КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Казачий адмирал (fb2)


Настройки текста:



Глава 1

Комок тошноты плавно перекатывался из стороны в сторону где-то в районе моего пищевода, не просясь наружу и не опускаясь ниже. В голове стоял тихий звон, протяжный, на одной ноте, которая умудрялась не вызывать ни раздражения, ни приятных эмоций. Лежала голова на чем-то мягком. В отличие от тела, которое от лежания на твердой ровной поверхности затекло, накопило тупую боль в районе лопаток и немного ниже. Так я чувствовал себя в первую ночь в реанимации, когда обязан был лежать строго на спине. Появилась радостная мысль, что я опять в больнице, что вернулся в двадцать первый век…

Сквозь звон в голове я вдруг услышал плескание волн о корпус судна. О деревянный корпус. По металлу бьют не так, резче, громче. Следом различил полоскание паруса. То ли флюгер плохо приколотили, и поэтому ветер не соблюдает нужное направление, то ли рулевой плохо держит курс. Затем услышал голоса. Говорили на языке, похожем и на турецкий из будущего, и на тот, на котором говорила моя жена-турчанка Ясмин. Скорее всего, переходный вариант от второго к первому.

— Зачем хозяин его везет?! Надо было раздеть и выбросить в море! Только место в тени занимает! — повозмущался один турок, обладатель звонкого голоса.

— Может, очухается, и тогда его продадут, — предположил второй, судя по голосу, пожилой. — Молодой и крепкий, за него много дадут.

Сначала я подумал, что говорят не обо мне. Я ведь уже не молодой. Потом вспомнил, что после перемещения становлюсь моложе. Так что возможны варианты.

Рядом прошлепали по деревянной палубе босые ноги. Мой нос уловил запах дыни. Представил, как впиваюсь зубами в ее сочную мякоть — и чуть не захлебнулся слюной, закашлял. И открыл глаза.

Небо было чистое. Много солнечного света, но само светило не увидел. Я лежал в тени у передней переборки полуюта, которая была высотой около метра, ближе к правому борту, на седловатой главной палубе двухмачтового судна с парусами в бело-желтую вертикальную полосу. На грот-мачте был латинский парус, а на фок-мачте — брифок, летучий прямой парус, который поднимают при попутном ветре на брифок-рее на судах, не имеющих постоянного фока. Рю — рей латинского паруса, собранный из двух деревьев, — стоял принайтованный к своей фок-мачте, и был выше нее. С прямым парусом на фок-мачте судно лучше слушается руля при попутном ветре и идет быстрее. Паруса были старые, латанные-перелатанные, из-за чего полосы кое-где не совпадали. Курс — фордевинд. Скорость, если не ошибаюсь, не меньше десяти узлов. От меня до короткого бушприта было метров пятнадцать. Еще несколько метров добавляет полуют. Ширина судна по разваленному мидель-шпангоуту — метров пять с половиной. В бортах по восемь закрытых сейчас кусками кожи отверстий для весел. Скорее всего, это шебека — любимое судно средиземноморских пиратов. Восемь весел были принайтованы к люку трюма, расположенного между мачтами. Наверное, столько же весел закреплено и на левом борту. Люк размером метра три в длину, два в ширину и около метра в высоту был накрыт чехлом, сшитым из кусков воловьей кожи. Чехол в нескольких местах был привязан к комингсу просмоленными кончиками. На люке трюма, в тени от паруса грот-мачты, лежали с десяток мужчин разного возраста, с густыми бородами и усами разной формы и длины, но все, как одни, брюнеты со смуглой кожей. На них были черные круглые шапочки, напоминающие тюбетейки, и серовато-белые холщовые рубахи с короткими рукавами и овальным вырезом и штаны длиной до середины голени. Ни одной пары обуви я не увидел. Впрочем, и на моем фрегате матросы обувались только, когда отправлялись на берег. На пиратов отдыхающие на люке трюма не были похожи. Я уже научился с первого взгляда определять, воин передо мной или не очень. В этих брюнетах не было дерзости. Лежавший ближним ко мне, пожилой мужчина встретился со мной взглядом, пустым, как на неодушевленный и ненужный предмет, и повернул голову вверх, словно надеялся увидеть в небе что-нибудь поинтереснее. Моя голова покоилась на подушке-валике длиной сантиметров сорок. От подушки тянуло кизячным дымом и еще каким-то «восточным» запахом, который я никак не мог идентифицировать. На мне из одежды остались только шелковые рубаха и трусы. Пропал перстень с александритом. Босые ноги находились за пределом тени, рядом со свернутым в бухту, просмоленным тросом с голландским огоном, который обычно крепят на ноках реев. Бухта находилась рядом с трапом без ограждения, который вел на палубу полуюта.

Я оперся ладонями о гладкую палубу, отшлифованную волнами и босыми ногами, сел, а потом и встал, придерживаясь рукой за переборку полуюта. В голове застучала кровь, тошнота подпрыгнула вверх, но не выплеснулась наружу, сдержанная плотно сжатыми губами. Меня немного повело и отпустило. Видимо, во время взрыва заработал сотрясение мозга. Утешало, что мозг все-таки остался. Нос опять уловил аромат дыни, и голова повернулась в ту сторону.

На полуюте, палуба которого выступала за корму метра на три, был навес из прямоугольного куска плотной материи странного бурого цвета с более светлыми пятнами, растянутого веревками, привязанными к углам и посередине между ними, от низкой бизань-мачты с маленьким латинским парусом к фальшбортам. Под навесом дремал, сидя в низком и широком кресле и немного запрокинув голову, толстый сорокалетний мужчина с густыми широкими черными усами, которые были загнуты кверху и переходили в низкие бакенбарды. Сросшиеся, кустистые брови наполовину закрывали глазницы. Ноздри горбатого носа были вывернуты наружу, и из них торчали пучки черных волос. Пухлогубый рот приоткрыт. В верхней челюсти не хватало примерно половины зубов, а сохранившиеся были коричневатыми. Сколько зубов в нижней, мне не было видно. Мужчина напоминал шарпея количеством складок кожи: три узкие на лбу, ниже курчавой черной шевелюры, торчавшей из-под красной фески, три более широкие под давненько не бритым подбородком, три толстые на расплывшемся брюхе под натянувшейся, белой, полотняной рубахой, довольно грязной. Может быть, есть складки и на ногах, согнутых в коленях и раздвинутых, но их скрывали широкие шаровары из красной материи. Рядом с маленькими, не соответствующими телу и грязными ступнями стояли на палубе светло-коричневые кожаные шлепанцы с острыми и загнутыми кверху носами и заяложенными до черноты стельками. Обувь, как признак классового различия. Даже в двадцать первом веке статус человека будут визуально определять в первую очередь по обуви, во вторую — по аксессуарам и только в третью — по одежде. Рядом с креслом стоял такой же низкий трехногий столик, на котором и находилось деревянное блюдо с нарезанной ломтиками дыней. Как догадываюсь, принес блюдо мальчишка лет двенадцати, худой и белобрысый, с глуповатым, заторможенным лицом, который расположился позади столика. На слуге была лишь рубаха с короткими рукавами и длиной до середины бедер, такая же грязная, как и на хозяине. В метре позади кресла, но в тени под навесом, стоял рулевой — пожилой жилистый мужчина в низко надвинутой, соломенной шляпе с узкими полями и длинной и просторной рубахе с овальным вырезом и короткими рукавами, босой. Перо руля он поворачивал с помощью деревянного румпеля. Перемещаясь по планширю, румпель тихо скулил.

Очередное скуление и разбудило толстяка. Он тяжело разлепил веки и посмотрел на меня темно-карими глазами так, будто я ему приснился. Скорее всего, именно так он и подумал, потому что вновь закрыл глаза, а потом открыл немного быстрее. Я не исчез. Толстяк шумно втянул воздух вывернутыми ноздрями и лениво почесал толстыми и короткими пальцами с обгрызенными ногтями все три подбородка.

— Добрый день! — поздоровался я на турецком языке.

Толстяк ее заметно кивнул и спросил:

— Ты кто?

Мне показалось, что говорит он на турецком языке с легким, едва заметным акцентом.

— Капитан голландского корабля, — ответил я, не уточняя национальность, и назвал свое голландское имя.

— А я вот не только капитан, но и судовладелец, — произнес он не без хвастовства. — Мусад Арнаутриомами меня зовут.

— Грек? — поинтересовался я на греческом языке.

— Мусульманин, — ответил судовладелец на турецком.

Хочешь казаться турком — флаг тебе в руки. Я буду говорить с тобой по-турецки, но вести себя, как с греком. Опыт общения с греками у меня богатый, что в прошлом, что в будущем. Эта нация займет прочные позиции на торговом флоте и в портах по всему миру. Греки будут помогать друг другу. Греческий капитан всегда найдет работу и попутный груз и, отработав несколько лет на ходовом мостике, легко возьмет кредит в «греческом» банке и станет судовладельцем. Обычно такие капитаны покупали, что подешевле — металлолом, чудом не утонувший до момента покупки и еще пару лет после нее, если не удалось застраховать на солидную сумму. Тогда нанимался капитан другой национальности, который за вознаграждение отправлял металлолом на дно неподалеку от берега, чтобы экипаж не пострадал. Греки покупали суда, когда те дешевели, потому что даже в трудное время, благодаря своим, находили груз, и продавали, когда дорожали. Как мне рассказывали подчиненные, греческие капитаны делятся на две категории: с первыми контракт превращается в праздник каждый день, со вторыми — ни дня без скандала. Сейчас определим, к какой относится Мусад Арнаутриомами.

Я поднялся по трапу на полуют, зашел под навес, в тень, где, благодаря еще и ветру, было намного приятнее, чем на главной палубе. Не спрашивая разрешения, взял кусок дыни. Сочная сладкая мякоть буквально растаяла в моем рту. Ничего вкуснее я не ел последние…

— А какой сейчас год? — спросил я.

Мусад Арнаутриомами скривился, будто я ем именно тот кусок дыни, который он хотел взять себе, но ничего по этому поводу не сказал, взял другой, ближний. Понюхал его, поднеся к носу так близко, словно хотел пощекотать черными волосинами, торчащими из ноздрей, и вернул на деревянное блюдо. Значит, относится к первой категории греческих капитанов.

— Тысяча двадцать второй от переселения пророка Мухаммада — да благословит его аллах и приветствует! — из Мекки в Ясриб, — ответил судовладелец.

— А у христиан какой? — полюбопытствовал я, потому что так и не научился пользоваться арабским лунным календарем с его тридцатилетним циклом, состоящим из девятнадцати обычных и одиннадцати високосных лет, и меньшим количеством дней в них.

Перелинявший грек задумался ненадолго и сказал неуверенно:

— Вроде бы тысяча шестьсот четырнадцатый.

Надо же, как слабенько прыгнул я на этот раз! Наверное, потому, что слишком малую часть до нужного возраста пробыл в предыдущей эпохе.

— А где мои вещи? — спросил я, доев ломтик дыни и вышвырнув за борт кожуру, желтую с серой «сеточкой».

— У тебя теперь нет вещей. Ты теперь мой раб, — благодушно произнес Мусад Арнаутриомами, вновь поднеся к носу тот же ломтик дыни, но на этот раз все же откусив от него.

— Это вряд ли, — сказал я, беря следующий с деревянного блюда. — По прибытию в порт я договорюсь с каким-нибудь купцом-христианином, и он заплатит за меня выкуп. Сколько ты хочешь получить?

— Десять тысяч золотых дукатов! — быстро выпалил судовладелец ртом, набитым дыней.

Видимо, столько ему не хватает, чтобы осесть на берегу и послать вместо себя в плавание другого.

— Не смеши! — сказал я. — Тысяча — самое большее, что ты сможешь получить за меня.

И сколько мне будет не слишком напряжно потом вернуть с учетом того, что в спасательном жилете спрятаны три сотни золотых флоринов. Надеюсь, грек-мусульманин отдаст мне жилет, как и оружие, за которое придется доплатить. Не люблю расставаться с вещами, к которым привык. У меня появилась мысль выдать себя за своего родственника с Мальты, в семью которого доставили меня, тяжелораненого, подобранного в море, где я и умер, написав прощальное письмо с просьбой возместить убытки и отблагодарить. Родственники помогавших мне не шибко надеялись получить деньги, поэтому раньше и не беспокоили, а тут оказались в Голландии и решили проверить. Надеюсь, Моник еще жива. Узнает мой почерк и не пожадничает, отстегнет две-три тысячи золотых. Для правдоподобности намекну на то, что знали только мы с ней, да и оружие мое должна опознать. Или не захочет расставаться с деньгами, и тогда мне придется добыть деньги другим каким-нибудь способом.

— Ты заплатишь, сколько я сказал, или будешь моим рабом! — надменно произнес он.

— Ты получишь тысячу или приму мусульманство — и останешься ни с чем, — насмешливо сказал я.

Мусульманин не имеет права держать в рабстве единоверца.

— Ты примешь мусульманство?! — удивился Мусад Арнаутриомами.

— А почему нет?! Чем я хуже тебя?! — со стебом произнес я.

— Ты будешь притворяться мусульманином, а на самом деле останешься христианином! — возмущенно молвил он.

— Я буду таким же правоверным мусульманином, как и ты, — продолжил я насмехаться.

Рулевой, который слышал наш разговор, улыбнулся, продолжая пялиться на сиденье высокого трехногого табурета, стоявшего перед ним. В центре сиденья была круглая дыра, в которую был вставлен компас — бронзовая чаша, сужающаяся книзу и с отогнутыми краями, исписанными арабскими закорючками, не цифрами, заполненная на две трети водой, в которой плавал узкий кораблик без мачт.

Мусад Арнаутриомами от возмущения понадувал щеки пару минут, а потом успокоился и с хитрой улыбкой произнес:

— Христиане стали такие продажные!

— Нам ли с тобой их осуждать?! — произнес я, взял с блюда очередной ломтик дыни и сказал слуге: — Тебе не кажется, что мне надо присесть?

Малый тупо уставился на меня, потом перевел взгляд на хозяина.

Грек, не поворачивая к слуге голову, приказал:

— Саид, принеси стул этому хитрому ренегату.

Слуга прошлепал босыми ногами на главную палубу, с которой зашел через наклонную дверь, больше похожую на крышку люка, в каюту в полуюте.

— Сколько стоит твоя шебека? — полюбопытствовал я.

— Это не шебека, а тартана! — произнес Мусад Арнаутриомами таким возмущенным тоном, словно я понизил, а не повысил класс его судна.

— Получишь выкуп — купишьшебеку, — пожелал я.

— Я подумаю, — произнес он и швырнул за борт дынную кожуру.

Слуга принес второе кресло, наверное, запасное, такое же низкое, с сиденьем из слабо натянутого куска кожи, в центре которого была круглая дырка, и тощую черную подушку. Перед тем, как положить подушку на сиденье, юноша взбил ее. Сидеть в кресле было непривычно, потому что колени располагались слишком высоко, но это было лучше, чем стоять, когда у тебя голова, подобно сфере недавно включенного гирокомпаса, еще не вернулась в меридиан.

— Давно вы меня подобрали? — спросил я.

— Рано утром, — ответил Мусад Арнаутриомами.

— Откуда и куда идете? — поинтересовался я.

— Из Александрии, — ответил он.

Не дождавшись названия порта назначения, предположил, что им будет Стамбул, поэтому задал следующий вопрос:

— Со специями?

Мне показалось, что судно сидит не глубоко. Значит, груз легкий или трюм не полный.

— Без груза, — сообщил судовладелец.

Обычно в балласте идут, когда не могут найти попутный груз или когда фрахт в одну сторону большой и не имеет смысла тратить время на погрузку-выгрузку дешевого товара в обратную сторону.

— Кто у вас сейчас султаном? — поинтересовался я.

— Ахмед, — ответил Мусад Арнаутриомами и тут же искренне воскликнул: — Долгих лет ему жизни!

— С кем воюете? — спросил я.

Большая империя всегда с кем-нибудь воюет. Такова ее сущность. Если нет внешнего врага, находит внутреннего.

— Позапрошлой осенью подписали мирный договор с персами. С тех пор ни с кем не воюем, если не считать нападения морских разбойников на наши города. Прошлым летом всё побережье в Крымском юрте ограбили, — рассказал он.

Судя по названию, речь идет о Крымском полуострове.

— Что за разбойники? Откуда приплывали? — задал я вопрос.

— С севера, — ответил судовладелец. — На легких галерах приплывали. Тяжелые галеры султана — долгих лет ему жизни! — не могли их догнать.

— Наверное, казаки запорожские? — предположил я.

— Их называют черкасами, врагов нашей веры, но и так, как ты сказал, тоже, — подтвердил Мусад Арнаутриомами. — Они служат то нашему повелителю, то его вассалу крымскому хану Джанибеку Гераю, то польскому королю Сигизмунду. Кто больше заплатит, тому и служат.

— Самое разумное правило, — сказал я

В перечне отсутствовал русский царь. Вроде бы Смутное время закончилось в тысяча шестьсот тринадцатом году избранием в цари Михаила Романова. Помню, как в России праздновался четырехсотлетний юбилей дома Романовых. То, что многих Романовых почти на век раньше перестреляли за никчемное правление, никого не смущало. Еще меня забавляли призывы некоторых продвинутых государственников к возвращению монархии. Дурная шея без хомута скучает. Представляю, как их прадеды, свергнувшие самодержавие, переворачивались в могилах. Наверное, крутились, как лопасти вентилятора.

Глава 2

В трюме жарко и душно. Только оказавшись в нем, понял, что судно специализированное — предназначено для перевозки рабов. Трюм разделен на две части поперечной переборкой, немного не доходящей вверху до главной палубы. Просвет сантиметров в десять оставлен, видимо, для вентиляции. Оттуда и еще через щель между неплотно положенными лючинами в трюм попадает немного света. Я нахожусь в кормовой его части. Вдоль бортов, оставляя по центру проход шириной чуть больше метра, по три яруса нар. На них можно или лежать, или сидеть согнувшись. Я лежу на самом верхнем ярусе по правому борту, на голых, заеложенных человеческими телами досках, от которых воняет мочой и смертью. На палубе в проходе стоит с десяток бочек. От скуки вскрыл одну. Она заполнена не обжаренными, кофейными зернами. Так понимаю, этот напиток начал победное шествие по европейскому континенту. В прошлую эпоху встречал кофе очень редко, в основном у богатых арабских купцов.

Рядом с бочками снуют крысы. В полумраке я замечаю только тени, но слышу писк и возню. Видимо, все еще не отказались от мысли прогрызть дырку в бочке. Проводят симпозиум, как это лучше сделать. Ученые утверждают, что после ядерной войны в живых останутся только один вид разумных существ — крысы и два неразумных — тараканы и люди. В институте на пару курсов младше меня училась москвичка, у которой была ручная крыса. Все бы ничего, но девушка так любила крысу, что таскала ее в институт, чтобы та, наверное, тоже получила высшее образование. И в институтскую столовую приносила. Ели они из одной тарелки. Парни относились к этому с юмором, а вот девушки, в силу врожденной стервозности, решили, что две крысы за одним столиком — это немного чересчур, и одну оставили недоучившейся. Какую именно — не помню.

Сижу в трюме уже часа четыре, если не больше. По приказу Мусада Арнаутриомами меня поместили сюда перед самым Стамбулом. Наверное, испугался, что я заявлю таможенникам, что готов принять ислам, и оставляю хитрого грека без выкупа. Тартана идет на веслах. Я слышу их скрип и плескание воды. По моим подсчетам, мы давно уже прошли бухту Золотой рог. Наверное, невольничий рынок теперь где-то в пригороде, дальше по проливу.

— Суши весла! — послышалась команда Мусада Арнаутриомами. — Поднять паруса!

Наверху загомонили гребцы, радуясь окончанию тяжелой работы. По палубе зашлепали босые ноги. Заскрипели тали, залопотала под ветром парусина. Кто-то поднял край лючины, переложил на соседнюю. Широкий луч яркого света упал в трюм, осветив бочки. Я замечаю пару крыс, которые неторопливо перебираются в затемненные зоны. Сдвигают вторую лючину, просвет становится широким. В нем появляется глуповатое лицо слуги Саида.

— Гяур, вылезай, — произнес мальчишка без эмоций, механическим голосом.

Я, согнувшись, переместился к просвету. Верхний деревянный брус комингса трюма был горячим, обжигал ладони. Я долго тер их, после того, как спрыгнул на палубу. Заодно осмотрелся. Тартана уже приближалась к выходу из Босфора. На холмистых берегах светлые домики с плоскими крышами, одно- и двухэтажные. Издали они ничем не отличались от тех, что я видел здесь в прошлом и будущем.

Мусад Арнаутриомами, как обычно, сидит под навесом в низком кресле на полуюте. Занимает его рано утром и покидает с заходом солнца, когда судно на ночь ложится в дрейф или становится на якорь. Справляет нужду, не вставая, в низкий и широкогорлый глиняный сосуд с морской водой, который подносит и держит слуга, или подсовывает под кресло, под дырку в центре сиденья, вытянув из-под хозяина кожаную подушку и приспустив ему шаровары. Вечером с помощью слуги грек покидает кресло, перемещается в каюту, дверь в которую запирает изнутри. Видимо, у него есть основания не доверять своему экипажу. На столике стоит деревянное блюдо со свежей земляникой. Куплена у торговцев, которые на лодках подплывали в тартатне. Я слышал, как грек торговался с ними. Ягоды крупные и сочные. Не знаю, где их хранили, но нагреться не успели. Мусад Арнаутриомами провожает взглядом взятую мной ягоду, тяжело вздыхает, но ничего не говорит. Наверное, вспомнил, сколько земляники можно купить на тысячу дукатов.

— Думал, мы в Стамбул идем, — сказал я.

— Зачем мне в Стамбул?! — удивился грек. — Здесь дорогой товар, ничего не заработаешь.

— А где дешевый? — интересуюсь я.

Мусад Арнаутриомами задумывается ненадолго, видимо, решает, выдавать ли мне коммерческую тайну, потом вспоминает, что я и так ее узнаю, и сообщает:

— В Каффе.

Каффа — это Феодосия. Там европейские купцы вряд ли сейчас бывают. Их еще в прошлую мою эпоху в Черное море перестали пускать. Так понимаю, купец собираются прикупить там моих соплеменников для перепродажи в Александрии. Как мне рассказал Мусад Арнаутриомами, у крымских татар рабство не в почете. Убедились, что рабский труд не эффективен, а иногда и вовсе убыточен. Пленник, если его сразу не продали работорговцам, вкалывает на хозяина года три-четыре, чтобы проникся прелестями истинной религии и сделал правильный выбор. Принявших ислам освобождали сразу. Приятно осознавать, что не один ты влип. Если пленник упрямился, его отпускали на свободу. Некоторые не меняли веру, но оставались работать вольнонаемными. Крым всегда притягивал людей. Зато турки и арабы без рабов никак. Лучше жить беднее, но не работать. Помню, в начале перестройки азербайджанские предприниматели нанимали торговцами русских или украинских женщин. Сам сидит рядом, следит, чтобы ничего не украла, но платит ей деньги, чтобы работала за него. Чувство превосходства обходится дорого.

— А что, нельзя было зайти в Стамбул на пару дней?! — возмущаюсь я. — Или тебе не нужна тысяча дукатов?!

— На обратном пути зайдем, сейчас некогда, — извиняющимся тоном произносит грек.

Этот тон наводит меня на мысль, что врет Мусад Арнаутриомами, как сивый греческий мерин. Поэтому делаю вид, что поверил и меняю тему разговора.

— На Каффу напрямую пойдешь или вдоль берега? — интересуюсь я..

— Сначала вдоль берега, а потом пойду на север через море, — отвечает он.

— А почему не сразу на Каффу? — говорю я. — Ветер попутный. На день раньше придешь, а то и на два. Я всегда напрямую ходил.

Для меня каждый день неволи в тягость. Чем скорее придем в Стамбул или чем скорее станет понятно, что задумал хитрый грек, тем лучше для меня.

— Ты бывал в Каффе?! — удивляется Мусад Арнаутриомами.

— Я много где бывал, — отвечаю с хитрым видом, подхожу к рулевому и показываю ему на компасе с арабскими каракулями курс норд-ост: — Держи вот так.

Матрос ждет, не отменит ли хозяин мой приказ, а потом меняет курс. Юго-юго-западный ветер теперь становится попутным, и по команде Мусада Арнаутриомами матросы меняют латинский парус на фок-мачте на брифок. Тартана сразу разгоняется узлов до восьми-девяти. Тень от паруса грот-мачты теперь падает на люк трюма, где и укладываются матросы, чтобы отдохнуть после многочасовой гребли.

Мусад Арнаутриомами напоминает мне одного капитана, под чутким руководством которого я начинал штурманскую карьеру. После войны, когда была напряженка со штурманами, он закончил шестимесячные курсы и получил диплом. Вместо знаний к диплому прилагалось иезуитское умение использовать недостатки людей, благодаря которым этот тип не только стал капитаном, но и продержался на этом посту почти до пенсии. Он даже не умел сделать прокладку на карте, чему учат на первом курсе мореходки. На мостик поднимался только во время швартовки или постановки на якорь и при этом обязательно советовался, но не со штурманами, а со своим друганом боцманом, которого считал наиболее опытным судоводителем. Обычно в отпуск они уходили вместе. Кстати, оба были крымчанами, из Керчи. Однажды боцман заболел, попал в больницу — и под Батуми судно выбросило штормом на берег, потому что капитан самостоятельно выбрал место для якорной стоянки.

У Мусада Арнаутриомами советчиком служит молчаливый рулевой. Мне кажется, умение держать язык за зубами — его самая сильная сторона, как судоводителя. Ему не нравится, что хозяин перестал с ним советоваться, безоговорочно соглашается со мной, но вида не показывает. Я ведь надолго не задержусь на судне, так что интриговать против меня смысла нет.

Глава 3

Мы вышли к Крымскому полуострову немного западнее мыса Меганом. Приметное место. Когда полуостров будет в составе Украины, здесь установят много ветряков, чтобы вырабатывали электроэнергию. Что-то у них не заладится, и часть ветряков перестанет работать. Местные жители порежут их на металлолом. А ветряки эти не дешевые. Помню, как-то возил на балкере винты из Канады в Европу. В трюме по одному винту, всего восемь, и больше никакого груза. Дешевку так не возят. Пока что на Меганоме ничего не построили, но растительности на нем уже нет. В будущем это будет одно из немногих мест в Крыму на берегу моря, где даже в курортный сезон туристы будут шляться редко.

— Ты смотри, не обманул меня! — искренне обрадовался Мусад Арнаутриомами, заметив этот приметный мыс.

Повод радоваться у него был — сэкономили не меньше суток.

Вечером того же дня мы были на рейде Каффы. Спускающийся к морю город показалась мне огромным амфитеатром, а гавань с разнокалиберными плавсредствами была сценой. Каффа принадлежит турецкому султану, как и остальные прибрежные города, кроме Гёзлёва (Евпатории), которым вместе со степной частью полуострова владеет крымский хан, и входит в Каффинский эйялет. Турки называют город Маленький Стамбул, или Крым-Стамбул, потому что большой и многолюдный, вроде бы второй по величине в Османской империи. В шестом веке Каффа была в упадке, небольшим поселением, где проживали оседлые аланы и скифы, а также тавры и греки. В тринадцатом здесь появились венецианцы, и город начал расти. Потом за дело взялись генуэзцы, построили цитадель и обнесли город крепостной стеной высотой метров тринадцать, сложенной из обработанного камня разного размера, некоторые очень большие, в сотни килограмм весом, и с многочисленными — несколько десятков — башнями самой разной формы, но с преобладанием трехъярусных прямоугольных высотой метров семнадцать. В двадцатом веке то, что останется от оборонительных сооружений, казалось мне намного ниже. Со стороны моря городская стена одинарная, а с трех остальных — двойная. Цитадель, или, как ее называют турки, Франкская (для них все западноевропейцы — франки), или Внутренняя крепость находится в восточной части города, и одна ее стена общая с городской прибрежной. В цитадели обитает руководство города. Христианам и иудеям жить там запрещено и заходить могут только с разрешения властей. На остальной огороженной территории, называемой Внешней крепостью, могут жить все, но, как обычно, дома там принадлежат только богатым. Со стороны суши город защищен сухим рвом метров десять шириной и метров семь глубиной, который служит еще и для стока в море помоев и дождевой воды. Возле восточного угла на скалистом холме располагается еще одна крепость, небольшая, но довольно крепкая. Раньше там была резиденция крымского хана, а теперь, как мне сказали, проживает только гарнизон с семьями. Западнее находится пригород Топраклык. Там живет в основном беднота, большая часть домов крыта дерном, а не красно-коричневой черепицей, как в городе. Защищают пригород две круглые башни: одна стоит на берегу моря, а вторая прикрывает с запада. За ней стоят кибитки бедных татар, у которых не хватает денег даже на дом в пригороде, и цыган, которые еще в предыдущую мою эпоху стали обязательной деталью пейзажа каждого пригорода. Возле города протекает мелководная речушка, точнее, широкий ручей, и несколько ручьев узких, из которых набирают питьевую воду. Говорят, ближе к морю вода в колодцах солоноватая, но чем дальше, тем лучше, поэтому поля, огороды и сады начинаются выше города и уходят в сторону Согдеи (Судака). Сады смотрятся очень красиво, потому что сейчас цветут яблони. Как мне рассказал Мусад Арнаутриомами, яблоки из Каффы отправляют в Стамбул самому султану и его двору. Купец возит их и в Александрию в подарок чиновникам. На полях выращивают в основном просо. По заверению грека, склонного к преувеличениям, урожай проса собирают сам-пятьдесят и даже сам-сто. Оно является главным продуктом питания у татар, особенно бедных. По его же словам, в городе и пригороде десять соборных мечетей и тридцать квартальных, которые и дают имена своим кварталам. Первые крыты свинцом, а последние, в зависимости от богатства квартала, свинцом или черепицей. Медь здесь то ли не в почете, то ли слишком дорога. Наверное, бывший мой медный рудник истощился. При пяти соборных мечетях располагаются медресе, где зубрят Коран и учатся еще чему-нибудь и как-нибудь. Есть в городе и две православные церкви, которые называются греческими, одна армянская и одна синагога. Что интересно, греками турки называют всех православных, кроме русских, потому что Московское царство не смогли завоевать.

Со стороны моря в городской стене девять ворот. Те двое, которые вели к молу, были высокими и широкими, двустворчатыми, оббитыми железом. Охраняли каждые по дюжине солдат. Остальные семь ворот поменьше, телега с трудом проедет, причем двое были закрыты. Для швартовки на моле были приделаны железные кольца толщиной в руку взрослого мужчины и диаметром с полметра — мальчишки свободно пролезали. Они поглядели на наше судно, обменялись пренебрежительными репликами и побежали на дальний от нас конец мола, где стоял уменьшенный вариант моей последней добычи в предыдущую эпоху.

Первым на судно прибыл таможенник — мужчина лет двадцати семи, но уже толще, чем Мусад Арнаутриомами. Он приехал на двуколке с большими колесами, запряженной одногорбым верблюдом, которой управлял худой старик в серой войлочной шапке с обвислыми полями, отчего напоминала колокол. На таможеннике были белая чалма с золотой заколкой в виде цветка, темно-красный шелковый халат, подпоясанный черным кушаком, темно-красные шаровары и плетеные кожаные темно-коричневые шлепанцы с немного загнутыми вверх носаками. Заглянув в пустой трюм, он подождал бакшиш (подарок) — мешочек с кофейными зернами, после чего сошел на берег. Если чиновнику ничего не давать, он разучится ходить. Громко сопя, таможенник с помощью старика-возницы забрался на сиденье двуколки, деревянное, на котором лежала большая коричневая кожаная подушка. Двуколка была без верха, но и ехать на ней предстояло не далеко. Здание таможни находилось сразу за воротами, метрах в двухстах от нас.

Еще две такие двуколки, запряженные верблюдами, стояли в тени у городской стены. Мусад Арнаутриомами помахал призывно рукой, и хозяин одной из них, обладатель такой же войлочной шляпы, похожей на колокол, быстро подъехал к нам.

— Поедешь со мной в баню, гяур? — спросил меня грек.

За время пересечения Черного моря я заверил его, что в Каффе мне делать нечего, мусульманином в ней становиться не буду, потерплю в неволе до Стамбула, но не дальше. После этого Мусад Арнаутриомами стал относиться ко мне с меньшей подозрительностью и большим радушием. Впрочем, у меня было предположение, что и то, и другое напускное.

— Конечно, поеду, — согласился я.

Заметил, что неряхи очень любят ходить в баню. Как грешники на исповедь по большим праздникам. При этом даже неряхи-мусульмане невысокого мнения о чистоплотности нерях-франков. На это у них есть веские причины. То, что я каждый вечер после того, как ложились в дрейф, и каждое утро перед тем, как поднимали паруса, купался в море, было для всех членов экипажа тартаны не менее удивительным, чем для голландцев и англичан в прошлую мою эпоху.

Мусад Арнаутриомами сторговался с возницей за два акче туда и обратно. Акче — это мелкая серебряная монета. Восемь акче равны одному дирхему. В Каффе ходили как турецкие, так и крымско-татарские акче. Крымский хан переплавлял чужие серебряные монеты и чеканил свои такого же веса, как турецкие, чтобы не было путаницы. От возницы сильно воняло кизяком, которым беднота отапливает свое жилье. Богатые покупают дрова. Лесов в горной части Крыма все еще много.

В городе улицы вымощены каменными плитами. Канализация закрытая. Ее наличие выдает только вонь, изредка прорывавшаяся в щели между каменными плитами, прикрывавшими сточные канавы. Дома двухэтажные, с плоскими крышами, а все дворы, в том числе и в христианском квартале, мимо которого мы проезжали, с высокими дувалами, не заглянешь внутрь. В каждом дворе растет не меньше двух деревьев, в основном черная шелковица. В одном месте увидел осла, который ходил по кругу, вращая мельничное колесо. До этого не видел ни одного ветряка, а водяные мельницы здесь негде ставить, из-за чего думал, что все пользуются ручными. Разного рода транспортные средства тянули волы, верблюды, ослы, мулы, но ни разу не видел упряжной лошади. Даже лошаки не попадались. Раз встретили двух навьюченных лошадей, но все остальные использовались только для верховой езды. Видимо, в Крыму конь, как и татарин, для работы не создан, только для скачек. На улицах женщины встречалось очень мало. Никогда поодиночке, и у всех нижняя часть лица по самые глаза была скрыта платком. Мужчины были разных национальностей, как обычно в большом городе, но одеты почти все одинаково, на турецкий лад. Различия были чисто социального плана. Скифов, готов, не говоря уже о таврах, я не сумел выделить. Православные и армяне отличались от мусульман только наличием бород, а караимы — еще и длинными, завитыми пейсами. Последние, как я помнил, происходили от отцов, исповедовавших иудаизм, и матерей других конфессий, то есть, иудеями не считались, за что и были изгнаны из Хазарии. Как подозреваю, их потомки станут одной из ветвей ашкенази, которых истинные иудеи, западноевропейские сефарды, своими считать откажутся.

В моей группе на курсах английского на Мальте был испанский сефард Виктор, фамилию которого я запамятовал. Он настолько отличался от российских ашкенази, страдающих еврейской манией величия, для раздувания которой и получения дополнительных бонусов надо обвинять всех гоев в антисемитизме, что я не сразу поверил в его национальность, которую Виктор не скрывал и не выпячивал. Он учился на инженера-строителя, но собирался стать кинорежиссером. Кое-что общее у этих профессий есть — групповая безответственность, при которой награждают одного, а ругают всех остальных. Я знал о кино (и не только) намного больше наших одногруппников-испанцев, поэтому мы с Виктором часто и подолгу общались, заодно практикуясь в английском.

Как-то рассказал сефарду о его российских дальних, как я тогда считал, родственниках, и он дал мне дельный совет:

— Когда какой-нибудь ашкенази обзовет тебя антисемитом, отправь его к психиатру: манию величия сейчас лечат.

Я думал, он малость преувеличивает, но потом нашел в интернете результаты научных исследований ДНК, согласно которым ашкенази не относятся к галлогруппам семитов, даже в близком, по историческим меркам, родстве не состоят. Это инородцы, выходцы из Средней Азии, принявшие вероисповедание и культуру иудеев. То есть, с таким же основанием русские, взявшие у Византии православие и культуру, могли бы называть себя эллинами, потомками Гомера и Сократа. Кстати, ашкенази из Белоруссии и Польши больше славяне, чем русские.

Попались нам по пути и два дервиша — патлатые и бородатые типы неопределенного возраста, одетые в рубища, босые, грязные и вонючие. Я сразу вспомнил столпников из шестого века. Религия дает возможность лодырям и неряхам казаться достойными людьми. На самом деле, природа считает, что некоторым нельзя иметь потомство, поэтому делает их алкоголиками, наркоманами, гомосексуалистами, монахами, дервишами…

Баня Татлы, которая, по заверению Мусада Арнаутриомами, лучшая во Внешней крепости, была высокая, с двумя куполами, изнутри покрытыми особым лазурным свинцом. Стены отделаны неполированным мрамором, который в каждой из шести кабин другого цвета. Мы с греком заняли кабину с желтовато-красными стенами. Обслуживали нас два голых молодых мужчины, выбранные нами из десятка сидевших на мраморной скамье у входной двери. У всех тела и лица были безволосые, но евнухи они или нет — сказать не могу, потому что хозяйство прикрывали полоски плотной желтовато-белой ткани, свисающие со шнурка, завязанного на талии. Мусад Арнаутриомами обоих называл гулямами (мальчиками, рабами, слугами). Себе он выбрал поляка, более женственного и упитанного, похлопав его по толстой заднице. Они улыбнулись друг другу, как старые знакомые. Я выбрал крепкого, жилистого валаха, потому что мне нужен был всего лишь массажист. В кабинете я лег на теплый низкий мраморный стол — и через несколько минут забыл обо всех превратностях судьбы, выпавших на мою долю за последние дни и даже десятилетия. Турки стали наследниками римско-византийской банной культуры и даже привнесли в нее приятно пахнущее мыло и более разнообразный массаж. Валах мял и сгибал меня так, что кости хрустели. Мне даже показалось, что ноги в коленях сгибаются в обратную сторону. Мое молодое тело гнулось хорошо. Оно лишилось послеоперационного шрама, из чего я сделал вывод, что мне теперь меньше двадцати четырех лет. Поскольку татуировкавсе еще была, мне больше двадцати одного. Прекрасный возраст: еще есть время исправлять ошибки, поэтому можно их совершать.

После того, как валах поизгалялся надо мной от души, я отправился в бассейн, чтобы не мешать играм Мусада Арнаутриомами и гуляма-поляка, которые становились все откровеннее. Я подозревал, что Саид обслуживает капитана не только днем, но и ночью. Недаром же грек иногда называл его Саида — женским вариантом имени Саид. В бане убедился, что не ошибся. Бассейн был прямоугольный, метров пять на четыре и глубиной метра полтора, со скамьями под водой вдоль длинных стенок, наполненный теплой водой, в которой я сразу разомлел. Посему уселся на подводную мраморную скамью и впал в блаженное состояние полусна, когда мечты кажутся правдоподобнее реальности.

Мусад Арнаутриомами приполз примерно через полчаса. Гулям высосал из него не только деньги, но и все силы. У меня появилось предчувствие, что грек сейчас упадет обессиленный и утонет. Видимо, эта мысль пришла в голову и Мусаду Арнаутриомами. Он быстро ополоснул толстое, «складчатое» тело, белое и поросшее черными курчавыми волосами, лег на одну из мраморных лавок, стоявших вдоль стен купальни, и позвал лекаря. Минут через пять — видимо, или работал в бане, или жил неподалеку, — пришел караим лет двадцати с кожаным мешочком, из которого достал ножичек с серо-белой костяной рукояткой и медную чашу, похожую на большую пиалу, и пустил греку кровь из вены на левой руке, что-то тихо бормоча на языке, который напоминал половецкий. На двуколку Мусада Арнаутриомами погрузили с помощью двух гулямов, а на судно его, как огромный мешок, взяв за конечности, перенесли четверо матросов. Судя по тому, как привычно они это делали, я понял, что на похороны грека не попаду. И действительно, на следующее утро он выбрался из каюты побледневший, но полный сил и энергии.

Глава 4

Невольничий рынок находился возле обувного. Может быть, потому, что все рабы были босыми. Продавали по большей части подданных польского короля и русского царя. Половину горемык составляли молодые женщины, и примерно по четверти молодых мужчин и детей обоего пола. Продавцами были караимы и армяне. Скорее всего, скупали товар оптом у татар, ходивших в набеги. Крымских татар пока что среди продавцов нет. Наверное, потому, что, как заверил меня Мусад Арнаутриомами, почти все ни считать, ни писать не умеют. Зато луком, саблей и арканом орудуют хорошо.

Грек сперва отбирал детей, советуясь со своим рулевым, которого вместе с еще пятью матросами взял на рынок. Отдавал предпочтение мальчикам. Торговался долго и результативно. В этом деле ему ничьи советы не нужны были. Я послушал, как он делает это, поучился уму-разуму, после чего прошелся по рядам, рассматривая выставленных на продажу людей. Почему-то они казались мне манекенами. Может быть, из-за потухших глаз. Рабы стояли группами, большими и не очень. Грязные, вонючие, одетые за редким исключением в одни рубахи. У крепких мужчин руки связаны за спиной. Дети жались к взрослым, не баловались и почти не шевелились, опасливо поглядывая на нагайки в руках работорговцев. Я смотрел на этих людей и пытался угадать, как они попали в плен и что их ждет?

Мой взгляд зацепился за разорванный ворот грязной и мятой рубахи, в который проглядывали упругие груди с темными сосками. Девушка пыталась прикрывать их руками, но работорговец-армянин несильно бил по ним рукояткой нагайки, чтобы убрала. Он знал, чем заинтересовать покупателя. У девушки были густые темно-каштановые волосы, заплетенные в толстую косу длиной до ягодиц, округлое лицо с голубыми глазами, вздернутым носиком и сочными губами. На левой щеке серый след от подтека, расположенный не вертикально, а горизонтально, словно текло от носа к уху или наоборот. Что ж, при глубоком декольте можно не тратить время на макияж. Ей было от силы лет пятнадцать. Не скажу, что она мне очень уж понравилось, но почему-то очень захотелось, чтобы остальные свои годы — сколько их там выпадет?! — девушка провела не в гареме.

— Выкупи ее для меня, — попросил я Мусада Арнаутриомами. — Заплачу тебе за нее двойную цену, только поторгуйся, как умеешь.

Грека польстило мое признание его торгового таланта. Мусад Арнаутриомами сбил цену с тысячи дирхемов до двухсот, а затем приобрел еще шесть девушек, двух юношей и с десяток детей и получил скидку, как оптовый покупатель. Правда, на мою девушку скидка не распространялась.

— Заплатишь за нее четыреста дирхемов, как договаривались, — потребовал грек.

— Хорошо, — сказал я.

Поменяв хозяина, девушка первым делом прикрыла груди, а потом начала исподтишка изучать меня. Догадалась, что купили ее не на перепродажу. Наверное, пытается угадать, как надо вести себя, чтобы понравиться мне. В отличие от мужчин, женщины подстраиваются под окружающую среду, а не пытаются изменить ее. Да и права на выбор у них до сих пор нет. Если бы не попала в рабство, родители выдали (продали) бы ее замуж черт знает за кого, и пришлось бы точно так же подстраиваться под совершенно незнакомого и нелюбимого человека. По крайней мере, я не стар, не уродлив и даже не мусульманин. Случилось главное — в ее жизни наконец-то появился мужчина, а всё остальное отрегулирует закон продолжения рода, который является основным для женщины. Соблюдение этого закона даже дает женщине, как она считает, моральное право нарушать все остальные.

Когда Мусад Арнаутриомами расплачивался с продавцом, я заметил, что платит он золотыми монетами, моими. Армянин сперва отказывался их брать, требовал скидку на обмен. Короткий, всего минут на десять, и очень пламенный торг закончился незначительной уступкой грека. Он достал золотые гульдены и начал отсчитывать. В потайном кармане моего ремня лежало штук пять таких. Еще несколько монет могло быть в карманах моих штанов. Все равно их было меньше, чем сейчас выложил Мусад Арнаутриомами. Кажется, он оказался умнее, чем я думал, нашел тайник в спасательном жилете, что резко уменьшало мои шансы на освобождение из плена. Эта мысль поглотила меня настолько, что я позабыл о девушке

Ее вместе с остальными девочками, девушками и молодыми женщинами поместили в носовую часть трюма, большую. Мужчин и мальчиков — в кормовую, меньшую. Мусад Арнаутриомами ходил на невольничий рынок еще три дня, и каждый раз возвращался с новыми рабами. Матросы, обсуждавшие его покупки, говорили, что на этот раз грек накупил намного лучшего товара, чем в предыдущие, заработает больше денег. Значит, мой стартовый капитал накрылся… рабами.

Я делал вид, что не догадываюсь об этом. Мы с Мусадом Арнаутриомами съездили в баню еще раз. Теперь он был не так неистов в любви, поэтому обошлось без кровопускания. На обратном пути заглянули в буза-хане. Это местное питейное заведение, отличающееся от пивных только тем, что сидят на пятках перед низенькими столиками. Посетителей в помещении было много, поэтому грек потребовал место на галерее, которая шла вдоль второго этажа. Бузу принесли в глиняном кувшине емкостью литра три, а чашки были из толстого темно-зеленого стекла. Вино мусульманам пить запрещено, а на счет бузы Магомет ничего не говорил. Это густой, мутный, желтоватый напиток, по виду похожий на непроцеженный квас или брагу, сладкий и потому довольно приятный на вкус. По крепости, как слабое пиво. Хотя, говорят, делают и очень крепкую бузу, но стоит такая дорого. В буза-хане продавали по два акче за окка (немного больше литра). К напитку нам подали шашлык из конины, овечий сыр и пресные лепешки. Конина здесь считается самым лучшим мясом. Попробовав шашлык, я согласился с этим утверждением.

Когда мы наслаждались бузой, мясом и сыром, во двор буза-хане заехал на вороном коне татарин, вооруженный луком и саблей и с круглым щитом, закинутым за спину, но без твердого доспеха, только в толстом стеганом темно-синем халате, скорее всего, ватном. Бросив слуге — русскому юноше — серебряную монету в десять акче, потребовал бузы. Ее принесли в бурдюке из козьей шкуры. Не слезая с коня, татарин выдул все пять с лишним литров. Швырнув пустой бурдюк на щербатые каменные плиты, которыми был выложен двор, лихо гикнул и ускакал.

— Варвар, — с легким пренебрежением молвил Мусад Арнаутриомами. — Уже несколько поколений живут в городе, а так и остались кочевниками.

— Много лет назад эти земли принадлежали твоим предкам, культурным и образованным, — иронично напомнил я.

— Всё меняется, — многозначительно произнес он.

— Кроме варваров, побеждающих культуру, — возразил я.

— Горе побежденным! — шутливо воскликнул грек и спросил: — Не хочешь стать моим компаньоном? Я собираюсь построить большой корабль и наладить торговлю с франками.

— Для этого, как минимум, я должен заплатить выкуп и стать свободным, — сказал я.

— Выкуп отработаешь, — предложил Мусад Арнаутриомами.

— Можно попробовать, — согласился я, хотя у меня уже были другие планы, в которые не входил труд на кого бы то ни было. Скитание по эпохам научило меня работать только на себя. — В море обговорим этот вопрос.

— Хорошая здесь буза, — произнес грек и показал слуге, чтобы тот принес еще один кувшин.

Глава 5

Мне иногда кажется по ночам, что чувствую дыхание моря. Вдох-выдох, вдох-выдох… Не так часто, как человек, и намного глубже. Особенно это чувство обостряется во время штиля. Море гладкое, вроде бы спокойное — и в то же время медленно поднимается и опускается вместе с твоим судном.

Тартана лежит в дрейфе милях в пятнадцати от Крымского полуострова. Вечером еще была видна гора Ай-Петри. Из Феодосии вышли рано утром. Ветер дул северо-западный. Шли в полветра со скоростью узлов пять-шесть. По моему совету взяли сразу на Босфор, но до мыса Меганом оба маршрута совпадали, пролегали вдоль берега. Сейчас, примерно в полночь, на тартане тихо. Весь экипаж — классические жаворонки — дрыхнут, посапывая и похрапывая. Спит и вахтенный матрос, вооруженный дубиной и ятаганом, который заткнут за кушак. Ятаган — это что-то среднее между тесаком и саблей. Однолезвийный клинок имеет двойной изгиб, благодаря чему очень удобен для нанесения ударов снизу вверх. Говорят, умелый боец умудряется наносить таким клинком две раны за один удар. Правда, я сам не видел. Недостаток такого изгиба — клинок во время удара норовит выскочить из руки, поэтому эфес лишен гарды, а у оголовья рукоять имеет упор, который охватывает низ ладони и называется «ушами». В ножны ятаган обычно засовывают по середину рукоятки. Как-то в Роттердаме взял несколько уроков у араба, но душа моя не приняла ятаган. Слишком легкий он для пробивания хорошего доспеха. Сабля в этом отношении намного лучше. Когда мы погрузили рабов, все матросы сразу достали из кладовой свои ятаганы, но быстро утомились таскать их. Только вахтенный не расставался. Он должен присматривать за рабами, но, едва стемнело, прислонил дубину к комингсу, сел рядом на палубу на правом борту, чтобы не было видно с левого, куда выходит дверь из каюты капитана, и засопел в обе ноздри.

Левой рукой я беру дубинку, увесистую, переставляю ее дальше от спящего вахтенного. В правой руке у меня нож, которым Саид нарезает еду для хозяина. Вечером взял у него нож якобы для того, чтобы вырезать из дощечки новое, более удобное, ложе для магнитной иглы компаса. В открытом море от меня не ждут подляну, надзор снимают. Мусад Арнаутриомами на моем месте ничего бы не предпринимал, пока не доберемся до берега, поэтому и от меня не ждет ничего интересного.

От спящего вахтенного идет бражный дух. Во время ужина матросы добили бузу, которую им перед самым отплытием доставили на судно. Я дотрагиваюсь до плеча, легонько толкаю. Сквозь грубую ткань рубахи ощущаю тепло тела. Вахтенный что-то тихо бормочет сквозь сон. Толкаю еще раз и, почувствовав, как вздрогнуло тело, расставшись со сном, закрываю левой рукой рот, а заодно и колючие усы, и ножом режу шею. Давно это не делал. Получилось не так ловко, как раньше. Вахтенный, тихо мыча и слюнявя мне ладонь, вертит головой. Обеими руками он хватается за мою, закрывавшую рот, но пальцы его быстро слабеют, опадают. Я вытираю влажную ладонь о грубую ткань рубахи, перевожу дыхание. Сердце мое колотится так, будто зарезал впервые.

Жду несколько минут, чтобы успокоиться, затем забираю ятаган. Теперь меня трудно будет взять в плен этим неопытным фехтовальщикам. Я перехожу к матросу, который спит на лючинах трюма крайним. С этим получается сноровистее. Руки вспомнили наработанные когда-то движения, начали действовать уверенно и точно. Остальных убиваю на автомате. А ведь когда-то для меня было проблемой зарезать курицу.

Мою руки и нож морской водой, зачерпнутой кожаным мешком-конусом на длинной веревке, сажусь на палубу рядом с дверью в каюту капитана, прислоняюсь спиной к нагретой за день деревянной переборке. Дубину вахтенного матроса ставлю рядом, а ятаган в ножнам кладу на колени. Закрываю глаза и пытаюсь думать о будущем. Мысли в головке путаются, не хотят выстраиваться в логические цепочки, возвращаются из будущего в настоящее из-за сильного запаха крови. Тартану словно бы накрыло этим запахом. Мне даже кажется, что и воздух стал солоноватым, не благодаря морю. Путь к свободе пахнет кровью. С этой парфюмерной мыслью я и заснул.

Разбудил меня Саид, открывший дверь каюты ударом ноги. Руки у него заняты: в правой — медная тарелка с изюмом, а в левой — подушка с капитанского кресла. Ночует подушка вместе с хозяином в каюте. Наверное, чтобы никто не подсидел. Широкорото зевая, мальчишка проходит мимо меня, поднимается по трапу на полуют. И останавливается, увидев, что у рулевого перерезано горло.

Это тип всегда спал отдельно от матросов. Они ведь ему не ровня. Помню, шли мы как-то по Суэцкому каналу. На входе берешь на борт лоцмана, электрика и матросов. Второй помощник капитана, недавно выпулившийся из мореходки и еще не постигший тонкости восточного политеса, разместил матросов в day-room (комнате отдыха). Электрик потребовал себе отдельное помещение. Свободных на судне больше не было, о чем ему и сказали, предложив расположиться вместе с матросами. Все равно ведь ни черта делать не будут, прокатятся и деньги заработают. Электрик пожаловался лоцману, тот попробовал наехать на меня. Я напомнил, что по правилам Суэцкого канала отдельное помещение положено только лоцману. Если хочет, может уступить свою каюту электрику, которому вообще-то положено быть на баке, рядом с носовым прожектором, чтобы в темное время суток подсвечивать края канала. Лоцман побухтел и потребовал еще один блок сигарет «Мальборо». Суэцкий канал называется у моряков Мальборо-канал. Так повелось, что каждому лоцману надо дать презент — блок именно этих сигарет. Обычно их покупают на входе в канал, изготовленные в Египте, довольно паршивые, но красиво упакованные. Для понтов сгодятся. Лишнего блока у меня не было. Лоцман дулся на меня до тех пор, пока кок не принес на мостик чай и бутерброды с сыром и колбасой. Колбаса была из свинины, но лоцман об этом так и не узнал. А электрик весь переход провел на палубе, как ему и положено, не стал вместе с матросами смотреть фильмы в комнате отдыха. Гонор стоит жертв.

Я показал Саиду рукой, чтобы молча положил подушку и сел на нее. С перепуга мальчишка начал есть изюм, приготовленный для хозяина. Наверное, так слаще молчать.

Мусад Арнаутриомами выбрался из каюты, кряхтя и почесываясь. Увидев меня, зевнул широкорото, показав коричневатые зубы. Глаза зажмурил так сильно, что в уголках появились слезинки.

— Доброе утро! — произнес я.

На этом всё доброе для Мусада Арнаутриомами заканчивалось.

— Иди к шлюпке, сейчас будем спускать ее на воду, — сказал я.

— Зачем? — удивился он.

— Чтобы рабы не порвали тебя на части, — ответил я. — Все-таки ты спас мне жизнь, а я не привык оставаться в долгу.

— Какие рабы? — задал он вопрос, а потом заметил, что случилось с его матросами. Грек посмотрел на ятаган у меня в руке и молвил тоном фаталиста: — Чувствовал я, что от тебя одни беды будут. Не надо было тебя спасать.

— Ни одно доброе дело не остается безнаказанным, — согласился я и приказал Саиду: — Помоги хозяину.

Спустить четырехвесельную шлюпку на воду они смогли только с моей помощью. При этом мальчишка старался не смотреть на трупы, а случайно ступив босой ногой на пятно подсохшей крови, долго тер ступню о палубу, словно боялся заразиться. Разрешил ему отправиться в путь вместе с хозяином — не стал разлучать любящие сердца. Я дал им в дорогу бурдюк с водой, изюм и куски лепешки, которые лежали в ящике возле трюма — остаток вечерней трапезы матросов.

— Держите на гору Ай-Петри, — показал я им приметный навигационный ориентир. — Берег рядом. Если поспешите, до обеда успеете добраться.

Море было спокойное, волны еле заметны. Стихший ночью ветер только начал набирать силу. В общем, самая та погода для морской прогулки. Греб только мальчишка, а Мусад Арнаутриомами сидел на корме и постоянно оглядывался. Наверное, прощался с хорошей жизнью. Так иногда случается: сегодня — пан, а завтра — пропал. Теперь ему придется начинать сначала, а уже не молод. Утешал я себя мыслью, что бизнес у него был гнусный. Чужие пороки — лучшее оправдание собственных.

В его каюте две трети места занимала низкая кровать, на которой лежали темно-синий тюфяк, две зеленые подушки и тонкое одеяло из верблюжьей шерсти. Постельного белья не было. Вот тебе и чистюля, которым Мусад Арнаутриомами любил изображать себя! Под кроватью лежало мое оружие, верхняя одежда, башмаки и спасательный жилет, вспоротый, без золотой заначки. Слишком много я туда положил, жилет стал тяжеловат, вот хитрый грек и догадался. Благодаря моим деньгам, накупил дорогих рабов, на которых собирался разбогатеть и построить новое судно и начать торговлю с франками. Не срослось.

Рядом с кроватью стоял сундук, в котором сверху лежали два кожаных кошеля, простых и потертых: один с семью золотыми гульденами, остатком моей заначки, и моим перстнем с александритом, а второй с серебряными турецкими и крымско-татарскими монетами, полученными, видать, на сдачу. Ниже была одежда грека, всё почти новое и чистое, в Каффе отдавал в стирку старой армянке, а на самом дне — новенький Коран в кожаном переплете. Судя по чистоте страниц, открывали его не часто. Часть каюты занимала кладовая, в которой хранились пять мушкетов калибра миллиметров двадцать пять и с кремневыми замками, бочонок с порохом и кожаный мешочек с пулями, а также съестные припасы, предназначенные только для капитана: изюм, сушеный инжир, финики, грецкие орехи, сыр, бастурма (вяленое мясо). В носовой части судна были принайтованы к рымам на комингсе трюма два фальконета трехфунтовые, а в подшкиперской хранились порох для них и ядра. Оружие, как догадываюсь, пользовались очень редко. Видимо, турки в своих территориальных водах навели порядок, искоренили пиратство, как явление.

Я переоделся, перекусил по-быстрому, после чего вооружился саблей и кинжалом, зарядил винтовку и пистолеты турецким порохом и собственными пулями, два десятка которых захватил с собой в путешествие во времени, натянул тетиву на лук. Черт его знает, чего ждать от казаков. Может быть, договоримся, а может быть, окажутся слишком бестолковыми.

Лючины лежали так, что снять их можно только по одной, от кормы к носу. Крайнюю на ночь еще и закрепили кончиком. Из-за этого в трюме наверняка душно. Днем крайние лючины снимали, чтобы рабы могли подышать свежим морским воздухов. Вчера в обед в обе части трюма опустили корзины с едой и бурдюки с пресной водой, а вечером два раба вытащили две деревянные бадьи-параши и вылили их содержимое за борт. Сегодня распорядок будет другой. Я снял крайнюю лючину и еще одну над кормовой частью трюма, чтобы свободно мог пролезть человек. В нос ударила ядреная вонь испражнений и пота — аж глаза заслезились. Потерев их, заметил хмурые человеческие лица, которые смотрели на меня настороженно.

— Кто-нибудь умеет с парусами работать? — спросил я на русском языке.

Рабы разговаривали на мешанине из русских и украинских слов, как и их потомки в двадцатом веке, но иногда разбавляли татарскими и польскими.

— Да, — послышались несколько голосов со среднего и самого нижнего ярусов.

— Нужно четыре человека, вылезайте, — сказал я и пошел на корму, где рядом с любимым креслом предыдущего капитана лежали на палубе винтовка, лук и колчан со стрелами.

Из трюма по одному вылезли четверо мужчин. Интересно, они действительно умеют работать с парусами или просто захотели подышать свежим воздухом? Пару минут каждый привыкал к солнечному свету, а потом замечал трупы и переводил взгляд на меня. Я в это время занял капитанское место и, изображая спокойствие и уверенность, взял из медной тарелки горсть изюма, приготовленного Саидом для Мусада Арнаутриомами.

— Выбросите их за борт, — приказал я, — а потом поднимайте паруса, начиная с носовой мачты.

Не уверен, что они знают франкские названия мачт и парусов. Буду отдавать приказы, оперируя понятными им терминами. Тартана дрейфовала правым бортом к северо-западному ветру. Так и пойдем. Нам надо миновать южную оконечность Крыма, которая в будущем станет знаменитой курортной зоной Южный Берег Крыма или Большой Ялтой, а потом повернем на северо-запад и пойдем на веслах или галсами под парусами. Через Босфор ведь не проскочишь. Днем пролив патрулируют военные быстроходные галеры, а на ночь его в прямом смысле слова замыкают на цепь, натянутую в узком месте от берега до берега. Это завели еще византийцы. Все побережье Черного и Азовского морей тоже контролируют турки или их союзники. Прорваться можно или по Дунаю, где охрана, уверен, не хуже, чем на Босфоре, или по Днепру, где у турок экономических интересов нет, а значит, и военных кораблей меньше. Да и знал я Днепр получше. Вариант с переходом в Азовское море, а потом в Дон и высадкой на берег где-нибудь в глухом месте и последующим переходом по суше я оставил на крайний случай, как самый ненадежный.

Как ни странно, все четверо имели понятие, как поднимать латинские паруса. Справились быстро. Когда закончили с бизанью, я подозвал самого расторопного и молчаливого, лет двадцати пяти, обладателя темно-русого остатка оселедца или хохла на давно не бритой голове, четырехугольного скуластого лица с серыми глазами, густой щетиной и усами подковой. Наверное, благодаря усам звали его Петром Подковой.

— Рулить умеешь? — спросил я.

— Приходилось, боярин, — ответил он.

— А по компасу — вот по этой штуке, — показал я на арабский навигационный прибор, — умеешь курс держать?

— Объяснишь, сумею, — ответил Петро Подкова.

Он быстро уловил, как это делается, но не сразу научился предугадывать поведение судна при перекладке руля. Из-за слабого ветра тартана пока что еле ползла, так что время на учебу было. Когда я понял, что рулевой справится и без меня, подозвал остальных троих.

— Спуститесь в трюм и расскажите, что все свободны. Идем на Сечь. Как поменяем курс, нужны будут шестнадцать гребцов, а пока пусть по очереди вылезают на палубу проветриться небольшими группами, человек по пять, чтобы не мешали работать с парусами, — сказал я и спросил: — Сечь сейчас на острове Хортица?

— Не, боярин, там при дедах наших была, потом ниже по течению, на острове Томаке, а сейчас еще ниже, на острове Базавлуке, — ответил казак лет двадцати двух, высокий, с вытянутым лицом, обрезанным черным оселедцем, осталось всего сантиметров пять, и длинными усами, концы которых были заправлены за уши, каждый за ближнее. — Только на подходе к Днепру турецкие галеры дежурят, не прорвемся в одиночку, а если и получится, то в Аслан-городе гарнизон большой, пушек много.

— Если все перекрыто, как же вы в море выходите?! — удивился я.

— Аслан-город ночью проходим. Они пока услышат нас, пока пушки зарядят. Да и ночью темной трудно попасть, палят наобум, попадают редко. С галерами ихними еще проще: если малым войском идем, то тоже по ночам, а днем в плавнях прячемся, а если большим, то они боятся нападать на нас, как и гарнизон Аслан-города. Издали постреляют — и уходят, — рассказал казак.

— Вот и мы попробуем ночью. Не прорвемся по реке, пойдем по суше, — проинформировал я.

— В степи такой толпой незаметно не пройдешь. Татары нападут и кого постреляют и порубят, а кого в плен опять возьмут, боярин, — мрачно возразил он.

— Тогда давай не будем напрягаться, прямо здесь и утонем на радость нехристям, — предложил я.

— Тонуть тоже неохота! — улыбнувшись, произнес другой казак, лет двадцати, низкий, плотный, мускулистый, похожий на культуриста. Остаток обрезанного темно-русого хохла на его голове напоминал помпон. — С божьей помощью, может, и прорвемся!

Как рассказал Мусад Арнаутриомами, турки и татары первым делом обрезают казакам хохлы. Типа лишают их силы и отваги, а на самом деле тупо унижают.

После того, как матросы обрадовали своих собратьев по несчастью, я распорядился выдать завтрак всем. Мусад Арнаутриомами набил трюм до отказа, купив почти полторы сотни рабов: больше половины — дети, десятка четыре девушек и молодых женщин, остальные — молодые мужчины. Из кладовой на баке достали зачерствевшие лепешки и вяленую рыбу, разделили их на порции, после чего опустили в трюм вместе с двумя бурдюками с пресной водой. Я разрешил снять все лючины, чтобы внутрь задувало получше.

После завтрака народ потянулся на свежий воздух. Через час наверху находилось человек двадцать пять взрослых и с десяток мальчишек. Возвращаться в трюм никто не хотел. Поднялась наверх и моя симпатия. Она, встав на палубе так, чтобы никто не закрывал ее от меня, всем своим видом давала понять, что никак не вспомнит, благодаря кому оказалась на борту тартаны. Ей явно не давала покоя порванная рубаха. Женщина, в отличие от мужчины, предпочтет попасть в нелепую и даже смешную ситуацию, чем оказаться плохо одетой.

Я спустился с полуюта, подошел к ней. Грязного подтека на щеке девушки уже не было.

— Как тебя зовут? — спросил я.

— Оксана, — ответила она, улыбнувшись радостно, как будто случилось именно то, о чем долго мечтала.

Я назвал свое имя.

— Не хочешь переодеться? — предложил я. — В каюте бывшего судовладельца есть кое-какие вещи.

— Хочу, — сразу согласилась она.

Оксана выбрала красную шелковую рубаху, почти не ношеную. Сказать, что рубаха Мусада Арнаутриомами была ей велика — ничего не сказать. В каждую могли влезть три, а то и четыре девушки такой комплекции, как Оксана.

— Ее бы подшить, — предположила девушка.

Иголку нашли в кладовой на баке. Большую, изогнутую, бронзовую, для ремонта парусов. Была там и толстая просмоленная нить, но Оксана сказала, что нитки из обрезков надергает. Я оставил ее рукодельничать в каюте, а сам пошел на палубу, чтобы положить тартану на новый курс.

Вдоль бортов установили съемные скамьи для гребцов. Мальчику постарше вручили барабан на подставке и колотушку, чтобы задавал ритм, а шестнадцать молодых мужчин взялись за весла. Грести казаки умели. К тому же, они понимали, что каждый гребок приближает их к дому.

Я вернулся на полуют, устроился в кресле Мусада Арнаутриомами. Уже привык, что колени оказываются почти на уровне головы. Я повернул кресло так, чтобы видеть рулевого, и начал расспрашивать его о политической ситуации в данном регионе и окружающих землях и о казаках. Я не собирался надолго задерживаться в этих краях, но не помешало бы добыть стартовый капитал для налаживания жизни в другом месте. Петро Подкова объяснил, что продать тартану вряд ли получится. Казакам она ни к чему, предпочитают большие лодки-чайки, но наверняка найдутся желающие сплавать на тартане к татарам или туркам за добычей.

— Кликнешь охотников — и плыви с ними, куда пожелаешь. В Сечи всегда много народа без дела и денег сидит. Хоть к черту за пазуху полезут, лишь бы разбогатеть, — рассказал он, а потом и сам спросил: — А ты из какой страны и какой веры будешь, боярин? Ты вроде не лях (поляк) и не московит (русский), а по-нашему говорить умеешь.

То, что меня называли боярином, стало основой моей легенды на нынешнюю жизнь:

— Православный я. Мой дед был боярином у царя Ивана Грозного. Сбежал от его гнева к ляхам, а потом перебрался дальше на запад, в Голландию. Там я и вырос, выучился на капитана. На корабле моем пороховой погреб взорвался, я один спасся. Меня подобрал в море хозяин этого корабля, собирался отпустить за выкуп в Стамбуле, а я решил деньги сэкономить.

— И правильно сделал! — похвалил Петро Подкова. — А то бы мы в неволе так и остались!

Да уж, ничего приятного им не светило. В лучшем случае стали бы гребцами на галерах, а в худшем — кастрированными евнухами. Хотя у них могло быть другое мнение о том, что лучше. В любом случае, со свободой они распрощались бы надолго, если не навсегда.

Глава 6

Подвешенная к подволоку масляная лампа дает желтоватый тусклый свет, который, из-за легкой качки словно перекатывается аморфным телом с боку на бок по каюте, заполняя собой то одну ее часть, то другую. Где-то под палубой поскрипывает деревянная деталь, но кажется, что это свет жалуется на маету. Этот скрип удерживает меня на грани полусна. И еще мысли. Не то, чтобы неприятные, скорее, нудные. Опять начинать сначала, опять заботиться не только о себе…

Оксана лежит на правом боку слева от меня. Ее левая рука на моей груди. Время от времени пальцы сживаются плавно, словно преодолевая сопротивление резинового мячика, и также медленно разжимаются. Наверное, снится что-то неприятное. Я легонько сжимаю ее пальцы, успокаивая. Оксана вздрагивает и просыпается. Заспанное лицо напрягается от испуга, становится резче, жестче, некрасивее. Затем вмиг расслабляется, бледные губы приоткрываются в виноватой улыбке, будто это она разбудила меня, а не наоборот.

— Почему не спишь? — спрашивает Оксана.

— Думаю, как добраться до Сечи, как потом жить, — отвечаю я.

— У моей сестры поселимся, у нее дом большой, а потом свой построим, — предлагает Оксана.

В том, что турки нас не захватят, она не сомневается.

— А где твоя сестра живет? — интересуюсь я.

— В селе Царичанка, вотчине князя Вишневецкого. Это где-то выше порогов, на речке Орель, которая с татарской стороны впадает в Днепр. Муж у нее купец, возит товары черкасам в Сечь. На обратном пути закупал у нас шкуры, шерсть, пеньку, воск. Настя ему приглянулась, посватался. Отец не хотел родниться с купцом, но мама его уговорила, — рассказывает Оксана, после чего начинает шмыгать носом.

Отец, мать и два брата погибли во время налета татар. Никто не ждал, что они придут ранней весной. Обычно нападали или зимой, когда реки льдом скованны, или с конца весны, когда вода в реках спадет и молодая трава покроет степь, и до осенних дождей, а тут нагрянули в самую распутицу. В итоге от хутора на два десятка домов осталось пепелище. Мужчин, стариков и старух перебили, а молодых женщин, девушек и детей угнали в Крым, где продали перекупщикам.

— Не уживусь под ляхами, — высказываю я предположение.

— Зять Мыкола говорит, что православных притесняют, конечно, но не сильно. Богатых и вовсе не трогают, — сообщает она.

— Так он богатый? — спрашиваю я.

— Не очень! — хихикнув, признается Оксана. — Отец говорил, что за один поход больше привозит, чем Мыкола Черединский за пять лет наторговывает. На что мама говорила, что зять на чужбине не погибнет

— А там, где вы жили, ляхи тоже правили? — спрашиваю я, чтобы отвлечь ее от воспоминаний о погибших родителях.

— Нет, мы сами по себе жили, никто нам не указ был. Отец потому там и поселился, что не хотел ни перед кем шею гнуть, — говорит она.

— Это далеко от Сечи? — задаю я вопрос.

— Выше Сечи, на левом, татарском берегу Днепра. На лодке от нас до Сечи за полдня добирались, даже быстрее, а обратно — за день, смотря, как гребли, — отвечает она.

— Вот я и думаю, где бы поселиться. На татарском берегу слишком беспокойно, — говорю я. — А на правом как?

— На турецком, говорят, раньше ляхи донимали, но если поближе к Сечи, то там спокойнее, — рассказывает Оксана.

— Может быть, на правом поселимся, — предполагаю я. — Поживем, пока денег не накопим, а потом переберемся на запад, к франкам.

— Говорят, они там все безбожники, живут в грехе, — сказала Оксана.

Хотел сказать, что гей-парады они пока не проводят, это еще впереди, но потом решил, что ей такие знания ни к чему.

— Люди везде одинаковые, а там жизнь спокойнее. По крайней мере, татар и турок нет, — говорю я. — Ладно, чего сейчас гадать. Сначала надо добраться до Сечи.

— Доберемся, — уверенно произносит она.

Случилось главное в жизни женщины — ее выбрал мужчина. Значит, и всё остальное будет хорошо. Теперь надо влюбиться в него. Или возненавидеть, что, в принципе, одно и то же. Вечером я предложил ей остаться ночевать в каюте. Девушка посмотрела мне в глаза и кивнула. То, что я с ней делал потом, очень понравилось Оксане, а мне — ее эмоциональность во время занятий любовью. Мои голландские женщины были в этом плане немного сдержаннее.

— Давай спать, — предлагаю я.

Оксана соглашается и быстро засыпает. Вскоре опять начинает давить пальцами невидимый резиновый мячик. Впрочем, резины пока еще нет. Мячики делают из кожи. Получаются не очень круглыми.

Я лежу в полусне, слушаю, как поскрипывает дерево, как невысокие волны тихо разбиваются о корпус тартаны. На ночь ветер убился. Пришлось лечь в дрейф, потому что гребцов всего одна смена. Они и так устали за день. Завтра, если ветер не изменит направление, будут опять грести. Надо поскорее добраться до Тендровской косы, пополнить там запасы пресной воды и еды. Мусад Арнаутриомами, видимо, собирался держать рабов впроголодь, а я слишком щедро начал кормить их. Еды в таком режиме хватит еще на пару дней. Надеюсь, за это время доберемся до пустынного берега, где татары не будут мешать нам. На тартане есть рыбацкая сеть метров пятьдесят длиной. Да и подстрелить какую-нибудь дичь постараемся. По моим расчетам, тартана идет на веслах против ветра со скоростью узла три. Завтра должны выйти к косе, если я не ошибся в расчетах. Всё-таки не был здесь с первой половины тринадцатого века.

Затем надо будет решить вторую проблему — прорваться через Днепро-Бугский лиман в Днепр. По словам казаков, которые себя пока что величают черкасами, как когда-то берендеи, в лимане дежурят восемь галер и три парусника «больше твоего раза в два». Базируются они в Очакове, но могут находиться, где угодно. Вот будет интересно, если они окажутся в ненужное время в ненужном месте.

Глава 7

Турецкий флот стоял на якорях возле острова Березань. Семь галер длиной метров пятьдесят и с двумя мачтами каждая, немного наклоненными вперед, под латинский парус, и две парусника типа каракк, с высокими, сужающимися кверху кормовыми надстройками, небольшие, тонн на триста водоизмещением. Наши паруса они наверняка заметили издалека, но никаких действий не предпринимали. Ждут, когда приблизимся. Нам по-любому идти мимо них, другого водного пути здесь нет. Скорее всего, принимают нас за купеческое судно, которое досмотреть надо, чтобы получить бакшиш, но опасным не считается. Именно на это я и рассчитывал. Заправившись на Тендровской косе водой, свежей рыбой и убив несколько дроф, мы отошли на веслах на запад, а потом под парусами, курсом полный бейдевинд, направились к лиману. Я приказал взять рифы на парусах, поэтому идем медленнее, чем на веслах, чтобы до темноты не добраться до турецкого флота. Солнце уже зашло, осталось подождать самое большее полчаса. Как обычно в таких ситуациях, время тянется, будто не разжёванная ириска.

— Опустить паруса! — приказываю я.

Четверо матросов в шапочках и рубахах убитых мною матросов, чтобы издали походили на мусульман, сноровисто опускают рю, крепят к ним паруса, укладывают вдоль судна. От нас до ближней турецкой галеры мили три. Вряд ли на такой дистанции разглядят, кто во что одет на тартане, на всякий случай подстраховался. Мы ложимся в дрейф до утра. По крайней мере, я надеюсь, что турки именно так и подумают. Судя по тому, что к нам не направилась ни одна шлюпка, эта часть моего плана удалась.

На банках вдоль бортов сидят гребцы, держа весла наготове на тот случай, если бы нам пришлось быстро удирать. Они молча смотрят на меня, ждут команду. Высокий фальшборт скрывает их от турок и вражеские корабли от казаков, поэтому не знают, как обстоят дела. Матросы, разобравшиеся с парусами, тоже не видят, потому что стоят возле полубака, у фальконетов, заряженных картечью. Пять мушкетов и порох и пули к ним лежат на закрытых лючинах трюма. Женщины и дети сидят в трюме. Кроме Оксаны, которая прячется в капитанской каюте.

— Можете положить весла, — разрешаю я, убедившись, что никто не собирается к нам плыть.

Лень в очередной раз спасала жизнь некоторым туркам.

— Отдыхайте, пока не станет совсем темно, — говорю я и беру по магнитному компасу пеленг на северную оконечность Кинбурнской косы, мыс Кинбурнский, мимо которого нам надо будет пройти ночью.

На мысу деревянная башня высотой метров семь, а рядом с ней деревянная платформа, на которой, как сказали казаки, стоят несколько пушек большого калибра. Там несет службу отряд турок, человек пятьдесят.

Между косой и Очаковским мысом, расположенным на северном берегу лимана, расстояние около двух миль — самое узкое место. В будущем на обоих мысах установят маяки, а пока что никто не решается облегчить жизнь судоводителям. Матросы смотрят на меня, как на колдуна. Им не понятно, как я сумел в отрыве от берега довести судно сперва до Тендровской косы, а потом опять уйти в отрытое море, сделать крюк и оказаться именно в том месте, где надо. Сколько «жизней» уже наблюдаю такое отношение ко мне, а все никак не перестану наслаждаться. Тешит это мое профессиональное самолюбие. Даже победы в боях доставляют меньше радости. Капитанами рождаются.

Луна только старая, недавно было полнолуние. Появиться на небе должна после часа ночи. К тому времени нам надо быть как можно дальше от острова Березань, чтобы турки не погнались.

— Ну, товарищи, с богом! — произношу я принятую у них фразу.

Шестнадцать молодых мужчин, перекрестившись, берутся за весла. Полусонный мальчик монотонно и негромко отбивает ритм. Тартана медленно разгоняется. Точно не могу сказать, потому что лага на судне нет, но по ощущению она делает на веслах около пяти узлов. Это по спокойному морю и в безветренную погоду. На волне скорость падает наполовину. Весла скрипят так, что слышно должно быть даже на материке, а не только на рейде острова Березань. Зато гребут казаки молча, даже не кряхтят.

Мы уже прошли траверз на турецкую эскадру, когда оттуда пальнули из пушки. Били на звук. Ядро пропрыгало у нас за кормой. Следом с турецких кораблей донеслись грозные крики, но слова я не разобрал. Их глушил скрип наших весел и плескание воды. Вспышка помогла мне подкорректировать курс. Я взял лишнее вправо, подальше от турок, поэтому могли выскочить на Кинбурнскую косу. Так и шли до восхода надкушенной справа луны, которая пряталась в тощих облаках. Ее блеклого, жиденького света хватило на то, чтобы разглядеть по левому борту берег. В отличие от низкого песчаного берега по правому борту, этот высотой метров двадцать-тридцать, поэтому хорошо различим даже при таком освещении.

Где-то там должен быть порт Очаков. Основали его генуэзцы, которые в последствие стали вассалами молдавских господарей. Потом город захватили крымские татары, а сейчас им владеют турки и называют Ачи-Кале. Наверное, от турецкого названия и возникнет русский вариант Очаков. Говорят, сейчас в центре его, на холме, каменный замок со стенами высотой метров десять, а сам город, расположенный на склонах холма, огорожен стенами пониже.

В Очакове родится и вырастет старшина моей группы, который явно ошибся с выбором профессии. Попав по распределению в Дальневосточное пароходство, бывший старшина прямо на вокзале Владивостока нашел собутыльников, выпил с ними за приезд — и утром очнулся в каком-то парке без вещей, документов и денег. Бывшие однокурсники скинулись ему на обратный билет, чтобы в Одессе восстановил диплом. Не знаю, восстановил он штурманский диплом или нет, но во Владивосток больше не ездил. Устроился в Очакове в рыбнадзор. Предпочел напрягать жизнь браконьерам, а не морякам. Так что недаром говорят, что море выплюнет неуча.

Я приказал немного сбавить темп гребли. Днепро-Бугский лиман длиной миль тридцать. С учетом встречного течения, пусть и слабого, грести придется всю ночь. Чем ближе к Днепру, тем больше становилось комаров. Мы с рулевым Петром Подковой все чаще стали шлепать себя по открытым частям тела, а вот гребцы не могли в полной мере последовать нашему примеру. Весла тяжелые, одной рукой не погребешь. Казаки пытались отогнать кровососов матами, но те по-русски не понимали.

В Днепр мы вошли в предрассветных сумерках. Еще с час двигались вверх по реке, пока не обнаружили протоку между левым берегом и островом. И берег, и остров были покрыты густыми и высокими зарослями камыша, между которыми возвышались плакучие ивы с широкими кронами. Пока не стал жить в деревне, я был уверен, что название плакучие ивы получили из-за наклоненных к земле, тонких веток, напоминающих струи. Потом увидел, что летом с этих деревьев капает жидкость. Капли были с пенкой и великоваты, из-за чего мне показалось, что ивы не плачут, а плюются. Так что правильнее было бы назвать плюючими ивами. За группой из трех таких ив, растущих на острове, мы и встали на якорь. Я приказал положить руль лево на борт, чтобы судно поджало к острову и к деревьям. Мачты тартаны были немного выше ив, но, надеюсь, окажутся на их фоне не слишком заметными. Выставив караул и запретив женщинам и детям без крайней необходимости выбираться из трюма, я отправился в каюту отсыпаться после бессонной ночи.

Глава 8

Разбудила меня Оксана, как бы случайно столкнув с сундука саблю. При бряцанье оружия я просыпаюсь мгновенно. И также мгновенно становлюсь готовым к бою, то есть агрессивным и настороженным.

— Что случилось? — спросил я сердито.

— Они уйти хотят, — извиняющимся тоном ответила Оксана.

— Кто и куда? — не понял я.

— Мужчины. Они решили добираться до Сечи по суше. Думают, что по реке турки не пропустят, — рассказала она. — Нас хотят здесь оставить, а потом вернуться за нами с большим отрядом.

— Пока они вернутся, вы уже опять будете в Каффе на невольничьем рынке стоять. Не уверен, что вам и во второй раз повезет, — сказал я, вставая и одеваясь.

— Мы тоже так подумали, — призналась Оксана.

Кто именно «мы» — не уточнила. Наверное, подружки по несчастью. Любую группу баб, как образованных, так и не очень, я называю коллективным бессознательным. Как ни странно, но в вопросах, которые чреваты приключениями на разные части тела, эти группы, даже не приходя в сознание, в большинстве случаев принимают верное решение. В данном случае — разбудить меня, чтобы принял за них решение.

Оксана хотела еще что-то рассказать, но я делал вид, что слишком занят обуванием башмаков. Спешить было некуда. Лодок на судне нет. На берег можно попасть только на самой тартане, а она, в чем я был уверен, все еще стоит на якоре. Кстати якорь — это чугунная дуга с заостренными концами, похожая на простенький лук, только намного толще, и дубовый шток, к которому прикреплен толстый пеньковый канат. К чугунной части привязан линь с поплавком, чтобы не потерять якорь, если канат порвется.

Вопреки моему приказу, на палубы были не только все мужчины, но и много женщин. Первые кучковались в носовой части судна, подальше от капитанской каюты, вторые — в кормовой, поближе к ней. Казаки сидели и стояли, образовывая неправильный круг, и все еще спорили. Решали, кто будет командиром. Вопрос для них предельно сложный, потому что где два украинца, там три гетмана. Завидев меня, замолчали.

— Мне сказали, что вы собираетесь по суше пойти, бросив здесь женщин и детей, — говорю я и окидываю их взглядом, стараясь угадать, все ли поддерживают это предложение?

Я уже привык, что женщин и детей, особенно чужих, за людей не считают. Чаще всего этим страдают рыцари и прочие благородные вояки.

— С ними мы не прорвемся, — ответил за всех Матвей Смогулецкий, младший сын быдгощского старосты, который, по его словам, оказался у казаков, чтобы овладеть «лыцарским боем».

Младшие сыновья богатых и бедные шляхтичи отправляются в Запорожскую Сечь, чтобы набраться боевого опыта. После этого их берут на незначительные посты в королевскую администрацию или в личную гвардию богатых вельмож. Усы у Матвея Смогулецкого были с острыми концами и не свисали книзу, и не были заправлены за уши, как у большинства казаков, а боевито торчали в стороны. Телом не очень крепок, но гибок. Держится с гонором. К моему удивлению, ему это прощают. Наверное, за то, что, как говорил мне Петро Подкова, в бою дерзок до безрассудства. Вот только непонятно, как такой дерзкий в плен попал?!

— Тогда они опять в рабстве у мусульман окажутся, — напоминаю я.

— Может, и не окажутся. Мы быстро доберемся до Сечи и вернемся с подмогой, — сообщает младший сын быдгощского старосты.

— Уверен, что не успеете, турки быстрее их обнаружат, — предполагаю я. — Так зачем добру пропадать?! Давайте продадим их туркам, — предлагаю как бы всерьез и, заметив, что мое предложение кое-кому нравится, заканчиваю еще серьезней: — Если уж быть Иудой, то за тридцать серебряников.

Сравнение с библейским героем заставляет смутиться нынешних, но не всех.

— Вам никто не говорил, что на корабле только один командир — капитан, и все выполняют его приказы? — продолжаю я.

— Нам чужие законы не указ! — возражает Матвей Смогулецкий, которому очень хочется покомандовать и которого, как я понял, смутить трудно.

— Но и в чужой монастырь со своим уставом не лезут. Вы, видать, не знаете, но на флоте принято, что капитан на корабле — второй после бога, — ставлю их в известность. — Так что, пока не доберемся до Сечи, будете выполнять мои приказы.

— А если откажемся?! — задал Матвей Смогулецкий с издевкой вопрос и окинул взглядом казаков, приглашая повеселиться вместе с ним.

— Кто откажется, тот выходит с саблей против меня, — предложил я. — Если останется жив, будет командовать.

Матвей Смогулецкий продолжает кривить губы в презрительной ухмылке, но задора в глазах уже нет. Видимо, не ожидал, что я попру буром на таких крутых пацанов. Сын старосты понятия не имеет, насколько хорошо я владею саблей, а проверить во время поединка не готов. Видимо, дерзость в плену подпрела.

— Братцы, человек он знатный, боярский сын, к тому же, нас из неволи вызволил, — ему и командовать, — разряжая обстановку, предлагает Петро Подкова.

Поскольку никто из них не хочет, чтобы атаманом был такой же простой казак, как он сам, соглашаются подчиняться мне.

— Не прорвемся мы в одиночку мимо Аслан-города! — уже поняв, что проиграл, произносит Матвей Смогулецкий.

— Попытаться все равно надо. Получится — хорошо, нет — степью пойдем, — говорю я и добавляю любимую поговорку Лаврентия Берии: — Попытка — не пытка.

Поговорка пришлась казакам по душе.

— Стоять здесь будем до середины ночи, — информирую я. — Чем бездельничать, вы бы лучше сети поставили и сплавали на остров за сухим тростником, чтобы ночью было на чем рыбу отварить.

Днем дым костра выдаст нас, а ночью, даже если турки заметят огонь, побоятся проверять, кто его разжег, будут ждать до рассвета.

Как понимаю, дурные мысли у них родились от безделья. Появилось занятие — и сразу забыли о своем плане идти по суше. Часть занялась сетью, а остальные, сняв шаровары, но оставшись в рубахах, отправились вплавь на остров. Впрочем, переплыть надо было всего метров десять. Дальше начиналось мелководье.

— Тут раки есть! — радостно сообщил один из казаков, отправившихся на остров, и продемонстрировал темно-зеленого членистоногого длиной сантиметров двадцать.

Это было именно то, чего сейчас не хватало казакам. Сразу прекратив обсуждение планов на будущее и позабыв о тростнике для костра, они бросились ловить раков. Сработал инстинкт добытчика. Я тоже не утерпел. Дно у острова было с обрывчиком, в котором раки и нарыли нор. Ныряешь, засовываешь руку в нору. Обычно они достаточно широки, чтобы пролезла моя рука, и глубиной мне по локоть, иногда меньше или больше. Если там есть рак, то сразу уцепится в руку клешнями. Неприятно, но терпимо. Тут главное — сжать пальцы, чтобы рак не вцепился в перепонки между ними. Иначе будет больно. Раки были крупные и один в один. Видимо, мелкие жили в менее престижном и защищенном районе, под камнями и корягами. В двадцатом веке я таких ловил только раз, в пруду возле птицефермы, расположенной на обрывистом его берегу. Куры частенько перелетали через ограду и оказывались в пруду, так что у раков постоянно на обед было свежее мясо. Хотя предпочитают они падаль. Мне мать рассказывала, что во время войны в реке Молочной было много утопленников, как наших, так и немцев. С каждого снимали по паре ведер раков. Их варили и продавали на железнодорожной станции солдатам, едущим на фронт. Точнее, обменивали на хлеб, сахар, консервы. Солдаты разбирали раков в охотку. Может быть, таким образом присоединялись к поеданию своих врагов, а может быть, своих собратьев. Мне даже приходила мысль, что кто-то мог съесть рака, который ел его родственника.

После захода солнца, пока было светло, я разрешил развести на острове костры и сварить раков и пойманную в сети рыбу. Если нас и заметят, то до темноты вряд ли доберутся. Да и не думаю, что кто-то, на ночь глядя, попрется разузнать, кто и зачем жжет костры на необитаемом острове. Ужинали в темноте, при свете факелов из сухого камыша. Настроение у всех было радостное. Женщины делали вид, что позабыли, как их пытались бросить здесь на расправу татарам. После ужина они долго гомонили, сидя на палубе и отгоняя комаров ивовыми ветками.

Луна стала еще меньше, чем вчера, но облаков почти не было, поэтому светила ярко и с короткими и редкими перерывами. Ее серебристый свет выкрасил реку и берега, придав им схожесть с черно-белым фильмом. Меня не покидало чувство, что я уже видел этот фильм, только не мог вспомнить, где и когда.

Мы снялись с якоря и пошли вверх по реке на веслах. Гребцы работали молча, без обычной веселой и беззлобной пикировки. Днем не успели отдохнуть, и теперь это сказывалось. Впрочем, грести им не долго. До утренних сумерек оставалось часа три. В светлое время суток опять будем прятаться в камышах. И ловить раков, чтобы в голову не приходили мысли о предательстве.

Глава 9

Аслан-город турки и татары называют Ислам-Керменом. Кермен — крепость. Она находится на берегу реки Конские Воды или Конки, которая шириной метров сто и отделяет от татарского берега остров Тавань. Река впадает в Днепр чуть выше острова, поэтому ею называют и этот проток. Конка мелководна, летом ее переходят вброд. Длина острова километров пять, а ширина максимальная метров пятьсот. В этом месте самая удобная переправа в нижнем течении Днепра. Во-первых, всего в дне пути от Крыма; во-вторых, напротив острова русло его шириной всего метров триста пятьдесят-четыреста. Город окружен валом высотой метров пять, по верху которого стена высотой метра четыре из бревен и самана и с девятью прямоугольными башнями, одна на самом берегу Конки. Напротив города, в верхней части острова Тавань, находится деревянная широкая и низкая башня. На башне установлены орудия большого калибра, которые обслуживают наемники-христиане. Татары с презрением относятся к огнестрельному оружию. Это, в конечном итоге, и погубит их. На правом берегу Днепра, напротив нижней оконечности острова, находилась деревня Кизы, огражденная земляным валом высотой метра три. Тех, кто переправлялся с татарского берега сначала на остров Тамань, а потом на правый берег Днепра, течение сносило как раз к этой деревне. С правого берега стартовали напротив башни на острове и прибивались к нижней его оконечности. На более узкой и мелкой Конке течение было слабее, поэтому переправлялись через нее в любом месте. Это касалось только тех, кто пересекал реку самосплавом, не хотел платить перевозчикам — владельцам плавсредств разного размера, от двухвесельной плоскодонки до баркасов-паромов, способных взять на борт арбу, запряженную парой волов. Сейчас на реке была всего одна четырехвесельная лодка с двумя гребцами, которая перевозила с Тавани в Кизы мужчину, женщину и стоявшего в носовой части барана с шерстью редкого светло-коричневого цвета. Баран смотрел прямо по курсу, неотрывно, так сказать, взглядом бывалого лоцмана. Полдень, солнце припекает почти по-летнему, поэтому без острой нужды из дома не хочется выходить. Ни на крепостных стенах города, ни на деревянной башне ни одной живой души, даже часовых не видно. Нет людей и на длинной деревянной пристани у деревни, к которой ошвартовано с десяток лодок и паромов разного размера, причем почти все, в несколько рядов, у верхней ее части. На острове Тавань деревянная пристань намного короче и расположена возле башни.

Мы неспешно следуем на веслах вверх по течению, придерживаясь середины реки. Казаки рассказали мне, что к ним частенько приплывают купцы-христиане, подданные турецкого султана. По большей части из Аккерманна (будущего Белгород-Днестровского). Привозят соль, вино, оливковое масло, ткани и даже оружие и порох. У казаков покупают в первую очередь трофеи, а догружают судно вяленой и соленой рыбой, шкурами, шерстью и зерном, если урожай хороший. Вот мы и изображаем подданных султана, ведущих бизнес с казаками. Надеюсь, что так подумают наемники, которые несут службу в башне. Если же они окажутся наблюдательными, придется нам грести в обратную сторону и намного быстрее. Я, сидя в кресле на корме под навесом, играю роль купца и судовладельца. На голове у меня парадная белая чалма Мусада Арнаутриомами, на которой спереди приколото позолоченной застежкой в виде жука-скарабея длинное и узкое, полосатое, желто-черное перо, выдернутое, наверное, из хвоста цапли. Одет в яркую красную рубаху грека, в которой поместится еще один человек такого же сложения, как я. Его шаровары напяливать не стал, потому что слишком уж широкие, запутаюсь, если придется двигаться быстро. Надел свои штаны. Думаю, с берега не заметят такое грубое нарушение национального костюма. На палубе рядом с креслом лежат по левую руку лук и колчан со стрелами, а по правую — винтовка и пистолеты. Позади меня стоит на руле Петро Подкова. Он тоже облачен под турка. Возле его грязных босых ног лежит увесистая дубина длиной метра два. Он ее сам изготовил вчера. Целый день возился, словно нужна будет всю жизнь. На палубе у полуюта возле фальшборта сидят пятеро казаков. Пять мушкетов лежат пока на палубе. Еще два человека с дымящимися фитилями прячутся на баке возле заряженных картечью фальконетов. Остальные казаки гребут, прислонив к банкам ятаганы, кому хватило, или длинные жерди, заточенные с одного конца. С таким оружием долго мы не продержимся, но и умрем не зазря. Женщины и дети сидят в трюме, хотя и среди них были желающие поучаствовать в сражении. В эту эпоху мальчиков с малых лет учат владеть оружием, и женщины часто сражаются плечом к плечу с мужчинами.

На высоком правом берегу остались следы от паводка, по которым заметно, что уровень воды снизился на полметра, если не больше. Вода мутная, желтоватая. Глубины здесь небольшие, поэтому течет быстро. Тартана движется со скоростью узла полтора, хотя складывается впечатление, что стоим на месте, несмотря на все усилия гребцов. Они налегают на весла уже четвертый час без перерывов. Полчаса назад мальчик сунул каждому в рот кусок хлеба, смоченного в воде. Вина у нас нет. Минут через пять рубахи у всех гребцов на груди и спине стали еще мокрее от пота. Время от времени то один, то другой быстрым движением руки смахивает капли пота с лица, угрюмого, застывшего. Подозреваю, что казаки уже не рады, что согласились подчиняться мне, исполнять мой план.

Во рту у меня пересохло. Беру со столика чашку из зеленого стекла, наполненную водой, теплой и с привкусом глины, делаю пару глотков. Вода кажется не мокрой, еще больше пить хочется.

— Не прижимайся к правому берегу, — тихо говорю я рулевому, не поворачиваясь к нему.

Петро Подкова инстинктивно пытается провести тартану подальше от башни с пушками. На такой дистанции разница в полсотни метров не имеет значения. Наоборот, картечь разлетится шире и обязательно зацепит нас.

— Да, боярин, — еле слышно произносит рулевой.

Ниже башни на берег реки, к переправе, выехала дюжина всадников-татар, у которых было по две-три запасные лошади, причем каждая следующая привязана к хвосту предыдущей. На запасных лошадей будут грузить добычу, а к хвосту замыкающей привяжут пленных. Судя по отсутствию железных доспехов и количеству лошадей, направляется за добычей крымская беднота. У богатых налетчиков по пять-семь, а то и по десятку запасных лошадей. Эти одеты в суконные шапки малахаи с лисьей или волчьей опушкой, прошитые ватные халаты или суконные кафтаны, шаровары и низкие сапоги. К седлу приторочена дубленка или бурка, которые ночью служат одновременно и матрацем, и одеялом, причем дубленку, в зависимости от погоды, кладут кожей или шерстью вниз, во время дождя — навесом, а в бою бурка — еще и дополнительный доспех, потому что стрела и даже пуля не пробивают свободно висящий войлок. Оружие — турецкий средний лук со стрелами и средне загнутая сабля, которую называют клихом, с длинной, заточенной елманью, прямым перекрестьем и роговой рукояткой с навершием в виде птичьей головы. У некоторых есть щиты из воловьей кожи, натянутой на ивовый каркас, и у всех вместо шпор плетка, которую впоследствии станут называть нагайкой, хотя правильнее было бы называть татаркой. Как мне рассказали казаки, припасов в налет кочевники берут минимум: просо и сухой творог, точно такой же, как был у монголов четыре века назад. Лошадей откармливают месяц до похода, а потом переводят на подножный корм. Ночью запасных лошадей, спутав передние ноги, отпускают пастись, а верхового коня держат на длинном поводу, чтобы в случае тревоги сразу вскочить на него. Если конь захромает, его режут и съедают, причем часть мяса отбивают под седлом, как это делают кочевники испокон веку. Остановившись на берегу реки, татары начали снимать с замыкающих запасных лошадей кожаные мешки, набитые сеном, и привязывать их к седлам верховых так, чтобы буксировались метрах в трех позади. Кони поплывут сами и заодно потащат мешок, за который судорожно вцепится кочевник, не умеющий плавать. Обратно, если поход удастся, будут переправляться на пароме. В воду зашли, не раздеваясь и не разуваясь. Заодно и постираются. Они проплыли метрах в пятидесяти у нас по корме. Лица у всех напряженные, застывшие. Уверен, что от страха тартану, может, и заметили, а вот меня — вряд ли. Так что тревогу не поднимут.

Впрочем, караульных на башне с пушками все равно нет. В жерла пушек вставлены деревянные пробки. Чтобы зарядить пушку и выстрелить потребуется немало времени. Я пока не знаю, насколько расторопны нынешние пушкари, но опыт мне подсказывает, что мы успеем удалиться если не на безопасное расстояние, то на такое, где картечь будет не страшна, а ядром трудно попасть в судно, повернутое к тебе кормой. Видимо, не ожидают от казаков такой наглости.

У пристани стояла плоскодонка двухвесельная, из которой пожилой мужчина, одетый только в черные, подвернутые до коленей шаровары, вычерпывал воду деревянным ковшиком. Приостановив это увлекательное занятие, мужчина выпрямился и уставился на нас. Выражение лица было такое, будто никак не мог вспомнить, где и когда видел нас раньше. Так и не вспомнив, дождался, когда мы пройдем мимо, и вернулся к своему занятию.

Гребцы с левого борта видели, что мы миновали башню. Они сообщили это гребцам с правого и начали обмениваться веселыми репликами. Решили, что самое страшное уже позади.

Я счел их радость преждевременной, поэтому приказал мальчишке, который обслуживал гребцов:

— Дай им еще по куску хлеба.

Я уж было вздохнул облегченно, когда услышал крики на турецком языке. Со стороны Аслан-города к нам летела шестивесельная лодка с тремя гребцами и рулевым, а в носовой части стоял худой турок в высокой белой шапке с черным бубоном и широкой золотой полосой в нижней части ее и длинном красном кафтане с золотистыми пуговицами, который Мусад Арнаутриомами называл собраманом, подпоясанным широким куском материи черного цвета. За поясом у него торчал кинжал в черных с золотой насечкой ножнах. Придерживаясь левой рукой за плечо ближнего гребца, правой он быстро махал в воздухе и кричал, чтобы мы остановились.

— Сбавить темп! — приказал я гребцам, а вооруженным мушкетами казакам: — Без моего приказа не стрелять. Попробуем взять их без шума.

Казаки молча кивнули. Брать без шума — основа их тактики.

— Ты что, первый раз здесь, не знаешь, что надо сбор заплатить?! — прокричал возмущенно худой турок, приблизившись к нам метров на тридцать.

— Уважаемый, я действительно здесь впервые! — с нотками заискивания произнес я на турецком языке. — Без груза иду. Зачем останавливаться?! На обратном пути заплачу.

— Откуда мне знать, что ты без груза?! — уже спокойнее произнес турок, как понимаю, таможенник, которому за державу обидно. — Должен был остановиться, чтобы я проверил.

— Против течения трудно плыть. Если остановимся, потом долго ход будем набирать. Гребцы такие лодыри, сам знаешь, — объяснил я и предложил: — Проверь на ходу, а я за хлопоты отблагодарю.

Жадность сгубила таможенника. Это у них профессиональная болезнь во все времена и во всех странах. Лодка поравнялась с тартаной. Михаил Скиба поймал кончик, брошенный таможенником, закрепил его, после чего лодка поджалась к борту. У тартаны на бортах перед кормовой надстройкой сделаны трапы — приколочены деревянные скобы. Турку, видимо, не впервой было подниматься по ним. Перевалившись через планширь, он собрался подняться по трапу на корму, но тут ему в грудь уперся ствол мушкета, приклад которого держал под правой мышкой Матвей Смогулецкий, а левой рукой вытягивал кинжал у турка из-за пояса. Таможенник недоуменно уставился на казака, а потом перевел взгляд на меня.

— Ты попал в плен к казакам, — тихо просветил его я. — Скажи, чтобы и остальные поднялись на борт. И без шума, иначе все погибнете.

Таможенник прочистил горло, после чего немного истерично крикнул:

— Эй, поднимайтесь сюда, поможете мне!

Гребцы, наверное, догадались, что дело неладно. Подниматься на тартану они не захотели, попробовали отшвартоваться.

— Припугните их! — приказал я казакам.

Вид направленных на них четырех мушкетов отбил у гребцов и рулевого желание геройствовать. Они по одному подняли на борт. Их быстро обыскали, ничего не найдя.

— Вы черкасы, что ли?! — произнес на таком же суржике, на котором говорили казаки, один из гребцов — пожилой мужчина с впалыми щеками. — Мы тоже христиане. Меня татары семь годов назад в плен захватили, отдали ему, — кивнул он на таможенника, — в рабы. И он раб, — показал на коренастого брюнета с туповатым лицом. — валах. А остальные — вольные, греки, живут здесь.

Эти греки были больше похожи на славян. Наверное, потомки тех, что встречал здесь еще в шестом веке, которые тоже считали себя греками, чем смешили византийцев до икоты.

— Отплывем подальше от города, отпущу вас, — пообещал я. — Только сборщика подати заберем. За него выкуп дадут, — и спросил турка на его родном языке: — Заплатишь выкуп?

— А сколько? Я человек бедный, много не смогу… — сразу начал он торг, льстиво улыбаясь.

— Врет, богатый он! — опроверг раб. — Дом у него большой, четыре жены, лошадей табун и баранов отара.

— Придется твоим женам продать и табун, и отару, и много чего еще, чтобы ты вернулся домой живым, — напророчил я таможеннику, который перестал улыбаться.

Преодолев еще километров пять, мы встали на якорь за небольшим островом, поросшим ивами и камышом. Там и переночевали. «Греков» утром отвезли на их лодке на левый берег Днепра и отпустили. Бывшие рабы остались с нами, подменив двух казаков на веслах.

— Вот уж не думал, что так легко проскочим! — сказал Петро Подкова, перемещая поскрипывающий румпель.

— Так обычно и бывает. Там, где ждешь сложностей, всё проходит легко, и наоборот, — сказал я. — Турок вот думал, что сейчас быстренько возьмет у нас бакшиш и вернется к своим четырем женам, а получилось намного интереснее.

— Как они с четырьмя женами живут?! — удивился рулевой. — Мне на одну терпения не хватает!

— Говорят, что один черт, что одна, что четыре. Когда жен четыре, они три четверти своего яда друг на друга тратят, а по четверти тебе скидываются, — поделился я жизненным опытом.

Глава 10

Остров Базавлук, на котором сейчас располагалась Запорожская Сечь, находился у правого, высокого берега, напротив впадения в Днепр рек Чертомлык, Скарбная и Подпольная. Днепр в этом месте был шириной километра два, если не больше. У обоих берегов было много маленьких островов, поросших камышом, из-за чего трудно было определить, где начинается материк. Многие островки были низкие, почти вровень с водой, не поймешь, где камыш растет на мелководье, а где на суше. Протоки между островами были узкие и в большинстве мелкие. Если бы не подсказки казаков, я бы не смог провести тартану к Базавлуку, посадил бы на мель. Этот остров по форме напоминал прямоугольный треугольник с катетами длиной километра два и прямым углом вверху и возвышался над водой в некоторых местах метров на пятнадцать-двадцать, благодаря чему его не весь затапливало во время весеннего половодья. Лагерь казаков находился на самом высоком месте, на гипотенузе, омываемой рекой Чертомлык. Обнесен земляным валом высотой метра три, с дубовым частоколом и надвратной и пятью угловыми, широкими и невысокими, метра на четыре выше вала, деревянными башнями, на которых стояло по несколько орудий разного калибра. Выше частокола и башен была только квадратная деревянная колокольня с четырьмя — на каждую сторону — бойницами ярусом ниже колокола, в которых стояло по шестифунтовому фальконету. Вход в паланку, как называли свое поселение казаки, был один, с западной стороны, метрах в семидесяти от берега реки Чертомлык.

На берегу напротив ворот была деревянная пристань длинной метров сто, возле которой стоял под разгрузкой шестнадцативесельный и одномачтовый парусно-гребной беспалубный бот грузоподъемностью тонн пятнадцать. Хозяином его был армянин Егия Навапян из Гезлёва. Приходил он сюда уже несколько лет и не реже раза в месяц, поэтому его знали все казаки, и он их, причем помнил имя каждого и никогда не путал. Он был основным поставщиком соли и вина, ему продавали трофеи, заказывали нужные товары, договаривались о выкупе или обмене пленных. Судя по всему, имел Егия Навапян неплохо, но почему-то не обзаводился судном большего водоизмещения.

— С ним и договоримся о выкупе турка, — предложил Петро Подкова. — Он может сразу заплатить, но меньше. Мы порешили, что ждать не будем

На переходе мы договорились, что я получу треть суммы, а остальное поделят между собой казаки. Требовать половину не стал, потому что, чем ближе к Сечи, тем самоувереннее, если не сказать наглее, становились они. Вот и с выкупом порешали без меня. Зато о судьбе женщин и детей заморачиваться не стали. Поняв, что продать в рабство я не позволю, сразу потеряли к ним интерес.

— Пусть идут, куда хотят! — высказал общее мнение Матвей Смогулецкий, к которому вернулся весь его гонор и, как мне показалось, немного добавилось от других казаков.

Он вместе с тремя казаками отправился к армянскому купцу на переговоры. Поскольку пану не пристало торговаться, договорились на треть суммы, которую можно было бы получить за турецкого таможенника. Я не стал качать права. Нам этот турок легко достался — легко и ушел. Переговорщики вернулись на тартану с Егией Навапяном — носатым коротышкой с широкими и густыми черными усами, одетым под турка. Купец нес большой потертый кожаный кошель, наполненный золотыми венгерскими флоринами и серебряными польскими флоринами и германскими талерами, имевшими одну стоимость.

Я поздоровался с купцом на его родном языке.

— Откуда ты знаешь наш язык?! — удивился он.

От однокурсника по институту. Только вот Егия Навапян наверняка понятия не имеет, что такое институт.

— Знаю всего несколько слов. Торговал с армянскими купцами, — ответил я на турецком языке.

— Приятно встретить образованного человека! — искренне произнес армянин.

Вообще-то в Армении образованным человеком считается тот, кто одного покупателя сумел обжулить дважды. Посему следил за его руками внимательно. К моему удивлению, казаки предпочли серебряные монеты. Скорее всего, их реже подделывают. Я взял пополам теми и другими, потому что мне на ближайшее время вся сумма не пригодится, а золотые занимают меньше места

— Судно это не хочешь продать? — поинтересовался Егия Навапян.

— Не сейчас, — ответил я.

— Как надумаешь, дай знать, — сказал он.

— Для себя возьмешь? — спросил я.

— Нет, на перепродажу, — ответил армянский купец. — Меня и моё полностью устраивает.

— На большем и прибыль была бы больше, — предположил я.

— Как сказать! — хитро улыбнувшись, произнес Егия Навапян.

Казаки, получив свою часть выкупа, отправились в паланку. Кстати, свой лагерь они называют еще и кошем, но именно, как местонахождения войска. Где расположилось войско, там и кош. К тому времени спасенные из рабства женщины и дети ушли в северную часть острова, где на другом холме, пониже, было небольшое поселение — несколько постоялых дворов, торговых лавок, кузниц и разных мастерских, где готовы были изготовить все, что угодно заказчику. Там же делали и порох. Селитру для него добывали где-то неподалеку. На тартане, кроме Оксаны, остались два мальчика, один лет двенадцати, а другой девяти, и девочка лет восьми. Старшего звали Иона, младшего — Мирча, а девочку — Марика. Говорили на вульгарной латыни. Выросли вдали от моря, в деревне, принадлежащей господарю Валахии. Сейчас им был турецкий ставленник Раду Михне. Захватили их в плен и продали в рабство свои, воины Раду Щербана, который недавно был изгнан из господарей турками, но никак не хотел смириться с этим. Я решил оставить детей у себя. Будут прислугой. Это лучше для них, чем рабство у турок. Я, по крайней мере, не оскоплю мальчиков, а девочку, когда подрастет, выдам замуж.

По пути казаки мне рассказали, что делятся они на низовых, то есть истинных запорожцев, и реестровых (около двух тысяч человек) или городовых, которые состоят на службе у польского короля Сигизмунда Третьего, владеют городом Трахтемиров и казаками считаются постольку-поскольку. Запорожцы относились к ним примерно так же, как к бедным шляхтичам. В свою очередь, низовые делятся на собственно лыцарство или товарищество (неженатых, проживающих в Сечи постоянно) и зимовых — женатых и присоединяющихся к первым на время походов, чаще всего летом, а на зиму разъезжающихся по своим домам в города и деревни. Зимовые частично поражены в правах, имеют голос только в походах, но, в отличие от остального населения, проживающего на землях Войска Запорожского, налоги не платят. Поскольку у меня уже есть жена, дорога в лыцарство закрыта. Да и не имел желания вступать в него, потому что надо было бы преодолеть испытательный срок, иногда лет семь, а дедовщина у казаков на уровне советской армии периода застоя. Налоги тоже платить я не желал, поэтому оставался путь только в зимовые. Для этого надо было получить разрешение кошевого атамана. Я попросил Петро Подкову похлопотать за меня.

Пришел мой бывший рулевой часа через два. Уже поддатый и веселый. Даже усы топорщились от радости. Видимо, только пройдя ворота паланки, поверил, что высвободился из рабства.

— Кошевой атаман Петро Сагайдачный хочет поговорить с тобой, — сообщил Петро Подкова.

Настоящая фамилия атамана Конашевич. Происходил он из мелких шляхтичей. Отсюда, видимо, и тяга к громким титулам — писал себя в грамотах «Гетман обеих сторон Днепра и всего Войска Запорожского». Казаки, видимо, из вредности называть его гетманом отказывались.

У ворот, расположенных в разрыве вала, несли службу с десяток казаков. Еще пятеро стояли на верхней площадке высокой прямоугольной надвратной башни с островерхой крышей и двумя бойницами на каждом из двух ярусов, из которых торчали дула трехфунтовых фальконетов, заткнутые деревянными пробками. Поскольку я шел вместе с Петром Подковой, никто ничего у меня не спросил. Внимание уделили только моей одежде и особенно черным башмакам с округлыми носами и золотыми пряжками в виде бригантин. Здесь такую обувь никто не носит. Ходят или в остроносых сафьяновых сапогах разного цвета, но чаще красного или червчатого, или босиком.

Внутри находилось около трех десятков куреней — домов длиной метров около тридцати и шириной четыре-пять, с камышовыми крышами и стенами, сплетенными из лозы и утепленными саманом. Вход был с одной из узких сторон. Проходя мимо, я заглянул вовнутрь. Там вдоль длинных стен располагались двухъярусные сплошные нары, выстеленные сеном, кое-где накрытом кожухами. Ни подушек, ни постельного белья не было. Для приема пищи посередине куреня собирали стол, кладя столешницы на козлы. Сидели во время еды на нижних нарах. У дальней короткой стены печка-каменка для отопления. В каждом таком доме жили члены одного куреня. Зимой это было несколько десятков человек, а летом, перед походом, — от нескольких сотен до двух-трех тысяч. Каждый курень имел свое название. Обычно по местности, откуда происходила большая часть его бойцов (Каневский, Корсунский), или фамилии первого атамана, или прилепившегося прозвища, не всегда красивого (Лягушкинский). Рядом с каждым куренем по примитивному очагу для приготовления пищи. Повар у каждого куреня свой. Сейчас, подкидывая в топку пучки сухого камыша, варили в котлах, судя по запаху, пшённую кашу. Стояли куреня без порядка, но входная дверь всегда смотрела в сторону центральной площади, на которой располагалась сложенные из бревен церковь, пушкарня для хранения запасного оружия и боеприпасов и жилье кошевого атамана. Кстати, атаман — слово тюркское. Казаки не только в одежде и прическе подражают своим заклятым врагам, но и используют много тюркских слов, в том числе половецких. Казак по-половецки — дозорный, выдвинутый вперед. На площади рядом с домом атамана под навесом из камыша стояли литавры — медный полукруг с натянутой сверху кожей, в которую лупили колотушками, сзывая товарищество на раду или оповещая о нападении. Напротив церкви был вкопан столб, к которому утром привязывали преступника, и стол, на котором ставили выпивку. Пожелавший выпить, должен был сперва огреть палкой преступника. Поскольку казаки были не дураки выпить, редкий преступник доживал до захода солнца, когда наказание заканчивалось.

Дом кошевого атамана, обязанности которого ныне исполнял Петр Сагайдачный, был на фундаменте из дикого камня, с низкой подклетью и резным крыльцом с навесом. Двускатная крыша из гонта и с низкой трубой на дальней стороне. С нашей стороны была видна только верхушка трубы, сложенная из плохо обработанного песчаника. По два окна с шестью грязными стеклами в каждом располагались по обе стороны двери, причем справа были дальше от нее и ближе друг к другу. Возле дома несли службу пятеро казаков, вооруженных только саблями. Все босые. Они тоже не поинтересовались, кто я и зачем пришел.

Внутри две перегородки делили помещение на три части. Справа проем был завешан белым рядном с красными полосами внизу, а слева, видимо, вход в атаманскую спальню, — красной шерстяной тканью. У стены напротив входа располагалась каменная печь для обогрева, точно такая же, как в куренях. В средней части, ближе к левой, стоял длинный и узкий стол, во главе которого на стуле с высокой резной спинкой сидел кошевой атаман Петр Сагайдачный, он же Конашевич. Это был полноватый мужчина лет сорока с длинными светло-русыми волнистыми волосами, зачесанными назад, короткими усами и длинной, широкой и лохматой бородой, что совершенно не соответствовало казачьей моде на выбритые головы и подбородки и длинные усы. Наверное, таким образом подчеркивал, что не простой казак, а шляхтич, пусть и мелкопоместный. На нем был розовато-красный жупан — короткий приталенный кафтан, верхняя часть которого до пояса застегивалась на большое количество пуговок, расположенных почти впритык друг к другу, а ниже пояса расклешался. Обычно жупаны шьют из сукна, но этот был из атласа. Пуговки золотые. Верхние пять расстегнуты. Под жупаном белая рубаха с красной каймой по овальному вороту. Широкий пояс был из коричневой шелковой материи. Без оружия, но на столе слева от атамана лежала булава с бронзовой грушевидной головкой, на которой было шесть вертикальных рядов округлых шипов, из-за чего напоминала шестопер. Рукоятка обтянута сафьяном, а темляк из сплетенных, разноцветных, шелковых прядей. На среднем пальце левой руки Сагайдачного массивный золотой перстень-печатка. Одесную располагался на лавке, которая была во всю длину стола, толстяк с выбритой наголо, даже без намека на хохол, головой, широким круглым красным морщинистым лицом, на котором жидковатые седые усы терялись в складках, и короткой шеей, одетый в темно-зеленый шерстяной жупан с широким поясом из красной шерстяной материи. На подходе к дому Петро Подкова проинформировал меня, что на этом месте будет сидеть судья Онуфрий Секира. А ошуюю располагается есаул Игнат Вырвиглаз — крепкий и высокий мужчина с лошадиной головой, с выбритой макушки которой свисал длинный темно-русый с проседью оселедец, заправленный за левое ухо. Длинные усы внизу были обгрызены. Темно-синий жупан на нем был с деревянными пуговицами, расстегнутыми почти до пояса из черной шерстяной материи. За пояс небрежно заткнут кинжал с рукояткой из желтовато-белой кости, скорее всего, слоновой, и перекрестьем из металла желтого цвета. Когда есаул шевелился, казалось, что кинжал вот-вот выпадет из-за пояса. Под жупаном грязная и мятая рубаха из полотна желтоватого цвета. В низу стола сидели писарь и подписарь. Кто из них кто, я так и не понял, потому что обоим немного за двадцать, скорее всего, ровесники. Оба узкоголовые, с черными хохлами и усами, с тонкопалыми белыми руками, не приспособленными ни для плуга, ни для оружия, и оба одеты в одинаковые ярко-красные шерстяные жупаны с коричневыми костяными пуговками и черными поясами, отчего казались братьями-близнецами. Может быть, и братья, но сразу не догадаешься, потому что, как я понял по умолчанию своего бывшего рулевого, их имена мне знать ни к чему. И не только мне. Между сидевшими в верхней части стола находился глиняный кувшин литров на пять, наполненный, судя по запаху, вином. Глиняные кружки довольно грубой работы и емкостью грамм на триста стояли перед всеми, сидевшими за столом.

— Вот, атаман, тот человек, что вызволил нас, — представил меня Петро Подкова и сразу пошел на выход.

— Ну, здравствуй, добрый человек! — усмехнувшись, произнес Петр Сагайдачный.

— Здравствуй, гетман! — поприветствовал и я, лизнув ненавязчиво.

В двадцать первом веке ученые утверждали, что мнение о человеке у нас складывается в первые двенадцать минут. Судя по самодовольной улыбке «гетмана обеих сторон Днепра и всего Войска Запорожского», первую из двенадцати минут я вел себя очень правильно.

— Садись к столу, выпей с нами вина, — пригласил он.

Я занял место рядом с судьей. Белого вина из кувшина мне налил есаул. Плеснул от души, немного через край перелилось.

— За здоровье всех присутствующих! — пожелал я и мелкими глотками осушил кружку.

Вино было хорошее. Напомнило мне то, что делали в Херсоне десять с лишним веков назад. Теперь, как мне рассказали, от города остались руины, которые растаскивали на постройку домов на месте будущего Севастополя.

— Из татарских земель вино? — поинтересовался я.

— Егия утверждает, что лазы делают, живущие неподалеку от Балаклавы, — ответил Петр Сагайдачный и сам задал вопрос: — Приходилось пить его раньше?

— Да, — подтвердил я. — Бывал несколько раз в тех краях на своем корабле, когда торговал с турками.

— Мне сказали, что ты — сын боярский, — произнес кошевой атаман, внимательно глядя мне в глаза.

— Мой род идет от князей Путивльских, — повысил я себе на всякий случай социальный статус, — но дед не ужился с царем Иваном.

— Говорят, лютый был царь! — воскликнул восхищенно судья Онуфрий Секира, который до этого словно бы не замечал меня.

— А в каких местах еще в турецких землях бывал? — сменил тему разговора Петр Сагайдачный.

— Проходил вдоль всего побережья моря, но в портах не во всех был, — уклончиво ответил я, потому что в эту эпоху был только в Каффе, а что сейчас творится в других портах и как они выглядят, понятия не имел.

— Значит, дорогу к южному берегу знаешь? — задал он уточняющий вопрос.

Я понял, что это не праздное любопытство, и сообщил:

— Могу привести вас к Трапезунду, Синопу, Стамбулу. Только я поплыву на своем корабле, а вы — на чем хотите.

— Сколько придется плыть от татарских земель до южного берега? — спросил Петр Сагайдачный.

— Если в самом узком месте, до Синопа, то на веслах дня за два-три можно добраться. Смотря, какая погода будет. А потом повернуть на восток, к Трапезунду, или на запад, к Стамбулу. До последнего еще дня два-три идти, — рассказал я.

— В том районе много больших военных турецких кораблей? — задал кошевой атаман следующий вопрос.

— Я бы не сказал. В бухте Золотой Рог наверняка стоят несколько, а вот в самом проливе и в море возле него не видел ни одного. Им нужен попутный ветер, чтобы против течения выйти в наше море, а юго-западные ветра там редко бывают, или на буксире галерой вытащить, что займет световой день. На ночь пролив и бухту Золотой Рог на цепь закрывают, — проинформировал я и полюбопытствовал: — А что, собираешься на Стамбул напасть?

— Хотелось бы! — мечтательно произнес Петр Сагайдачный. — Жаль, силенок маловато!

— На разграбление окрестностей турецкой столицы много сил не надо, — подсказал я. — Они там не пуганые, живут без страха и осторожности.

— Не будем загадывать. К концу лета решим, — сказал он и опять сменил тему разговора: — Мне сказали, ты хочешь в наших землях поселиться.

— И не только поселиться, но и поучаствовать в набегах на неверных, восполнить потерянное во время кораблекрушения, — ответил я.

— Люди, знающие морское дело, нам нужны, — произнес кошевой атаман. — Селись, где хочешь, а после сбора урожая позову. Вместе отправимся на богоугодное дело.

Да, недаром в честь этого человека назовут флагман украинского военно-морского флота. Украинские власти тоже любой грабеж будут называть угодным богу.

Глава 11

Мой новый дом-пятистенок стоит на левом берегу реки Чертомлык, самый нижний по течению. В нашем поселении, которое еще три года назад было хутором казака Кандыбы, всего шесть домов. В соседнем обитает Петро Подкова, перебравшийся сюда в прошлом году, незадолго до того, как попал в плен. Он и предложил мне поселиться здесь. Место тихое. С юга от нападений татар защищают плавни и болота, а с севера от поляков — смешанный лес шириной километров пятнадцать, через который дорог нет и в легко проходимых местах сделаны засеки. Дом и хозяйственные постройки возвели казаки, привезенные мною из Сечи. Почти все были из тех, кого я освободил из плена. В поход пока никто не собирался, а сидеть без дела и без денег им не хотелось. Да и подзаработать на оружие или хотя бы одежду тоже надо было. И то, и другое, если понадобится, им дадут и из запасов куреня, но придется потом оплатить. Сначала они сделали фундамент их камней. На него поставили сруб, к стенам которого с внешней стороны прибили дубовыми шпильками наискось ивовые прутья. Эти прутья послужили основой для самана, которым обмазали стены. Такой дом летом хорошо держит в доме прохладу, а зимой — тепло. Для обогрева в первой комнате у пятой стены, чтобы грела и горницу, сложили печку по моему проекту. Пока что она стояла недоделанная. Ждем, когда привезут заказанные мною чугунные колосники, дверцы для топки и поддувала и плиту с двумя отверстиями, закрываемыми кольцами, чтобы можно было вставлять в них котлы разного размера. В обеих комнатах по небольшому окну, выходящему во двор, в которые пока вставлены листы промасленной бумаги. Стекло тоже подвезут. Кроме жилого дома, возвели конюшню, хлев, птичник, сеновал, амбар, кладовую, дровяной сарай, вырыли погреб и колодец, ведро из которого достается с помощью «журавля» — жерди с противовесом. Строения образуют замкнутый прямоугольник, попасть в который можно или через главные ворота, или через запасные, поменьше, выходящие в огород, по границе которого поставлен плетень. Между огородом и лесом находится поле площадью гектара три. Там была целина, которую вместе с огородом распахали тяжелым плугом. Тянули плуг три пары волов, запряженных цугом. Плуг такой один на наш разросшийся хутор, называемый Кандыбовкой. Есть еще пара легких, которыми пашут на освоенных полях. Зато волов в каждом дворе не меньше пары. Кроме моего двора, конечно. Сам пахать не собираюсь. На огороде Оксана посадила всякие овощи, а поле пока гуляет. Сажать яровые уже поздно. Договорился, что осенью его засеют озимыми. Я купил у казаков верхового коня гнедой масти, двух черно-белых коров с длинными рогами, пятнистых поросят, рябых кур, серо-зеленых уток и серо-белых гусей, чтоб всё было, как у людей. Хозяйством занимается Оксана. Мирча, Иона и Марика помогают ей. Для выполнения тяжелых мужских работ нанимаю соседей. Они с удовольствием откликаются, потому что плачу наличными. Как и положено крестьянам всех времени и народов, наличных денег у них никогда нет, и сами платят только продуктами или отрабатывают.

Я, как и положено боярину, провожу дни на охоте или рыбалке. Петро Подкова, который еще и кузнец, помог мне сделать спиннинг и блесны из олова. Сейчас испытываю их с кормы тартаны, нос которой вытянут на мелководье напротив моего дома. Река Чертомлык возле Кандыбовки шириной метров сто и глубиной метра три с половиной. К концу лета должна стать мельче на метр-полтора, в зависимости от дождей. Вода мутноватая, с желтоватым оттенком. Упав в нее, блесна сразу исчезает из виду. Я даю ей опуститься, после чего рывком отрываю от дна и тяну к тартане. Почти сразу чувствую удар. Тонкая бечевка, которая служит леской, натягивается. Попавшийся хищник начинает метаться из стороны в сторону — и бечевка зигзагом рассекает поверхность реки. Я с трудом преодолеваю сопротивление рыбы. Кажется, что она килограмм на десять, не меньше. На самом деле до одного не дотягивает. Это светло-зеленый окунь с ярко-красными плавниками, который сильно загибает хвост, не желая выбираться из воды. Я опускаю его на палубу, легонько придавливаю левой ногой, чтобы не дергался, и начинаю доставать из зубастой пасти крючок-тройник. Окунь судорожно дергается, растопыривает колючий спинной плавник. Расставшись с крючком, затихает. Я бросаю его в стоящую у фальшборта новую корзину, сплетенную моим бывшим рулевым, мастером на все руки, — и окунь опять начинает отплясывать, растопыривая плавники и загибая хвост. Оксана раньше не любила окуней. Их очень тяжело чистить. Я показал ей, как удалять чешую вместе со шкурой, что делается за полминуты, после чего моя жена сразу подобрела к этой рыбе.

Рыбы и раков в реке валом. В затонах, которых на Чертомлыке хватает, ее иногда столько набивается, что начинает дохнуть. Мои соседи ловят рыбу бреднями, вытаскивая за заход не меньше пуда. Мелочь скармливают свиньям и птице, а крупную вялят или солят в бочках на зиму. С солью здесь проблемы, поэтому чаще вялят, используя в качестве консерванта поташ — золу. Я приобрел у купца Егии Навапяна два мешка соли, поэтому засолил несколько бочек разнорыбицы и навялил лещей. Последних предпочитаю вялеными. Особенно с пивом. Здесь этот напиток пока делать не имеют. Предпочитают брагу, бузу, варёный мед и водку. Вино пьют редко. Сами делать не умеют, а привозное дорого. Разве что в походе получится захватить в таком количестве, что не успеют выпить все до возвращения домой.

Снизу плывет двенадцативесельный баркас с невысокой мачтой, рей которой, с привязанным к нему парусом, лежал вдоль диаметральной плоскости поверх мешков и корзин. На каждое весло по гребцу, еще один человек сидит на корме, рулит коротким веслом, а на баке стоит четырнадцатый, одетый в серую шапку с волчьей выпушкой и серо-голубой жупан, подпоясанный тёмно-красной материей. Усы длинные, казацкие, но и волосы длинные, не казацкие. Двумя руками он держится за короткую пику, которая стоит вертикально, наконечником вверх, и смотрит в мою сторону. Судя по всему, купец. Выше по реке поселений больше нет, значит, к нам. Купцы здесь появляются один-два раза в месяц. Привозят заказанные товары и обменивают на местные. Бартер торжествует. Деньгами расплачиваюсь только я. Это не тот купец, которому я заказал детали для печи и стекла. На всякий случай взвожу курки на обоих пистолетах, которые лежат на палубе рядом с корзиной, а саблю в ножнах прислоняю к фальшборту, чтобы была под рукой. Здесь из дома без оружия не выходят.

Когда баркас приблизился к тартане, стоявший на баке мужчина спросил:

— Ты — боярин?

Так меня называют все казаки. Причем, это не столько социальный статус, сколько прозвище.

— Да, — согласился я.

— Мы с тобой свояки! Я — Мыкола Черединский! — сообщил он так радостно, будто всю жизнь мечтал породниться со мной.

А может, так и есть. Все-таки, не у каждого купца среди родственников, пусть и не кровных, имеются бояре.

— Заходи в дом, гостем будешь! — пригласил я, наматывая бечевку на катушку.

Баркас подошел к берегу. Гребцы отложили весла, спрыгнули в воду и вытащили его носом на берег ниже тартаны. После чего на сухое спрыгнул мой свояк. Отдав распоряжение своим работникам, подошел ко мне и, сняв шапку, поклонился и поздоровался.

Не зная местных обычаев, я кивнул в ответ и протянул руку для пожатия. Мыкола Черединский не сразу понял, зачем я это сделал. Возникла неловкая пауза, которую я собрался уже было трактовать в лучшую сторону и вводить ответные санкции, но купец улыбнулся радостно, схватил мою руку двумя своими и затряс так энергично и продолжительно, будто из рукава должны были посыпаться золотые монеты. С трудом высвободив правую руку, левой я приобнял его за плечи, чтобы не начал трясти и ее, и повел к дому.

По местному обычаю гость должен был подойти ко двору и трижды прокричать «Пугу!». Это такое приветствие у казаков. Хозяин должен повторить приветствие дважды. Потом гость произносит; «Черкас с лугу!». Вот тогда его и приглашают войти: «Повесьте там, где наши». То есть, привязывайте лошадей рядом с хозяйскими и заходите в хату, а на самом деле выходил или сам хозяин, или его дети, слуги, брали лошадей у гостей и отводили в конюшню. Поскольку гость мой — купец, а не казак, да и я не стопроцентный хохлоносец, обошлись без этого сложного ритуала.

Оксана уже знала, что пожаловал родич. На реку смотрит глухая сторона дома, но моя жена, как и остальные женщины поселения, моментально узнает о прибытии купцов или других заезжих. Мне иногда кажется, что у местных женщин есть мобильные телефоны. Полетели куриные головы, распахнулись двери кладовой и погреба, заплясало пламя в очаге летней печки, сложенной во дворе под навесом. Гостя здесь принято кормить и поить до отвала. В том числе и тех, кто с ним приехал. Заодно и соседей-казаков. Причем приглашать три раза. Первые два раза гость должен отказаться, а на третий согласиться со словами: «Раз вы так настаиваете…».

Пировали за столом, вкопанным под навесом рядом с летним очагом. Всем места не хватило, поэтому для гребцов прикатили чурки, на которые положили доски, соорудив еще две лавки и стол. Оксана, несмотря на мое приглашение, сесть за стол отказалась. По местному обычаю бабам на пиру места нет. Я сидел во главе стола, Мыкола Черединский — одесную, а Петро Подкова — ошуюю. Угощал гостей вином, пока не кончилось, а потом бузой и польской водкой, то есть самогонкой из зерна, которые принесли соседи. Так здесь принято — на чужой пир со своей выпивкой.

— Приплыл в Сечь, а мне там говорят, что Оксана жива-здорова, из плена вернулась и не одна, а с мужем. Решил проведать. Думал, у людей живете, хотел к себе позвать. Да смотрю, вы тут не хуже меня устроились! — рассказал свояк.

Уверен, что ему еще в Сечи рассказали, как мы живем. Может быть, именно поэтому и приплыл. Бедных родственников навещать не любят.

— А как ты через пороги прошел? — поинтересовался я, чтобы увести разговор с темы, вызывающей у меня не самые приятные мысли.

— С божьей помощью! — перекрестившись, признался Мыкола Черединский. — На Ненасытном высадился я на татарский (левый) берег, ожидая, когда байдак (так здесь называют небольшие парусно-гребные суда, которые я именую баркасами) перетащат. Смотрю, а на холме разъезд татарский, четверо. Мы сразу за ручницы схватились и помолились. Две недели назад на том месте двенадцать городовых (реестровых) черкес перебили и скарб весь забрали. На нас не напали нехристи, бог защитил! — сообщил он и перекрестился еще раз. — Переночевали на острове, а утром дальше поплыли. На Вороньей заборе байдак Андрюшки Затурского налетел на камень и затонул. Людей спасли всех, но товар утоп. Потому пошел Андрюшка пешком в обратную сторону. А нечего моих покупателей сманивать! — радостно произнес свояк, перекрестившись в очередной раз. — Я тоже обратно по суше двину, волоком по татарскому берегу.

— А если большой отряд татар туда придет? — спросил я.

— Глаза боятся, а руки тянутся! — отшутился Мыкола Черединский. — Там отряд черкасов охраняет, которым мы, купцы, платим. Они в обиду не дадут!

Интересно, сколько уже веков зарабатывают на порогах бурлаки и охранники? Наверное, с тех самых, как в этих краях зародилась торговля.

Затем разговор перешел на князя Вишневецкого, во владениях которого живет мой родственник.

— Ты теперь его родственник, — порадовал я свояка. — Мой род, как и его, — младшая линия последних киевских князей-русичей, которые из путивльских князей.

— Что, правда?! — удивился он.

— Вот тебе крест! — произнес я и перекрестился.

Клятва атеиста, конечно, гроша ломаного не стоит, но ведь я и правда родственник последних киевских князей, только был зачинателем рода, а не их потомком.

Мыкола Черединский сразу приосанился. Наверное, представил, как сообщит эту новость князю Вишневецкому. Сомневаюсь я, однако, что князь отнесется к его словам всерьез. За последние годы в Московии двух лжецарей грохнули, а уж мошенников поменьше развелось немеряно.

Сидели за столом до тех пор, пока не начало темнеть. Двое гребцов отправились на берег охранять ночью баркас с товаром, а остальных увели к себе ночевать мои соседи. Мыкола Черединский спал на второй, «гостевой» кровати в горнице. Храпел так, что я долго не мог заснуть. Детей у него нет, и мне на ум приходила мысль, что именно из-за храпа. Недостатки должны держаться за руку.

Глава 12

В поход мы отправились в конце августа. Кроме моей тартаны, вышли почти восемь десятков чаек. Это был гибрид ладьи и высокобортных лодок, которые я в этих краях встречал в шестом веке — беспалубные суда длиной метров от двенадцати до восемнадцати, шириной до трех с половиной и высотой борта до двух. Выдалбливалась из вербы или липы основа, на которую ставили шпангоуты и набивали борта из гибких сосновых досок внахлест. Снаружи выше ватерлинии к бортам крепили сухой камыш, связанный липовым лыком в толстые, с полметра, снопы или фашины. Они увеличивали плавучесть, не давали чайке перевернуться и служили защитой от пуль и малых ядер. По десять-пятнадцать весел с каждого борта. Плюс спереди и сзади по рулевому веслу, чтобы, не разворачиваясь, плыть в любую сторону. Мачта одна, съемная, с прямым парусом. Ставили ее только при попутном ветре. Внутри, в лучших традициях будущего, прямо как из наставления по борьбе за живучесть судна, чайка была разделена на отсеки деревянными поперечными переборками. Поверх каждой переборки скамья для гребцов и пассажиров. На дно чайки складывали запасы еды и воды в мешках и бочках, оружие и боеприпасы. Никакого алкоголя, даже бузы не было. Так приказал кошевой атаман, возглавивший поход. Казаки пороптали, но смирились. Экипаж чайки от сорока до семидесяти человек. Артиллерийское вооружение — три-пять фальконетов малого калибра. Обычно в море шли, придерживаясь рукой за берег, и ночевали на суше.

Вышли утром, после молебна на площади возле церкви. Поп окропил водой, называемой почему-то святой, отважное воинство и их суда. Поскольку воинов и чаек было много, процедура растянулась часа на два. По Днепру тартана шла примерно в середине эскадры. Не знаю, как пригрозили татарам, или они сами решили зазря головы не класть, но при проходе мимо башни на острове Тавань в нас ни разу не выстрелили, хотя все орудия были готовы к стрельбе, а пушкари поглядывали на нас из бойниц. О дальнейшем нашем продвижении сообщали сигнальные костры, которые дымили на обоих берегах Днепра. В результате селения, которые попадались нам по пути, были пусты, и возле острова Березань не оказалось ни одной турецкой галеры. Мы беспрепятственно вышли в Черное море.

Кошевой атаман Петр Сагайдачный вместе с есаулом, писарем и своей гвардией разместился в трюмах тартаны. Судья и подписарь остались в Сечи на хозяйстве. Все бойцы на нашем судне имели самопалы или ручницы — так казаки называли любое ручное огнестрельное оружие от пистолета до гаковницы — тяжелого мушкета с гаком, которым зацеплялись за крепостную стену или борт судна, чтобы уменьшить отдачу. Аркебузы, мушкеты, гаковницы и фальконеты калибра до трех фунтов еще называли пищалями. Пистолеты были тяжелые, с кремневым или фитильным замком и со слабо загнутой рукояткой, которая заканчивалась «яблоком», чтобы использовать их, как булаву. Колесцовый замок здесь был известен, но встречался очень редко. К самопалу прилагались пороховница, обычно в виде деревянного рога изобилия, обтянутого кожей; натруска с пороховой пылью для подсыпания на полочку, иногда деревянная, иногда костяная, чаще в виде коня; кожаный мешочек с пулями. У некоторых были металлические или кожаные, покрытые сверху воском, ладивницы — коробки со спаянными в обоймы металлическими трубочками, в которые вставляли ладунки — готовые бумажные патроны. Как ни странно, несмотря на более высокую скорострельность и удобство, ладункам предпочтение отдавали не многие. Для каждого выстрела количество пороха и пуля подбирались индивидуально. Иногда пуль загоняли в ствол по две, что, по моему мнению, на точность не сильно влияло. Все это хозяйство крепилось к узкому ремню, который застегивался поверх широкого матерчатого, «лыцарского», обозначавшего принадлежность к касте воинов, за который засовывали только пистолеты. На второй такой же узкий пояс цепляли саблю, нож, баклагу деревянную. Через плечо вешали торбу кожаную. В ней хранили всякие нужные мелочи, среди которых обязательно была деревянная ложка. У кого не было огнестрельного оружия, тот стрелял из лука или, видел всего два, арбалета. Иногда вместо сабли был топор с более длинным топорищем или клевец. Почти все имели короткие пики, очень похожие на те, что были на вооружении у половцев. Кстати, судя по употреблению большого количества половецких слов, многие запорожцы — потомки половцев, переживших нашествие монголо-татар. У богатых воинов тело защищали металлические — твердые — доспехи: кирасы, бригантины, кольчуги, наручи и поножи. У бедноты были мягкие — кожаные куртки или ватные халаты, чаще татарские. Зато металлические шлемы были почти у всех, правда, разного качества и формы. Кто не смог разжиться шлемом, тот носил шапку из сукна или овчины, иногда с нашитыми металлическими бляшками или кусками кольчуги. На ногах сапоги или лапти с онучами. Правда, лапотники чаще ходили босиком. Среди таких бытовала поговорка, что отправляются в поход за сапогами, а остальные отправлялись за зипунами. У многих имелась опанча — плащ из толстого сукна, пропитанного олифой, чтобы не промокало, и с меховым — чаще овечьим — воротником, или овечий тулуп, как у татар. Кстати, среди казаков я видел несколько тюрков, возможно, татар. Казаки принимали в свои ряды бойцов любой национальности, лишь бы те соглашались подчиняться их уставу и по торжественным случаям креститься справа налево, изображая православных.

Казачья походная артиллерия состояла из бронзовых и чугунных фальконетов и мортир малого калибра. Самый большой фальконет был калибром три фунта. Мортиры, напоминавшие криво поставленные высокие горшки, были большего калибра, пара — шестифунтовки. Более тяжелые орудия оставили в Сечи. На чайках и так много груза. Унификацию пока не провели, поэтому для каждого орудия были свои ядра, по большей части чугунные, но попадались и каменные.

Наша флотилия растянулась на пару миль. Ветер дует встречный, к тому же в этих водах и течение в сторону будущей Одессы, так что идем на веслах, делая не больше трех-четырех узлов. Я сделал лаг, с помощью которого иногда меряю скорость. Не столько для дела, сколько от скуки, потому что идем вдоль берега. Или чтобы почувствовать себя в роли колдуна, за коего меня начинают принимать казаки. От мыса Тарханкут мы пошли напрямую, по компасу, и вышли неподалеку от руин Херсонеса. Раньше казаки добирались сюда только вдоль берега Евпаторийского залива.

В двадцать первом веке сейчас бы здесь был бархатный сезон — самое лучшее время года в этих краях. Курортники с детворой уже уехали, благодаря чему шума и суеты на улицах городов и пляжах стало на порядок меньше, погода все еще теплая, можно загорать и купаться, а магазины и рынки забиты свежими фруктами и овощами — бери-не-хочу! В семнадцатом веке курортов нет. В деревнях вдоль берега моря по большей части живут перемешанные потомки народов, которые заносило на эту благодатную землю до татар. Кочевники предпочитают степную часть Крымского полуострова. На склонах гор, спускающихся к морю, все еще стоят каменные сторожевые башни. Рядом с ними горят сигнальные костры, испускающие густые клубы белого дыма. Наверное, сухой хворост, подпалив, полили водой. Население прибережных деревень уходит в горы, унося ценные вещи и угоняя скот. Вереницы людей тянутся по полям, виноградникам, садам. Большинство убегающих — христиане, но ничего хорошего от единоверцев-казаков не ждут, потому что казаки признают своим только того, у когда нечего или очень трудно отнять.

— Эх, догнать бы их! — мечтательно произносит есаул Игнат Вырвиглаз.

— Зачем нам эта мелочь?! — пренебрежительно произносит Петр Сагайдачный. — Мы возьмем добычу получше.

— Да скучно плыть, — говорит в оправдание есаул.

— Ничего, скоро разомнемся! — уверен кошевой атаман.

Мы приближаемся к мысу Сарыч — самой южной точке Крымского полуострова. От него до турецкого мыса чуть больше ста сорока миль. Это самое узкое место Черного моря. Говорят, в хорошую погоду с гор виден турецкий берег. Я несколько раз поднимался на гору Ай-Петри, но с погодой мне постоянно не везло, хотя, как и большинство штурманов, склонен к дальнозоркости. Мы заночуем у мыса, чтобы рано утром отплыть строго на юг, к турецкому берегу.

— Дай бог, чтобы такая погода продержалась еще два дня! — перекрестившись, высказывает общее пожелание Игнат Вырвиглаз.

Кошевой атаман и все казаки, которые слышали его слова, но не гребут веслами, тоже перекрестились.

Денек сегодня, действительно, чудесный. На небе почти нет облаков, солнце припекает, но не сильно, ветерок метров пять в секунду, волны высотой ниже полуметра. А была бы и похуже погода, на тартане нам было бы не так грустно, как в чайках. Пассажиры тартаны, видимо, никак не поверят в это.

Примерно часа за три до вечерних сумерек поворачиваем к берегу. Чайки выскакивают носами на мелководье, где с них спрыгивают в воду казаки и начинают вытягивать дальше, чтобы прибоем не снесло в море. Справившись с этим, сбиваются в несколько отрядов и отправляются на промысел. Я ставлю тартану на якорь. К борту подтягивают шлюпку, которую тащили на коротком буксире. На ней кошевой атаман и его свита переправляются на берег. Там им привычнее ночевать. Да и стараются быть чаще среди казаков. Мол, мы — часть товарищества, первые среди равных. Повышают рейтинг. Должности ведь все выборные. Потерять их — раз плюнуть. Что-то не понравится товариществу — и станешь рядовым казаком.

Во время перехода мне все время казалось, что всё это уже было в моей жизни. Не сразу вспомнил, где и когда. Каталонская компания — вот что напоминали мне казаки. Такие же отмороженные, жадные и беспощадные бандиты, живущие по понятиям. Подчиняются только тем, кого сами выбрали, и выполняют только те приказы, которые понравились большинству. Если у меня раньше и были мысли сблизиться с казаками, то теперь, вспомнив, сколько проблем у меня было с каталонцами, решил не делать это. Награблю вместе с ними на хороший корабль и полный трюм груза — и расстанусь. Мне, как капитану, положили три доли из добычи. Столько получает куренной атаман. Плюс, как хозяин тартаны, получу десятую долю того, что привезу на ней в Сечь. Не много, конечно, но других предложений пока нет.

К сумеркам отряды вернулись, нагруженные всякой всячиной. В основном вино в бурдюках, домашняя птица, свежие фрукты-овощи и зерно нового урожая, пшено и пшеница. Развели костры, начали готовить ужин. Ожидание заполнили распитием вина. Как ни борется Петр Сагайдачный с пьянством в походах, результаты у него скромные. С собой не берут, но захваченное у врага выпивают обязательно. С криками, потасовками, песнями. Веселились допоздна. Я сквозь сон слышал, как пьяные выясняли, кто круче. На кулаках. Дуэли в коше запрещены. Если все-таки случается, то победивший позавидует погибшему. Как и обычного убийцу, его положат в могилу, а сверху поставят гроб с покойником и засыплют землей.

Глава 13

В двадцать первом веке я бывал в Синопе пару раз. Этот порт очень любили ростовские жабодавы. Три дня туда, два-три дня выгрузка, три дня на обратную дорогу — и дома. Городок маленький, в России такие называют поселками городского типа. Расположен на перешейке, соединяющий мыс с материком. Две бухты — северная и южная. Порт в южной. Там и произойдет Синопское сражение, которое закончится победой русского флота и тотальным разрушением города. Сохранятся крепостные стены с прямоугольными башнями, построенные царем Митридатом. Впрочем, часть защитных сооружений была возведена еще до него. Гид в городском музее рассказал мне, что по одной версии Синоп был основан греками в восьмом веке до нашей эры, а потом захвачен и разрушен киммерийцами, по другой — в седьмом и разминулся с киммерийцами.

Лоцман, который заводил мое судно в порт, придерживался третьей версии, по которой город основали в девятом веке до нашей эры, и предлагал мне чудом сохранившуюся монету той поры. Самое забавное, что он понимал, что я не поведусь на такое фуфло, но продолжал втюхивать. Как я подозреваю, продажа фальшивых старинных монет — что-то типа хобби у местного населения. И не только у турок. В Афинах возле развалин Акрополя греческий мальчишка лет десяти прямо на глазах немцев-туристов и моих нашел старинную медную монету и после короткого торга загнал ее за сотню евро толстому немцу, страдающему отдышкой и слабоумием. Поскольку я посещал Акрополь несколько раз, могу засвидетельствовать, что умные шведские туристы, а других в Швеции нет, покупают у мальчишки такую же монету всего за полсотню евро.

Мы вышли к Синопу в вечерние сумерки. Сам город закрывал от нас высокий холм на полуострове, но вид суши обрадовал кошевого атамана Петра Сагайдачного и его свиту. К полудню начал раздуваться северо-восточный ветер, поднимать волну, из-за чего у многих казаков на чайках сразу испортилось настроение. Они начали подходить к тартане и задавать одинаковые вопросы. И ответ я давал им одинаковый: если струсили, пусть разворачиваются и гребут в обратную сторону. Представляю, каким количеством врагов я обзавелся за несколько часов!

Сам кошевой атаман небрежно поинтересовался:

— А куда ближе?

— Смелому всегда ближе вперед, — ответил я.

Больше Петр Сагайдачный ничего у меня не спрашивал, но тихо сказал что-то своим приближенным, после чего они печально посмотрели на меня и скорбно покивали. Другому человеку мы первым делом приписываем недостатки, словно надеемся, что тогда их не хватит на двоих.

Примерно в миле от мыса, который был еле виден в темноте, я положил тартану в дрейф. Вокруг нас, как птенцы возле мамаши, расположились чайки. Северо-восточный ветер будет гнать суда к берегу, а западное течение — относить от него.

— На рассвете нападем на город, — принял решение кошевой атаман.

— Лучше ночью, — возразил я. — Со стороны северной бухты турки не ждут нападения. Там берег не очень удобный, на тяжелой галере не подойдешь, но на чайке, уверен, получится. Послать вперед небольшой отряд на лодке, чтобы тихо поднялся на стены, снял дозорных и подал сигнал. У меня для этого заготовлены два якоря-кошки на длинных тросах с мусингами. После полуночи выйдет луна. Она сейчас почти полная, светит ярко. Несколько чаек по сигналу тихо подойдут к северному берегу. Их экипажи поднимутся на стены, а потом захватят ворота, которые ближе к порту. Ворот в Синопе всего двое, не ошибутся. В это время остальные чайки зайдут в южную бухту, ошвартуются к причалу и высадят казаков.

— Можно и так, — согласился Петр Сагайдачный и приказал: — Ты придумал, ты и выполняй. Отбери людей, сколько и каких надо, — и вперед!

Отвык я от таких мероприятий. Тем более, карьеру делать в Сечи не собираюсь. Но и отказаться нельзя было. Хороший послужной список не помешает. Мало ли, как дела в будущем пойдут. Я взял с собой двоих — Петра Подкову и Михаила Скибу. Чем меньше людей, тем меньше шума. У последнего за лето чуб немного отрос, но до нормального казацкого еще не дотягивал. Скиба гостил в Кандыбовке пару недель, помогал пшеницу косить. Заодно показал себя умелым убойщиком скотины. Быка зарезал так быстро, что мне показалось, что не только я, но и бык не заметил, как это случилось.

С тартаны спустили с подветренного борта четырехвесельную шлюпку. Изготовлена по моему проекту, легкая, маневренная, мореходная. Она стала биться о борт из-за поднявшейся волны, наполняя трюм гулом. Первыми спустились по шторм-трапу, тоже изготовленному по моему проекту, казаки, сели на весла. Я занял место на кормовой банке, став рулевым. Едва отошли от тартаны, как волны стали перехлестывать через борт шлюпки. Брызги казались холодными, хотя температура воды наверняка около двадцати градусов. Берег уже не виден, но я еще в светлое время взял пеленг по компасу, а потом по нему нашел нужную звезду первой величины на небе. Пока добирались до берега, пытался вспомнить, как называется хотя бы созвездие, в котором она самая яркая. Так и не вспомнил. Давно не пользовался секстаном, все повылетало из головы. Впрочем, и держалось там, только благодаря картам звездного неба. Определять место судна по звездам во времена спутниковых навигационных систем стало несерьезно. Возле берега налетели на камень, но без последствий. Оба казака спрыгнули в воду и вытащили шлюпку носом на берег, поскрипев килем по гравию. Звук отвратительный, раздражающий. У меня даже зубы сжались до скрежета.

Рва с этой стороны не было. Стена находилась всего в нескольких метрах от моря. Высокая, метров двенадцать. Из песчаника, шершавого и теплого, почему-то пахнущего сеном. Может быть, запах исходил от сухой травы, что росла на узкой полоске берега. Странно, что скотина не общипала ее. Обычно возле городских стен трава словно подстрижена, только где-нигде высокий и несъедобный репейник торчит. На стенах было тихо. Собак не слышно. Турки, как и арабы, не жалуют это животное, считают грязным. Хотел бы я знать, сколько жизней они потеряли из-за этого предрассудка?! Что интересно, иногда роль сторожевого животного у них выполняют ослы, к которым трудно подкрасться незаметно. Завидев или учуяв человека, начинают орать громко и паскудно. Впрочем, на крепостных стенах их не привязывают. Наверное, трудно заталкивать туда.

Ни Петро Подкова, ни Миша Скиба раньше «кошками» не пользовались, только прослушали мои наставления, но у обоих зацепились с первой попытки. Я подергал трос с мусингами, повис на нем, проверяя. Вроде бы держит. Если нет, будет очень больно. Полез первым. С непривычки было тяжело. Доспехов на мне нет, но за спиной висят сабля и сагайдак с луком и стрелами, а на поясе — нож. У моих помощников только сабли, ножи и по незажженному факелу. Огнестрельное оружие я брать запретил. Выстрел разбудит весь город, а залог нашего успеха — тишина. Пусть спят синопцы, не догадываясь, что утром их жизнь резко изменится. Как скажут им святоши, будут наказаны за грехи свои. Главный их грех — они богаче казаков. Богатые грабить бедных не ходят. За исключением империй перед тем, как их самих начнут потрошить молодые, бедные и голодные этносы. Я видел, как турки грабили надорвавшуюся во время грабежей бедных соседей Византийскую империю, а теперь приближается их черед. Для кого-то из синопцев эта ночь станет последней, кто-то превратится из богача в бедняка, кого-то всего лишь ограбят и/или изобьют. Уверен, что всех молодых и не очень девушек и женщин изнасилуют. Они должны рожать от победителей. Таков закон природы. Может быть, именно ради этого мы здесь и оказались, хотя считаем, что пришли за добычей.

Наверху было тихо и пусто. Дующий с моря ветер казался здесь теплее и суше. Дозорный ход был шириной метра полтора. На нем два-три умелых бойца могли бы задержать до прихода помощи целый отряд врагов. Десятки лет на этот город никто не нападал, вот городская стража и потеряла бдительность. Они привыкли, что получают деньги за то, что ночуют не дома и не в мягких постелях. Первого стражника мы нашли на верхней площадке башни. Спал на циновке, укрывшись шерстяным плащом и тихо похрапывая. Если бы не храп, не обнаружили бы его. Михаил Скиба сноровисто перерезал ему глотку. Большинство людей просят у судьбы быструю смерть. Просьба этого турка была выполнена. Нет бы попросить не глупую смерть или хотя бы естественную без мучений. В башне больше никого не было. Дверь, ведущая с нижнего яруса в город, была открыта. Мы закрыли ее и подперли изнутри лавкой с шатающимися ножками. Наверное, стражник спал на этой лавке холодными ночами.

В следующих трех башнях никого не было. Зато на верхней площадке надвратной спали сразу четверо стражников. Еще пять человек храпели в караульном помещении ярусом ниже. Там горел светильник — глиняная плошка в виде широкой лодки, подвешенный к балке, что поддерживала потолочные перекрытия. Помещение было наполнено горклым запахом подгоревшего растительного масла, но не букового, оливкового. Подсолнечник пока не добрался сюда. Выгодный все же обмен сделали европейцы: всю свою мразь отправили в Америку, а оттуда привезли много полезных растений и индюков, которых сейчас называют испанскими курами, и пару вредных исключений — табак и колорадских жуков. Все пятеро стражников умерли в полусонном состоянии. Никто не успел поднять тревогу.

Еще двое сидели на лавке возле ворот. Прислонив к стене короткие пики, они тихо обсуждали, сколько калыма взять за дочерей? Столько лет их кормили-поили и одевали-обували — и вот приблизился долгожданный момент продажи. Самое забавное — вырученные деньги должны были пойти на покупку жен для сыновей. Так что получится обмен, а не продажа. Стражники так были увлечены разговором, что заметили нас, только когда мы оказались рядом.

— Вы что здесь делаете?! — удивленно, но не испуганно успел спросить один из них.

Ответили ему ножом в шею. Он попытался закричать, но из горла вырывались только булькающие звуки и кровь.

В следующих двух башнях никого не было, поэтому мы пошли в обратную сторону, к тому месту, где поднялись на стены, и дальше. Там тоже две следующие башни были пусты, с закрытыми дверьми. Дальше я решил не ходить. Мы опять пришли в начальную точку. Луна еще не взошла, но Петро Подкова по моей команде зажег свой факел, опустил его огнем вниз, чтобы виден был только тем, кто за пределами городских стен, и, когда пламя разгорелось, начал махать из стороны в сторону.

Чайки подошли к берегу у северной стены минут через двадцать после того, как взошла луна. Наверное, начали движение сразу, как увидели наш сигнал. Михаил Скиба зажег второй факел и подсветил казакам тросы с мусингами, по которым мы поднялись на стены. Казаки привезли с собой несколько лестниц, но все оказались слишком коротки. Две самые длинные поставили возле тросов. Казаки поднимались до конца лестницы, а дальше — по тросу. Петро Подкова повел первую сотню к зачищенной надвратной припортовой башне. Михаил Скиба со второй сотней отправился другую сторону, чтобы захватить городские ворота, ведущие вглубь материка, и не дать синопцам сбежать с ценным имуществом, теперь уже принадлежащим казакам. Я подождал, когда на городскую стену поднимутся остальные, и повел их вслед за Подковой.

В южную бухту чайки вошли в предрассветных сумерках. Двигались быстро и тихо. Приткнувшись вторым бортом к стоявшим у причала разнообразным судам, первым делом быстро перебили на них экипажи, а потом молча побежали к открывающимся воротам. Ни рва, ни подъемного моста здесь не было. Казаки ворвались в просыпающийся город и, разделившись на группы по восемь-десять человек, рассыпались по улицам. С добрым утром, Синоп!

Глава 14

В порту под погрузкой-выгрузкой стояли два тяжелых галеаса, шестидесяти четырехвесельный и пятидесятишестивесельный, ранее принадлежавшие одному хозяину, генуэзцу-ренегату, два тартаны побольше моей и восемь одномачтовых судов разной длины, но не более пятнадцати метров, как палубных, так и беспалубных. Это не считая лодок, в основном рыболовецких. Тартана ошвартована лагом к шестидесятичетырехвесельному галеасу, в который грузят киноварь в бочках. Этот минерал добывают где-то неподалеку от Синопа. Казаки сперва не хотели ее брать, но я объяснил, что ее используют, как краситель, и из нее извлекают ртуть, которой лечат сифилис. Последнее их впечатлило больше. Болезнь уже добралась и до этих краев. Среди казаков я видел пару человек с «проваленными» носами, то есть на последней стадии болезни. Никто их не чурался, потому что не знали, что сифилис передается не только половым путем. Впрочем, я тоже не шибко верю в другие пути. Грузят киноварь бывшие рабы-христиане, гребцы с галер. Среди них казак, пробывший в рабстве девятнадцать лет. Такова судьба разбойничья: мед пьешь или кандалы трешь. Обычно на галере дольше двух лет никто не выдерживает, а этот хоть и ходил сейчас с трудом, враскорячку, но грузы таскал не хуже остальных. Работают споро. Чем быстрее погрузят, тем быстрее сядут на весла и погребут на север, на волю.

Трюм тартаны уже забит всяким барахлом, награбленным в городе. Пять рулонов дорогой шелковой материи и кожаный мешочек с золотыми и серебряными украшениями и золотыми монетами — моя личная добыча — лежат в каюте. И то, и другое нашел в доме в западной, «греческой» части Синопа. Жил там богатый купец — усатый грузный грек лет пятидесяти — с молодой красивой женой, которую до моего прихода группа товарищей пропустила сквозь строй. Муж был опечален этим фактом больше, чем жена. И зря. Детей у него с женой нет, а теперь жизнь в этом плане может измениться к лучшему. Заодно казаки прихватили все ценное, что сумели найти. То, что грек — единоверец, их нимало не смущало. Поскольку они выросли в деревенских срубах или вовсе мазанках, искать не умели. Дом отличался от того, какой я имел в Херсоне, только окнами большего размера и с более прозрачными стеклами, поэтому я сразу обнаружил тайник. Он был в спальне, в стене за барельефом в форме креста. Есть взяться за правую лапу креста и потянуть на себя, откроется ниша, в которой и были сложены драгоценности и золотые монеты разных стран, почти сотня. Серебряные монеты, лежавшие, как догадываюсь, почти на виду, стали добычей казаков. На меня больше разозлилась жена.

— Тебе нельзя злиться. Это может повлиять на будущего ребенка, — сказал я шутливо.

Она отнеслась к моим словам с полной серьезностью. Наверняка уверена, что не беременела раньше по вине мужа. Кстати, к военным байстрюкам все, насколько я знаю, народы относятся хорошо. Особенно ранее бездетные пары. Считается, что это бог исполнил их молитвы через наказание. Богу всегда приписывают мстительную щедрость.

Грабеж Синопа продолжались четверо суток. На пятое утро с попутным юго-юго-западным ветром караван из чаек, галеасов, тартан и прочих более мелких плавсредств, нагруженных трофеями и освобожденными из рабства христианами убыл в сторону полуострова Крым. Погода нам благоволила. Ветер был не сильный, поэтому гребцы не скучали. На моей тартане сидели на веслах освобожденные из рабства. Кошевой атаман и его свита расположились на полубаке и крышках трюма. Во взглядах, которые они бросали на меня, больше не было ничего неприятного. Своим все еще не считают меня, но я уже и не чужой, тем более, что очень нужный специалист, другого такого у них нет. По их словам, восемь лет назад они захватили и ограбили Варну, но добычи там взяли меньше, чем в Синопе.

Видимо, в благодарность за такую богатую добычу, Синоп подожжен в нескольких местах. Самый сильный пожар на судоверфи, как говорят, самой большой в Османской империи. Горят недостроенные суда и запасы древесины, парусов, канатов, смолы… Второй по величине прощальный костер в районе арсенала. Из него выгребли все оружие и часть боеприпасов. Пороха там хранилось так много, что на него не хватило места на судах, хотя считался если не самой ценной добычей, то и не бросовой. Остальной взорвали. Обломки арсенала разлетелись по всему городу, от них занялись другие строения. Над Синопом повисли клубы темного дыма. Представляю, как кашляя из-за дыма, нас проклинают местные жители: и мусульмане, и иудеи, и православные христиане.

Глава 15

Обратный путь оказался в два раза продолжительнее, несмотря на попутное течение. К вечеру первого дня задувал встречный ветер, поднимал волну, но ночью стихал. Наша флотилия днем растягивалась мили на три. Впереди шли быстрые чайки и трофейные галеры, постоянно оглядываясь на тартану, которая задает курс. Я учу казаков пользоваться компасом. Наука не сложная. Тем более, что сделал карту Черного и Азовского морей, пусть и не очень точную, поскольку художник я не ахти, но курс проложить по ней можно. За тартаной двигаются всякие разные суденышки, в основном рыбацкие, на которых бегут из неволи те, кому не хватило места на чайках и галерах. Они перегружены, идут медленно, особенно при волнении, из-за которого пара лодок затонула. Чайкам приходится грести вполсилы, чтобы не оторваться от них.

Когда добрались до Тендровской косы, одна чайка ушла в отрыв, на разведку. Вернулась к вечеру с плохой вестью.

— Турки там, в горле, много, на весельных и больших парусных кораблях, — доложил прибывший на тартану капитан чайки-разведчика — седоусый казак в алой шапке, похожей на загнутый клык и явно добытой у турок, может быть, в Синопе. — Нас ждут. Мы еле убёгли!

Казаки стараются не принимать бой в открытом море, где у турецких тяжелых галер и высоких и многопушечных парусных кораблей явное преимущество. Тем более, сейчас, когда чайки перегружены и лишились своего главного преимущества — более высокой скорости.

— Попробуем пройти через затоку, — решает Петр Сагайдачный и говорит мне: — Поворачиваем направо.

Справа от нас Ягорлыцкая затока, а немного южнее Тендровская. В обоих я в шестом веке рыбачил.

— Там нет прохода в лиман, — предупреждаю я кошевого атамана.

Он улыбается мне снисходительно: наконец-то ты хоть что-то не знаешь в морском деле!

— Есть, еще и какой! — весело произносит капитан чайки-разведчика и приглаживает согнутым указательным пальцем свои длинные седые усы.

Я имел в виду водный проход, а они — сухопутный. Находился он в самом узком месте Кинбурнского полуострова, который и так лишь ненамного возвышается над водой, а в этом месте и вовсе был почти вровень с ней. Почва песчаная. Наверняка здесь раньше был пролив, который постепенно занесло. Видимо, казаки не впервой таким путем обманывают турецкий флот, потому что умело привязали к первой дюжине чаек канаты и вытащили их по очереди на берег, а потом дружно поволокли к лиману. На каждую приходилось по два-три экипажа. Имеющие почти плоское днище чайки легко перемещались по песку, наполняя наступившую ночь специфическими, очень неприятными звуками. Первая проложила кривоватую борозду, которой следовали все остальные. Преодолеть надо было километров пять. На это уходило часа три. Более мелкие суда тянули рядом, по своей борозде, и немного медленнее, потому что на единицу водоизмещения приходилось меньше человеческих сил, так сказать, по остаточному принципу. Дольше всего тянули тартану. У нее и корпус острее и шире, и груза больше, но часа за четыре справились, причем с мелководья ее стянули на буксире чайки. Переволакивание закончили часам к десяти следующего дня. Когда перетягивали последние мелкие суденышки, на западе появились турецкие галеры. Они спешили к нам.

— Уходим! — приказал Петр Сагайдачный. — Налегаем на весла!

Тартана и все чайки успели добраться до заросшего камышом устья Днепра. Турки захватили несколько мелких суденышек, на которых плыли освобожденные рабы, человек двести. Поскольку казаков среди них не было, даже бывших, выручать их никто не кинулся.

— Видать, не судьба им жить на воле! — перекрестившись, произнес с философским спокойствием кошевой атаман.

Гоняться за нами по Днепру турки не отважились. Они ведь захватили несколько, как наверняка заявят, казацких чаек, им есть, кого предъявить в доказательство своей великой победы и за что получить награду. Уверен, что в отчетах цифры увеличат на порядок. Гарнизон Ислам-Кермена тоже не стал нарываться на неприятности, даже не замыкающие лодки не позарился. Турки со стен города полюбовались нашими судами, прикинули, наверное, какую славную добычу мы хапанули, и разошлись по своим делам.

На дележ добычи времени ушло больше, чем на грабеж Синопа. Сперва всё выгрузили и пересчитали, потом долго вычисляли, сколько приходится на одни пай. От моей помощи отказались, хотя успели уже убедиться, что считаю лучше их. Про мешочек с драгоценностями и монетами я промолчал, закрысив их. О нем никто из казаков не знает. Обидно мне было получить за этот поход меньше, чем кошевой атаман и даже сечевой поп, которого с нами не было. Вот хоть убей, за исключением нескольких человек, не считал я их своими братьями по оружию.

Глава 16

Зима была лютая. Даже в двадцатом веке, довольно холодном, не припомню таких суровых морозов в этих краях. К ним добавлялись сильные северные ветра, которые разгонялись до предела над широкими степными просторами. После Рождества на Кандыбовку случайно вышел отбившийся от отряда и потерявший коня татарин. Он был настолько болен и обессилен, что предпочел сдаться в плен. Все равно умер, прометавшись двое суток в горячке и выблевав со стонами воду, которой его пытались напоить. Казаки мне сказали, что у него «нутро отмерзло». Кто-то когда-то, наверное, любознательный лекарь, вскрыл труп замершего в степи и обнаружил, что у того почернели и слиплись внутренности. Винят в этом металлические доспехи, в первую очередь кирасы. Мол, железо вытянуло тепло из живота. Поэтому казаки зимой доспехи надевали только перед самым боем. Если успевали. Моих познаний в медицине не хватало ни на то, чтобы подтвердить это утверждение, ни на то, чтобы опровергнуть. Склонялся все-таки к опровержению. Может быть, из-за врожденной вредности.

Хотя Кандыбовка находилась в стороне от дорог, зимой мы не расслаблялись, стояли днем по очереди в карауле на вышке, сооруженной на холме. Покрытая толстым льдом река — самая лучшая дорога. Торчать на вышке мне было не по кайфу, поэтому платил соседям, чтобы подменили меня. Они были рады заработку. Все равно зимой делать нечего.

Единственным развлечением была охота. Били разного зверя. Чаще всего кабанов и тарпанов. Дикие лошади меньше домашних. Окрас зимой мышиный, с черной полосой по хребту и черными ногами, иногда полосатыми, как у зебры. Летом светлеют. Шерсть длинная, густая и волнистая, так что морозы им не страшны. Копыта больше, я бы сказал, растоптаннее, и тверже. Зимой очень хорошо копытят, несмотря на отсутствие подков. Приручаются редко. При спаривании с домашними лошадьми дают потомство. Если по степи ехать на телеге, запряженной кобылой, и нарваться на табун тарпанов-жеребцов, можно остаться без кобылы и телеги. Разбивают копытами телегу в щепки, зубами рвут упряжь в клочья, высвобождая кобылу, и уводят ее. Частенько достается и вознице, если вовремя не убежит. До двадцатого века не доживут, даже в зоопарках, потому что у них очень вкусное мясо. Охотились на них загоном. Обнаружив табун, гнали на глубокий снег. Слабые жеребята выбивались из сил и застревали в снегу, где их добивали пиками. Иногда я ездил один. Близко тарпаны не подпускали, но моя винтовка позволяла стрелять прицельно метров с двухсот. Казаки из гладкоствольных ручниц метко били на сотню шагов — примерно семьдесят метров, что в эту эпоху считается хорошим результатом.

В конце зимы Оксана родила сына, которого нарекли Владимиром в честь покойного деда по матери, умершего своей смертью в преклонном возрасте, что было главным при выборе имени. Роды прошли без осложнений. Утром я уехал на охоту, а во второй половине дня вернулся с убитым тарпаном и узнал, что в очередной раз стал отцом. Жена порывалась съездить в Сечь и крестить ребенка, чтобы, если вдруг умрет, попал обязательно в рай.

— Если в такую погоду таскать его туда-сюда, обязательно умрет, — отрезал я. — Подождем монаха и окрестим.

Эти лоботрясы шляются здесь в поисках, кому бы на шею сесть. Монахов дня три привечают на хуторе, пока удовлетворяют потребность населения в религиозных обрядах, а потом мягко выпроваживают. Первые три дня ты — гость, а с четвертого — член семьи, работай вместе со всеми, что лоботрясам быстро надоедает.

Оксана еще не догадывается или, что вероятнее, не хочет верить, что я атеист, списывает мое пренебрежение религией, особенно несоблюдение постов, на западное, «языческое», воспитание. Там ведь неправильному богу поклоняются. И так думают об иноверцах представители каждой религии. Я пытался ей объяснить, что праведность не зависит от того, что ты ешь, иначе самыми святыми были бы коровы, козлы и бараны. Впрочем, так оно и есть, и не только в Индии.

Весной я заплатил за то, что вспахали и засеяли мое поле. На огороде отвела душу Оксана с помощью прислуги. Мне кажется, она посадила там всё, что только может вырасти в данном климате. Плодами ее труда воспользоваться не успели. Вначале лета прилетела саранча. Она двигалась тучами, пожирая на своем пути всю растительность. Видимо, тоже решила стать праведной. Саранча была везде: на полях, во дворе, в погребе, в сараях и даже в доме. Куда не ступишь, под ногами раздается хруст и чавканье. Лошади и коровы поглощали саранчу вместе с травой, заболевали и дохли. Раздолье было только свиньям и курам. Свиней больше не пасли, потому что не боялись, что потравят поля и огороды. Травить было уже нечего. Свиньи разгуливали, где хотели, и поглощали саранчу килограммами, если не пудами. Когда эту напасть унесло ветром на северо-запад, степь вокруг Кандыбовки на многие километры была словно выжжена. Из большого стада в живых осталась лишь пара коров, и те ходили, покачиваясь, как пьяные, а молоко у них было горькое. Коров доили, но молоко выливали обожравшимся свиньям. Основной пищей стала рыба. Кур и свиней берегли на зиму. Сдохли все лошади и волы. Пахать и возить было не на чем. Намечался жуткий голод с продолжением в следующем году.

Как ни странно, казаки отнеслись к происшедшему не слишком трагично. Оказывается, у них такое случается не впервой, и есть решение вопроса — обери ближнего своего. Или дальнего. Когда пришло время сбора зерновых, из Сечи приплыл гонец с приглашением принять участие в походе на ляхов и москалей: в поход отправлялись четыре отряда — два на Правобережье и два на Левобережье. Грабить собирались всех подряд, не зависимо от национальности и вероисповедания.

Я примкнул к отряду, который шел на ляхов. Нас было около полутора тысяч. Почти все пешие. Походным атаманом выбрали Якова Бородавку — длинного, худого и худородного казака лет сорока трех, на узком лице которого были пышные пшеничные усы, частично закрывавшие темно-коричневую бородавку на правой щеке. Он года три был кошевым атаманом до Сагайдачного, любил грабить богатеев любой национальности, что не понравилось казацкой старшине и польскому королю и в конечном итоге привело к смещению Бородавки. Путешествовать пешком я уже разучился, поэтому приобрел у купцов из незатронутых саранчой районов за тройную цену невзрачного татарского верхового коня гнедой масти и соловую вьючную кобылу преклонных лошадиных лет, на которой ехал Иона и вез наше запасное оружие и припасы. Обоз состоял всего из шестнадцати одноконных телег, по одной на сотню и одна атаманская. Моей сотней командовал пожилой казак Безухий. Оба уха ему отрезали слуги польского шляхтича еще в молодости из-за девки. Безухий в ответ отрезал шляхтичу всю голову и подался в казаки. Настоящее имя сотника я так и не узнал, потому что всем хватало прозвища. Безухий был низкого роста и толст, но подвижен. Шел пешком и не отставал. Двигались по Черному шляху, довольно накатанному. Назвали его так потому, что по этому шляху прогнали в рабство сотни тысяч, если не миллионы людей. Шел он от переправы у Ислам-Кермена на северо-запад. Саранча сюда не добралась, поэтому по обе стороны дороги росла высокая трава. К концу лета она будет выше человеческого роста, всадника не увидишь, и такая густая, что возы и телеги будет застревать в ней. В полдень останавливались на отдых, перекусывали легко, обычно брынзой с сухарями, и спали пару часов. За день проходили километров тридцать пять-сорок. Вечером повара готовили в больших котлах на каждую сотню кулеш — пшенную кашу-размазню, в которую добавляли мелко порезанное сало, копченый окорок или свежее мясо, добытое охотой. Первые два дня был еще и хлеб, а потом ели сухари, довольно твердые и с неприятным запахом и привкусом, как догадываюсь, позапрошлогодние. Хотя спиртное в походах запрещено, первые дни казаки допивали прихваченное в дорогу, но не буянили, только песни пели. На ночь телеги ставили кривым кругом, и часть отряда — отцы-командиры и старые казаки — спала внутри него. Молодежь, чередуясь, охраняла их сон.

Я хоть и был молодой, но в караулах не стоял, отрабатывал днем, охотясь. Отъезжал на коне от шляха и бил из лука или винтовки парно- и непарнокопытных. Если подстреливал тарпана или две-три косули, часть мяса раздавали другим сотням. По ночам иногда сидел с караульными, слушал их байки, которые ничем не отличались от тех, что рассказывали воины других народов и эпох. Все они сводились к тому, что люди делятся на везучих (бог бережет) и не очень. От последних надо держаться подальше, потому что болезнь эта заразная. Я тоже заметил, что те, кто не погиб в первых трех боях, воюют долго, а если умирают, то по чьей-то глупости. Видимо, в первых боях происходит естественный отбор воинов. Мне один «афганец» рассказывал, что дважды оставался жив только потому, что падал на доли секунды раньше сослуживцев. Видеть в этом божье заступничество — как минимум, льстить себе. Особенно, если ты убийца, грабитель и насильник. Получается, что, молясь, обращаешься за помощью к конкуренту своего покровителя. Как процитировал бы в таком случае лорд Стонор, «отец ваш дьявол, и вы исполняете похоти его».

Но чаще я просто лежал на попоне, вдыхая запах конского пота и знакомый с детства, горьковатый аромат степи, смотрел на яркие звезды Млечного пути и думал. Много о чем думал. В том числе и о том, что уже не хочу вернуться в двадцать первый век. Скучно мне там будет, особенно в отпуске. Разве что в сомалийские пираты подамся. «Не корысти ради, а токмо волею пославшей мя» привычки к экстриму, похоти которого пристрастился исполнять.

Глава 17

Первой на нашем пути оказалась деревня Васильевка. Ее захватили врасплох, подойдя ночью и напав ранним утром. Принадлежала Васильевка шляхтичу Корецкому. В центре деревни находилось его подворье — за высоким дубовым тыном рубленый, двухэтажный жилой дом и несколько одноэтажных хозяйственных построек. На углах тына по платформе под навесом. Имея два-три десятка воинов, в подворье можно было отразить атаку небольшого отряда казаков или татар. На счастье наше и, возможно, Корецкого, он с семьей находился в Виннице. В подворье обитали только слуги. Погибать за чужое добро они не захотели, открыли ворота по первому же требованию. Шляхтич оказался зажиточным. Амбар был забит зерном нового урожая, в хлеву стояли двенадцать коров, в конюшне — четыре рабочие лошади, в кошаре — отара овец голов на сто, а в птичнике гомонило бесчисленное, как мне показалось, количество кур, уток и гусей. В доме стояли сундуки, набитые одеждой, тканями и обувью, пусть и не дорогой. Наверное, все самое ценное пан увез с собой. Зато его крестьяне жили бедненько. Это не помешало казакам ограбить и их. Обоз наш сразу увеличился в два с лишним раза, в основном за счет арб, запряженных серыми длиннорогими волами.

Следующие три деревни — Пархомовка, Хренёвка и Шабельная — уже знали о нас, поэтому жители с самым ценным убежали в лес или городок Кальник. Эти деревни арендовал у князя Замойского жид (еврей по-польски), а на самом деле ашкенази Абрамка Шмойлович. Как мне сказали, почти половина польских земель в аренде у жидов. Берут на несколько лет и выжимают из земли и крестьян все соки. На время аренды им принадлежит и право судить крестьян, так что могут оштрафовать или даже казнить за любую провинность, и никто им ничего не сделает. Поскольку среди казаков много беглых крестьян, ашкенази в плен не берут, рубят на месте и на мелкие кусочки, в том числе и женщин с детьми. Разве что очень богатого всего лишь покалечат, чтобы получить выкуп.

Городок Кальник располагался в месте слияния речушек Кальнички и Собу. Принадлежал шляхтичу Шелибору, который отдал городок в аренду все тому же Абрамке Шмойловичу, а сам жил в Кракове. Кальник имел форму неправильного треугольника с вздувшейся стороной, которая соединяла берега рек. Защищал его вал высотой метра три с дубовым тыном такой же высоты. Со вздутой стороны был еще и сухой ров шириной метров пять, но не глубокий. В нескольких местах его засыпали татары три года назад, а горожане поленились расчистить, как следует. Татары захватили городок, ограбили и угнали почти всех жителей в рабство, но он быстро восстановился. Сейчас в Кальнике проживало около тысячи жителей. Плюс крестьяне, набежавшие из окрестных деревень. Продержался городок всего два дня. В первый день захваченные в плен крестьяне засыпали в нескольких местах ров и делали лестницы и таран, а казаки обстреливали из пищалей всех калибров защитников города, среди которых профессиональных военных было от силы полсотни. Да и вооружения серьезного они не имели: пара фальконетов двухфунтовых да с сотню ручниц, в основном охотничьих, малого калибра. Их заряжали уменьшенными зарядами пороха, поэтому выстрелы были тише, звучали, как бы, не всерьез, а маленькие пули уже на дистанции метров семьдесят теряли убойную силу, не пробивали даже кожаный доспех. Не меньше трех десятков защитников Кальника уложил я из винтовки. Стрелял с расстояния метров сто пятьдесят. Как только между заостренными концами двух палей укладывали ствол аркебузы, мушкета или гаковницы, чтобы прицелиться, и над ним появлялась голова в шлеме или островерхой шапке, я посылал свинцовую пулю длинной три калибра чуть ниже головного убора. Промахивался редко.

Казаки заметили это и снабдили меня из отрядного запаса порохом и свинцом на новые пули, которые я отливал сам с помощью изготовленных еще в прошлом году форм. Делал «бронебойные» с железным сердечником, «разрывные» с разрезанной накрест головкой и обычные. Чаще стрелял обычными. Так было на самом деле или мне казалось, но они попадали точнее.

— Славно у тебя получается, Боярин! — похвалил походный атаман Яков Бородавка. Мой социальный статус уже превратился в прозвище. — Стреляй чаще, не жалей зелье и пули!

На третий день, после короткого обстрела, казаки пошли на штурм. Один отряд разбивал тараном единственные ворота, дубовые, двустворчатые, заваленные изнутри камнями, бревнами и землей, а остальные с лестницами полезли на вал. Несколько групп нападали со стороны обеих рек, где укреплениями служили глухие стены домов, соединенные более низкими, чем тын, заборами. Я обеспечивал огневую поддержку. В частности завалил обслугу обоих фальконетов. Они всего по разу выстрелили. Когда казаки, держа над головой щиты, полезли по лестницам, наверху осталось всего несколько защитников Кальника, да и те вскоре драпанули. Может, успеют на другом конце городка перелезть через тын и уплыть по реке. Как только первые казаки преодолели тын, те, что раскачивали таран, бросили это опасное и тяжелое дело, пошли к лестницам, возле которых стояли очереди. Все спешили попасть в Кальник, захватить добычу побогаче. Я оставил винтовку Ионе и тоже пошел к ближней лестнице.

Улицы в городке были немощеные. Дома деревянные. На окраине одноэтажные, а подальше от ворот — двухэтажные. Единственным каменным зданием была церковь на центральной площади, да и у той колокольня была деревянная. Видимо, это соборная, потому что по пути мне попались еще две церквушки, обе деревянные. Подозреваю, что маленькие города превосходят большие по числу церквей на душу населения. И это при том, что в больших городах грешат чаще: там всего больше, в том числе и искушений.

Возле ворот самого большого дома, глядящего узкими застекленными окнами на собор, валялся убитый ашкенази. Голова с длинными пейсами, слипшимися от крови, с которой слетела черная округлая шапка с узкими полями, и перерубленная ниже локтя рука валялись отдельно от туловища, облаченного в длинный черный балахон из тонкого сукна. Вокруг большой лужи крови, начавшей свертываться, уже роились мухи. Что-то мне подсказывало, что это тот самый Абрамка Шмойлович и что зарубил его не казак, иначе бы частей было больше. Через приоткрытые ворота были видны трупы женщины с задранным на голову подолом, но, судя по всему, не изнасилованной, и пятерых детей, старшему из которых было лет двенадцать. Из дома доносились голоса — там уже орудовало несколько казаков.

Я пошел дальше по улице, пока не заметил не очень приметный дом с парой застекленных окон, глядящих во двор, и глухим торцом повернутый к улице, и высоким и крепким забором, соединяющим его с одноэтажными хозяйственными постройками. Ворота закрыты, и за ними тихо. В правой створке была дверца, в которую я и постучал ногой.

— Эй, открывай, а то хуже будет! — крикнул я громко, заметив, что сюда приближается группа казаков.

Если они подойдут раньше, чем я зайду во двор, то добыча будет общая. Если зайду один, то самое ценное — моё. Правда, треть придется отдать атаману, на кош.

Открыл дверцу пожилой грузный мужчина с окладистой темно-русой бородой и большим серебряным крестом на цепочке, который был поверх красной рубахи с воротом, вышитым крестиком черными нитками. Серебряный крестик был светлее цепочки. Наверное, частенько целовали его, как это принято сейчас, чтобы выпросить у бога помощи. Темно-карие глаза смотрели исподлобья, со страхом и обидой. Такое впечатление, что это я виноват, что молитвы не были услышаны. Одет мужчина скромно, чуть богаче крестьянина. Босой, но ноги чистые.

— Принеси грабли или вилы, — приказал я.

Видимо, требование было слишком неожиданным, потому что мужчина несколько секунд тупо смотрел на меня. Наверное, пытался понять, зачем мне потребовались эти орудия производства. На холопа я уж точно не похож. Затем пошел к ближней из трех дверей в одноэтажном крыле, ограждающем двор слева. Вела она в конюшню, совмещенную с хлевом, где стояли вороной конь, судя по всему, верховой, две пары серых длиннорогих волов, две пегие коровы и два бычка-перволетка. Вторая дверь вела в свинарник, где находились в малом отсеке здоровенный черно-белый кабан и две свиноматки, а в большом — пара дюжин подросших поросят. За третьей дверью находился птичник. Еще одна дверь была во втором крыле, более коротком, расположенном напротив ворот и соединяющем предыдущее с домом, но перед ней стояли две арбы, выстеленные толстым слоем прошлогодней, почерневшей соломы. Мужчина вынес вилы с тремя деревянными зубьями одинаковой длины. Держал их так, словно собирался пырнуть меня, и только подойдя ближе, протянул рукояткой вперед.

Я поставил вилы в проходе открытой дверцы в воротах, чтобы было понятно, что дом захвачен.

— Чем торгуешь? — спросил я, не сомневаясь, что передо мной купец.

— Солью, — ответил он.

— Прибыльное занятие, — решил я.

— По всякому, — буркнул он.

— Много осталось непроданной? — поинтересовался я.

— Мешок, чуть больше. Собирался на днях ехать к поганым за новой, — рассказал купец.

— Погрузи ее на арбу, вот эту, — показал я на лучшую из двух, а потом сделал предложение, от которого было трудно отказаться: — Отдаешь все ценное — золото, серебро, в том числе и оклады с икон, украшения, посуду, дорогие ткани, одежду, обувь — и ты, и твоя семья останетесь невредимы. Если пойму, что хитришь, разговор будет коротким. Понятно?

— Да, вельможный пан, — покорно ответил он.

— Пока ты будешь хлопотать, прикажи слугам, пусть в тенечке — вон там, между крыльцом и воротами, — накроют мне вина и перекусить, — распорядился я.

— Хорошо, вельможный пан, — сказал купец и только сейчас скривился так, будто заболели сразу все зубы.

С перекошенным от горя лицом, он тяжело затопал по ступенькам высокого деревянного крыльца с навесом, нетипичного для данной местности. Вскоре из дома выбежала босая простоволосая сисястая деваха в одной рубахе и с кувшином и глиняной кружкой в руках. Широкое и румянощекое лицо было в оспинах. Как ни странно, рябые девицы здесь в цене: не умрет от оспы, и дети частенько наследуют иммунитет к этой болезни. Толстая светло-русая коса длиной до выпирающего, упругого зада была завязана застиранной, холщовой ленточкой. Девица поставила кувшин и кружку на выступ высокого каменного фундамента и метнулась в дом, стараясь не смотреть на меня, будто, если мы встретимся взглядами, я сразу брошусь насиловать ее. Голодной куме одно на уме. Второй ходкой она вынесла две трехногие табуретки, на одну из которых переставила кувшин и чашку, собралась опять в дом, но вернулась и налила красного вина в кружку. Третьей ходкой принесла деревянную чашу с пирогами и глубокую глиняную тарелку с нарезанным крупными ломтями копченым окороком.

— Кушайте на здоровье! — пожелала она, догадавшись, видимо, что согрешить без вины не получится.

Из дома вышел купец с большой резной шкатулкой и большим кожаным кошелем, протянул их мне со словами:

— Деньги и украшения.

Шкатулка была тяжелой. Внутри лежали золотые монеты, три кольца, три цепочки, две пары сережек и два перстня с янтарем, который добывают на Днепре и потому ценят дешево. Кошель был набит серебряными монетами разного достоинства и разных стран.

На цепочках положено быть крестикам, но я простил этот промах. Вдруг купец решит пострадать за веру?! Не дам ему умереть по-глупому!

Вслед за купцом из дома вышел юноша лет пятнадцать, простоволосый и босой, в холщовой рубахе и портах. Я бы принял его за слугу, но уж больно был похож на хозяина дома. Юноша тащил два узла, которые положил на арбу, указанную отцом. Вдвоем они оттащили ее на середину двора, а потом открыли дверь, которую арба загораживала, вынесли из помещения полный мешок соли и второй, заполненный на треть. Соль была розоватого цвета. Такую добывают в одном только месте.

— Из Гёзлёва соль? — спросил я.

— Да, вельможный пан, — ответил купец.

Неподалеку от будущей Евпатории есть озеро, на котором и добывают эту соль. Она была самой дорогой в Херсоне Византийском.

Во двор заглянули несколько казаков, нагруженные тюками.

Увидев меня, передний произнес:

— Здесь Боярин, пошли дальше.

— Увидите моего слугу, направьте его сюда, — попросил я.

— Хорошо! — хором пообещали казаки и пошли дальше.

— Вельможный пан — боярин из Московии? — поинтересовался купец.

— А тебе не все равно, кто тебя грабит? — задал я встречный вопрос.

— Всё равно, да только пан не похож на московита, — ответил он.

— Я у франков вырос, — сообщил ему.

— Тогда понятно… — глубокомысленно произнес купец.

Что ему было понятно — я выяснять не стал, посоветовал вернуться к погрузке ценностей на арбу.

Мы простояли в Кальнике три дня. Отдохнули, отъелись, разговелись по части женского пола. Наверняка, казачьи байстрюки, когда подрастут, вольются в армию Богдана Хмельницкого. Семью купца я не позволил трогать. Были желающие и на его рябую дочку, но я спровадил их со двора. За это меня жена купца, такая же угрюмая, кормила вкусно и обильно. Ночевал во дворе на арбе. Не хотелось кормить блох и клопов. Лучше уж комаров. Вторую арбу с парой волов отдал на кош. Больше от меня ничего не потребовали, потому что транспорт был самым ценным трофеем: награбили больше, чем могли увезти.

Глава 18

Длинный обоз из телег, запряженных лошадьми, и арб, запряженных волами, тянется, поднимая серую пыль, по Черному шляху на юго-восток. У каждого казака по собственному транспортному средству, а у некоторых по два и даже три. Возницы — местные жители, не захотевшие умирать. Им пообещали свободу, если доведут доверенное транспортное средство до Сечи или места жительства нового хозяина. Мы ограбили еще десятка три сел и деревень и городок Охматов. Там взяли больше, чем в Кальнике. Нагруженный трофеями обоз движется медленно, что очень не нравится казакам. За нами гонится отряд поляков под командованием князя Юрия Збараского — около двух тысяч гусар и трех сотен жолнеров (пехотинцев). Если бы не пехота, уже бы давно догнали нас.

Я еду на верховом коне, захваченном в Кальнике, рядом с теперь уже моей арбой, которой правит Иона. Она нагружена с горкой. Сверху накрыта двумя выделанными воловьими шкурами, чтобы в случае дождя не промокли зерно и соль. Сзади к арбе привязаны две лошади, моя бывшая верховая и вьючная. Обе нагружены боеприпасами, провиантом и самыми ценными трофеями. За арбой едет телега, запряженная парой кобыл. Ей правит подросток по имени Гнат из Охматова. Мерно покачивая выменем, за телегой вышагивают привязанные за рога две коровы — бывшая собственность купца из Кальника. Кони и телега раньше принадлежали отцу Гната. Отец вместе с сыном зарабатывал извозом, а теперь бесплатно трудится возницей на второй телеге, доставшейся Петру Подкове. Можно было захватить больше коров и лошадей, но я не стал обременять себя, когда узнал, что на нас идет большой отряд поляков. Может быть, придется удирать, бросив и арбу, и коров.

Мимо, к голове отряда, проскакали двое дозорных. Уверен, что везут атаману неприятное известие. Я еду вслед за ними, чтобы узнать, к чему готовиться. Все казаки обзавелись лошадьми, так что можно бросить обоз и смыться. Того, что увезем, хватит провести зиму, ни в чем не нуждаясь. Я, начитавшись Шолохова, был уверен, что и запорожские казаки — это легкая конница. Оказывается, они, скорее, драгуны — конная пехота или просто пехота. Без хороших и очень дорогих доспехов им слабо тягаться против тяжелой польской конницы, гусар, а легкому татарскому всаднику, приученному к конному бою с детства, могут противостоять немногие, прошедшие подобную школу. Большая часть казаков взята, так сказать, от плуга. Пехотинцев из них сделать легче.

Походный атаман Яков Бородавка отъехал в сторону от дороги, на объеденный домашним скотом луг. К нему направляются сотники на раду. Сейчас они обмозгуют ситуацию, примут какое-то решение, а потом перетрут его со своими подчиненными. Если вариантов будет больше одного, решать будет общий сход, рада. Поэтому мое присутствие и нескольких старых, авторитетных казаков не напрягает отцов-командиров. У казаков промеж себя секретов нет.

— Ляхи в миле от нас, даже меньше, — сообщает походный атаман.

Милю он имеет в виду польскую, которая примерно равна десяти километрам.

— Если пехоту не бросят, до вечера не догонят, — уверенно говорит один из сотников.

— А если бросят? — задает вопрос Яков Бородавка.

— Надо табором становиться, — произносит Безухий.

Почти все сотники кивают головами.

— А где? — спрашивает походный атаман.

— Впереди село Вороное Константина Плихты, кастеляна сохачевского, а рядом с ним, левее, озеро. Если стать возле него, будем с водой и сзади прикрыты, — продолжает мой сотник, как догадываюсь, уроженец этих мест.

— Нам в осаде сидеть не с руки. Скотину нечем будет кормить, и к ляхам помощь каждый день будет подходить, — возражает кто-то из сотников.

— Давайте доберемся до озера, встанем там на ночь и решим, что дальше делать, — предлагает походный атаман.

То есть, делает паузу до вечера, чтобы сотники обговорили проблему с казаками, или уверен, что поляки до вечера догонят нас, и тогда решать уже надо будет другие проблемы.

В этом месте берег, поросший ивняком и камышом, вклинивался в озеро широким полуостровом неправильной формы. Перешеек перегородили телегами и арбами в три ряда. Через один ряд может перепрыгнуть любой конь, через два — сильный и управляемый опытным всадником, а через три — только счастливчик. Для колес вырыли углубления и соседние связали, чтобы труднее было сдвинуть телеги и арбы с места, растащить. На некоторые арбы, потому что шире, положены заряженные фальконеты без лафетов. Наш скот пока пасется за пределами табора. Несколько казаков приглядывают за возницами, которые доставляют нам из села Вороного сено и солому, объезжая загороду по мелководью. Сено выгружают на берегу, а солому связывают в снопики и складывают между телегами и арбами внутреннего ряда и под ними, чтобы защищали от вражеских пуль, если придется отбиваться. Судя по расторопности и отсутствию руководителей, делают подобное не впервые, каждый знает свой маневр. Мне указано место на правом фланге, куда выйдут поляки. Если атакуют в другом месте, велено сразу перейти туда. У меня наготове и винтовка, и лук. Пистолеты оставил на всякий случай Оксане. Она быстро научилась из них стрелять. Иногда метров с десяти попадала в цель. Казаки уже знают, что я стреляю из лука так же метко, как из винтовки, но быстрее. Правда, стрела не так убойна, как пуля с металлическим сердечником. Хорошую кирасу разве что на малой дистанции пробьет. Узнав о приближении польского отряда, я с помощью охматовского кузнеца, отковавшего мне стальные сердечники, залил их в формах свинцом, захваченным в городке, изготовив сотню «бронебойных» пуль. Проверю качество нынешних доспехов.

Поляки появились после захода солнца, когда казаки по мелководью загоняли наш скот в табор. Отряд человек из двадцати всадников выехал из лесочка, по которому шла дорога. Передние человек пять все в шлемах-шишаках — полусферичных, с продольным гребнем, пластинчатым назатыльником и наушами и козырьком, через который пропускалась носовая стрелка и крепилась винтом. Тело защищает кираса. В связи с похожестью ее на рачий панцирь, поляки называют доспех раком. Если комплект не полный, а только передняя часть, что встречается не редко, то называют полураком. Кираса дополняется по возможности оплечьями, наручами, набедренниками. На ногах яркие красные или желтые сафьяновые сапоги. За спиной висит звериная шкура, медвежья, рысья или на худой конец волчья. Крыльев, которые я в будущем так часто видел на картинках, изображавших польских гусар, ни у кого не было. Говорят, их используют только для понтов во время торжественных мероприятий. На лошадях из брони только нагрудник металлический или кольчужный и то всего у двоих. Эти пятеро, видимо, товарищи, как называют себя, подобно казакам (или казаки подобно им), гусары. Остальные полтора десятка всадников — почтовые (от слова «почет», слуги и прихлебатели) — легкая конница. Все вооружены пятиметровыми пиками, которые во время атаки упирают в ток — своеобразный кожаный рукав, притороченный к седлу. Ниже наконечника приделан прапорец — удлиненный в несколько раз пеннон, на котором вместо герба эмблема хоругви. В кобурах у передней луки у товарищей один или два пистолета, а у богатых еще одна пара за поясом. У нескольких почтовых я видел луки. Для пробивания доспехов товарищи использовали кончар — полутораметровый узкий трех- или четырехгранный меч, заменитель сломавшейся пики, который особенно хорош против кольчуг и шерстяных бурок и который крепится к седлу у левого колена, а почтовые орудовали клевцом или булавой. Из рубящего оружия — сабля или палаш. Поляки остановились на опушке леса, вглядываясь в наш табор. Затем один поскакал обратно сообщить князю Юрию Збараскому приятную новость, что казаков наконец-то догнали.

До ночи основные силы поляков так и не появились. Выставив усиленные караулы и выдвинув вперед секреты, казаки легли спать. Я расположился на соломе возле своей арбы, прислонив к ней заряженную винтовку и привязав коня. Спал чутко, просыпаясь каждый раз, когда всхрапывал конь. Ему покоя не давали кобылы, которые стояли, привязанные к телеге, и тупо жевали сено.

Поляки появились часа через три после восхода солнца. Об их приближении сообщили наши дозоры. Казаки к тому времени позавтракали, напоили скот, приготовили оружие. Никто не суетился, не нервничал. Такое впечатление, будто мы на пикник приехали. Сейчас друзья подтянутся — и гульнем! Разве что молодежь, джуры, постоянно проверяла ручницы или точила сабли. Для кого-то из них это будет первый бой. Для кого-то — и последний.

Враг остановился на скошенных полях примерно в километре от нас. Всадники слезли с коней, поджидая пехоту и обоз. Они тоже вели себя спокойно. Поскольку их больше, чем нас, уверены в победе и рассчитывают на богатую добычу, собранную казаками. Получится, что они станут богаче за счет ограбления собственных крестьян, но при этом не виноваты.

Пехота была наемная, пикинеры и мушкетеры. Поляки считают не достойным шляхтича воевать пешим. Рота пикинеров, примерно полторы сотни, была вооружена пиками такой же длины, как у кавалеристов, но более толстыми и тяжелыми, и рапирами. На голове шлем-морион или шишак. Тело защищает полурак. У некоторых есть еще и наручи. При роте были два барабанщика. Рота мушкетеров, около сотни, кроме основного своего оружия, тоже имела рапиры. Подставкой для мушкета служил форкет — палка с рагулькой вверху и заостренным подтоком внизу. Доспехов не носили, поскольку врукопашную ходить не обязаны. Командиры обеих рот, ротмистры, ехали на лошадях и имели на вооружении вместо основного оружия по протазану — разновидности копья с древком длиной метра два с половиной и длинным плоским наконечником в форме сильно вытянутого треугольника, имевшим загнутые вперед «ушки» в нижней части, отчего напоминал алебарду. Протазан служил для указания направления атаки или стрельбы и прочих команд. С польским обозом прибыло на телегах, запряженных парой лошадей, четыре полупушки и два восьмифунтовых фальконета. Батарее долго подыскивали место, потому что напротив нашего центра местность была ровной, а единственный небольшой холм располагался ближе к нашему левому флангу, метрах в пятистах от него. В конце концов, на холме и расположили артиллерию, отцепив лафеты от телег, запряженных двумя парами лошадей цугом, и разгрузив боеприпасы. Запряженные телеги отвели к дальнему от нас подножию холма. Для защиты батареи на ее флангах построили по полуроте пикинеров и мушкетеров. Конница построилась отдельными хоругвями численностью около сотни каждая в колонны по четыре перед табором, образовав кривую дугу напротив нашего центра и правого фланга.

Начали бой артиллеристы. Они сделали три залпа ядрами. Первый, за исключение одного двенадцатифунтового ядра, прошел выше. Ядра попрыгали по ровной глади озера и утонули. Верно посланное ядро попало в телегу с трофеями, стоявшею в первом ряду, разметав всякое тряпье. Второй залп был точнее, расколошматил несколько телег, ранил в плечо опытного казака и снес голову джуре, проявившему нездоровое любопытство — выглянувшему в просвет между арбами. Третий залп убедил князя Юрия Збараского, что стрелять по нам из пушек — только зря порох жечь и расходовать ядра. Он разделил конницу на два отряда. Протрубил трубач — и оба отряда пошли в атаку, намереваясь ворваться в табор с флангов, по мелководью. Скакали хлынцой. Прорывать строй не будут, так что скорость не важна. Пикинеры под бой барабанов зашагали плотным строем на наш центр, а мушкетеры вслед за ними подошли на дистанцию метров сорок-пятьдесят и открыли огонь.

Казаки встретили врага дружным залпом из всех видов огнестрельного оружия и луков. Арбалеты у запорожцев почему-то не прижились, хотя для стрельбы из-за укрытия они самое то. Из фальконетов стреляли картечью, которую здесь называют дробью. При удачном попадании скашивали сразу несколько всадников. Затем ствол разворачивали, заряжали по-новой. Один фальконет во время выстрела слетел с арбы. Его вернули на место, начали заряжать.

Я на правом фланге отбивал атаку гусар. Сперва сделал два выстрела из винтовки, завалив на дистанции метров сто пятьдесят товарища в шикарной кирасе, покрытой черным лаком и с золотым крестом во всю грудь. Судя по тому, как дернулась его голова, попал туда, куда целил. Пока на автомате по-новой заряжал винтовку, заметил, как обладатель лакированного рака наклонился вперед, словно хотел прижаться лбом к холке жеребца. Пика развернулась поперек корпуса лошади. Ее задел скакавший слева всадник, выбив хозяина пики из седла. Убитый упал под ноги скакавших за ним лошадей. Второму товарищу на крупном вороном жеребце и с накинутой на плечи шкурой рыси я попал в шею. Целился выше, но неправильно рассчитал упреждение. Поляк, выронив поводья, прижал к шее левую руку в желтой кожаной перчатке и продолжил скакать вперед. Его неуправляемого жеребца увлекали за собой скакавшие рядом лошади.

Перезаряжать винтовку было долго, поэтому взял лук. Уж больно много поляков пыталось пробиться в наш табор. Они объезжали крайние телеги по воде, которая доходила некоторым до стремян. С десяток казаков сдерживали их пиками, которые были длиной метра три, а остальные заряжали ручницы и палили по готовности. На короткой дистанции били почти без промахов. Я тоже не мазал, вгонял стрелы снизу вверх под козырек шишака или в незащищенную спину тех, на ком был полурак и кто подставлял ее мне, удирая. Расстрелял два колчана. С непривычки заболели пальцы правой руки, натягивавшие тетиву, и левое предплечье, набитое тетивой, хоть и было защищено кожаным наручем. Уцелевшие конники, а их осталось меньше половины, поскакали не просто в обратную сторону, а туда, откуда прибыли. Поляки, как и французы, сильны первым порывом, когда переполнены боевыми эмоциями. Стоит выдержать его, и эмоции угасают, а потом меняются на противоположные. Это происходит быстро, если рядом падает много убитых или раненых сослуживцев.

Наемники-пехотинцы держались чуть лучше. Поняв, что сражение проиграно, они попробовали медленно отступить, но когда казаки перенесли на них огонь из фальконетов, пикинеры, потерявшие своего командира, побросали тяжелые пики и ломанулись вслед за удирающими всадниками. Уцелевший ротмистр мушкетеров, подогнав коня древком протазана, поскакал вслед за пикинерами. Его подчиненные побежали вслед за командиром, оставив на поле боя тяжелые мушкеты. Артиллеристы тоже не собирались геройски погибать. Они погрузились на телеги и покатили вслед за всеми. Казаки их не преследовали. Толку от пленных наемников никакого. Поляки их редко выкупали, разве что офицеров. Пробыв шесть недель в плену, невыкупленный наемник освобождался от договора и мог поступить на службу к кому угодно, в том числе и к захватившим его. Я видел среди казаков немцев, датчан, шотландцев. За редким исключением, надолго они не задерживались. Нарубят деньжат — и домой. На поле боя осталось сотен семь-восемь вражеских трупов. Несколько сотен лошадей общипывали траву между окровавленными человеческими телами. Боевые кони от крови не шарахаются. Казаков погибло раз в двадцать меньше.

Когда стих грохот выстрелов, я вдруг заметил, что день сегодня тихий и солнечный. Самое время лежать на песочке на берегу этого озера или плескаться в его теплой воде. Вот только сильный запах пороховой гари придавал этому очарованию тревожную нотку. Положив лук и винтовку на сиденье арбы, я вместе с Ионой пошел собирать стрелы и трофеи.

— Бери в первую очередь золото, серебро, пистолеты и сабли, — приказал я слуге.

Раненый в шею товарищ был еще жив. Возле кадыка надувались над раной розовые пузыри. Шлем слетел, обнажив длинные белокурые волосы, густые и пышные. От таких многие женщины не отказались бы. Повернутое влево лицо было неестественно бледное. Левый ус пропитан кровью, вытекающей промеж тонких губ, а правый казался приклеенным. Гусару от силы лет семнадцать. Наверное, был завидным женихом. Влюбленные в него девки поплачут, узнав о смерти юноши, — и полюбят другого, более удачливого.

Глава 19

Мы с Петром Подковой сидим на берегу реки Чертомлык, рыбачим. Точнее, рыбачит ручная выдра, а мы наблюдаем за ней. Мой сосед, не мудрствуя лукаво, зовет ее Выдрой, а я, как человек менее воспитанный, Тыдрой. Петро Подкова подобрал ее детенышем, вырастил. Дрессировкой не занимался. Выдра всё делает без команды. Стоит привести ее на берег реки, как начинает ловить рыбу. В свободное от рыбалки время ходит за хозяином по пятам, как собака, и даже спит рядом с ним, когда Подкова днем заваливается покемарить в тенечке у сеновала. Это самка длиной сантиметров семьдесят, плюс хвост длиной в половину туловища. Весит Тыдра килограмм восемь. Лапы короткие и с перепонками. Симпатичная усатая мордочка. Короткие ушки едва выглядывают из шерсти, которая сверху коричневатая, а снизу светлая, серебристая. Остевые волосы редкие и грубые, но подпушек густой и мягкий. Шуба из выдры не промокает, и считается, что ей сносу нет. Под водой Тыдра выдерживает минуты две. За это время успевает поймать небольшую рыбешку: красноперку, ельца, линя, карасика. Выбравшись на берег, кладет добычу у ног хозяина, который перекладывает в корзину. Тыдра провожает взглядом рыбешку, а потом смотрит на хозяина глазами-бусинками.

— Молодец! — хватил Петро Подкова. — Лови еще!

У Тыдры шевелятся усы, будто оттого, что губы растягиваются в счастливой улыбке. Не удивлюсь, если она понимает, что ей говорят, только сама сказать не может или не хочет. Как утверждают африканцы, обезьяны не разговаривают потому, что боятся, что их заставят работать. Тыдра разворачивается и съезжает на пузе в реку по мокрому глиняному желобу, образовавшемуся после нескольких таких спусков. Узкое тело, виляя мускулистым хвостом и поднимая со дна облака светло-коричневой мути, растворяется в речной воде. Через пару минут вынырнет с рыбой в зубах. Сначала я замечаю в воде светлую рыбу и только потом — Тыдру, которая становится видимой у самой поверхности воды, не раньше.

Мелкая рыбешка нам не шибко нужна. Бреднем за один заход поймаем раз в десять больше, чем Тыдра натаскает за весь день. Петро Подкова ей же и отдает часть улова, а остальное скармливает курам и свиньям, которые в этом году наели сала, как никогда. Будет чем зимой закусывать польскую водку, привезенную из похода. Впрочем, на счет зимы беспокойства уже нет. Привезенного зерна хватит до следующего урожая и на посев. На лугу, где после улета саранчи подросла трава, пасутся трофейные лошади, волы и коровы — будет на ком пахать и кого доить. А как зиму переживут ограбленные нами украинские крестьяне — не наше дело. Казаки крестьян, даже единоверцев, людьми не считают, называют, как и поляки, быдлом (скотом) и рогулями. По иронии судьбы, потомки этих рогулей будут считать себя казаками. То, что казаки после захвата Запорожской Сечи русской армией откажутся превращаться в крестьян, разойдутся кто куда — на Дон, Кубань, в Сибирь и даже на службу к туркам — в расчет принимать не будут. Впрочем, байстрюки, рожденные женщинами, изнасилованными казаками, тоже ведь их потомки. И еще потомки татар, турок и черт знает кого, кто насиловал это быдло. Удивляет, что турки с южного берега Черного моря, которых казаки тоже частенько грабили и насиловали, до сих пор не называют себя потомками казаков.

— Гонцы плывут, — глядя вниз по течению, сообщает Петро Подкова.

Из-за поворота реки появилась четырехвесельная плоскодонка, на которой гребут два человека. Плоскодонка — не самое быстрое средство для плавания по реке, зато удобна на мелководье, в камышах на ней прятаться лучше. Для такого случая на ней есть шест, а к корме приделана железная дуга, чтобы вставлять его и, уперев в дно, мощно толкать лодку вперед.

— В поход, видать, позовут, — продолжает мой сосед

Тыдра выныривает из воды с золотистым карасем. Петро кидает рыбешку в корзину и говорит зверьку:

— Хватит на сегодня, пойдем домой.

Тыдра отходит от берега и начинает тыкаться носом в свое тело в разных местах. То ли блох ловит, которые, как я думаю, должны были сдохнуть под водой, то ли проверяет, вся ли шерсть на месте.

Мой сосед не ошибся. Его тезка атаман Петр Сагайдачный скликал казаков в поход на турок. Поскольку предыдущий поход был очень удачным, от желающих поучаствовать отбоя не будет. Тем более, что один отряд, ходивший за добычей по Муравскому шляху в Московию, попал в засаду перед Белгородом и вернулся битый и без добычи.

У нас добыча была очень хорошая, поэтому я нанял людей, которые вытащили тартану на берег и по-новой просмолили ее корпус. Сейчас она стояла кормой на мелководье, а нос повернут вниз по течению. За день мы погрузили в нее паруса, весла, фальконеты и боеприпасы, которые лежали у меня в сарае, и бочки с солониной, мукой, пшеном, собранными со всей Кандыбовки, потому что от каждого дома кто-нибудь отправлялся в поход. На следующее утро тартану столкнули на глубокую воду и отправились вниз по течению реки Чертомлык в Сечь на острове Базавлук.

Глава 20

Сколько раз я после «перемещения» ни проходил Босфор, мне все время не хватало Босфорского моста и Моста султана Мехмеда Ватиха. Ночью их подсвечивали разноцветными лампочками. Как и положено капитану, я торчал на мостике весь пролив, все его шестнадцать миль. Мосты делали процесс немного интереснее. В семнадцатом веке попасть с одного континента на другой можно только с помощью паромщиков, которых в проливе бесчисленное множество, на любой вкус и кошелек, от двухвесельных лодочек до больших галер, способных за раз перевезти несколько сот человек. Паромщики первыми поняли, что к ним пожаловали непрошенные гости. Увидев эскадру из восьмидесяти чаек под предводительством тартаны, все турецкие плавсредства в северной части пролива, включая галеру таможенников, дружно прыснули к обоим берегам, а высадившись, поданные турецкого султана рванули вглубь материка. О защите родной земли никто и не подумал.

Мы пристали к европейскому берегу в том месте, где пролив делает крутой поворот. Течение само выкинуло наш флот на отмель. Нам оставалось лишь не мешать ему. Казаки, назначив в караул возле галер по три-четыре человека — опытного казака и пару-тройку джур, рванули грабить предместья Стамбула. На берегу пролива жили не самые бедные поданные турецкого султана. Были они разных национальностей и религий, в том числе и православные христиане, что абсолютно не мешало казакам грабить их. Разве что убивали реже, чем мусульман.

Я не захотел десантироваться. Поставив тартану на якорь в таком месте, чтобы просматривалась южная часть пролива, откуда может прибыть вражеский флот, с ее борта наблюдал, как дымы пожаров продвигаются всё ближе к столице Османской империи. У некоторых казаков просто мания поджигать всё. Такое впечатление, будто им в детстве запрещали костры разводить. Я опасался, что турецкий флот придет сюда и отрежет казаков от их чаек. У меня будет время сняться с якоря и на веслах уйти в Черное море. А добычи хватит и той, что заплатят мои пассажиры. Уверен, здесь они возьмут даже больше, чем в Синопе. По крайней мере, уже через полчаса казаки начали возвращаться к чайкам, навьюченные барахлом, как советские моряки в иностранном порту. Вместе с ними шли и нагруженные, бывшие рабы, русские литовские, как назвали православных поданных польского короля, будущих украинцев, и русские московские.

Вскоре и к тартане заспешили захваченные турецкие лодки, нагруженные трофеями. Мои матросы принимали добычу и, не шибко с ней церемонясь, швыряли в трюм. Процесс продолжался до захода солнца — и никто нам не мешал. Такое впечатление, что в Стамбуле нет ни армии, ни флота. Вполне возможно, потому что намечался очередной раунд персидско-турецкая войны, и все силы сейчас сосредоточены на Ближнем Востоке и в восточной части Средиземного моря. Трюм тартаны заполнили процентов на девяносто, и на палубу погрузили привезенных на пароме двух белых арабских жеребцов — добычу гетмана Войска Запорожского. Несмотря на высокий статус, Петр Сагайдачный не чурался примитивного грабежа и даже, как говорят, был азартнее многих казаков. Судя по тому, как тяжело и звонко упал брошенный на палубу, туго набитый, кожаный мешок, кошевой атаман не зря съездил на берег.

Наша флотилия успела до темноты выйти в Черное море, а потом пристать к берегу севернее пролива, возле рыбацкой деревеньки, где и заночевали. До полуночи на берегу горели костры, доносилось пение. Был там и Петр Сагайдачный. Ничто так ни сближает, как совместная попойка. Заодно из пьяных, откровенных разговоров атаман узнает, что на самом деле думают о нем казаки. Судя по добыче, думают о нем хорошо.

С утра казаки прометнулись по ближайшим деревням, откуда жители сбежали, прихватив ценные вещи. Освободив несколько десятков рабов-православных и прихватив еды на дорогу, вернулись к чайкам. Приготовив по-быстрому обед на кострах, отправились домой. Ветер дул встречный, поэтому шли на веслах. Перегруженные чайки сидели низко, шли медленно. Мешало и встречное течение. Оно на Черном море крутится против часовой стрелки вдоль берегов, на небольшом удалении от них.

На следующий день заметили погоню. За нами гналась турецкая эскадра из трех десятков галер разных типов. Турки, как ранее испанцы, отдавали предпочтение гребным кораблям. За что в конечном итоге и поплатятся потерей контроля над своими морями. Самые большие военные галеры называются баштардами. У них более пятидесяти весел, на каждом из которых до семи гребцов. Две мачты с латинскимпарусами. На баке пять-семь пушек большого калибра. Обычно посередине ставили самую большую, иногда сорокавосьмифунтовую, а по бокам от нее — остальные. Две-четыре пушки могли стоять на корме. Плюс на бортах фальконеты на вертлюгах. Экипаж, включая рабов-гребцов, мог быть до тысячи человек. Обычно баштарда была флагманским кораблем турецкого адмирала. Самая распространенная турецкая военная галера — кадирга. Весел у нее от двадцати шести до пятидесяти. На каждом до пяти гребцов. Тоже две мачты. Три-пять пушек на баке и фальконеты на бортах. Экипаж до пятисот человек. Самая быстрая галера — кальятта. На ней от шестнадцати до двадцати четырех весел и на каждом два-три гребца. Мачта одна. Пушек на баке до трех, причем калибр редко бывает более шестнадцати фунтов. Кальятты обычно используют для разведки, погони и борьбы с казацкими чайками, потому что быстрее и маневреннее казацких судов. Используют старинную тактику морского боя — проход вдоль борта вражеского корабля, чтоб сломать ему весла, обездвижить, а затем расстрелять из главных калибров или протаранить. У кальятты, как и у предыдущих двух типов, есть носовой таран, которым турки научились умело пользоваться. Правда, брать на абордаж чайки не любят, потому что в рукопашной уступают казакам. На борту первых двух типов от одной до нескольких сандал — больших шлюпок или катеров, которые использовали для преследования казаков на мелководье, в камышах. За нами гнались все три типа галер, причем первыми шли быстрые кальятты, за ними большой группой — кадирги и замыкала строй баштарда.

— Догоняют, — сделал вывод кошевой атаман, который понаблюдал за турецким флотом, стоя на корме у фальшборта тартаны. — Придется высаживаться на берег и давать бой.

Кальятты давно бы уже догнали нас, но задерживать ценой собственной жизни не хотят. Мы шли вдали от берега, срезая путь. Выйти должны к Прорве — одному из гирл Дуная, которое я знаю хорошо. В свое время каждый день проходил по нему вверх и вниз, причем без лоцмана, хотя на шестом километре очень сложный участок. Река там сужается и делает поворот почти на девяносто градусов, а потом еще раз, возвращаясь к прежнему направлению. Глубины на этом участке хорошие, но все равно сердце судоводителя тревожно замирает, когда проходишь в нескольких метрах от берега.

— Скоро выйдем к устью Дуная, там можно будет спрятаться, — предложил я.

— И долго будем прятаться?! Они ведь не отстанут! — воскликнул Петр Сагайдачный и добавил с ухмылкой приблатненного дворового пацана: — Видать, сильно мы разозлили султана, раз такой флот за нами послал!

— Значит, дадим бой, — сказал я. — Есть там удобное местечко.

— А успеем? — спросил недоверчиво кошевой атаман.

Несмотря на то, что я еще ни разу не подводил его, все равно не верит мне. Догадываюсь, что непонятен ему, слишком сложен, а потому кажусь опасным. Возможно, рассматривает меня и как претендента на место кошевого атамана. Я знатен, образован, умелый воин и, что главное, удачлив. Зимовых казаков не принято назначать атаманами, но правило без исключений — не правило, а дурная привычка. Когда забираешься на вершину, надо постоянно следить, чтобы не столкнули. Работал я в советское время с капитаном, который запасал компромат на любого штурмана, присланного на его судно, а на старпома — в усиленном режиме. Он собирал объяснительные и рапорта, но хода им не давал до поры до времени. Если ты уходил на другое судно, твое «дело» откладывали в архив. Если же тебя собирались назначить капитаном на это судно, вот тут-то начальство и узнавало, какому негодяю они собирались доверить такой ответственный пост.

— Жить захотим — успеем, — ответил я.

Таки успели. До темноты вся наша флотилия заскочила в гирло Дуная. Понятия не имею, как оно сейчас называется, но в будущем будет Прорвой. Передние турецкие галеры отставали примерно на милю. С одной кальятты даже стрельнули разок по нам из пушки, но промазали.

Глава 21

Ночи становятся все холоднее, поэтому утром был туман, но после восхода солнца быстро рассеялся. Зато комары и оводы пропали. Я стою за толстым стволом ивы и смотрю, как по серой речной воде движутся галеры. Весла, выкрашенные в красный цвет, в такт поднимаются и опускаются, ни разу не сбившись. Впереди идут две кальятты, за ними три кадирги, баштарда и остальные галеры. На баштарде бунчук с четырьмя конскими хвостами, черным, красным, синим и белым, заплетенными в косички, — древко длиной метра три с позолоченным шаром вверху, обтянутое в местах крепления хвостов тонкой кожей с узорами, — знак чиновника турецкой империи высшего ранга. Больше хвостов — семь — только на бунчуке самого султана. Значит, на баштарде капудан-паша, генерал-адмирал, главный начальник турецкого флота, морской министр. Как мне сказали, сейчас эту должность занимает армянский ренегат Дамат-Халил-паша. Подобные бунчуки я видел у многих кочевников. Монгольские вожди по количеству хвостов переплевывали султана, а половцы предпочитали всего один хвост, причем не крашеный и не заплетенный. Казачий кошевой атаман тоже имел бунчук с одним хвостом. Видимо, позаимствовали у половцев. Судя по месту, занятому в строю баштардой, турки не сомневаются в быстрой и легкой победе. Первая кальятта преодолевает сложный изгиб речного русла, выскакивает на широкое место — и замечает выше по течению стоящие у поросшего ивами, левого берега чайки и тартану. С них сгрузили часть трофеев, фальконеты и ссадили освобожденных из рабства женщин и детей. Мужчины сидят на веслах, подменяют тех, кто расположился рядом со мной в засаде.

Прежде, чем капитан кальятты успевает сообщить об увиденном следующим за ним галерам, я командую:

— Огонь!

На правом берегу гирла, который чуть выше левого, в камышах, траве и за деревьями замаскировались казаки, вооруженные фальконетами, гаковницами, мушкетами. Они мастера маскировки. По крайней мере, турецкие моряки не заметили засаду, хотя проплывали метрах в двадцати-тридцати. Теперь маскировка отброшена. Чадящие фитили подносятся к затравке — и гремят выстрелы. Стреляют в первую очередь по обслуге пушек на баке и офицерам на корме. Удачный выстрел из фальконета валит сразу всех артиллеристов на первой кадирге. На баштарде уцелевших артиллеристов достреливают из мушкетов. Заодно бьют по темно-красному шатру на ее корме. Капудан-паша, сидевший на низком стуле возле шатра, куда-то исчез вместе со стулом.

Я убиваю рослого артиллериста на баштарде и, перезаряжая винтовку, посматриваю на реку. Мне видны участки выше поворота и ниже. Выше четыре чайки прилепились с двух бортов к передовой кальятте, берут на абордаж. Остальные чайки движутся вниз по течению, чтобы атаковать другие турецкие галеры. Командует флотилией кошевой атаман Петр Сагайдачный. Оказывается, он бывал здесь, ходил воевать Килию и Измаил. Крепости тогда не захватили, но окрестности знатно пограбили. Ниже поворота кадирги изредка гребут веслами, чтобы держаться на месте, не наваливаться ни на идущих впереди, ни на задних. Там, видимо, поняли, что попали в засаду. Ждут приказ капудан-паши, не зная, что делать. Казаки из вверенного мне отряда продолжают обстреливать турок. Им отвечают, но редко. Я убиваю черноусого смуглолицего турецкого офицера в белой чалме, который пытался выстрелить в нас из бортового фальконета. Пуля попала в нижний край чалмы на лбу. Турок падает не сразу, я успеваю заметить, как краснеет, пропитываясь кровью, материя. Между прочим, чалма, особенно шелковая, хорошо защищает от сабельного удара. Только умелый рубака с первого раза рассечет несколько слоев материи. Против пуль она не так хороша.

Я успеваю убить третьего турка, который перебегал по куршее с бака на корму, когда к обоим бортам баштарды, ломая весла, прижимаются чайки. Ее борт примерно на метр выше, что не мешает казакам быстро перебираться на вражеское судно. Другие чайки берут на абордаж галеры, идущие за флагманом. Те, что в конце строя, принимают правильное решение — начинают разворачиваться. Несмотря на сильное течение, ложатся на контркурс почти на месте. Поскольку не все вдруг выполнили этот маневр, несколько галер наваливаются друг на друга, ломая весла. Треск стоит такой, что слышен даже сквозь грохот выстрелов. Я убиваю нарядного турка на корме пытавшейся удрать кадирги. Он размахивал руками, наверное, что-то кричал своим подчиненным. Попал турку в спину. Он прогнулся, будто собирался встать на задний мостик, потом, опустив руки, наклонился вперед и упал. К этой кадирге подходят две чайки, берут на абордаж. Сквозь грохот выстрелов и треск весел всё чаще прорываются крики казаков. Что они кричат — не разберешь. Уверен, что и сами не вспомнят, что кричали в бою. Постепенно их крики сливаются в мощный рев, грозный, победный. Мне приходит в голову, что так шумит испаряющийся тестостерон.

Мы захватили тринадцать галер. Еще одна, полыхая, сплавляется, развернувшись бортом к течению. У нее на баке рванули пороховые заряды. Не думаю, что какой-нибудь турок решил умереть красиво и утащить с собой несколько врагов. Им такое даже в кошмарных снах не привидится. Турецкий герой потому и герой, что остался жив, несмотря на быстрый бег преследовавших его. То ли это удачно попал кто-то из наших, то ли, что скорее, оплошал кто-то из турок. Сперва загорелся бак, а потом пламя по фальшбортам перекинулось на корму. Горело ярко, поэтому чайки боялись приближаться к ней. Из галеры доносились мольбы о помощи. На ней заживо горели прикованные гребцы.

— Братцы, спасите! — настойчиво и с надеждой громче всех кричал кто-то молодой, судя по голосу.

Воды вокруг — залейся, а справиться с огнем никак не получается, нет насосов. Одна чайка, тоже развернувшись бортом к течению, медленно сплавлялась за горящей галерой, ожидая, когда убьется пламя или случится чудо. Не случилось. Крики вскоре затихли, и дымящиеся остатки галеры вынесло в море, к полутора десяткам турецких галер, которые дрейфовали там строем полумесяц, ожидая атаку казаков. Атаковать, подставляться под пушки большого калибра, никто не собирался. Сплавлявшаяся чайка развернулась и пошла вверх по течению, чтобы помочь сослуживцам собирать трофеи, вязать пленных и освобождать из оков гребцов. В плен захватили и раненого капудан-пашу. Я его не видел. Кошевой атаман перенес свой флаг на баштарду, где и держал пленника вместе с другими турецкими офицерами. Сдавшихся турецких солдат, за которых выкуп не дадут, раздели догола и порубили саблями, а трупы выбросили в реку.

Весь день шел подсчет трофеев. На баштарде нашли флотскую кассу — два сундука, заполненные серебряными акче. Взяли много боеприпасов, огнестрельного оружия и пушек разного калибра. Самые большие собирались продать. Казаки предпочитают фальконеты до шести фунтов, не слишком тяжелые, удобные для перевозок, как по суше, так и по морю. Впрочем, сорокавосьмифунтовую пушку с баштарды предлагают оставить в Сечи для ее защиты и построить для этого специальную башню. Также нашли много съестных припасов. Очень обрадовались вяленому мясу, бастурме. Казаки и сами умеют ее делать, но турецкая была лучше, с перцем. И отдельно перец тоже был. Турки сейчас контролируют маршруты его поставок через Красное море, а потом по суше в порты Средиземного и дальше в Европу. Весь день расковывали гребцов, чтобы те помогли в случае сражения, но всех не успели.

Ночью казаки напали на вставшие на якорь турецкие галеры. Подобрались в темноте, до восхода луны. Они давно уже отработали тактику нападения ночью. Заметят днем турецкое судно и пойдут за ним на таком расстоянии, чтобы сами видели его, а их — нет. Чайка ниже сидит, чем турецкие галеры, не говоря уже про парусники, а мачту кладут. На заходе солнца засекают направление на легшее в дрейф судно. Не по компасу, не пользуются им пока. На мой вопрос кто-то отвечал, что по звездам определяют, кто-то — по ветру, кто-то — по волнам. Вполне возможно, что у каждого был свой способ запомнить, куда идти в темноте. Судя по результату, основным методом была удача. Нападали десятка два чаек, а захватили всего две кадирги. Остальные успели перерубить якорные канаты и удрать. Утром их уже не было видно.

Наша разросшаяся флотилия вышла из Прорвы и вдоль берега, не спеша, отправилась в Днепро-Бугский лиман. На входе в него и даже под стенами Очакова турецкого флота не было. Жаль! Казакам пришлось по нраву захватывать галеры. Собирались взять еще несколько и заодно очистить путь в лиман. Под стенами Очакова остановились мы. Казаки перегрузили трофеи на кальятты и часть кадирг, а остальные, в том числе и большую и плохо управляющуюся баштарду, сожгли. Мероприятие сопровождалось радостными криками и разными жестами в адрес стоявших на стенах города защитников.

В основе украинского менталитета лежат две пары чувств: зависть-хвастовство и жадность-упрямство. Проявляться может только одно чувство из каждой пары, а второе служит его сдерживателем. При этом зависть дружит с жадностью, а хвастовство — с упрямством. Сжигая галеры, казаки хвастались, позабыв про жадность и проявляя упрямство. Им, кровь из носу, надо было разозлить турок. Галеры уже сгорели и утонули, а казаки все еще жестикулировали, потому что издали не могли оценить, насколько сильно уязвили врага. Турки, видимо, догадались, что от них не отстанут, пока не добьются своего, и стрельнули из фальконета. Ядро пролетело мимо. Казаки завопили еще радостнее, ответили из пары фальконетов и нескольких мушкетов, после чего с чувством морально-этнического превосходства отправились дальше.

Глава 22

Капудан-пашу предложил за себя выкуп в тридцать тысяч золотых флоринов. Казаки запросили пятьдесят. Пока торговались, знатный и богатый турок умер от раны в грудь, полученной во время захвата баштарды. В итоге получили выкуп за восемь офицеров, по пять тысяч флоринов и десять пленных казаков за каждого. Обмен происходил на Карай-тебене — широком лугу на левом, татарском берегу Днепра, который казаки называют татарским рынком, а татары — казацким. При обмене присутствовало тысячи по три воинов с каждой стороны. Обе опасались подвоха, ловушки. Все прошло мирно. Привезенных турками пленников никто не проверял. Православные — и ладно. Подозреваю, что казаков среди них было не больше десятка. Моих соратников больше интересовали золотые венгерские флорины. Я был среди тех, кто пересчитывал выкуп, потому что для писаря, подписаря и даже кошевого атамана сорок тысяч были слишком сложной цифрой. Они знали о существовании таковой, однако никогда ей не оперировали. Пересчитывали на трофейной кальятте, которая стала флагманским кораблем. Кадирги разобрали на дрова. Они неудобны для плавания по Днепру, потому что сидят глубоко и маневренность плохая. Продавать туркам не захотели: себе дороже вышло бы. При пересчете присутствовали атаманы всех куреней, участвовавших в походе на Стамбул. Несколько куреней в это время ходило по суше вместе с донскими казаками на Азов. Город не взяли, но окрестности пограбили, привели много скота, восполнив убыль из-за саранчи. Золотые монеты и пойдут на покупку этого скота, в первую очередь лошадей. Верховой конь — символ достатка, вид безмолвного хвастовства. Купят его даже те, кому по большому счету и не нужен. Главный страх украинца — если посчитают, что соседи живут лучше него. При этом не важно, какова реальная ситуация. Турки не доложили тысячу шестьсот восемьдесят девять флоринов. К этому казаки отнеслись спокойно. Главное, чтобы свои не обманули. Казака, заныкавшего такую сумму, посадили бы на кол. Кошевой атаман Петр Сагайдачный приказал посигналить своим и чужим, что все в порядке, обмен состоялся. После чего казаки пошли вверх по течению, а турки — вниз.

На Базавлуке выкуп поделили. Сколько приходится на одну долю, считал я. Для остальных это тоже была слишком сложная операция. Получилось, с учетом отчисления трети на кош, по пять с четвертью монет на рядового казака. Мне дали две доли, как сотнику, и сверху пять флоринов за подсчеты. На тартану из выкупа ничего не полагалось. Только доля от трофеев, которые на ней привезли. Я взял шелковыми тканями разных типов и расцветок: Привык к шелковому белью. Теперь уже не могу вспомнить, за что в двадцать первом веке я предпочитал ему синтетику, хотя разница в цене была меньшей, чем сейчас между шелковыми тканями и льняными или хлопковыми.

Пара сотен казаков на недавно купленных лошадях сразу отправилась в другой поход — под Ржев к польскому полковнику Лисовскому, который, потрепанный князем Пожарским, зализывал там раны и сзывал под свои знамена охочих людей. Лисовский, якобы без ведома польского короля, делал рейд по Московии. Практиковал позаимствованную у татар тактику мобильных конных отрядов. Двигаясь без обоза и артиллерии, проходил за день до десяти польских миль (около ста километров), внезапно налетал на города и села, захватывал, что мог, и двигался дальше. О зверствах его отряда ходили легенды. Говорят, развлекались, засыпая мужчинам и женщинам во все отверстия порох и поджигая его, после чего жертва умирала долго и мучительно. Уничтожали всех подряд, без смысла и пощады. Поскольку большую часть отряда Лисовского составляли православные, в том числе и русские «воровские людишки», дело было не в религиозной нетерпимости. Смутное Время взрастило много садистов, для которых война превратилась из способа разбогатеть в развлечение. Казаки вернутся в конце зимы и расскажут, что собирались в поход на Вязьму, но Лисовский вдруг свалился с коня мертвым. Видимо, русская земля устала носить его. Отряд распался на несколько частей. Кто-то, как запорожские казаки, отправился домой, кто-то — искать счастья в Западной Европе.

Я провел зиму в Кандыбовке. В хорошую погоду охотился вместе с Петром Подковой и другими соседями. Кстати, соседей в этом году прибавилось. Раньше мой дом был крайним, а теперь после него стоят еще четыре. Захватив под Стамбулом богатую добычу и красивых девчат, турецких и не только, четверо казаков решили стать зимовыми. У них хозяйство пока не так хорошо налажено, как у поселившихся в Кандыбовке раньше, поэтому с удовольствием присоединялись к охотничьей компании. Кабаны здесь даже крупнее, чем в Дании, и выгонять их надо не из леса, а из сухого камыша вдоль берега реки. Много людей для этого не требовалось. Камыш просто поджигали и ждали добычу на наветренной стороне. За раз заготавливали мяса столько, что больше половины засаливали или коптили. В плохую погоду я учил грамоте и счету свою жену, опять беременную, и слуг и строил планы на будущее. Если дела и дальше так пойдут, то года через три-четыре можно подаваться на запад. Осталось решить, куда именно. Сейчас там везде относительно спокойно, больших войн вроде бы нет, но известия оттуда доходили до нас с большим опозданием, так что мы могли чего-то и не знать. Я помнил, что в Англии должна революция случиться, но забыл, в каком году. Поскольку я знал, что победит Кромвель, можно было бы послужить ему. Грабить во время революции — большущего пожара — самое доходное дело.

Глава 23

Не знаю, за что именно так невзлюбил Очаков кошевой атаман Петр Сагайдачный, но в марте, раньше обычного на месяц, он созвал запорожцев в поход на этот город. Может быть, предполагая много морских походов, решил расчистить путь. Аслан-город нам не мешал. Гарнизон там малочисленный и на смертников не тянул, посему, несмотря на грозные приказы из Стамбула, воевать с нами по-взрослому не собирался. Да и нужен он был нам для обмена и выкупа пленников, поставок соли и других товаров. Зато Очаков нашей снисходительности не заслуживал. Он был базой турецкого флота, который перекрывал нам выход в море из Днепро-Бугского лимана.

Подошли к городу вечером. Дул холодный, сырой ветер с запада, принося заряды мелкого дождя. Мокрые серые городские стены издали казались картонными. Под ними, на берегу лимана, в окружении баркасов и лодок стояли две кадирги, подпертые бревнами, чтобы не завалились на борт. На суше галеры выглядели более грозными. Возле них и пристали к берегу передовые чайки. Высадившись, казаки первым делом начали ломать на дрова турецкие суда и разводить костры. Во время перехода все чертовски промерзли из-за промозглой погоды. Жители города со стен молча наблюдали за нами, пытаясь понять, зачем мы пожаловали? Наверное, надеялись, что переночуем у костров и поплывем дальше. Увидев, что казаки с подошедших позже чаек окружают город, сделали неутешительные выводы.

Казаки, видимо, кое-что слышали о монгольском методе захвата городов. По крайней мере, сутки напролет осажденных тревожили, не давали расслабиться, хотя атаки были ложными, и постоянно обстреливали из фальконетов. Пушки большего калибра продали зимой ляхам. Пороха не жалели. В прошлом году мы много его захватили.

Два дня ушло на изготовление лестниц и засыпание неглубокого и неширокого рва. Земляные работы выполняли, как обычно, крестьяне из близлежащих деревень. Эти крестьяне считали себя греками, причем не только потому, что так их величали турки. Белобрысые греки, говорящие на настолько исковерканном греческом языке, что я с трудом их понимал, вызывали у меня улыбку. Впрочем, казаки всерьез думали, что имеют дело с настоящими греками, и, считая их одноплеменниками афонских монахов, пользовавшихся в Сечи уважением, зазря их не убивали. При этом более «правильных» греков из Синопа или из-под Стамбула таковыми не считали. Наверное, интуитивно чувствовали, что состоят с коренными жителями Приднепровья в родстве. Уверен, что первые запорожские казаки были потомками тех самых бродников, которых я видел здесь и в шестом, и в тринадцатом веке.

На второй день осады комендант Очакова — рослый турок с крючковатым носом, обладатель ярко-красных, революционных шаровар — начал переговоры о сдаче. Гарнизон хотел уйти с семьями и оружием, оставив остальных горожан на волю победителей. Ответили ему коротко, то есть, матерно. Нас было в несколько раз больше, чем всех жителей Очакова, поэтому терять часть добычи не собирались. Да и у Петра Сагайдачного было что-то личное к этому городу. Что именно — никто из казаков, которых я спрашивал, не знал или не хотел сознаваться.

Штурм начался утром третьего дня. Не позавтракав, чтобы, наверное, быть злее, казаки разбились на десятки, на каждый из которых приходилось по лестнице, и по протяжному звуку трубы молча побежали к стенам. Защитники города поджидали их, держа в руках коптящие фитили. В мои обязанности входило уничтожать врагов из винтовки. Что я и начал делать, расчищая путь десятку, состоящему из жителей Кандыбовки. Первым снял узколицего седоусого турка в шлеме, который круглой высокой тульей напоминал кабассет, но поля были широкие. Скорее всего, раньше шлем принадлежал европейскому пехотинцу. Моя пуля попала под широкие поля. Турок медленно, даже картинно, завалился на спину. Я бы подумал, что он изображает ранение или смерть, если бы не кровь, потекшая по правой щеке. Следующим поразил лучника, который стрелял в моих односельчан. Был он молод, одет в лисий малахай, надвинутый на черные брови, и овчинный тулуп, на котором спереди, прикрывая частично грудь и живот, было закреплено шестью ремнями зерцало — надраенная до блеска железная прямоугольная пластина. Этот сразу выронил лук и стрелу, закрыл двумя руками рану на щеке справа от носа и быстро осел, исчезнув из виду. Рядом с ним появлялся из-за зубца, стрелял из длинного пистолета и сразу прятался мужчина средних лет, не турок или татарин, скорее, «грек». На нем были мисюрка-наплешник — шлем в виде круглой тарелки со свисающей с боков и сзади очень длинной бармицей — и полурак, надетый поверх кафтана из темно-зеленого сукна. Когда «грек» появился в очередной раз и прицелился в Петра Подкову, который, прикрываясь круглым щитом, поднимался по лестнице первым, я попал ему поверх панциря, в шею. Так и не выстрелив, но и не выронив пистолет, он спрятался за зубцом и больше не появлялся. Затем я снял простоволосого молодого стрелка из гаковницы, который расположился на прямоугольной башне. Шапка, видимо, слетела, но в горячке боя ему некогда было поднять ее. Ограждение там было низкое, стрелок был открыт почти по пояс. Доспехов на нем не было, если не считать овчинный тулуп, поэтому я, чтобы не промазать, выстрелил в туловище. Наши выстрелы совпали. Облако черного дыма, вырвавшееся из гаковницы, скрыло стрелка от меня, поэтому не заметил, попал или нет. Наверное, все-таки промазал или не пробил тулуп, потому что стрелок, перезарядив оружие, появился опять. На этот раз я выстрелил в голову с длинными темно-русыми волосами. Сделал это первым и увидел, что попал — голова дернулась, а чуть позже руки отпустили гаковницу, которая осталась лежать на парапете. Словно это была единственная опора, тело завалилось вбок. На этом мое участие в сражении и закончилось. Казаки из Кандыбовки уже все поднялись на стену, а двое передних добежали до башни. Там они соединились с поднявшимися по другой лестнице и вместе зашли в башню.

Замок в форме неправильной трапеции, расположенный на вершине холма, имел четыре угловые башни высотой метров пятнадцать. Были они прямоугольные и четырехъярусные. На верхнем ярусе стояли фальконеты разного калибра, по два на каждую башню. Вход находился в самой короткой стене, западной. На защищающих его башнях фальконеты были восьмифунтовые. Они с двух сторон простреливали подходы к поднятому мосту через сухой ров шириной метра три. Судя по вони, ров заодно выполнял обязанности канализационного стока. Казаки ломанулись в замок, надеясь влететь на плечах удирающего сюда гарнизона, но, встреченные каменными ядрами и потеряв семь человек, сразу отступили, занялись более безопасным и полезным ограблением мирного населения. Я нашел кандыбовцев, захвативших дом богатого турка, в котором остались только малоценное имущество и рабы — две молодые женщины-валашки и старый казак с длинными седыми усами и сухой левой рукой. По уговору, мне полагалась доля в захваченной ими добыче. Впрочем, взяли мы очень мало.

Пока казаки развлекались с валашками, я обошел замок. С восточной стороны склон был круче и куртина длиннее. Здесь, как полагаю, меньше всего ожидали нападение. В одном месте почва и сухая трава отсутствовали, благодаря чему было видно, что холм образован светло-коричневым песчаником — очень мягким камнем. Кстати, из этого камня были построены многие очаковские дома, но резали его где-то в другом месте.

Кошевой атаман поселился в здании богатого купца, двухэтажном, с большим двором и садом, расположенном рядом с городскими воротами, ведущими на берег лимана. В большом зале на первом этаже восседали на помосте на разноцветных подушках отцы-командиры, включая судью Онуфрия Секиру и есаула Игната Вырвиглаза. Первый, постоянно тряся лысой головой, рассказывал, как лихо в молодости он захватил в этих водах две галеры, которые шли с товарами из Каффы. Второй, покусывая кончик левого уса, слушал невнимательно, скорее всего, знал эту историю не хуже рассказчика. Командиры пили вино, которое им наливал из темно-зеленого стеклянного кувшина в почти прозрачные бокалы емкостью грамм на двести пятьдесят мальчишка с улыбчивым сметливым лицом и неопределенной национальности. Своим поведением он напоминал мне французских официантов из двадцать первого века, которые добросовестно лебезят ровно на сумму предполагаемых чаевых и устраивают скандал, если не доплатишь хотя бы цент за их старания, а если переплатишь, провожают и облизывают до входной двери ресторана, но ни на шаг дальше.

Петр Сагайдачный, судя по скуке на физиономии, тоже не впервой слушал эту байку и, увидев меня, перебил рассказчика на полуслове:

— Присаживайся, Боярин.

У казаков чинопочитание пока не в моде. Каждый может зайти к атаману и сесть за стол, если есть свободное место. Сагайдачный с этим борется, как и с пьянством и недисциплинированностью, но результат по всем трем проблемам примерно одинаковый — еле заметный

— Говорят, ты и сегодня хорошо стрелял! — похвалил меня кошевой атаман, когда я занимал свободную темно-синюю подушку, лежавшую напротив судьи. Подозреваю, что похвала была произнесена, чтобы не дать Онуфрию Секире продолжить рассказ. — Поучил бы нашу молодежь стрелять.

Мальчишка сразу поставил передо мной бокал из прозрачного стекла и наполнил его белым вином.

— Они и так хорошо стреляют, а я метче, благодаря нарезке ствола, — проявил я скромность, после чего отпил вина, довольно паршивенького, и упредил следующий вопрос: — Сделали ствол в Роттердаме за большие деньги, как и колесцовый замок.

— Умеют франки делать оружие, — авторитетно заявил Игнат Вырвиглаз, оставив в покое левый ус.

Поскольку травиться плохим вином и слушать байки Онуфрия Сокиры у меня не было желания, сразу перешел к делу:

— Замок будем брать или как?

— Да надо бы, — ответил кошевой атаман. — Только людей терять не охота.

Так понимаю, он бы с удовольствием взял замок, но казаки дали понять, что погибать за мизерную (если поделить на всех) добычу не желают.

— А потерять несколько бочек пороха не жалко? — поинтересовался я.

— Если ты знаешь, как их использовать с толком, — сказал Петр Сагайдачный. — А то у нас были мастера, да все при осаде Аккерманна в подкопе при закладке пороха остались.

— Попробую не остаться, — произнес я. — Прикажи, пусть соберут людей для изготовления щитов и рытья подкопа, где укажу.

Бригада из местных жителей, вооруженных топорами, пилами, кирками, ломами и лопатами сначала построила защитный навес впритык к холму и с наклоненной от него крышей, чтобы скинутые со стен камни или выстрелянные ядра рикошетили, после чего принялись пробивать штольню, уходящую вверх, под замок. Так она будет длиннее, зато помешать нам труднее. Делали ее такой ширины, чтобы можно было пройти с бочонком пороха, и высотой в рост выше среднего казака на замах кирки. Без креплений, потому что песчаник достаточно крепок, не должен просесть. В штольне работали при свете масляных светильников. Один шахтер откалывал камень, второй лопатой нагружал в корзину, третий вытаскивал наружу. Работали круглосуточно. У меня было шесть бригад, которые менял в забое через час, чтобы производительность была выше, но все равно выходили оттуда очумевшими, особенно, когда углубились метров на двадцать и начали вырубать боковую камеру. Не привыкли они работать в темноте и в узком и низком пространстве. Я провел детство в подвале под домом, большом, с разветвленными ходами, поэтому не боюсь темноты, замкнутого пространства, узких проходов и лазов. Мы в подвале прятались от разных опасностей, в первую очередь от взрослых, включая родителей. В подвале было несколько мест, где взрослый просто не протиснется. Да и ориентировались мы там лучше, потому что носились по всему подвалу, а не только до своего угольного сарая и обратно. Хотя до сих пор иногда мне снятся кошмары, что с трудом перемещаюсь по узкому лазу, оказываюсь в тупике и понимаю, что ни развернуться, ни выбраться ногами вперед не смогу. Становится так страшно, что просыпаюсь с мокрым от пота лбом.

Через двое с половиной суток была готова камера на десять небольших бочонков пороха. Я не был уверен, что она находится точно под стеной, поэтому зарядил больше пороха, чем по моим подсчетам надо было. С подсчетами тоже не все ясно, потому что никогда раньше ни сам не взрывал песчаник, ни видел, как и сколько для него закладывают другие. Выход из камеры частично засыпали, чтобы увеличить мощность взрыва. Запальный шнур я изготовил сам, пропитав его селитрой. Длиной он был метров пять. Один конец засунул в отрытую бочку с порохом. Делал это в полнейшей темноте, чтобы масляный светильник случайно не воспламенил порох. Хотя могила получилась бы славная. Знал, что гореть шнур будет долго, но, как только поджег его, побежал к выходу из штольни.

Наблюдал за результатом с дистанции метров двести. Рядом со мной стояли кошевой атаман, судья, есаул и несколько куренных атаманов. Позади нас толпились казаки, готовые сразу кинуться на штурм. Защитники замка поняли, что сейчас произойдет, и их словно сдуло с этой куртины, перебрались в угловые башни. Мне показалось, что им не менее интересно, как оно бабахнет. Наверняка многие из них, если не все, никогда не видели, как миной разрушают стену.

Время шло, а взрыва всё не было. Казаки начали переговариваться. Сперва шепотом, точно звуки их голосов могли спугнуть взрыв, потом все громче. Обсуждались два варианта: специально я загубил дело или случайно так получилось? Петр Сагайдачный тоже поглядывал на меня подозрительно.

— Длинным сделал запальный шнур, чтобы не повторить судьбу предшественников, — сказал я в оправдание.

Кошевой атаман кивнул, но подозрительность не исчезла.

И в этот момент рвануло. Земля под ногами качнулась так, что я чуть не вскрикнул от удивления и испуга, а затем прогрохотало так, что у меня еще несколько минут в ушах стоял звон, я ничего не слышал. Собирался держать рот открытым во время взрыва, но ожидание оказалась таким продолжительным, что позабыл об этом. Выше входа в штольню, но, вроде бы, не над камерой, почва вскинулась вверх, намного выше куртины и даже башен. Казалось, коричневые обломки камня выпадают из светло-коричневой пыли, которое зависло на месте, не увеличиваясь и вроде бы не уменьшаясь. Из штольни со скоростью ядер, выстрелянных из пушки, тоже вылетели камни и густое облако светло-коричневой пыли, которая надолго зависла в воздухе. Сквозь эти облака не было видно, что стало с куртиной. Через несколько минут и как-то вдруг, за несколько секунд, пыль осела на взрыхленную почву, которая парила, как горячая пшенная каша. Куртина продолжала стоять, только покрылась паутиной трещин разной ширины и длины. Я уже было решил, что подрыв не удался, когда заметил, что трещины расширяются. В районе штольни верхняя часть куртины начала клониться вперед.

— Падает, твою мать, падает, — будто сквозь вату услышал я голос судьи.

Наверняка Онуфрий Секира орал во всю глотку, но мне слышалась очень тихая и вроде бы спокойная речь.

Вслед за верхней частью упала и нижняя, а за ней — куски с обоих боков. Вместе с внешней каменной кладкой завалились глиняная забутовка и внутренняя кладка, но не полностью. Взрывом как бы срезало часть куртины под углом сверху вниз наружу, раскидав по склону холма обломки разной величины. Пролом был шириной метров пять, а остатки внутренней кладки, покрытые толстым слоем светло-коричневой пыли, возвышались всего метра на два, причем подняться к ним не составляло труда.

— Чего мы ждем?! — крикнул я, как мне показалось, очень громко и радостно кошевому атаману.

Он, скорее, не услышал, а понял по движению губ и выражению моего лица смысл сказанного мной. Дважды кивнув, Петр Сагайдачный повернулся к казакам и, в отличие от меня, отдал приказ более доходчиво — не словами, а жестом, махнув рукой в сторону пролома. Оглушенным казакам понадобилось несколько секунд, чтобы понять приказ и броситься выполнять его. Туркам понадобилось еще больше времени, чтобы понять, что крепость можно считать захваченной, и ломануться из башен вглубь ее, может быть, к схронам. Как бы мы ни обыскивали захваченный город или замок, почти всегда был кто-то, кто пересидел беду в укрытии и сохранил не только жизнь, но и немножко своего добра.

Очаков был разрушен до основания. Причем руками его уцелевших жителей. Что смогли, сожгли, остальное разобрали по камню. Кошевой атаман Петр Сагайдачный был уверен, что больше здесь не будет турецкой крепости, негде будет отдыхать и пополнять запасы турецким эскадрам. Я знал, что будет с точностью до наоборот, но не стал его расстраивать. Нагруженная под завязку барахлом, в основном дешевым, наша флотилия вернулась в Сечь. Там за три дня пересчитали и поделили добычу. Увидев свою долю, я счел этот поход благотворительным.

Глава 24

На Базавлуке и в его окрестностях собралось около тридцати тысяч казаков. Предыдущий год для многих был не самым удачным. Кое-кто зимой влез в долги. Казаки собирались в толпы разного размера и с громкими криками, чуть ли не переходящими в мордобой, решали, куда пойти за добычей. Как обычно, мнений было на одно больше, чем собравшихся.

К началу апреля наметились несколько групп. К тому времени я смотался домой, выгрузил добычу, отдохнул. Только вернулся в Сечь, как ко мне подошел новый кошевой атаман Василий Стрелковский — пожилой мужчина, полноватый, с аккуратно подстриженными усами, медленный в движениях и речах. Казаки сочли, что потери при захвате Очакова оказались несоизмеримы с добычей, и поменяли кошевого атамана. Злые языки утверждали, что это был лишь повод, что казакам не понравились борьба Петра Сагайдачного с пьянством и недисциплинированностью. Посему поехал он с небольшим отрядом в Киев на переговоры с представителем польского короля.

— Мы, три куреня, решили, как в прошлом году, к Стамбулу сходить, — сообщил он. — Ты нас туда проведешь.

Мое желание, как понимаю, ему не требовалось. Впрочем, я не возражал, потому что остальные варианты были еще хуже. Четыре куреня (более трех тысяч человек) отправлялись на Дон, чтобы вместе с тамошними казаками совершить морской поход на стругах. В тринадцатом веке стругами называли широкие плоскодонные гребные суда, с обшивкой из тонких, струганных досок, от которых и пошло название. Использовали струги на реках и озерах для перевозки больших партий грузов на короткие расстояние или по мелководью. То есть, в судостроительной табели о рангах они находились ниже ладьи, но выше лодки. Сейчас так называли вариант ладьи, длиной от пятнадцати до сорока метров и шириной от четырех до десяти. Имели струги до тридцати весел, съемную мачту с прямым парусом, румпельный руль, прерывистую палубу и надстройку на корме. Палуба и надстройка и были отличиями струга от ладьи. Если надстройка была однопалубная, то говорили, что с одним чердаком, если двухпалубная, то с двумя. Трехчердачных пока нет. Вооружены фальконетами, количество и размер которых зависел от водоизмещения струга и оснащенности экипажа. Благодаря килю и более высоким бортам, струги обладают лучшими мореходными качествами, чем чайки, но из-за меньшего соотношения длины к ширине уступают в скорости. Тартану по суше до Дона никто тянуть не собирался, значит, с этим отрядом мне не по пути. Еще два отряда, по три-четыре тысяч в каждом, отправлялись грабить ляхов и москалей, и один собирались навестить валахов, где все еще продолжалась гражданская война, и предложить свои услуги любому платежеспособному кандидату, а ежели таких не найдется, просто пограбить.

Аслан-город мы прошли без приключений. Полсотни чаек во главе с тартаной показались туркам слишком большой силой. В Днепро-Бугском лимане турецкого флота не было. Разведка донесла, что турки сейчас готовится к новому раунду войны с Персией, их корабли перевозят войска к границе. Разведчиками служили купцы, торгующие с казаками. Нам купцы рассказывали, что делают турки и татары, а им — что делают казаки. Обе стороны знали о двурушничестве купцов, но относились к этому с пониманием.

После лимана сразу пошли на Босфор. Во время стоянки на Базавлуке было изготовлено по моим инструкциям еще три компаса, которые установили на чайки куренных атаманов. Ни один из этих атаманов не захотел путешествовать на тартане. Надеюсь, казаки запомнят, каким курсом надо идти на Босфор и обратно. Море было не очень спокойное. Только мы оторвались от берега, как задул северо-восточный ветер и поднял волну метра два высотой. Пришлось лечь в дрейф почти на сутки. По моему совету казаки изготовили варианты плавучих якорей, благодаря которым не так далеко продрейфовали и не так сильно промокли. Время от времени волны перехлестывали через низкие борта. Уверен, что многие на чайках позавидовали плывущим на тартане.

К берегу мы вышли севернее пролива. До Стамбула напрямую по суше было около сотни километров. Место безлюдное, поэтому порядком промокшие казаки сразу вытащили чайки на берег и сели совещаться. У них что-то типа самой продвинутой, по моему мнению, формы правления — аристократической республики. Только за аристократов у казаков не самые богатые, а самые опытные, смелые, умные и живущие строго по их понятиям — те, кому они доверяют. Эти люди в количестве около полусотни, десятка по полтора-два от каждого куреня, сели в круг и начали думу думать и разговоры разговаривать. Остальные стояли у них за спинами и помалкивали, запоминая, кто и что говорит, чтобы потом, если что-то не понравится, обсудить это со своим выборным. Я тоже попал в число «аристократов». Скорее всего, такая честь мне была оказана, как самому опытному мореплавателю.

— Поплывем дальше, товарищи, или здесь остановимся? — медленно и четко произнося слова, огласил первый и самый важный вопрос повестки совещания кошевой атаман Василий Стрелковский.

— А пусть нам Боярин расскажет, долго ли еще плыть и надо ли? — предложил бывший мой сотник Безухий.

Я догадался, что казаки порядком намерзлись в мокрой одежде на ветру, но признавать себя слабаками не решаются.

— Отсюда до пролива по такому морю не меньше дня ходу, — приврал я немного, чтобы помочь им принять правильное решение. — Только какой нам смысл туда идти?! Там мы будем в ловушке. Если нагрянет турецкий флот, мало кто сумеет уйти из пролива. В прошлый раз нам здорово повезло, что нас догнали возле Дуная. И рисковать особо-то не из-за чего. Меньше года прошло с тех пор, как мы там грабили. Не думаю, что тамошние турки успели жирком обрасти. А здесь они, может, не такие богатые, зато не пуганные. Да и возможностей для маневра у нас здесь больше, если турецкий флот придет.

— Дело говоришь, — поддержал меня Василий Стрелковский. — На суше мы посильнее поганых будем. Что скажите, товарищи?

Остальным «аристократам» тоже надоело грести и мерзнуть. Они быстро согласились грабить здесь. Поэтому следующими вопросами было разделение на три отряда, чтобы одновременно действовать в трех направлениях, и система оповещения и сигналов. Мне приказано было остаться командиром охраны нашего флота. Как самого опытного мореплавателя, меня берегли.

— Первым делом фигуру соорудите, — посоветовал мне походный атаман.

Фигура — это сооружение из бочек без дна, наполненных соломой и связанных, чтобы не развалилось. Бочки поджигали, сообщая о приближении врага. То есть, это был сигнальный костер, только быстрее разгорающийся и дальше видимый. Такие фигуры стоят по всей границе Войска Запорожского, через каждые пятнадцать-двадцать километров, возле редута — жилого помещения для несущих караульную службу бекетов, как называли конные разъезды. Каждую чайку охраняли по одному опытному казаку и два джуры. Под моим командованием оказалось почти полсотни первых и сотня вторых. Несмотря на то, что они получати равную долю добычи, оставление в карауле считалось жутким невезением. Никого ведь не убьешь и не изнасилуешь. Если бы не утешение в виде добычи, то получилось бы, что зря в походе участвовали.

Я отправил половину джур с отрядом, который пошел вглубь метрика, чтобы из первой же деревни привезли бочки для фигуры, а сам на лодке сплавал на тартану за оружием и прочими вещами, необходимыми для ночевок на берегу. Тартана одна стояла на якоре неподалеку от берега. Меня не расстроило, что вынужден охранять наши суда. В последнее время стало неинтересно грабить, насиловать и убивать. Старею, наверное. По моим подсчетам, вторую сотню лет добиваю. Впрочем, оказываясь снова в молодом теле, начинал поступать легкомысленнее. Молодость определяла сознание.

Лагерь разбили рядом с ручьем, впадавшим в море. По берегам его росли две ивы и много кустарника. Деревья сразу срубили на дрова, а из лозы казаки от скуки начали плести корзины. Сосед мой в деревне в Тверской области плел их точно так же. В эти корзины складывали съестные припасы, которые привозили нам вместе с награбленным добром. Арбы, запряженные волами, были нагружены всякой всячиной, порой дешевой. Скорее всего, молодые воины из жадности хватают все, что под руку попадется. Старые знают, что на берегу проведут ревизию и погрузят на суда только ценное. Остальное обычно поджигают перед самым отплытием, чтобы не дай бог не вернулось к хозяевам, а то обидно будет. На холме соорудили фигуру из бочек в пять ярусов, заполнив их прошлогодней пшеничной соломой. Меня все еще удивляет, что турки, а большая часть крестьян здесь этнические турки, выращивают зерновые. Наверное, потому, что привык к туркам-кочевникам. Турок семнадцатого века кочует на арбе от дома до поля и обратно.

Османская империя разделена на провинции — эйялеты, во главе которых стоят бейлербеи — административная и военная власть в одном лице. Эйялеты в свою очередь подразделяются на санджаки, управляемые санджакбеями, а те на феоды: заяметы. приносящие до десяти тысяч серебряных акче годового дохода, и тимары — до двадцати тысяч. Эйялеты бывают от нескольких сот феодов до нескольких тысяч. Соответственно, и бейлербеи бывают высшего сорта и не очень. Все земли империи делятся на государственные, церковные (или мечетные?!) и частные. Последних, как ни странно, меньше всего. Всё потому, что турецкие феодалы пока не прибрали феоды к своим рукам, как это сделали рыцари в Европе. Они получают феоды на время службы султану и обязаны выставлять по его требованию всадников, в зависимости от получаемого дохода. Вторая часть государственных земель содержит двор султана, а третья, вместе с налогами и сборами, — оплачивает остальные государственные расходы, в том числе содержание янычар. Как мне рассказали, в последнее время государственные земли все чаще отдаются на откуп. Угадайте, кому и к каким последствиям это приводит? Несмотря на то, что здешние откупщики гнобят врагов казаков, последние убивают их в первую очередь. Если турка еще могут пожалеть, особенно крестьянина, то ашкенази и здесь рубят на мелкие куски. За всё хорошее.

Турецкая армия считается сейчас самой сильной в Европе, а значит, и в мире. Поражение в морском сражении под Лепанто не пошатнуло этот статус. Османская империя в первую очередь сильна сухопутной армией, основу которой составляют янычары. Это регулярные войска. Насильно набирают мальчиков из подвластных, не мусульманских народов или захваченных в рабство и, обратив в свою веру, выращивают из них стойких и преданных лично султану воинов. Некоторые делают головокружительную карьеру, сражаясь, в том числе, и со своими забытыми родственниками.

Турецкие галеры появились к концу третьего дня. Это были семь кадирг. На флагманской бунчук с тремя хвостами — военачальник второго ранга, типа бейлербея — правителя эйялета. Галеры с расстояния около мили разрядили пушки в вытянутые на берег чайки, повредив всего две, после чего отошли мористее и легли в дрейф. Атаковать нас на берегу не решились, хотя видели, что чайки охраняет небольшой отряд. Наверное, догадались по догорающей фигуре на холме, что подмога будет скоро. И не ошиблись. Два отряда пришли примерно через час после обстрела, а третий, ходивший в сторону Стамбула, подтянулся в сумерках и сообщил, что по пятам идет большой отряд янычар, тысяч пять, не меньше. Сразу стало понятно, почему галеры не стали нас атаковать на берегу. Подождут, когда янычары выгонят нас в море, и там расстреляют из пушек.

Казаки опять сели в круг на берегу моря. Было уже темно, лица не видны, опознавали по голосам.

— Что будем делать, товарищи — пробиваться по суше или морем? — как заведено, первым заговорил кошевой атаман Василий Стрелковский.

— Если по суше, то придется бросить добычу и выступить прямо сейчас, — произнес хриплый голос, обладателя которого я не смог опознать. — И наверняка нам впереди дорогу уже перекрыли.

Повисла продолжительная пауза. Молчали и окружавшие нас казаки, никто даже не кашлял, не шмыгал носом и не сопел. Тишину нарушал лишь легкий шум прибоя, и мне показалось, что слышу, как скрипят нерасхоженные извилины в черепах моих соратников. На суше им умирать легче, но на море есть шанс кому-нибудь прорваться и добычу сберечь.

— А почему бы нам не попробовать уйти ночью морем? — задал я вопрос.

— Ночью мы потеряем друг друга, и днем нас по очереди перебьют, — ответил кошевой атаман. — Вместе мы хоть какой-то отпор сможем дать.

— Не потеряетесь, — заверил я. — Повешу на корме фонарь, будете все на него держать. Лишь бы в темноте не цеплялись веслами.

— Турки тоже увидят фонарь, — заметил обладатель хриплого голоса.

— А мы на них первыми нападем, — предложил я. — Я взял пеленг на то место, где они дрейфуют. Ночью турки друг другу не помощники. Уничтожим, сколько сможем. Всё днем легче будет, — и добавил самый весомый аргумент: — Да и добычу не надо бросать.

Идти по суше я не хотел. На тартане я уж точно убегу. Ей не так страшны ядра, как чайкам, которые обычно разваливаются от первого же. Тартане опасны только дырки ниже ватерлинии, да и те я научил своих матросов заделывать специально изготовленными, деревянными чопами и войлочно-брезентовыми пластырями.

Подозреваю, что последний мой аргумент и сработал. Сразу заговорили несколько человек, и все предложили попробовать мой вариант. Не получится на море — причалим к берегу и дадим бой.

Глава 25

В течение дня ветер слабел, а ночью стал не сильнее одного балла, когда трудно определить направление. Скорее всего, готовится поменяться к утру. Волны тоже начали снижаться. Небольшая зыбь шла от северо-востока, нам в левый борт. Тартана лениво покачивалась. Крен был маленький. Шли на веслах, стараясь не сильно шуметь. Юнга еле слышно отбивал такт гребцам, стуча по барабану колотушками, обмотанными тряпками. На корме тартаны установлен масляный фонарь. Сейчас он светит так, чтобы огонь был виден только идущим за нами. Я пытался объяснить рулевым тех чаек, на которых были компасы, как по нему выйти на предполагаемое место нахождения турецких галер. Днем у них держать курс по компасу получается хорошо, а вот ночью, при слабой подсветке, спасовали. Пришлось мне вести их в атаку. На тартане усиленная абордажная группа под командованием сотника Безухого. Он сам напросился.

— Когда мы вместе, и удача с нами, а порознь, может, и не заметит, мимо пройдет! — поднявшись на борт тартаны, произнес он с легкой насмешкой, причем у меня создалось впечатление, что насмехается сотник над собой.

В скромности меня не заподозришь.

Я стою на корме рядом с рулевым Петром Подковой, контролирую, как он держит курс по компасу, который подсвечивает масляный светильник со стеклянным колпаком и кожаным экраном, закрывающим сверху и с трех сторон, чтобы враг не засек нас. На мне трофейная кираса, изготовленная в Аугсбурге. Она из толстого стального листа. Передняя часть имеет посередине вертикальное ребро жесткости, которое в районе живота переходит в выступ, из-за чего называется «гусиной грудью». С такой кирасы чаще соскальзывает острие пики и рикошетит пуля. Шею защищает стальной горжет с золотым украшением по краю в виде полукругов, а плечи — пристегиваемые оплечья. На голове трофейный литой бронзовый шлем-шишак с гребнем, назатыльником и козырьком и подвижными наушами. Спереди на кирасе, на обоих оплечьях и на обоих боках шлема золотые украшения в виде тевтонского креста. К одному кожаному ремню пристегнуты сабля и кинжал, на втором висят две кобуры с колесцовых пистолета. Я забрал их у Оксаны, оставив ей взамен гладкоствольные с кремневыми замками. Ей если придется стрелять, то в упор. Дальше десяти метров все равно не попадет. На звук выстрела сбегутся соседи, помогут отбиться от небольшой банды, а от большого отряда татар никакие пистолеты ей не помогут. Рядом со мной переминается с ноги на ногу сотник Безухий. На нем простенький шлем-шишак с опускающимся забралом для нижней части лица и «полурак», поверх которого намотан широкий матерчатый пояс. За пояс засунут один пистолет с кремневым замком и массивным «яблоком» на конце слабоизогнутой рукоятки. Саблю он держит в левой руке, а ее ножны лежат на палубе. В правой у него «граната» — глиняный шар неправильной формы и размером во всю его «растоптанную» ладонь. На шаре насечка в виде ромбиков и сверху отросток длиной около сантиметра. Из отростка торчит кончик запального шнура. Самое забавное, что неизвестно время горения шнура. Частенько «гранату» успевают вернуть метнувшему, а потом, что случается реже, получить ее во второй раз. Кирасу и шлем глиняные осколки не пробивают, но, попадая в незащищенные части тела, могут убить. Гренадеры пока не выделены в отдельные отряды. Наверное, потому, что подолгу не воюют. Я тоже люблю пиротехнику, однако соседство сотника с «гранатой» напрягает меня. Лучше бы я ее держал, а Безухий напрягался. На корме столпилось еще не меньше десяти казаков с «гранатами» и без — штурмовой отряд. Корма тартаны выше кормы кадирги, легче будет перебраться на нее. Остальные ждут на главной палубе.

— Суши весла, втянуть их, — тихо командую я гребцам, заметив правее курса темный силуэт галеры. — Пошли помалу вправо, — так же тихо говорю рулевому.

Я предполагал, что течение и ветер снесут турецкую флотилию на юг, вправо от нашего лагеря. Не ошибся, но не учел, что дрейф будет таким значительным. Надеялся выйти на середину флотилии, а оказался, если не ошибаюсь, левее самой северной из них. По крайней мере, слева не вижу вражеские суда. Впрочем, и справа тоже.

Тартана идет по инерции, постепенно замедляясь. Турецкая галера приближается как-то слишком быстро. Казалось, до нее не меньше кабельтова, а она вот она, совсем рядом. На ней темно и тихо. Вахтенный, как догадываюсь, дремлет где-нибудь в защищенном от ветра месте. Сейчас мы его разбудим. И не только его.

Тартана бьется бортом о корму галеры. Звук такой, будто оба судна разломались на куски. В темноте звуки обрастают самыми неимоверными визуальными рядами. Каждый видит то, что страх выковырнет из тайников памяти. На галере падает что-то тяжелое и несколько человек испуганно вскрикивают. Визг дерева, трущегося о дерево, аранжирует эти крики. Судя по звукам, не меньше трех «кошек» вцепилось в борта галеры.

— Держи ее, держи! — уже не таясь, орет кто-то на главной палубе тартаны.

Кого или что держать — я так и не понял. Меня отвлекло послышавшееся рядом шипение подожженных фитилей.

— С богом! — напутствует сотник Безухий и первым бросает «гранату» на галеру.

Следом летят еще несколько, вращаясь и как бы помигивая еле заметными язычками пламени, вырывающимися из отростков. Взрываются вразнобой, добавляя басовитые аккорды к фальцету человеческих голосов. После первых взрывов штурмовой отряд начинает перепрыгивать на кадиргу. Почти все приземляются неудачно. Видимо, она оказалась ниже, чем предполагали. С главной палубы поднимаются ожидавшие там казаки и гребцы. У двоих факела, зажженные, но еще не разгоревшиеся. Оба факельщика тоже падают. Один факел откатывается к шатру, но не успевает поджечь его. Другой казак подхватывает факел и бежит к куршее, где звенят сабли и ятаганы и грохочут, выплевывая пламя, пистолеты. Хотя нас в несколько раз меньше, чем военный отряд кадирги, сопротивляются турки не долго. К подходу первой чайки только на баке турецкой галеры кто-то еще отбивался. Прогрохотали два пистолетных выстрела — и бой закончился. Сразу загомонили гребцы, жизнь которых резко изменилась в лучшую сторону. Они просили, чтобы их расковали, как можно быстрее, и дали оружие. Представляю, сколько дней, месяцев, а то и лет рабы ждали этой минуты, вынашивали планы мести. Поэтому сейчас их расковывать не будут. Подождут до утра, когда страсти поутихнут. Иначе не за кого будет получать выкуп.

— На чайках, поищите турок правее! — крикнул я.

Теперь уже можно не таиться. Мы разбудили всех. Следующую кадиргу так легко, такими малыми силами и с такими малыми жертвами — у нас всего два убитых и восемь раненых — уже не получится захватить. На чайках зажгли факела и начали поиск. Никого больше не нашли. Погнались было за удирающей турецкой галерой, но побоялись оторваться от своих и вернулись.

С захваченной кадирги выбросили за борт трупы и переправили на тартану пленных турок, который закрыли в кормовой части трюма. В носовой путешествуют захваченные на берегу или освобожденные из рабства женщины и дети. Обитатели носовой и кормовой частей трюма поменяются свободой. Впрочем, всё относительно. Свобода для женщины — это злая участь.

Сотник Безухий вышел на корму кадирги и сообщил мне:

— Я здесь останусь.

— Как хочешь, — сказал я. — Только гребцов моих верни.

— Сейчас к тебе с чаек пересядут, — пообещал он.

Чайки перегружены людьми и добычей. Все равно всех и все не смогли забрать. Часть бывших рабов, мужчин и женщин, будет прорываться по суше. В основном это западные славяне и христиане других конфессий. Они, благодаря нам, кое-как вооружены. Может, кому-нибудь повезет добраться домой или хотя бы умереть свободным.

Глава 26

Я сижу за столом в доме кошевого атамана Петра Сагайдачного. Василий Стрелковский не оправдал казачьих надежд. Командир он неплохой, но и не блестящий, а у казаков, как и у всех разбойников, сорока — любимая птица. Кроме меня и хозяина, присутствуют судья Онуфрий Секира, есаул Игнат Вырвиглаз и бывший кошевой атаман Василий Стрелковский. Как ни странно, Сагайдачный не видит в нем конкурента, больше опасается меня. Казаки знают, что вернулись из похода живыми и с добычей, благодаря мне, а не Василию Стрелковскому. Ночью, после захвата кадирги, я повел нашу флотилию не вдоль берега, как обычно ходят казаки, а сразу к Тендровской косе. Если бы в Днепро-Бугском лимане нас ждал турецкий флот, мы бы попробовали обмануть его, как в предыдущий раз. Гнались ли за нами уцелевшие шесть турецких галер или нет — не знаю. В лимане их точно не было, так что проскочили в Днепр без проблем. Я сказал Петру Сагайдачному, что подсиживать его не собираюсь, что у меня другие планы. Не верит. Как и большинство украинцев, любит атаманить и считает себя хитрецом и других подозревает в том же. Мы всех меряем по себе, но не себя по всем. Поэтому гетман, нарываясь, допустим, на простодушие и искренность москалей, частенько умудряется перехитрить сам себя. Зато незамысловатых из-за излишней эмоциональности, польских хитрецов почти всегда оставляет в дураках.

Кстати, украинец не обидится, если обманут его, а вот если ему не удастся надурить ближнего своего, то чуть ли не заплачет от горя. Русский обидится, если обманули его, и отомстит жестоко. Поляк обидится в обоих случаях и вдвое яростней, чем украинец или русский, и с местью будет носиться до конца жизни, даже если забудет, за что должен воздать.

— Я ему так и сказал, что на турок нападать не будем, — делится Петр Сагайдачный впечатлениями о встрече с представителем польского короля Валентием Калиновским, генеральным старостой подольским, старостой каменецким и летичевским и региментарем — назначенным королем командующим группой войск, защищающей королевство от татарских набегов. Защищал хорошо, за что получил титул «генерал земли Подольской». — Если татары на нас не будут нападать! — ухмыльнувшись, заканчивает кошевой атаман.

Судья, есаул и бывший кошевой атаман тоже ухмыляются, оценив хитрость Петра Сагайдачного. Все ведь знают, что татары слово не держат, нападают на бедных и мирных казаков без всякого повода.

— Если королю не нравятся наши условия, татары будут нападать на нас всё чаще и чаще! — весело произносит судья Онуфрий Секира.

Польша платит дань Крымскому хану (считай Турции, потому что большая часть ее оседала в Стамбуле), которую стеснительно называет подарками, чтобы на нее не нападала. Наши походы очень рассердили турецкого султана Ахмеда Первого. Он потребовал, чтобы польский король Сигизмунд Третий призвал к порядку своих подданных, то есть казаков. По этому вопросу и встречался Петр Сагайдачный с Валентием Калиновским. Верхушка Запорожской Сечи за отказ от нападения на турок требует, чтобы их сделали реестровыми казаками, что давало бы им такие же права, какие имеют польские шляхтичи. Заодно выбивают остальным казакам расширение подконтрольной территории, судебную и административную автономию и свободу православного вероисповедания. Что-то мне подсказывает, что верхушка, может, и добьется своего, а с остальными будет, как всегда. С другой стороны, польскому королю, который еще не передумал сделать своего сына Владислава московским царем, воевать на два фронта силенок не хватает, поэтому придется договариваться с казаками. Судя по тому, что казаки вскоре восстанут под предводительством Богдана Хмельницкого, польский король или не договорится с ними, или не будет соблюдать договор.

Чтобы у короля Сигизмунда было больше желания договариваться, мы и собрались. Отряд запорожских казаков вместе с донскими на стругах захватил несколько торговых судов возле Керченского пролива и заодно разведал ситуацию в Каффе. Город живет спокойной, размеренной жизнью, не опасаясь нападения. Гарнизон у него в несколько раз больше синопского да и стены повыше и покрепче. Скоро к ним должно прибыть подкрепление из Стамбула на случай вторжения персов в Крым, потому что турки опять воюют с ними. Захватить Каффу — давнишняя мечта казаков. Петра Сагайдачного потому и избрали вновь кошевым атаманом, что пообещал сделать это.

— Тысяч десять наберем в поход на Каффу? — спрашивает Петр Сагайдачный есаула Игната Вырвиглаза.

— Может, и наберем, только в Каффе гарнизон побольше будет, тысяч пятнадцать, и горожане еще, — отвечает есаул. — И они будут за крепкими стенами сидеть. Народа много положим. Казаки не согласятся.

— Штурмовать стены я не собираюсь. Попробуем, как в Синопе, — ночью, по-тихому, — предлагает кошевой атаман.

— К Каффе незаметно не подойдешь, — вставляю я.

— А мы замеченными подойдем! — хитро улыбаясь, произносит Петр Сагайдачный. — На твоем судне да на турецких галерах. Якобы мы та самая помощь из Стамбула. Чайки позже подойдут, когда мы ворвемся в город. Только вот надо подойти со стороны Турции, а не идти от нас вдоль берега. Иначе нас разгадают. Сможешь провести так?

— Смогу, — обещаю я.

— Тогда, глядишь, и получится! — радостно одобряет план судья Онуфрий Секира.

Одни утверждают, что судья получил свое прозвище за то, что говорит, что думает, рубит с плеча, а другие — за то, что всегда приговаривает к отрубанию какой-нибудь части тела, виноватой в преступлении. Чаще всего это голова. С ним трудно не согласится.

— Эй, налей вина! — кричит кошевой атаман слуге — тому самому очаковскому мальчишке с повадками прожженного французского официанта.

Мальчишку выгнали в начале совещания, чтобы не услышал лишнее. Значит, решение принято, больше секретов нет. Сегодня это решение донесут до казаков. Чтобы они приняли правильное решение, кошевой атаман просит меня рассказать, что я видел в Каффе. И я рассказываю, попивая вино, захваченное в Очакове. Меня слушают внимательно, не перебивая, не задавая уточняющие вопросы. Можно подумать, что никто из побывавших там в плену казаков не рассказывал о Каффе. Приписал бы это своим ораторским способностям, если бы не читал сочинения Дейла Карнеги «Как незаметно лизнуть в самое неожиданное место». Ничто не делает человека таким умным и приятным, как его усердное поглощение нашей болтовни.

Глава 27

На выходе из Днепро-Бугского лимана стоял турецкий флот под командованием Али-паши: баштарда, четырнадцать кадирг и около сотни малых судов, не военных. Они привезли рабов и наемных рабочих для постройки новой крепости на месте сожженного нами Очакова, а также инструменты и провиант. Баштарда и кадирги стояли на якорях, а все суденышки были вытянуты носами на берег. Мы знали о приходе этого флота, купцы сообщили. Скорее всего, эти же купцы проинформировали турок о том, что казаки готовятся в поход. То ли купцам не поверили, то ли не сочли нужным подготовиться к встрече, но даже разведку не выслали. Их ведь приплыло тысяч восемь. Плюс рабочих тысяч пять-шесть. Кто отважится напасть на такое грозное войско?! Беззаботность турок равна только их истеричности во время происшествия.

Выйдя в лиман, мы спрятались в камышах, дожидаясь ночи. Места эти казаки знают хорошо, так что в моих пеленгах не нуждались. Как только начало темнеть, чайки вышли на чистую воду, направились к турецким галерам. Нынешние турки днем мало едят, зато после захода солнца набивает желудки до упора, причем тяжелой пищей, а потом дрыхнут, как убитые. Обжорство не терпит суеты. В это время и нападают на них казаки. Турки никак не поверят, что кто-то может иметь дурную привычку воевать ночью, поэтому охраной сильно не заморачиваются.

Моя тартана в нападении не участвовала. Мы не спеша начали сплавляться по течению к выходу из лимана. Течение здесь не такое сильное, как на Днепре, поэтому добрались до стоянки турецкого флота, когда там уже все закончилось. Удрать сумела только баштарда, которая стояла дальше всех, и несколько малых суденышек, экипажи которых быстрее остальных сообразили, что к чему, и приняли правильное решение. По пути мы полюбовались красноватыми вспышками выстрелов из всяких-разных ручниц. Стреляли редко и не долго. С набитым желудком в бой не рвутся, иначе сил на переваривание пищи не останется. Я поставил тартану на якорь южнее галер и приказал свободным от вахты отдыхать.

Утром казаки рассортировали добычу и пленных. На сходе было принято решение и то, и другое отправить на малых судах в Сечь вместе с освобожденными рабами-строителями. Рабов-гребцов с галер, кроме бывших казаков, которых заменили строительными рабочими, ранее свободными жителями Османской империи, расковывать не стали, пообещав сделать это по возвращению из похода. Остальных строителей, православных христиан разных национальностей, подданных турецкого султана, заставили разрушить то, что они успели построить, а потом отпустили.

На третий день стоянки у развалин Очакова задул северный ветер силой балла четыре. Я решил не упускать такой шанс и поплыл на лодке к берегу, где в шатре, поставленном неподалеку от баштарды, жил кошевой атаман Петр Сагайдачный. Он встретил меня на берегу. На кошевом атамане был красный жупан и синие шелковые шаровары, в которых я видел его впервые. Обычно шаровары Петр Сагайдачный носил тоже красного цвета, на худой конец, коричневого или черного. Наверное, решил в трофейных пощеголять.

— Считаешь, что надо в путь отправляться? — упредил он мое предложение.

— Да, жаль ветер попутный упускать, — сказал я.

— Вот и я подумал, что турки уверены, что мы своих будем дожидаться, а мы возьмем и свалимся им, как снег, на голову, — поделился Петр Сагайдачный.

Мы в любом случае неожиданно появимся в Каффе, иначе операция провалится, но спорить я не стал. Видимо, ему самому надоело сидеть на развалинах. Посланные в Сечь вернутся не раньше, чем через дней пять.

— Надо бы слух распустить, что направляемся в Стамбул, — предложил я.

— Это мы сделаем! — пообещал кошевой атаман и повернулся к сопровождавшим его судье, есаулу и куренным атаманам: — Что, братья, пойдем за зипунами?

Зипунами казаки называли жупаны. Простая перестановка гласных придала слову славянское звучание.

— Пойдем, батька! — дружно овтетили они, хотя кое-кто был старше Сагайдачного.

И мы отправились в путь. Впереди шла тартана, взяв рифы на парусах, чтобы не отрываться от флотилии. На галерах и чайках подняли паруса, но и веслами помогали. Медленнее всех шла баштарда, поэтому занимала второе место в строю, а за ней шли плотной группой все остальные суда. Я вывел флотилию в открытое море, обогнул Крымский полуостров на таком удалении от него, чтобы нас не заметили с берега, а потом повернул на север, к Феодосийскому заливу. Ветер теперь стал встречным и раздулся баллов до шести, начав поднимать волну. Она пока была не высокая, но все равно замедляла ход флотилии.

Поняв, что до Каффы доберемся не раньше вечера, я провел переговоры с кошевым атаманом. Он вышел на бак баштарды, а я стоял на корме тартаны. Между нами было метров пятьдесят, приходилось кричать. У меня на такой случай был медный рупор, а кошевому атаману приходилось прикладывать ко рту согнутые ладони.

— Предлагаю заночевать в море, а утром поплыть дальше! — прокричал я.

— Нет, плывем сейчас! — крикнул в ответ Петр Сагайдачный.

Я не стал спорить. Может быть, прибыть в сумерках лучше. Городские ворота уже будут закрыты, и разузнать, кто на самом деле приплыл, у стражи будет меньше возможностей. Чайки сразу немного отстали. Чтобы они не потерялись, на корме двух галер вывесили фонари. Несмотря на то, что стекло стали делать более прозрачное и в большом количестве, фонари довольно примитивны, светят плохо и часто тухнут. Обзаводятся ими только богатые, а остальные предпочитают привычные и дешевые факелы. В домах фонари почти не используют. Кто побогаче, покупает свечи, восковые или сальные, середняки пользуются масляными светильниками, а бедняки делают лучины — колют сухое полено на тонкие длинные щепки.

Мы добрались до Каффы в вечерних сумерках. На подходе к молу тартана пропустила вперед галеры. Первой ошвартовалась к пустому молу баштарда. Как раз напротив того места, где днем стоят извозчики на верблюдах. Сейчас их нет, разъехались по домам, потому что городские ворота уже закрыты. На молу ни души. В дальнем конце его, где стоят рыбацкие лодки, два человека тащили свернутую сеть, собираясь, видимо, выйти на ночной промысел. Рядом с баштардой ошвартовались шесть кадирг, а остальные встали лагом к ним.

Когда я швартовал тартану третьим корпусом к двум кадиргам, возле ворот разыгрывался спектакль. Два казака, этнические крымские татары, разодетые под турецких янычар, требовали от городской стражи, чтобы та открыла ворота для Ибрагима-паши, командующего эскадрой. Стража наотрез отказывалась открыть их даже перед самим султаном, пока не будет приказа коменданта города, а приказа не будет, потому что комендант уже отдыхает и беспокоить его опасно для здоровья. Перепалка продолжалась минут десять, пока не стало совсем темно. После чего обе стороны умолкли, довольные собой. Наши убедили турок, что прибыло именно обещанное подкрепление, а те показали, как хорошо они исполняют свои обязанности.

В это время потянулись чайки. Ориентируясь только по фонарям на галерах, они демонстрировали, как не надо швартоваться. Уверен, что счет поломанных весел и досок обшивки будет на десятки. Стража никак не реагировала на это. Видать, им и в голову не приходит, что казаки могут вести себя так нагло. К полуночи ошвартовались все, и наступила тишина. Казалось, что прибывшее войско заснуло так же крепко, как и городская стража. Многие расположились прямо на молу, что не удивительно, потому что на галерах мало места. Отправились на мол и казаки, прибывшие на тартане.

Я остался на судне, но облачился в доспехи и приготовил винтовку, пистолеты и саблю. Сидел в любимом кресле бывшего судовладельца Мусада Арнаутриомами и наблюдал за воротами и куртинами. Луна еще не вышла, так что было темно. Никаких перемещений людей я не замечал, но был уверен, что движуха есть. В отличие от турок, казаки предпочитают обжираться и беспробудно спать в обед, а первая половина ночи для них — время для атаки.

Луна вышла в половине второго, высеребрив всё вокруг, в том числе и казаков, которые почти бесшумно поднимаются по пяти лестницам, приставленным к куртинам, протискиваются между зубцами и исчезают. Внизу возле каждой лестницы стояли длинные молчаливые очереди. Их было видно из башен, но тревогу никто не поднимал. Уверен, что стража уже мертва.

Я перебрался через две кадирги на мол, прошел по нему к баштарде. Кошевой атаман стоял возле нее, молча наблюдал, как захватывается богатая и вроде бы неприступная Каффа. Мне почему-то показалось, что он сейчас думает, что так же просто можно захватить и Стамбул. Тогда бы Петр Сагайдачный вписал в свое имя во всемирную историю и стал бы пожизненным кошевым атаманом Запорожской Сечи, нет, пожизненным «Гетманом обеих сторон Днепра и всего Войска Запорожского».

— Когда начнется штурм? — шепотом поинтересовался я.

— На рассвете, — громко, не опасаясь быть услышанным врагом, ответил он.

И ошибся. Цитадель захватить по-тихому не удалось. Сперва там послышались крики, потом раздались выстрелы из ручниц. Судя по звукам, рубилово там шло серьезное.

— Открывайте ворота! — крикнул кошевой атаман.

Видимо, была предварительная договоренность, потому что ворота открылись минут через десять. Через них казаки толпой ворвались в Каффу, устремившись к цитадели, где все еще шел жаркий бой. Четыре человека пронесли фальконет трехфунтовый. Двое тащили его четырехколесный лафет, еще двое — корзину с ядрами и один — бочонок с порохом.

Я отправился вслед за ними. За мной молча шел Иона, нес мой лук — подарок Чингизида, свой — трофейный турецкий и два колчана со стрелами. По его просьбе, я учу своего слугу стрелять из лука и огнестрельного оружия и фехтованию на саблях. Он уже почти казак, даже голову бреет и оставляет длинный хохол.

Освещенные лунным светом улицы возле ворот были пусты. Такое впечатление, что жители не хотят просыпаться, надеясь, что кошмарный сон закончится сам собой. Возле стен цитадели столпилось много казаков. Так как лестниц у них не было, ждали, когда откроют ворота. Фальконет и установили напротив этих ворот и всего метрах в двадцати от них. То ли артиллеристы понятия не имеют, что такое рикошет, то ли плевать им на свои жизни. Я расположился метрах в ста от ворот, начал стрелять по людям, которые находились на верхней площадке башни. Наших там не должно быть пока. Оттуда в казаков летели пули, стрелы, камни… Вспышки от выстрелов подсвечивали цель — и я стрелял в нее. Наверное, попадал, потому что из огнестрельного оружия там стали стрелять реже. Хотя возможно, что у турок просто кончились заряды. Иона тоже отправил несколько стрел в турок. Результат узнаем, когда рассветет.

Первое ядро из фальконета проделало дыру в воротах. К дыре подбежал казак и разрядил в нее одновременно с двух рук по пистолету, после чего отбежал в сторону. Там его и нашло второе ядро, срикошетившее от стены, в которое оно угодило. Разорвало тело напополам. Казак упал навзничь, причем верхняя часть его тела образовала с нижней почти прямой угол. На луже быстро растекшейся крови заиграл лунный свет. Остальные казаки сделали правильные выводы и отошли подальше. Третье ядро угодило чуть ниже и левее первого, благодаря чему образовался пролом, который быстро расширили топором. Ни железной решетки, ни вторых ворот не было. Видимо, ворота служили не столько для защиты, сколько для подчеркивания социального статуса проживавших в цитадели. Казаки один за другим шустро пролезали в пролом. Они знали, что основные богатства города собраны в цитадели. Минут через пять стрельба там прекратилась, а еще через пять и холодное оружие перестало звенеть.

Я решил поискать счастья в другом месте. По старой памяти пошел к бане. Интуиция мне подсказывала, что ее хозяин — не самый бедный человек в городе. Заодно и помоюсь.

Чем дальше от открытых нами городских ворот, тем больше на улицах было людей. Все они бежали к воротам на противоположной стороне города. Кое-кто скакал на лошади или ехал на повозке, кое-кто тащил барахло, но большая часть улепетывала на своих двоих и налегке. Увидев меня, шарахались в сторону и добавляли скорости. Я не мешал им. И Ионе запретил стрелять в убегающих. Мне никогда не было интересно убивать ради самого процесса.

Банщика — плотного, раньше, наверное, жилистого, пожилого турка с длинными, наполовину седыми усами, из-за которых был похож на казака, — я застал в воротах его дома, у которого была одна общая стена с баней. Он вывозил на тележке, запряженной мулом, кучу барахла, поверх которого сидели мальчик лет трех и годовалая девочка. За тележкой шли две женщины — ровесница банщика с большим узлом в руках и помоложе лет на пятнадцать, за которые он, наверное, разбогател и заимел возможность купить вторую жену — и шестеро старших детей. Увидев меня, турок уронил повод и завертел головой, будто искал, куда побежать, чтобы спастись хотя бы самому.

— Вещи оставьте, а сами можете бежать, — сказал я на турецком языке.

Банщик уставился на меня, как на заговорившего истукана. Его с перепугу, видимо, перемкнуло.

— Поторопитесь, — подогнал я, — остальные казаки будут не такими добрыми.

Старшая женщина уронила узел, схватила с тележки мальчика и рванула со двора. Младшая забрала девочку, побежала за ней вместе с детьми. Глава семейства затрусил последним.

Уже на улице он крикнул хриплым голосом:

— Быстрее, быстрее!

На тележке сверху стоял сундучок, на две трети заполненный серебряными акче. Под ним лежала одежда, ткани, обувь, сверток с вяленым мясом, овечьим сыром и лепешками и два ящика дамасского — самого ценного в этих краях — мыла, розового, пахнущего розами, и зеленого, пахнущего хвоей. Всё это было накрыто семью телячьими кожами, купленными, наверное, для изготовления новой обуви для всего семейства. Предполагаю, что мыло и кожи привезли вечером и оставили на тележке до утра, а в суматохе не стали выгружать.

На ощупь кожи высшего качества. Скорее всего, из Мангупа. Там их выделывают караимы. Остальные ашкенази не любят караимов, считают неверными, потому что те не делят пищу на кошерную и трефную и мясо едят любое, невзирая на то, кто его продает, очищено ли от жил и не приготовлено ли на масле. Наверное, есть различия и в обрядах, но казаки, которые мне это рассказали, в таких тонкостях не разбирались. Ашкенази, живущие в Османской империи, называют караимов кызылбаши (красноголовыми), как мусульмане-сунниты, и турки в том числе, называют отступников от веры шиитов и вообще всех персов. Наш враг всегда молится неправильно. Иначе бы вымолил врага послабее.

Дом у банщика был двухэтажный и с типичной для мусульман разбивкой на мужскую и женскую половину. В женской мы обнаружили трех рабынь разного возраста, от двадцати до сорока лет. В мужской не было никого. Со двора в баню была дверь, запертая на засов снаружи, которая вела комнату, где проживали рабы-массажисты. Они уже догадались по звукам выстрелов, что грядут перемены к лучшему или наоборот, поэтому, увидев меня, освещенного найденным на мужской половине масляным светильником, который нес Иона, загомонили все сразу. Один кричал, что он не турок, а раб, второй — что он свой, из-под Канева, третий благодарил бога, четвертый рыдал громко, по-бабьи.

— Сидите здесь до утра, чтобы под горячую руку не попали, а на рассвете шагайте, куда хотите, — сказал я.

— Я домой хочу, с вами! — воскликнул тот, что из-под Канева.

— Если место будет, поплывешь с нами, — пообещал я.

Ко мне обратился жилистый коренастый молодой мужчина:

— Простите, господин, у вас нет вот тут, — показал он на правое плечо, — синего рисунка?

Я тоже опознал этого валаха:

— Да, это ты мне делал массаж два года назад. Завтра еще раз сделаешь.

— Если господин заберет меня с собой, я ему всю жизнь буду делать! — пообещал валах.

Он произнес эти слова с такой надеждой, что я не смог отказать, хотя понимал, что в первую очередь казаки заберут освобожденных из плена казаков, своих и донских, и богатых пленников, за которых можно будет получить выкуп. Во вторую очередь — молодых женщин, которых сделают женами, наложницами или просто слугами, и детей, которых тоже ждала участь слуг или новое рабство. Предложат купцы за детей и женщин хорошие деньги — казаки продадут, не задумываясь. Свои для них — только казаки и члены их семей, а остальные, какой бы веры ни были, — всего лишь добыча. Мужчин будут брать в самую последнюю очередь, если на них вообще хватит места. Если не хватит, им оставят ненужное, дешевое оружие и предложат пробиваться самостоятельно, а в степи от кочевников не уйдешь, не спрячешься и в бою слабым отрядом не отобьешься. Так что им придется выбирать между жизнью на коленях и смертью стоя.

.

Глава 28

Грабеж Каффы продолжался четыре дня. Мы выгребли из города всё, что смогли увезти. По самым скромным подсчетам добыча тянула на десятки миллионов золотых флоринов. Большая часть этого богатства было накоплена за счет работорговли, так что ценности возвращались если не домой, то в нужном направлении. Все казаки ходили выряженные в одежду из дорогих тканей. На некоторых зипунов было надето по два. Наверное, так они казались самим себе в два раза солиднее. Все более-менее интересные представительницы женского пола приобрели новый сексуальный опыт. Уверен, что некоторые замужние сделали не самые лестные выводы о своих мужьях. Мне стало понятно, почему в будущем между украинцами, турками и крымскими татарами будут теплые отношения: их предков часто насиловали запорожские казаки — считай, родня.

На второй день в порт пришел караван из пяти торговых галер, которые тоже стали добычей. Благодаря им увезли намного больше барахла и освободили из рабства еще несколько казаков и прочих христиан, которые были гребцами. На пятый день наш большой флот, возглавляемый баштардой, отправился в Сечь. Оставленная нами Каффа была завалена трупами мусульман и ашкенази и пылала. Подожгли всё, что могло гореть. Так формировалась основа украинского менталитета «не съем, так понадкусываю». Шли вдоль берега, поэтому мои познания в навигации были не нужны. За галерами и чайками следовало множество суденышек, по большей части рыболовецких, и даже лодок, собранных в окрестностях Каффы. Все они были перегружены бывшими рабами, в основном мужчинами, но гребли отчаянно, пытаясь не отстать. Тартана шла мористее флотилии, примерно напротив середины ее. Трюм был забит богатыми пленниками, а палуба завалена тюками со всяким барахлом. Моя каюта тоже была забита до отказа. Я ночевал на кормовой палубе, частенько спал прямо в кресле, уподобляясь Мусаду Арнаутриомами. Через несколько лет стану таким же толстым и ленивым, как он. Видимо, тартана обязывает.

Мы не спешили. Увидев на берегу селение, казаки десантировались и грабили, забирая только продукты, деньги и драгоценности, которые попадались им редко. Народ здесь жил не шибко богатый и, увидев нас, шустро удирал в горы. Заодно наполняли бочки свежей водой и захватывали рыбацкие лодки, на которые пересаживались бывшие рабы с перегруженных.

Высадившись неподалеку от Инкермана, расположенной на скале крепости, довольно мощной, с шестью башнями, вырубленном в камне рвом шириной метров пятнадцать и богатым пригородом, спускающимся к морю, казаки захватили молодого татарина, который рассказал, что их хан Джанибек Гирей прибудет сюда с большим войском, что богатые горожане покинули Балаклаву и Гёзлёв, перебрались в Мангуп, который далеко от моря, больше по площади и лучше защищен. Может быть, он приврал, но нагруженные добычей казаки возроптали, не желая умирать богачами, и кошевой атаман передумал в этом походе захватывать другие крымские города. Мы пошли напрямую на мыс Тарханкут, а от него к гирлу Днепро-Бугского лимана.

Высланная вперед разведка донесла, что турецкого флота там нет.

— У султана закончились на Черном море галеры! — шутили казаки.

Это название моря уже вошло в обиход. Так назвали его турки из-за нападений казаков. Мраморное море, как мирное, у них Белое, а Азовское почему-то Синее. Уж где-где, а в Азовском море вода редко бывает синяя. Скорее, серая. Наверное, синий цвет у турок посередине между белым и черным, а на Азовском море орудуют донские казаки, которых там намного меньше, чем запорожцев на Черном, потому и неприятностей доставляют не так много. У донцев основное место охоты — Каспийское (Хвалынское) море, подданные персидского шаха. В Азовское им труднее пробиваться из-за стоящей в низовьях Дона, неподалеку от того места, где раньше была Тана, крепости Азов, более мощной, чем Аслан-город.

В Днепро-Бугском лимане мы спрятались от шторма, который раздул усилившийся юго-восточный ветер. Идем на веслах. Гребцы поют песню о «лыцаре» Байде. Как мне рассказали казаки, прототипом послужил князь Дмитрий Вишневецкий, который считается создателем Запорожской Сечи в нынешнем ее виде. Будучи кошевым атаманом, он расширил и укрепил на острове Хортица укрепления, назвав их замком, что и служит вторым поводом считать его основоположником. Первый повод — его княжеский титул, принадлежность к богатому роду. Основоположник разбойничьего сообщества должен быть родовит. Это у мошенников может быть какой-нибудь голодранец. В песне «лыцарь», повисев на крюке, зацепленным за ребра, чудным образом не умирает, получает вдруг от своего джуры тугой лук и убивает султана, его жену и дочь. Видимо, султан с семейством сидел несколько часов и любовался страданиями казака. Телевизор ведь все еще не изобрели, а больше у султана и дел никаких нет. Впрочем, это своеобразный украинский юмор, который я называю стёб сквозь слезы. Когда дела идут хуже некуда, украинец начинает придумывать веселую параллельную реальность, где все очень хорошо, где казненный с шутками-прибаутками убивает своих палачей. Может быть, поэтому я помню концовку песни со времен учебы в советской школе, где она была в программе по украинской литературе.

У меня есть подозрение, что украинская земля выделяет вирус мифотворчества. Живущие на ней люди фантазировать начинают раньше, чем думать, а иногда и вместо того. Что бывшие мои подданные в Путивльском княжестве, что из других княжеств Северской и Киевской земель, что половцы, кочующие на их границах, что бродники на Днепре рассказывали о подвигах, своих и не только, такое, что даже сами иногда смущались. Видимо, поэтому эта земля дала так много писателей-фантастов, как талантливых — Гоголя, Булгакова, так и ни разу не засмущавшихся. Из этого наблюдения я сделал вывод, что украинец, переставший фантазировать и стебаться, превращается в русского.

Не склонные к пению казаки отдыхают на лючинах трюма, полубаке, полуюте и на награбленном барахле, сложенном на главной палубе. Двое курят табак, а трое жуют его. В Каффе мы захватили корзину крупно нарезанных, табачных листьев. Пока табак у казаков в диковинку. Его употребляют в основном те, кто служил в Европе или насмотрелся в рабстве у турок. Трубки тоже из добычи — с глиняной чашей и деревянным мундштуком. Остальные казаки смотрят на выпускающих из ноздрей дым или как на дьявольское отродье, или с завистью. Это же круто — быть не таким, как все. Уверен, что увеличение поставок табака из Америки и разведение его на собственных огородах приведут к поголовному курению казаков. Чем только не будешь травиться, чтобы казаться крутым.

Заметил, что любые наркотики движутся по кругу — безразличное отношение общества, категорический запрет, контроль после отмены запрета и опять безразличие. Я помню, как в двадцать первом веке марихуана переходила из стадии категорического запрета в контролируемое распространение. В первой четверти семнадцатого века отношение к ней было безразличное. Кстати, первые трубки здесь появились именно для курения конопли. Опыт скифов, собиравшихся в плотно закрытом шатре и сыпавших коноплю на нагретые камни, усовершенствовали и благополучно пронесли через века.

— Боярин, не хочешь попробовать? — показав в улыбке беззубые десны, спрашивает меня один из курильщиков — пожилой казак, проведший на турецких галерах полтора года и лишившийся там, по его словам, передних зубов.

— Бросил курить, — отказываюсь я, чуть не ляпнув, что курил двадцать лет.

— Забавное дело! — хвалит курильщик.

Казаки в большинстве своем долго все равно не живут, так что предупреждать о вреде курения я не счел нужным.

— Лучше кошевого атамана угости, — предлагаю я.

Петр Сагайдачный на баштарде. Там места больше и выглядит она, по его мнению, мореходнее. Я опять-таки не разубеждаю. Во время грабежа Каффы мы встретились в центре города, где кошевой атаман решил провести показательные казни пленников. Любимая казаками посадка врага на кол была не самым жестоким развлечением.

— Их обязательно убивать, причем так жестоко? — поинтересовался я.

— Они над нашими еще и не так издеваются! — очень эмоционально, будто и сам побывал в руках турецких палачей, произнес кошевой атаман.

— Жестокость делает человека великим, но великим преступником, — поделился я жизненным опытом.

После этого Петр Сагайдачный стал относиться ко мне еще подозрительней. Он плохо разбирается в людях, поэтому иногда совершенно безобидные слова принимает за намек на его несоответствие занимаемой должности и сразу зачисляет произнесшего крамолу во враги. Судя по тому, как на следующий день он избегал встретиться со мной взглядом, я удостоился большой чести. Что ж, мне не привыкать. Тем более, что награбленных денег уже хватит на начало жизни в более спокойном месте. Хотелось бы, правда, еще и на хороший корабль наскрести, чтобы не оказаться в кабале у ростовщиков.

На этот раз пошли в Сечь на всех галерах, включая баштарду. У кошевого атамана появилась идея осилить еще один поход, на этот раз на южное побережье Черного моря, к Трапезунду, который турки переименовали в Трабзон. Там нас не ждут, так что есть шанс, что примут галеры за турецкий военный флот и подпустят на опасное для себя расстояние. Из-за баштарды, которая из-за плохой поворотливости и неумелых рулевых несколько раз выскакивала на берег, шли дольше обычного. Неделя ушла на подсчет и раздел добычи.

Я отвез свою часть добычи на лодке домой. Там узнал, что Оксана родила второго сына. Решили назвать его Виктором. Это имя здесь пока не в ходу, но я надолго оставаться в этих краях не собираюсь.

К моему возвращению в паланке осталось тысячи три казаков. Остальные решили, что судьбу лишний раз напрягать не стоит, хватит и той добычи, что взяли в Каффе. Такой богатой не помнят даже самые старые казаки. Поэтому многие разъехались по городам и селам, чтобы в праздности и веселье провести наступающую осень и зиму, а по весне вернуться на остров Базавлук. В поход отправились только самые жадные и те, кто не участвовал в предыдущем. Пошли на турецких галерах, тартане и всего десятке чаек. В Днепро-Бугском лимане турок не было. Когда уже взяли курс на мыс Тарханкут, с мачты тартаны заметили вдалеке на западе турецкие галеры. Возвращаться не стали. Если их больше, не справимся, а если меньше, убегут в Днестровский лиман, под защиту пушек Аккерманна.

Глава 29

Я бывал в Трабзоне в двадцать первом веке. Это был один из любимых портов ростовских «жабодавов». Выйдя из Керченского пролива, поворачивали налево и вдоль восточного берега Черного моря, удаляясь от него не более, чем на двадцать миль, как разрешено судам «река-море» морским регистром, чапали до Трабзона. Ни тебе Босфора, ни тебе Дарданелов, где надо демонстрировать свое незнание английского языка, но заходишь в турецкий порт, где можно загнать сэкономленное топливо. Судовладельцы обещали стукачам половину суммы от проданной налево солярки, что не страшило и не помогало. Потенциальные стукачи знали, что деньги вряд ли получат, судовладельцы даже легальную зарплату зажимали по страшной силе, а потом на другом судне житья не будет. Стукач — неблагодарная профессия в России. Это вам не Китай, где в каждом воинском подразделении есть официальная должность «стукач», причем все знают, кто это.

Мы пришли в Трабзон сразу после полудня. Здесь еще было жарко. Плюс дождь недавно прошел, и воздух был наполнен влагой, из-за чего весь экипаж тартаны сильно потел. Поскольку надо было маневрировать для захода в довольно приличную, защищенную бухту, шли на веслах. Гребцы приготовились к бою, надели броню, у кого какая была, но шлемы пока не напяливали, поэтому почти у всех оселедцы мокрыми мочалками прилипли к выбритым черепам. Мол в порту длинный, вдоль всего южного берега бухты. Возле него стояли под разгрузкой две тяжелые галеры и средиземноморский вариант гукера, который здесь называют сайком — судно длиной метров тридцать и шириной около девяти, водоизмещением тонн триста, с блиндом под бушпритом, главным парусом и марселем на грот-мачте, которая стоит примерно посередине судна, и латинским парусом сетти — косым четырёхугольным с наветренной шкаториной — на маленькой бизань-мачте. Сайки обычно называют полуторамачтовыми судами. С этого выгружали живых быков. Наверное, провиант для турецкой армии, которая стоит на границе с Персией. Баштарда ошвартовалась по носу у сайка, две галеры начали моститься впереди нее, а остальные ждали, чтобы стать вторым и третьим бортом. Тартана тоже легла в дрейф в бухте, ожидая, как будут развиваться события. Наши чайки далеко отсюда, чтобы их не заметили с берега, придут через нескольок часов, поэтому, если первый вариант захвата не удастся, отступим до их подхода и реализуем второй.

Вариант был прост и нахален. Среди турецких мамелюков много славян, поэтому отличить казака в турецких доспехах от воинов султана вряд ли кто сможет. К баштарде устремились несколько турок, наверное, местные маленькие начальники, чтобы узнать, кто прибыл, и доложить большому начальству, а затем согласовать церемонию встречи. Они зашли на прибывшее судно — и исчезли. На причал спустились псевдо янычары и направились к ближним городским воротам, которые находились на расстоянии метров сто от мола. Вышагивали важно, осознавая себя воинами великого султана. Возглавлял процессию этнический турок, сбежавший к казакам от преследования властей на родине. Что он натворил — никого не интересовало. Крестился, в бою бежит не раньше остальных, законы товарищества почитает — значит, свой. С галер сошел второй отряд «янычар» и тоже зашагал к воротам. Они двойные. Первые в начале тоннеля, который длиной метров шесть, потом железная решетка, сейчас поднятая, а в конце — вторые. Охрана там небольшая. Насколько я разглядел, снаружи в тени у стены стояли и сидели человек восемь. Еще столько же, наверное, внутри. Плюс в караулке и в двух башнях, что по обе стороны ворот, могут быть по несколько человек. Охранники расслаблены, смотрят на прибывших с любопытством. На город давно никто не нападал. Подозреваю, что даже самый старый охранник служил до сегодняшнего дня без хлопот и потрясений, оружием пользовался разве что для того, чтобы взбунтовавшуюся чернь разогнать. Говорят, неблагодарные подданные султана недавно восставали и занимались переделом движимого имущества. Может быть, «наш» турок был одним из бунтовщиков.

Первый отряд «янычар» исчез в затененном тоннеле. Второй подошел к воротам через пару минут и сразу набросился на стражу. Бой был короток. Подданные султана, которые находились неподалеку, сначала не поняли, что происходит. Купцы, моряки, рыбаки, грузчики и просто зеваки смотрели на расправу, скорее, с удивлением, пытаясь понять, чем стража не угодила янычарам?! Впрочем, у янычар репутация отморозков-беспредельщиков, спроса с них никакого. Только когда с галер начали сбегать казаки, облаченные кто во что горазд, самые сообразительные рванули от них вдоль высокой и толстой городской стены с криками «Враги!». Кто-то бежал к другим воротам, а кто-то, самые сообразительные, подальше от города.

Я ошвартовал тартану правым бортом к левому борту сайка, палуба которого опустела. Из открытого трюма доносилось мычание быков и поднимался густой аромат навоза. Поскольку почти все члены моего экипажа — деревенские жители, для них запах навоза — запах родины.

Как-то я стоял в Новороссийске под выгрузкой рядом с судном-скотовозом, которое привезло из Австралии тысячи три голов крупного рогатого скота. Издали судно походило на пассажирский лайнер. Вблизи эта иллюзия исчезала, в том числе и благодаря аромату навоза. Скот привезли по государственной программе улучшения российского поголовья. Я пообщался по радиостанции с капитаном-филиппинцем. Мужик был болтливый, нарассказывал много чего. Рейс длился сорок дней. За это время несколько коров сдохло. Трупы якобы выбрасывали за борт на радость акулам, которые, по утверждению капитана, следовали за судном от Австралии, отстав только в холодных водах Черного моря, но при этом и экипаж объедался мясом, хотя вряд ли потреблял дохлятину. Несколько коров во время рейса отелилось. У некоторых отказали ноги, что, как я теперь знал не понаслышке, бывает, если животное не подвесить на специальный бандаж, чтобы брал на себя часть его веса. Уборка помещений и кормление скота механизированы. Занимаются этим арабы, у которых контракты — филиппинец презрительно гыгыкнул — по году. Это, конечно, намного больше, чем у филиппинских матросов, которые пашут по девять месяцев. На мой вопрос, следовал ли за ними сеновоз, ответ был отрицательный. Точно так же ответил и я на приглашение прийти в гости на скотовоз. Лучше уж вы к нам, в Магадан.

Капитана сайка — старого грека с такими глубокими морщинами на лице и лбу, словно их прорубили топором — казаки нашли в каюте и сразу перегнали в трюм тартаны. Не самая богатая добыча, но сотня золотых за него упадет в наши карманы. Следом притащили его сундук, наполненный запасной одеждой, обувью и — чему я не удивился — книгой Гомера на греческом языке. У греков и в двадцать первом веке грамотным будет считаться только тот, кто выучил по паре цитат из «Илиады» и «Одиссеи» и точно знает, где у судна левый борт, а где правый, где нос, а где корма.

Я оставил на судне двух казаков и двух джур и вместе с Ионой отправился в город. Там опознал кусок стены и церковь, которые доживут до моего следующего (или не следующего?!) посещения этого города. Несмотря на то, что этот город какое-то время был частью первой Римской империи, ничего от римлян не осталось. От второй, Византии, остались церкви, часть которых турки превратили в мечети. И кривой планировкой Трабзон напоминал намного уменьшенный Константинополь. Прогулка моя закончилась у большой овощной лавки, которую не успели разграбить казаки. Торговцем был турок лет двадцати семи с пухлыми, обслюнявленными, розовыми губами, которые казались чужими среди густых черных зарослей бороды и усов. Губы подрагивали от страха.

— Много у тебя арбузов? — спросил я на турецком языке.

От моего вопроса турка перемкнуло. «Висел» он секунд двадцать. Так бывало с продавцами в крутых магазинах бытовой техники и электроники, когда я от скуки упреждал назойливое внимание ко мне, задавая первым их любимый вопрос: «Я могу вам чем-нибудь помочь?»

— Вчера привезли целую тележку, — угодливо улыбаясь, торопливо, словно отрабатывая паузу, ответил торговец.

— А своя тележка у тебя есть? — задал я второй вопрос.

— Конечно, — ответил он. — Двухколесная, осла запрягаю в нее.

— Погрузи на нее в первую очередь арбузы, но не все, штуки три здесь оставь, добавь дыни, виноград, яблоки и груши. Отвезешь всё это на мое судно, — приказал я. — Второй ходкой отвезешь всё ценное, что найду у тебя.

— Меня по пути казаки убьют и всё отберут, — предупредил турок

— Мой слуга проводит тебя, а я здесь побуду, прослежу, чтобы больше никто тебя не грабил, — сказал я.

Пока торговец вместе со стариком, у которого в левом ухе было медное кольцо — знак раба, — грузином, скорее всего, (или как там они сейчас называются?!), запрягали в тележку осла и нагружали ее фруктами и ягодами, я обследовал двухэтажный жилой дом, в одном крыле которого и располагалась на первом этаже овощная лавка. В мужской половине я нашел мешочек с дюжиной золотых монет разных стран и парой сотен турецких серебряных акче, два больших серебряных блюда и кувшин литра на три и сильноизогнутую саблю с клинком из посредственной стали, но в украшенных серебром ножнах из черного дерева. Лавка почти в центре города, и торговец не выглядит ни глупцом, ни лодырем, а бедноват. В женской обитали три жены торговца, старшей из которых было лет двадцать пять, а младшей не больше пятнадцати, и одиннадцать детей — девочек больше — разного возраста, но не старше десяти лет. Жены были в белых льняных рубахах, подвязанных под грудью разноцветными шелковыми лентами, и обвешаны золотыми побрякушками, как новогодние елки. Без дорогих подарков с тремя не справишься. Младшая жена была самой красивой. Излишне выщипанные, в ниточку, и сильно загнутые брови придавали ее лицу милую глуповатость. Так выглядел бы побрившийся чебурашка.

— Как тебя зовут, услада моих очей? — продемонстрировав повадки восточного ловеласа, спросил я на турецком языке.

— Атия, — потупив, как положено, черные глаза, ответила она.

Что ж, побудешь и мне подарком — так переводится ее имя с арабского языка.

Среднюю жену я отдал Ионе. Пора ему познать самое хлопотное и дорогое удовольствие. Научился людей убивать, пусть научится и производить их. Старшую отвели на тартану, чтобы вахтенные не скучали. Хозяина я закрыл на женской половине вместе с детьми. Кстати, дверь запиралась снаружи более крепко, чем изнутри. Рабу-грузину я разрешил идти, куда хочет. Не знаю, куда он хотел, но больше я его не видел. Старик первым делом вынул из уха медное кольцо и швырнул его в закрытую дверь женской половины. После чего взял небольшой хозяйский топор, завернул в лоскут дешевой ткани плоскую лепешку, кусок овечьего сыра и немного свежих фруктов и вышел со двора шаркающей походкой. Надеюсь, он умрет на родной земле.

Ночевал я на мужской половине в спальне на втором этаже. Атия не сопротивлялась даже для приличия. У нее были маленькие груди и тонкое и гибкое тело с гладким животом, несмотря на то, что с год назад родила дочку. Она с упоением отдалась любовным ласкам. Как подозреваю, Атие было интересно позаниматься любовью с гяуром. Однажды я познакомился на курорте с женщиной, которая в последнюю ночь своего отдыха осчастливила нас обоих. До этой ночи муж у нее был первым и единственным.

— Не хочется прожить, как дуре, так и не попробовав с другими мужчинами! — искренне призналась она.

Я заметил, что большинство замужних женщин отправляются на курорт с мыслью: если не повезет, останусь верной женой.

Глава 30

Ограбленный нами Трабзон горел так же ярко, как Синоп и Каффа. И опять мы двигались медленно, чтобы не отставали перегруженные суда самых разных типов и размеров. Взяли не так много, как в упомянутых выше двух городах, но все равно немало. Выражаясь языком двадцать первого века, благодаря последним двум походам рейтинг Петра Сагайдачного вырос значительно. Если не наделает ошибок, в чем я сомневаюсь, поскольку человек он не глупый, то в ближайшие несколько лет ему смещение с должности кошевого атамана не грозит.

Когда наша флотилия проходила мимо южной оконечности Крыма, по берегу нас сопровождал отряд татарских всадников и горели сигнальные костры. Были небольшие отряды дозорных и на мысе Тарханкут, и на Тендровской косе и на Кинбурнской. Впервые за нами следили так плотно. Наверное, не могут простить разграбление Каффы.

Возле входа в Днепро-Бугский лиман нас поджидал турецкий флот. Меня попросили подойти к нему поближе и посмотреть, стоит ли с ним связываться? Это были десятка два баштард, кадирг и кальятт, четыре трехмачтовых парусника, которые западноевропейцы называют галеонами и с сотню более мелких судов. На каждом галеоне не менее трех десятков пушек большого калибра и, наверняка, немало пехоты, а борта настолько высоки, что даже с тартаны трудно будет забраться. Галеоны стояли на якорях, перекрывая вход в лиман. Те, кто попытается прорваться через их строй, получат столько, сколько не смогут унести. Галеры догрузят остальное. Перетянуться через Кинбурнскую косу, как после Синопа, тоже не получится, потому что на ней дежурили конные татарские разъезды. Видимо, мы сильно разозлили турецкого султана.

Кошевой атаман Петр Сагайдачный созвал раду на баштарде. Меня тоже пригласили. Как-то само собой получилось, что меня никто не выбирал, но никто и не оспаривал мое право быть членом рады.

— Предлагаю, товарищи, вернуться домой через Синее море. Здесь нам пути нет, потеряем много, — предложил кошевой атаман.

Все были согласны с ним, поэтому никто не стал возражать. Собирались, пока не стемнело, лечь на обратный курс.

Тут вмешался я:

— Пока не стемнело, давайте пойдем к затоке, якобы собираясь переправиться через нее.

— А зачем? — спросил Петр Сагайдачный.

— А затем, что, если турки поймут, что мы отправились к Керычу (так крымские татары называли и город Керчь, и Керченский пролив), то эти погонятся за нами, а там подготовятся к встрече. В узком проливе они нас и зажмут с двух сторон, — ответил я. — На самом деле мы ночью выйдем в открытое море, удалимся подальше от берега, чтобы нас не обнаружили, и там пойдем к Керычу. Пусть турки порешают, куда мы пропали?! Пока сообразят, мы уже в Синем море будем.

Кошевому атаману не хотелось принимать мой план, но его собственный был хуже.

— Хитер, Боярин! — как бы с похвалой произнес Петр Сагайдачный. — Только вот, если нас догонят в отрытом море, перебьют всех.

— И в Керыче перебьют, если догонят, — сказал я и поддел язвительно: — Тебе не всё равно, где умереть?!

— Да уж, разницы нет, где голову сложить! — молвил Василий Стрелковский, не уловивший подтекст нашей с атаманом пикировки. — Пойдем в открытое море. Глядишь, Боярин опять не подведет!

Вот как раз этого хотелось и не хотелось Петру Сагайдачному. С одной стороны лучше остаться живым и богатым, а с другой — привыкнут казаки, что я не подвожу, и решат, что больше подхожу на роль кошевого атамана. Что-либо возразить он не успел, потому что остальные члены рады поддержали Василия Стрелковского.

Наша флотилия неспешно направилась в сторону затоки. По берегу Кинбурнской косы нас сопровождал разъезд из десятка татар. К входу в затоку мы подошли как раз к тому времени, когда стемнело. Все суда легли в дрейф, давая понять, что продолжат движение утром. Татарский разъезд наблюдал за нами, пока не стало совсем темно. Может быть, он и дальше находился на том же месте, но мы это видеть не могли, поскольку костров они не разводили, не хотели приманивать на огонь собственную смерть.

Зато на корме тартаны появилось сразу два зажженных фонаря. Я не боялся, что татары увидят их. Не думаю, что кочевники поймут, зачем нужны эти огни. Тартана шла на веслах на юго-запад, почти против ветра, который, впрочем, был слаб, балла два всего. За ней двигалась вся флотилия. В темноте суда иногда налетали друг на друга, слышалась ругань. После восхода луны поводы для конфликтов исчезли, и я даже прибавил скорости, чтобы за темное время уйти подальше от берега. Когда рассвело, не было видно ни его, ни турецкого флота.

К обеду ветер раздулся баллов до пяти и поднял небольшую волну. Впрочем, небольшой она была для тартаны и сайка, а для галер и, тем более, для чаек и прочих маломерных суденышек очень даже неприятной. Почти за четверо суток, что мы добирались до Керченского пролива, казаки на этих плавсредствах понатерпелись от сырости и холода. Осенние ночи теплыми бывают редко.

В проливе волны не было. Казаки надеялись, что обсохнут, но пошел дождь, нудный и холодный. На берег здесь не высадишься, чтобы развести костры и обогреться. Татары засекли нас еще на подходе, и теперь конные разъезды сопровождали нас по обоим берегам Керченского пролива.

На первой практике в мореходке я здесь стягивал с мели французский сухогруз, который шел с углем из Жданова. Точнее, стягивал буксир-спасатель «Очаковец», на котором я работал матросом первого класса. Это после первого-то курса — и сразу первый класс! Просто на спасателях матросов второго класса не было в принципе. Работа на них считалась очень ответственной, хотя, за редким исключением, ничем не отличалась от той, что на других судах. Тогда с французского сухогруза часть угля перегрузили плавкраном на баржу, после чего наш буксир и портовой потянули его за корму — и минут через десять под его килем оказалось не меньше семи футов воды. Возня с буксирным тросом заняла у нас часа два, за что получили премию в размере оклада. Остальную часть премии за спасение, намного превышающую полученное экипажем, загребло Черноморское морское пароходство.

В двадцать первом веке здесь натыкают столько буев, что выскочить за фарватер надо суметь. Впрочем, «жабодавы» в балласте будут проходить его за пределами фарватера. Движение станет реверсивным — сначала в одну сторону, потом в другую. Управлять им будут с берега, из Керчи. Суда всех стран, кроме России и Украины, будут платить деньги за проход по проливу, что в естественных узостях больше нигде не делается.

Войдя в Синее море, вода в котором была мутная и удивительно серая. Казаки собирались повернуть на северо-восток и пойти, «держась рукой за берег», но поскольку я понял, что направляются они на реку Кальмиус, которую когда-то половцы называли Каялы, а казаки теперь сократили название до Калы, то повел флотилию напрямую. Это избавило нас от татарской слежки.

Я вырос на берегу этой реки. Исток ее находится под Ясиноватой, возле поселка Минеральное — несколько родников с минеральной водой, сливающихся в ручей на дне балки и впадающих в Верхнекальмиусское водохранилище, которое является конечной точкой водоканала Северский Донец — Донбасс и которое местные называют Кордоном. Границей чего было это водохранилище — понятия не имею. Состояло оно из двух частей, верхней и нижней, разделенных высокой дамбой. Верхняя была ограждена колючей проволокой и охранялась, а в нижней купались летом все, кто хотел. В нашем районе была традиция отмечать на Кордоне Первое и Девятое мая и другие праздники, попадавшие на теплое время года. Именно там в детстве я овладел техникой сабельного удара. Неподалеку от моего дома река Кальмиус была шириной метра два и глубиной не более полуметра. Хотя я знал, что по пути до Азовского моря река станет намного шире и глубже, все равно не воспринимал ее всерьез. Дальше, на территории Донецка, почти в центре его, она образует еще одно водохранилище, Нижнекальмиусское, тоже состоящее из двух водоемов, разделенных дамбой. На нем с советских времен будут два пляжа и даже яхт-клуб. Как ни странно, но у меня в детстве и юности абсолютно не было желания стать яхтсменом. Проезжая в троллейбусе по одному из двух мостов над водохранилищем, смотрел с интересом на маленькие яхточки. Чем-то же надо было заполнять скучную поездку.

В первой четверти семнадцатого века у устья реки Кальмиус, на правом ее берегу, на месте, наверное, будущего Мариуполя (при советской власти Жданова), стоит казачья земляная крепость Адомаха — неправильная трапеция валов с угловыми деревянными башнями, одна из которых, самая удаленная от речного берега и самая высокая — Сторожевая. С трех сторон, кроме речной, вырыт сухой ров шириной метров десять. На валах этих трех сторон стоят фальконеты калибром до трех фунтов, всего десятка два. От большого отряда вряд ли отобьются, но такие сюда не ходят, потому что добычи мало и взять ее трудно. В крепости низкая деревянная церковь, больше похожая на курень, с отдельно стоящей, деревянной колокольней, которая лишь на пару метров выше самой церкви, несколько торговых лавок и с полсотни домов, деревянных или из самана. Адомаха принадлежит Запорожской Сечи, но и донских казаков живет здесь немало. Им рады: чем больше защитников, тем лучше. На крепость постоянно нападают татары и ногайцы, угоняют скот и жгут урожай, поэтому народа здесь маловато, пополняется в основном за счет беглых крестьян. Рядом с крепостью был луг, на котором паслись стреноженные лошади, а дальше шли поля. Выше по течению располагался большой смешанный сад.

В городе мы задержались на двое суток. Продали часть добычи, точнее, обменяли ее на пять чаек, на которые перегрузили то, что было на тартане. Как мне объяснили, река мелкая и порожистая, тартана сама не пройдет, а перетаскивать ее тяжеловато. Покупателя на нее не нашлось, поэтому вытащили на берег под крепостным валом. Я не был уверен на все сто процентов, что вернусь за ней, поэтому самое ценное забрал с собой. Паруса и прочее корабельное снаряжение сложили в избе, где хранились припасы местных казаков.

Когда я паковал свои вещи, под кроватью, в самом углу, нашел кожаный мешок, в котором лежали три подсвечника в виде высоких тонких золотых башен с фигурными зубьями поверху. Судя по сравнительно легкому весу, башни были позолоченные, но выглядели дорого. Они не могли принадлежать Мусаду Арнаутриомами. На зиму я выгребал из каюты всё. И точно помню, что перед последним рейсом мешка под кроватью не было.

Я вынес его из каюты, положил на лючины трюма и произнес:

— Кто это у меня в каюте оставил? Забирайте.

— А что там? — поинтересовался Михаил Скиба, отрастивший после плена очень уж длинный чуб.

— Подсвечники позолоченные, — ответил я, вывалив их из мешка. — Кто это решил подарить их мне?

Казаки почему-то смутились, как будто я обвинил их в чем-то непотребном.

И тут до меня дошло. За сокрытие добычи, крысятничество, казаки, как и прочие разбойники, карали смертью. Разбойник разбойнику должен верить. Это при том, что подворовывали все, но по мелочи. Три якобы золотых подсвечника мелочью не считались, даже при захвате очень богатой добычи. Если бы мы прорвались в Днепр и дошли до Сечи, после выгрузки тартаны у меня в каюте нашли бы заныканную часть добычи и посадили бы на кол, невзирая на предыдущие заслуги.

— И кому из вас я так не угодил?! — поинтересовался я, стараясь быть ироничным, хотя мысленно представил, как бы проходила казнь и свои ощущения — мечту педика.

По смущенным лицам казаков я понял, что не они подкладывали мешок, но что-то знали Наверное, их заранее проинформировали, что я подворовываю, чтобы не сильно удивились, когда у меня найдут скрысенное.

— Среди наших на тебя никто зла не держит, — ответил за всех Михаил Скиба, подразумевая под нашими только тех, кто плыл на тартане.

— Уже лучше! — насмешливо бросил я и серьезным тоном попросил: — Если после следующего похода у меня найдут спрятанную часть добычи, не спешите сажать меня на кол.

Сразу несколько человек пообещали мне, что за такое меня позорной казни теперь точно не предадут. Мешок с подсвечниками положили к общей добыче.

В тот вечер, когда я сидел в кресле на корме, переваривая обильный ужин из кулеша, знатно приправленного кусочками говядины, и молока вечерней дойки со свежим хлебом, который весь день пекли нам в поход местные хозяйки, подошел Петро Подкова. Он и так мужик не разговорчивый, а тут и вовсе замялся, не зная, с чего начать.

— Говори, не бойся, не обижусь, — подтолкнул я, уверенный, что разговор пойдет о сокрытии мною части добычи.

— Да я не тебя обижу! — произнес он резко, словно мои слова задели за живое. — Я припомнил, как в Трабзоне приходил к нам Матвей Смогулецкий с таким же, вроде бы, мешком. С этим или нет — хоть убей, не помню! Тебя спрашивал. Я сказал, что ты в городе. Он повертелся, посмотрел, как грузим, и потом ушел. Я в трюм лазил, помогал ребятам, поэтому не видел, как он уходил — с мешком или без. Может, зря на него говорю.

— А может, и не зря, — предположил я.

Матвей Смогулецкий вертелся возле Петра Сагайдачного, был кем-то вроде адъютанта. Злые языки утверждали, что хочет получить место подписаря, а потом и писаря. Побывав в плену, Матвей Смогулецкий резко растерял былую удаль и бесшабашность. При кошевом атамане рисковать надо было реже, и кое-какие выгоды обламывались, пусть мелкие, но часто. После стычки во время бегства из плена, мы с ним больше не пересекались ни по какому важному вопросу, поводов для мести у него не должно быть. Или я что-то пропустил. Зато у Петра Сагайдачного могло появиться желание убрать потенциального конкурента. На этот раз меня спасли турки, но часто так поступать они вряд ли будут. Придется держаться подальше от нынешнего кошевого атамана. В следующий поход пусть идет без меня.

Глава 31

В верховьях Кальмиуса был Солоный волок на реку Солону, впадавшую в Волчью, а та в Самар — левый приток Днепра. Река и волок получили такое название потому, что по ним следовали по большей части купцы, торгующие солью. Был волок длиной километров двадцать пять. В мягком грунте вырыта неглубокая канава до глины, которую поливали водой для лучшего скольжения. Поскольку в последние дни шли дожди, поливать нам не пришлось. Там, где на поверхность выступал камень, положили настил из бревен. Солоный волок проходил возле лесочка, в котором жили в периоды ожидания и прятались от набегов три бригады местных жителей, помогавшие переволакивать чайки. У каждой бригады четыре пары волов, запряженных цугом. Животным помогали люди. Небольшие струги перевозили на длинных и широких восьмиколесных арбах. Дело было прибыльное, хватало и на содержание конных разъездов, которые вели наблюдение за степью, предупреждали о налетчиках. Здесь неподалеку проходит Калыский шлях, ведущий через Ряжск на Москву, а его ответвление — через Валуйки к Ливнам, где сливалось с Муравским шляхом, ведущим от Перекопа к Москве. По Калыскому шляху крымские татары и ногайцы, вместе и по отдельности, частенько наведывались в русские земли. Речка Солоная была не намного шире наших судов и мелковата. Веслами не поработаешь. Приходилось тянуть, используя канаты. Поскольку двигались по течению, обходились собственными силами, хотя при желании можно было волов нанять.

Волчья оказалась шире и глубже. Здесь уже все погрузились на чайки и налегли на весла. Раньше на берегах этой реки кочевала половецкая орда Бурчевичи (Волчьи), мои «родственники». Говорят, что благодаря им река и получила название. Впрочем, все половцы были детьми Волчицы.

Вскоре Волчья слилась с рекой Самар. Сразу от слияния рек по левому берегу начался густой Самарский лес. Сосновые боры в нем переходили в дубравы, которые сменялись смесью лиственных деревьев. Вдоль левого берега было много широких стариц, полос камыша, заболоченных берегов, солончаковых лиманов, на которых водилось множество птиц. Над нами, сменяясь, почти все время кружили белохвостые орланы.

После того, как лес закончился, на правом берегу мы увидели Самарский Свято-Николаевский пустынный монастырь, основанный, как мне сказали, лет пятнадцать назад. Принадлежал он Запорожской Сечи. Здесь доживали старые или искалеченные казаки, около сотни. Пока что это был прямоугольный участок земли, огражденный валом с невысоким тыном и угловыми деревянными башнями, на которых стояли фальконеты малого калибра. Внутри была небольшая деревянная церковь с автономной деревянной колокольней, несколько больших жилых домов — такие же куреня, как в Сечи, сруб-сарай для хранения оружия и пороха и других припасов, два погреба по бокам от него и колодец с «журавлем».

Хотя мы прибыли в первой половине дня, остались здесь ночевать. Все казаки по очереди помолились в церкви. Очередь растянулась от нее и до берега. Монастырь был как бы чертой, за которой заканчивался поход, поэтому и надо поблагодарить за возвращение домой целым и невредимым. Добычу поделим ниже, у впадения Самар в Днепр, потому что часть казаков в Сечь не поплывет, отправится зимовать в города, расположенные выше по течению, но все уже расслабились, решили, что опасности закончились. Не тут-то было!

— Боярин, кошевой зовет на раду! — позвал меня Матвей Смогулецкий, проходя мимо чаек, носы которых были высунуты на берег.

— Хочет подсвечники забрать? — не удержался я, глядя на него с узкого полубака чайки, на которой заканчивал поход.

— Какие подсвечники?! — удивился почти искренне младший сын быдгощского старосты.

Вот только раздражение не сумел срыть. Обидно, наверное, что такому хитрецу и вдруг не удалось надуть какого-то москаля. Теперь я уже не сомневался, что подстава — его рук дело, а направлял его Петр Сагайдачный.

Рада проходила в трапезной — одном из куреней с узкими бойницами, закрытыми листами исписанной и промасленной бумаги. Чернила во многих местах потекли, но можно было разобрать, что это какие-то хозяйственные подсчеты. Света через такие окна проникало мало. Мне показалось, что больше света давала лампада, висевшая в красном углу под иконой святого Николая. Во главе стола рядом с Петром Сагайдачным сидел основатель монастыря и его настоятель иеромонах Паисий — дряхлый старик с трясущимися руками и головой. На груди поверх черной рясы висел на серебряной цепи серебряный крест внушительных размеров. Я еще подумал, что такой тяжелый крест нужен, чтобы голова тряслась не сильно. Иеромонах пробубнил молитву, перекрестил товарищество. Казаки тоже перекрестились.

Слово взял кошевой атаман:

— Пока мы добирались сюда, басурмане решили, что мы каким-то чудом проскочили в Днепр, и, как говорят, под командованием Ибрагим-паши погнались за нами на десяти галерах. Дошли до самой паланки, пограбили и сожгли ее, убили несколько наших товарищей. К счастью, там мало их было, почти все успели убежать, когда узнали о приближении врага. Потом басурмане пошли вверх по Днепру, до порогов, грабя все по правому берегу, а теперь плывут вниз, грабя левый берег.

— Надо догнать их и наказать! — гневно бросил есаул Игнат Вырвиглаз заранее, видимо, подготовленную реплику.

— Пока до порогов дойдем и перетащим через них чайки, от басурманов и следов не останется, — сказал Василий Стрелковский.

Так понимаю, возразил он чисто из принципа. Наверное, обидно, что больше не атаман.

— Верно говоришь, — согласился с ним Петр Сагайдачный, судя по тону, ожидавший подобное высказывание. — Если через пороги пойдем, то не успеем, а если по Волчьей, а потом по ее притоку Верхней Терсе, то окажемся возле реки Конские Воды, куда басурмане обязательно должны зайти, чтобы пограбить там наши хутора. Туда самое большее день пути, если налегке.

Члены рады сразу загомонили одобрительно. На реке Конские Воды несколько больших и зажиточных хуторов, на которых живут многие из зимовых казаков, присоединившихся к нашему походу. Для них предложение кошевого атамана самое лучшее, не зависимо от того, застанем там Ибрагим-пашу с войском или нет. Петру Сагайдачному тоже важнее хорошее мнение о нем зажиточных казаков, а не борьба с турками, поэтому и внес на рассмотрение такое предложение. Мне было без разницы. Можно было бы, конечно, подсунуть ему свинью, объяснив остальным, почему он предложил именно это, но я не хотел, чтобы кошевой атаман раньше времени догадался, что я знаю, кто был организатором подляны с подсвечниками. Пусть и дальше пребывает в уверенности, что я настолько туп, насколько он думает, и подозреваю только Матвея Смогулецкого.

Глава 32

Спасти свои хутора на Конских Водах зимовые казаки не успели. Дымы пожаров мы заметили за несколько километров до реки. Они были левее того места, к которому мы шли, выше по течению реки. С одной стороны эта новость была плоха, особенно для тех, кто там жил, а с другой было понятно, что небитыми турки отсюда не уйдут. Вопрос был только в том, как много их погибнет. Чайки мы оставили на Верхней Терсе, поэтому взять на абордаж турецкие галеры не сможем, но на худой конец обстреляем с берега. Река Конские воды в этом месте шириной всего метров сто-сто пятьдесят.

Турки не догадывались о нашем приближении. Разведку они не вели. То ли потому, что лошадей было мало и те трофейные, то ли просто из лени. На ночь они расположились на левом, дальнем от нас, берегу реки, неподалеку от подожженного хутора. Первую половину ночи горящие дома и пристройки были нам хорошим ориентиром.

На противоположный берег мы переправлялись вплавь. Нарезав камыша, связали его поясами в фашины, которые соединили по три-четыре, положили на них оружие, боеприпасы, одежду и обувь, и те, кто умел плавать, перетолкали эти плоты на противоположный берег. Не умеющие плавать ложились на фашину из камыша и, обхватив ее намертво, как любимую женщину, бултыхали в воде ногами, придавая своему плавсредству ускорение.

Вода была уже холодная. Переправившись на другой берег, я быстро оделся. Дрожь не отпускала мое тело, поэтому сделал разминку, чтобы быстрее согреться. Махал руками и смотрел на светлые голые тела, которые выходили из воды и сразу начинали натягивать на себя одежду и как бы растворяться в темноте.

Дороги здесь не было, поэтому, чтобы не заблудиться и не застрять в высокой траве, пошли вдоль берега. Вспугнули несколько уток и кабана. Он понесся с таки шумом, будто по камышам прорывался бульдозер. Я думал, что этот шум насторожит турок. Ничуть не бывало. Не привыкшие к местным ночным звукам, турки не обращали на них внимание. Наверное, вначале все воспринимали, как опасность, а потом убедились в обратном и расслабились. В их лагере, растянувшемся вдоль берега на километр, не меньше, горело десятка три костров, возле которых сидело по два-три часовых. Судя по статичности поз, часовые кемарили. Столько дней уже шляются по казацким землям, врага не встречают — чего бояться?! Наш отряд начал охватывать турецкий лагерь. По цепочке передали, что сигналом к атаке будет тройной призыв селезня. Сейчас, правда, селезни готовятся к перелету в теплые края, а не к любовным играм, но турки об этом вряд ли знают.

От меня до ближайшего костра было метров двести. Возле него, согнувшись во сне, сидели двое. Еще три, а может, и четыре человека лежали рядом. Позади них, тесно прижавшись друг к другу, спали на земле пленные, на которых только светлые нижние рубахи. Дальше угадывался нос кадирги, вытащенный на мелководье. Нас проинформировали монахи, что турки пришли сюда на восьми кадиргах и трех кальяттах.

Трижды прокрякал селезень, причем удивительно похоже. У меня со звукоподражанием слабо, поэтому всегда восхищаюсь людьми, которым дан такой дар. Стараясь шагать тихо, я направилсяк костру. Слева от меня идет Петро Подкова, а справа — Михаил Скиба. У обоих в правой руке сабля, а в левой кремневый пистолет. Я оставил пистолеты у Ионы, который должен вместе с другими джурами ждать на месте нашей переправы. Побоялся, что замочу их, а потом придется выковыривать заряд из ствола. Надеюсь, не пожалею, что не взял. Турок раза в два больше, потому что сюда пришел не весь наш отряд, а всего чуть больше двух тысяч, но внезапность и темнота работают на нас.

Тот турок, что сидел у костра спиной к нам, вдруг вздрогнул, выпрямился и повернул голову в нашу сторону. Есть люди с обостренной интуицией или звериным инстинктом, которые опасность даже спиной чуют. Нас разделяло метров сто, поэтому не думаю, что он увидел приближающуюся опасность. Со света в темноту видно намного хуже, чем наоборот. Турок все же поднялся и спокойным шагом направился к кадирге.

— Бегом! — тихо скомандовал сотник Безухий, наступавший через двух человек левее.

В это время правее прогрохотал первый выстрел, а через секунду загрохотало вдоль всего лагеря турок. Часовой, шагавший к кадирге, бросками переместился вперед и скрылся в тени галеры. Сидевший у костра вздрогнул и почти мгновенно вскочил на ноги, после чего дернулся еще раз, наверное, получив пулю в туловище и начал медленно клониться вперед. Спавшие рядом с костром турки тоже вскочили на ноги, спросонья не сразу поняли, что происходит. Один сообразил быстрее и рванулся к кадирге, а остальных порубили подбежавшие казаки. Пленные тоже проснулись, приподнялись, но затем сразу легли, чтобы не поймать шальную пулю.

— Мы свои! Развяжите нас! — закричал на русском языке сперва одни человек, а потом и остальные пленники.

Казаки словно бы не замечали их, продолжали сечь убегающих турок. Я подбежал к кадирге первым. С ее носа на берег был спущен трап — широкая длинная доска с набитыми поперек рейками. Возле трапа крутился на земле, корчась от боли, длинный турок. Наверное, пулю поймал. Я добил его резким и коротким ударом сабли. По трапу взбежал легко. На полубаке никого не было. В нос сразу шибанула вонь испражнений и немытых тел. На турецких галерах обычно есть мальчик с широкогорлым кувшином, который подходит по зову к рабу-гребцу, но не всегда успевает, а иногда и просто ленится, поэтому во время перехода между банками накапливается слой экскрементов. В порту, если стоянка продолжительная, галеру чистят. Турки пока что более чистоплотные, чем западноевропейцы, особенно испанцы.

На куршее вспыхнул огонь выстрела. Били из мушкета, который держали подмышкой. Пламя вспышки осветило турка в надраенных мисюрке и кирасе, выкраснив их на мгновение. Звук выстрела я услышал чуть позже, хотя на таком расстоянии разность между скоростью звука и света должна быть незаметна. Мой слух в бою частенько преподносит интересные сюрпризы. Целился мушкетер в меня, а попал в того, кто поднялся вслед за мной. Мне даже показалось, что почувствовал пролет пули рядом со своей правой рукой. В кого она попала и нужна ли ему помощь — некогда рассматривать. Я рванулся вперед, к куршее, чтобы опередить стрелка. Он уже вытряхивал в ствол содержимое надкусанного бумажного патрона, когда я рассек его туловище наискось слева направо и вниз. Не до конца, потому что сабля ударилась о ствол мушкета и застопорилась. Хватка у турка была крепкая. Уже, можно сказать, мертвый, он не отпустил оружие, завалился вместе с ним. Упал вниз, на рабов-гребцов, которые загомонили на разных языках.

Я побежал дальше, к полуюту, где возле шатра стояли человек десять, видимо, ночевавшие на галере. Оружие в руках они держали, но не так, как готовые к бою. Я взбежал на полуют по пяти ступенькам трапа правого борта и остановился возле него, чтобы меня не окружили, не напали со всех сторон.

Это паузой воспользовался турок в белой чалме и рубахе, без шаровар и доспехов, наверное, капитан, который опустил ятаган острием вниз и крикнул на русском языке:

— Плен!

— Вы сдаетесь? — уточняю я на турецком языке.

— Да, мы сдаемся, господин! — уронив ятаган на палубу, громко, словно глуховатому, крикнул на турецком капитан.

— Остальные пусть бросят оружие и снимут доспехи, — требую я.

С этими ребятами надо держать ухо востро. Для них победа стоит любой подлости.

Все, кто там стоял, бросают оружие на палубу, начинают снимать доспехи, а потом шарахаются в мою сторону, потому что по левому трапу на полуют взбегает казак с полупикой, которую держит двумя руками. Казаки таким оружием пользуются редко. То ли этот из крымских татар, то ли потерял в бою свое оружие и схватил, какое подвернулось под руку.

— Не трогай их, они сдались! — кричу я казаку.

Пленные — это деньги или обмен на своих, поэтому казаки редко убивают сдавшихся.

Наконечником полупики казак поднимает полог из темного полотна, который закрывает вход в шатер. Внутри тускло горит масляная лампа, висящая примерно по центру на двух тонких цепочках, прикрепленных к горизонтальному шесту, поддерживающему верх шатра. На широком и низком ложе у дальней стенки шатра сидят, завернувшись в одеяла две молодые женщины, славянки. Одной лет двадцать, другой не больше шестнадцати. У обеих волосы собраны в узел на затылке — не девицы. Может быть, жены кого-то из казаков нашего отряда. Если женщина попала в плен и ее изнасиловали, вины на ней нет. В таком случае виноватым здесь принято считать мужа, потому что не смог защитить. В Западной Европе к женщине, попавшей в такую ситуацию, относились по-разному, но мужья никогда не считали виноватыми себя.

К нам подошли еще несколько казаков. Бой по соседству с нами затих, доносилось лязганье стали издалека, от догоравшего селенья, да и то сражалось там, судя по звукам, всего несколько человек. Скоро с ними управятся.

— Отведите пленных вниз, к гребцам, — приказал я казакам, — и станьте здесь в карауле.

Мои приказы выполняют беспрекословно, хотя эти парни не из экипажа тартаны и, скорее всего, не из моего куреня. Тартана — моя собственность, в походах я принимаю участие по своей воле. Официальной должности в Сечи у меня нет, но в последнее время никто не оспоривал мое право командовать. Один казак остался на полуюте нести службу, а остальные погнали пленников в трюм. Турки покорно спускаются по трапам. Наверное, утешают себя мыслью, что для них сражение закончилось не слишком плохо.

Я захожу в шатер. Обе женщины смотрят на меня с испугом. Тут только я замечаю, что все еще держу саблю в руке. Засовываю ее в ножны.

— Вы откуда? — спрашиваю я.

— Из Липок, — отвечает та, что постарше и посимпатичнее.

— Это где-то здесь рядом? — уточняю я.

— Да. Нас сегодня днем захватили, — отвечает она.

— Поспите до рассвета, а потом домой поплывете, — говорю им. — Я тоже здесь лягу.

Обе встают с ложа, уступая мне место. Так тут заведено. Впрочем, и рыцари тоже не шибко церемонились со своими женами и простолюдинками. Прекрасная Дама, достойная ухаживания, — это обязательно знатная чужая жена.

Я снимаю ремень с саблей, потом доспехи. Та, что постарше, подходит ко мне, помогает с кирасой. Делает умело, не впервой. Одеяло, в которое она укутана, распахивается сверху, приоткрыв белую грудь с темным соском. У женщин из северных районов Европы соски обычно розовые, а у южанок — темно-коричневые. Впрочем, это вывод из личного опыта. Проследив, куда я смотрю, женщина, ни мало не смутившись, поправляет одеяло, красное, с черными горизонтальными полосами.

— Как тебя зовут? — интересуюсь я.

— Мария, — отвечает она.

— Замужем? — спрашиваю ее.

— Вдова, — отвечает женщина, глядя мне в глаза. — Муж в прошлом году погиб в Московии.

— Ляжешь со мной? — спрашиваю я.

Она ничего не отвечает.

Я снимаю верхнюю одежду, сажусь на матрац, чтобы разуться. Мария стягивает с моих ног сапоги, ставит их в угол шатра, рядом с моими доспехами и оружием. Я снимаю всё и ложусь на матрац, который неприятно холодит тело, кладу голову на длинную подушку-валик, темно-красную, не перьевую, тверже, набитую, наверное, овечьей шерстью. Укрываюсь одеялом, которое было на ложе, темно-красным, толстым, ватным, прошитым так, что швы образуют ромбики.

Вторая женщина легла на бок, спиной ко мне, у противоположной стенки шатра на ковер, которым выстелена палуба, поместив голову на одну из прямоугольных подушек, которые там лежали. Возле шатра, всего в полуметре или чуть дальше от этой женщины, вышагивает по палубе караульный. Сапоги у него с мягкой подошвой, поэтому шаги тихие, будто крадется.

Со стороны куршеи доносятся радостные голоса казаков. Погибших и раненых у нас мало, а разбили отряд турок, который был раза в два больше нашего, взяли добычу, освободили из плена своих родственников и близких и рабов с галер и заодно отомстили за разорение паланки. Среди добычи нашли вино и приступили к его потреблению. Все, что выпито и съедено на поле боя, добычей не считается.

Мария подходит к лампе, задувает огонь. Я предполагал, что ляжет рядом с товаркой, но слышу движение рядом с собой. Ступая почти бесшумно, Мария перемещается к ложу. Еще одно одеяло укрывает меня, после чего под оба залезает женщина. Ложится на спину. Кама-сутра до казаков еще не добралась. Занимаются любовью в дедовских позах, которых не больше трех: лежа, стоя на коленях и в полный рост.

Я провожу рукой по животу Марии. Он гладенький и упругий. У рожавших женщин такой встречается, как исключение. Груди тоже упругие и с твердыми, набухшими сосками, что подталкивает к вопросу: кто кого уложил в постель?! Наверное, турок, развлекаясь с младшей женщиной, завел и старшую и оставил неудовлетворенной. Мои руки заводят ее еще больше. Когда вхожу в нее, сдавленно и протяжно стонет. Судя по упругости, турок ее точно не попробовал. Да и другие мужчины давненько там не бывали. Мария быстро подстраивается под меня и начинает стонать все громче, а перед оргазмом всхлипывает, будто собирается зареветь.

Вместо нее заревела вторая женщина. Тихо и поскуливая, как щенок. Плакала долго.

— У нее муж погиб сегодня! — горячим шепотом, словно что-то радостное, сообщила мне Мария. — На Красную горку поженились. Он в поход не пошел, а смерть дома нашла. От судьбы не спрячешься!

— А у тебя есть дети? — спросил я.

— Нет, бог не дал, — ответила она всё так же радостно. — А у тебя?

Я рассказал о своих детях от Оксаны. Если хочешь произвести хорошее впечатление на женщину, говори о детях, не важно, чьих. Причем можно и поругать, но не сильно. За это вам простят, что заснули, слушая ее.

Глава 32

На Базавлуке турки сожгли и порушили все куреня, дом кошевого атамана, избу с припасами, церковь, колокольню, вышки. Перед отплытием пытались поджечь частокол, но, как рассказали очевидцы, наблюдавшие из камышей, пошел дождь и потушил огонь. Увезенные отсюда пушки мы нашли в трюмах турецких галерах. Добавили к ним стоявшие на вооружении на этих судах. Сами галеры разобрали. Всё, пригодное для строительства, тут же использовали при возведении куреней. Все непригодное дерево пошло в топки печей, которые не пострадали. Паруса, канаты, якоря отложили про запас. Кошевой атаман Петр Сагайдачный намекнул мне, что надо бы построить несколько тартан или других подобных судов, как более пригодных, чем чайки и галеры, для плавания по Днепру и по морю. Я сказал, что не силен в кораблестроении.

На пока не разобранной кальятте меня и моих односельчан вместе с трофеями отвезли в Кандыбовку. Там уже знали, что на Базавлуке побывали турки, что несколько десятков казаков погибло. Готовились спрятаться в лесу, если бы турки двинулись в эту сторону. У Оксаны тоже были собраны узлы с самым необходимым. Наша семейная казна была спрятана в печи. Еще во время кладки печи в ее основании сделали камеру. Печнику, который впервые выполнял такой странный проект, я сказал, что камера нужна для удержания тепла. Никто в этих краях, включая турок и татар, не сталкивались раньше с такими печами, поэтому вряд ли будет искать в ней тайник. Если враги сожгут дом, печь пострадает не сильно, найти тайник будет не трудно. С учетом добычи этого года, треть камеры уже заполнена золотом и драгоценными камнями. Как только заполнится вся, заберу и поеду искать лучшее место для жизни. Есть еще и серебро, и немало, которое держу в сундуке. Это, так сказать, видимая часть моего богатства, чтобы не искали остальное. Потерять ее будет жалко, но не смертельно.

Через месяц мы с Петром Подковой сплавали на Базавлук, получили доли всех кандыбовских из выкупа за пленных, узнали последние новости. На острове отстроили примерно четверть куреней, вышки, церковь и колокольню. За дом кошевого атамана даже не принимались. Его самого на Базавлуке не было. Уехал в Киев решать вопросы с представителем польского короля. Турецкого султана очень разозлили наши походы. Крайним оказался великий визирь Назир-паша, ставший короче на голову. Говорят, султан приказал привезти во дворец всех казаков, оказавшихся в рабстве, включая гребцов на галерах. Хотел узнать у них, как справиться с нами. Они ли ему посоветовали, или сам додумался, но султан, в случае продолжения наших набегов, пригрозил войной польскому королю, даннику его вассала. Интересно, как выплата дани сочетались с польским гонором?!

Зиму я провел, как обычно, в делах праздных. В основном охотился, заодно обеспечивая семью и слуг свежим мясом. В конце декабря прискакал гонец с вестью, что большой отряд крымских татар под командованием калги Девлет-Гирея идет в нашу сторону. Калга оказался умнее, обогнул казацкие земли с запада, напал на польские города и села, взял много добычи, в том числе пленных, большая часть которых погибла из-за сильных морозов, прихвативших татар на обратном пути. Много погибших и обмороженных было и среди татар. Мы этого не знали, поэтому месяца полтора были в полной готовности отбить нападение, если к нам придет небольшой отряд, или отступить к Запорожской Сечи, если заявится сам татарский калга.

Весной Кандыбовку посетил Мыкола Черединский. Благодаря мне, он начал богатеть, приплыл уже на двух баркасах. Привез товары, которые я ему заказал в прошлом году, в основном одежду и обувь для Оксаны, которая считала, что жена боярина должна одеваться по последней моде, как польские пани, получив взамен часть прошлогодней добычи. Что-то пошло в оплату привезенного им, а остальное отдал свояку на реализацию. Он удачно поторговал и с моими соседями-соратниками. Думаю, к моменту моего отъезда отсюда обзаведется целой флотилией баркасов.

Заодно Мыкола Черединский привез последние новости из Речи Посполитой. На Сигизмунда Третьего произвела впечатления угроза султана Мустафы Первого, который сменил на троне своего брата, скоропостижно скончавшегося в двадцать семь лет. Польский король еще не расстался с планами посадить сына на московский престол, поэтому война с турками ему не нужна. Пока неизвестно, что король Сигизмунд пообещал или чем пригрозил Петру Сагайдачному, но отправляться в морской поход кошевой атаман передумал. Правда, остальным казакам он был не указ. К ним прибыл посол от персидского шаха Аббаса с мешком золота на общее дело и парчовыми тканями в подарок казацкой старшине. Персы сейчас воевали с турками, успешно выдавливая их из Закавказья. Общий враг и мешок золота навели казаков на мысль выбрать нового кошевого атамана. Им стал Дмитро Барабаш, участвовавший во всех походах Петра Сагайдачного в роли куренного атамана. Казаки сразу принялись на Базавлуке изготавливать чайки для похода в Черное море за турецкими зипунами. Большая часть старых чаек осталась на зиму выше порогов. Весной по полной воде никто не удосужился перегнать их к Базавлуку. Подозреваю, что не обошлось без Петра Сагайдачного. Я в походе участвовать отказался, несмотря на приглашение от нового кошевого атамана. Отправляться в море на чайке мне не вставляло.

В середине мая в Кандыбовку приплыли на шестивесельной лодке бывший кошевой атаман Василий Стрелковский, сотник Безухий и три молодых казака. В обязанность молодых входили гребля и охрана старших. Они посидели с нами за столом, отведали приготовленный по моему рецепту украинский борщ, который пока не известен ни казакам, ни жителям остальных территорий будущей Украины, и вареники с творогом и сметаной, которые здесь уже не в диковинку, а потом по сигналу сотника пошли проверить, не утопила ли детвора их лодку.

— Мы к тебе по делу Боярин, — начал разговор Василий Стрелковский. — Я слышал, ты с Барабашем в поход не идешь, потому что хочешь только на своем корабле, а он в Адомахе остался. Мой приятель из донских казаков позвал меня в поход. Мы собираемся на тех чайках, что оставили на Самаре, добраться до Адомахи и оттуда вместе с донскими отправиться в поход. Отряд у нас небольшой будет, но ты оба моря знаешь хорошо, с тобой мы обязательно большую добычу возьмем. За это твою долю удвоим.

— Небольшой отряд — это сколько? — спросил я.

— Наших будет чаек двадцать и примерно столько же донских, — ответил бывший кошевой атаман.

Значит, около двух тысяч. С таким отрядом Каффу или Трабзон не захватишь, но город поменьше — вполне. Да и можно будет перегнать тартану на Днепр.

Сотник Безухий, видимо, решил, что меня маленький отряд не устраивает, обдумываю, как отказать, поэтому торопливо сообщил:

— Мы с товарищами обсудили те подсвечники. Решили, что кто-то счеты с тобой хотел свести. С нами у тебя таких подлостей не будет, мы проследим.

— Раз не будет, значит, поплыву с вами, — произнес я, хотя не отказался бы от похода и без этого бонуса.

Глава 33

До устья Самары, где в затоне у хутора в десяток домов перезимовали наши чайки, мы добрались по суше. Лошадей оставили у хуторян, договорившись, что перегонят их на Базавлук, если мы вернемся по Днепру. Чаек было больше, чем нам требовалось, поэтому выбрали лучшие. Кое-какие подконопатили, у нескольких поменяли камышовые фашины и все просмолили. Смолу туда завезли купцы заранее. Расплатимся с ними из добычи. Для купцов это что-то типа лотереи: если нам не повезет, они потеряют деньги, потраченные на смолу и доставку ее, а если повезет, получат вдвое и еще скупят с большой скидкой добычу. На ремонт ушло два дня, после чего погрузились в чайки и пошли вверх по течению.

Я не греб, сидел в носовой части. С полдня ушло на то, чтобы привыкнуть воспринимать действительность с более низкого уровня. Я как бы вернулся во времена яхтинга. С высоты сантиметров семьдесят над уровнем воды речные берега казались другими, незнакомыми.

В монастыре сделали остановку на ночь. Все сходили в церковь. Я тоже отметился. Подозреваю, что мой атеизм казаки поймут неправильно. Они люди военные, а на войне трудно быть атеистом.

Волок прошли быстрее, чем осенью, потому что груза не везли, только оружие и припасы. Кальмиус был полноводен. При нашей малой осадке проблем не создавал.

Донские казаки уже ждали нас в Адомахе. Они приплыли на двадцати пяти стругах. Самый большой струг был двадцативосьмивесельный, то есть человек на сорок-пятьдесят, остальные — на тридцать-сорок. Так что, если донских и было больше, чем нас, то ненамного.

Первым делом собрали раду на площади, окруженной куренями. Сидели на земле, плотно утрамбованной. Так утрамбовать можно только многодневной маршировкой подразделения не менее роты, а казаки пока не знают строевых занятий. Походным атаманом у донских казаков был Иван Нечаев. Кстати, Нечаев — очень распространенное прозвище у казаков. Наверное, из-за их привычки нападать нечаянно. С чаем вряд ли связано, потому что он здесь пока в диковинку. Это был грузный мужчина лет сорока двух, на выбритой голове которого краснел шрам от сабли. Судя по вмятине, череп по время удара был проломлен. Иван Нечаев не только выжил, но и дослужился до походного атамана. Это подтверждало мою теорию, что отсутствие мозгов продлевает жизнь и способствует карьерному росту в силовых структурах.

— Мы хотим напасть на предместья Стамбула. Там богачи живут и купеческих складов много, — поделился планами донских казаков их атаман Иван Нечаев.

— Туда пошел со своим войском наш новый кошевой атаман Дмитро Барабаш, — проинформировал донских казаков Василий Стрелковский.

— На ста пятидесяти чайках, — добавил сотник Безухий. — После них мы там ничего уже не найдем.

— Опять опередили! За вами не успеешь! — воскликнул не столько огорченно, сколько восхищенно Иван Нечаев.

— И мы за вами на Хвалынском море не поспеваем! — с улыбкой сказал ему Василий Стрелковский.

— Придется в другом месте поискать, — согласился походный атаман донских казаков. — Есть у вас какое-нибудь на примете?

Наш походный атаман посмотрел на меня, предлагая высказаться. Мы с ним во время ночевок перебрали посильные варианты и решили наведаться к южному берегу Черного моря западнее Синопа, где наши пока не бывали. Я и озвучил это предложение.

— Мы в тех краях ни разу не бывали, дороги не знаем, — сказал Иван Нечаев.

— Он бывал, — кивнув в мою сторону, произнес Василий Стрелковский, — проведет нас напрямую, нагрянем внезапно со стороны моря, как на Синоп.

— Это он вас на Синоп привел? — поинтересовался Иван Нечаев.

— И не только туда, — ответил наш походный атаман. — Последние три года Боярин у нас главный проводник в походах.

— Боярин, значит?! — молвил с еле заметными злыми нотками походный атаман донских казаков.

Видимо, у него не сложились отношения со своим боярином, благодаря чему и попал в казаки.

Я подумал, что мне пуля в спину в бою ни к чему, поэтому рассказал «легенду»:

— Мой дед сбежал от царя Ивана, и я у франков вырос.

— Тогда другое дело! — поглядев на меня уже без злобы, сказал Иван Нечаев и вернулся к главному вопросу: — Мы готовы выйти завтра утром.

— Мне потребуется пара дней, чтобы подремонтировать свое судно, — сообщил я.

— Это то, турецкое, что на берегу стоит? — задал вопрос походный атаман донских казаков.

— Оно самое, — подтвердил я

— Ремонтируй, подождем, — снизошел он.

После чего обсудили, как будем делить добычу. Поскольку нас примерно поровну, решили, что каждый казак отдает добытое в свой кош, а общую, если попадется, делим напополам, и потом каждый отряд распоряжается ею по своему усмотрению.

Глава 34

Адомахские рыбаки заметили эти три торговые турецкие галеры, когда они ночевали у Бердянской косы. Шли купцы на Азов. Собирались, наверное, обменять товары на рабов. Азов сейчас — самый главный, если не считать Керчь, центр работорговли на Азовском море. Если бы мы не задержались для ремонта тартаны, то пошли бы к Керченскому проливу напрямую и разминулись бы с ними.

Мы напали на турецкие суда напротив устья Кальмиуса. Когда галеры вышли на траверз его, прятавшиеся в камышах чайки и струги рванулись к ним. Турки не были готовы к нападению. Они еще какое-то время следовали прежним курсом, с опозданием повернули на юго-запад. Ветер был противный, поэтому тартана не участвовала в погоне. На веслах она двигалась медленнее чаек и стругов. Я с берега наблюдал, как казаки догнали сперва замыкающую галеру, обстреляли ее из ручниц, после чего быстро взяли на абордаж. Донские казаки действовали сноровистее запорожских. У них больше опыта по захвату судов. На Хвалынском море это основная статья дохода. Запорожцы пока что больше налегают на грабеж побережий. Когда заканчивали с этой галерой, другие казацкие суда догнали среднюю, а потом и переднюю. Все три приза были доставлены в Адомаху. Везли они самые разные товары, необходимые кочевникам — основным продавцам рабов. Галеры вытянули на берег. Пленных турок закрыли в погребах, опустевших к лету. Рабов-гребцов расковали и отпустили. Грязные, вонючие, с длинными, в колтунах, волосами на головах и бородами они почему-то напомнили мне хиппи, плотно подсевших на марихуану. Встречал я одного такого — старого, седого и тощего, одетого лишь в грязные шорты и босого, — в индийском Мадрасе, рядом с портом.

— Сэр, пожертвуйте старому хиппи пару рупий на «косяк», — попросил он на американском диалекте английского языка, всё ещё не павшем под натиском липкого индийского диалекта.

В Индии не рекомендуется подавать нищим. Их набежит сразу несколько сотен, облепят, как мухи свежую лепешку, произведенную священной коровы, и выгребут все деньги и нервы. Идейному борцу с обществом потребления я дал пять рупий, хотя было подозрение, что это безыдейный растаман, косящий под хиппи. Сыграло свою роль и то, что рядом был крутой торговый центр, где я сразу же спрятался от других нищих разного возраста и пола, рванувших ко мне со всех сторон. Охрана на входе довольно бесцеремонно отсекла их. У меня появилось подозрение, что у каждой индийской касты свои торговые центры, но европейцам можно шляться везде.

Добычу казаки поделил на две равные части. Я помог с подсчетами, иначе бы это мероприятие растянулось надолго. Шибко грамотные ушли все с новым кошевым атаманом грабить окраины Стамбула. Из отправившихся с нами и среди донских казаков было несколько человек, которые знали, сколько у них пальцев на обеих руках, а сколько на руках и ногах вместе — не знал никто. Мне помогал местный попик — обладатель острого носика и слезливых глаз с красными веками, который мог считать до ста. Ему пообещали десятину, поэтому считал даже быстрее меня и постоянно ошибался в свою сторону.

— «Кто любит деньги, едва ли избежит греха», — напомнил я попу любимую фразу лорда Стонора во время раздела добычи.

— Нет ни одного поступка, который при желании нельзя истолковать и в хорошую, и в дурную сторону, — отрезал он. — Молитвой очисти свои помыслы и берись за любое дело.

Мне кажется, что первое, чему учат священнослужителей, — умению цитатами из Библии оправдать свое наплевательское отношение к библейским заповедям.

Добыча показалась такой легкой (погибло всего два человека и с десяток были ранены) и богатой, что казаки решили подкорректировать план похода. Опять собрались на раду, хотя, как я понял, решение уже принято и одобрено всеми.

— Знаешь такое место, где можно захватить купеческие корабли с дорогим грузом? — спросил меня Иван Нечаев.

— Таких мест несколько, — ответил я. — Самое доходное — возле Стамбульского пролива, но там и самое опасное, можем нарваться на турецкий флот. Пожалуй, лучше всего подежурить в Керычском (Керченском) проливе, в южной его части. Оно и рядом, и охрана там слабая, и сможем перехватывать суда, которые идут в Керыч или на Синее море, и те, которые идут на Каффу, Гезлёв. Наших сил как раз хватит на такое дело.

— Вот и приведи нас туда, — произнес походный атаман донских казаков, после чего обратился к остальным членам рады: — Правильно я говорю, товарищи?

— Любо! — закричали донские.

— Верно, батько! — поддержали их запорожцы.

На этом рада и закончилась.

На рассвете наша флотилия, возглавляемая моей тартаной, взяла курс на Керченский пролив.

Глава 35

После захвата Османской империей всего побережья Черного моря, пираты на нем исчезли, как до этого на Белом (Мраморном), Эгейском, в восточной части Средиземного. Турки с ними не церемонились. Уничтожали не только самих пиратов и их суда. Населенные пункты, оказывавшие хотя бы малейшее содействие пиратам, ровняли с землей, а население продавали в рабство. Жестокие меры подействовали. Больше никто не мешал турецким купца торговать и обрастать жирком, а султану — соскребывать с них налоги и пошлины. Турецкие купцы привыкли к безопасным плаваниям и расслабились. Свято место долго не бывает пусто — освободившуюся нишу заняли казаки, предпочитавшие наземные налеты, но изредка нападавшие и на суда. Делали они это так редко, что турки, не желая понапрасну тратить деньги на охрану, не обращали на них внимание. Экипажи были сокращенные, пушечное вооружение слабое.

Не ожидал нападения и торговый караван из восьми больших галер, который собирался проследовать мимо Керченского пролива до Балаклавы, чтобы там продать товары крымскому хану и его приближенным. Первым шел турецкий вариант галеаса, пятидесятишестивесельный, с тремя мачтами. За ним двухмачтовые три сорокавосьмивесельные галеры, две тридцатишестивесельные и две тридцатидвухвесельные. Ветер бы попутный и свежий, поэтому шли под парусами, латинскими, в косую красную и желтую широкую полосу. Я бы принял их за каталонцев, если бы не зеленые вымпелы, свисавшие с каждой мачты почти до воды. На тартану и полтора десятка стругов, которые шли ближе к берегу встречным курсом, купцы не обратили внимание. Наверное, приняли за коллег. Тартана — типичное купеческое судно, а струги издали похожи на сайки. Мы благополучно разошлись, делая вид, что не замечаем друг друга. В эту эпоху внимание бывает только одного типа. Его сейчас продемонстрируют туркам казаки, выплывшие наперерез купцам из-за мыса. Я им объяснил, какой надо держать курс, чтобы сблизиться быстро, поэтому турецкие купцы не сразу поняли, что это по их душу, подумали, наверное, что рыбаки идут на промысел. Потом, видимо, опознали чайки и начали менять курс влево, намереваясь лечь на обратный курс.

В это время тартана, а за ней и струги, начала менять курс вправо, перерезая туркам путь к отступлению. Им бы рвануть в открытое море, тогда самые быстрые уцелели бы, но отрыв от берега туркам пока страшнее пиратов.

— Поднять паруса! — командую я.

Попутный ветер разглаживает парусину на трех мачтах. Тартана легонько вздрагивает, словно получила пинок под корму, и начинает двигаться резвее. При попутном ветре баллов пять она идет под парусами намного лучше, чем на веслах.

— Суши весла! — приказываю я гребцам.

Эта команда первое время забавляла казаков, новички понимали ее дословно, но со временем привыкли. Как и ко многим другим моим командам. Произнося их, я все время забываю, что эти команды не знакомы моим нынешним починенным. Может быть, именно так команды и войдут в русскую морскую лексику? Правда, не уверен, что казаки смогут послужить передаточным звеном.

Мы первыми настигаем замыкающую раньше, а теперь, после разворота, ставшую флагманом, тридцатидвухвесельную галеру, проходим вдоль ее борта, обстреляв из фальконетов левого борта ее корму и бак, где находится большая часть охраны. Нам жиденько отвечают из гаковниц, положенных на планширь фальшборта. Главный калибр у галер на баке. Мы раньше, во время ее разворота, находились в мертвой зоне этих пушек, а теперь проредили их обслугу. Надеюсь, следовавшим за нами стругам если и достанется от них, то меньше. Зато нас обстреливают все три сорокавесельные и галеас, которые успели лечь на обратный курс, и тартана оказалась у них прямо по носу. Два ядра так сильно бьют по носовой части моего судна, что создается впечатление, будто оно попыталось встать на дыбы, но от боли не хватило силенок. Еще одно ядро разрывает напополам комендора погонной пушки, захваченной у турок в прошлом году и в этом привезенной из Сечи в Адомаху и установленной на тартану. Второго комендора отшвырнуло, но не ранило. Он поднимается, покачиваясь, трясет выбритой головой. Хохол на ней мотается, как кошачий хвост перед дракой. Сколько ядер попало в паруса, не знаю, но и фок, и грот порвало в клочья. Бизань уцелела, правда, толку от нее мало.

— Весла на воду! — командую я гребцам, а рулевому Петру Подкове: — Держи на самый большой корабль!

Тартана, начавшая было терять ход, опять убыстряется. Мы идем прямо на галеас, словно собираемся его протаранить. На его форштевне раньше, видимо, имелась какая-то фигура, но ее срубили вместе с частью резных украшений на обводах. Остались только растительные элементы барельефа. Значит, трофейная, захвачена у христиан. На форкастле у пушки, скорее всего, калибра тридцать шесть фунтов и двух двадцатичетырехфунтовок суетятся турецкие канониры, наверное, православные христиане. Встреча с другими православными им сейчас не в радость. Если служишь чужим, рано или поздно придется сражаться со своими. Или убивать своих, или быть убитым своими. Даже если этого не желаешь.

Мы из фальконетов правого борта бьем по тридцатишестивесельной галере, которая спешит проскользнуть мимо нас. Канониры ближнего к баку фальконета перебегают к погонной пушке и помогают ее контуженному канониру прицелиться и выстрелить по галеасу картечью. За облаком черного дыма, вырвавшегося из ствола, я не вижу, попали или нет. Вслед за пушкой с бака начинают стрелять из ручниц пяток казаков, прибежавших туда. Когда облако порохового дыма рассеивается, наблюдаю, как часть турецких канониров, ползком или пригнувшись, убираются из-под обстрела. Заряжать пушки на галеасе некому.

— Весла левого борта в воду, а правого — сушить! — командую я гребцам тартаны, когда до галеаса остается метров двадцать.

Если бы оба судна не меняли курс, то разошлись бы параллельными курсами, разве что могли зацепиться веслами. Теперь нос тартаны резко поворачивает влево. Под острым углом мы врубаемся в носовую часть более низкого галеаса. Удар настолько силен, что я хватаюсь за поручни ограждения, чтобы не упасть. Более легкую тартану откидывает немного вправо, но ее нос опять идет влево и начинает ломать весла со страшным треском, будто буря валит целый лес. Стрельба казаков и турок из ручного оружия и несколько «ручных гранат» добавляют яркие аккорды в мелодию боя. Двое казаков закидывают на галеас «кошки», а еще двое цепляются баграми за его планширь, стараясь подтянуть свое судно к вражескому. Тартана уже погасила о вражеские весла инерцию переднего хода. Галеас начало поворачивать влево, прижимать к ней.

На турецком судне, не считая гребцов-рабов, сотни полторы экипажа, а на тартане — всего семьдесят. Это не пугает казаков. Вот первые перепрыгнули на галеас. Один казак срывается, но успевает схватиться руками за планширь. Подтянуться не успевает, потому что суда стукаются бортами. Человеческое тело послужило кранцем, хорошо смягчившим удар. Когда суда немного расходятся, казака между ними уже нет, а на внешней стороне фальшборта галеаса в том месте я вижу пятно крови.

Я перепрыгиваю на галеас, когда суда опять сближаются вплотную. На палубе возле форкастля валяется в луже крови вражеский мушкетер. На труп я смотрю мельком, но успеваю заметить, что пуля или картечина попала в нос, разворотив его, что у мушкетера светло-русые волосы и голубые глаза, что мушкет лежит на груди, стволом к голове, из-за чего складывается впечатление, что случилось самоубийство. Перепрыгнув через труп, выбегаю на куршею. На ней еще два трупа, на этот раз этнические турки, имевшие на вооружении ятаганы. Обоих поселки саблей. Эта сабля и сейчас в деле — отбивается от трех врагов возле ахтеркастля. Я стреляю в ближнего турка из пистолета, который у меня в левой руке. Дистанция всего метров семь, попадаю в грудь. На тренировках изредка промазываю, стреляя с левой на такой дистанции, а вот в бою — пока ни разу. Втыкаю разряженный пистолет в кобуру, висящую на ремне слева, и выдергиваю из-за пояса второй. Выстрелить из него не успеваю, потому что на меня бросается второй турок с ятаганом. На его голове белая шелковая чалма, застегнутая спереди золотой заколкой в виде цветка с изумрудом в центре. Лицо холеное, с широкими усами и короткой бородкой. На теле поверх стеганого ватного красного халата кираса, покрытая черным лаком, явно европейской работы. Я изображаю намерение нанести рубящий удар сверху вниз и слева направо, но вместо этого колю турка в шею. Пока что сабли редко используют для колющих ударов. Мой удар оказывается для врага неожиданным. Закрыться или отпрянуть он не успевает, поэтому издает хрипящий звук, когда острие сабли глубоко входит в шею. Я быстро и резко поворачиваю саблю вправо-влево, расширяя рану. Это уже лишнее, потому что у турка подогнулись ноги, а ятаган повис на темляке. Тело ослабло, словно бы стало ниже и толще, начало заваливаться вперед. Я отпрянул вправо, рванул к трапу, ведущему на ахтеркастель, где сражались десятка два врагов против четырех казаков.

У галеаса ахтеркастель высокий, двухдечный. На нем уже не ставят, как раньше, шатер для капитана и богатых пассажиров. Капитан живет в просторной каюте на верхней палубе, а пассажиров селят в две каюты нижней. Трап, ведущий наверх, узкий и без перил. Турки приготовились зарубить любого, кто поднимется к ним. С бака тартаны к ним тоже не переберешься, потому что он ниже. Подожду, когда сюда прибегут казаки с огнестрельным оружием и пощелкают турок с безопасной дистанции. Такое же решение принимает и казак, которому я помог.

Он оглядывается, кричит:

— Товарищи, сюда!

Слово «товарищ» у меня ассоциируется с социализмом. Иногда кажется, что на зов прибегут парни в кожаных тужурках и с маузерами в руках. Тут же вспоминаю, что у меня в руке заряженный пистолет. Навожу его на обладателю кирасы, на этот раз обычной, надраенной до блеска, а не покрытой лаком. Турок держит в левой руке еще и небольшой круглый щит, а в правой — ятаган.

— Сдавайтесь! — кричу ему и его соратникам на турецком языке и, чтобы быстрее согласились, добавляю: — Мы обменяем вас на пленных казаков!

Может быть, подействовало предложение обмена, а может, просто не захотели погибать, и турки, произнеся эмоциональные реплики типа «Хозяин погиб! Нам теперь зачем умирать?!», приняли мое предложение. И вовремя, потому что по куршее прибежало сразу десятка три казаков, которые разобрались с теми, кто был в носовой части галеаса.

На остальных турецких судах бой тоже продолжался не долго. Более быстрые чайки настигали галеры, останавливали их, обстреливали из ручниц, после чего подтягивались струги, и вместе брали суда на абордаж. Охрана погибать за чужое добро не хотела и, постреляв для приличия, сдавалась.

В капитанской каюте стояли два сундука: поменьше, из черного дерева и с золотыми узорами в виде роз, явно итальянской работы, заполненный наполовину серебряными турецкими и татарскими акче, а сверху лежал кожаный мешочек с шесть десятками венецианских дукатов, и побольше, из дуба, в котором хранились одежда и кожаный тубус с картами Средиземного моря и восточного берега Атлантического океана от островов Зеленого мыса до датского полуострова Ютландия. Надписи на картах на итальянском языке, скорее всего, трофейные. Наверное, хозяин галеаса собирался наладить торговлю черными рабами из Африки. В Западную Европу вряд ли бы сунулся. Там бы он был добычей для любого, кто осмелился бы напасть. Или хранил на всякий случай. Я забрал карты себе и тоже на всякий случай. Казакам они ни к чему, а мне могут пригодиться. Этим картам еще далеко до моей, что я храню с шестого века, зато побережье откорректировано с учетом новой информации.

Глава 36

Мы стоим на якорях в Керченском проливе. Город Керыч можно увидеть невооруженным глазом. Из-за домов, сложенных из светло-желтого песчаника, издали он напоминает старый, ноздреватый снег. Город почти весь сполз с горы Митридат и значительно подтаял. Бывший громадный Пантикапей превратился в маленький городишко, в котором население занималось посредничеством в обмене рабов на товары и рыбной ловлей. Хотя сюда ближе добираться от Босфора, если идти вдоль берега, и порт более удобный и защищенный, чем Каффа, Керычу трудно с ней тягаться.

Мое предложение обменять пленных турецких матросов на пленных казаков понравилось товариществу. Кое-кто из них побывал в плену, запомнил, каково это, а остальные, видимо, не исключали такой неблагоприятный поворот событий для себя. Глядишь, и их тогда обменяют. Турки тоже не возражали. Договорились, что обмен матросов будет равноценным, а каждого турецкого офицера — на трех казаков. Теперь турки набирали нужное количество пленных казаков.

Мы ждем уже шестой день. За это время к нам прямо в руки приплыли еще две двадцативосьмивесельные галеры. Обе принадлежали одному хозяину и были нагружены предметами роскоши: золотыми и серебряными украшениями, как для людей, так и для лошадей — висюльки на сбрую, причем последних было больше, дорогим оружием, в том числе и огнестрельным, специями, коврами, включая персидские, несмотря на войну с Персией, шелковыми и льняными тканями… Стоимость захваченного на каждой из этих галер раза в два превышала стоимость того, что везли на галеасе, хотя он брал груза раза в два больше.

— Вот это добыча! — восхищался Иван Нечаев. — На Хвалынском море такая редко попадается. Старики рассказывали, что брали и больше, но на моей памяти ни разу не было.

— Теперь ты будешь рассказывать, когда станешь старым, — подсказываю я.

— Не-е, не доживу я до старости! — уверенно произносит атаман донских казаков.

Как и большинство воинов, он считает, что лучше умереть молодым и здоровым в бою, чем долго жить больным и старым.

Мы сидим под навесом на ахтеркастле галеаса, куда перебрались оба атамана. Они живут в капитанской каюте. Как ни странно, не ссорятся. Иван Нечаев тоже не видит в Василии Стрелковском претендента на свою должность. И дело даже не в том, что наш атаман не донской казак. Этот вопрос решается простым переездом. Не хватает в Василии Стрелковском жажды власти. Наверное, именно поэтому его и выбирают атаманом: остальным не обидно, что выбрали не их. Я тоже временно живу на галеасе, в пассажирской каюте, которую делю еще с семью членами экипажа тартаны. Мое судно получило значительные пробоины на уровне ватерлинии и сейчас на бакштове у галеаса. Пробоины заколотили кое-как запасными досками, собранными со всех трофейных галер. Сейчас в трюме тартаны сидят пленные турки. Они же откачивают каждый день воду. В балласте и на спокойной воде тартана подтекает не сильно, успеваем откачивать, но в штормовое море я не рискнул бы выйти на ней. Так что переход на тартане в Днепро-Бугский лиман отменяется. Лучше перегнать ее в Адомаху и там попробовать отремонтировать.

— Вы с московским царем ладите? — интересуется Василий Стрелковский у Ивана Нечаева.

— А чего нам с ним не ладить?! — восклицает атаман донских казаков. — В Москве еще не забыли, как мы ее грабили. Царь нам ручницы и зелье к ним присылает и старших людей одаривает. Лишь бы мы с неверными воевали, а к нему за добычей не ходили.

— Это хорошо, — говорит атаман запорожцев.

— А ты почему спрашиваешь? — в свою очередь интересуется Иван Нечаев.

— Да вот между товарищами ходят разговоры, не податься ли нам под руку московского царя? Вера у нас одна и враг — татары — общий, — отвечает Василий Стрелковский.

Разговоры я такие слышал давно. Чем больше среди казаков умных людей, тем чаще обсуждают переход по руку Московии. Кстати, Богдан Хмельницкий уже служит реестровым казаком в Чигиринском полку в сотне своего отца Михаила. Пока что на слуху сам сотник — лихой рубака, получивший за доблестную службу хутор Суботов от тогдашнего корсунско-чигиринского старосты. Для многих казаков получить хутор — такая же завидная судьба, как когда-то фьеф для младшего сына бедного рыцаря. Известно, что у Михаила Хмельницкого есть сын Зиновий (Богдан — второе имя). Это пока всё о будущем самом умном украинце, что я смог разузнать. Мне кажется, Петра Сагайдачного скинули с кошевых атаманов за глупость: слишком уж с польским королем подружился. Нашел с кем! Большая часть казаков польскую шляхту, мягко выражаясь, недолюбливает. Паны ведут себя слишком заносчиво и при этом в большинстве сражений, даже имея численное превосходство, проигрывают казакам. Мало ли, что проиграл сражение, зато домой первый прискакал — чем не повод для хвастовства! И еще казакам очень не хочет становиться не только католиками, но и униатами. Вера проигравшего мне — не моя вера.

Я вижу, что к нам быстро идет дозорная восьмивесельная лодка, спущенная с галеаса и отправленная нести службу в южной части пролива. На баке стоит казак и машет своей красной шапкой.

— Кажись, добыча идет, — говорю я.

Оба атамана, увидев лодку, радостно улыбаются. Наверное, уже подсчитывают, сколько поимеют с новой добычи.

С расстояния метров сто казак начинает кричать:

— Турки плывут! Оттуда! — показывает он в сторону Каффы. — Много кораблей!

— Много — это сколько? — спрашиваю я.

— Больших столько, — кричит он и показывает растопыренные пальцы обеих рук, — а маленьких еще больше!

— Обхитрили нас турки! — не сильно огорчившись, делает вывод Василий Стрелковский.

Мне тоже показалось странным, что так долго собирали пленных казаков на обмен. Знали же, что, несмотря на божбу и угрозы, возьмем не только казаков, но и любых христианин. От пленных турок все равно проку никакого.

— Что будем делать — сражаться или тикать? — задает вопрос Иван Нечаев.

— Если к нам идут боевые галеры, в чем я не сомневаюсь, то они в балласте, а мы груженые, удрать не успеем, — отвечаю я.

— Здесь справа от пролива плавни хорошие, можно спрятаться, а ночью напасть, — предлагает атаман запорожцев.

— А успеем до них добраться? — спрашивает атаман донских казаков.

— Должны, — неуверенно отвечает Василий Стрелковский.

— Такой большой флотилией мы там не спрячемся, — высказываюсь и я, потому что в случае бегства придется бросить тартану.

— Тогда будем драться, — принимает решение Иван Нечаев. — Захваченные корабли оставим здесь, а сами пойдем налегке.

С тартаной получается наоборот. Она становится на якорь, а галеас снимается с якоря и идет в бой. Командую им и всей флотилией я. Типа адмирал. Оба атамана с легкостью отказались от этой должности. И предложенный мною план сражения сразу одобрили. Своего у них все равно не было. Они люди сухопутные, в чем не стесняются признаться. Оба походных атамана вернулись на свои суда. Воевать им привычнее на чайках и стругах.

Глава 37

Чем мне нравятся морские сражения — это отсутствием спешки. Между визуальным контактом и первым выстрелом может пройти несколько часов. Есть время оценить противника, определить его сильные и слабые стороны, продумать тактику боя. На нас идут две баштарды, пять кадирг, три кальятты и с полсотни более мелких судов, которые я в расчет не беру. Обычно эти суденышки служат для добивания подранков и высадки десанта на берег. День солнечный. Ветер юго-западный силой балла три. Волнения в проливе нет. В общем, условия самые благоприятные для морского сражения.

Завидев наш флот, турки выстраивают галеры полумесяцем. В центре две баштарды, потом идут кадирги, а кальятты на флангах. Мелкие суденышки следуют позади галер на дистанции около кабельтова. Наш флот строй не держит. Впереди с отрывом на пару кабельтовых идет галеас. Чайки и струги, перемешавшись, следуют плотной кучей, при этом, не цепляясь веслами. Паруса на галеасе опущены, идем на веслах. Гребцы все раскованы и почти все вооружены, будут принимать участие в абордаже, если до него дойдет дело. Они мотивированы даже больше, чем казаки, потому что на собственной, исполосованной бичами шкуре почувствовали, что такое рабство. Не захотят опять в нем оказаться. Носовые пушки галеаса заряжены ядрами. Канониры стоят возле пушек и смотрят на меня, ожидая приказ. Подозреваю, что второй залп нам сделать не удастся, не хватит времени на перезарядку. Впрочем, и от первого я не жду точные попадания. Наша задача — вызвать огонь на себя. Для чайки или струга ядро даже из шестифунтового фальконета может оказаться роковым, а уж из пушки большего калибра — наверняка потопит. Галеас крепче, должен выдержать несколько попаданий. Скорее всего, и у турок не будет времени на перезарядку, первый их залп окажется и последним в этом сражении.

Я стою у ограждения на передней части ахтеркастля. Гребцы, которые ниже меня, сидят по пять человек на банке, лицом ко мне, и под стук барабана синхронно работают тяжелыми веслами. К толстым валикам приделаны по пять железных рукояток, уцепившись за которые двумя руками, гребцы, отклоняясь назад, тянут весло на себя, а потом опускают валик вниз, чтобы лопасть вышла из воды, и наклоняются вперед, толкая его от себя. Голые тела в разводах — ручейки пота промыли дорожки в грязи, налипшей к коже. Во время стоянки на якоре галеас почистили, помыли, но все равно из трюма волнами выплескивается сортирная вонь. Мыться в морской воде многие гребцы не захотели, а пресной на такое мероприятие у нас не было. С пресной водой напряженка. Дождей в эти дни не было, а мест на берегу, где ее можно набрать, мало, и все под контролем татар, поэтому вместе с водовозами надо было посылать большой отряд охраны. Я чувствую на себе десятки, если не сотни, взглядов. По моему поведению гребцы пытаются угадать, как идут дела, скоро ли начнется сражение. Стараюсь казаться спокойным, хотя последние минуты перед боем самые напряженные. Иногда, как обычно делаю во время швартовок, подношу ко рту не плотно сжатый кулак и, даже в жаркую погоду, выдуваю в него теплый воздух, словно хочу согреть.

— Держи на правую баштарду, чтобы ее мачты были в створе, — не оборачиваясь, говорю я рулевому Петру Подкове.

— Держать на правую, — приученный мной, дублирует он команду.

Нос галеаса уходит вправо, проскакивает баштарду, потом влево и опять вправо, пока галеас не начинает сближаться с ней вплотную на встречном курсе, будто собирается протаранить. Возникает впечатление, что дистанция теперь сокращаться быстрее.

У командира баштарды не выдерживают нервы, он отдает приказ стрелять, хотя дистанция между судами кабельтовых семь. Облака черного дыма, вырвавшиеся из жерл пушек, и грохот выстрелов я фиксирую почти одновременно. Одно ядро, пущенное низко, отталкивается от почти ровной поверхности моря, бьет о правый носовой обвод выше ватерлинии и рикошетом летит дальше. При этом звук от удара такой, словно пробило несколько слоев досок. Еще одно ядро, как мне кажется, пролетает над галеасом, рядом со мной, я вроде бы слышу неповторимый, «шуршащий» звук полета. Через пару минут, подвернув в нашу сторону, стреляет вторая баштарда, а за ней, вразнобой, кадирги и кальятты. Чем дальше от середины строя, тем в более выгодном ракурсе для стреляющего галеас. Цель большая, промахнуться трудно. Несколько ядер попадает в борта галеаса. Одно сшибает трех гребцов с двух банок левого борта. Двое падают между банками, а третий с оторванной рукой вылетает в проход и начинает, истошно вопя, кататься по палубе, заливая ее ярко-красной кровью. Два весла замирают, задрав валики вверх. Сейчас за эти весла зацепятся другие — и галеас начнет поворачивать влево.

— Огонь! — кричу я канонирам, а гребцам: — Весла в воду! — а рулевому: — Право на борт, удерживать на этом курсе!

Дымящиеся фитили точно бы клюют пушки у задней их части, где отверстия, заполненные затравкой. Порох стал намного лучше, поэтому выстрела звучат быстрее, чем раньше. Облака черного дыма скрывают от меня баштарду. Куда попали ядра и попало ли хоть одно во вражеское судно — не вижу. Когда дым рассеивается, повреждений тоже не замечаю, что не говорит о том, что их нет. С опущенными в воду веслами галеас начинает быстро терять инерцию переднего хода. Нос галеаса пошел сперва влево, но Петро Подкова быстро вернул его на прежний курс.

— Вперед! — командую я гребцам.

Они частично втянули внутрь галеаса одно весло, два гребца которого погибли, и наклонили его лопастью вверх, чтобы не мешало грести остальным, а на банку второго пересел один из уцелевших, заменив раненого, который все еще катался по палубе. Мальчишка, в обязанность которого в рабстве было подносить глиняный сосуд желающему справить нужду, замер в ступоре возле раненого, прижав к груди двумя руками эту служебную емкость, запашок из которого наверняка был сногсшибательный.

Трудились гребцы не долго. После четвертого гребка я приказал втянуть весла и приготовиться к бою. Галеас продолжал идти по инерции вперед, навстречу баштарде, на которой тоже начали убирать весла. Видать, тоже готовятся к абордажу. На ней треххвостый бунчук бейлербея. Я бы решил, что Каффиского эйялета, но на второй баштарде и одной из кадирг были такие же бунчуки. То есть, мы нарвались на флот трех чиновников второго ранга. Это хорошо: где три командира, там ни одного.

На атакуемой нами баштарде командиром был рослый турок в золоченом шлеме, напоминающем испанский морион, и покрытой красным лаком и позолотой кирасе. Он зачем-то приперся на бак своего судна. Наверное, чтобы возглавить атаку янычар, выстроившихся по бокам и позади него и вытеснивших с бака канониров. Я снял бейлербея первым же выстрелом. Винтовка была заряжена «бронебойной» пулей, которая с дистанции метров сто легко пробила кирасу. Сперва я подумал, что не пробила или не попала, потому что бейлербей продолжал стоять, как ни в чем ни бывало, и только когда я по-новой зарядил винтовку и собрался выстрелить в него еще раз, турецкий командир рухнул вперед, на бронзовую пушку калибра не менее пятидесяти фунтов. У турок неискоренимая гигантомания. Даже женщины у них ценятся не за красоту, а за избыточный вес. Красавицей считается та, у которой в пупок помешается все розовое масло из стеклянного сосуда специальной формы, используемой только для этого парфюма, и емкостью грамм сто. Вторую пулю я послал, судя по наличию наспинной части кирасы, в спину удирающему офицеру. Его падение-нырок с бака в трюм подогнало остальных турок, собиравшихся было вместе с бейлербеем показать чудеса отваги. В спину им полетело еще несколько пуль из ручниц самого разного калибра, сразив почти половину героев. Остальные перебежали по куршее на корму.

Галеас выше баштарды примерно на полметра. Когда суда прижались бортами, казаки легко перепрыгнули на приз. Их встретил залп с кормы баштарды. Два казака рухнули, как подкошенные, а один словно бы споткнулся и упал ниц, но потом перевернулся на спину и прижал к правому бедру обе руки. Между пальцами проступила кровь, темная, словно насыщенная пороховой гарью. Остальные побежали по куршее к ахтеркастлю.

Я остался на галеасе, потому что сражение еще не завершилось, к нашему правому борту приближалась кадирга. На ее баке турецкий матрос с типичной славянской внешностью заряжал мушкетон — мушкет, укороченный на треть или даже половину, у которого ствол часто заканчивался расширением в виде воронки. Воронка нужна, чтобы легче было засыпать в ствол дробь. Впрочем, этот ренегат наверняка собирается пальнуть в нас не мелкой дробью, а картечью. Я выстрелил первым. Попал ему в грудь. Доспехов на матросе не было, пуля прошла навылет и зацепила стоявшего позади лучника. Если ранила лучника, то легко, потому что убегал с бака резво. По стоявшим на ахтеркастле кадирги турецким воинам выстрелили из нескольких гаковниц казаки, занимавшие позиции на нашем правом борту. Турки стояли плотно, промахнуться было трудно. Оставив на верхней палубе несколько тел, остальные слетели по трапам вниз. Кадирга начала поворачивать влево, явно передумав нападать на галеас. Ей бы самой отбиться от двух чаек, которые вот-вот настигнут кадиргу.

На баштарде бой закончился быстро. Оставшись без командира, турки решили, что их героизм никто не оценит, предпочли сдаться, чтобы проявить его в следующий раз, когда враг будет слабее. Вторая баштарда, к которой прицепились две чайки и еще два струга спешили им на помощь, пока держалась. Она была выше чаек, залезать неудобно, поэтому турки успевали срубать казаков, пытавшихся подняться на баштарду. Наверное, отбили бы нападение, если бы не казаки, стрелявшие по туркам из ручниц. Пара удачных попаданий — и у остальных турок пропало желание мешать абордажной партии. Еще одну развернувшуюся кадиргу догнала чайка и зацепилась «кошкой». Турки пытались перерубить линь, но казаки-стрелки не давали это сделать. Кадирга замедлила ход, из-за чего к другому ее борту приблизился струг. Можно считать, что и эта уже наша. Зато остальные успели развернуться и так налегли на весла, что оторвались от преследователей. Маленькие суда теперь неслись впереди, значительно опережая большие.

Мы захватили две баштарды и две кадирги. Двух бейлербеев, каффиского и азовского убили, а третьего, измирского, взяли в плен раненым. Измир — это турецкое название Смирны. За каким чертом приперся сюда бейлербей этого эйялета, расположенного на берегу Эгейского моря, для меня было загадкой. Разве что провинился перед султаном и решил ратными подвигами заслужить прощение. Спросить не смог, потому что раненый был без сознания. Тела двух его коллег вытряхнули из одежды и обуви и вместе с другими трупами отправили на корм бычкам. В этом году бычок в Керченском проливе будет мясистым.

Глава 38

Оказывается, казаки на обмен были уже давно набраны. Правда, теперь количество пленных турок увеличилось, и один был высокопоставленным, обмену не подлежал, а только выкупу. Наши атаманы выдвинули ультиматум: трое суток на сбор пленных казаков и десяти тысяч золотых выкупа за измирского бейлербея. Оба атамана теперь расположились на баштардах, каждый на своей. Поврежденный и подтекающий галеас им больше не нравился. Добычи на захваченных галерах взяли мало. Большую ее часть составляли оружие, доспехи, боеприпасы и провиант. Ручницы сразу раздали казакам, которые не имели огнестрельное оружие. В основном это были джуры, которые в ближайшее время должны стать полноправными членами товарищества. У настоящего казака и ручница должна быть настоящая, а не такой огрызок, поэтому никто не хотел брать мушкетон, хотя в Западной Европе еще в прошлую мою эпоху их часто использовали кавалеристы вместо пистолета. Его вешали справа на перевязи, надетой через левое плечо. Так он не мешал управлять лошадью. Приблизившись к врагу, его с одной, но чаще с двух рук, разряжали, не шибко прицеливаясь. Разлет картечи на небольшом расстоянии гарантировал попадание в цель. Я решил, что мне он не помешает. Буду ходить с мушкетоном на уток. Из винтовки стрелять пулями или дробью по уткам несерьезно, а мушкет или аркебузу таскать тяжело.

Обмен пленными произвели на день раньше, а выкуп получили на два дня позже. Не помогла даже угроза повесить измирского бейлербея. Видимо, у турецких чиновников, действительно, не было под рукой столько денег, ждали, когда привезут из Каффы. Керченский пролив временно перестал быть золотой жилой для того, кто его контролирует. Торговые суда здесь появляются редко. И дело даже не в том, что мы перекрыли пролив. Донские казаки говорят, что за навигацию в Синее море заходит от силы десятка два купеческих судов. В основном его бороздят небольшие рыболовецкие. Деньги за бейлербея сразу поделили на две половины, которые разместили на разных баштардах. Остальная добыча стоит намного дороже, но над ней так не тряслись. Наверное, потому, что деньги меньше места занимают и универсальны, в отличие от многих товаров, на которые не везде найдешь покупателя.

На следующее утро провели раду на галеасе. Он самый большой и вроде бы общий. На повестке был всего одни вопрос — возвращаться домой или ограбить какой-нибудь приморский городок? Во втором случае пришлось бы распрощаться с тартаной, поэтому я был за возвращение. Мнения казаков, как донских, так и запорожских, разделились почти поровну, с небольшим перевесом в сторону дальнейшего продолжения кампании.

— Главное — не захватить добычу, а дотащить домой, — начал я свое выступление. — Взяли мы много. Теперь у нас судов больше, чем экипажей. Если захватим еще немного, обрадуемся не сильно, а вот если потерям всё, будет очень обидно. Жадность губит казаков! — закончил я переработанной поговоркой советских зеков.

Слоганы управляют толпой, как щелчок бича. Людям кажется, что истина должна звучать красиво. Как следствие, звучащее красиво — истина для них. Сама истина об этом не догадывается. Особенно падки на слоганы дети, женщины и малообразованные мужчины. Для них слоганы — квинтэссенция мудрости. Наверное, считают, что если закинуть такую пилюлю в разжиженные мозги, то она, растворившись, загустит их умом. Большую часть казаков слоган поразил. Уверен, что в остальных он тоже попал, но жадность послужила щитом.

— И то правда! С полными руками воровать не ходят! — выдал Василий Стрелковский второй слоган на ту же тему, после чего казаки погомонили еще минут пять и приняли почти единогласное решение возвращаться в Адомаху.

Добрались благополучно. Тартану тащили на буксире. Она была в балласте и с маленьким экипажем на случай, если оборвется буксирный трос, и для откачки воды из трюма. На ходу тартана текла интенсивнее.

В крепости уже были купцы, запорожские, которых я называл украинскими, и польские и русские. Последних всего двое. Как мне сказали донские казаки, в Смутное время ряды купцов в Московии сильно подсократились. Их грабили все, кто был сильнее, а добычу продавали польским купцам, которые, говорят, поощряли уничтожение конкурентов. Все польские и, за исключением одного, украинские купцы были ашкенази. К моему удивлению, казаки не кинулись рубить их на куски. Наверное, потому, что арендатор драл с крестьян три шкуры, и тем деваться было некуда, а с купцом ты на равных: не нравится цена — не продавай или не покупай. Посовещавшись, казаки продали купцам самые объемные и тяжелые товары. Торга не было, потому что купцы явно сговорились. Скупив по дешевке оптом, затем поделили, согласно вкладу каждого. Галеры продали за гроши местным жителям на дрова. За паруса и канаты получили больше, чем за сами суда. В окрестностях Адомахи еще есть деревья по балкам, но в основном это не самая лучшая древесина на дрова. То ли дело просоленные дубовые и сосновые доски и балки. Гореть будут долго, тепла дадут много. Оставшиеся трофеи, поделив поровну, перегрузили на чайки и струги.

Тартану, как и в прошлый раз, вытащили на берег, под стены крепости. Я осмотрел ее корпус снаружи. Выводы были печальнее, чем при осмотре изнутри. Требовался средний ремонт с заменой нескольких шпангоутов и досок обшивки. Плюс законопатить и засмолить почти всю подводную часть. Если бы были толковые корабелы, они бы справились дней за пять. В Адомахе специалистов такого класса не найти. Я снял размеры, чтобы изготовить нужное в Кандыбовке и привезти сюда. Все равно в эту сторону чайки идут практически в балласте.

Отгуляв прощальный пир, затянувшийся до поздней ночи, поутру донские и запорожские казаки распрощались и уплыли в разные стороны. Первым плыть по Дону будет легче, если удачно проскочат Азов. Обычно засевшие в этой крепости турки, как и гарнизон Аслан-города, с большими отрядами не связывается. Пальнут из пары фальконетов для приличия, но так, чтобы даже ненароком не попасть. Нам же пришлось перетягивать тяжело нагруженные чайки через несколько гребней и порогов, с помощью бродников переволакивать на другую реку, преодолевать там мели. В монастыре была обязательная ночевка, где оставили часть специй, благовоний и оружия.

В месте слияния реки Самар с Днепром нас ждала вторая партия купцов. На этот раз были только украинские и польские. Им пришлось подождать, пока мы разделим добычу. Часть казаков отправлялась отсюда вверх по течению Днепра на зимние квартиры, хотя до холодов было еще далеко. Добычу взяли богатую. Человеку с головой хватит на несколько зим. Впрочем, среди казаков дружба с головой не считалась достоинством. Так же, как и умение считать. Я заметил, что все разделы добычи проходили без стычек, скандалов. Да, были недовольные, но без них никак и нигде. И это при жадности, иногда достигающей голландских масштабов. Не умеющие считать казаки не всегда понимали, что получили меньше, чем должны были. Да и жадность их все-таки отличалась от голландской и других западноевропейцев. Тех в первую очередь интересовало количество, а украинцев больше привлекает возможность похвастаться, вызвать зависть у соседей и — самое сладкое! — у недругов.

— Да мой сосед, гнида, сдохнет с горя, когда увидит, сколько я добра привез! — злорадно озвучил общее настроение один из казаков.

Небось, перец будет ложкой из мешка кушать на виду у соседа.

Глава 39

Лето было сухое, уровень Днепра сильно упал. Мы взяли по лоцману на каждую чайку и отправились преодолевать пороги. Кодакский был длиной около километра и с перепадом высоты около двух метров. Оба берега Днепра, отстоящие друг от друга примерно на километр, в этом месте — гранитные скалы высотой метров пятнадцать-двадцать. Экипажи сократили до минимума, высадив лишних на правый берег. Там удобнее было подняться наверх, а ниже порога спуститься к воде. Я не стал рисковать, понаблюдал за преодолением порога с берега. В одном месте в пороге была впадина неглубокая. Там и перетаскивали по очереди чайки. Дело было тяжелое и опасное. Недаром, казаком считался только тот, кто прошел пороги по малой воде. Все джуры сами вызвались тащить чайки через пороги. Я в казаки не стремился. Неспешно шагая по краю обрывистого правого берега, наблюдал, как мокрые с головы до ног люди доказывают, что сильнее могучей реки, гул которой заглушал их голоса. Ниже порога находилась Синельникова забора — подводная гряда, которую преодолели без проблем, большая часть экипажа не покидала чайку.

Километров через восемь, напротив впадения в Днепр реки Суры, находился остров Сурский, поросший дубами и дикими грушами. К его нижней части примыкали две почти параллельные каменные гряды на расстоянии метров пятьдесят друг от друга и с перепадом высоты менее полуметра, которые были вторым порогом, Сурским. Лишних опять высадили на правый берег, а подобрали только после третьего порога, Лаханского, расположенного примерно на километр ниже. Этот был опаснее предыдущих. Посередине реки находились три маленьких гранитных острова, соединенные с берегами несколькими грядами камней и скал. Перепад высот был около полутора метров. Здесь мы и потеряли одну чайку, большую часть ее товаров и двух казаков, которых она, резко развернувшись бортом к течению, сбила с ног, подмяла под себя и протащила несколько метро, пока не перевернулась. Когда бедолаг подобрали, оба были уже мертвы. Весь груз оказался в воде. Что-то утонуло, что-то застряло на камнях, что-то продолжило самосплавляться. Чайку проволокло днищем кверху еще метров семьдесят, до выступающего из воды гребня, напоминающего петушиный, только длиной десятка полтора метров, ударило об него, а потом прижало к нему. Казаки с трудом перевернули чайку и оттащили от гребня, на фарватер. На чистой воде пустая чайка быстро осела по самые фашины, изрядно потрепанные. В бортах было несколько дыр и разломов. Ниже порога находилась забора Стельчая, которую некоторые считают порогом. Перед ней разбитую чайку вытянули на берег. Рядом положили два трупа и ту часть груза, которую подобрали.

— Батюшка Днепр взял свою плату, дальше должно быть легче, — перекрестившись, произнес лоцман, который вел погибшую чайку.

Ему от этого места идти домой пешком и одному. Плату не получит. Говорят, с ним по окончанию проводки поделятся другие лоцмана, потому что он заплатил дань Днепру за весь караван.

Находящийся ниже километрах в четырех Звонецкий порог представлял собой две гранитные скалы, пересекающие реку. Перепад высоты немногим более метра. Нас опять высадили на правый берег. Ниже порога в реку вдавался большой гранитный мыс. Лоцман сказал, что этот мыс опаснее порога. Я вспомнил, как лихо проскакивал мимо него в половодье несколько веков назад. Дальше было километров шесть-семь более спокойного участка. Здесь в Днепр впадала река Вороная, ниже которой русло расширялось километров до полутора, и было много маленьких островков и один побольше, Козловый, между которым и левым берегом была удобная, безветренная стоянка. Там и дожидались чайки своей очереди идти к самому опасному порогу, Ненасытному — скале-дуге, соединяющей гранитные острова у левого берега с высоким утесом правого. Частично скала была под водой, частично — над водой. Длина порога более километра, ширина с километр, падение высоты более пяти метров. В конце порога через реку идет гряда скал высотой полтора-два метра, ударяясь о которые, вода разворачивается и закручивается, образуя водоворот. Это место лоцмана называют пеклом. Именно там и погибает большая часть судов, преодолевающих днепровские пороги. Ниже Ненасытного находилось с десяток забор. После самого порога они казались детской забавой.

За тем, как чайки преодолевали Ненасытный, я наблюдал с левого берега. Часть высадившихся со мной казаков поднялись на холм по соседству, откуда следили за степью, чтобы татары не налетели на нас внезапно. По заверению лоцманов, татар в последние недели три здесь не было. Этот порог наша флотилия преодолевала до вечера. Как ни странно, обошлось без потерь.

Заночевали на большом острове Дубовом. Он действительно почти весь порос дубами, старыми, в несколько обхватов. В бытность мою путивльским князем, лоцман рассказывал мне, что раньше в центре острова было капище, где, судя по найденным костям, приносили в жертву не только животных, но и людей. Нынешние лоцмана тоже знали про капище, но показать, где оно было, никто не смог.

— Деды говорили, что монахи сбросили истуканов в реку, а место, где они стояли, окропили святой водой, поэтому никто и не может найти его, — рассказал старый лоцман, у которого глаза были с мутными зрачками, как у снулой рыбы.

Увидел я на дне, в иле, несколько дубовых стволов, явно пролежавших там немало лет. В этих краях мореный дуб используют редко. В основном в погребах делают стойки и полки. На всякий случай я разузнал у лоцмана, кто может подогнать мне на Базавлук мореные дубы. Появилась у меня мысль изготовить новое судно, а не заниматься ремонтом тартаны. Времени до следующей весны много, а заниматься дома больше нечем.

До следующего порога было, по моим прикидкам, более двенадцати километров и две заборы, довольно серьезные. Мы преодолели их без проблем. Порог назывался Волнигский. Состоял из четырех параллельных скал и имел общую длину метров восемьсот и падение высоты метра три. Русло в начале его сужалось метров до восьмисот, а в конце — до четырехсот пятидесяти. После порога русло опять расширилось и становилось глубже. Вода здесь бурлила, словно кипела.

Будиловский порог находился километрах в трех ниже. Два гранитных кряжа будто сдавливали русло с двух сторон, сужая его метров до двухсот. Длина порога была метров четыреста, падение высоты менее метра. Перед порогом из воды торчал большой плоский камень, похожий на стол неправильной овальной формы, а после него еще с десяток разного размера и формы. После порога река расширяется метров до шестисот. Нас высадили на левый берег ниже порога, и повара занялись приготовлением обеда. Плотно пообедав кулешом и покемарив с часик, двинулись дальше.

Километров пятнадцать мы плыли относительно спокойно, маневрируя между этими камнями, пока не добрались до Кухарского острова. Перед ним русло сужалось, а ниже — расширялось. Там, наискось от левого берега к правому шел порог Лишний — ряд скал, образуя в середине утесистый остров Кучугурский. Этот порог считался легким. Всего-то метров двести длиной и перепад высоты сантиметров двадцать-тридцать.

Следующий порог Вольный находился километрах в четырех от предыдущего. Он самый замысловатый. Гранитные скалы пересекают реку под разными направлениями. Длина километра полтора, перепад высоты метра два с половиной. На нем лоцманам и экипажам пришлось попотеть, постоянно меняя направление движения. Я наблюдал за ними с левого берега. Никто не утонул, ни одна чайка не разбилась. Видимо, прав был лоцман, сказавший, что Днепр взял свою долю. А дальше, километра через два, началось узкое гранитное ущелье. Казалось, что течения здесь нет, но непонятно почему чайки продолжали сплавляться. Казаки начали громко орать всякие неприличные слова, радуясь окончанию очередной проверки на прочность. Эхо, словно заблудившись, долго билось об отвесные гранитные скалы.

Глава 40

Распиленные стволы мореного дуба мне привезли в Кандыбовку в августе. Пилили их на Базавлуке. Я объяснил живущим там плотникам, которым помогали за небольшую плату скучавшие без дела казаки, что именно мне надо и в каком количестве, оставил залог на покупку бревен. Заказ мой выполнили почти правильно, сделав доски для обшивки корпуса всего лишь на сантиметр толще. Значит, корпус будет крепче и тяжелее. Вместе с заказом приплыли и шесть плотников для постройки нового судна. Я решил сделать двухмачтовую гафельную шхуну. Во-первых, для нее не нужен большой и опытный экипаж, который набратьв этих краях проблематично. На шхуне все работы с парусами выполняются с палубы и меньше снастей бегучего такелажа, чем у судна с прямыми парусами. Во-вторых, мне требовалось скоростное судно. В-третьих, с малой осадкой, чтобы не боялось мелководий. Именно шхуна обладала всеми этими качествами. У нее был недостаток — рыскливость при попутном ветре, который легко устранялся постановкой брифока. Кстати, с брифоком шхуна похожа на бригантину.

Стапель оборудовал на берегу реки. На этот раз сам был корабелом. Местные не умеют построить что-либо сложнее струга. Помогали мне соседи, которым я платил зарплату, несмотря на их возражения, что это судно нужно им не меньше, чем мне. Я не хотел ни с кем его делить. До наступления холодов корпус был готов. Борта были в три слоя из мореного дуба. Все три проконопачены и просмолены. Так немного уменьшится грузоподъемность, но я ведь не извозом собираюсь на ней зарабатывать. Для меня важнее живучесть судна. Можно не сомневаться, что в трюм не только вода не просочится, но и не каждое ядро пробьется. Корпус разделен водонепроницаемыми переборками на три отсека: носовой, трюм и кормовой. Затопление первого или последнего не приведут к гибели судна. На счет остальных вариантов у меня были сомнения.

За трудами узнали, что нападение казаков на окрестности Стамбула взбесило султана. Он выслал большую армию под командованием Скиндера-паши, которая должна была уничтожить всех казаков, а на их землях поселить мусульман. У командующего армией, видимо, не было уверенности в успехе похода. Пока казаки чесали репы, раздумывая, выступить навстречу туркам или подождать, когда сами придут, Скиндер-паша в середине сентября подписал мирный договор со Станиславом Жолкевским, гетманом коронным, командующим польской армией, который, как подозреваю, еще меньше был уверен в успехе, если случится сражение с турками. По этому договору польский король был обязан не допускать нападения казаков на турок и их вассалов крымских татар и вообще запрещать казакам выходить в Черное и Синее моря. Причем султана не интересовало, каким образом польский король добьется этого.

А вот казаков интересовало и даже очень. Они не привыкли корректировать свои планы под королевские. На весну намечались новые похода. Меня сразу несколько походных атаманов приглашали присоединиться к ним. Казаков не смутило даже то, что в Османской империи произошел дворцовый переворот, и престол занял Осман Второй, сын султана Ахмеда Первого. До нас дошли слухи, что сын, в отличие от спокойного и рассудительного дяди Мустафы Первого, резок и воинственен, что грозится вырезать всех казаков и заселить их земли мусульманами.

Я недооценил короля Сигизмунда Третьего. Не учел, что на польском престоле сидит истинный сын Швеции, которая после Полтавской битвы войдет в мировую историю умением уклоняться от войн. Шведы начнут прогуливать войны, как уроки в школе, и узнавать о том, что оккупированы, только после окончания оккупации. В обоих случаях они будут предельно искренними. Пока что, когда-то шведский, а теперь польский король Сигизмунд, чтобы увернуться от войны с грозным соседом — Османской империей, решил отправить казаков на увлекательную прогулку к слабому соседу — в Московию. Заодно попробовать посадить в Москве на престол сына Владислава. Видимо, польский трон он не считал достойным наследования своим сыном.

Оно и правильно! Польша только называлась королевством. На самом деле у короля власти почти не было. Чуть более века назад поляки на сейме порешили, что король не может установить ничего нового без общего согласия сената и представителей шляхты, причем стоило хотя бы одному шляхтичу крикнуть: «Не одобрям!» — и закон не принимали. С какой стати он проорал это — никого не интересовало. Шляхта жила по понятиям. Девизом ее было выражение: «Только бог нам и сабля!» При этом сабля оказывалась даже важнее. Судить шляхтича могли только в четырех случаях: при совершении убийства, поджога, воровства и наезда. При условии, что был пойман на месте преступления. А не пойман — не вор и не убийца.

Не знаю, что польский король Сигизмунд пообещал Петру Сагайдачному, но бывший кошевой атаман приложил максимум усилий и денег на то, чтобы вновь занять эту должность и убедить казаков не ходить в морские походы, а отправиться вместе с поляками в Московию. Якобы ему пообещал польский король терпимость к православной вере на казацких землях, увеличение реестровых казаков, независимость судопроизводства. Мол, за веру и свободы пострадаем, а король обязательно отблагодарит — продавит на сейме указ о казачьих вольностях, как пить дать продавит. Я знал, что это будет не последний раз, когда западноевропейцы, наобещав красиво, натравят казаков на Московию, а потом обуют лохов.

Петр Сагайдачный появился на Базавлуке в апреле. Ранее не поощрявший пьянство, особенно в походах, что, по моему мнению, было одной из причин его снятия с атаманства, теперь Петр Сагайдачный был самым, как бы точнее выразиться, «водконаливайным» хозяином. Польской водкой были нагружены все чайки, прошедшие днепровские пороги по высокой, паводковой воде. Пиры случались почти каждую неделю и затягивались на два-три дня. У большинства казаков сразу пропало всяческое желание плыть за зипунами к турецким и татарским берегам. Халявная волка оказалась лучшим миротворцем.

Поскольку я знал, что поляки никогда не будут русскими царями, посоветовал кандыбовским казакам не участвовать в походе на Московию. Никто меня не послушал. Оно и понятно. Кому охота просидеть все лето — весь добычной сезон — дома?! Тем более, что кое-кто из казаков помнил, как грабили богатейшую Москву несколько лет назад. Предложить что-либо взамен я не смог. На шхуне с маленьким экипажем серьезную добычу не возьмешь. В итоге я провел ходовые испытания нового судна на реке, смотавшись до Базавлука и обратно, и вытащил шхуну на мелководье, чтобы корпус не рассыхался, но и много воды не набирала. Во время моего визита в паланку, там полным ходом шли приготовления к походу. Выйти собирались в конце мая. Потом по известным только Петру Сагайдачному причинам сдвинули на месяц. Потом еще на один. В итоге двадцать тысяч казаков отправились грабить Москву в последних числах июля, после того, как выяснилась истинная причина такой активности Петра Сагайдачного: польский король признал его гетманом Войска Запорожского и прислал ему гетманские клейноды — булаву, бунчук, печать и флаг. За время ожидания этой мишуры могли бы пару раз сходить в море, но вновьиспеченный гетман строго-настрого предупреждал, что ждать никого не будет.

В Кандыбовке остались только пожилые казаки. Целыми днями они хлопотали по хозяйству, в том числе и на меня работали, а я вместо них нес караульную службу, разъезжая вместе с джурой Ионой верхом на лошадях по окрестностям. Заодно охотились. Иона осваивал аркебузу с кремневым замком, которую я подарил ему. При стрельбе дробью по сидящей птице или картечью по животному на небольшом расстоянии джура уже попадал, а вот бить влет или пулей дальше пятидесяти метров у него пока получалось плохо. Забавно было наблюдать, как он откладывал аркебузу, чтобы выстрелить из лука. Мне сразу вспоминались английские лучники, которые считали огнестрельное оружие детской игрушкой.

Вернулись из похода кандыбовские казаки в конце зимы, промерзшие и злые. Добычи оказалось не так много, как обещал гетман Войска Запорожского. По пути к Москве казаки захватили и разграбили несколько маленьких городов, включая Путивль, и множество деревень и монастырей. Принадлежность к одной вере не мешала казакам забирать ценное церковное имущество, убивать, насиловать и продавать в рабство захваченных жителей, в том числе и монахов с монашками. То есть, монахи из неказацких монастырей своими не считались. Москву они так и не сумели захватить. Говорят, что московитов спасли холода: в конце октября ударили морозы. Две недели арктический антициклон наводил порядок и в наших степях. Обычно сильные морозы ложатся только на снег, а в этом году по ночам за минус десять было, когда деревья еще с листвой не расстались. В Москве, уверен, было еще холоднее. Мерзнуть в окопах, осаждая город, казаки не захотели, разошлись грабить окрестности. Поляки, привыкшие атаковать за спинами казаков, сразу присмирели. В итоге в ноябре начались мирные переговоры, в результате которых перед самым Рождеством был заключен мир на четырнадцать с половиной лет. За поляками оставались Смоленская и Северская земли, а королевич Владислав отказывался от претензий на московский престол, но, демонстрируя иезуитскую изворотливость, не признавал Михаила Романова царем. Казаков поляки наградили щедро — двадцатью тысячами золотых (по одному на брата) и семью тысячами штук сукна (по одной на троих). Все остальные обещания поляки забыли напрочь и даже перестали называть Петра Сагайдачного гетманом, хотя клейноды не отобрали. Не потому, что не хотели, а потому, что побоялись сражаться с двадцатью тысячами казаков. Впрочем, к моменту подписания мирного договора многие казаки покинули польскую армию. Часть перешла на службу к своему противнику, московскому царю, часть отправилась служить австрийскому императору Фердинанду, часть — персидскому шаху Аббасу, который к тому времени уже подписал мирный договор с турками, но отважные вояки всегда нужны, а самые беспредельные решили, никому не подчиняясь, ограбить северные области Московии.

Глава 41

В лунные ночи мне до сих пор кажется, что смотрю в кинотеатре черно-белый фильм, что всё это не со мной, что часа через полтора зрелище закончится, по экрану пробегут титры, а потом включат свет. Я стряхну наваждение — чужие страсти и судьбы — и поеду домой, как когда-то в юности. Тем более, что сейчас мое тело не намного старше, чем у того парня, что ходил в кинотеатры. После появления компьютера это заведение для меня перестало существовать, даже три-д фильмы не привлекали. Наверное, дело было все-таки не в развитии техники, а в том, что перестал верить в чужие сказки.

Шхуна при слабом северо-восточном ветре довольно резво идет вниз по течению Днепра. Сейчас проходим остров Тавань. Следом за ней строем кильватер следуют пять чаек. Больше желающих отправиться за турецкими и татарскими зипунами не нашлось. В паланке сейчас мало казаков. Остальные ушли с Петром Сагайдачным к Киеву то ли воевать за поляков, то ли против них. Идем мы как можно тише, не привлекая внимание. Нас слишкмо мало, чтобы сразиться с гарнизоном Аслан-города. Видят ли нас из крепости турецкие вояки — не знаю, но из пушек не палят. Если не спят, то делают вид, что спят. Им, видимо, тоже не хочется связываться с нами. Они ведь, скорее всего, не догадываются, что перед ними весь отряд, думают, что большая часть просто отстала. Или я думаю о них лучше, чем они есть.

— Можете отдыхать, — когда шхуна минует южную оконечность острова, говорю я казакам, которые стоят на палубе с ручницами наготове.

Тихо переговариваясь, они спускаются в трюм, где теплее и не так сыро. Для середины июня ночь холодновата, потому что весь день шел дождь. На палубе остаются только четверо матросов, обученных мною работать с парусами, мой джура Иона в роли рулевого и Петро Подкова, из которого я пытаюсь сделать вахтенного офицера, а потом и капитана шхуны. Прорываться на ней через турецкие проливы будет слишком рискованно, поэтому оставлю ее казакам, отправлюсь в Западную Европу по суше. Берега Днепра Петро Подкова знает лучше меня. Можно было бы пойти отдохнуть, оставив его на вахте, но нам все равно целый день придется отсыпаться. Неизвестно, есть ли турки в Днепро-Бугском лимане, поэтому на день спрячемся в камышах, а ночью продолжим путь.

Чтобы скоротать время, спрашиваю вахтенного офицера:

— Будет война с ляхами или нет?

— Бог его знает! — искренне восклицает Петро Подкова. — С одной стороны, товарищество обижено, что ляхи договор не соблюли, а с другой стороны, от ляхов никто и не ждал, что поступят по чести. Веры им никогда не было.

— Но наказать бы их не помешало, — подсказываю я.

— Товарищество тоже так думает, — соглашается он.

Петро Подкова — истинное дитя казацкой среды. Мне кажется, ему даже в голову не приходит, что решение может принять одни человек, и этим человеком может быть он сам. По этой причине я не уверен, что из него получится толковый капитан.

— Они решили пограбить шляхту, пройтись аж до Кракова, — сообщает Петро Подкова.

И гетману Войска Запорожского придется подчиниться решению рады, иначе останется с титулом, но без войска. Хотя ему, как догадываюсь, со шляхтой воевать не с руки, потому что сам хочет влиться в ее ряды. Впрочем, шляхтичи под раздачу уж точно не попадут, отсидятся в укрепленных городах. Достанется только крестьянам, что в Речи Посполитой называется всего лишь наездом — обычная разборка, только в данном случае не между двумя собственниками, а между двумя группами собственников.

День мы простояли в камышах, в том же месте, где прятались, захватив тартану. Опять наловили раков и рыбы, наелись от пуза. Перед заходом солнца возобновили движение и до темноты успели выйти в Днепро-Бугский лиман.

Купцы нам говорили, что турецкого флота здесь нет. В прошлый год запорожские казаки не беспокоили, вот турки и решили, что их испугались, что можно не перекрывать выход из Днепра. Но ведь те же купцы могли сообщить нашим врагам, что мы собираемся в морской поход небольшими силами. Победа бы досталась туркам сравнительно легко, а награждены были бы, как за уничтожение крупной флотилии — заманчивый шанс прославиться и получить от султана награду.

Шли ночью по компасу. Дул норд-ост силой балла три. Шхуна делала не более пяти узлов, да и то, благодаря попутному течению. Чайки шли на веслах, ориентируясь по фонарю на шхуне, который был виден только с кормовых курсовых углов. Берега лимана скрыла темнота. Создавалось впечатление, что мы в открытом море.

Луна вышла, когда мы были на траверзе руин Очакова. Разглядеть их я не смог, но показалось, что учуял запах гари, как будто он не выветрился за три года. Турецкого флота в самом узком месте лимана не было. Не видно было огней и на Кинбурнской косе. Если там и есть турецкий пост, то стража не подавала признаков жизни. Беспечности турок можно было бы позавидовать, если бы это увлечение время от времени не становилось для них смертельным.

Черное море встретило нас ласково. Небольшие волны били в корму, погоняя в сторону пролива Босфор. На чайках подняли паруса, чтобы гребцы отдохнули до утра. Спешить нам теперь некуда. Хватит и тех узлов четырех, которые чайки делали под парусами. Шхуна под всеми парусами шла быстрее, поэтому оставили только брифок, а остальные опустили. Судя по всему, из меня начал получаться хороший кораблестроитель. Вернувшись в двадцать первый век, обязательно построю себе деревянную шхуну. А вернусь ли?!

Глава 42

Эти два торговых судна мы обнаружили севернее выхода из Босфора. Они в полном грузу шли в сторону Варны или Констанцы (бывшие Томы). Оба трехмачтовые, длиной около тридцати метров и шириной около шести и водоизмещением тонн триста. Судя по количеству портов, на каждом по шестнадцать пушек. Шли довольно остро к ветру. Не так круто, как может шхуна, но галеон так не сумел бы. С бушпритов свисали блинды, а сверху на коротких стеньгах крепились бом-блинды. На фок-мачтах паруса в два яруса, на грот-мачтах в три, а на бизань-мачтах латинские и сверху прямоугольные крюйсели. Я бы принял суда за галеоны, если бы соотношение длины и ширины не было таким большим — около пяти к одному — и кормовая надстройка значительна ниже. Заваленные внутрь борта подсказали мне, что это, скорее всего, голландские флейты. Бочкоподобные корпуса, улучшающие мореходные качества судна, были позаимствованы у моих судов голландцами, чтобы уменьшить пошлины при проходе Датских проливов. Пошлины начислялись по площади главной палубы, а не самого широкого места. Экономили всего несколько монет, но радовались, как миллиону. Не думаю, что турки пустили голландцев в свои внутренние воды. Наверное, суда трофейные.

Заметив, что мы идем на них и явно не с добрыми намерениями, команды обоих судов не испугались, начали готовиться к бою. На флейтах убрали нижние паруса, которые больше остальных страдают во время обстрела. Раньше так не делали. Открыли порты и выкатили пушки. Вдоль бортов натянули противоабордажные сетки. На марсы поднялись стрелки из огнестрельного оружия. То, как четко это все было проделано, навело меня на мысль, что на флейтах голландские экипажи. Голландцы хорошие моряки, но посредственные воины.

Чайки сидят слишком низко, чтобы атаковать суда с такими высокими бортами. У казаков, конечно, есть «кошки» и изготовленные по моему приказу трапы с крюками в верхней части и упорами в нижней четверти, но народу много поляжет прежде, чем захватят флейты. Шхуна в балласте ниже всего на метр, может, чуть больше. Встав на планширь фальшборта шхуны, взрослый мужчина без особого труда перерубит противоабордажную сетку и переберется на флейт. Да и на шхуне экипаж в два раза больше, чем на чайке. Поэтому чайки идут вслед за нами и строем кильватер, чтобы не получить ядро, которое будет гибельным. Мы с наветренной стороны — так сказать, играем белыми. Передний флейт идет мористее. Задний, как мне показалось, постепенно отстает. Направляю шхуну на передний. У нас на полубаке установлены две погонные кулеврины калибром три фунта. Теперь кулеврина — это орудие с длиной ствола более двадцати пяти калибров. У наших — более двух метров. Обе заряжены картечью. Одна направлена на марсы, другая — на главную палубу и шканцы. Комендоры стоят возле кулеврин с дымящимися фитилями, ждут приказ.

Медленно сближаемся встречными курсами. Кажется, что слишком медленно. Ловлю себя на мысли, что нервы напряжены. Ядро — это не стрела и даже не пуля. Разорвет на части, а в разобранном виде смыться в следующую эпоху не получится. Я пытался втолковать казакам, что, если меня тяжело ранит, надо положить тело в лодку и пустить по волнам.

— Не волнуйся, Боярин, похороним тебя по-человечески, в земле, как положено! — заверил меня Петро Подкова.

Будем надеяться, что у меня хватит сил настоять, чтобы со мной попрощались не по-человечески, а именно так, как я хочу.

Когда расстояние между судами сокращается до полумили, я командую комендорам на полубаке:

— Огонь!

Кулеврины почти одновременно выплевывают облака чёрного дыма. В фор-марселе появляется от картечин насколько дырок, которые быстро расползаются до швов. Вроде бы задели кого-то из стрелков на марсе фок-мачты. Результат не впечатлил, но стреляли для того, чтобы спровоцировать противника на ответный залп. Погонных пушек на флейтах не видно. Они не нужны, потому что купеческому судну теперь негоже гоняться за другими судами. Надо довезти свой груз в целости и сохранности. Я надеялся, что флейты развернутся к нам бортами и разрядят полупушки, если правильно определил калибр. Не стали, продолжили следовать прежним курсом, чтобы всадить залп нам в борт. Наверное, уверены, что пары залпов будет достаточно, чтобы отбить у нас охоту нападать на такие большие и хорошо вооруженные суда.

Кулеврины успевают выстрелить еще раз и таки подстрелить несколько человек на марсах, а может, кое-кого и на палубах. Остальных с марсов и с главной палубы согнали наши стрелки из ручниц. Казаки стреляют намного лучше турецких вояк. Научились даже из гладкоствольного оружия попадать метко. Может быть, благодаря пулям, которые стали делать так, чтобы заходили в ствол втугую. Двоих врагов завалил я из винтовки, а одного — Иона из аркебузы.

— Я убил! Я убил! — заорал джура так, будто совершил что-то сверхвыдающееся.

— Винтовку заряди, — спокойно приказал я ему.

Капитаном на переднем флейте был европеец, одетый не по турецкой моде в кожаный джеркин без рукавов поверх белой рубахи с красной вышивкой на манжетах и черных пузырчатых штанах длиной до колена, но без доспехов и оружия. На голове у него широкополая шляпа с высокой тульей и обрезанным, белым, страусовым пером. Командовал грамотно. Мои попытки сблизиться вплотную закончились тем, что суда начали расходиться на дистанции метров двадцать пять. Мы идем по инерции, паруса опущены, а у флейта все верхние в деле, только малость продырявлены. Марсовые разогнаны по шхерам нашими стрелками. На марсовой площадке грот-мачты лежит мертвый стрелок, свесив руки, будто приготовился схватить и подтянуть вверх рей. Вражеский капитан продолжал командовать, прячась за бизань-мачту, а рулевых и, наверное, кое-кого из членов экипажа прикрывал фальшборт.

Мы разрядили свою артиллерию первыми. Наши фальконеты стояли на главной палубе. Они легкие, можно подвернуть в сторону противника. Что мы и сделали. Били по открытым портам, из которых торчали орудийные стволы. Между судами зависают черные тучи порохового дыма. Надеюсь, он помешает вражеским комендорам. Они ждут, когда шхуна окажется сразу перед всеми их полупушками, чтобы выстрелить залпом и нанести побольше вреда. Я не уверен, что залп более эффективен, чем одиночные или небольшими группами, но так сейчас считают остальные.

— Прячемся! — командую я своему экипажу и приседаю за бухту троса, сложенного на полуюте.

Почти сразу же звучит залп из полупушек. Между судами опять образуется черные тучи, более густые и объемные, которые наносят серые узоры на наши желтоватые паруса, принайтованные к гикам. От ударов ядер шхуна вздрагивает, обиженно гудит пустым трюмом, трещит ломающимся фальшбортом. Кто-то на шхуне орет от боли, но я пока не вижу, кто именно.

— Вперед! — кричу я.

На правом борту ближе к корме появляются, как черти из табакерки, трое казаков с «кошками», быстро закидывают их на флейт. Шхуна, растеряв почти всю инерцию, еле ползет, а вот флейт имеет движение вперед со скоростью узла два. «Кошки» зацепились за фальшборт флейта в кормовой его части. Казаки успевают накидать шлаги на «утки», закрепив лини. Один линь, громко щелкнув, рвется, но два другие, набившись туго-туго, притягивают шхуну к флейту. Суда гулко стукаются бортами. Сразу с десяток казаков с более высокого полуюта переваливаются через фальшборт флейта на его главную палубу.

Я тоже опираюсь двумя руками на планширь и, как на уроке физкультуры через «коня», перекидываю через него тело, опускаюсь на палубу, прямо в лужу крови, на которой поскальзываюсь и падаю, успев выставить вперед руки. Они попадают в теплую липкую жижу. В этот миг об шлем рикошетит пуля. Удар не сильный, но в голове зазвенело. Я встаю, выхватываю саблю из ножен, позабыв о двух пистолетах. Стрелявший в меня турецкий воин стоит метрах в десяти, возле фок-мачты, срывает белыми крупными зубами верхушку бумажного патрона, торопливо сыплет его содержимое в ствол мушкета калибром миллиметров тридцать-сорок. Если бы пуля из этого мушкета попала немного ниже, мою черепушку разнесло бы на много частей и разбросало их по всей палубе флейта. Мушкетер явно не турок. Может быть, болгарин или гунн. На голове у него красная феска с черным помпоном, свисающим на черном шнуре к правому уху. Стремительно, как мне показалось, в три прыжка преодолев расстояние, разделяющее нас, именно по шнуру чуть выше помпона я и бью, без оттяга. Верхняя треть лезвия сабли легко рассекает шнур и феску и углубляется слева направо и сверху вниз в череп сантиметров на десять. Правое ухо мушкетера, висок, выбритую щеку и шею мигом заливает алая кровь, словно я вскрыл пузырь, наполненный ею. Убитый враг роняет мушкет, который падает в мою сторону, но я успеваю отклониться, а тело валится влево назад, поворачиваясь при этом, точно ему обязательно надо упасть ниц, а не навзничь. Я делаю еще два шага вперед и срубаю второго мушкетера, обладателя широких и густых черных усов, который так усердно целился в кого-то из казаков, что не замечал меня. Сабля рассекает его голову, ударяется о приклад, выбив оружие из рук. Замечаю еще одного вояку, молодого, с едва заметными усиками. Он сидит на корточках у переборки полубака, прижавшись к ней спиной, и округлившимися от страха глазами с черными зрачками во всю радужку завороженно взирает на меня снизу вверх. Рядом с ним стоит прислоненная к переборке аркебуза с коротким прикладом, напоминающем увеличенную рукоятку револьвера, до которого пока не додумались. Юный аркебузир закрывает бледное лицо двумя руками с тонкими смуглыми пальцами, которые кажутся грязными, и наклоняет голову, приготовившись к смерти.

Я бью его саблей плашмя по голове и приказываю:

— Ложись!

Юноша вздрагивает, а затем, поняв, что не убили, растягивается на палубе, повернув лицо к фальшборту, чтобы, наверное, не видеть ужасное зрелище — меня с окровавленной саблей. Ступни в светло-коричневых шлепанцах с острыми и загнутыми вверх носаками, благодаря чему напоминали пулены, поворачивает в одну сторону, тоже к фальшборту.

Я откидываю аркебузу к убитым ранее врагам, оглядываю поле боя. На полубаке и главной палубе живых врагов нет, только десятка два трупов. На корме стоят безоружные капитан в европейском платье и несколько турецких воинов, которых обыскивают два казака. Еще два запорожца стоят рядом, держа сабли наготове. На таком судне должно быть человек шестьдесят-восемьдесят экипажа. Остальные, наверное, прячутся на пушечной палубе и в других укромных местах. Казаки чуть позже находят и выковыряют их всех, выгонят на главную палубу. Сейчас они хозяйничают в каютах двухпалубной кормовой надстройки, радостными криками извещая о находках ценных вещей. В трюме наверняка груз намного дороже, чем найденные в каютах безделушки, но радуются им больше.

— Пленных закрыть в каюте и вернуться на шхуну! — приказываю я.

К левому борту флейта уже подошла чайка. С нее на приз забираются казаки. Они и присмотрят за пленными и за захваченным судном.

Казаки из моего экипажа с неохотой отрываются от любимого занятия — мародерства. Тем более, что в каютах можно было найти мелкие ценные вещи типа золотого перстня или цепочки и заныкать их. Недовольно бурча, казаки перелезают на шхуну. За неподчинение командиру в бою — смерть. Обсуждать правильность этих приказов можно только после боя. Если командир был не прав, если из-за него погибли казаки, то может быть наказан так же.

— Надо догнать второе судно, — напоминаю я. — Там и награбитесь вволю.

Второй флейт, понаблюдав, как быстро мы захватили его сотоварища, решил не геройствовать. Совершив поворот фордевинд и поставив все паруса, он устремился в сторону пролива Босфор, надеясь получить там помощь от патрульных галер. Шел резво для судов такого размера. Флейт — удачный голландский проект. Недаром я учил голландцев кораблестроению. Но моя шхуна изготовлена с использованием достижений корабелов всех народов и времен до начала двадцать первого века, и она в балласте, благодаря чему ее скорость примерно на узел больше. Через час с небольшим мы сближаемся на дистанцию около кабельтова.

Я перехожу на полубак, чтобы лучше оценивать ситуацию. Занимаю позицию между двумя кулевринами, слева от бушприта, потому что идем левым галсом. На корме флейта стоит капитан — двадцатипятилетний блондин с непокрытой головой. У него длинные волосы и борода. Одет в черно-зеленый дуплет, лишившийся «крылышек» за время моего перемещения между эпохами и застегнутый на крючки только до грудины, чтобы выше в треугольном вырезе была видна белая рубаха, и зеленые штаны до колена, широкие, но уже не тыквы, а, скорее, баклажаны. Он тоже без доспехов и оружия. Наверняка не пользуется доверием и, следовательно, находится на флейте не по своей воле. Руки держит за спиной. Смотрит в сторону шхуны спокойно, как на что-то, не представляющее никакой угрозы и не очень интересное, но больше ведь не на что положить взгляд.

Я складываю руки у рта рупором и кричу на голландском языке:

— Сдавайся! Я отпущу тебя, уедешь в Нидерланды!

Капитан вздрагивает, будто мои слова хлестнули его. После короткого осмысления услышанного, он разводит руки в стороны, давая понять, что решение о сдаче принимает другой человек.

Я машу рукой, чтобы он ушел с кормы, не подставлялся. Мои жесты доходят не сразу. Голландец кивает и спускается со шканцев.

— Огонь! — командую я комендорам кулеврин.

Орудия заряжены книппелями, изготовленными по моему заказу. Казаки о существовании такого боеприпаса не знали раньше. На суше книппеля были ни к чему, а на море казаки редко гонялись за парусными торговыми судами. Это будет их первое знакомство с поражающим действием двух половинок, соединенных цепочкой. Вырвавшиеся из стволов клубы черного дыма не дают нам увидеть полет книппелей и их попадание в цель. Мы замечаем только, как с бизань-мачты падает рю с латинским парусом, а в гроте появляется косая прореха, которая быстро расползается, став похожей на осьминога, поджавшего часть щупалец. Дистанция между судами начинает сокращаться быстрее.

На шканцы флейта выбегает турок в шлеме-мисюрке и кирасе, в верхней части которой нанесены золотом то ли узоры-завитушки, то ли, что скорее, надпись на арабском языке, что-нибудь из Корана. В правой руке у турка ятаган, хотя отлично знает, что до рукопашной еще далеко. Малоазиатский менталитет — перед сдачей надо как можно больше раздуть щеки. Что турок и проделывает: размахивая в воздухе ятаганом, кричит проклятия в адрес неверных собак и прочие приятные его сердцу сравнения.

Когда он выдыхается, я кричу на турецком языке:

— Сдавайся! Неверная собака отпустит тебя за выкуп!

— А какой ты хочешь выкуп? — сразу перейдя на деловой тон, интересуется турок.

— Не больше, чем ты сможешь заплатить! — отвечаю я, давая ему шанс на торг.

Для многих жителей Малой и Средней Азии сам процесс торга настолько увлекателен, что порой забывают, ради чего начали его. Хобби у них такое. Турку явно захотелось побыстрее заняться этим интересным процессом. Тем более, что между судами уже было меньше кабельтова и кулеврины вновь заряжены. Дальнейшая оттяжка решения могла закончиться печально. Турок развернулся и крикнул своим подчиненным, чтобы убрали паруса.

Глава 43

Находящаяся под моим командованием флотилия расположилась на рейде Гезлёва. Шхуна и флейты стоят на якорях, а чайки ошвартованы к их бортам. Большая часть казаков с чаек перебрались на парусники, где просторнее, не надо спать, сидя и скорчившись. Одна чайка ошвартована к правому борту шхуны, на которой заделали повреждения, нанесенные ядрами флейта. Ни одно ядро так и не сумело преодолеть все три слоя мореного дуба. Четыре застряли в первых двух слоях, напоминая нарывы, покрытые ржавчиной. Остальные отскочили, повредив только внешний слой. Казаки выковыряли вражеские ядра и из принципа утопили. Повреждения заделали кусками запасных досок, законопатили и щедро залили смолой.

— Крепкий ты дуб смастерил! — сделал вывод сотник Безухий.

Исходя из материала, пошедшего на постройку шхуны, казаки называли ее дубом или дубком. Незнакомое и непривычное слово шхуна пока не прижилось.

Гезлёв — довольно мощная крепость в виде неправильного пятиугольника, расположенная на мысе, превращенном в остров рвом шириной метров десять, вырубленном в скалах. Крепостные стены высотой метра четыре сложены их обтесанного, светло-коричневого камня. Двадцать четыре прямоугольные башни высотой метров десять, крытые красной черепицей, находятся на расстоянии метров сто друг от друга. Сегодня пятница, поэтому на стенах висят самые разные флаги. В той стороне крепости, что смотрит на нас, есть оббитые железом ворота Искеле-капу, сейчас закрытые до окончания пятничного намаза. Ворота ведут к причалу, возле которого ждут разгрузку две небольшие галеры из Каффы. Побывавшие в Гезлёве в разных ролях казаки говорят, что точно такие же ворота есть и на других сторонах: Одун-базар-капу, на площади возле которых продают бревна, доски, дрова; Топрак-капу, которые ведут в кварталы буза-хане и публичных домов; Ак-монла-капу, через которые в город завозится и заносится питьевая вода в бочках и других емкостях; Ал-капу, маленькие, предназначенные только для пешеходов и всадников, арба в них не протиснется. В городе двадцать четыре мечети (подозреваю, что по одной на башню). Высокие каменные минареты только у двенадцати соборных. У главной соборной мечети было два минарета, самые высокие в городе, на сто пять ступеней, но один рухнул несколько лет назад во время землетрясения.

Рядом со мной на полуюте шхуны сидят в плетеных из ивовых прутьев, низких креслах бывшие капитаны флейтов — блондин с непокрытой головой Каспар Гигенгак, младший внук моего бывшего слуги, оставившего в наследство своим детям несколько судов, и обладатель шляпы со страусовым пером Николас Хоогенбозем. Первый командовал флейтом своего отца, а второй — флейтом моего сына Яна ван Баерле. Их корабли захватили тунисские пираты и продали турецким купцам. Капитанов купцы держали на судах не столько ради выкупа, сколько для обучения турецкого экипажа, потому что голландский, в виду его ненадежности, теперь прикован к банкам на разных галерах и осваивает технику гребли длинными и тяжелыми веслами. Мой потомок сам в моря не ходит, только барыши подсчитывает, заработанные для него другими. Ян ван Баерле — отец шестерых детей и одиннадцати внуков. Его мать Моник, бабушка Маргарита и дядя Ян умерли. Сестры замужем, уже сами бабушки. Его кузен, а на самом деле единокровный брат Александр ван Баерле — мэр Роттердама, отец четверых детей и полудюжины внуков. Про основателя богатого рода, мальтийского рыцаря, одного из вождей морских гезов и непобедимого адмирала на службе у Вильгельма Оранского, сложили красивую легенду, согласно которой я погиб, сражаясь с сарацинами за освобождение Святой Земли. Достойная смерть для атеиста.

Поскольку пара тысяч монет для меня теперь не актуальна, рассказывать голландцам о помощи раненому основателю рода я не счел нужным. Договорился, что помогут мне освоиться в Нидерландах, когда переберусь туда. Я объяснил казакам, что за голландских капитанов выкуп слишком трудно получить, зато они могут помочь нам при захвате других кораблей. Казаки собрались на раду и решили: если капитаны помогут, то не только свободу, но и долю от добычи получат. От голландцев я узнал, что флейт, в зависимости от комплектации, стоит от пятидесяти до ста тысяч гульденов. Плюс груз еще столько же. Плюс на обустройство на новом месте. Пока на все у меня не хватало, но если дела так удачно и дальше пойдут, то через год-два можно отправляться на новое место жительства.

В Гезлёве открылись ворота. На причал вышел купец Егия Навапян со своими людьми. Они погрузили в шестивесельную лодку два тяжелых сундука, поплыли к шхуне. Договорились мы с купцом еще в паланке, куда он привез соль и вино, которые обменял на меха, шкуры, шерсть, мед, воск, янтарь…

Повстречав его на Базавлуке, я вспомнил предложение продать тартану и поинтересовался:

— А большое судно с полным грузом купишь?

— Если в Гезлёв приведешь, купим. У нас там много богатых купцов и чиновников. Скинемся — и на два наберем, и даже на три, — хитро улыбаясь и морща длинный нос, ответил он.

— В Гезлёве татары могут собраться и напасть на нас, попробовать отобрать суда задаром, — предположил я.

— Кто ж им позволит?! — насмешливо произнес Егия Навапян.

Миром правят олигархи. Причем, не те, которых все знают.

На нас действительно никто не напал, даже потуг не было. Не дойдя до порта миль десять, мы легли в дрейф и послали к берегу баркас с деловым предложением Егии Навапяну. Ознакомившись с накладными на груз и выслушав описание предлагаемых на продажу судов, он подтвердил намерение и предложил нам подойти поближе, чтобы мог осмотреть товар. Мы так и сделали, тем более, что вернувшиеся на баркасе рассказали, что военных галер в порту нет.

Вместе с Егией Навапяном на смотрины прибыли еще два армянских купца и татарин с ухватками чиновника. Они осмотрели суда, заглянули в трюма, убедившись, что заполнены товарами, указанными в накладных, переговорили по нашему разрешению без свидетелей с пленными турками, которых собирались выкупить. После чего зашли в каюту флейта, где сели за стол вместе со мной и сотниками Безухим и Панасом Цибулей, получившем свое прозвище из-за интересной формы головы. Мусульмане с удовольствием выпили греческого кисло-сладкого белого вина, налитого из бронзового кувшина емкостью литра четыре с половиной в оловянные кружки граммов на двести, закусили египетскими финиками. После чего начался торг отдельно по судам, грузу и пленным. Мы предлагали за две трети цены, собираясь согласиться за половину. Купцы предлагали треть, намереваясь заплатить не больше половины. Именно это совпадение и затянуло переговоры. Каждая сторона подумала, что можно глубже продавить другую. Сотники торговались так же отчаянно, как армяне и татарин. Я наблюдал, почти не вмешиваясь, потому что не сомневался, что продавить не получится у обеих сторон.

Договорились на третьем кувшине вина, и только потому, что выпитое ранее просилось наружу, а вставать из-за стола до окончания переговоров никто не решался.

— Черкасы хитрые, с ними хорошо иметь дело! — произнес по окончанию торга татарин.

Эта фраза не показалась мне противоречивой. В институте у меня был однокурсник из уральских татар Рашид Ишниязов. Пообщавшись с ним, я сделал вывод, что по каждому вопросу существует четыре точки зрения: правильная, неправильная и две татарские — правильная неправильная и неправильная правильная. Фраза про черкасов относилась, скорее всего, к последней точке зрения.

Лодка Егии Навапяна подошла к шхуне. Купец первым поднялся на борт по штормтрапу. Как ни странно, у голландцев шторм-трап пока не прижился. По старинке пользуются стационарными, приколоченными к бортам. Казаки подняли на борт два сундука. Прямо на палубе, на виду у всех, я начал пересчитывать привезенные золотые монеты. Помочь мне никто не решился, хотя некоторые казаки умели считать до ста. Быстро, как я, не способны, а медленно стесняются при мне. Я набирал в сундуке десять монет и кидал в кожаный мешок. Маленькие кружочки золота — а сколько в них пота, крови, слез, как и лени, удовольствий, радости?! Мне кажется, жизнь каждого человека можно выразить двумя стопками монет — заработанными и потраченными на себя. Вряд ли эти стопки хотя бы у кого-то равны. Казаки следили за мной молча. Мне даже кажется, что и не дышали. Было много порченых монет — образец армянской образованности в деле. Если бы я продавал свой товар, то такие не взял бы. Для казаков вид большой кучи золотых монет был настолько очаровывающим, что на порчу отдельных не обращали внимание. Я не стал выпендриваться, потому что отберу себе лучшие, когда будем делить. Отсчитывать ведь придется опять мне. Когда в мешке оказывалось десять тысяч монет, его завязывали и опечатывали каждый своей печаткой я и оба сотника. Затем мешок относили в кладовую шхуны, дверь в которую будет закрыта на амбарный замок, а рядом с ней выставлен круглосуточный караул. Такая уйма денег может кого хочешь свести с ума. Не хватало девяносто шесть монет, которые Егия Навапян, стоявший рядом и внимательно следивший за моими руками, добавил без разговоров.

— Забирай первое судно, — разрешил я, когда последний мешок был закрыт в кладовой.

По условиям договора покупатели платят половину, забирают и за три дня выгружают первый флейт. После чего, если нет замечаний по грузу, привозят вторую половину договоренного и становятся владельцами второго флейта. С первым мы отдаем и всех пленных турок. Офицеров — за выкуп, а рядовых — в обмен на пленных казаков, а если столько не найдут, на других православных молодых мужчин, иначе нагонят стариков и старух, утверждая, что больше никого нет. Как покупатели будут урегулировать этот вопрос с владельцами рабов-казаков — нас не касалось. Уверен, что проблем не будет, поскольку один из покупателей — ханский эмин (начальник таможни) Ахмед-паша, так обожающий иметь дело с казаками.

— После этого домой отправитесь? — интересуется на прощанье армянин.

Даже если бы мы и собирались так сделать, ни за что бы не сказал. Иначе нас у Аслан-города встречало бы все татарское войско.

— Пойдем еще поохотимся, — ответил я. — Хватит денег на покупку других судов?

— Приводи, постараемся найти, — пообещал Егия Навапян. — У хорошего купца на дешевый товар деньги всегда найдутся. Иначе, какой он купец?!

Глава 44

Флотилия лежит в дрейфе южнее Констанцы и на таком удалении от берега, что даже высокие холмы не видны из «вороньего гнезда». Следовательно, и нас не должны видеть с берега. Голландские капитаны рассказали мне, что через пару недель после них на Констанцу должен был пойти большой караван с оружием и припасами. Молодой турецкий султан недавно заключил мир с персидским шахом и теперь перебрасывает к границе с Речью Посполитой армию и снабжение для нее. Врать голландцам незачем, они в доле. Высланный на разведку баркас вернулся с сообщением, что в порту стоят только несколько небольших судов, и теперь дрейфует ближе к берегу, чтобы сообщить о подходе добычи. Ждем уже два дня. Казаки, не привыкшие подолгу находиться в открытом море, явно нервничают, но пока не ропщут. Тем более, что, благодаря вызволенным из плена, их стало слишком много на всех наших судах. Пока что количество золотых монет, полученных за предыдущие трофеи, помогает им справляться с фобиями. Они решили подождать еще три дня, после чего ограбить окрестности Констанцы.

Я от скуки учу несколько наиболее сообразительных казаков пользоваться картами, компасом и определять широту с помощью квадрантов, найденных на флейтах. Оба голландские капитана помогают мне. Узнав от меня, сколько каждый казак получит за предыдущие призы, они теперь всячески стараются понравиться казакам, чтобы те не передумали дать и им долю в предстоящей добыче. Иона сидит за столом и рисует копии карты Черного моря, отобранной у турецкого капитана второго флейта. Я подправил ее и заменил надписи на турецком языке на русские. В предыдущем варианте море было без центральной части, только берега, сдвинутые почти вплотную, и юг был наверху, а восток слева. Карту явно делал европеец, скорее всего, голландец. На ней в некоторых важных местах есть изобаты — изолинии, соединяющие одинаковые глубины. В прошлую эпоху я видел изобаты только на голландских картах, причем не на всех, и только побережья Нидерландов и частично соседей.

Сегодня жарко. Ветер балла четыре, но даже в тени под натянутым между мачтами, запасным парусом его потуг не хватает, чтобы чувствовать себя комфортно. На мне только шелковая рубаха и трусы. Многие казаки и вовсе в одной рубахе. Правда, рубахи у них длинные, у некоторых до колена. В таком виде казаки выглядят мягче. Впрочем, даже сейчас, глядя на их небритые, братские чувырлы, я представлял, как бы вытянулись рожи у поклонников казачества из двадцать первого века, если бы встретились с этими вот, настоящими казаками, в темном переулке. Самых агрессивных отморозков из своей эпохи они бы сочли мелкими хулиганами. У каждого казака из семнадцатого века руки не просто по локоть в крови. Большая часть убитых ими — мирные жители, безоружные, не оказывавшие сопротивление, а некоторые, как во время похода в Московию, и вовсе единоверцы. Еще они очень любят издеваться над беззащитными. Засыпать пленному порох в какое-нибудь естественное отверстие и поджечь — любимое развлечение казаков. Особенно нравилось проделывать это с красивыми женщинами. Изнасилуют, а потом выжгут последствия и обрекут красавицу на страшную смерть, чтобы больше никому не досталась. Отрубание всяких выступающих из туловища частей, причем медленно и со знанием дела, чтобы жертва умирала долго и мучительно, и вовсе считается детской шалостью. Тем больше ими будут восхищаться в будущем, когда от казаков и след простынет. И не только восхищаться. Во время Второй мировой войны потомки, судя по зверствам, казаков проявят себя в составе карательных бандеровских подразделений, сжигая людей в белорусской Хатыни и делая в польских Кресах «венки из детей» — привязывая к стволу дерева по кругу несколько смертельно раненых детей. Всё то же, что и в случае с благородными рыцарями. Недаром казаки называют себя «лыцарями» — унаследовали лучшие черты средневековых разбойников.

От этих мыслей меня отвлекает голос джуры, сидящего в «вороньем гнезде»:

— Лодка плывет сюда!

Слово «баркас» тоже пока не прижилось у казаков.

— Так понимаю, отдых закончился, пора за дело приниматься, — говорю я.

Казаки и сами это поняли, засуетились. Кто-то уже достает доспехи, хотя до боя еще несколько часов, в железе за это время испечешься и запаришься одновременно.

Девять турецких трехмачтовых парусников шли со стороны Босфора, подгоняемые попутным юго-восточным ветром. Я бы отнес их все к галеонам, разве что кормовые надстройки стали пониже, не на пять-семь палуб, как раньше, а на три-четыре, и форкастель стал ниже и лишился тяжелых погонных пушек, которые заменили фальконеты. Под бушпритом парус блинд, на фок-мачте паруса в два яруса, а на грот-мачте — в три. На бизань-мачте латинский парус. На переднем галеоне, самом крупном, тонн шестьсот, ахтеркастель имел сзади два балкона, к разным краям которых примыкало по «ракушке» с гальюном. Впрочем, гальюном пока называют свес, на котором устанавливают носовую фигуру, а по бокам от нее устраивают отхожие места. То есть, гальюны в будущем получат свое название по месту прописки. На всех турецких парусниках носовых фигур не было. Зато на вооружении были тяжелые пушки калибром до сорока восьми фунтов и в количестве от двадцати шести на самом малом, водоизмещением тонн на четыреста, до тридцати шести на переднем. Завидев нас, идущих к ним в полветра, галеоны начали медленно поворачивать влево и открывать пушечные порты. Готовятся встретить нас бортовым залпам.

Я объяснил казакам особенности нападения на высокобортные суда с мощным пушечным вооружением. Стараться не попадать под бортовой залп, а если уж случилось, то носом или кормой, но ни в коем случае не бортом. Чайки сидят низко, попасть в них, если повернуты носом или кормой, проблематично. Как можно быстрее приблизиться к жертве вплотную, попасть в мертвую зону пушек, начать обстрел комендоров через пушечные порты. Наша сила в меткой стрельбе из ручниц и абордаже.

Казачья флотилия разбивается на три пары, каждая из которых следует к своей цели, к одному из судов первой тройки, как к самым большим и, как мы надеемся, самым ценным. Шхуна летит под всеми парусами, довольно резво, а чайки — на веслах и медленнее. С расстояния около мили я приказываю комендорам погонных пушек стрелять в турецкого флагмана по очереди и без остановки. Если даже попадем, ущерб вряд ли нанесем. Надежда на то, что эти беззубые укусы выведут турецкого капитана из себя. После второго выстрела мой замысел удается — флагман разряжает в нас все восемнадцать пушек правого борта. Дистанция между судами более четырех кабельтовых (примерно семьсот пятьдесят метров), поэтому в цели попадают всего два ядра: одно срывает фор-стаксель и дырявит фок, а второе рикошетит о скулу и попадет в чайку, которая шла за нами и левее. По крайней мере, мне так показалось, хотя возможно, что в чайку попало другое ядро. Оно проламывает доски обшивки правого борта в носовой части чайки, после чего та начинает стремительно набирать воду и погружаться. Мы не кидаемся спасать ее экипаж. Благодаря фашинам она утонет не сразу. Первым делом добыча. Вслед за флагманом стреляют еще три турецких корабля, в зону поражения которых попала наша флотилия. На наше счастье больше ни одна чайка не пострадала.

На флагмане не успели перезарядить пушки правого борта, а левым повернуться не смогли. Главный недостаток галеонов — плохая маневренность — погубил флагмана. Еще на подходе мы согнали с марсов и палуб стрелков из огнестрельного оружия и луков. Кстати, лучников было почти столько же, сколько мушкетеров и аркебузиров вместе взятых. Галеон был метра на два выше. Пригодились деревянные трапы с крючьями и упорами. Подтянувшись с помощью «кошек» к борту галеона и расстреляв комендоров через пушечные порты, казаки а пролезли через эти порты или по трапам поднялись на него. Двое нападающих были убиты сразу. Еще семеро полегли и десятка два были ранены, пока турки не решили сдаться. Подозреваю, что сопротивлялись турки так упорно потому, что капитан погиб в самом начале абордажа, некому было отдать приказ о сдаче.

На двух других турецких судах казаки все еще сражались. К бортам галеонов прилипло по две чайки. Обстреляв комендоров на гондеке, несколько казаков пролезли внутрь через пушечные порты, устроив там чистку. Остальные карабкались наверх по судовым трапам, которые были на бортах примерно напротив фок-мачты. Опыт подсказывал мне, что сопротивляться турки будут недолго, поэтому нам можно не спешить на помощь. Остальные турецкие суда тоже не захотели помогать своим, поняв, что не спасут и сами окажутся в плену. Они вернулись на прежний курс и с попутным ветром пошли дальше. Только замыкающий галеон разрядил пушки левого борта в сторону бывшего флагмана. Одно тридцатидвухфунтовое ядро угодило в шхуну, застряв в борту выше ватерлинии, а второе пробило борт бывшего флагмана и застряло в грузе.

Оставив на призе половину команды и капитана Николаса Хоогенбозема, я повел шхуну на помощь поврежденной чайке. Она еще была на плаву. Казаки бултыхались в воде, придерживаясь за связки камыша. Сказать, что нам обрадовались — ничего не сказать. Поднявшись по штормтрапу на борт шхуны, первым делом обещали покрошить, как капусту, всех турецких комендоров, а потом спрашивали, богатую ли добычу мы захватили?

— Конечно! Больше, чем в предыдущий раз! — заверял я, хотя понятия не имел, какой груз везли на галеоне.

По-любому он больше флейта, следовательно, и добычи на нем больше и сам он стоит дороже. Казаки тоже приходили к такому выводу и переставали злиться на турецких комендоров.

Флаги на двух атакованных турецких судах спустили почти одновременно. Я отправил на одно капитаном Каспара Гигенгака, а на второе — Петра Подкову. Бывший рулевой, конечно, не тянул пока на капитана галеона. Правильнее было бы оставить его на шхуне, а самому взять под командование приз, но мне не хотелось покидать свое более быстроходное судно. Тем более, что на нем находилась наша казна, которую я по понятиям двадцать первого века называл общаком.

Глава 45

Мне показалось, что три галеона с грузом — это немного чересчур для гезлёвских купцов. На весь груз — холодное и огнестрельное оружие, доспехи, стрелы для луков, ядра, свинец для пуль, порох и съестные припасы, в основном муку и пшено, — вряд ли найдут покупателей на Крымском полуострове, придется часть везти в турецкие порты. Да и три таких больших судна им ни к чему. Покупателей на них можно найти только в портах южного побережья Черного моря, если не в Стамбуле. Жадность таки победила татар. Иначе, какие они купцы?! Только на этот раз передача груза и денег длилась две недели. В сумме получилось больше, чем в предыдущий раз, но в пересчете на одно судно выгоднее было захватывать флейты. Кладовая шхуны была теперь до отказа забита мешками с золотыми и серебряными монетами и слитками. Так много монет в этой части ханства прежде, наверное, не оказывалось. И казаков или молодых мужчин не нашлось в достаточном количестве, чтобы выменять пленных турок. Взяли за них молодых женщин, которых я расположил в трюме, приказав им без разрешения не появляться на главной палубе. Приказ этот соблюдался, пока я не уходил в каюту. Что я делал как можно чаще, потому что на всех наших судах людей теперь было слишком много.

— Еще придете? — поинтересовался на прощанье Егия Навапян.

— Конечно, — заверил я. — Или у тебя денег больше нет?

— Деньги найдем. Не будет хватать, займем в Бахчисарае, Мангупе, Каффе, — ответил купец. — Только придется быстро продавать и терять часть прибыли.

— С такой прибыли можно и потерять немного, — сказал я.

— Вот потому ты и не купец, что так рассуждаешь! — укоризненно, родительским тоном произнес Егия Навапян.

Можно подумать, что купец — это предел мечтаний каждого человека и моих в том числе. Есть такое у хороших профессионалов — считать свое дело самым лучшим. Я вот тоже уверен, что умный человек может быть только капитаном, а дурак — кем угодно, даже купцом или султаном.

Направление следующего похода определил ветер, задувший с запад. Идти к Констанце или Варне пришлось бы против ветра, поэтому направились в полветра на юг. Я собирался провести свою флотилию к Синопу и на подходах к этому порту поискать удачу. Она сама нашла нас возле мыса Сарыч, от которого я собирался повернуть в открытое море. Две военные кадирги, переделанные в торговые суда, шли против ветра на веслах. Увидев нас, повернули к берегу. Оба купца не решились сражаться с казаками. Загнав галеры носами на мелководье, экипажи, прихватив самое ценное, по трапам сбежали на сушу и быстро полезли вверх по склонам, поросшим кустами и деревьями. Груз на обеих был ценный: благовония, специи, квасцы, стеклянная посуда высокого качества, дорогое оружие и доспехи, сбруя и седла. Особенно много было сбруи, украшенной золотом и серебром. Именно эти часть добычи больше всего понравилась казакам.

— Сбрую и седла продавать в Гезлеве не будем, — высказал мне сотник Безухий мнение большинства товарищей.

— Предлагаю вообще ничего не продавать в Гезлёве, а вернуться домой и поделить эту добычу, — сказал я. — У нас и получим за нее больше.

— Товариществу хотелось бы еще немного добычи захватить, — сообщил сотник.

— Кому мало, вернутся и еще возьмут, а мне на этот год достаточно. Тем более, что туркам должны уже надоесть наши нападения. Как бы не прислали военный флот по наши души, — привел я еще одни аргумент в пользу своего предложения.

— Тоже верно, — согласился со мной сотник Безухий. — Надо бы с товарищами обсудить.

Собрались на корме трофейной кадирги. Вместо круга сели неправильной трапецией. Как догадываюсь, сотник подумал и решил, что можно из-за жадности потерять уже захваченное, довольно большую добычу, и провел разъяснительную беседу со своими подчиненными. По крайней мере, из его сотни только пара человек высказалась за продолжение похода. Люди Панаса Цибули сперва тоже хотели награбить еще больше, но, выслушав мои аргументы, часть из них решила, что пора и честь знать. Я заметил, что казаки очень нестойки в своих намерениях, их легко переубедить. Правда, иногда какая-нибудь идейка, часто совершенно ничтожная, как западет к ним голову, так будут упорствовать, пока эту голову не отрубишь.

— Вот ушедшие с Сагайдачным позавидуют нам! — привел последний и самый весомый аргумент сотник Безухий, который теперь мое предложение считал своим.

— Ох, позавидуют! — дружно и радостно произнесли все казаки, даже те, кто совсем недавно был против возвращения на Базавлук.

Глава 46

Нам не просто позавидовали. Многие казаки, которые под командованием Сагайдачного маневрировали по Правобережью Днепра, изображая готовность напасть на земли польской шляхты, вернулись домой в конце октября, проклиная своего гетмана. Он так и не осмелился начать войну с польским королем, обманувшим его и запорожских казаков. Вместо уступок, поляки всё войско, освободившиеся после заключение мира с Московией, собрали под командованием гетмана Жолневского в Поднепровье, чтобы раз и навсегда разобраться с казаками. И разобрались, причем без боя, если не считать несколько стычек между дозорами. Не знаю, что пообещали лично гетману Сагайдачному, но реестровых казаков он слил, подписав с поляками договор на берегу реки Роставицы. Реестровых казаков теперь должно было быть не более трех тысяч. Остальные, в первую очередь зачисленные в реестр за последние пять лет, должны были вернуться к сохе. Может быть, он таким способом увеличивал количество запорожских казаков, потому что выкинутые из реестра не захотели опять вертеть волам хвосты. Человек, взявший в руки оружие и научившийся с его помощью добывать на пропитание, к тяжелому мирному труду не вернется. Отобрать легче, чем изготовить или вырастить.

Гетману Сагайдачному нужен был удачный поход, чтобы вернуть расположение казаков. В морской отправляться в ноябре было поздно, поэтому пошли посуху на Перекоп, чтобы пограбить крымских татар. С ним пошли три неполных куреня, около пяти тысяч человек. Среди них не было ни одного, кто ходил летом со мной. В пересчете на душу мы взяли больше, чем захватывали во время самых удачных походов под командованием Сагайдачного. И его сухопутный поход оказался не то, чтобы неудачным, но добычи взяли мало, а людей потеряли много. Ни один город или крепость захватить не сумели. Вглубь Крымского полуострова пройти им не дал большой отряд татар, который в бой не вступал, но тормошил день и ночь, не давая распылять силы. Грабить приходилось только в узкой полосе, причем жители деревень успевали убежать и увести все ценное. Такое впечатление, что татарами командовал Бертран дю Геклен. В итоге, потеряв людей в бессмысленных стычках и от обморожения, Петр Сагайдачный вернулся восвояси.

Впрочем, в Запорожской Сечи его уже не ждали. Казаки вновь избрали кошевым атаманом Якова Бородавку. Мне показалось, что главной причиной такого выбора была патологичная ненависть нового атамана к польской шляхте. Яков Бородавка (точнее, его писарь, тоже новый, а безграмотный атаман только печать приложил) выписал голландским капитанам подорожную, с которой они отправились восвояси с последним купеческим караваном, благо деньги на дорогу у них были, потому что получили свою долю от захвата судов под Констанцой и у Сарыча. Представляю, что они будут рассказывать о службе у казаков.

Петр Сагайдачный собрался было захватить Базавлук и свергнуть Якова Бородавку, но казаки, ходившие с ним в поход, отказались принимать участие в междоусобице:

— Раз товарищество решило, так и будет. Приезжай в паланку с миром. Докажешь, что ты лучше, выберем тебя.

После чего большая часть казаков разъехалась, кто куда. Меньшая часть порубила казачьи чайки, которые стояли у острова Хортица, ожидая весеннего половодья, а на самом острове силами пленников начали возводить острог, грозясь перекрыть торговлю по Днепру. Заодно Петр Сагайдачный отправил посольство во главе с Петром Одинцом к московскому царю с предложением перейти к нему на службу. Впрочем, злые языки утверждали, что посольство ехало за другим. Говорят, что гетмана проклял старец одного из монастырей, разграбленных его войском во время похода в Московию, поэтому Петру Сагайдачному и не везет с тех пор. Петр Одинец должен был вымолить прощение. Правда, не понятно, у кого, потому что старец был тут же зарублен. Может быть, у иерусалимского патриарха Феофана, который в это время находился в Москве.

Перед самым ледоходом на Хортицу прибыла делегация с Базавлука. Петру Сагайдачному просто и доходчиво объяснили, что с ним сделают, если будет мешать судоходству на Днепре. За это время бывший гетман поостыл. К тому же, у него появился повод не уронить лицо — патриарх иерусалимский Феофан возвращался домой через земли Речи Посполитой, и Петр Сагайдачный поехал его встречать на границу с Московией. За ним последовала лишь малая часть оставшихся с ним зимой. Остальные решили перебраться в паланку, где шла подготовка к новому морскому походу. У свергнутого правителя щи и свита жидковаты.

Я принимал самое активное участие в подготовке к следующему походу. Казаки оценили преимущества шхуны, и среди них появились те, кто, как они думали, способен управлять ею. Мне предложили за плату изготовить еще два дуба, чем я и занимался с осени и почти до конца весны. Я бы сделал шхуны и бесплатно, потому что сидеть дома не было желания. Пока я шлялся по морям, Оксана родила близнецов, двух мальчиков, которых я назвал Сергеем и Семеном. Четыре пацана в одной избе — это слишком для человека, привыкшего только к штормам и ураганам. К тому же, из-за того, что детей стало четверо, у меня появилось нехорошее предчувствие. На всякий случай я проинструктировал жену, что ей делать, если я не вернусь. Пусть перебирается в Киев, который превратился в небольшой провинциальный город. Не хочу, чтобы мои дети выросли казаками, то есть, рогулями, как шляхта называет крестьян. В будущем те, кто не сбежит на Кубань или в Сибирь, станут крепостными. Пусть лучше мои дети получат хорошее образование и найдут себе место в городе. Горожане всегда живут за счет крестьян. Кроме смутных времен, которые случаются не часто.

Глава 47

Во второй половине мая я перегнал свою и две новые шхуны к Базавлуку. Там у причала стояло старое суденышко купца Егии Навапяна. А ведь у него наверняка в собственности несколько больших. Хотя на них на Днепре делать нечего. Пусть бороздят моря под командованием наемных капитанов, а хозяин на небольшом суденышке заработает не меньше, торгуя с казаками.

— Ждать тебя с добычей? — спросил он.

— Удачу надо ждать всегда, — ответил я уклончиво, потому что не знал, что замышляет новый кошевой атаман Яков Бородавка.

— Некоторые суда перевозят товар для нас. Если вдруг повстречаешь их, не нападай. Капитаны знают твое судно, сразу опустят паруса, а мы с тобой потом рассчитаемся, — предложил армянский купец.

— Договорились, — согласился я. — Только и с кошевым атаманом согласуй, чтобы меня не обвинили в сговоре с тобой.

— С ним я уже договорился, — сообщил Егия Навапян.

На берегу я встретил еще одного знакомого — Матвея Смогулецкого. Младший сын быдгощского старосты разговаривал с казаками, которые приплыли на одной из шхун. Он собирался в поход, но, видимо, не хотел грести веслами.

— Просится на дуб, — передал мне Петро Подкова, капитан одной из новых шхун, желание Матвея Смогулецкого.

— А зачем он тебе нужен?! Хочешь, чтобы и тебе что-нибудь подсунул?! — поинтересовался я, в упор не замечая младшего сына быдгощского старосты.

— Так это… — начал, но так и не закончил мой сосед.

Если бы Матвей Смогулецкий промолчал, я бы забыл былую обиду, тем более, что его наставник сейчас не у власти.

— Это кому и что я подсунул?! — прекрасно изображая искреннее негодование, воскликнул он и пригладил кулаком сперва правый ус, а потом левый.

— Может, не он… — заступился Петро Подкова, который, в отличие от меня, не догадывался о существовании невербальных сигналов, о языке жестов.

— Такие обвинения кровью смывают! — не унимался Матвей Смогулецкий.

— Ты готов смыть? — спокойно спросил я.

— Я с удовольствием снесу боярскую голову! — попытался он подключить еще и классовый элемент, хотя и сам не из холопов.

— Давай посмотрим, получится у тебя или нет, — предложил я.

В походах дуэли, не зависимо от того, как они закончились, караются смертью. На территории паланки тоже запрещены, но если вдруг случаются, судья изучает обстоятельства и выносит решение. Если один из дуэлянтов погибнет и выяснится, что ссору затеял не он, то победителя, связав, могут положить в могилу под гроб с побежденным и засыпать землей. За пределами Базавлука дуэли в мирное время не запрещались при условии, что проходили честно.

К месту поединка добирались на разных лодках. Это был один из пустынных островков, на котором паслись без присмотра казачьи лошади. Вокруг всего острова росли камыши, но в центре было плато, примерно на метр возвышающееся над уровнем воды. В половодье его затопляло, поэтому трава на плато росла хорошо. Две гнедые кобылы и жеребенок «коровьей» масти, которые паслись на острове, общипали траву до одного уровня, отчего плато напоминало ухоженный газон.

Матвей Смогулецкий не сомневался в победе. И это было не позерство. Я пару раз наблюдал его тренировочные бои с другими казаками. Он явно превосходил их. Наверняка в юности у него был учитель фехтования. Подозреваю, что в первую очередь его учили владеть рапирой, поэтому норовил наносить колющие удары и саблей, чего другие казаки не делали. Они с детства приучались к сабле, к рубящим ударам. О том, как я владею саблей, знали только жители Кандыбовки. Иногда разминался с местными казаками, научив их кой-чему. Мой сосед Петро Подкова сейчас стоит метрах в пяти от нас и с грустью смотрит на Матвея Смогулецкого, потому что знает уровень обоих бойцов. Рядом с ним стоят приятели моего противника и со злорадством смотрят на меня. Уже, наверное, похоронили.

Матвей Смогулецкий сразу ринулся в атаку, изобразил намерение нанести рубящий удар, раскроить мне череп на две равные половины. Сабля у него дорогая: лезвие из хорошей стали, а рукоятка с позолоченными гардой и навершием и темляком из сплетенных, красных и золотых, шелковых шнуров. В последний момент, поняв, что я ухожу от удара, попытался уколоть острием в лицо. Если бы я не видел его тренировки, то все равно вряд ли попался бы на этот трюк. У меня теперь богатый опыт фехтования рапирой и нанесения колющих ударов. Я успевая сместиться малость влево и тут же наношу ответный удар, рубящий. Смерть Матвея Смогулецкого мне ни к чему. Мало ли как судья оценит нашу дуэль. Рубанул по запястью, прикрытому длинным, закрывающем и часть кисти, вышитым золотом, темно-красным рукавом жупана. В следующее мгновение укороченная правая рука младшего сына быдгощского старосты пошла вверх. Конец обрубка мигом покрылся кровью и как бы слился с рукавом. Кисть вместе с саблей, у которой был перерублен шелковый темляк, полетел в другую сторону, к земле. Сабля упала плашмя и беззвучно. Побледневшие пальцы, повернутые вверх, все еще цепко держали рукоятку с позолоченной гардой и навершием.

Тут только Матвей Смогулецкий почувствовал боль и понял, что произошло. Громко взвизгнув, он прижал левой рукой укороченную правую к груди и, приседая, крутанулся на пол-оборота, повернувшись ко мне спиной и словно предлагая рубануть еще и по шее. Я не стал добивать. За отсеченную кисть уж точно судить не будут, тем более, что пострадавший состоял в свите предыдущего кошевого атамана.

Глава 48

В поход вышло без малого три сотни чаек и три шхуны. Этому поспособствовала наша прошлогодняя добыча. Слух о ней разнесся по всем казачьим землям. Правда, среди казаков было много сиромах — новичков, не имеющих ни хорошего оружия, ни доспехов, ни боевого опыта. Чем жестче шляхта и арендаторы-ашкенази выжимали соки из крестьян, тем больше их бежало в Запорожскую Сечь. Казаки называли их голотой и держали на расстоянии. Не потому, что презирали, а не хотели привыкать. Половина новичков гибнет в первом же серьезном бою. Потеря друга — не самое приятное событие, поэтому вояки стараются не дружить с голотой. Если пройдет испытательный срок, не погибнет и не передумает казаковать — тогда и примут сиромаху в воинское братство и назовут лыцарем.

В этом году походом командовал кошевой атаман, но во всех вопросах, касающихся судовождения и тактики морского боя, решение принимал я, причем без участия казачьей рады. Они решали вопросы действий на суше. Кто-то, а мне кажется, что с подачи Якова Бородавки, распустил слух, что мы собираемся напасть на Аслан-город, поэтому его гарнизон не наблюдал, как обычно, со стен, как мы проходим мимо, а прятался в башнях, готовясь пострелять немного и сдаться на милость победителю. В Днепро-Бугском лимане турецкого флота не было. Наверное, капудан-пашу предупредили о нашем походе. Даже на Кинбурнской косе не было турецкого поста. Зато на месте уничтоженного нами Очакова появилось небольшое поселение домов на двадцать. Увидев нашу флотилию, его жители сразу ломанулись в сторону ближайшего леса. Никто за ними не погнался. Всем нужна была добыча покрупнее, но больше всех — новому кошевому атаману. Неудачник на выборной должности не задерживается.

Курс взяли на пролив Босфор. Вышли немного севернее, возле «ложного Босфора» — бухты, отдаленно напоминающей вход в пролив, особенно на экране локатора. Не знаю, насколько бездарным судоводителем надо быть, чтобы перепутать их, но эта бухта запомнит несколько выдающихся капитанов. Вышли к ней вечером, переночевали в море, вдали от берега, где нас не было видно, а утром вошли в пролив Босфор.

Многим казакам места эти были знакомы, поэтому сразу гребли туда, где надеялись взять богатую добычу. Нападения турецкой армии не боялись. От купцов мы знали, что часть турецких войск все еще находится на границе с Персией, а остальные накапливаются на границе с Речью Посполитой. В столице Оттоманской империи остался гарнизон в три тысячи человек, который будет охранять себя и, может быть, гарем султана и заодно его самого.

Я тоже знал эти места, поэтому повел шхуну к молу на азиатском берегу в пригороде Стамбула, который сейчас назывался Уксюдар, а раньше был городом Хризополем. Сюда стекались товары с внутренних районов Малой Азии, а затем переправлялись на европейский берег, и здесь суда разгружали то, что надо было отправить в обратном направлении. Возле мола стояла тартана. С нее выгружали ткани, привезенные, скорее всего, из Сирии или Египта. Ткани отвозили в двухэтажный каменный пакгауз, построенный еще венецианцами. Я даже как-то собирался затовариться у них, но что-то помешало, не помню уже, что именно. К молу пакгауз выходил торцом, в котором была высокая дверь на первом этаже и низкая на втором, куда грузы поднимались в сетке на канате, пропущенном через блок, подвешенный к бревну, выступающему из стены над дверью. К тому времени на обоих берегах пролива трезвонило всё, что только можно, сообщая о беде, так что, завидев нас, экипаж тартаны, часть грузчиков и надсмотрщики с управляющим или хозяином пакгауза ударились в бега. Мы ошвартовались к молу впереди тартаны, носом по ходу движения. К нам сразу подошли грузчики, приняли швартовы.

— Казаки? — спросил, приняв носовой швартов, один из них, высохший, с впалыми щеками, наверное, туберкулезник.

— Они самые! — весело ответили ему с бака.

— Дождался, слава тебе, господи! — перекрестившись, произнес туберкулезник. — Теперь и умереть не страшно!

Мне было непонятно, зачем умирать, получив, наконец-то, свободу?!

На моле остались три джуры, чтобы вместе со мной присматривать за погрузкой, а остальные казаки отправились за добычей в дома по соседству с молом. Кстати, дома на самом берегу называются йали. Обычно они принадлежат богатым стамбульцам, которые проводят здесь жаркие летние месяцы. На тартане привезли хлопковые ткани веселых расцветок примерно с метр шириной и метров десять длиной, свернутых в рулоны. Их складывали на первом этаже рядом с другими дешевыми тканями. Половину первого этажа занимали парусина и мешковина, скатанные в толстые рулоны шириной метра полтора. На втором этаже хранили дорогие ткани: шелковые, шерстяные, льняные. Шелковых тканей было несколько видов, но я помнил названия только трех видов, самых дорогих, которые были с золотой или серебряной нитью, — парчу, алтабас и объярь — и еще атлас, потому что у него только лицевая поверхность гладкая и блестящая. Шерстяные были явно голландские, а льняные, судя по орнаментам, из Сирии. Именно эти ткани я и приказал грузить в первую очередь. Занимались этим грузчики, которым пообещали, что заберем с собой. Они с горкой набивали рулонами низкие трехколесные тележки с высокими бортами, а потом отвозили к тартане, которую я приказал грузить в первую очередь. Вскоре на помощь грузчикам пришли освобожденные из рабства православные из прилегающих к пакгаузу районов. Они тоже хотели вернуться домой вместе с нами, хотя не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что все не поместятся.

Вскоре и казаки стали приносить добычу. Причем всякую дешевую ерунду. Я пытался объяснить казакам, что на тканях выйдет больше, но захваченное в домах им казалось более ценным. Все это барахло они скидывали в трюм шхуны. Заодно пригнали скот, который тут же, на моле, стали забивать и варить в больших котлах и запекать на вертелах над кострами. С момента выхода из паланки мы питались всухомятку.

Прошла пара часов прежде, чем я увидел хотя бы намек на сопротивление турок. Само собой, это был не гарнизон Стамбула. Янычарам, при их высоких зарплатах, погибать было не солидно. Из бухты Золотой Рог вышла кадирга и направилась в нашу сторону. Заметили ее издалека и предупредили меня заранее. Все пушки у нас были заряжены. С помощью джуры Ионы я навел на вражескую галеру погонное орудие и произвел выстрел. Не столько пытался отпугнуть, сколько давал сигнал казакам, чтобы спешили на помощь. Давно не стоял так близко к стреляющей кулеврине, поэтому выстрел показался слишком громким. За облаком черного дыма я не заметил, попало ядро в кадиргу или нет? Надеюсь, и джура не заметил. Он уверен, что я никогда не промахиваюсь. Было бы обидно лишить его кумира. Со второй погонной кулевриной я возился дольше, чтобы опять не облажаться. Стрелять из нее не пришлось, потому что капитан турецкой галеры передумал нападать. Я предположил, что он вернется в бухту Золотой Рог, но кадирга, набирая ход, понеслась в Мраморное море. Тоже хорошее решение.

Вареным и печеным мясом мы накормили и грузчиков. Они ели жадно, обжигаясь горячими кусками. По словам туберкулезника, мясом их кормили раз в неделю, по пятницам. Запивали местным молочным напитком, напоминающим кисловатый йогурт. Половцы мне рассказывали, что у них практикуется коварный и безнаказанный способ убийства — угостить человека жирным горячим мясом, а потом поднести большую чашу холодного кумыса, от которой нельзя отказаться, не оскорбив смертельно хозяев. Человек или умирал от заворота кишок, или его убивали за недостойное поведение в гостях. Меня не послушали. Йогурт был теплый или не полностью замещал кумыс, поэтому к вечеру умерли всего двое, в том числе и туберкулезник. Накаркал сам себе.

Грабеж продолжался до темноты. Приплывшие на шхуне казаки собрались вечером на моле, где вместе с бывшими рабами-гребцами сытно отужинали, изрядно напились и натешились с пленными турчанками и не только. Я посидел с ними немного, чтобы не говорили, что Боярин зазнался, после чего ушел в свою каюту. С собой увел девушку, похожую на Ясмин, уже созревшую, но наверняка лет ей тринадцать-четырнадцать. У нее было с десяток тонких косичек и припухшее от слез лицо. Белая рубаха с желтым орнаментом по краю овального выреза, рукавов и подола и желтые шаровары длиной до середины голени были льняные. Значит, не из бедных. Девушка прошлепала босыми ногами по трапу, поднимаясь вслед за мной, и не сразу поняла, что я предлагаю ей руку, чтобы помочь спуститься на палубу. Ее узкая и маленькая рука была сухая и горячая.

Каюту освещала масляная лампа со стеклянным колпаком, какой я в детстве видел на керосиновых и какой изготовили по моему заказу стеклодувы в Киеве, а привез в Кандыбовку Мыкола Черединский. Она висела на крюке под подволоком, довольно хорошо освещая помещение. Во время качки тихо скрипела железным крюком о железную петлю. Этот звук меня первое время раздражал, но потом перестал замечать.

— Как тебя зовут? — раздеваясь, спросил я девушку на турецком языке.

— Лейлах, — тихо, почти шепотом ответила она.

— Убили кого-то из твоих родственников? — задал я следующий вопрос.

— Отца, — ответила Лейлах, глядя в палубу.

— Все равно тебе скоро пришлось бы с ним расстаться, — как мог, утешил я. — Кто-то из родных есть среди пленных?

— Нет, — ответила она. — Маму не тронули. Старшие братья и сестры живут отдельно, далеко отсюда, а младший брат учится во дворце Ибрагим-паши, будет служить султану.

Говорила Лейлах торопливо, будто боялась забыть текст. Наверное, голова занята мыслями о том, что ей предстоит испытать впервые в жизни и о чем, уверен, мечтала последние годы. При нынешней скученности дети быстро узнают, как приманивают аиста с ребенком.

— Утром отпущу тебя, — пообещал я.

Лейлах ничего не сказала. После смерти отца социальный ее статус сильно понизится, и вскоре главного сокровища девушки лишится, а если еще и забеременеет, то и вовсе не будет шансов выйти замуж. Разве что за нетребовательного бедняка.

Груди у нее были в виде невысоких конусов с широкими черными сосками. Растительность внизу живота густая и курчавая. Мне говорили, что сейчас замужние турчанки выбривают промежность и коптят ее на дыму можжевельника. Не знаю, почему именно это растение. У каждого народа свои тараканы на сексуальной почве. Лейлах завелась быстро, и по тому, как подалась тазом навстречу мне, догадался, что ее надо было давно уже выдать замуж, заждалась. Стонала низким, не своим голосом и только во время оргазма вскрикивала высоко и звонко. Когда мы удовлетворенные и расслабленные отдыхали, водила кончиками пальцев по моей груди, нежно приглаживая растительность на ней. Почему-то эти движения быстро заводили меня. С другими женщинами такого не случалось. При этом она не напрягала меня слащавым сюсюканьем. Если бы я не знал, что это первый сексуальный опыт Лейлах, то решил бы, что имею дело с опытной нимфоманкой.

К утру я был пуст и телом, и душой. Разве что шаловливая мыслишка вертелась в голове: интересно, что она расскажет будущему мужу об этой ночи? Наверное, что-нибудь ужасное и жалостливое. Хотя возможны варианты. Мне как-то позвонила бывшая боевая подруга, у которой, судя по ее манере общаться, в роду были одни датчане. Она не могла понять, почему сбежал очередной мужик.

— Он спросил: «Тебе хорошо было?». Я ответила: «Бывало и получше!», — поделилась она подробностями их первой и последней ночи.

После завтрака, пока грузчики заканчивали заполнять трюм шхуны рулонами тканей поверх всякого мусора, притащенного казаками, я проводил Лейлах до ее дома. Путь пролегал через пакгауз, где я нагрузил ее и себя рулонами хлопковых тканей разных цветов. В шхуну все не влезет, а остаток казаки сожгут, потому что надкусить не смогут. Может, Лейлах сошьет из них красивое платье и привлечет какого-нибудь состоятельного мужичка.

Она жила в небольшом по местным меркам двухэтажном доме с плоской крышей. Здание с двух сторон ограждало маленький прямоугольный дворик, с третьей была глухая стена соседнего дома, а с четвертой — высокий глинобитный дувал. Ворота нараспашку. Во дворе пусто, ни собаки, ни кошки, ни кур. Нынешние турки не жалуют домашних животных, за исключением лошадей.

— Мама! — позвала Лейлах.

На зов никто не вышел.

— Мама! — повторила она уже испуганно, со слезами в голосе.

В левом крыле, в котором на каждом этаже было по два узких окна, закрытых решетчатыми ставнями, послышались медленные шаги. Открылась наружу одна из двух деревянных дверей, дальняя, ведущая на женскую половину, выкрашенная в темно-красный цвет, и во двор выглянула, щурясь от яркого солнечного света, толстая женщина с седыми усами под толстым носом. На ней была черная свободная одежда, похожая на рясу. На голове черный платок. Я решил, что это служанка.

— Мама! — в третий раз крикнула Лейлах, теперь уже радостно, и, уронив на утрамбованную землю рулоны, бросилась к женщине.

Обнявшись, обе заревели навзрыд. У меня сразу завертелся в голове вопрос: через сколько лет Лейлах станет такой же толстой и усатой? Самое позднее, годам к тридцати.

Я кинул принесенные рулоны до кучи и вышел со двора, закрыв ворота. Я научил Лейлах, что говорить, если опять вломятся казаки, но на всякий случай выцарапал кинжалом на дувале оленя, пронзенного стрелой — герб казаков. Кстати, оленя они называют еленем. Наверное, рога у казаков ассоциируются с именем Елена, хотя сомневаюсь, что кто-то из них читал Гомера.

Глава 49

Тартану с тканями я продал в Гезлеве татарским купцам. Для себя нам хватит тех, что на шхуне, а в Сечи предложение будет слишком большим, что скажется на цене. Остальной наш флот, пополнившийся самыми разными судами, начиная от лодок и заканчивая пятидесятидвухвесельной торговой галерой с грузом оливкового масла, был выведен мной напрямую к мысу Тарханкут, откуда знакомой дорогой направился к Днепро-Бугскому лиману. Мы пришли в паланку на три дня позже. Столько времени потребовалось Егии Навапяну и его компаньонам, чтобы собрать деньги на покупку судна с грузом. Потом он вслед за нами отправился к запорожским казакам, чтобы заработать и в одиночку.

Мимо Аслан-города прошли днем, не таясь. После захвата и разрушения Очакова гарнизон Аслан-города начал вести себя предельно корректно.

На Базавлуке шли массовые гулянья. Казаки отчаянно избавлялись от награбленного. Такое впечатление, что завтра умрут. Впрочем, никто не знает, когда с ним это случится. Может быть, и завтра. В промежутках между пьянками казаки бурно обсуждали новости из Киева. Там уже третий месяц гостит иерусалимский патриарх Феофан. Говорят, бывший гетман Войска Запорожского покаялся ему, попросил прощения за убийство единоверцев в Московии и предложил восстановить Киевскую митрополию, ликвидированную двадцать четыре года назад, после заключения Брестской унии. Патриарх пока не соглашался. Наверное, ждал, как отреагирует польский король.

Я бы поверил, что Петр Сагайдачный действует искренне и во благо всего казачества, в чем запорожцы не сомневались, если бы не знал о его пламенном желании отомстить полякам за прошлогоднее унижение. Тем более, что на Базавлук вернулись несколько человек из его свиты и начали в один голос рассказывать, сколько добычи можно захватить в Варне. Наш налет на предместья Стамбула наверняка разозлил молодого турецкого султана. Следующая оплеуха, да еще такая звонкая, как захват большого города, должна подвигнуть его на симметричный ответ. Причем достанется именно полякам. Не столько потому, что казаки считаются подданными польского короля, сколько потому, что поляки ближе, нападать на них удобнее и добычи будет больше. Да и казакам принадлежит всего один городок Трахтемиров, который ни в какое сравнение с Варной не идет, и принадлежит реестровым казакам, которые в наших морских походах участвуют, но в небольших количествах и по личной инициативе.

Пока я плавал домой, отвозил добычу и нанимал косарей и молотильщиков для покоса и обмолота пшеницы, запорожцы приняли решение идти на Варну. Хотя у меня с этим городом были приятные воспоминания, я не нашел сил отказаться от похода. Прошлогодняя встреча с голландскими капитанами разбередила мне душу. Появилось желание поскорее перебраться в Нидерланды. И ведь понимал, что самое большее через год меня там много что начнет раздражать. Так уж устроен русский человек — его постоянно тянет в Западню Европу, чтобы почувствовать там, что дома лучше.

В Черном море бушевал шторм. Летом оно редко штормит. В жару и я не люблю перенапрягаться. Два дня мы отсиживались в Днепро-Бугском лимане. Казаки высадились возле руин Очакова, пожгли новые постройки, погоняли жителей. Добычи там серьезной не могло быть в принципе. Так, размялись, убили время и несколько человек.

Варна, как и большинство европейских городов, разрослась, вылезла пригородами за крепостные стены. Теперь за их пределами жило не меньше народа. По заверению купцов, здесь около четырех тысяч жителей и гарнизон человек триста. Варна опять глубокий тыл, поэтому много солдат здесь не держат. За пределами крепостных стен появилось несколько трехэтажных домов. Видел даже одно четырехэтажное здание. Население пригородов, предупрежденное набатом, спряталось или за крепостными стенами, или в лесах, которых пока что вокруг города много. Казаки ограбили дома единоверцев, но поджигать пока не стали. Надо ведь где-то жить во время осады Варны. Взятое в пригородах — мелочевка. Основные богатства спрятаны за крепостными стенами. Часть казаков расположилась напротив всех городских ворот, чтобы варненцы не разбежались, часть принялась делать лестницы и щиты, часть рассеялись по окрестным деревням, чтобы добыть пропитание на все тысяч десять, приплывшие сюда, а остальные занимались выгрузкой из шхун и установкой пушек большого калибра, захваченных в предыдущие годы на турецких галер. В Сечи эти пушки пылились в пушкарне или были закопаны в тайных местах. Всего две пушки были чугунные, судя по клеймам, английские, а остальные — бронзовые, изготовленные в Венеции, Генуе и Османской империи. Последние были с надписями на арабском языке, читать на котором я до сих пор не выучился, потому что мне постоянно кажется, что вижу не текст, а рисунок.

Казаки уже захватывали Варну четырнадцать лет назад. В тот раз у них пушки были малых калибров, стены проломить не смогли, только зубцы посбивали, но недельной осады хватило, чтобы турецкий гарнизон запросил свободного выхода с оружием и семьями. Горожане попытались откупиться, но не успели договориться. Казаки пошли на штурм, преодолели слабое сопротивление горожан и ворвались в город. По словам старых казаков, участвовавших в штурме, встреча единоверцев была запоминающейся. Казаки даже церковную утварь выгребли. В казацких церквах она будет лучше смотреться.

Мы выбрали ту же куртину, что и в прошлый раз. За четырнадцать лет турки не удосужились отремонтировать ее. Видимо, трезво решили, что стены все равно не спасут. Мы установили метрах в двухстах от куртины четыре тридцатишестифунтовые пушки и семь тридцатидвухфунтовых. Первые будут стрелять под основание куртины, как бы подрубать ее, а вторые — в верхнюю часть, валить ее. Командовать пришлось мне, потому что казаки даже не знали, сколько пороха надо заряжать. Произвести подсчеты, отталкиваясь от заряда привычного им трехфунтового фальконета, было казакам не под силу.

Пока шли приготовления к стрельбе, турецкий гарнизон попробовал повторить подвиг четырнадцатилетней давности — сбежать с оружием и семьями. На этот раз казаки отказали им. У нас есть мощные пушки, нас много, и всем нужна богатая добыча.

Обстрел начали на следующее утро. Позавтракали неспеша кулешом со свежей говядиной, причем мяса было больше, чем крупы, и принялись крушить стену. После первого же залпа от куртины отвалилось два больших фрагмента, обнажив забутовку из мелких камней, гальки и извести. Против артиллерии каменные стены хуже кирпичных и ни в какое сравнение не идут не только с земляными валами, но и с деревянными срубами, заполненными землей. На каждое орудие приходилось по пять человек обслуги. Наводчики — старые казаки, а остальные — сиромахи. Работали они быстро, но заряжали медленнее, чем опытные артиллеристы. У сиромах опыт заменялся желания показать себя, поэтому сдуру стояли во время залпов рядом с пушками, которые могут и взорваться. Тем более, что я немного переборщил с зарядами пороха. На мои приказы отойти подальше не обращали внимания. Может, не слышали. У меня у самого от грохота выстрелов в ушах такой звон стоял, что многие звуки не улавливал.

Нам потребовалось еще шесть залпов, после чего большой кусок внутренней кладки, подняв облако светло-коричневой пыли, завалился в город. Остаток куртины в том месте стал высотой метра два. По обе стороны ее лежали груды обломков, по которым без особого труда можно было проникнуть в Варну. Не встречая сильного сопротивления, казаки сотня за сотней, курень за куренем перелезали через разрушенную куртину. Артиллеристы тоже побежали, несмотря на то, что я не разрешал. Первыми рванули за добычей наводчики, а за ними и сиромахи. Поэтому, когда ко мне пришел сотник Безухий с приказом кошевого атамана перетащить пушки к городской цитадели, где засел турецкий гарнизон, я предложил сперва найти тех, кто согласится тащить туда пушки.

— Их теперь от добычи не оттянешь, так что предложите туркам свободный выход без оружия и вещей, только с запасом еды на три дня. Уверен, что согласятся, — закончил я.

Так и случилось. При выходе их цитадели турок и особенно их жен тщательно обыскали, обнаружив много денег и драгоценных украшений. За что надавали тумаков. И женщинам тоже.

Грабеж, погрузка трофеев и празднование победы, благо, вина было вдосталь, продолжались три дня. Могли бы и дольше развлекаться, но разнесся слух, что к Варне идет большая турецкая армия во главе с самим султаном.

Я эти дни провел в доме молодой симпатичной вдовы Цветки, которая после смерти мужа стала собственницей стеклодувной мастерской с тремя наемными работниками. Ценные вещи из дома, всю готовую продукцию и свинец, который использовался для изготовления стекла, у нее, конечно, выгребли, но запасы песка и древесного угля не тронули. Мой джура Иона даже навозил ей по моему приказу древесного угля, конфискованного в другом конце города, на улице кузнецов. Прощаясь со мной, вдова Цветка всплакнула. Может быть, от радости, что мы наконец-то убираемся к чертовой матери.

Глава 50

Турецкая армия таки вышла в поход, но под командованием Искандер-паши, а не султана. В ней было около десяти тысяч воинов. К туркам присоединилось тысяч двадцать пять крымских татар. Мы наблюдали их переправу через Днепр возле Аслан-города, когда возвращались из Варны. Завидев казаков, татары перестали переправляться, приготовились к бою. Сражаться на воде они не умели, поэтому ждали, когда мы сойдем на берег и нападем на них. Нам, нагруженным добычей, это сражение было ни к чему. Видимо, комендант крепости объяснил это татарам. С обоих берегов Днепра и острова Тавань они наблюдали, как мимо проходит большой флот, приросший в Варне трофейными восемью галерами и множеством меньших судов. Каждое судно было перегружено добычей и освобожденными из рабства подданными польского короля и московского царя. Казаки весело кричали врагам всякие-разные слова и предлагали позавидовать их добыче. Татары завидовали молча.

Раздел добычи продолжался на день дольше, чем грабеж. Взяли мы намного меньше, чем в Каффе, а в походе участвовало больше казаков. Пошли разговоры, что Петр Сагайдачный был удачливее нынешнего кошевого атамана. Вряд ли эти разговоры возникли стихийно. Люди бывшего гетмана Войска Запорожского не зря примкнули к нам перед походом. Чашу в его сторону склоняло и то, что по его наущению патриарх иерусалимский Феофан пятнадцатого августа в Печерской лавре восстановил Киевскую православную метрополию. Уверен, что на такой смелый шаг его подтолкнуло известие о движении турецкой армии в сторону Речи Посполитой. По слухам, король Сигизмунд призывал Петра Сагайдачного вместе с реестровыми казаками отправиться в поход на турок, но в ответ услышал напоминание о невыполненных обещаниях. Тем более, что ни у кого не возникало сомнений, кто победит в предстоящей войне. Запорожские казаки принимать участие в ней не собирались, даже если бы попросил бывший гетман. Если, конечно, турки не нападут на земли Войска Запорожского, что маловероятно. Разве что татары возьмут мало добычи и попробуют на наших землях догрузиться. На всякий случай следующий морской поход отменили, большую часть казаков оставили в паланке, а остальным приказали быть готовыми прибыть туда по первому зову.

Я уехал в Кандыбовку. Добычи в этом году взял меньше, чем предполагал, поэтому придется еще один год провести здесь. Я даже начал привыкать к тихой, размеренной, деревенской жизни. Все чаще появляется мысль: а не остаться ли в этой эпохе казаком? Если бы не знал, что с запорожцами будет дальше, может быть, и остался бы. Но я знаю и не хочу своим сыновьям такой судьбы.

В конце сентября до нас дошли известия, что возле молдавской деревни Цецора произошло сражение между польско-молдавской армией и турками. Последних было раза в два больше. Поляки и молдаване проиграли. Часть их войска быстренько разбежалась в разные стороны, а оставшиеся, меньше половины, начали под командованием великого коронного гетмана Жолкевского организовано отступать в стороны Польши. Турки и татары преследовали их, нападая с разных сторон, не давая расслабиться ни днем, ни ночью. Недели через две мы узнали, что уйти им не дали. Поляки не дотянули до родных земель самую малость. Шестого октября их добили. За семнадцать дней боев турки захватили сто двадцать пушек и много другого военного имущества. Великий коронный гетман Жолкевский и множество богатых и не очень шляхтичей погибли. Голову гетмана повесили на крыше дворца султана. Кто-то попал в плен. Убежать удалось небольшому отряду реестровых казаков, вынесших и тело своего кошевого атамана Кошки. Они и рассказали о том, как все произошло, и сообщили имена погибших и попавших в плен. Два имени меня заинтересовали: погиб сотник Чигиринской сотни Михаил Хмельницкий и попал в плен его сын Зиновий, потомок кошевых атаманов, как по отцовской, так и по материнской линии. У казаков свои родословные, в которых предки-атаманы считаются кем-то вроде Рюриков или Гедиминов, поэтому их потомков помнят и уважают. Кстати, мой сосед Петро Подкова тоже потомок кошевого атамана. Ходят слухи, что скоро станет сотником. По крайней мере, командование шхуной ему доверили.

По странному совпадению, потому что я сомневаюсь, что Петр Сагайдачный узнал о полном разгроме поляков в тот же день, именно шестого октября иерусалимский патриарх посвятил игумена Киево-Михайловского монастыря Иова в сан киевского митрополита, а еще одного монашествующего в архиепископы и шестерых в епископы, окончательно восстановив Киевскую православную митрополию. Скорее всего, бывший гетман догадался, что турки не дадут уйти полякам, и подтолкнул патриарха Феофана к более решительным действиям. В общем, дал полякам достойный ассиметричный ответ на прошлогоднее оскорбление.

Глава 51

Следующий год начался с приглашения Петра Сагайдачного на совет в Варшаву. Поляки после поражения стали платить крымскому хану дань в сумме сорок тысяч злотых, что было напряжно для казны. Ладно бы эта дань служила гарантией ненападения на них, но король Сигизмунд Третий понимал, что турки продолжат наступление. Победы толкают вперед, а останавливают только поражения. Армии, способной остановить турок, у Речи Посполитой не было. Вся надежда была на казаков. Петру Сагайдачному пообещали признать его гетманом всей Малой Руси, чтобы ему подчинялись кошевые атаманы реестровых казаков и Запорожской Сечи, и, как следствие, упразднить старшего над казаками от польского правительства. Поляки знали, чем купить Петра Сагайдачного. Заодно, чтобы не так сильно бросалось в глаза его стремление к власти, договорился, что отменят все ограничения вольностей и прав казачества, предоставят свободу православному вероисповеданию и признают православную иерархию. В общем, поляки в очередной раз легко наобещали, про себя подумав, что успеют перевешать казаков после победы над турками, если такая случится. В противном случае обещания и тем более не придется выполнять.

Запорожские казаки одобрили снятие с них ограничений и признание иерархии, а вот к гетману Малой Руси отнеслись по-разному. Кто-то был за, кто-то против, а истинные низовые в большинстве своем не приняли всерьез. Они сами выбирали кошевого атамана и подчинялись только ему, а он выполнял приказы только их рады. У них весной были другие заботы — подготовка к очередному морскому походу. Этот вид промысла оказался намного доходнее, чем грабить шляхетские маетки или угонять татарские табуны. В половодье четыре сотни низовых казаков под командованием Ивана Сулимы отправились в Адомаху, чтобы оттуда выступить вместе с донскими. Остальные ждали, когда закончится посевная и на Базавлуке соберутся зимовые казаки, чтобы вместе выйти в море.

Я этой весной посеял меньше обычного. Собирался летом поднакопить еще деньжат и в начале осени отправиться в Нидерланды, где за зиму построить улучшенный вариант флейта и заняться морским извозом или получить каперский патент, который превращает обычного разбойника в благородного воина.

По высокой воде приплыл Мыкола Черединский. Я ему отдал на реализацию часть прошлогодней добычи. Ее оказалось так много, что свояк оставил без внимания товары моих соседей, сразу погреб в обратную сторону — в Киев и Чернигов.

В середине мая я прибыл на Базавлук. Там продолжалось брожение. Запорожцы все никак не могли определиться, подчиняться гетману Малой Руси и под его командованием отражать нападение турок или не подчиняться, и тогда воевать с турецкой армией не имело смысла. На июнь в Белой Церкви была назначена большая казацкая рада, чтобы совместно решить этот вопрос. Поэтому в морской поход в мае отправились всего три шхуны и двадцать шесть чаек — примерно тысяча шестьсот человек. Такого войска было маловато для захвата крупного города или разграбления окрестностей Стамбула, поэтому решили пройтись вдоль турецких берегов и выбрать цель скромнее.

Из Днепро-Бугского лимана в море вышли после того, как разведка доложила, что поблизости нет турецкого флота. Купцы предупредили нас, что султан Осман Второй выслал сорок три галеры под командованием капудан-паши Халила, чтобы не допустить выход казацких чаек из Днепра. Дул северо-восточный ветер, поэтому пошли напрямую к юго-западному берегу Черного моря. В открытом море можно было не опасаться встречи с турецким флотом. На следующее утро ветер поменял направление на южное, и мы направились к южному берегу.

Вышли западнее Синопа. На город нападать не решились, ограничились грабежом приморских деревень, смещаясь в сторону Стамбула. Казаков не покидала мысль ограбить окрестности турецкой столицы. Они высаживались на берег возле какой-нибудь деревни и до вечера выгребали из нее все ценное. В первую очередь загружали добычей шхуны, начав с моей. Треть награбленного барахла, если не больше, я отказывался принимать.

— Вы бы еще навоз захватывали! — отчитывал я, выбрасывая за борт лохмотья и стоптанные тапки.

Одна радость была — ели досыта свежего мяса. Если крупный скот иногда успевали увести подальше от берега, то вся домашняя птица становилась нашей. Находили и муку, и зерно прошлогоднее, и сыры. Вечером на берегу устраивали пир, а потом спали, выставив караулы. Утром отправлялись дальше на запад. Несмотря на то, что наш маршрут легко было просчитать и принять меры, местные жители, привыкшие за полтора века к безопасности, не хотели расставаться с дурной привычкой. Каждый наш налет был неожиданностью для них, как приход зимы в России.

На шестой день грабежа, когда трюма шхун были набиты до отказа, а на палубах не протолкнуться от освобожденных из рабства православных, и на чайках почти не оставалось свободного места, заметили четырехмачтовое судно с латинскими парусами. Я не сумел определить, к какому типу оно относится. В карамусалы не пускала низкая корма, а в шхуны — латинские паруса. Впрочем, тип был не так уж и важен. Главное, что на нем тонн семьсот груза. В атаку пошли три шхуны. Строем клин — мое судно посередине. Турецкое судно шло курсом крутой бакштаг правого галса, а мы — крутой бейдевинд левого. Заметив нас, турецкий капитан повернул было к берегу, но идти остро к ветру не мог, а курс, на котором мог, выходил к берегу позади нас. Поняв, что судну удрать не получится, на воду спустили двенадцативесельный ял, на котором капитан с частью экипажа отправился к берегу, стараясь следовать против ветра, чтобы отсечь погоню. На призе остались девять рабов: семь православных и два негра непонятного вероисповедания, скорее всего, язычники. Трюм был заполнен коровьими шкурами, обработанными, но все равно от них шел тяжелый дух гнили. Это была не та добыча, которую я хотел, но поскольку досталась она нам без проблем, порадовался. Казаки к тому времени заполнили чайки до отказа и решили, что пора возвращаться. Пусть добычу взяли дешевую, зато много. Как я понял, старые казаки хотели побывать на большой раде, после чего еще раз сходить в море большой флотилией и взять добычу побогаче.

Выйдя к Крыму, сделали остановку на день, захватив в прибрежной деревне свежего мяса. Миновав Балаклаву, мы разделились. Чайки пошли к Днепро-Бугскому лиману, а три шхуны и приз — в Гезлёв. По предварительной договоренности с призом должна была пойти только моя шхуна, но задул свежий встречный северный ветер. Капитаны двух остальных шхун не были готовы к самостоятельному плаванию галсами против ветра, особенно в открытом море. В результате втроем пережидали на рейде Гезлёва шторм, раздувшийся за то время, пока продавали приз. Вообще-то крымчане сами импортеры шкур, но купцы не смогли устоять перед дешевым товаром. Да и судно взяли с удовольствием. В отличие от меня, купцы считали его более мореходным, чем наши шхуны.

Штормило три дня. Потом ветер начал заходить по часовой стрелке и слабеть. Три шхуны, нагруженные дешевыми трофеями и вырученными от продажи приза деньгами, направились к Днепро-Бугскому лиману. Турецкого флота там не было, но на Кинбурнской косе заметили два обгоревших остова чаек. Видимо, большей части нашего отряда пришлось пробиваться с боем. Гарнизон Аслан-города «не заметил» нас, так что до Базавлука дошли без проблем.

Там и узнали мы, что на подходе к лиману шторм и турецкий флот прихватили наши чайки. Казаки сражались отчаянно, но залитое водой огнестрельное оружие было плохим помощником. На стороне турок были еще и численное превосходство и лучшие мореходные качества галер с более высокими, чем у чаек бортами, благодаря чему их меньше заливало высокими волнами. Чайки расстреливали из пушек и ручного оружия. Многих казаков убили, сотни две взяли в плен. До Базавлука добралась всего одна чайка, половина экипажа которой была убита, а остальные почти все ранены. И по суше пришли остатки экипажей с тех двух чаек, что успели добраться до берега, обгоревшие остовы которых мы видели.

Глава 52

Большая казачья рада состоялась в середине июня в урочище Сухая Дубрава. На раде присутствовал иерусалимский патриарх Феофан и новый киевский митрополит Иов. Не знаю, что им пообещал король Сигизмунд, считавший, что православные хуже еретиков, но священнослужители выложились по-полной, агитируя казаков сложить головы за Речь Посполитую. К ним прислушались. Тем более, что казаки мудро рассудили, что надо помочь слабому победить сильного. Со слабым врагом казакам потом легче будет разделаться. На раде было принято решение помочь полякам в войне с турками. Эту весть повез в Варшаву гетман Малой Руси Петр Сагайдачный. К вести прилагались кое-какие требования казаков. Я был уверен, что их требования пообещают выполнить, как только, так сразу.

По уговору казаки должны были прибыть на помощь полякам в середине августа. Турецкий султан Осман Второй со своей огромной армией застрял на берегу Дуная в ожидании, когда соорудят мост. Все находившиеся в том районе паромы с утра до вечера перевозили турецких солдат, но без моста переправа затянется до зимы. По слухам султан уже собрал тысяч триста, но каждый день прибывают новые войска. Плюс три сотни пушек. Плюс огромный обоз, везущий снабжение для этой армады. В ожидании возведения моста султан вместе с приближенными развлекался, расстреливая пленных казаков из луков. На Базавлуке мы узнали, что отряд Сулимы вместе с донскими казаками тоже попал в шторм, а потом нарвался на турецкий флот. Много чаек и стругов было потоплено, много казаков убито, а сотни три взято в плен. Так что турецкому султану было, в кого стрелять. Наше предложение совершить обмен пленными запоздало.

Известие это требовало отмщения. Три шхуны и двадцать одна чайка отправились к турецким берегам. По данным купцов, турецкий флот под командованием Халил-паши, захвативший наших товарищей в плен, находился сейчас на Дунае, в районе Килии. Наверное, за заслуги перед отечеством получили отпуск. Чтобы нашим небольшим отрядом не нарваться на турецкий флот, мы пошли с попутным норд-остом напрямую к болгарскому побережью. Вышли южнее Варны, возле небольшого порта Анхиалос, расположенного километрах в двадцати севернее Бургаса на плоском полуострове, который уходил в море километров на пять. Я помнил этот порт еще по своему византийскому периоду. Уже тогда говорили, что город очень старый. В то время он был многолюднее. Как и в двадцать первом веке станет, только под названием Поморие. Кстати, я видел Поморие с высоты птичьего полета — из самолета, совершавшего посадку в расположенном неподалеку аэропорту Бургаса. В морском порту Бургаса лоцман, уроженец Помория, советовал мне приехать туда на отдых с семьей, детьми. Маленький тихий городок, дешевое жилье и питание, мелкое море, лечебные грязи — что еще надо многодетным родителям?! Поскольку в то время я был бездетным родителем, так и не воспользовался приглашением. Решил наверстать сейчас.

Каменная крепостная стена, пересекающая полуостров от берега до берега, была высотой метров пять, а вот остальные три — не больше четырех, причем ее давно не ремонтировали. Часть зубцов или обвалилась, или была сбита во время предыдущего штурма, может быть, турецкого, и так и не отремонтирована. От одних ворот начиналась дорога к материку, а от других, на противоположном конце города — к длинному деревянному пирсу, возле которого разгружалась торговая одномачтовая двадцативосьмивесельная галера и стояли несколько рыбацких баркасов и лодок. Завидев нас, экипаж галеры и рыбаки сдрыстнули в город, двустворчатые ворота которого сразу закрылись.

Шхуны ошвартовались к пирсу с двух сторон, носом к воротам и настолько близко, насколько позволяла осадка в балласте. Третья шхуна встала вторым бортом к моей. Чайки выскочили на мелководье рядом с пирсом и на перешейке, перерезав путь к отступлению. Их вытянули носами на сушу. На стенах стояло несколько человек с оружием в руках, но никто из них не выстрелил, не помешал казакам высаживаться на берег.

— Стреляем по воротам! — крикнул я капитанам шхун.

Артиллерийское вооружение на других шхунах такое же, как и на моей. Казаки не стали мудрствовать лукаво, скопировали один к одному, даже заказали пушки у тех же мастеров. От носов шхун, где стоят по два погонных орудия, до ворот было метров сто. Первые наши ядра не пробили дубовые ворота с железными пластинами, но оставили в дереве глубокие вмятины. После второго залпа полетели щепки. Третий не потребовался, потому что на одной из двух башен, расположенных по бокам от ворот, левой, замахали красным флагом, приглашая на переговоры. Нашу делегацию из трех человек возглавил сотник Безухий. Торг продолжался с полчаса. В итоге казаки стали богаче на пять тысяч монет, двадцать пять бочек вина емкостью около двухсот литров каждая и сотню баранов, которых чуть позже пригнали с материка. Из рабства были освобождены все православные, которых там оказалось всего семнадцать человек. Попировав до поздней ночи на берегу, рано утром наша флотилия отправилась в сторону Босфора. Окрестности Стамбула стали любимым местом паломничества запорожских казаков.

В проливе нас ждал приятный сюрприз — караван из десяти галер. Мы подошли со стороны открытого моря, откуда нас не ждали. Сторожевой пост заметил нас и зажег сигнальный костер, когда наша флотилия уже входила в пролив. Наверное, приняли парусники за мирные торговые суда, а низко сидящие чайки, идущие на веслах, чтобы быть неприметнее, не сразу разглядели. Турецкий караван если и заметил медленно подрастающий столб белого дыма на холме на северном берегу Босфора, то не придал ему значения. Мы встретились на последнем прямом отрезке перед выходом в Черное море. Впереди шла на веслах против ветра военная баштарда с двухвостым бунчуком, закрепленным на фок-мачте. Видимо, чиновник недавно получил свой пост и поспешил похвастаться. За баштардой гребли восемь торговых галер, нагруженных основательно. Замыкала строй военная кадирга.

Я посигналил шхунам, чтобы одна присоединялась к нападению моей на баштарду, а вторая атаковала кадиргу. Чайки займутся торговыми галерами, которые ниже военных, хуже вооружены и экипажи меньше.

На баштарде догадались, с кем им подфартило встретиться. На форкастле появились комендоры, начали вынимать пробки из стволов пушек: одной калибром не менее сорока восьми фунтов и двух тридцатишестифунтовок. Обычно турки выходят в море с заряженными орудиями. До баштарды было около трех кабельтовых, и расстояние быстро сокращалось.

— Кулеврины, огонь! — приказал я.

Погонные пушки выбросили картечь и облака черного дыма. Когда дым рассеялся, я заметил, что мы не сильно помешали турецким комендорам. Они уже стояли с дымящими фитилями, ожидая, когда баштарда повернется носом в нашу сторону. Прицеливание пока что производится поворотом всего судна. В это время прогремели выстрелы кулеврин второй шхуны, которая была справа от нас и почти на траверзе. Дым ее погонных орудий не мешал мне увидеть, как турок словно бы сдуло с форкастля. Их грозные пушки так и не выстрелили. Дистанция сократилась до кабельтова, и загремели выстрелы наших ручниц.

На баштарде опустили весла обоих бортов в воду. Так обычно делают, когда хотят погасить скорость медленно. Иначе бы начали грести в обратную сторону. Баштарда, теряя скорость, продолжала двигаться прежним курсом. Я так и не понял, для чего был нужен этот маневр, что собирался предпринять турецкий капитан. Подождать, пока разбежавшиеся комендоры вернутся к пушкам и выстрелят? Остальные галеры поступили вполне разумно — после первого же залпа начали разворачиваться, чтобы лечь на обратный курс, удрать в бухту Золотой Рог.

Моя шхуна, ломая весла правого борта, прижалась к баштарде. Полетели «кошки», несколько казаков уцепились за фальшборт галеры баграми. Наша скорость была все еще высока, поэтому казакам пришлось выпустить багры, но «кошки» свое дело сделали. Нос шхуны прошел дальше ахтеркастля всего метров на пять, после чего она перестала двигаться вперед, но продолжила под почти не умолкающий грохот выстрелов из ручниц прижиматься к борту вражеского судна, чему мешали его весла. К противоположному борту баштарды мостилась вторая шхуна под командованием Петра Подковы. Он проскочил ее почти на полборта, но сразу прижался к кормовой части, благодаря чему с десяток казаков перепрыгнули на вражеское судно.

Турки почти не сопротивлялись. Надо быть очень подготовленным бойцом, чтобы в любой момент быть готовым к бою. Если между сражениями большие паузы, а то и вовсе не имеешь боевого опыта, требуется время, чтобы переключиться. У турок, видимо, его оказалось недостаточно. Зато закон самосохранения у некоторых сработал отменно. Сперва один матрос сиганул за борт и поплыл к берегу, потом сразу несколько. Преодолеть им надо было пару кабельтовых. Пловцы все, вроде бы, хорошие. Чайки пролетели мимо них, не обращая внимание. У казаков цели поважнее. Да и принято у них уважать противника, который борется за свою жизнь, свободу, кто не сдается.

На баштарде сдались в плен почти три сотни членов экипажа. Это не считая две с половиной сотни гребцов-рабов. Обладатель двухвостого бунчука погиб от казацкой пули, попавшей в лицо. Он лежал на палубе перед ахтеркастлем в луже поблескивающей на солнце крови. Наверное, калибр пули был миллиметров двадцать пять, потому что лицо, да и всю голову порядком разворотило. Череп не разлетелся на куски, благодаря испанскому шлему-мориону, покрытому черным лаком и золотой насечкой в виде завитушчатого растительного узора. Скорее всего, шлем трофейный. Кто-то из предков капитана, а может, и он сам, захватил шлем у испанского офицера. И новому владельцу трофей накликал смерть.

— Пан черкас, разреши обратиться шелудивому псу, твоему рабу! — упал передо мной на колени один из пленников, судя по безволосому лицу, евнух, который был без головного убора, в длинной красной рубахе на выпуск и темно-красных шароварах и босой.

Он упал на четыре кости и медленно пополз к моему сапогу. Гладко выбритая, белокожая голова была покрыта красными пятнами, будто по ней недавно настучали. Что вряд ли, потому что у казаков просто не было времени на это, потому что обыскивали и сгоняли остальных пленных в кучу.

— Не убивай меня, пан! — он обхватил мою левую ногу двумя руками и принялся слюнявить сапог из великолепной мангупской кожи. — Если отпустишь меня, я тебе открою большую тайну, будешь вспоминать меня до смерти!

Мне всегда стыдно за людей, которые унижаются передо мной. Я резко высвободил ногу и, уперев ее в плечо евнуха, оттолкнул его.

— Говори свою большую тайну. Если стоящая, отпущу, — пообещал я.

— Стоящая, пан черкас, стоящая! Ты до конца жизни будешь с благодарностью вспоминать шелудивого пса Вахида! — продолжал заверять евнух высоким голосом, вновь подползая к сапогу.

— Будешь говорить или нет?! — рявкнул я, отталкивая его во второй раз.

— Я — твой раб! Сделаю все, что скажешь! — пропищал он, после чего тихо и немного огрубевшим голосом сообщил: — Мы везли деньги султану, много денег. Они в сундуках и бочках в кладовых под каютами офицеров. Вахид правду говорит: много денег. Ты отпустишь меня, пан?

— Если много, отпущу, — в очередной раз пообещал я.

И таки отпустил. Причем не только его, но и всех пленных турок с баштарды. Рядом с таким богатством лучше держать только надежных людей. Дюжина небольших сундуков была заполнена золотыми монетами. Маленькие кружочки из желтого металла — катализаторы жизни и смерти. В каждом сундуке по двадцать тысяч. При весе монеты примерно в три с половиной грамма, сундук тянул на семьдесят килограмм. Еще были две дюжины бочек с серебряными акче, каждая весом килограмм на двести пятьдесят. За один золотой сейчас давали сто акче. То есть, в сумме мы взяли более миллиона золотых. Треть придется отдать на кош. Из остального мне положены три доли — навскидку, это тысяч пятнадцать. Пожалуй, на этом можно и закончить казацкую эпопею.

На торговых галерах везли продовольствие и боеприпасы для армии султана. Мы захватили все восемь. Замыкающая кадирга успела развернуться и удрать. Как подозреваю, за ней не шибко гнались. Казакам гораздо интереснее и безопаснее было атаковать торговую галеру. Если бы они знали, что мы захватим на баштарде, то и торговым галерам дали бы удрать.

Глава 53

Всех турок, захваченных на галерах, по моему совету высадили на берег. Таскать с собой такую толпу врагов было неразумно. Денег за них дадут мало, а хлопот с пленными много. И заходить в Гезлёв, чтобы продать часть трофеев, тоже не стали. Пока будем этим заниматься, турецкий флот наверняка перекроет вход в Днепро-Бугский лиман. Сейчас Халил-паша, надеюсь, идет к Босфору, намереваясь наказать нас. Ему уже должны донести о нашем нападении на Анхиалос и что мы отправились в сторону столицы Османской империи. Не найдя нас там, заспешит к Днепро-Бугскому лиману. Нам надо добраться туда раньше, поэтому сразу пошли домой. Благо маршрут по открытому морю уже наработан.

Мои предположения оправдались. Возле Очакова дежурила всего одна кальятта. Завидев наш флот, устремилась на запад. Наверное, повезла донесение Халил-паше. В Аслан-городе турецкий гарнизон проводил нас жадными взглядами и тоже, наверное, посла гонца к султану с вестью о нас.

На Базавлуке и его окрестностях шли приготовления к сухопутному походу на турок. У татар прикупили несколько табунов лошадей, которых собирались использовать, как тягловых и вьючных. Приобрели и несколько сотен волов для перевозки грузов. То, что татары тоже собирались в поход, но на сторону турок, не помешало им торговать с казаками. Во всех селениях на землях Войска Запорожского делали телеги и арбы и запасали еду длительного хранения: муку, крупы, сыры, вяленое мясо и рыбу. Армию намечалась собрать немалую, тысяч сорок, и кормить она должна была сама себя. Такую одними грабежами не прокормишь. Тем более, что на дружественных территориях грабить не позволят. Мы привезли как раз то, что надо было: съестные припасы, порох, ядра, свинец на пули. Этими товарами и покрыли большую часть доли коша. Остальное отдали деньгами. Галеры пошли на дрова, а пушки с них сняли и отвезли на склад.

Я поделился с казаками своими планами вернуться якобы на родину, в Нидерланды, предложил им купить мою шхуну. Запросил мало. Других покупателей все равно нет. Если казаки откажутся, останется только подарить ее или сжечь. Не отказались. Кошевой атаман Яков Бородавка пригласил меня к себе, чтобы, как мне передали, договориться о покупке дуба, то есть, шхуны.

Зайдя в дом кошевого атамана, я подумал, что у меня дежавю. Яков Бородавка сидел на том же месте, что и Петр Сагайдачный во время первого моего визита в это здание, причем, если бы не бородавка, в полумраке вполне сошел бы за него, тем более, что жупан был такого же покроя и цвета. Одесную располагался бритоголовый судья Онуфрий Секира, а ошуюю — лошадиноголовый есаул Игнат Вырвиглаз. Вот только писарь и подписарь были другими, совсем молодые, и обслуживал нас смешливый турчонок лет двенадцати, который продолжал улыбаться, даже получив от есаула подзатыльник за пролитое на стол вино.

— Уходишь, значит, от нас? — начал разговор кошевой атаман.

— Да, заскучал по родной земле, — огласил я легенду. — Съезжу там поживу. Если не понравится, назад вернусь.

— Наша земля лучше, притягивает, ни на какую другую не променяешь! — произнес Онуфрий Секира.

— Каждый кулик свое болото хвалит, — шутливо произнес я.

Судья пословицу не оценил, засопел, набычившись. Есаул вроде бы не понял ее, а кошевому атаману понравилась.

— Мне вот до сих пор снится родная деревня, как утром бегу босиком по росе, а она почему-то ноги не мочит! — признался Яков Бородавка и повторил недобрым тоном: — Значит, хочешь уехать?

— А разве нельзя?! — удивился я.

Проблема стать полноправным членов казацкого товарищества, а на выход дверь нараспашку.

— Можно, конечно, только не сейчас, — ответил кошевой атаман. — Ты же знаешь, мы воевать с погаными идем, пушки с собой берем, а лучше тебя никто с ними управиться не сможет. Так что надо бы, мил человек, отложить отъезд, пока врага не прогоним.

— А потом мы тебя проводим до самой Варшавы, когда за наградой к королю поедем, — пообещал Игнат Вырвиглаз.

У меня были большие сомнения, что их наградят, даже если казаки разобьют турецкую армию в пух и прах, а вот в том, что в случае отказа не доеду до Варшавы, нисколько не сомневался. Желающих ограбить богатого отщепенца найдется немало.

— Мы решили взять все большие пушки, захваченные у поганых, — продолжил Яков Бородавка, догадавшись по моему лицу, что упираться я не буду. — Пусть послужат против них!

— Мы разве будем осаждать города? — поинтересовался я, придумав способ отбиться от предложения.

— Да вроде бы не собираемся, — ответил кошевой атаман, — но и против армии сгодятся.

— Против армии от них толку будет мало. Заряжать их долго. Успеют всего по разу выстрелить. Только зря будем таскать туда-сюда такую тяжесть. Для перевозки каждой придется три-четыре пары волов запрягать и еще на одной арбе боеприпасы везти для нее, — проинформировал я.

— Я же тебе говорил, что он лучше знает, чем Федька Кривой! — радостно заявил Игнат Вырвиглаз кошевому атаману. — Из-за Головешки таскали бы эти дурищи по степи!

Федька Кривой был, как я его называл, азартным артиллеристом. Считать он не умел, стрелял по вдохновению и потому временами неплохо. Кривым на правый глаз стал после разрыва фальконета, что не отбило у него тяги ко всему взрывающемуся. Он помогал мне закладывать мину в Очакове, мотая на ус, как это делается. Кстати, ус у него один, левый. Правая часть лица обгорела. На ней теперь между бесчисленными синими пороховыми оспинами росли только редкие волосины. Из-за этого у Федьки было второе прозвище — Головешка.

— Значит, оставим большие, но возьмем все малые, — решил Яков Бородавка. — Будешь ими всеми командовать, как куренной атаман.

От такого заманчивого предложения отказываться было опасно. Запорожские казаки недаром напоминали мне Каталонскую компанию.

— Возьмем начиная с полупушек, двенадцатифунтовок, и меньше, — предложил я. — Для них обязательно надо будет изготовить лафеты, объясню, какие. На них будет легче перевозить и стрелять.

— Как скажешь, так и сделаем, — сразу согласился кошевой атаман.

Глава 54

Я сформировал батарею из шести кулеврин, снятых со шхун, еще одну из восьми полупушек и две батареи по шесть восьмифунтовых фальконетов. Орудиями меньшего калибра каждый курень распоряжался по своему усмотрению. Я сам отобрал опытных артиллеристов, провел с ними трехдневные учения, потратив несколько бочек пороха, благо было его вдосталь. Кулеврины и полупушки обслуживали по четыре человека, а фальконеты по три. Колеса для лафетов я взял от арб, потому что они выше. Это особенно важно для переходов по степи. Дороги в этих краях и в двадцать первом веке будут далеки от идеала. Римляне, к сожалению, эти земли не захватывали. Каждое орудие цеплялось к двуколке с зарядным ящиком, в котором были десять-двенадцать зарядов. Тащила ее пара лошадей. Остальные боеприпасы везли на арбах.

Двигались мы в хвосте армии, перед обозом, от которого нас отделял курень Богдана Конши, самый маленький, всего тысяча шестьсот человек, но зато все конные. Они должны были в случае чего прикрыть и обоз. Всего в поход отправилось около сорока тысяч казаков, включая три тысячи реестровых, получивших название гетманского полка. Гетман Малой Руси Петр Сагайдачный считал себя главнокомандующим, а кошевой атаман Яков Бородавка был уверен, что командует запорожскими казаками. Двоевластие мне не нравилось. На войне оно может стать причиной поражения. О чем я и сказал кошевому атаману, когда мы шли к Киеву на соединение с реестровыми казаками, а потом и Петру Сагайдачному.

Он подъехал ко мне, возвращаясь с осмотра обоза, на второй день совместного похода. Сопровождали его два десятка реестровых казаков, облаченных в кирасы и едущих на справных лошадях. Неподалеку были замечены небольшие отряды крымских татар, поэтому все были готовы отразить внезапное нападение. На Петре Сагайдачном рак был европейской работы, с «гусиной грудью», покрытый красным лаком, как и горжет, оплечья, наручи и набедренники. На голове позолоченный, сфероконический шлем-ерихонка с ребрами жесткости, плоским козырьком, скользящим наносником, наушами и пластинчатым назатыльником. Вооружен гетман саблей, кончаром, булавой и четырьмя пистолетами, причем все были в кобурах, две из которых прикреплены перед седлом, а две — позади. Везет его вороной иноходец, довольно рослый, сантиметров на двадцать выше моего, тоже не маленького.

Поравнявшись со мной и поздоровавшись, Петр Сагайдачный сказал:

— Я слышал, ты собираешься покинуть товарищество, уехать к франкам.

Казаки вслед за турками всех западноевропейцев называли франками.

— Да, — подтвердил я. — Вырос там, тянет домой.

— Это хорошо, — произнес он и признался с тяжелым вздохом: — Самому иногда хочется бросить это все и уехать подальше, поселиться в большом городе, где тихо и спокойно!

— А где сейчас тихо и спокойно?! — возразил я.

В Западной Европе уже третий год шла война протестантов с католиками. Рубились жестоко, уничтожая всё и всех, как и положено народам, считающим себя более цивилизованными.

— Тут ты прав, — согласился со мной гетман Малой Руси.

— Тебе бы договориться с Яковом Бородавкой. Два командующих — это слишком много для одной армии, — предложил я.

— У тебя с ним отношения не сложились? — первым делом поинтересовался Петр Сагайдачный.

— У меня с ним нормальные рабочие отношения. Стараюсь ни с кем из своих не ссориться, — ответил я. — Просто не хочу погибнуть из-за того, что каждый из вас решит действовать по-своему.

— Я ему предлагал стать моим заместителем. Говорит, что под ляхов не пойдет. Получается, что я для него лях, — признался гетман. — Не любит он знатных. И тебя не переваривает. Как был он рогулем, быдлом, так и остался.

— Мне с ним детей не крестить. Разобьем турок — и расстанусь с ним, надеюсь, навсегда, — сказал я.

— Может, и раньше расстанешься! — ухмыльнувшись, произнес Петр Сагайдачный и поскакал дальше.

Сопровождавшие гетмана почтовые посмотрели на меня внимательно, как наемные убийцы на возможного кандидата в жертвы. Если бы меня уже заказали, смотрели бы без интереса. В общении с бандюками есть свои приятные моменты.

Глава 55

С польской армией мы соединились возле городка Хотин, расположенного на высоком правом берегу Днестра в месте переправы через реку. Городок состоял из крепости на каменистом мысу и посада. Крепость была крепкой. Каменные стены в некоторых местах достигали высоты метров тридцать, если не больше, а шириной были шесть метров. Три башни, крытые черепицей, лишь ненамного возвышались над стенами. Четвертая, проездная, единственный вход в крепость, была вровень со стеной. Двор делился домом кастеляна, сложенного в шахматном порядке из квадратов красного и белого кирпича, на две части — северную, дальнюю, Княжью и южную, Воинскую. Крепость окружал ров шириной метров семь. Примыкающий к ней посад был защищен рвом шириной метров десять и стеной их заполненных землей срубов.

В крепости поселился со своей свитой главнокомандующий польскими войсками гетман великий литовский Карл Ходкевич — шестидесятилетний плотный мужчина с редкими седыми волосами и усами, концы которых были загнутыми вверх. И надбровные дуги у него были изогнуты вверх, из-за чего казалось, что брови залезли на лоб от удивления. Оттопыренные уши наводили на мысль, что в детстве воспитывали будущего гетмана так же, как обычных деревенских пацанят. В тот день, когда я видел великого литовского гетмана в первый раз, одет он был в синий жупан с золотыми пуговками, подпоясанный наборным ремнем из золотых прямоугольных пластинок, и обут в красные сафьяновые сапоги с вышитыми золотыми нитками крестиками в овальных рамках. Карл Ходкевич стоял на крыльце того, что раньше называлось донжоном, а теперь стало жилым домом владельца замка, встречал гостей — гетмана Малой Руси Петра Сагайдачного. Был гетман великий литовский без головного убора. Там встречают близкого человека, родственника или ничтожного просителя. Насколько я знаю, Петр Сагайдачный в родственниках Карла Ходкевича не числился. Если и понимал гетман Малой Руси тонкости политеса, вида не подал. Наверное, купился на улыбку главнокомандующего польской армией — типичную улыбку будущих западноевропейцев — растянутые до ушей губы и холодные, расчетливые глаза.

Надо признать, что нашему приходу поляки очень обрадовались. Крымские татары под командованием Джанибек-Гирея, сопровождавшие нас во время перехода и беспокоившие мелкими стычками, распустили слух, что разгромили нас. Поляки приуныли. Их было всего тридцать пять тысяч. Такими силами выстоять против трехсоттысячной турецкой армии шансов у них не было. Впрочем, треть турецкой армии составляли обоз и прислуга и еще треть — стражники из городских гарнизонов, умеющие только взятки брать. Карл Ходкевич повел Петра Сагайдачного внутрь дома, а нам, куренным атаманам, сопровождавшим гетмана, предложили подождать во дворе, как обычным слугам. Поскольку большинство этих атаманов — бывшие крестьяне, оскорбления они не поняли.

А я понял и тоже выказал неуважение — отошел в западный угол Княжьего двора, где, окруженные десятком наблюдателей, фехтовали на рапирах немецкий офицер-наемник и польский шляхтичам. Техничный немец — высокий, худой, длиннорукий, белобрысый и узколицый — побеждал импульсивного поляка, низкорослого и пухлого, но очень подвижного, из-за чего напоминал шарик ртути. Сражались обычными рапирами с деревянный наконечник на острие. Иногда после батмана наконечники слетали, но бой останавливали не сразу. Выиграть надо было по результату трех раундов. Видимо, любые поединки появились одновременно с цифрой три.

— Пся крев! — выругался поляк, проиграв в третий раз, и отдал победителю злотый — серебряную монету, по стоимости равную золотому флорину.

— Кто-нибудь еще хочет сразиться? — спросил на немецком языке наемник.

Среди шляхтичей не нашлось желающего расстаться со злотым.

— Я готов, если кто-нибудь одолжит рапиру. Свои оставил дома, на войне они ни к чему, — сказал я на польском языке.

— Возьми мою, — сразу предложил пухлый поляк.

Как догадываюсь, если я выиграю, это будет его маленькая месть немцу, а если проиграю, ему будет не так обидно.

Еще со времен своего первого учителя фехтования гепида Сафрака я знал, что германцы техничны и сильны, но действуют строго по правилам. Мой противник знал, что если я перехожу вправо, то после батмана нанесу стокатту под рукой, а я возьми и уколи над рукой. Во втором раунде поймал его на длинном выпале с приседанием, о чем он, возможно, знал, но раньше не сталкивался. В третьем я перекинул рапиру в левую руку, что было для немца не ново, но ударил, как правша. Тонкие губы на его узком лице выгнулись краями вверх, став похожими на букву V, что, как я догадался, обозначало улыбку, причем искреннюю.

— Мне говорили, что казаки — хорошие бойцы, — произнес он на немецком языке, отдавая мне злотый, полученный от поляка.

— Немцы тоже хорошие фехтовальщики, — откомплиментил я на его языке и сделал предложение, от которого было трудно отказаться: — Не хочешь сразиться со мной вдвоем с приятелем? — кивнул я на другого немца, такого же белобрысого верзилу. — Один раунд. Если победите, два злотых с меня, если проиграете, заплатите три.

— Вдвоем против тебя одного? — уточнил немец.

— Да, — подтвердил я, — но буду сражаться двумя рапирами, если кто-нибудь одолжит еще одну.

— Я одолжу, — предложил на немецком языке пожилой мужчина с обвисшими усами, придававшие его широкому и тщательно выбритому лицу грустное выражение, явно знатный поляк, одетый в вышитый золотом, черный жупан и, несмотря на жару, в бобровую шапку, выкрашенную по нынешней моде в зеленый цвет и с разрезом спереди, края которого соединял золотой сокол, расправивший крылья.

Позолоченная гарда его рапиры была фигурной, в виде двух переплетающихся восьмерок. В навершие вставлен бриллиант, не очень крупный, но хорошо ограненный. Этот камень стоил дороже всего остального. Эту рапиру я взял в правую руку, а первую — в левую.

Немцы не стали расходиться в стороны, чтобы нападать с двух сторон. Наверное, были уверены, что и так легко справятся. Я понял, что у них нет опыта фехтования с двуруким бойцом, поэтому сфинтил вправо и, на короткое время оказавшись один на один со знакомым противником, атаковал его с двух рук. От удара правой он уклонился, а вот укол левой пропустил. Фехтовать двумя рапирами легче, чем двумя мечами или саблями, потому что в укол не надо вкладывать много силы. Со вторым сражался одной рапирой. Поймал и его на заученной реакции на батман. Немцы тихо переговорили между собой, после чего первый отдал мне два злотых и золотой венгерский флорин. Видимо, второй мой противник сидел на мели.

— Твоя рапира оказалась удачной, — сказал пухлому поляку, возвращая его оружия и его злотый, выигранный мною в первом поединке.

У шляхтича не хватило сил отказаться от монеты.

— Я был уверен, что ты выиграешь! — сказал он в оправдание своей жадности.

Знатный поляк от злотого отказался.

— Оставь себе, ты его заслужил, — произнес он. — Давно я не видел такого хорошего фехтовальщика. У испанцев учился?

Испанцы сейчас законодатели моды в фехтовании.

— И у испанцев тоже, — ответил я.

— Я — князь Константин Вишневецкий, староста черкасский, — представился он и сделал предложение, от которого, по его мнению, я не смогу отказаться: — Моим младшим сыновьям Ежи и Александру нужен хороший учитель фехтования. Будешь получать по злотому в день.

Староста — это правитель территории, равной графству. Как я слышал, доходов от одной этой должности хватило бы, чтобы нанять сотню учителей фехтования, а у князя есть еще и множество собственных владений. Это он приютил и раскрутил Лжедмитрия, помог ему стать царем Московии и сделал свояком по второй, нынешней своей жене, женив на Марине Мнишек. Наверное, очень хотелось князю быть близким родственником царя. Видимо, кровь Рюриковичей не давала покоя. После свержения самозванца отсидел два года в русском плену, а потом помог второму самозванцу, но так и не приблизился к трону.

— Я был бы рад помочь родственнику, но после войны с турками уеду служить королю Франции, — соврал я, чтобы придать вес своему отказу.

— Мы родственники?! — удивился князь.

В любую эпоху, в какой бы стране я не находился, постоянно интересовался состоянием дел у моих путивльских потомков. Обычно информация поступала от купцов, русских или торговавших с Русью.

— Мы оба — потомки Рюриковичей, путивльских князей из ветви Ольговичей, которые потом сидели на киевском столе, пока его не захватили литвины, — рассказал я.

— Мой род идет от Гедиминовичей через князя новгород-северского Корибута Ольгердовича к его сыну Федору Несвицкому, потомки которого стали величать себя по родовому имению Збаражску князьями Збаражскими, а затем старший сын Михаил перенес свою резиденцию в замок Вишневец, по которому и стал называться князем Вишневецким, — озвучил он свою версию родословной.

— У всех троих сыновей Корибута, в том числе и у Федора, не было наследников мужского пола, только дочери выжили. Анна, старшая дочь Федора Корибутовича, вышла замуж за Федора Несвицкого, отец которого Григорий был младшим сыном киевского князя Ивана, Рюриковича-Ольговича, нашего общего предка. Ему по матери достался в наследство Несвич на Волыни, по которому Федор и стал князем Несвицким. Из-за совпадения имен Федора Григорьевича стали путать с его тестем Федором Корибутовичем. К его жене Анне перешли по наследству Збараж, Винница, Хмельник и другие владения отца, и князь Федор Несвицкий взял герб своего тестя, что еще больше добавило путаницы. А дальше все правильно: его потомки стали величать себя князьями Збаражскими, а потом Вишневецкими, — выложил я известное мне.

— Я слышал такую версию, — поморщившись, произнес князь Вишневецкий, — но мне она не кажется верной.

— Если тебе нравится вести свой род не от древних и знатных Рюриковичей, а от Гедиминовичей — дело твое, — небрежно бросил я.

Рюриковичи считали Гедиминовичей самозванцами, поскольку их происхождение было туманно. Скорее всего, вели начало не от древнего знатного рода, а от безродного походного командира, узурпировавшего и административную власть.

— Мои предки ушли под руку московского царя, поэтому им выгоднее было оставаться Рюриковичами, — продолжил я.

— В Речи Посполитой лучше быть Гедиминовичем, — признался Константин Вишневецкий. — А как ты оказался среди казаков?

Я рассказал ему версию о предке-боярине, сбежавшем от гнева царя Ивана в Нидерланды, и о своем попадании в плен к туркам.

— Собираюсь после Франции вернуться в Нидерланды. Там жизнь лучше во всех отношениях, — закончил я свой рассказ.

— Сам бы уехал туда! — со вздохом молвил князь. — Да на кого оставишь имения?! Разворуют, сволочи!

Думаю, основная причина в другом. Здесь он практически независимый правитель, творит, что хочет, а в Западной Европе закон уже набирает силу.

— Ты не поможешь мне получить у Ходкевича подорожную? — закинул я, потому что предполагал, что подорожная от Сагайдачного будет менее весомой, особенно в польских землях. — Казаки не хотят меня отпускать.

— Это не трудно, — согласился Константин Вишневецкий. — Сегодня же поговорю с гетманом. Найди меня завтра-послезавтра, а то я уеду на днях. Сейм поручил мне снабжать армию провиантом.

Представляю, сколько он хапанет, выполняя решение сейма. Военные поставки — самый выгодный бизнес во все времена.

Глава 56

Карл Ходкевич расположил свою армию полукругом, от берега Днестра выше Хотина до берега ниже. С юга — самого опасного направления — защищали казаки, с запада — немецкие и венгерские наемники и поляки под командованием самого главнокомандующего, а с северо-запада, со стороны деревни со знаковым именем Атаки — поляки под командованием его заместителя королевского подчашия Любомирского. Союзникам всегда предлагают принять на себя главный удар. Впрочем, большую часть поляков составляли кавалеристы, так что размещение их на флангах оправдано. В тылу у казаков находился Хотин с крепостью, на левом фланге — высокий берег Днестра, а к правому почти под прямым углом примыкали позиции немецких мушкетеров. Впрочем, франками или немцами их называли русские. От слова «немые», потому что по-русски говорить не умели. Сами наемники, а они были разных национальностей, но в большинстве германцы, называли себя по государству, в котором выросли: прусаки, баварцы, саксонцы, бранденбургцы… При этом каждый полк состоял из принадлежащих к одной конфессии, протестантов или католиков. Ближний к нам полк, расположенный на более опасном месте, состоял из протестантов. Командовал им полковник Вайер — долговязый немец лет сорока трех с вытянутым лицом, обвислыми пшеничными усами и водянистыми глазами, в которых читалось пренебрежение ко всему, в том числе и к собственной жизни. В следующем полку были католики-шотландцы, единоверцы поляков. Командовал ими толстый и коротконогий полковник Лермонт. Я еще подумал, а не предок ли он певца немытой России? Наши фланги были загнуты вперед, причем левый, вдоль берега реки — значительно, Местность здесь была пересечённая — невысокие холмы с ложбинами, поросшие деревьями и кустами. Казаки первым делом загородились телегами и арбами, поставленными и прикопанными в три ряда, а потом начали перед ними рыть ров и насыпать вал. Если полякам и немцам помогали крестьяне, согнанные из ближних деревень, то казакам приходилось все делать самим. Поскольку шанцевого инструмента не хватало, работы продвигались медленно. Когда подошли турки, на некоторых участках закончить не успели.

Первыми, еще до нашего прихода, здесь появились ногайцы из Буджацкой орды под командованием Кантемир-мурзы. Ногайцы переселились на земли в районе Белгорода-Днестровского лет пятнадцать назад, голод пригнал их туда. Отрабатывали туркам славно. У поляков Кантемир-мурза носил прозвище Кровавый Меч. Говорят, что это он лично отрубил голову великому коронному гетману Жолкевскому после разгрома поляков под Цецорой в прошлом году и отослал ее турецкому султану. После чего сделал налет на земли Речи Посполитой и увел сто тысяч пленников. Скорее всего, не сто тысяч, но явно немало, иначе бы враги не славили его так хорошо.

Турки появились первого сентября. Приближение армии было видно за несколько километров по столбам пыли, которые она поднимала. Передовые их отряды расположились примерно в полутора километрах от нас, а там, где холмы защищали от нашей артиллерии, и ближе. Отряд турецких всадников приблизился к нашим позициям метров на триста. Все в кирасах и шишаках. У многих доспехи золоченые. С огнестрельным оружием вроде бы не дружат, потому что начали стрелять в нас из луков. Хороший стрелок из хорошего турецкого лука посылает легкую стрелу метров на пятьсот-шестьсот. Другой вопрос, что метров после трехсот она не пробьет и мягкую броню. В данном случае была демонстрация удали, а не умения метко стрелять.

Поскольку расположились они неплотной группой, я приказал выстрелить по ним из восьмифунтового фальконета. Наводчиком был сам Федька Кривой. Сегодня у него был удачный день — ядро завалило две лошади, причем одному наезднику оторвало левую ногу. Турки пустили еще по одной стреле, чтобы мы, не дай бог, не подумали, что они струсили, и дали драла. Это был первый выстрел казачьей армии по турецкой в этой войне, если не считать стычки с татарами по пути сюда. Зачин получился славным. Казаки, как и положено воинам, верили в приметы и предзнаменования. Точный выстрел из фальконета они встретили радостными криками, словно уже выиграли войну.

Верили в предзнаменования и поляки, включая их командира Карла Ходкевича. Он подъехал к нам в сопровождении почта из нескольких знатных ляхов, включая моего родственника Константина Вишневецкого, и сотни всадников, облаченных в одинаковые раки, отшлифованные до блеска. Видимо, это личный отряд гетмана великого литовского. У некоторых магнатов Речи Посполитой были собственные армии. Под главнокомандующим серый в «яблоках» иноходец, сбрую которого украшали многочисленные золотые висюльки. Из-за этих висюлек казалось, что передо мной цыган переодетый. Кираса сверкала золотом не хуже турецких. Позолоченный шлем висел на передней луке седла. В общем, только слепой не разглядел бы, что перед ним очень богатый человек.

— Твои люди стреляли? — спросил он.

— Да, — подтвердил я. — Шуганули басурманов, чтобы не отвлекали землекопов от дела.

Гетман великий литовский кинул мне кожаный кошель монет на пятьдесят:

— Награди их.

— Благодарю! — произнес я.

— Это мой дальний родственник, я тебе о нем говорил по поводу подорожной, — вдруг вспомнил князь Вишневецкий.

— Сегодня получишь ее, пришлю с нарочным, — пообещал мне гетман великий литовский.

Судя по тому, что он согласился дать подорожную прямо сейчас, до окончания сражения, мне стало понятно, что, несмотря на предзнаменование, в победу Карл Ходкевич не верит. Скорее всего, надеется на не слишком разгромное поражение, которое позволит заключить мирный договор с турками на не слишком унизительных условиях. Нарочный — юноша лет пятнадцати, судя по экипировке, из богатых, — привез подорожную часа через три. Она была написана на листе дорогой бумаги, почти такой же плотной и белой, какую полюбят зажевывать принтеры. Текст был написан красивым почерком, без единой помарки и почти без ошибок.

«Мы, Ян Кароль Ходкевич, главнокомандующий над войсками его величества короля Польши и великого князя Литвы, гетман великий литовский, воевода виленский, граф на Шклове, Новой Мыши и Быхове, пан на Мельце и Краснике, настоящим уведомляем, что предъявитель сего русский шляхтич (имярек) состоит на службе куренным атаманом в Войске Запорожском. После окончания службы он вознамеривается отправиться по личным делам в королевство Франция. Посему мы предоставили ему настоящее свидетельство об увольнении, и просим всех и каждого из высших и младших командиров его величества короля Польши и великого князя Литвы, а равно и простых солдат, конных и пеших, учтиво и милостиво принимать упомянутого русского шляхтича (имярек) и не только пропускать его со слугами, лошадьми и имуществом свободно, надежно и беспрепятственно, но также, ради сего нашего свидетельства и желания, почитать его достойным всяческого содействия и поощрения.

В удостоверение чего мы подписали сие своею рукою и повелели приложить личную печать.

Дано в Хотине 1 сентября anno 1621».

Глава 57

Турки пошли в наступление на следующее утро, не закончив оборудовать свой лагерь. Первой отметилась их артиллерия. Били из крупнокалиберных пушек с дистанции примерно километр. Они выпускали столько черного дыма, что после залпа клубы его скрывали весь турецкий лагерь — тысячи шатров, навесов, шалашей. Огромные ядра летели со странным звуком, вполне мирным, успокаивающим. Попав в вал, разбрасывали комья земли. Одно угодило в заграждение из арб, размолотив в щепки сразу две. Второе сбило с вала трехфунтовый фальконет, откинув его метров на пятьдесят, но повредив не сильно, стрелять можно было. Затем пошли в атаку кавалерия и пехота. Отряды шли вперемешку, без какой-либо системы. Может быть, это такая система, до которой я пока не дорос. Турок было очень много. Все нарядные, словно на празднике. Такому впечатление способствовало и то, что воинов сопровождали многочисленные музыканты, которые дули в трубы и колотили по барабанам громко, и каждый исполнял что-то свое или то же, что и соседи, но не в такт с ними. Несколько очень больших барабанов было закреплено между парами мулов. Животных вел погонщик, а барабанщик шагал позади инструмента и молотил по нему увесистой колотушкой, которую держал двумя руками. Было много больших знамен, в основном черных. На них никаких рисунков или надписей. Наверное, знамена что-то обозначали, но никто из казаков, находившихся рядом со мной, не знал, что именно.

Когда дистанция до первых вражеских рядов сократилась метров до шестисот, я дал отмашку своим артиллеристам. Двадцать шесть орудий прогрохотали почти одновременно. Клубы дыма скрыли врага. Из-за звона в ушах я решил было, что турецкие музыканты перестали играть. Нет, несмотря на то, что наши ядра прорубили много прорех в турецких отрядах, музыканты продолжали издеваться над моим музыкальным слухом.

— Заряжай картечью! — скомандовал я. — Стрелять по готовности!

Артиллеристы и так знали, что, если враг не побежит, следующий залп будет картечью, и многие меня наверняка не расслышат, но само присутствие командира на поле боя, его решительные команды повышают моральный дух починенных. Когда на тебя прет такая масса врагов, каждая мелочь становится важной.

Первыми начали стрелять фальконеты. Они рявкали коротко и звонко. С расстояния метров триста били без промахов. Разве что количество пораженных зависело от меткости наводчика. У восьмифунтовок заряд маловат, поэтому ущерб был небольшой. Кулеврины и полупушки заметней сократили вражеские отряды. Особенно постарались полупушки, потому что у кулеврин картечь летит более кучно, поражая наверняка, но меньшее количество. Бреши во вражеских рядах сразу же заполняли воины из задних рядов. Турок был так много, что наша стрельба казалась напрасной. Следующие залпы прогрохотали, когда турки уже преодолевали ров. Те, кто был внизу, оказался в мертвой зоне моих батарей. По ним стреляли из маленьких фальконетов и разнообразных ручниц казаки, поднявшиеся на гребень вала. Наши орудия отсекали подмогу передовым отрядам турок.

Ябольше не командовал орудиями. Они бьют