня стороной…

— Ладно, — неожиданно серьезно заявил Эдер, резко поворачиваясь к моему лицу.

Слишком рядом. Слишком близко… Какого Кракена он творит?!

— Сними ночнушку.

— Ч-что?! Ты свихнулся?! — вскрикнула, отшатываясь назад. Спиной врезалась в стену. И демон не мог этим не воспользоваться, упираясь ладонями где-то рядом с моими висками.

— Каюсь, свихнулся, сошел с ума. Да это все просто меня, — прошептал мне на ухо, и его пальцы аккуратно поползли к подбородку. Он поднял мое лицо, пристально вглядываясь в глаза, будто старался прочесть мои мысли, и я ощутила сильный удар по своей ментальной защите. Он… Пытается пробраться в мою голову?! О, нет! Нет!

— Эдер, остановись Шантаэр тебя дери! — крикнула, пытаясь вырваться из импровизированной ловушки, но рука демона нагло опустилась ниже спины, ущипнув за никем не тронутую кожу. Одеяло выскользнуло из моих ослабевших пальцев, комканно падая на холодный пол балкона.

Демон вздохнул, отшатываясь от меня. Встряхнул головой, будто не веря в то, что сейчас сделал.

— Извини, я… Не знаю что на меня нашло. Просто это ощущение… Что ты скоро изчезнешь, растаешь в воздухе… Я чувствую что на тебе проклятье. Моэлла, скажи кто это сделал, я обещаю что…

Я прервала его.

— Нет, Эдер, со мной все хорошо. Честно. Или я просто не знаю об этом проклятии. Ты хотел обыскать меня на присутствие меток на теле, да? — усмехнулась, поворачиваясь к нему спиной. Метка заныла тупой болью, сообщая что скоро войдёт в свою силу.

— Да, — признался, запустив пальцы в волосы. — А ещё я чувствую твою тревогу, и знаю что ты мне врешь, — ответил он.

Я вздохнула. Я и правда ему вру, но по-другому не могу. Эта… Клятва, связала меня по рукам и ногам.

— На тебе клятва молчания? — спросил он, отворачиваясь. Будто мысли читает, честное слово.

Сглотнула, не зная положено ли ему знать эту информацию, или меня снова посетит лик Богини Жизни. Поэтому кивнула. Не знаю почему я решила ему доверится, может, потому что он мне не навредит? А откуда я знаю что он мне не навредит?.. Просто списала это на предчувствие и наличие наших нерушимых уз. Как же много вопросов рождается в моей голове, когда он рядом…

— Кто? — чуть ли не рыкнул, сжимая кулаки и пряча их в карманы брюк. Злится. Я это чувствовала, и это накрыло меня волной, на миг предъявляя перед глазами алую пелену его ярости. Не сдержавшись, всхлипнула из-за такого сильного натиска эмоций, и пошатнувшись, схватилась руками за передачу, как за единственную опору. Горло охватило огнем — значит это я уже сказать не могу, действует шантаэрова клятва.

— Элла? — он подхватил меня на руки, крепко прижимая к себе, и зарывшись пальцами в волосы. Видно богиня решила что на сегодня с меня хватит, и боль ушла, сменившись адской усталостью. Эдер, почувствовав мое состояние, вышел с балкона и опустил меня на кровать, накрыв одеялом.

— Ведьмочка, ложись, отдыхай, потому что на завтра у меня есть другие планы, и ты мне нужна отдохнувшей. А с твоей ситуацией мы что-нибудь придумаем, обещаю.

И поцеловав меня в лоб, покинул комнату. Нет, Эдер Дэ'Ролинор вы тоже не всесильный, и бороться с Богиней вам не плечу. Не давай мне надежду, потому что потом, когда она растает аки дым, будет слишком больно это принять. Я смирилась…

С этими мыслями я и уснула. Метка ночью не буйствовала, будто бы дав мне маленькую передышку. Как затишье перед бурей.

***

Первым вопросом, когда я проснулась, оказалась дума о том, зачем же я сегодня понадобилась демону. Быстро встала, свесив ноги с кровати и нервным движением пальцев поправила непослушные волосы. В дверь вежливо постучали.

— Входите, — крикнула, подходя к зеркалу, и начала пытаться расчесать синие, спутавшийся после сна, волосы.

Пришла служанка. Она поклонилась, и оставив на кровати платье тихо удалилась. Как и в прошлый раз, девушка оказалась человеком, что меня насторожило.

Но я старалась не обращать на это много внимания, и быстро закончила с прической, собрав волосы в низкий хвост и натянула на свое тело синее платье. Оно было в пол, с закрытым декольте и длинными, но обтягивающими рукавами с ледяными узорами. Тот же узор шел и по подолу, и опускался вниз по бедру, добавляя в образ некую магическую нотку.

Только после этого всего я задумалась где же мой завтрак. И как по первому зову, дверь открылась, являя моему взору демона. Уже собственнически притянул меня за талию и оставил на уголке губ быстрый поцелуй. Мне оставалось только хлопать глазами, когда он наконец отпустил.

— Не удержался, — нехотя признался, и уселся на мою кровать, даже снизу вверх смотря на меня как Принц.

— Чем обязана? — спросила, на что демон приподнял бровь, усмехаясь, но ответил:

— Мы идём на завтрак к моему отцу, — сообщил он, зорко наблюдая за моей реакцией. За эту секунду, казалось, в моей голове пробежала сотня мыслей, но я усердно держала лицо, не показывая своего волнения. Кивнула, и задумчиво прислонилась к стене.

— Так и будешь стоять? — спросил демон. Пришла моя очередь удивлённо приподнимать брови, но то ни капли не сбило настроя Эдера. — Надо поговорить, — после некоторых раздумий добавил. Я подошла ближе, и уставилась на него, ожидая начала разговора.

— Моэлла, в следующий раз, когда на тебя подействует проклятье позови меня. Это важно, — сказал он, и протянул мне маленький колокольчик. — Позвонишь в него и я приду, — я кивнула, точно зная что ни в коем случае не скажу ему об этом. Он уже видел действие метки, и если увидеть ещё раз, это может плохо на него повлиять.

— Ведьма, повторю, это важно. Ты должна будешь просто меня позвать, — серьезно добавил, не отрывая взгляда от моих глаз. Как болванчик, вновь кивнула. Теперь я не знала, стоит ли игнорировать его просьбу, или просто позвать его в следующий раз.

— Моэлла, не смей игнорировать это, я пытаюсь тебе помочь, — сказал он, вставая с кровати и приблизился ко мне, двумя пальцами взяв за подбородок.

— Боюсь, ты ничего не сможешь сделать, Эдер, — я выдавила из себя успокаивающую улыбку и вывернулась из его рук.

— Значит, сомневаешься во мне, — прилетело мне в спину, когда я уже почти дошла до двери.

— Я не сомневаюсь, что ты мог бы сделать все для того, чтобы спасти свою истинную пару, но не тебе противостоять воле богов, — я оставила лишь призрачный намек, добавляя ему пищи для раздумий. Конечно, ему не нужно было сражаться за мою жизнь со всеми Богами — но с одной с двумя точно пришлось бы. Но я не настолько эгоистка чтобы ставить под удар его. Поэтому я точно знала, что про мой «припадок» он не узнает.

— Ты не собираешься говорить, значит, — произнес он, когда я закрыла дверь с другой стороны и вышла в коридор.

И только в этот момент до меня дошло, что я абсолютно не знаю где тут что находится, в том числе и трапезная, в которой мы должны завтракать. Дверь вновь заскрипела — вслед за мной вышел Эдер, — и демон взял меня за руку, уводя за собой в сторону витой, белоснежной лестницы. Всю дорогу он молчал, либо что-то обдумывая, либо просто не желал вести со мной диалог. Умом понимала, что второй вариант гораздо лучше, но сердце требовало чтобы всё-таки случился первый. «Мозг и сердце спорят — душа в шоке.» — вспомнила фразу, которая точно подходила под мое состояние.

Вскоре мы дошли до трапезной, и Эдер отпустил мою руку. Вмиг стало как-то холодно, но я отмела эти мысли подальше.

Демон открыл дверь девушке, как полагает джентльмену, и пропустил меня вперёд. Я тихо поздоровались с отцом Эдера и его… Сопровождающей. Истинной парой она не была, ведь все знали что бывший Правитель Ледяных ещё не нашел свою половинку.

Девушка, сидящая рядом с ним, окинула меня презрительным взглядом и отвернулась, полностью отдавая все свое внимание отцу Эдера.

«Мне же лучше» — подумала, присаживаясь на стул, который мне любезно предоставил Истинный. Улыбнулась уголком губ, и встретила ответ в виде того, что Эдер убрал с моей щеки выпавший локон моих волос. Наконец-то села, и принялась за завтрак. Как не странно — аппетит был, хоть и с утра я обычно ничего не ем, но сегодня что-то пошло не так, поэтому блинчики с моей тарелки и какая-то каша закончились в один момент. Я заметила взгляд демона только когда вытирала руки салфеткой, любезно оставленной здесь служанками.

— Что? — шепотом спросила, надеясь что никто не услышит.

— Ничего, — так же тихо ответил он, но не отвернулся, продолжая меня рассматривать.

— Ты такая милая, когда смущаешься, — сказал он через некоторое время, когда я уже спокойно сидеть не могла из-за краски, постепенно заливающей все лицо.

— Эдер, — послышался голос его отца. Я вздрогнула, поворачивая голову в его сторону.

— Да, отец? — совершенно спокойно отозвался демон, даже не отрывая взгляда от меня.

Кажется, я покраснела ещё больше.

— Скоро приедет твой брат, — Эдер оторвал от меня свой взор и наконец повернулся в сторону отца.

— Почему я об этом не знал? — холодно спросил он.

— Потому что брал осадой земли Изгнанных, — усмехнулся бывший Правитель.

Особа, сопровождающая отца Эдера все это время гадко усмехались, будто ведёт двойную игру. Что-то в ней мне показалось смутно знакомым, но я не поняла что и кого она вообще мне напоминает, поэтому бросила это дело, просто ожидая конца завтрака и их трудного разговора. Я не слушала, что они говорили, и услышала только последние слова:

— Тогда Моэлла не выйдет с моей территории замка, — подчеркнул он, и встав, увел меня прочь.

— Эдер, в чем дело? — спросила, когда мы уже достаточно далеко отошли от трапезной.

Эдер усмехнулся.

— В том, что у меня нет братьев.

Я споткнулась о подол платья, но демон успел меня поймать, чтобы я не проехалась лицом по плитке коридора.

— А почему твой отец сказал что есть? — окончательно запуталась я, внимательно смотря на Эдера. Его лицо было мрачным, как туча, но решительным и серьезным, будто он настроен на войну.

— Недавно кто-то пытался пробить мой ментальный блок. Видно у нас есть противники, которые имеют что-то против Ледяных демонов.

— То есть, ты хочешь сказать что защиту твоего отца уже пробили? — ошарашенно спросила, крепче сжимая ладонь демона. Я тянулась к нему против воли, чувствовала себя с ним в безопасности, пусть и знала что от всего меня спасти он не способен.

Эдер кивнул.

— Тогда дела правда плохи, — подвела я итог.

— Я что-нибудь придумаю, обещаю. Но знаешь, — он хитро улыбнулся. — Это никак не помешает моему сюрпризу.

***

Эдер закрыл мне глаза ладонями, сказав что я не должна даже догадываться куда мы идём, иначе это испортит всю изюминку. Я согласилась, но пару раз чуть не упала на лестнице, и слава Сази что рядом был демон, а то бы вернулась я не свои покои, а в лекарский кабинет.

— Не открывай пока, — шепнул он мне на ухо, пустив по телу табун мурашек. Я кивнула, на всякий случай закрыв глаза своими ладонями (вдруг не удержусь), и демон отошел от меня. Послышался скрип двери, и я на миг испугалась что он отведет меня в темницу.

— Открывай, — выдохнул он, удобно устроившись позади меня и положив ладони мне на талию.

Я открыла глаза, и обомлела. И нет, это не была темница… Это был королевский сад. Железную, вычурную дверь оплетал северный плющ, а там, за дверью, находилось огромное помещение, в котором росло все: и ледяные розы, которые можно вырастить только при помощи крови ледяных демонов, стеклянные стены оплетал северный плющ, на деревьях, покрытых инеем, рос голубой мох, и здесь летали бабочки. Насекомые были в ледяных пузырях, которые защищали их от холода, а с потолка свисали ледяные гирлянды.

— Какая красота… — еле выдохнула, шагнув за порог двери.

Демон безмолвно последовал за мной. Посреди сада ещё находилась статуя… Девушки. Ледяная, красивейшей работы статуя нежной девушки. Длинные, волнистые волосы закрывали ее тело до самых пят, а крестьянское платье было порвано в некоторых местах. Девушка сидела на траве, а на ладони у нее сидела бабочка…

— Кто это? — спросила, не отрывая взгляда от прекрасной незнакомки.

— Моя мать. Она не была истинной парой отца, но он любил ее. Так, как мог бы любить ее если она была его суженой. Поэтому и поставил памятник, — грустно ответил он.

— Она…

— Умерла. Через восемь лет после моего рождения.

— Прости, мне очень жаль… А ты любил ее? — спросила, спиной прижавшись к его груди. Он обнял меня, и ответил:

— Очень.

Я прикрыла глаза, растворяясь в его объятьях и стараясь впитать его боль. Он правда любил ее, от него исходили волны точки и обречённости…

— Она была из бедного сословия? — платье говорило о многом, вот и решила уточнить.

— Да. Они с отцом и встретились случайно… Она вытащила его с Чьевонных болот. Он тогда порвал крылья в полете, и упал именно на те болота. Пробыл там около недели, пока его не нашла мать.

— А она не боялась… Что он найдет истинную и забудет ее? — демон выдохнул, прижимая меня ближе к себе.

— Она была мудрой женщиной. Мама знала что рано или поздно это случится, и не подавала виду, но на самом деле эта ситуация приводила ее в ужас. Они сильно любили друг-друга, и отец все повторял ей, что ее ему никто не заменит, но она умерла… Бывший король до сих пор носит траур. Ни одна женщина не сможет заменить ему мою мать, я это знаю. Она была ему и другом, и любимой женой, и матерью его сына…

Я повернулась к демону и обняла его, спрятав лицо у него на груди.

— Прости что задаю такие вопросы, — прошептала.

— Ничего. Ты имеешь право знать, — ответил он, положив подбородок мне на макушку.

— А почему ты родился чистокровным?

Эдер усмехнулся.

— Я стал подарком Богов. Я им дан за чистую, нежную любовь, как говорила мать, — ответил он. — Ей приснилась богиня Любви, это было за день до моего рождения, и сказала что дарит им меня за то что сломали все стереотипы о Истинных парах. То что искренне любить могут не только они…

Довольно грустная история… Не знала, что Эдер особенный. Обычно чистокровный демон может родится только от истинной пары, но родители Эдера сделали все вопреки. И вопреки родился он. И не просто родился, а стал чистокровным демоном. Я искала информацию о нем, когда сбежала к Изгнанным, и она оказалась… Специфична. Эдера охарактеризовали как способного, сильного демона, который стремится во всем быть лучшим. Занял трон, стал отличным Правителем. Не придраться ни к чему.

— Ты поэтому решил стать идеальным во всем? Из-за смерти матери? — спросила, прижавшись ближе к нему.

— Знаешь, мне все время казалось что я не достоин. Ни быть сыном своих родителей, ни этой магии. До смерти мамы я был… Разгильдяем. Не хотел ни учиться, ни развивать магию. Дрался с одноклассниками, заставлял и мать и отца краснеть каждый раз, когда их вызывали к директору. а после ее смерти как сорвался. Долго не выходил из комнаты, лежал и смотрел в потолок, а потом понял что это все из-за меня. У матери было плохо с сердцем, а я доставлял одни лишь проблемы. После раздумий, затянувшихся на месяц, взялся за голову и дал себе слово что стану лучшим, — ответил он. А потом хитро улыбнулся, приподняв мое лицо за подбородок.

— А теперь твоя история. Насколько я знаю, ты у нас тоже особенная, Водная ведьма, да при этом ещё и с кровью Изгнанных и ледяной магией, да и в придачу эмпат.

— Ну как тебе сказать. Я жила у дедушки, который всю жизнь твердил что родителям я не нужна, и они сбежали. Маму выставил слабым артефактором, отца загипнотизированным ею. Брата украли Ледяные демоны. Как оказалось, отца казнили, мать бывшая Королева Изгнанных, а брата вовсе не существует, только младшая сестра по матери, — произнесла, грустно вздохнув. Моя история конечно не настолько трагичная, как у этого демона, но и в ней приятного мало. Когда тебе всю жизнь врут, чувствуешь себя опустошенных и обманутым. Будто не собой вовсе.

Эдер прижал меня к себе и поцеловал в висок.

— Это прошлое, и оно сделало тебя такой, какая ты есть. Мне остаётся только сказать твоему деду спасибо, за такую ведьму, — недолго помолчал, а после задал вопрос которого я так боялась. — А почему ты сбежала тогда?

Я на секунду замялась, не зная что ответить.

— Я решила найти родителей.

— Ты могла сказать мне, и я бы по он, и ты это знала. Почему, Моэлла?

Кровь застучала в ушах, и я, вздохнув, ответила.

— Я боялась этого. Была не готова, воспринимай как хочешь.

Демон кивнул.

— А сейчас, Элла? Сейчас ты боишься?

Да. Я боялась. Но не за себя, а за него.

— Эдер, на мне проклятье, и я боюсь не за себя.

Лицо Эдера изменилось. Кажется, он начинал злится. Хватка на моей талии стала сильнее, он сжал будто до хруста в ребрах. Возникло чувство, что я сказала ему что ухожу.

— Мы снимем проклятье. Обещаю тебе, мы снимем его, Моэлла.

Я вздохнула.

— Эдер, это невозможно…

Он прижал палец к моим губам и покачал головой, но я вывернулась и продолжила:

— Эдер, с этим врагом может справиться только Ариэл. И то, мой враг не один, в отличии от Бога Тьмы.

— То есть, когда ты говорила про волю богов, ты не шутила, и за тобой охотятся боги? Моэлла, как?

Горло охватило огнем, как только я собралась ответить.

— Я… Не могу… Сказать, — просипела, сгибаясь в три погибели. Эдер опустился на корточки, и пустил на меня волну целебной магии, но этого оказалось мало. Клятва только сильнее жгла горло. Рука Эдера опустилась на мою шею, и нас отбросило друг от друга. Я спиной врезалась в дерево, и сипло застонала, мельком обрадовавшись что боль в горле прошла. Эдер же отлетел в противоположную сторону, и врезался в стеклянную стену.

— Что… Это было? — рядом оказался Эдер, и поднял меня с земли, не обращая внимания на мой вопрос. Прижал к себе, уткнувшись носом в висок, и что-то шептал. Вдруг почувствовала что спина мокрая и липкая, да и жжет огнем. Вывернулась из захвата демона, и отвела руку за спину. Когда взглянула на ладонь, та была в крови, и я добросовестно хлопнулась в обморок.

X ГЛАВА

Эдер

Сердце ухнуло куда-то в пятки, и там билось через раз. Демон подхватил девушку в метре от пола, и направился в лекарское крыло, чтобы там ей помогли. Второй раз он наблюдает это ее состояние, как, шантаэр возьми, эта ведьма додумалась связаться с богами?! Воистину, сумасшедшая!

Крылья сами вырвались из спины, и он уже летел по коридорам особняка, пугая слуг и стражу. Бешеные вихри витали вокруг демона и ведьмы, но вскоре после тревог вновь становились обычным недвижимым воздухом. Эдер летел на пределе своих возможностей, уронил по дороге несколько ваз с ледяными розами и чуть не сшиб парочку служанок. Те с диким визгом отшатывались, посмотрев хозяину особняка в глаза: там горела ярость вперемешку с диким страхом. Страхом потерять ее. Но вскоре Моэлла сама открыла глаза и потянула демона за шиворот черной рубашки.

— Куда мы летим? Если к лекарю, то прошу меня отпустить, потому что все уже в порядке.

— Моэлла, ты просто так, ни того ни с сего потеряла сознание. Думаешь, это нормально?

— Это… Не из-за этого, — девушка внезапно покраснела, закрыв алеющие щеки прядью волос.

— А что тогда? — чуть не рыкнул демон, сворачивая куда-то влево.

— Я… Крови боюсь, из-за этого всё, — ответила она. Демон так и застыл в воздухе, и в тишине коридора слышались лишь далёкие крики прислуги и хлопки от огромных кожаных крыльев.

Эдер опустился на пол, и крылья исчезли со своим пресловутым «хлоп». А потом демон завилисто и обидно рассмеялся, на что Моэлла лишь больше покраснела.

— Спасибо, поддержал, — буркнула ведьма, пытаясь выпутаться из его сильных рук.

— Нет-нет, прости, я не из-за этого, — он ещё пару раз хрюкнул в кулак и после откашлялся. — Смешной оказалась моя реакция. Я всех слуг в доме распугал, а оказалось что это просто так, — он ещё раз усмехнулся и опустил девушку на пол.

— Всю… Прислугу?

— Да, пока летел обронил пару букетов и чуть не налетел на служанок, — ответил демон, поправляя чуть задравшуюся рубашку. Ведьма внимательно проследила за его движением, взглядом задержавшись на чуть приоткрытом мужественном торсе. Лицо демона осветила самодовольная ухмылка, а Моэлла, заметив что ее раскрыли, в который раз покраснела.

— Можешь любоваться, я весь твой, Ведьмочка, — прошептал он, опасно близко приблизившись к ее лицу. Моэлла смущённо закусила губу, и отрицательно махнула головой, будто прогоняя из той плохие мысли.

Демон рыкнул, опустив руки на ее талию и притянув как можно ближе к себе. Элла не стала брыкаться, и ее руки нежно обвили ее шею.

— Что я творю… — прошептала она, и попыталась вырваться. Демон отрицательно покачал головой и его губы накрыли ее, сминая в болезненном поцелуе. Девушка застонала, и ее ладони легли ему на грудь, то ли притягивая, то ли отталкивая. Вскоре ее юркие пальчики уже сминали ткань рубашки, и пытаясь притянуть демона как можно ближе. Ведьма чуть привстала на носочках, отвечая на болезненный поцелуй и тщетно пытаясь перехватить инициативу, но демон слишком долго ждал этого момента.

— Остановись, — еле слышно прошептала девушка, но будто в контраст своим словам до боли в пальцах сжала его волосы, не выпуская из стального захвата.

— Не… Могу, — он прикусил нижнюю губу, и тут же зализал маленькую ранку, из которой вытекла капля крови и спустилась по его подбородку.

— Нет, Эдер, правда хватит, — она резко его оттолкнула, разбавив удар магией.

— Я не могу понять что тебе мешает, Моэлла. Тебя же саму ко мне тянет, — справедливо возмутился демон.

— Мне мешает то, что моя жизнь не продлиться больше месяца, а дальше ты останешься без меня! — вскрикнула девушка, и тут же закусила губу, взболтнув много лишнего.

— То есть, ты затеяла меня оставить, да? — зашипел демон в ответ, а за его спиной начали расползаться ледяные дорожки.

— Прости, я…

— Кто тебя проклял, Моэлла?

— Я не могу сказать, Эдер Дэ'Ролинор, вспомните чем это кончилось в прошлый раз, — тут же отзеркалила она, вернувшись к официальному тону. Ее лицо заледенело, превратившись в каменную маску, а руки крестом легли чуть ниже груди.

— Помню, — осекся демон. — Прости, не хотел так срываться, — он притянул ее к своей груди, и носом уткнулся в макушку, вдыхая неповторимый аромат своей ведьмы. Она лишь раз дёрнулась, попытавшись вырваться, но после единственной попытки осеклась и расслабилась в его руках, и только крепче сжала в руках так полюбившуюся ей рубашку.

— Моэлла, мы вытащим тебя из этой истории, обещаю, — прошептал он.

— Эдер, я уже смирилась. Пожалуйста, если ты попытаешься, то тоже можешь пострадать. Я этого не хочу. Я верю, что ты сможешь жить без меня. Не смей лезть в мою войну, Принц ледяных демонов, тебя это не касается.

— Меня это ещё как касается, потому что прокляли мою пару! — взбрыкнул он.

— Все уже решено.

— Я не сдамся. А ты успокойся, ишь, смирилась она. Мы найдем выход.

Моэлла прижалась к нему крепче, вдыхая его аромат, согреваясь его теплом и совершая самую страшную ошибку — поверив в его слова.

***

Моэлла

— Эдер, тебе там не по каким делам не надо? — спросила у демона, роясь в шкафу. Вытащила темно-синее платье, и тут же закинула его обратно. Кто выбрал мне так гардероб? Там декольте… Даже мыслей про фантазии не будет!

— Нет пока. Ты что-то хотела спросить? — он оторвался от книги и пристально оглядел меня, на половину пропавшую в шкафу.

— Да. Ай, — ударилась головой о дверцу и вынырнула из хранилища зла, обидчиво потерев лоб. — Можно я увижусь с Арлианой, Рэнесмэ и Рианом?

— Со всеми, кроме последнего, — стальным голосом отрезал и уткнулся обратно в книгу.

Ну и ладно. С Рианом разговор можно и отложить.

— Отлично. Когда я могу поехать? — я ушла за ширму, и на всякий случай поставила вокруг нее барьер. Вдруг демон наглее, чем на первый взгляд? Да и если он начнет его взламывать, я одеться успею, как никак я бывшая адепка.

— Ты? Нескоро. А вот они у тебя будут сегодня вечером, — я быстро переоделась, и высунулась из-за своего прикрытия, смотря на демона.

— Дорога от Эльфийского леса до сюда составляет примерно один день, а от поселения ведьм ещё больше, — с сомнением произнесла.

— Ты сомневаешься в скорости нашего полета, Ведьма? — преподняв бровь и взглянув на меня, спросил он.

— Не то чтобы… Но не понесете же вы их на спине?

— Все для моей ведьмы, — припечатал он, и вышел из комнаты, но на последок приоткрыл дверь и громко сказал:

— Моэлла, у тебя пробелы в барьере. Слева внизу и наверху, чуть правее, — насмешливо произнес. Поджав губы, кинула на пол расчёску, и та приглушённо стукнулась о ковер. Наглец! И ведь издевается!

Следующие несколько часов прошли как всегда. Сначала я переоделась и заплела волосы в низкий хвост. После чего мне принесли завтрак и оставили его на столе, пока я читала одну из книг, которые мне принёс Эдер. Мило с его стороны, но странно. Я все меньше и меньше походила на пленницу, и все больше — на гостью, или возможно даже члена их семьи. Дальше потянулся серый скучный день. Я даже сходила в сад, который мне показал демон, но от скуки это не спасло. Я обошла весь сад, осмотрела и ощупала почти каждый листочек, полностью изучила статую, и даже полила цветы, а потом снова вернулась в комнату. Просидела там около трёх часов, наворачивая по огромному помещению круги, психанула, достала книгу и начала читать. Взглянула на часы и застонала — три часа дня. Обнаружила что давно не практиковала магию, и решила наведаться в библиотеку особняка, чтобы взять какие-нибудь учебники — вдруг есть, чем шантаэр не шутит. С помощью стражников, с горем пополам смогла до туда добраться, нашла несколько книг и снова ушла в свою комнату, наивно полагаясь на свою память и не позвала никого, чтобы меня проводили.

Ну и как вы догадались, заблудилась. Побродила по коридорам минут двадцать, и поняла что книги тоже отнюдь не лёгкие, даже наоборот, и решила немного передохнуть, но обнаружила что забрела куда-то, где даже стражи нет. Свет тут был приглушен, обои были темнее чем во всем особняке, да и казалось что здесь в воздухе витает обречённость и боль. Вздохнула сквозь стиснутые зубы и повернулась в ту сторону, откуда пришла, но сзади была стена. В душу закрался липкий страх, а после того как я услышала стук каблуков и скрип двери, то я вообще чуть не потеряла связь с реальностью.

— Здравствуй, Моэлла, а что ты тут делаешь? — спросила женщина. Я ее видела на завтраке — женщина бывшего короля. Как ее зовут я не могу сказать, ибо честно, не слушала.

— Случайно забрела. Заблудилась, — виновато улыбнулась, полагая что если это часть особняка запретная, то меня не пожалеют.

— Ты из библиотеки? — прищурилась она, не убирая с лица этой улыбки. В моей голове вспыхнуло озарение. Этот взгляд, этот прищур и улыбка… Шантаэр! Это Дэлионира! Те же темные волосы, правда глаза были голубыми, но что ей мешает поменять внешность? Как я сразу ее не узнала?!

Я решила играть до конца. Не стоит ей показывать, что ее тайна раскрыта.

Если, это конечно было тайной.

— Да. А вы можете подсказать как добраться до моих покоев?

— Я могу проводить. Бывший король спит, поэтому я свободна, — вполне дружелюбно улыбнулась она, у меня на миг прокралось сомнение насчёт того что она Богиня. Стоп! Она ведь наверняка этого и добивается.

— Если вам не трудно. Спасибо большое… Эм-м, — замялась, не зная ее имени. Вернее, имени ее личины.

— Румини. Можно просто Руми, — подсказала она.

— Тогда зови меня Эллой, — усиленно продолжала я играть свою роль.

— Пойдем. Ты конечно далеко забрела, это да, — она свернула налево, и я поспешила за ней, стараясь удержать книги в руках. Румини, увидев как я мучаюсь, предложила помощь, и я не посмела отказаться. Потому что было реально тяжело. Так мы и дошли, попрощавшись только у двери. Я заперлась в комнате, и отдышавшись, упала лицом на кровать.

«Надо предупредить Эдера» — пришла в голову мысль.

Остальные часы прошли в занятиях магией. Конечно мне очень мешало то, что я несколько забросила свои способности, но это быстро прошло после нескольких замороженных ваз, ковра и корешка книги.

Вообщем, почти ничего не поменялось. Зашла в ванную чтобы попрактиковаться в магии воды. Включила воду, кинула в нее несколько нагревающих шариков и вылила пол флакона пены. И на моей улице должен быть праздник, в кое-то веки! Спешно разделась и нырнула с головой в огромную ванну, которую не грех было бы назвать бассейном. Вынырнула, и поправив волосы, начала вырисовывать в воздухе замысловатые узоры, и вода по моему велению взметнулась вверх, в точности повторяя задуманный мною рисунок. Я рисовала цветы, каких-то зверушек и даже пыталась повторить старинные руны из учебников по истории магии, но после того как одна из них взорвалась в воздухе, и заляпала стену слева фиолетовой жижей, передумала так рисковать, и продолжила своё интересное занятие. Сама не замечая, начала вырисовывать такие знакомые черты лица. Прямой нос, высокие скулы… Это был Эдер. Я вздрогнула и потеряла контроль. Водный портрет осыпался отдельными каплями, и опал в ванну быстрым дождём.

Решила что пора закругляться. Вылезла, и быстро обтеревшись полотенцем, завернула его вокруг груди и вышла в комнату прямо так.

И тут, как назло, раздался стук в дверь. Я вздрогнула, и только собралась крикнуть чтобы подождали, но дверь распахнулась, и в мою комнату влетели два урагана, один сероволосый, а другой же с копной шоколадного оттенка.

— Элла! Клянусь, я тебя придушу! — разгневанно крикнула Арлиана, и сжала меня в крепких объятьях. Я не совсем поняла, за что меня решили лишить жизни, но все равно умоляюще взглянула на Рэне, стоящую позади феи, на что та лишь покачала головой.

— Нет, прости, но я ей помогу, — я вздохнула. Все против меня, обидно!

— Девочки, имейте совесть, дайте я хоть оденусь! — я красноречиво опустила взгляд на длинное махровое полотенце. Фея с ведьмой кивнули, и вышли из комнаты, сказав что придут через минут сорок, потому что им все равно надо было сходить в свои покои и принять ванну после дороги. На что, я конечно без прелюдий согласилась.

Сколько я не видела Арлиану? Да, у нее есть повод меня помучить. Я очень соскучилась по подругам, а со всеми этими проблемами совсем замоталась и забыла им хоть писать. Да. У разгневанной феи определенно есть все основания чтобы настучать мне по голове, да и у Рэнесмэ тоже. Последний раз я ее видела за три недели до того, как меня забрал, или даже можно сказать — нагло похитил, Наглый демон. Опять же это проклятье, отношения с Эдером, моя паранойя — и Пуф! — я совсем забыла о Лие и Рэне.

Я ужасная подруга. И как они меня только терпят? Ну ладно, эти двое по-любому на мне отыграются, можно не волноваться.

Девочки, как и обещали, пришли ровно через сорок минут. Уверена, что причина тому пунктуальность Рэнесмэ Джоули, ведь только она может приходить секунда в секунду. А вот Арлиана более легкомысленна, но, хочу отметить, не глупа. Она здраво анализирует все, но ведёт себя как ребенок. Ей так легче. Да и кому, в конце концов, хочется взрослеть?

— Девочки, а где Эдер? — спросила, расчёсывая свои синие волосы, и оглянулась на девочек, сидящих прямо на ковре посреди комнаты. Рэне заплетала Лие волосы. На мой вопрос откликнулась Фея.

— Он у себя в кабинете, — ответила, отводя за плечо локон длинных волос.

— Не вертись! — шикнула на неё Рэне, и посадила фею так, как удобно было ей. Лия недовольно что-то буркнула, вызвав мою усмешку.

— Ещё и смеётся, — фея возмущённо засопела.

— Да не обижайся! — примирительно произнесла, и подошла к ним, сев рядом. — Я по вам скучала.

— Мы тоже Элла, ты даже не знаешь насколько. И не подлизывайся, то, что ты про нас забыла, мы не простим, — произнесла Лия. Рэне кивнула на ее слова.

— Я знаю, что поступила некрасиво, — признала я.

Ведьма и фея одновременно фыркнули, но промолчали.

— Ну простите! Вы же знаете что я иногда… Выпадаю из реальности, — сказала, неловко поправив рукав длинного синего платья.

— Знаем, поэтому не обижаемся, — улыбнувшись, произнесла Рэне.

— Говори за себя! — фыркнула фея, но тоже улыбнулась. Мир настроен, значит можно дышать спокойно. Но меня все не покидала мысли о том, что похоже, Дэлионира «пасёт» меня лично. Хотела рассказать об этом Эдеру, поэтому и спросила где он, но от обязанностей главы клана решила его не отвлекать. У него есть и свои дела, не должен же он решать мои проблемы? Я думаю, что определено не должен.

— Девочки, ну а как вы там? Не встретили ещё своих половинок? — спросила, улыбались и смерив каждую из них пристальным взглядом. Лия покраснела, а Рэне отвела глаза в сторону и мечтательно улыбнулась. Та-а-ак!

— Рассказывайте! — громко сказала, сев поудобней и приготовившись слушать.

Первой свой рассказ начала, как не странно, Рэне. Ее взгляд то и дело мечтательно блестел, а ее объектом воздыханий оказался ректор Ведьминской Академии, которая находится в их поселении, и куда она пришла чтобы стать помощницей какого-нибудь профессора. Они с ним случайно столкнулись в коридоре, он сбил ее, и моя подруга пороняла все книги на пол. Ректор, как истинный джентльмен, вызвался ей помочь, но когда взял её за руку… Рэнесмэ даже не смогла объяснить толком, что почувствовала. Сказала, что помнит только снежные вихри, закрывающие их от всех, и взгляд черных глаз ректора Рэ'Ли́она.

Мне уже было интересно посмотреть на него, потому что подруга описывала его… Как истинного засранца. Но, как она признала, заботливого. Ещё она сказала что он был против этой поездки, а она сбежала. Я поняла, что кому-то по приезду домой попадет за самоуправство.

Мы все вместе повздыхали, пожелали ведьме терпения, а потом я начала ждать рассказ от Лии. Та, как не странно, долго мялась, краснела, а потом…

— Он меня раздражает! Он… Наглец, и подлый Метаморф! — мы с Рэне так рты и открыли, не ожидая от милой феи такого.

— Лия, что он сделал? — тихо спросила Рэне.

— Он меня обманул. Поспорил с друзьями, — фыркнула та. — Но потом произошло то, что произошло. Он ко мне впервые прикоснулся, когда пытался меня выловить на экспедиции. Мы тогда получили вызов из малочисленного поселения, и нам навязали вторую команду лекарей — команду, как назло, метаморфа по имени Рой. Ну, того кто спорил. Он меня выловил, а дальше произошло почти то же, что и у Рэне, только у нас это был ветер с золотой пыльцой… И теперь, боюсь, мне от него просто так не отвязаться, — тяжко вздохнула Фея.

Мы с Рэнесмэ задумчиво кивнули.

— Он, конечно, гад, но присмотрись к нему. Если он твой истинный, то… У метоморфов же там тоже какая-то загвоздка, да? У демонов это рождение чистокровных детей — они только от пар. А у них?

— Истинная любовь. Их ни к кому кроме пары не тянет, от слова совсем. Даже если он очень захочет мне изменить, тело его не послушает, и сделает по-своему, — тихо ответила Лия.

— Лия, — я приобняла подругу за плечи. — А что ты к нему чувствуешь? Кроме обиды, — спросила у нее.

Фея раздражённо закатила глаза.

— То же, что и все пары. Привязанность, принадлежность… Но это же не настоящее, это просто физиология, приправленная магией! Я не хочу так, — обречённо прошептала она.

— Может, и так… — в унисон ей, вздохнула я. То, что она говорит, очень похоже на правду. И это правда звучит… Гадко. Неужели у нас с Эдером так же? Просто привязка и физиология?

— Так, а ну не раскисаем, — приободрила нас Рэне. — А ну-ка, вспоминаем. Как появились истинные пары? Ну!

— Богиня Любви принесла нам это в качестве дара, — почти в унисон ответили мы.

— Да, нет! Копаем глубже. После чего у нее появилась такая идея?

— Она рассказывала что ей запретили быть со своим любимым, так как он был из рода врагов ее семьи. А после того как она стала Богиней, она вспомнила об этом чувстве и решила сделать всем такой дар. Но потом поняла, что не все пары могут встретится, поэтому попросила помощи у Богини Судьбы. Она уже разными путями сводила пары, — ответила я.

— Именно! Где там говорится про привязку? Это просто иллюзия. Мы сами привязываемся к паре. Если мы хотим, то пару можно и оставить. Вспомни свою сестру, Элла. Сколько она скрывалась от Кайрона? Да и ты бегала от демона. Но он же жил в твоём сердце, но ты не сильно к нему рвалась, верно говорю?

— Это лишь теория, Рэне, и она тоже, увы, не доказана, — отмахнулась я.

— Ответь! — мягко потребовала она.

— Да, я о нем никогда не забывала. Но боль после расставания была, значит, и привязка есть, — здраво рассуждала я.

— Есть, но ее можно преодолеть, и пару бросить можно. Все зависит только от нас. Эмоциональная же привязка не доказана.

Мы с Арлианой дружно отмахнулись от этой темы, и начали обсуждать всякую чушь. Много смеялись, а после того как мы с Лией вспомнили про годы в академии — поплакали, потом ещё перемыли косточки своим истинным парам. Вообщем, все было отлично, а после пришел Эдер. Я тут же вспомнила про Дэлиониру, а демон, будто почувствовав что нам надо поговорить, попросил моих подруг выйти.

Девушки спешно поднялись с ковра и ушли в покои Лии, и сказали что придут позже. Я кивнула.

— Мне показалось, или ты хочешь о чем-то поговорить? — спросил демон, привалившись спиной к стене.

— Да, — кивнула я. — Мне кажется, что та, что наложила на меня проклятье, тут.

— В смысле? — нахмурился он.

— Румини. Она очень похожа на неё. Я не знаю, почему сразу этого не заметила, но она ее точная копия.

Демон нахмурился ещё сильнее.

— И ты думаешь что это как-то связано с ментальным вмешательством?

— Может быть, я не знаю. Но твоему отцу же что-то подкорректировали в голове, и тебе пытались. Что ей мешало внушить мистеру Дэ'Ролинору что она — его любовница?

— Нет, Ведьмочка. Румини здесь уже около двух лет, — задумчиво произнес он.

И эта новость выбила меня из колеи.

— Но… Почему она тогда так похожа на Богиню Жизни? У них только глаза разные, а так — будто зеркальные отражения друг-друга. Ты уверен, что твой блок не взломали? — настороженно спросила.

— Моэлла, нет, мой блок цел. Говоришь, глаза разные? Какой смысл менять только глаза? Ведь если бы она решила скрываться и следить за нами, то поменяла бы всю внешность. Это как минимум нелогично, а как максимум — странно.

— Ты прав, — пришлось сдаться. Его доводы и правда звучали логично. Но какого Кракена тогда они как две капли воды? — Это странно. Но это может быть и уловкой. Разве нет?

Демон устало потёр переносицу.

— Может и так. Но Румини не может быть Богиней, она слишком давно живёт в нашем особняке. Святой Сази, кошмар какой-то, — пробурчал он, и быстрым движением притянул меня к себе, носом зарываясь в волосы. Его руки плавно опустились на талию и крепко сжали, тем временем как я лишь провела ладонью по его гладкой щеке. «У демонов нет щетины» — вспомнила какие-то далёкие слова, но они тут же потонули в нежном взгляде, обращённом на меня. Мысли о том, что все это может вскоре закончится, отрезвили, подобно ушат ледяной воды.

Я отстранилась.

— Все ещё боишься, — глухо произнес демон.

— Да. Но только за тебя, — упрямо отзеркалила. Эдер покачал головой, и нахмурился.

— Как знаешь, — твердо произнес, и вышел из комнаты.

Приплыли…

XI ГЛАВА

Дверь громко захлопнулась, а из моих лёгких будто изчез весь воздух. Грудь сдавило стальными тисками, а я поднялась над полом.

В мои глаза зло глядела Дэлионира.

— Ты решила как-то мне помешать, мерзавка? — прошипела. Ее глаза зло блистали, волосы растрепались. Но даже так она выглядела превосходно. А меня настораживало даже не это, а то, что я слежу за всем этим будто со стороны, и мне абсолютно все равно, что она сейчас сделает. Неужели я и правда… Смирилась? Шантаэр, ну нет!

— Ничего я не собиралась делать. Если Эдеру так удобней, пусть пытается что-то сделать, а мне уже как-то все равно, — прохрипела. Ее рука в миг отпустила мое горло, и я кулем упала на пол.

— Эдер, значит? А что, если пострадает не ты, а он? Из-за твоей оплошности, глупая ведьма…

Не знаю, что произошло, но я разозлилась не на шутку. Ярость огромной волной взметнулась в груди и потапила мое благоразумие под собой окончательно.

Не стоило ей трогать Эдера.

Теперь я уже не контролирую себя.

С моих пальцев срывается поток воды, и я направляю его ей прямо в лицо. От неожиданности она пятится, и ногой спотыкается о маленький пуфик, заваливаясь на спину, и злобно смотрит на меня снизу вверх.

— Решила, наконец, дать мне отпор? А я все ждала и искала твои слабости. Ты думаешь, просто так убивать интересно?… Нет, дорогая, зрелищнее когда жертва дохнет в муках! А хотя… — она остановилась на миг, переводя дыхание. — Ты не умрёшь. Умрёт он.

В следующее мгновение комната опустела, но в коридоре раздался злобный, но звонкий смех. Я дёрнула дверь на себя, и побежала на голос Дэлиониры.

Я должна найти Эдера раньше нее, либо все пойдет наперекосяк! Я не позволю убить его! Пусть лучше проделает это со мной, но не трогает Демона.

Смех становился все тише и тише, ее силуэт то и дело мелькал в зеркалах, мимо которых я в попыхах пробегала. Будто играла со мной. Издевалась. И где сам Демон я тоже не знаю, а это еще более паршиво!

Если бы знала… Может успела бы предупредить…

Богиня стихла окончательно. Я оказалась одна в пустом коридоре, но мой слух успел уловить тихий скрип двери. Та находилась в конце коридора…

Со всех ног побежала туда.

Открыла дверь и застыла напротив Эдера. Он смотрел на меня, чуть задумчиво, печально, и что-то ещё странное было в его глазах…

— Я согласен, — твёрдо произнес он. Дэлионира, стоящая у него за спиной, злобно ухмыльнулась.

— На что согласен?! — не своим голосом закричала. Но мой возглас остался проигнорированным. Нас с Эдером заволокло темным облаком, мою метку жутко запекло. Но ещё хуже стало, когда представила что сейчас может происходить.

— Нет, нет, шантаэр, нет! — почти беззвучно шептала, глотая слезы и паралельно оголяя ключицу. Метка смерти тускнела, бледнела, пока совсем не изчезла. От ужасной догадки запершило в горле и потемнело в глазах.

— Эдер! — крикнула. Надежда на то, что все кончится хорошо, постепенно гасла, подобно догорающей спичке.

— Я тут! — послышался его слабый, тихий голос. Черный туман рассеивался, и я уже могла видеть его силуэт. Тут же рванула к нему, и застыла, увидев его лицо.

Оно будто… Застыло. Светлое, оно было ещё бледнее, чем до этого. И выражение было похоже… На гримасу боли.

— Нет, — выдохнула.

Подошла к нему, и рванула за ворот черной рубашки. Из горла вырвался стон отчаяния.

На его ключице, в том же месте что и у меня, красовалась метка смерти.

***

Эдер

— Чем ты думал?! — причитала ведьма, наворачивая по комнате огромные круги. Метка вновь стрельнуло болью, но демон упорно «держал лицо», не желая показывать слабости. Хотя, казалось, что его слабость уже знает о своем существовании.

— Не думал. Делал что должен, — в который раз отчитался он.

— Ты ничего мне не должен! — тоже довольно расшарканный вариант.

— Моэлла, прекрати, мы тем же текстом уже час ругаемся. Приведи весомые аргументы, тогда, я может и задумаюсь о неправильности своего поступка, — Эдер расслабленно откинулся на кресло и вдохнул сквозь зубы. Эта боль вечно ее преследовала? Если да, то понятно почему его ведьма всегда язвит. Боль, конечно, не такая как вначале, не острая, а тянущая, но все равно довольно… Неприятная.

— Ты дурак, Эдер Дэ'Ролинор! — вскрикнула девушка, и скинув туфли, уселась прямо на ковер.

Он скептически поднял бровь, но промолчал насчёт ее высказывания. В последнее время он и правда похож на дурака, тут не поспоришь.

— Надо как-то вернуть метку мне, или избавится от нее окончательно, — подвела она итог.

— Возвращать тебе не вариант. Только избавится совсем, — поправил ее демон.

— Ещё какой вариант, эта метка на тебе из-за меня. Косвенно, но я в этом виновата, — гордо заявила ведьма. — Значит, если не получится избавится от нее, но будет шанс вернуть ее мне, то так мы и поступим.

— Нет, — упрямо отрезал он. — Если она уже моя, то нет смысла возвращать не тебе. Моэлла, это мое решение, я хочу чтобы с тобой все было хорошо, — сказал он.

И это было бы милым заявлением, даже цепляющим за душу, если бы было произнесено не таким стальным тоном. Ведьма вздрогнула и странно на него покосилась. Он же ощутил ее нервозность, встал с кресла и подошёл к ней.

— А теперь слушай сюда, — прошептал он, схватив ее за талию и придвинув вплотную к себе. После вернулся обратно в кресло, и усадил ее на колени и лицом к себе, так, чтобы ее бедра лежали поверх его. — Ты больше не будешь оспаривать мои решения. Если я сделал так, то так и должно быть. Мы сделаем все, что можно, и если обойдется без потерь, то это будет чудно. Если же нет… То ты останешься жить, — Моэлла собралась возразить, но он сжал ее запястья, — Молчи, ведьма! Это не обсуждается. Лучше думай, как выкрутиться из этой ситуации и не забивай себе голову ерундой.

— Дело не только в этом… — слабо произнесла она.

— В чем ещё?

— Эта метка… Я заключила договор с Богиней. И она попросила меня убить человека… Это все заслужено, Эдер. Я просто захотела сбежать раньше. Испугалась. И тебя, и того что могу не успеть куда-то. Но узнала об этом… — она поёжилась. — Поздновато. Я бы по-любому встретилась с родителями, потому что я была единственной наследницей. Надо было только набраться терпения. А я просто сделала все легче, поторопилась. Это все за дело, Эдер. Так что метку вернём мне. Ты не должен расплачиваться за мои ошибки, — ее рассказ был сумбурным, расплывчатым, но с каждым ее словом демон холодел все больше, хмурился, смотрел в стену со злостью.

— Ты не виновата. Просто ты понадобилась Богине как пешка, — заявил он. — Ты же не убила того человека, Моэлла?

Она покачала головой.

— Нет. Поэтому эта метка и была на мне. В наказание.

— Значит и метки тебе не видать. Мы сделаем все, чтобы остаться в живых. Но если не получится, то я повторяю, умру я.

XII ГЛАВА

Тихо дул ветер, покачивая листья деревьев и шевеля волосы на моем затылке. Он пел свою загадочную и прекрасную песню, грустную, как казалось мне. Такую, как мое, увы, не весёлое настроение.

Я думала как можно вернуть Эдеру его свободу от метки. Он и правда поступил очень глупо, и как бы он не отмахивался, я чувствовала свою вину. Он поставил на кон свою жизнь только из-за меня, хотя совсем меня не знает. Я понимаю, что истинная пара — дар для ледяных демонов, но не было бы гораздо легче без этой жертвенности?

Как по мне, Богиня Любви нас не одарила, а просто добавила лишних хлопот. Такое ощущение, будто у нас нервы и впрямь бесконечные, чтобы ещё их так тратить. Я же знала, кто может остановить Дэлиониру, но так же знала, что добраться к нему она нам не даст. Она уж быстрее добьет Эдера, что совсем не входит в мои планы…

Мне нужен Кайрон Дэ'Ринмэс. Или же, его настоящее имя — Ариэл Сази. Главный из Богов. Истинный моей погибшей сестры. Он единственный, кто может помочь. Но нужны ли ему эти проблемы? Он ведь так и не отошёл от гибели Авроры, я-то знаю, видела его раздавленным. Пусть он и усердно держал лицо. Притворялся. Но все мы знали, что Аро была единственной кто сдерживал его Безумие. Именно так, с большой буквы. В прошлый раз, когда умерла Мариэлла, он погубил почти целый город. И это сразу после того как она его бросила, а потом и умерла у него на глазах. А что будет сейчас, во второй раз? Когда он уже точно не сможет увидеть ее вновь, коснуться, когда надежды больше нет?

Это он ещё долго держится, как по мне. Что ещё может удержать его от кровопролития и новой Межрасовой войны?

И я почти сразу мысленно нашла ответ.

Его дочь. Его ребенок, который сейчас должен находится в другом мире, не понятно где и неизвестно что с ним происходит. Я думаю, это достойный повод. Но спасет ли это его после смерти жены? Думаю, должно… Хотя, что я о нем знаю, кроме того что он любил мою сестру и что он отличный и мудрый правитель?

Ничего. Я не знала больше ничего. А если сорвётся Бог Тьмы, то миру точно придет конец.

— Моэлла, о чем задумалась? — неожиданно спросил демон. Я даже не заметила как он вошёл.

— О нашей ситуации.

«Ты же похоже, уже помирать собрался» — хотела уже продолжить, но промолчала.

— Я думаю, что нам стоит как-то связаться с Ариэлом, — озвучил он мои мысли. Я кивнула.

— Я, если честно, тоже пришла к такому выходу. Сколько у нас ещё времени до активации метки?

— Месяц, — ответил демона смотря мне прямо в глаза.

Всего месяц… А если Ариэл не сможет что-то сделать? Не знает как снять это шантаэрово проклятье? Что мне тогда делать со своей взбунтовавшийся совестью?

Тем более, я уже слишком привязалась к нему, чтобы просто так отпустить. О любви зарекаться не могу, но то, что он стал мне дорог — запросто. Эдера стало слишком много в моей жизни, и как оную уже без него представить? У меня если честно, уже не получается это сделать. Как ни старалась.

— Ты опять слишком глубоко погрузилась в свои мысли, — прошептал демон напротив ее лица. И когда он оказался так близко? Да и не только к ее лицу, и к сердцу тоже? Как она могла пропустить этот момент?

Было ли это когда она ее похитил, или же когда отвёл в тот сад?

Или напротив, когда принял ее метку? Нет, он стал ей дорог до этого. Неужели… Он стал для нее тем, кто есть сейчас, ещё в Академии?

— А я хочу… — остальное он прошептал совсем-совсем тихо, так, что она сама еле услышала. И покраснела.

— Извращенец! — смущённо выдавила из себя. На что демон залился бархатным смехом.

— Зато это помогло тебя отвлечь. У меня такое ощущение, что я с той вазой разговаривал, — я обернулась и посмотрела на вазу, которую чуть не кинула в демона когда он пришел ко мне в гости с балкона. — Да-да, именно с той, — подтвердил он, когда заметил мой взгляд на нее.

Я прищурилась.

— Ну как из нее собеседница? — поддержала я шутку.

— Молчит постоянно и витает в своих мыслях, — фыркнул он.

— Эдер, у нас всего месяц. Нам надо на земли Изгнанных, — произнесла, подходя к нему, так как за время нашего разговора он успел отойти. Недалеко, но все же ощутимо.

— Ты права. Но если уж ты сказала, что тебя преследует Богиня, то как ты отправишься к нему? Она вряд-ли позволит.

— Не знаю, — честно призналась.

Раздался треск стекла. Мы с демоном переглянулись и кинулись к двери, вылетая в коридор. Служанка, заикаясь, пояснила об ужасных новостях и попросила пройти в кабинет к отцу Эдера. Мы вновь мрачно переглянулись. То, что узнала Эльвира (так звали в служанку), явно ее напугало. Даже очень.

Когда мы пришли к кабинету бывшего Правителя и открыли дверь, он кричал на кого-то по омуту проекций, и вообщем, был очень зол. Мы думали что сейчас попадём под горячую руку.

— Эдер, Моэлла, — кивнул он, разорвав связь с провинившимся собеседником.

— Что случилось, отец? — спросил демон, сев в кресло. Я села рядом с ним, внимательно глядя на Дэ'Ролинора-Старшего.

— Я не знаю, как так вышло, но… Ариэл Сази сорвался.

Что-то ёкнуло в груди и небеса свалились на землю. Перед глазами зарябило, а в ушах послышался звон разбитого стекла.

Сорвался.

Ариэл Сази сорвался.

Это значит, что у нас с Эдером просто нет шансом. В этом, с позволения сказать, состоянии, до Бога Тьмы достучаться нереально. Но… Может есть хоть мизерный шанс? Если есть, то я вытяну из этого всё, что можно! Я не дам умереть Эдеру. Умереть просто так. Это самая наиглупейшая смерть, которую только можно придумать. Гибель из-за человека, в нашем случае ведьмы, которую вовсе не знаешь!

Эдер заторможенно кивнул, встал с кресла и потянул меня за собой. А хотя, может это просто мое восприятие заторможенно? Слишком ошеломляющая новость.

— Что… — я облизала пересохшие губы. — Мы теперь будем делать?

— Ничего, — ответил демон.

— В смысле ничего?! Ты с ума сошел? — взвилась я.

— В прямом смысле, Моэлла. Мы ничего не будем предпринимать, — спокойно пояснил он.

XIII ГЛАВА

— Мисс Озерова, с вами все хорошо?

Я вздохнула сквозь зубы и чуть не прорычала. А все потому, что этот вопрос звучит в этом замке уже целые три дня. И почему-то вопрос адресован именно мне. Ни Эдеру, который собрался умирать, ни его заколдованному отцу и даже не Румини, которая, я уверена, помогает Дэлионире, но просто с очень хорошим прикрытием! Уж слишком она похожа на Богиню, и я знаю, что это не просто случайное совпадение.

А я просто думаю, и именно сейчас меня приняли за страдающую персону. Я привыкла рассуждать с холодной головой, поэтому сейчас, когда я подумываю план побега, я не чувствую ничего, будто помогаю постороннему демону. Но ночью… Я много нервничаю. Может я слыла заболевшей из-за синяков под глазами?

— Все хорошо, — холодно отчеканила и продолжила читать. Вернее, делать вид, что читаю. Ведь слугам только прибавит уверенности в моей болезни, вид того как невеста их Правителя пялится в стену. Да и не только в физической болезни, ещё и статус сумасшедшей припишут.

Служанка, поняв что ее присутствие здесь неактуально, поставила завтрак на стол и ушла, тихонько прикрыв за собой дверь. Я откинула книгу в сторону и притянула колени к груди, положила на них подбородок и полностью окунулась в размышления.

Я точно знала, что умереть Эдеру я не дам. Единственное, что может его спасти — Ариэл, а значит, его надо как-то вернуть в прежнее состояние, иначе он не только никому не поможет, да ещё и весь Миро́л в крови его жителей утопит. У меня один шанс. Осечка — и я умру одной из первых, но после того, как повстречала Богиню, то смерть теперь не так пугает. А если учесть, что и раньше она меня не очень-то и страшила… Но от меня зависит жизнь демона.

Единственное, что могло бы его остановить — его жена, моя сестра Аврора. Она бы точно спасла нас всех, да ещё и Ариэлу бы настучала по голове за одну только мысль об убийстве. Но она мертва, и это причина его нового витка Безумия. Есть мысль о том, что их ребенок… Существуют же способы пробраться в другой мир… И если… Если как-то убедить его в том, что открыть портал и вернуть его дочь возможно, он кинется ее искать. Но если способов не будет, и он разочаруется вновь, то тогда нас уже точно ничего не спасет.

Ладно, главное его вытащить из этого всего, будем думать о проблемах по мере их поступления.

***

Два дня спустя.

Под ногой противно хрустнула ветка, на дереве каркнула птица, и накрапывал мелкий дождь. Но моему сознанию все было нипочём, я стояла и пялилась в огромную, пятиметровую стену и не могла понять…

Какого, шантаэр возьми?!..

Я конечно знала, со слов Северных вампиров, которых Ариэл выгнал с наших земель, что он окружил себя защитой. Но я думала, что это барьер, который пропускает тех, в ком есть кровь правящего рода. Но огромная, каменная стена, это ни в какие ворота! Я что, зря сбегала, искала по всему особняку Демонов свою метлу? Это форменное издевательство!

А вот как я выходила с земель демонов, вообще отдельная история. Я знала, что фокус с иллюзией больше не пройдет, поэтому пришлось действовать по-другому.

Потом подумала, а почему, шантаэр возьми, просто не сказать что мне надо в город? За покупками, да и за всякими женскими вещицами.

И главное — у меня получилось. Меня отпустили. Правда, с двумя демонами-стражами, у которых, не им в обиду, две извилины. Охранная и направленная на симпатичных девушек (краем уха услышала их разговоры на дежурствах). Все остальное ушло в огромные, поистине впечатляющие мышцы. Обдурить их не составило труда. Меня в тот момент интересовало — а я правда в глазах Эдера и его отца выгляжу такой дурой? Ведь, как по мне, каждый мог от них сбежать.

… Или это был жест доверия, а его профукала. Ну и ладно, если все получится, демон мне потом спасибо скажет.

Но мне все больше начинать казаться, что мне сейчас придется развернуться, и вернуться к демонам со словами:

«Ушла прогуляться, и заблудилась. Да, на целые два дня.

— Нет, ваши стражники совершенно случайно попали под воздействие сонных чар, это не я вообще!»

Ведь я уже огромное количество времени пытаюсь пробить эту стену. И льдом, и водой, но ее ничего не берет! Я искала лазейку, выковыривала камни, надеясь что смогу просто сделать для себя проем. Если будет маленьким — никто не отменял уменьшающие чары, я бы могла уменьшиться и пролезть, но камни просто возвращались на свое законное место! Бог все предусмотрел!

Как можно быть настолько дотошным абсолютно ко всем мелочам?! Удивительная личность, этот Бог Тьмы!

Вдохнула и выдохнула несколько раз, успокаивая свои нервы. Так, у меня есть несколько дней. Если что, Эдер пойдет по ложному следу, оставленным мной. Но он может догадаться, что я направилась сюда, но это только после того, как его поиски наткнуться на тупик — то бишь, обратно на их земли. Это дня два. Дальше я могу использовать маскирующую магию. Но у меня с ней всегда было плохо — не моё это, — это ещё дня четыре, если учесть что Вельгром — Город Сумеречных Вампиров, ближайший к Северным землям, далеко не маленький, и затеряться в нем — раз плюнуть. Ещё надо бы замести следы своего прибывания здесь, и вообще поменьше использовать магию — меня могут по ней засечь.

То есть, у меня семь дней. Плюс-минус. Мало, но и не из такого выкручивались, верно? Всего лишь, пф, пробить защиту Древнего Бога, сильнейшего из своих собратьев, да ещё и прояснить его разум. Да что вы, пустяки! А да, при этом ещё желательно выжить. Ерунда ерундейшая!..

Яростно сдула с лица прядь волос, прилипшую к щеке из-за пота, и тоскливо осмотрела стену, магически, стараясь найти брешь. В бестолку!

Накинула на себя маскирующие чары, подозвала метлу, и после того как наложила чары и на нее (мало ли, перестраховываться — привычка хорошая), полетела в Вельгром, накинув на себя заклятье невидимости. Насколько я знаю — в городе вампиров, Ведьмы гости редкие, и то, что я прилечу туда открыто, может вызвать немало вопросов. Теперь дело за малым — найти ночлег, благо, Эдер заставил меня взять деньги, иначе пришлось бы ночевать в городском парке.

***

— Здравствуйте, — мило улыбнулась девушка-вампир, стоящая за стойкой.

Ну как мило, натянутая на уши улыбка за милую считается?

— Здравствуйте. Мне пожалуйста ночлег на неделю, — ответила ей.

Она странно на меня покосилась, видно заметив мое скромное платье, и не убирая с лица улыбки. Но после того, как я поставила на столик мешочек золотых, она улыбнулась шире, и я наконец попала в свою комнату. Переоделась и сразу же упала на кровать, после чего и уснула.

Проснулась от того, что в соседнем номере кто-то закричал. Кинула взгляд на настенные часы — без десяти восемь. В принципе, встать было бы желательно пораньше, вот как сейчас, но глухое раздражение на шумных соседей не покидало. Встала с кровати, скинув одеяло на пол, и с полузакрытыми глазами отправилась в ванну. Быстро помылась, одела вчерашнее платье (выбора особо не было, много одежды с собой не брала), прополаскала рот и отправилась на улицу. Я должна была сейчас отправится к стене, но что-то пошло не так. Из-за угла вынырнули стражники… Знакомые стражники…

Шантаэр, почему так рано?! Он должен был узнать об этом не сегодня! Хитрый, догадливый демонюга!

Как же хорошо что я с маскировкой, а то были бы проблемы.

Через некоторое время поняла, что стою на месте и пялюсь на стражу. Странное поведение. Отвернулась и направилась дальше. Спокойно, Элла, спокойно. Спасать Истинного — это же не преступление, да? Ну вот, значит и не осудят меня за это. Просто… Да кого я обманываю? Этот демон не знаю что со мной сделает, если найдёт раньше того, как я его спасу!

А я его спасу! Теперь точно! Чтобы не нарваться на неприятности…

Следующие два дня были спокойными, не считая того, что я очень часто натыкалась на стражей демона, рыскающих по всему Вельгрому. Невольно возникает вопрос как это пропустил новый король Сумеречных Вампиров, Мэйсон Дэ'Ринмэс. Но я старалась не обращать на это внимания, всё-таки его можно понять. К роли Короля готовили не его, а Кайрона, который оказался Богом Тьмы и отказался от царствования Сумеречными. Так вот. Все было тихо и привычно до определенного момента. Я тогда шла от стены которую уже, если честно отчаялась пробить, как раздались крики с главной площади города. Я, насторожившись побежала в самую гущу событий.

Главная улица города была битком забита Вампирами и прочими существами, все кричали, некоторые плакали и в страхе прижимались друг к другу. Я, нахмурившись, попыталась пробиться к мальчишке, стоящему посреди толпы и что-то рассказывающему всем, так как я не слышала ничего из-за гула вокруг. Но меня «выплюнуло» из толпы, и поплотнее натянув на лицо капюшон попыталась протолкнуться снова. И лучше бы я этого не делала.

Мальчик взахлёб рассказывал о том, что Ариэл окончательно потерял над собой контроль. Он сломал свою же стену, и выбрался на свободу. Его безумие слишком возросло, уже есть жертвы. Целая деревня. От жителей осталась сплошная лужа крови, от домов — кучка пепла. Он единственный выживший. Глотая слезы, но полная решимости, я отправилась в свое временное пристанище. То, что я остановилась в том кабаке, было слишком очевидным. Поселилась в заброшенном домике лесника.

Его потеря контроля все усложняла. Если Ариэл и правда настолько обезумел, то остановить его будет крайне проблематично, почти невозможно. Это конец. И для всех жителей Мирола, и для Эдера.

Но я всё равно намеревалась найти Ариэла и поговорить с ним. От этого сейчас зависело слишком многое. Пусть опасно, пусть глупо и безрассудно, но я же Моэлла Озерова из рода Дэ'Роззэл, значит, мне все по плечу. А ещё я очень волновалась за маму и отчима. Вдруг, они попали Ариэлу под горячую руку? Не успели уйти?..

Пришла домой и скинула с себя плащ. Пора бы мне успокоится и применить свои познания в ведьминстве — а именно, сварить поисковое зелье. Только вот проблемы появились сразу же — мне нужна была любая вещь Бога, как связывающая нить с объектом, который буду искать. И понятно, что ничего подобного у меня не было. Искать по его ауре? Я не разбираюсь в этом, я не настолько сильна в эмпатии! А может… Аврора же по идеи принадлежала ему, верно? Я ее сестра. Может смогу создать ее ауру с помощью своей крови, и связать с ним? Маловероятно, но попробовать стоит. Иначе придется идти в замок Северных, и искать что-то там.

Достала из под кровати припрятанный котелок, карту Мирола, свечи и несколько пучков различной травы. Амурная, сушеный клевер и алая ройонда. Ройонда — как и вода, хранитель информации, она найдет путь к Богу, она вберет в себя информацию с предмета Ариэла (то бишь, поддельной ауры Авроры), и отведет к нему. Но это лишь теория. На практике я никогда не использовала это заклятье, не подвернулся случай. Теперь поняла, что стоило тренироваться, потому что теории для этого мало.

Я расставила свечи, с помощью заклинаний наполнила котел водой. Села, и напротив себя положила карту. По порядку скинула в котел травы и стала нашёптывать заклинание. Проколола палец, и содрогнувшись, закрыла глаза. Стала по памяти собирать ауру Авроры, и — о чудо! — у меня получилось. Но вопрос о том, сработает ли, оставался открытым. Нужен был предмет, и я не знала поможет ли тут аура его Истинной.

Зелье начало подсвечиваться сначала синим, потом поменяло цвет на зелёный. Я испугалась, что ничего не сработает, но тут оно приняло фиолетовый, нужный оттенок ежевичного.

Окунула в зелье нож, и быстро, пока не выветрилось волшебство, капнула на карту. Зелье ветвисто побежало по бумаге, и в итоге огромная капля собралась в замке Северных, но потом побежала дальше, остановившись на зачарованном лесу.

Лес, в который портал выбросил Аврору. Там она и впервые познакомилась с изменником Румэлом Голдом…

Тряхнула головой, выбрасывая из той все мысли. Сейчас чувства мне ни к чему, мне нужно сосредоточиться, и придумать нормальный план.

Так, я получила карту, которая будет мне указывать местонахождение Ариэла. Сейчас он находится в Зачарованном лесу, это я знаю. Но как же мне к нему подобраться, и не умереть до этого? Сомневаюсь, что он будет меня слушать, скорее уж, просто послушает зов безумия и вновь обагрит свои руки кровью, и на этот раз, моей. Чем же привлечь его внимание, да ещё и не в качестве жертвы? Думай Моэлла, думай!

Эдер

В воздухе пахло инеем и морозом. Слышался треск льда, разъеренно хлопали крылья.

— Вы ее ищете второй день! Вы что, не можете найти ведьму среди сплошных вампиров и эльфов?! — прорычал демон, сжимая между пальцами угол стола, который жалобно хрустел под его натиском.

— Возможно, она применяет маскирующие чары, — скрывая страх, произнес один из стражей. Эдер вздохнул, крылья его носа трепетали от злости. Демон был в шаге от убийства. Жалкие недоростки! Кто их обучал?!

Он знал, зачем именно отправилась неугомонная Ведьма с непомерной гордостью, непробиваемым чувством собственного геройства и полным отсутствием инстинкта самосохранения. Конечно она решила поговорить с Тёмный Богом, который между прочим, совсем обезумел. Как она не понимает что это тупик?! Или она настолько не хочет быть его должницей, что готова умереть?! Чокнутая Ведьма!

— Повелитель… — пропищал второй, самый молодой из стражей, и тут же заткнулся, когда демон взглянул на него. Эдер был в бешенстве, и его лучше сейчас было не трогать. Он даже не обращал внимание на то, что метка ноет все сильнее, предвещая скорый приступ. Но они же набрались смелости придти к нему ни с чем! Или же это тупость, а вовсе не смелость? Демон подозревал, что все же второе.

— Повелитель, мы всё понимаем, но ваша Истинная оказалась гораздо хитрее, чем мы думали. Она сначала запутала нас, отправив обратно на наши Земли, а сейчас пользуется тем, что это немаленький город, затерялась в нем. Да ещё наверняка с маскировкой. Что вы требуете от нас? Мы делаем все, что в наших силах, — ответил главный из их отряда. Эдер вздохнул, и отпустил несчастный стол. Да, страж прав, он срывается на тех, кто не виноват ни в чем. Их отряд не спал уже вторые сутки, обшаривая весь город, а он ещё чем-то недоволен.

Демон потёр переносицу и уселся в кресло, выглядывая в окно.

Он всегда знал, что его Ведьма хитра, раз смогла сбежать от него. Но тут она перешла все границы. Жертвовать собой только ради своей гордости? Это как минимум глупо. Глупо и безрассудно. Или же причина в другом? Если так, то он ее не видит.

— Можете идти и отдохнуть, — произнес он, вспомнив что отряд ещё стоит в его комнате, ожидая указаний. Страж кивнул, и вся группа демонов удалилась, видно пока Повелитель не передумал. Эдер же стал с помощью магии удалять со стены ледяную корку, возникшую после выброса его дара.

Раз уж они не могут найти Моэллу, то ее найдет он.

Моэлла.

Вообщем, я много думала. Единственное, что пришло в голову, это то, что у меня есть козырь в рукаве — эффект неожиданности. То есть, я просто заявлюсь на поляну и поговорю с Ариэлом.

Ну, да, более весомых мыслей, увы, не было. Но и этот нескладный план мог сработать, поэтому я достала запрятанную на чердаке метлу, и набросив на себя множество чар, полетела на ту злополучную поляну.

Но Ариэл бы не был Ариэлом, если бы все было так просто. Когда я приземлилась на территорию зачарованного леса, то меня чуть не убило темной сферой. Так сразу, и так негостеприимно. Видимо, Тёмный Бог никого не хотел видеть. Значит, мое появление станет ещё больше неожиданным, чем есть сейчас.

Пошла вперёд, метлой раздвигая ветки, в самую чащу леса. Где-то там, эдак в самой середине, должна быть поляна.

… И вскоре я на нее наткнулась. Правда, от поляны тут мало что осталось. Выжженная трава, деревья, горящие черным огнем, а некоторые и вовсе просто снесенные магией. Были даже вырванные с корнем. А посреди всего этого безобразия, стоял Бог Тьмы, и пытался самостоятельно открыть портал.

По самым ужасным традициям, под моей ногой предательски хрустнул высушенный листик, и Бог обернулся в мою сторону, вперевшись взглядом чёрных глаз, без пробелов света и белков. Просто чёрные пропасти. Я вздрогнула, а он направился ко мне, нацепив на лицо предвкушающую ухмылку. Мне стало по-настоящему страшно, отступила на шаг назад, но сзади оказалось дерево. Я в ловушке.

Его ладонь легла на дерево позади, перекрывая пути к отступлению. Он потянул носом воздух возле моих волос, будто слепой хищник, а после его глаза расширились в удивлении, мне даже на миг показалось, что его глаза вновь стали алыми, как у нормального вампира.

— Моэлла Озерова Дэ'Роззэл, какая встреча, — произнес он, отступив на шаг назад. Я вздохнула с облегчением — видимо, прямо сейчас меня убивать не собираются, это уже хорошо. — Позволь спросить, чем обязан такой чести? Неужели не боишься умереть? — зло усмехнулся он, дёрнув меня за прядь волос. Я заметила длинные черные ногти. — Недавно же к Истинному вернулась.

— Я… я… — попыталась что-то произнести, но он обернулся.

Кто же думал, что Румэл додумается появиться сейчас?!

Ариэл зарычал, бросившись на него, но тот увернулся, и тут же всю поляну заполнили его копии. Я в шоке озиралась, стараясь найти хоть какие-то отличия от оригинала, но тщетно. Ариэл же решил поступить более гуманно. Просто уничтожал одну копию за другой, кидая в них сферами из чёрного огня.

Чего я не ожидала, так это того, что сзади появится кто-то третий, и схватит меня, зажав рот рукой. Я забрыкалась, но когда некто дал обернуться, застыла. Резко захотелось громко и некрасиво выругаться. И все равно, что там дерется два Бога, один из которых нестабилен и может меня убить если выступлю.

Вы же уже догадались, что это был Эдер?

***

Демон зло вышагивал по комнате. От его ног по полу тянулись тонкие дорожки льда, а в воздухе витал аромат инея и мороза. Я же сидела неподалеку, в кресле, и вжав голову в плечи.

Эдер был взаправду зол. Нет, даже не так, он был в ярости от моей выходки! Такое ощущение, будто он меня за приворотом или смертельным ритуалом увидел, а не за своим собственным спасением.

— Моэлла! Зачем? — повторил он вопрос, пощелкав перед моим лицом пальцами. Видно, отвлеклась.

— Я не собираюсь наблюдать, как ты умираешь, шантаэр возьми! Как ты этого не понял?! — крикнула, вскочив на ноги и оттолкнув от себя демона. Тот ошарашенно отступил на шаг назад, и посмотрел на меня как-то по-другому, но все с таким же неодобрением. — Принял за гордость, да? Знаешь, не пошёл бы ты…

Чего я не ожидала, так это того, что он неожиданно прижмёт меня к себе, зарывшись в мои волосы, и выдохнет.

— Каюсь, за это и принял, — признался он, будто нехотя. И тон был… Будто он просил прощения. Ошарашенно застыла, ожидая его дальнейших действий. Демон же сел в кресло, и посадив меня к себе на колени, положил подбородок мне на макушку.

— Я просто не хочу чтобы ты пострадала, — сказал он. — И не важно по какому поводу: гордости, или же из-за меня. Я по-любому не одобряю этого. Ариэл Сази не стабилен. Он убьет тебя. Уже бы убил, если бы не появился Румэл, так что я ему относительно благодарен.

Я взвилась. Если он не появился, Ариэл бы возможно уже был стабилен!

— Если бы он не появился, я бы с ним поговорила. Ты думаешь, я пошла на рожон без плана? Эдер, ты не лучшего обо мне мнения!

…Не стоит ему говорить о том, что мой план тоже аховый, и вероятность того, что он сработает невероятно мала. И что он может сработать только теоретически — тоже.

Эдер покачал головой, будто не веря. Или увидел мысли в моих глазах.

— Элла, вот сейчас ты врешь, — уверенно произнес он. Я отвернулась и прикусила губу. Он прав, вру. Но во благо же.

— Эдер, но я должна попробовать! Аврора бы никогда не дала этому случится, а ещё его дочь! Наверняка он захочет ее найти…

— Это не твоя забота, — припечатал он. Мягко, но и непреклонно. Я нахохлилась и отвернулась, рассматривая такой заманчивый узор на стенах.

— Я знаю, что это неуместно. Но… Я люблю тебя. Не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. Тем более, из-за меня.

Демон сказал это как-то буднично, с лёгкой душой, будто я должна была это знать и без этих слов — а у меня из под ног ушла земля. Ошарашенно застыла, глядя на такого внезапного демона.

Его признание нашло отклик глубоко в моем сердце. Я до последнего не хотела признавать — но я тоже его люблю. Я даже не замечала этого, и вряд-ли смогу сказать это вслух. А Эдер этого и не ждал — когда я открыла было рот, чтобы что-то произнести, он остановил меня и мягко обнял за талию.

— Не надо ничего говорить, — прошептал он.

Я закусила губу и уткнулась лицом в его рубашку, вдыхая аромат мороза, которым демон, казалось, пропах насквозь.

Мороз, лёд, иней, метель — это все он. Эдер переменчив, прекрасен сам по себе, как зима, окутывающая своими дарами мир. Она серебрится ледяной поземкой по воздуху, делает счастливее.

Он тверд в своем слове, как лёд. Страшно прекрасен в гневе — как метель. Он коварен и заботлив как мороз, который за нос кусает непослушных детей, но при этом спасает деревья от глобальной заморозки. Он красив, как само произведение искусства — узоры инея на замёрзшем окне. И он неповторим — как снежинка, одна из миллиона, вроде одна из многих, но неповторима, и выделяется из общей массы…

Демон и не заметил, как перевернул мой внутренний мир с ног на голову и пошатнул мою ледяную стену, до этого времени окружавшую сердце. Так легко и просто. Будто издеваясь, по щелчку пальцев. Для моего внутреннего боя нужно всего лишь его существование — и я уже не смогу быть прежней, зная что где-то там есть он.

Права была Аврора, когда говорила что от Истинного нельзя отказаться, когда он скажет что любит.

Я вот уже не смогу. Я люблю его.

Это так внезапно, и так, шантаэр возьми, не вовремя, но я люблю его! И теперь я точно не дам ему умереть, как бы он потом не ерепенился.

Эдер Дэ'Ролинор будет жить. Ну а дальше, раз уж он так жаждал моего общества, то я ему ещё и надоем, но от меня он больше не отвяжется.

XIV ГЛАВА

Так. Очередной план побега я продумывала особенно тщательно, стараясь сгладить все углы и учесть все пункты. Эдер не глуп, он усилил охрану втрое, и я практически не оставалась одна, со мной была либо Румини, либо служанки либо он сам. Несколько раз со мной «нянчился» Бывший Правитель, что вообще выбило из колеи. Демон всерьез решил запереть меня в замке, но что может помешать влюбленной Водной ведьме с вампирской кровью? Ничего. Мой план был одновременно простым, и невероятно трудным. Я просто хотела выйти из своей комнаты через окно, когда стража за моей дверью будет сменять друг-друга. Это полночь и пять минут. А потом, под чарами невидимости забрать свою метлу, которую на первом этаже особняка охраняет один из стражников.

Полуночи я ждала как на иголках. То и время поглядывала на часы, а вещи собрала ещё задолго до нужного времени. Погрузившись в свои мысли, даже не заметила как настало мое время, и услышав за спиной шаги и громкий смех, быстро открыла окно. Вздохнула, прежде чем тихо вылезти на подоконник, и по лианам, опутывающим особняк Демонов спустилась вниз. Выдохнула, и побежала в ту сторону, где должен был быть стражник с моей метлой. Когда подошла к нему, услышала странные звуки… А потом увидела как огромный, стражник прижимает к стене стонущую девушку, дочку повара, которую я несколько раз видела в столовой.

Немного смутилась, покраснела, хотела было уже кашлянуть, но удержалась от этого порыва. Как же все удачно складывается, однако! Даже слишком идеально!

…Точно грядет что-то страшное.

Схватила метлу, и тихонько отступила в кусты, зорко следя за тем моментом, если страж раньше закончит свое дело, готовая сорваться в любую секунду. Выдохнула только когда оказалась у ворот особняка. Мысленно попросив у Эдера прощения за его истрепавшийся нервы, пролезла в подкоп, а уже там запрыгнула на метлу и полетела прочь.

Остановилась в лесу, и там достала из мешочка карту, указывающую местонахождение Ариэла. Оказалось, что сейчас он был в Вельгроме, что меня напрягло. У него откат от безумия, и он пытается как-то восстановить город, или там кровавое побоище? Это был очень актуальный вопрос, но увы, видеть настоящее, и тем более будущее я не умела. А жаль. Так бы хоть знала чего ожидать.

***

В помещении стояла напряжённая тишина, прикрываемая лишь тиканьем часов и еле слышным дыханием.

Богиня Любви молчала, кляня себя на чем свет стоит, ее безмолвно поддерживала Богиня Судьбы. Дэлионира же смотрела в окно, совершенно ни в чем не раскаиваясь, Румэл расслабленно потягивал вино, сидя в кресле. Только Бог Истины злился, глядя на младшего брата, и разрываясь от жестоких мыслей о его убийстве.

Конечно, в сложившейся ситуации виноваты они все. Килиара виновата в том, что дала Богам право иметь Истинную пару, Богиня Судьбы, она же Миона, в том что потакала подруге, но Онира и Румэл отличились пуще всех. Кому из них вообще пришла в голову такая мысль, как убить Истинную пару Бога Тьмы и Безумия?! Они же знали, что Мирол после этого может исчезнуть навсегда!

— Ну что, дорогие мои, какие идеи? — зловеще протянул Динир, поочередно рассматривая всех присутствующих. Его взгляд обещал кару каждому из них, но все молчали, как самые опытные из самоубийц.

— Дин, ты же и без нас знаешь, что спасет нас только появление Авроры, — протянул Рум, даже не посмотрев на брата, а рассматривая алую жидкость в своем бокале.

— А ты вообще заткнись! — прошипел он в ответ. — Это, между прочим, произошло из-за вас двоих, по большей части! — он ладонью указал на черноволосую Богиню Жизни и младшего брата-балбеса.

— А зачем ты тогда спросил у нас всех про решение проблемы, или предложение заткнуться было персонально для меня? — парировал он в ответ, играя с огнем.

Румэл и Динир были братьями-близнецами. Одинаковы на лицо, но волосы их отличались. Румэл обладал длинной копной белоснежных волос и голубыми глазами, Динир же не отращивал их ниже плеч, и они у него были темнее самого мрака, а глаза зелёные.

Так же, увы, и с характером.

Динир был ответственным, воистину страшим братом, пусть только и на несколько минут.

Румэл же был безответственным раздолбаем. Рискованным, вольным.

Бог Истины и Бог Иллюзий и Обмана. Они ненавидели друг-друга, пусть и были когда-то дружны. Но это все было в прошлом, до того как они стали Богами. Никто не видел их теплых чувств относительно друг-друга. Только ненависть, враждебность, и вечные стычки их буйных характеров.

На то они и противоположности. Ложь и Истина никогда не смогут взаимодействовать…

— То-то же, — со смешком ответил Румэл, заметив что брат ничего не может ответить на его колкость. Динир с раздражением выдохнул, борясь с желанием придушить его. Равновесие в Мироле и так шаткое, а если пропадет ещё и один из Богов — пусть даже и такой незначительный, и казалось даже ненужный, как Румэл, — то мир просто рухнет. Одного Бога Тьмы, который постепенно окрашивает их мир алой кровью, хватает.

Шантаэр, а ведь Динир предупреждал Ариэла, что давать Килиаре разрешение на создание Истинных пар не стоит. Знал, что все это выйдет боком. Но кто бы его еще послушал?

— Слушайте, давайте закончим это скучное сборище. Мы ведь все знаем, что это все только для видимости порядка, а вот для кого это все — непонятно. Динир, зачем ты нас собрал, знаешь ведь, что уже поздно, — насмешливо произнес Рум.

— Я, в отличии от вас, — Бог Истины обвел взглядом всех Богов. — Волнуюсь о судьбе Мирола. Что, у тебя много миров, которыми ты можешь править, а, Румэл? — отзеркалил он.

— Была бы моя воля, я бы вообще Богом не становился. Это ты у нас, дорогой брат, вечно к власти стремишься. Напомнить тебе, кто пытался помыкать Ариэлом?

— Заткнитесь оба! — не выдержала уже Миона. — Ты перегнул палку, Динир, мы все волнуемся о нашем мире. А ты, — рыжеволосая Богиня указала пальцем на Румэла. — Вообще идиот! Как вы додумались до этого? Ты совсем из ума выжил, Румэл? Так что помалкивай в тряпочку, и думай как исправить данную ситуацию и вытащить нас из этого дерьма.

Румэл Голд лишь насмешливо поднял бровь, ни капли не проникшись грозной тирадой названной сестры, и возвел глаза к потолку. Было ли ему стыдно? Да ни чуточки. Знали бы они, что он спасал свою жизнь, то помалкивали бы.

Да, конечно Рум тоже знал о том, что без него равновесие в Мироле нарушится. Одна лишь дочка Тёмного Бога стоит равновесия в из мире. А Ариэл скоро перебесится, и вернётся к нормальному образу жизни. Не вечно же ему, в конце-то концов, «страдать»?

Но Динир в чем-то прав — восстанавливать мир из руин будет очень проблематично.

Румэл осмотрел всех, и заметил как Дэлионира побледнела. Девушка жестами показала ему, что стоит взглянуть в ее воспоминания, что он и сделал.

То, что он увидел повергло его в шок.

Моэлла Озерова, из рода Дэ'Роззэл, собралась идти подстрекать Ариэла на поиски его дочери, то бишь, Истинной Румэла.

— Нам надо идти, — громко произнес он, встав с кресла и схватив Ониру за локоть.

— О, нет, сидите-ка вы тут, — ответил на это Динир, и дверь из зала захлопнулась, после чего ее опутали крепкие корни какого-то дерева.

***

Пахло кровью, металлом и обречённостью. Я приземлилась на метле, и осмотрела главную улицу Вельгрома. Улицы были завалены телами вампиров и других существ, стены домов были окрашены кровью.

Шантаэр, это конечно довольно странно, что это место как всегда больше всего притягивает к себе Ариэла. Бог не изменил своим традициям, здесь жертв было больше чем в других местах, где ему глаза застилало Безумие.

Но, казалось, что это место правда проклято. Здесь была его вспышка Безумия, когда его покинула Мариэлла.

Здесь же она и умерла.

И сейчас тоже. Я вытерла слезы, струящийся по щекам, и направилась за угол, туда, где слышались крики о помощи.

Аккуратно выглянула, разведывая обстановку, и не смогла сдержать судорожного вздоха при виде Бога Тьмы. Вся его одежда была чёрной, как и волосы. Глаза тоже заволокла тьма, так, что не видно было белков.

Опасное и завораживающее зрелище. Пугающее, яростное. Воздух будто пропитался его магией, казалось что он пульсирует, звенит от напряжения.

Кто бы сомневался, что Ариэл заметит меня именно в этот момент?

Бог Тьмы повернул голову в мою сторону, меня же сковало оцепенения. Я не могла ни вздохнуть, ни пошевелиться, смотря в его черные глаза. Он ухмыльнулся, и бросив на землю какого-то парнишку, которого до этого держал за грудки, пошел ко мне.

— Хмм… — раздался его задумчивый голос. Оказался рядом, и схватил меня за подбородок, больно впиваясь пальцами в кожу. Я не сдержала судорожного вздоха.

— Ты настолько самоубийца, или это все твоя глупая храбрость?

А вот насчёт глупой было обидно. Знал бы он, как я себя по кусочкам собирала, пока думала как спасти Эдера да ещё и самой не помереть раньше времени.

— Подумай о том, что творишь, — тихо прошептала, из всех сил стараясь удержаться на подкашивающихся ногах. Страх сковал все тело, и я уже сомневалась насчёт того, что эта, так называемая храбрость у меня вообще есть.

Ариэл же после моих слов лишь обидно рассмеялся, будто над искусной шуткой, но потом в миг «зачерствел» и посмотрел мне в глаза колючим, злым взглядом.

— Я отдаю себе отчёт во всем. И не смей указывать мне, что делать, — с ноткой рычания произнес он.

— Что бы на это сказала Аврора, Ариэл?

Бог Тьмы дёрнулся от моих слов, и сжал подбородок сильнее. Настолько, что пришлось стиснуть зубы, чтобы не закричать от боли

— Её. Больше. Нет! — с расстановкой, грозно, но всё-таки с нескрываемой мукой произнес он. Да, я била по больному, но возможно, только так его можно было… Вернуть.

— Вряд-ли она бы хотела, чтобы после ее смерти этот мир погиб. Она любила все, что ее окружало, и дорожила этим. А ты сейчас это рушишь. Ради чего? Твою жену это не вернёт, — я хотела покачать головой, но меня крепко удерживали чужие пальцы.

— Её ничего не вернёт, Ведьма. Хватит заговаривать мне зубы. Раз уж тебе жить надоело, то так уж и быть, я убью тебя… — он на миг запнулся. — Быстро, — с нескрытым отвращением сказал он, разве что не сплюнув на землю.

— Подумай о том, чтобы она сказала, если бы сейчас оказалась здесь, посреди города, в который она первым делом попала, — упрямо продолжила я.

— Она бы сначала покричала, потом поплакала, а потом я бы получил хороший подзатыльник, — отвернувшись, ответил он. В его глазах мелькнула алая вспышка и мимолётная улыбка.

Хороший знак. Видно, всё-таки не все потеряно.

— Она хотела бы, чтобы после нее ты жил спокойно…

Ариэл помрачнел так же внезапно, как и улыбнулся. Его руки медленно перешли на мою шею, и сдавили, подняв над землёй.

— Заткнись! — прошипел он. — Заткнись, заткнись, заткнись! — будто это приносило приносило ему боль, повторял он.

— Моэлла! — послышался крик издалека.

Шантаэр, нет! Нет, нет, нет! Не лезь сюда, Кракен тебя дери!

Я бы хотела прокричать это, но воздуха в лёгких становилось все меньше и меньше…

— Отпусти её! — прокричал Эдер уже Ариэлу, подрываясь с места и стремительно приближаясь к нам. Нет!

Если выживу, то я сама его убью, клянусь!

Ариэл же коварно усмехнулся.

— Ооо, — глубокомысленно протянул он. — Твой демон? — полувопросительным тоном произнес Темный Бог. — Конечно твой, не мой же, — будто сам себе ответил. — Зря он пришел, конечно, но если бы не пришел, было бы не так весело.

Непривычно мертвую тишину сотряс его смех. Эдер внезапно упал на колени, скорчившись от боли. Я закричала, и даже отсутствие воздуха мне не помешало.

— Ариэл, подумай о Авроре! — ну давай же, давай! Я не могла так ошибиться! Это все не может закончиться… Так! Это неправильно!

— … Подумай о вашем ребенке! — воскликнула, глотая слезы.

Эдер уже не шевелился. Лежал на земле, такой бледный, и такой… Мертвый.

Бог Тьмы вздрогнул, как от удара

— Наверняка не все потеряно, и вашу дочь можно вернуть! — продолжала, движимая призрачной надеждой на то что упрямого демона ещё можно спасти.

Если бы он не пришел сюда!..

Из глаз Бога постепенно ушла Тьма. Ариэл моргнул, будто не понимая где вообще находится, и взглянув на меня, разжал пальцы. Я упала на колени, потом встала, и побежала к демону.

— Эдер! — воскликнула, падая рядом с ним. — Очнись, не смей умирать, шантаэр возьми! — из моих глаза покатились слезы. — Ну да, давай, ты же сильный! Не смей умирать, шантаэров Божий дар! Давай же… — в отчаянии прошептала, водя ладонями по его бледному, восковому лицу.

…умер.

Слезы хлынули по щекам. Я рыдала уже не сдерживаясь, прижимаясь к мёртвому телу. Этот высший демон умер! Все не может закончиться так… Боль окутывала мое сознание темной тучей, и тело скручивало вслед за сознанием. Кожа горела, из глаза катились слезы…

… Я не сразу почувствовала, что меня от демона пытаются оттянуть. Настолько, видимо, прониклась моментом.

— Да отойди ты! Дай я посмотрю что с ним! — прошипел Ариэл. Я ошарашенно отодвинулась.

— Метка… Да хайтанге! — некультурно ругнулся он, и положил ладони на его грудь. Темные щупальца потянулись от его пальцев к сердцу демона. Я вскрикнула, когда из его горла Эдера вырвался хриплый стон.

— Эдер! — я приложила ладони к его щекам, и потянулась к его губам. От осознания того, что он жив… Я не знаю, на что была способна!

Ариэл остановил меня.

— Он конечно жив, но сейчас ты можешь это запросто изменить, задушив его, — хмыкнул Бог. — Ему нужен отдых, давай-ка ты не будешь его трогать, а то правда помрёт.

Ариэл встал, отряхнув брюки.

— Я рада, что вы вернулись. И… Спасибо, — последнее я произнесла шепотом. Ариэл лишь кивнул, и взял меня за локоть, поднимая с земли.

— Ты права. Я теперь у меня есть цель, — задумчиво продолжил он. — Я верну свою дочь.

Я кивнула, зная о том, что его безумие может принять любой оборот.

— Я, конечно, в большинстве случаев бесполезна, но если вам понадобится помощь… — я запнулась, выравнивая дыхание. — То обращайтесь, — предложила я. Всё-таки я обязана ему своим счастьем… Да и ведьма может пригодиться. Бог Тьмы поднял демона с помощью магии, и занёс в портал.

— Хорошо, — ответил он. — Сейчас я перенесу нас в особняк Демонов, а там ты мне расскажешь все. В том числе, как он получил твою метку, — сказал он, подбородком указав на Эдера.

Я споткнулась на ровном месте.

То есть, он знал?

— Хорошо, — осторожно ответила.

— Отлично.

На этом наш диалог закончился. Когда мы вернусь в особняк, нас сразу же окружили слуги. Демона отправили в его комнату, вслед за ним послали лекарей. Ариэл ушел разговаривать с Бывшим Правителем, так как нынешний, мягко говоря, был не в состоянии. А меня… Меня отправили к Румини, чтобы она за мной присмотрела. Я на это фыркнула, а потом решила, что Эдеру уже ничего не грозит, мне тоже. Значит… Я могу послать ее на все четыре стороны, если она, конечно, Дэлионира.

Как не странно, сомнения насчёт этого у меня всё-таки оставались.

Я эпично ворвалась в комнату к любовнице Бывшего Правителя, когда она читала книгу. Женщина вежливо поздоровалась, я же промолчала.

— Кто вы?

Румини опешила от этого вопроса, но быстро взяла себя в руки.

— Румини Оранта, некромантка, — ответила она, хмыкнув.

— Не верю, — упрямо ответила.

Она приподняла бровь.

— Вы очень похожи на… Дэлиониру, — я запнулась, хотя это и была обязанность Румини. Она вздрогнула, а после ответила несколько огорченно.

— Я так и знала, что она наворотит дел, — устало вздохнула она, откладывая книгу, и после потерев виски.

— Кто — она?

— Моя сестра, Дэни. Ну или как ты сказала — Дэлионира. ЛжеБогиня Жизни.

— Стоп, — остановила я ее. — ЛжеБогиня? — переспросила.

— Ах, так вы не знали… Ну ладно. Днем раньше, днем позже. Я не знаю, как, во все планы они меня не посвящали, — призналась она. — Но она смогла создать себе Божественную ауру и попасть в их Обитель. Когда она приходила, ее всегда сопровождал один из Богов. Я поняла это по ауре, но какой — без понятия. Беловолосый, голубоглазый…

— Румэл Голд, — перебила я ее. — С ней был Румэл Голд. Бог Иллюзий и Обмана.

— Поверю, раз ты так говоришь, — улыбнулась она.

— Больше ты ничего не знаешь? — спросила ее, не настроенная на душевный разговор. Меня слишком поразила новая информация.

— Увы, — ответила Руми, всплеснув руками.

Я немного помолчала, но после не удержалась и спросила.

— А… Вы близнецы? Или это была личина?

— Близнецы, — кивнула та. — Только у нее глаза… Зелёные, как у отца, — улыбнулась она.

— Мне очень жаль, что она оступилась, Руми. Но она понесет наказание. Уверена, что то, что она натворила, не прощается, тем более, если она не Богиня, — призналась я ей.

— Я знаю, — сглотнула она. — Ей в кое-то веки пора понять, что не все в этом мире для нее. И я не буду мешать, даже если она моя сестра. Она заигралась.

Я печально улыбнулась.

— Ладно, давай закроем тему, а то боюсь, нам тут ещё до-о-олго сидеть, и ты меня просто прибьешь, — Руми улыбнулась, и дальше мы общались на отстранённые темы.

Румини Оранта оказалась довольно приятным человеком, пусть и со специфичным юмором. Правда. Юмор у нее был… Немного мрачным. Хотя, это неудивительно для некроманта. Ещё меня удивило, что они с сестрой морально были… Разными. Абсолютно. Руми была веселой, адекватной, приземлённой. Дэлионира, как рассказала она, когда-то была такой же, и их разность была лишь в том, что Руми была некромантом от рождения, а ее сестра прорицательницей. Но это было до того, как она встретилась с Румэлом. Руми не знает, что он ей наплел, но ее сестра досконально изменилась. Стала гордой, замкнутой, циничной и лицемерной. А потом и вовсе пропала, сказав что теперь она — Богиня. Богиня Жизни. Дэлионира Шиар.

Вскоре пришел Ариэл. Он осмотрел Румини с ног до головы, прищурился, но промолчал. Видимо, не я одна нашла удивительное сходство этих двух девушек.

— Пойдем, — сказал он мне, отвернулся, и направился в свои покои. Я еле поспевала за ним, почти бежала, чтобы не отстать.

Он открыл последнюю дверь с левой стороны, и пропустил меня вперёд. Я, не стесняясь, уселась прямо в кресло, ожидая начала разговора.

— Ну так как твоя метка перекочевала к Демону? — наконец спросил он, подняв бровь.

— Как давно вы знали о метке? — спросила я в свою очередь. Ариэлу пришлось уступить.

— С того времени, как в первый раз тебя увидел. Это проклятье создавал я, как я мог его не заметить? — фыркнул он в ответ. — Вопрос в том, кто наградил тебя этим… Подарочком.

— Сделка. С Дэлионирой Шиар, — честно призналась.

— Каков был приказ?

Я замялась.

— Я должна была убить Шаниру Дэ'Роззэл.

— Но ты не выполнила, и поэтому понесла наказание, — закончил он за меня. Я лишь кивнула, подтверждая его слова.

— А к Эдеру она попала случайно. Как она сказала, я не сломалась, не валялась в её ногах, прося о смерти… Она решила таким образом меня доломать, — голос предательски дрожал, и только сейчас я осознала что, шантаэр возьми, свободна. От Дэлиониры, от ее метки, и что я наконец могу жить спокойно. Это удивительно… Окрыляло.

— Я всегда знал, что Дэлионира не Богиня Жизни, — вдруг сказал он.

Я вздрогнула.

— Вы читаете мои воспоминания? — я только сейчас заметила, что мой ментальный блок пробит.

— Так быстрее, — отмахнулся он. — И да, и была права, когда говорила что она понесет наказание. Смерть. Вот её приговор.

Я это предвидела, поэтому совсем не удивилась. Но неприятная дрожь все равно пробежалась по коже.

— Моэлла, иди в свои покои и отдохни. Завтра я призову Дэлиониру, и мы покончим с этим.

— Хорошо, — покорно ответила. Потом встала с кресла, и ушла к себе. Быстро взлетела по лестнице, по памяти пытаясь найти свою комнату. И нашел ее спустя десяти минут блуждания. Открыла дверь, и вошла.

И каково же было мое удивление, когда у себя на кровати я увидела Эдера Дэ'Ролинора, с собственной персоной. Я на миг зависла, недоверчиво разглядывая демона, надеясь что у меня галлюцинации.

— Эм, а ты разве не должен быть с лекарями? — спросила, когда поняла, что мне не привиделось, и одновременно стягивая туфли, плюхаясь прямо на теплый ковер.

— Я попросил, чтобы они отвели меня сюда, — усмехнулся демон.

— Зачем?

— Затем, что теперь-то ты точно от меня убежишь, — прошептал он, а меня притянуло к нему.

Буквально.

Он просто бесцеремонно притянул меня к себе с помощью магии.

Я в миг покраснела, так как… Оказалась лежащей на нем. Эдер на мое смущение лишь усмехнулся, и поцеловал меня.

Я уплыла уже через минуты две, полностью отдавшись во власть эмоций. Не только своих, к слову. Я чувствовала все, что чувствовал Эдер. Его страсть, желание, радость… Все это полностью лишало рассудка, окрыляло. Его чувства были не наигранными, не навязанными какой-то там привязкой.

Это было не просто желание обладать. По-крайней мере, я надеялась, что мне не показалось.

И честно, я бы даже не просила его останавливаться, если бы в дверь не постучали.

— Повелитель, прошу вас соблюдать постельный режим, но без подвижных игр, — раздался из-за двери насмешливый голос. Эдера прислонился своим лбом к моему, и шумно вздохнул.

— Обещаю, в следующий раз ты так просто не отделаешься, ведьма моя.

— Твоя, не волнуйся, — охотно подтвердила, целуя его в шею. Демон дёрнулся, не ожидая от меня такой подлости, но я и сама от себя такого не ожидала, поэтому испуганно застыла.

— Не провоцируй, а то продолжим то, что начали, — предупредил он.

— Не буду.

— Все, Элла, ложимся спать.

…Через несколько минут я уже сопела, удобно разложившись на широкой груди демона.

***

В бальном зале, находившимся на первом этаже особняка Ледяных Демонов стояла могильная тишина, прикрываемая нечастыми шёпотками. По всему периметру зала горели черные свечи, изредка дул ветер, приносящий с собой запах трав и смерти. Я стояла, ожидая всего дальнейшего, Эдер был рядом, а позади нас, положив нам на плечи ладони, стоял Бывший Правитель Демонов, с каменным, напряжённым лицом.

Ариэл же стоял посередине зала, ожидая прихода Дэлиониры. Он уже провел ритуал вызова, но ее все не было.

Прошло уже пятнадцать минут.

Сомневаюсь, что стоит испытывать терпения Бога Тьмы, но Дэлионира, видимо, решила иначе. Оттягивала неизбежное? Ладно, это ее право.

Так вот. Мы стояли уже пятнадцать минут, как в конце зала появился портал, и из него вышла фигура в длинном сером плаще, и с капюшоном накинутым на голову. Она подошла к Богу Тьмы, и смело скинула его, посмотрев Ариэлу прямо в глаза.

Дэлионира… Выглядела отчаянно. Как никогда прежде.

Я посмотрела на Румини, тоже присутствующую на казни своей сестры. Та стояла у левой от меня стены зала, и смотрела на Дэлиониру не отрываясь. Ее руки были крепко сжаты в кулаки, но она держалась, не выступала и не кидалась защищать сестру. Меня удивляла ее сила воли. А она ведь наверняка не видела ее очень давно. Лет пятьдесят, как говорила она.

Ужасно… Как Дэлионира могла так поступить с ней? Руми ее любит, это видно.

— Дэлионира Шиар, ты готова выслушать приговор и добровольно принять свою смерть? — обжигающе-спокойно спросил Ариэл. Я слышала, нет, чувствовала что в его голосе скрывается пламенная ненависть, кроющийся в ледяном безразличии. Он выглядел по-настоящему устрашающе. Черные, длинные волосы были собраны в высокий хвост, достигающий поясницы. Мрачный, того же цвета, что и его волосы, плащ ниже колен. Брюки, черные туфли. И… Единственное, что было непривычно ярким и привлекало в его образе взгляд — небесно-голубая водолазка. Ариэл, пусть и был Богом, но по крови принадлежал в роду Сумеречных Вампиров, и никаких цветов, кроме красного и черного (красный — и тот для высших слоев общества), в его гардеробе присутствовать вообще не должно. Это и изумляло. Но когда я поймала его, и полюбопытствовала, то все поняла.

Это была дань его любви. Авроре. Одежда, цвета ее глаз… От этого у меня в тот момент защипало глаза. Он попытается отпустить ее, но воспоминания точно навсегда останутся в его сердце, которое больше не бьётся без его жены (до того, как вампир обретает истинную пару, он считается нечистью, его сердце не бьётся, но после ее появление, он душой уподобляется человеку, при этом сохраняя свое бессмертие). Он по-настоящему любит ее. В этом я точно никогда не усомнюсь.

— Готова, — холодно ответила она. Даже на грани смерти, она не опускает свое напускное величие. Все, кто в этом зале обладали даром эмпатии, наверняка заметили, что она боится. Даже не так — она в смертельном ужасе.

Отец Эдера сзади нас как-то подозрительно застыл, а после я заметила множество взглядов, обращённых мне и Эдеру за спину. Медленно обернулась, но то, что я увидела, было просто неожиданно.

Глаза Бывшего Правителя Демонов светились лазурным светом.

Я сначала не совсем поняла, кто его пара. Потом до меня начало доходить, и я посмотрела туда, куда смотрел застывший Демон. А смотрел он на Дэлиониру. Та, отпустив свою постоянную маску, в немом шоке разглядывала Кирона Дэ'Ролинора. Я, тоже не особо ожидая такого поворота событий, переводила непонимающим взгляд от Бывшего Правителя до Дэлиониры туда-обратно, стараясь проглотить комок изумления.

Шантаэр. А ведь…

О нет. Ее же убивать собираются…

Ариэл все это время молчал, с любопытством поглядывая на новоиспечённую пару, но он явно не испытывал сильного шока. Видно, он уже ничему в своей жизни не удивится.

— Я использую право Истинности, — послышался из-за моей спины хриплый голос Бывшего Правителя.

— Не смею препятствовать, — отозвался Ариэл, и вышел из зала, хлопнув дверью…

ЭПИЛОГ

Два дня спустя.

Это ужас, кошмар, просто катастрофа!

— Эдер Дэ'Ролинор, скотина ты такая, выходи, тварюшка моя любимая! — крикнула, идя по коридору особняка Ледяных Демонов, и мысленно уже хороня Демона. Дело в том, что он сегодня буквально женился на мне, когда я об этом не знала!

Ну, как не знала. Он поднял меня рано утром, сонную, расстрепанную и в ночной сорочке понес в храм. И самое обидное, что когда я всем об этом рассказала — ну, то есть нажаловалась Бывшему Правителю, некоторым служанкам и Дэлионире с Румини. Но они только как один усмехнулись, и сказали что давно пора. Это возмутительно! Все на одну меня!

… Не то, чтобы я была против… Просто он мог спросить, а не так, как говорится «без меня меня женили!», только в моем случае привязали двумя этапами магической привязки.

— Ты такая милая, когда злишься, дорогая, — прошептал за моей спиной искомый Демон, и я, оскалившись, медленно обернулась в его сторону, сложила руки на груди.

Мы вернулись давно, часов пять назад, и все это время я искала его. Так бы давно прибила, честное слово, но Эдер слишком хорошо играет в прятки!

— Ничего не хочешь мне сказать? — спросила, грозно приподняв бровь.

— Хочу, — произнес он, и неуловимо придвинулся ближе ко мне, и выдохнул прямо в лицо. — То, что тебе идёт моя фамилия. Моэлла Дэ'Ролинор, из рода Дэ'Роззэл, звучит?

Кажется, у меня от возмущения покраснели кончики волос.

— Эдер Дэ'Ролинор, родился тогда-то тогда-то, похоронен двадцатого ноября, по причине своей наглости. Звучит? — парировала в ответ.

— Наглая Ведьма, — то-ли возмутился, то-ли восхитился он.

— Есть в кого. Так что я сейчас с тобой сделаю, Демон?

Со стороны Эдера послышался подозрительный хмык, а потом я заметила на себе его изучающий взгляд.

— Даже не знаю… — воистину плотоядно произнес он.

— Не это, — угадав его мысли, сказала и показала язык.

— Нет? Тогда может…

— Не продолжай! — вскрикнула, зная его богатую и извращённую фантазию. Ну нет, пусть живёт, только слушать это я не хочу! Я призвала метлу, прошептав себе под нос заклинание, и та, прилетев, ударила Демона по макушке. Я усмехнулась, и убежала к себе в комнату. «Мстя» отправлена по назначению, можно жить спокойно!

Вернее, можно бы было жить спокойно, если бы меня нагло не перехватили посреди моей, ну, вернее нашей с Эдером комнаты (он настоял после того, как вернулся из лекарского крыла), и прижали меня к стене. На мои губы тут же обрушился жадный поцелуй, а всю меня охватил морозный аромат, окутывающий прохладным облаком мои мысли. Эдера на миг оторвался от меня, и приложился своим лбом о мой.

— Моэлла… Если сейчас не оттолкнешь, мы закончим третий этап привязки, — прошептал он, покрывая поцелуями уже мои скулы и ресницы.

Третий этап привязки. Привязка тел. Проще говоря — ночь с Истинным. Ну, или не ночь, тут как получится — как повезет.

В ответ я лишь откинула голову, макушкой прижавшись к стене. Эдер понял верно, но поступил немного по-другому, нежели я ожидала…

Его руки опустились на бедра и сжали, прижимая ближе к себе. Я вскрикнула, обняв его за плечи и оставив поцелуй на его оголённой ключице (я и не заметила, как он избавился от рубашки), на что Демон довольно улыбнулся. Но в миг все прекратилось, да так резко, что у меня зазвенело в ушах.

— Скажи это, — с соблазнительной хрипотцой прошептал он мне на ухо. — Скажи, и я продолжу.

— Эдер… — еле выдохнула.

— Давай, — его пальцы требовательно впились в мою талию, вытаскивая из петель ленточку, удерживающую платье на моем теле.

— В-возьми меня… — тихо прошептала. Платье слетело, и Эдеру бережно уложил меня на кровать, нависнув сверху…

— Я люблю тебя, моя вредная Ведьма, — только и сказал он. Ему так легко было в этом признаться, будто ему нравилось это, и молчать он не желал.

Вообщем-то, я тоже…

— Я тоже тебя люблю, — ответила ему.

***

200 лет спустя.

Запах трав и ароматических масел вбивается в ноздри, заставляя Бога Тьмы поморщиться и ускорить шаг. В помещении везде висели пучки трав, крысиные хвостики, а в углу стоял стол. Напротив него шкаф с книгами про магические ритуалы.

Всё-таки странный народ, эти Ведьмы. И книги, и магия, да ещё нужно и в зельях разбираться, копаться в не самых приятных ингредиентах…

С тех пор, как Ариэл сорвался прошло целых двадцать лет, и все это время он искал свою дочь. Первые десять лет он просто бегал по миру смертных, в поисках своего чада, а потом его подруга (да, с тех пор она стала ему именно подругой), Моэлла нашла способ определить, была ли его дочь в том или ином месте. Она просила лишь привозить чуть-чуть земли из того города, потом проводила какой-то ритуал и узнавала.

А он сюда уже столько земли натаскал, можно уже целый сад сумеречных яблок посадить. В последний раз он был в городе, который люди называют Лондоном. До этого — в Париже. Париж провалился, там его дочери точно не было. Сейчас вся его надежда уходила на точке что она бывала в Лондоне. Его вера в счастливое будущее постепенно угасала, подобно тлеющей свече. Но Моэлла упрямо держала планку, и заставляла его не впасть в уныние. Что нередко доводило ее мужа до нервного срыва. Мол, с ним она проводит больше времени чем с ним.

Ведьма неизменно отвечала одно и тоже: «если он свихнется, то вообще больше не увидимся». И это работало, но Эдер все равно опасался оставлять Моэллу и Ариэла наедине, на что Бог лишь ухмылялся — ревность Эдера была беспочвенна, ведь сердце Темного Бога навсегда отдано одной лишь Авроре. Он однажды это поймет, но, наверное не сейчас.

Ариэл вошёл в комнату, чихнул от пыли и только сейчас заметил девочку, сидящую на большом стуле и аппетитно хрустящую яблоком. У девочки были ярко-фиолетовые, «ядерные» — как говорится в мире людей, волосы, и середняк глаза, доставшийся ей от отца, и веснушки, обрамляющие детское личико.

— Здравствуйт, Триша, — поздоровался он, но девчушка лишь фыркнула.

— Сколько раз я просила меня так не называть? — спросила она. На самом деле ее звали Триллианой но когда Ариэл услышал в мире людей это имя, оно намертво приелось к дочери ведьмы и демона, которую Ариэл любил как свою.

— Я не считал, — фыркнул на это раз он. — Где Моэлла и Эдер?

— Они в лаборатории, ритуал на земле, которую ты привез проводят, дядя, — мстительно подчеркнула она слово «дядя». Ариэл не любил, когда она его так называла, и просил звать его по имени. Он, конечно, стар, но зачем его в это тыкать?

Шантаэр, девчонка вся в мать. Такая же наглая, как Моэлла, и упертая тоже.

— Один-один, — пробормотал он, опустившись на стул. Триша выкинула яблок в коробку под столом, и поудобнее уселась на стуле.

— Ариэл, а сколько твоей дочери сейчас должно быть лет? — полюбопытствовала она.

— По меркам смертных — двадцать лет, — ответил он, потерев переносицу.

— Жаль, — ответила она. — С такой не поиграешь.

К слову, Трише было всего тринадцать.

Ариэл пропустил тот момент, когда в комнату вошли довольная Моэлла, и Эдер, с широкой лыбой на лице. Бог удивился, но промолчал.

Послышался фырк Моэллы.

— Вас объединяет лишь одно: неприязнь к Рианеллу, — пробормотала Ведьма.

Бог и Демон заговорчески переглянулись. Да, они не любили Ледяного Эльфа за то, что он «клеился» к их Истинным — что к Моэлле, в которую был влюблен, что к Авроре — но только чтобы победить Бога Тьмы.

— Любовь к женам — тоже, — поправил ее Эдер.

Элла покачала головой и улыбнулась.

— Так, ладно, давайте к делу. Ариэл, твоя дочь была в Лондоне.

Бог мигом встрепенулся, а по его телу пробежала ободряющая волна — шанс есть, это уже хорошо, а уж там он зубами землю грызть будет, но ее найдет.

— Не делай такое выражение лица, а то у нас зеркала полопаются, — хмыкнула Ведьма, увидев его выражение лица.

— Новые повесим, — парировал он в ответ. Потом спросил:

— А как она выглядит, или слепок ауры? Чтобы найти ее вслепую, понадобится около месяца.

Моэлла задумалась, а потом в ее глазах мелькнула искра.

— Моэлла, даже не думай. Ты и так много магии потратила, пока проводила ритуал над землёй, — предостерёг ее муж.

— Да ладно тебе, — хмыкнула она. — У нас под боком Бог Тьмы, ничего со мной не случится.

— Ты собираешься проводить обряд Провидения? — удивился Ариэл.

Ведьма кивнула. Эдер собрался ещё что-то сказать, но Моэлла предостерегла его «опасным» взглядом. Демон захлопнул рот, так не успев ничего сказать.

— Элла, это может подождать… — начал было уже Бог, но ее взгляд переметнулся на него. Ариэл тоже замолчал. Будь он хоть сто раз главным из Богов, но Моэлла страшна в гневе, и бесить ее он откровенно опасался. Целее будет.

Когда в комнате воцарилась тишина, Ведьма согнала со стула Тришу, и начала гонятся по комнате, собирая все нужные травы, нарисовала на полу пентаграмму и в ее середину поставила котелок. С помощью магии набрала в него воды, и села туда, по очереди закидывая в котелок травы, бормоча под нос заклинание. Вскоре неаппетитное марево с крысиными хвостиками, и ядерно-фиолетового цвета приняло лазурный оттенок, и Ведьма собрала его в колбочку, пока магия из зелья не выветрилась. Потом, не раздумывая, его проглотила.

Бога передёрнуло, но вида он не подал. Да, он искренне соболезнует Ведьмам…

С минуту она сидела шевелясь, а потом резко распахнула глаза. Эдер поднес ей чайник с водой, а потом ведьма начала что рисовать в воздухе с помощью магии. Вскоре рисунок принял очертания женской фигуры с короткими волосами. Это была его дочь. Он определил это по тому, что она была копией Авроры, только разрез глаз и принадлежал Ариэлу. На ней было надето обтягивающее платье, а в видении Моэллы она, видно, попала под дождь, поэтому оно не скрывало совсем ничего… Но она не была напуганная вовсе нет… Потом, когда Бог опустил взгляд вниз, он заметил в ее руке кинжал.

— Волосы белоснежные, как у Авроры, а глаза зелёные, — на всякий случай пояснила Ведьма. Ариэл кивнул.

— Что было в видении? — спросил он.

— Она бежала от кого-то. Под дождем, как ты наверно уже понял, и бегала она по крышам домов. И бежала не от человека, как минимум от вампира. И… Она не похожа на святошу, — призналась она. — Ее вырастили, как я думаю, шпионом… Или даже возможно воином…

КОНЕЦ ВТОРОЙ КНИГИ.



Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • I ГЛАВА
  • II ГЛАВА
  • III ГЛАВА
  • IV ГЛАВА
  • V ГЛАВА
  • VI ГЛАВА
  • VII ГЛАВА
  • VIII ГЛАВА
  • IX ГЛАВА
  • X ГЛАВА
  • XI ГЛАВА
  • XII ГЛАВА
  • XIII ГЛАВА
  • XIV ГЛАВА
  • ЭПИЛОГ



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке