КулЛиб электронная библиотека 

Принцип мира [Валерий Гуминский] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Принцип мира

Мир является всего лишь подготовкой к новой войне


Пролог

Звездное небо рассыпалось изумрудными осколками над спокойной маслянистой поверхностью реки, извилистыми путями текущей по степной равнине, и над курганами, застывшими безмолвными стражами в остановившимся для них времени. Теплый воздух принес насыщенный горьковатый запах полыни вперемешку с донником и шалфеем.

- Ты еще долго там? — кудрявая голова склонилась над вырытой в склоне кургана шахтой; вспыхнул узкий луч света от фонаря, освещая черный провал. — Уже горизонт светлеет. Надо сваливать, пока княжьи волкодавы на объезд не вышли. Увидят — мы на своей колымаге далеко не уедем. У них, знаешь, какие багги шикарные! Влет перехватят!

- Заткнись, Федька! — раздался снизу глухой голос. Следом звякнула лопата. Видать, попала на камень. — Дьявольщина! Здесь закладка! Фундамент, что ли?

- Степняки фундамент не заливали, — громким шепотом возразил Федька, нервно поглядывая по сторонам. — Там должны быть деревянные срубы или вообще ничего. Здесь же сарматы кочевали, финно-угры всякие…

- Не тарахти, умник! Сам толком ничего не знаешь, только уши от твоих разговоров греются! — голос напарника был злым. Снова раздался стук и громкий матерок. — Ага! Пошел, падла! Щас я его раскачаю в сторону.

Федька вскинулся, настороженный непонятными звуками, которые принес ветер. Они шли от дальних, западных курганов. Парень сразу стал похож на испуганного суслика, вставшего столбиком для обозрения окрестностей, пока остальная стая занята добычей пропитания.

Неровная холмистая поверхность затрудняла обзор. И «черному» копателю все время казалось, что дружинники князя Щербатов давно уже выпасли их маленькую компанию, а теперь только ждут, чтобы схватить с поличным.

Старенький «орион» стоял за раскапываемым курганом, и Федьке нестерпимо хотелось прыгнуть в него, дать газу и умчаться к переправе. Пока темно, можно успеть доехать до Волги, смешаться с местным населением, проживающим по берегу реки, и без лишнего напряга вернуться в Торгуев, где можно сплавить древние вещички прикормленному антиквару. Ох, чует сердце беду, а напарника не бросишь. Кирюха всегда был упертым, как баран. Пока не пробьет ход в сердце кургана — не вытащишь его из шахты. Ладно, что уже докопался до чего-то. Молчит, не матерится. Даже оживление какое-то пошло. Пыхтит, но работает.

Еще раз вздохнув, Федька перехватил потными ладонями веревку, для страховки и надежности обвязанную вокруг пояса, и снова кинул взгляд в опасном направлении. Именно оттуда, с той стороны обычно дружина начинает утренний объезд. Чуть дальше, на северо-востоке лежат земли Волоцких, но туда копатели еще не добирались. Знающие люди, которые следят за состоянием степи и продают важную информацию, предупредили, что туда направилась целая экспедиция. Грузовики, автобусы, внедорожники, миниатюрные экскаваторы и прочая земляная техника. Не иначе масштабные раскопки затеял молодой дворянин, вернувшийся на родовые земли. Деньги нужны для строительства порушенного имения. Федька прекрасно понимал его. За найденные и вырученные артефакты можно взять прилично золота. Вот только не рухнули бы цены из-за этого.

Сердце екнуло. Федьке показалось, что в густо-фиолетовой темноте, клубящейся на закатной стороне, сверкнула вспышка. Не иначе, едут. Из-за холмов плохо видно, но рано или поздно любой транспорт можно заметить. Федька вперил взгляд в черноту ночи и увидел то, чего и ожидал со страхом. Сюда мчались княжеские дружинники, егеря. Два луча, вспарывающие темень. Багги, шустрые машинки с открытым верхом и пулеметной турелью. Самих пулеметов, слава Небесам, нету. Не разрешает князь гоняться за нарушителями с серьезным оружием. Но Федька знал, что его люди вооружены помповиками и автоматами. Да еще у каждого пистолет. В общем, на любой случай.

А у них только двустволка. Но Федька не дурак применять оружие против егерей. Один-единственный выстрел в их сторону — враз посекут свинцом. В своем праве. Надо просто валить, валить до Волги.

Федька со злости дернул веревку, и не скрываясь, громко крикнул:

- Вылезай уже! К нам гости на двух тачках!

Кирюха, чертыхаясь, выбросил на поверхность лопату, а потом и сам поднялся, упираясь ногами в осыпающиеся стенки шахты. Федька напрягся, помогая другу быстрее вылезти из ямы. Наконец, показалась лысая продолговатая голова напарника, на которой блестели мелкие песчинки сырой земли.

- Где? — хрипло спросил он, вставая с четверенек.

- Вон, туда смотри! — вытянул руку Федька. И в этом момент, как по заказу, снова сверкнули фары приближающихся машин. Они никуда не торопились, спокойно совершая объезд по давно намеченному и знакомому маршруту. Копатели уже изучили его досконально, и знали, куда в случае шухера сваливать.

- Ладно, не повезло сегодня, — сплюнул в сторону Кирюха и снова ругнулся. — На полчаса раньше пошли, да? Ладно, валим!

- Нашел хоть что-нибудь? — не выдержал Федька, смешно подпрыгивая на ходу.

- Потом, потом! Кидай лопату в багажник и прыгай в тачку. Я за руль! Сам поведу!

- Только фары не зажигай, — клацая зубами от нервного напряжения, Федька ввалился в салон и вжался в кресло. — Так поедем. У меня глаз зоркий.

- Не учи ученого, — Кирюха сжал губы и повернул ключ зажигания в замке. Двигатель, остывший за ночь, что-то буркнул и затих. Копатель снова попробовал завести его, даже не матерясь, и на этот раз мотор схватился, довольно заурчал. Выждав еще пару минут, пока его напарник нервно дрыгал ногами, Кирюха стронул с места машину и направил ее по колее, которую успел изучить за последний месяц, чтобы ехать по ней даже с закрытыми глазами.

Заброшенная дорога пролегала между холмами на север, потом сворачивала налево и шла мимо мертвой деревушки, в которой никто не жил лет сорок, не меньше. Она был всего лишь ориентиром, выводящим каждого любителя нелегально покопаться в древних захоронениях на Курганные земли. Дружинники об этом ответвлении знали, и частенько устраивали засады в самом начале пути, чтобы подловить неосторожных «археологов» с поличным.

Кирюха напрягся, и даже подался вперед, едва не наваливаясь грудью на руль, чтобы разглядеть всевозможные проблемы в сереющих предрассветных сумерках. Федька смотрел назад и комментировал увиденное по ныряющим то вверх, то вниз столбам света.

- Я их вижу. Едут спокойно, никуда не торопятся. Иначе бы уже давно из-за курганов выскочили.

- Да хватит же! — не выдержал друг. — Все! Оторвались! Теперь можно не дергаться.

Он не снижал скорости до тех пор, пока не показались осевшие от старости дома, брошенные своими хозяева. Это и была та самая деревенька, минуя которую, копатели могли спокойно пить пиво, не отвлекаясь на происходящее. Но ослепительный свет мощных фар, ударивший им по глазам, ошеломил. Кирюха резко, совершенно не соображая в данную минуту, повернул руль направо, и раздолбанный «орион» улетел с накатанной колеи, пропахал днищем сухую землю, сдирая с нее травяной покров, и врезался в трухлявый палисадник. Развалив его на мелкие щепки, машина пошла дальше, ломая высохшие кусты и деревца, после чего влетела в угол покосившегося дома.

- Приехали, его маму! — зарычал Кирюха. Он перегнулся через кресло и достал с заднего сиденья двустволку. — Ходом из машины! Чего прилип? Обосрался?

- Дверь заклинило! — всхлипнул Федька, отчаянно дергая ручку. — Не могу открыть?

- Давай за мной! — водитель рывком вывалился на улицу, освещенную как главная площадь Торгуева во время новогодних торжеств.

Коротко рявкнула сирена, будоража спящие окрестности. Какие-то изломанные тени на фоне стены дома, странно дергаясь, приближались к «ориону», постепенно уменьшаясь в размерах. Замирая от ужаса предстоящей расправы, Федька кое-как перелез через рычаг сцепления, зацепился за него карманом, и дергаясь, вывалился на улицу. Подчиняясь инстинкту самосохранения, энергично пополз на коленях куда-то за машину, от страха потеряв ориентиры. Внезапно оказалось, что впереди торчали чахлые заросли кустарника, за ними сразу же виднелась стена разрушенного дома.

Звонко стукнул выстрел, показавшийся громовым раскатом. Над самым ухом, сука! Федьку словно приморозило к земле.

- Стоять, мышь! — рявкнули над ним грубым голосом. — Упал мордой вниз! Живо!

Пинок под зад придал нужное ускорение Федьке, и он благоразумно выполнил требование, вытянув руки впереди себя и затих, вдыхая сухую пыль вперемешку с горечью полыни.

- Второй где? — голос еще одного человека шел откуда-то сбоку.

- За угол уполз. Не лезь на рожон, может пальнуть. Я у него ствол заметил. Дробовик, кажется.

Еще и третий, с тоской подумал Федька, не шевелясь. Вот же попались, как лохи! И ведь ловко так спрятались, почти на границе зоны! Где же их машина стояла?

- Эй, землекоп! — весело крикнул дружинник. — Ружье бросай и лапки кверху! Выходишь добровольно — ничего не сделаем!

- Не подходите! — необычайно визгливо выкрикнул Кирюха. Его голос доносился издалека, словно парень прятался в яме или в сарае. — Стрельну, ей-богу!

- Кто таких идиотов рожает? — задумчиво произнес охранник, стоявший над Федькой. Мало что стоял — подошва его ботинка прочно утвердилась на костлявом заду лежащего копателя. — Грохнем сейчас его, и правы будем. Князь еще добрый, дает шанс.

Он неожиданно слегка пнул носком ботинка в бок Федьки.

- Поднимайся. Только медленно, и без шуток. Давай, давай. Пошли.

- Куда? — от страха Федька почувствовал, как его мошонка неприятно сжалась. Живот скрутило в мучительных спазмах. В голове звон и пустота. — Куда вы меня ведете?

- Крикнешь своему дружку, чтобы сдавался, иначе обоих похороним там, где раскоп вели. Зачем потревожили дух воина? Вот придется успокаивать его жертвой.

По голосу егеря Федька не мог понять, шутит тот или на полном серьезе обещает нерадостную перспективу. А что, княжеские псы в своем праве, зароют и не поморщатся.

С дрожащими коленями он побрел к углу дома, где притаились еще двое охранников. Горизонт светлел стремительно, и Федька без напряжения разглядел, что здесь творится. Внедорожник с погашенными фарами стоял поодаль, перегораживая дорогу, а сарай со спрятавшимся Кирюхой находился сразу за домом. Подходы к нему заросли жестким бурьяном с колючками.

- Топай, — сопровождающий вытолкнул его из-за угла. — Уговаривай кореша. Начнет стрелять — загасим без сожаления.

- А я? — глупо спросил Федька.

- Успеешь упасть на землю — повезло, значит.

Федька сглотнул слюну и стал бочком пробираться вперед, явственно ощущая угрозу, исходящую из сарая. Поведение Кирюхи его озадачило невероятно. Что случилось с другом? Все прекрасно знали: если поймали на раскопе — сиди ровно и не дергайся. Самое страшное, что могло произойти с черными копателями — пара сломанных ребер для профилактики, а потом отпустят с полной конфискацией нарытого. Как правило, одного раза для внушения было достаточно. Получив хороший урок, многие больше не совали нос в княжий заповедник.

Правда, последние годы было раздолье на землях Волоцких. Хозяева не могли следить за порядком в силу своего отсутствия, и много авантюристом потянулись к курганам поживиться артефактами. Пару лет действительно никаких проблем для копателей не виделось, пока князь Щербатов не вздумал навести порядок на чужой территории. Он не присваивал себе владения Волоцких, а только гонял пришлым. Кого ловили — поступали так же, сообразно тяжести содеянного.

Но и на своих землях князь приказал особо не свирепствовать. Так почему Кирюха уперся? Неужели нашел что-то такое, от чего переклинило мозги? Ценный артефакт, стоящий бешеных денег?

- Братан! — крикнул Федька, с трудом проглотив противный комок в горле. — Хорош дурью маяться! Бросай ствол и выходи! Ты чего вдруг забыковал?

- Свали, Федька! Скажи им, что стрелять буду, если дернутся в мою сторону!

Разведя руками, Федька вернулся за угол дома. Он не совсем дурак быть прокладкой между стрелками. Ну их, нафиг!

- Что вы нашли в раскопе? — до охранников дошло, почему парень, спрятавшийся в сарае, ведет себя совершенно неправильно.

- Не знаю, честно. Мы, когда увидели приближающийся патруль, сразу ломанулись от раскопа. Я успел вытащить Кирюху наверх, но что в его руках было — не видел. Пытался выяснить, но он ничего не сказал!

- Ладно, отвали, — жесткий толчок в плечо отбросил Федьку подальше. — Стой здесь и не вздумай бежать. Поймаем — пожалеешь, что родился.

- А что вы хотите? — почувствовав неладное, спросил парень. Он успел заметить, как егеря схватились руками за что-то на груди. Наверное, активировали амулеты. У каждого княжьего бойца есть подобная защита. Как-никак с древностями дело имеют. Артефакты не всегда дружелюбны к людям.

Оба дружинника по молчаливому знаку старшего разбежались в разные стороны, используя развалины парников, грядки и кусты одичавшей малины в качестве прикрытия. Оставшийся рядом с Федькой охранник клацнул затвором автомата, и металлический звук в рассветной тишине прозвучал как сигнал к действию. Снова живот скрутило от дурного предчувствия, вдобавок и зубы заныли.

Рация, висевшая на жесткой клипсе на левом кармашке дружинника, внезапно зашипела.

- На позиции, — сухо выплюнул динамик.

- По моей команде — сближение, — сказал охраняющий Федьку боец. — Стрелять только поверх головы. Надо выкурить его из сарая.

- Принято.

Федьке захотелось закрыть уши, но не успел. Прогрохотала короткая очередь. Над дверью сарая доски разлетелись ошметками трухлявых щепок. Прижавшись спиной к бревнам, он шепнул какую-то молитву богам, слышанную им в детстве от бабки. Даже удивительно, как память смогла удержать слова и снять их с пыльной полки. Было жутко. Снова прогремела очередь. Дружинники били короткими, постепенно приближаясь к сараю. А Кирюха молчал. Неужто убили шальной пулей?

Выстрел из дробовика прозвучал хлестко, как приговор нажавшему на курок. Боец, прикрывавший своих напарников, покачал головой и сказал в пустоту:

- Твой кореш — конченный дебил. Сам себя в могилу загоняет. Что же такого он нашел в раскопе? Смелый до усрачки, первый раз такого встречаю. Обычно все штаны мочили и лапки кверху поднимали.

И Федька ему охотно поверил. Нельзя не поверить, когда такое говорит мощный плечистый мужчина с лицом человека, готового к самому неприятному повороту событий. Надо нажать на курок, чтобы разнести башку дураку — сделает этот.

Федька с любопытством уставился на небольшую коробочку, появившуюся в руках дружинника, на поверхности которой перемигивались несколько рядов светодиодных лампочек разного цвета. Сейчас вся верхняя шкала была залита нежно-зеленым цветом, но постепенно переходила в желтый. Боец выругался.

- Он артефакт активирует, что ли? Парни, осторожно! — заорал он, не таясь.

Цвет шкалы мгновенно прыгнул на красный. Прохладный воздух, только что обнимавший разгоряченного от страха Федьку, вспух фиолетовым выхлопом. Наступила жуткая тишина, давящая на перепонки. А потом…

Мощнейший взрыв буквально снес остатки крыши с дома, ставшего прикрытием для Федьки и старшего бойца. Волна обжигающего воздуха пронеслась мимо них, вырывая из земли сухой бурьян, поднимая вверх прогнившие жерди заплота. Встретив на своем пути машины, она играючи перевернула «орион», а внедорожник сдвинула с места, после чего унеслась к холмам.

Федька не понял, как оказался на земле. Осторожно подняв голову, он с ужасом увидел, что сарай, ставший прибежищем для Кирюхи, перестал существовать. Как и сгнившие парники, грядки, кусты и деревья. Даже угол старого дома был срезан невидимой гигантской пилой, отчего строение опасно перекосилось.

«Жив! — пронеслось в голове у Федьки. — Валить отсюда надо!»

Рядом с ним зашевелилась непонятная куча из бурьяна, досок и земли, под которой оказался оставшийся в живых боец. Мужик сел, очумело, глядя по сторонам. Из одного ужа темной струйкой вытекала кровь.

- Ах ты ж…, - с трудом ворочая языком, пробормотал он и зашарил пальцами по клапану кобуры. Федька почувствовал неладное. — Убью, гнида!

- Эй, эй! Хорош! — заорал Федька, выставляя перед собой руки. — Я-то здесь при чем? Сам чуть не сдох!

- Встал на колени! — завопил в свою очередь егерь. — Быстро, падла!

В этот момент раздалось тарахтение моторов, и на оголившийся пятачок вывалились два легких багги, в каждом из которых сидели по паре княжеских дружинника.

- Матюха! — с одного из них соскочил высокий подтянутый мужчина в камуфляжном костюме с обвесом, в котором кроме пистолета ничего не было. — Ты почему по рации не отвечаешь? Что за взрыв был?

- Старшина! — дружинник поднес к уху ладонь и поморщился. — Один из копателей активировал мощный артефакт. Назначение неизвестно. Не знаю, что с группой. Возможно, погибли.

- Осмотреть место! — приказал старшина остальным. — Все тщательно проверить через магический анализатор. Вещдоки, материальные доказательства применения магии — собрать, сфотографировать. Начинайте! В первую очередь пострадавших найти! Так, а это что за гусь? Тоже копатель?

Старшина подошел к стоящему на коленях Федьке и бесстрастно пихнул его коленом в плечо. Парень едва не завалился на землю. — Живо отвечай: что нашли в раскопе?

- Да не знаю я, — устало ответил Федька, — Ничего не знаю. Я был наверху, на палеве. Кирюха вообще ничего не сказал. Сразу в машину — и деру.

- Этого голубчика под охрану! Глаз с него не спускать! Утром отправим в Торгуев на дознание. Где вели раскоп, сможешь показать?

- Смогу.

- Отлично. Покажешь, расскажешь. Сейчас закончим здесь — поедем.

- А где Кирюха? — еще не придя в себя, глупо спросил парень.

- Дружок твой на молекулы рассыпался, сука! И ребят погубил! Уроды, даже не знаете, что из земли достаете, любители херовы!

Мужик снова занес ногу, чтобы пнуть съежившегося копателя.

- Истерику прекрати, Матюхин! — рявкнул командир. — Живо за работу! Протокол, фотографии, показания приборов. Нужно доложить князю, что здесь произошло.

Часть первая. Телохранитель

Глава 1

Трость, мерно вращающаяся как лопасти ветрогенератора, стала набирать обороты. Мне с трудом приходилось контролировать бешеную энергию, рвущую из пальцев симулякр, превратившийся из кинжала в длинную лакированную трость с набалдашником. Рассекая воздух с гудением рассерженного шмеля, Ясни демонстрировал свою неукротимость и желание трансформироваться во что-то более серьезное и убийственное. Но я не давал ему такой возможности, с каждым разом подчиняя себе древний своенравный артефакт.

Постепенно набрав инерцию, трость превратилась в едва видимую мерцающую окружность. Налившиеся в нестерпимой энергии камни переливались всей цветовой гаммой. Теперь нужно очень осторожно расслоить Стихии по разным направлениям, но не одновременно. Иначе меня унесет за пару километров от места тренировки. Все приходится делать самому, используя в качестве эксперта своенравного Ясни — то еще фантомное чудо. Капризное, к тому же. Если есть настроение — появляется в виде мерцающей фигуры и охотно учит меня некоторым приемам.

Основ магической науки, увы, я от него не дождался. Так, некоторые крохи, которые сейчас использую в практических занятиях. Но меня можно поздравить: я научился распределять Стихии по разным каналам, не смешивая их. А то недавно хохма была: слил каналы Воздуха и Воды воедино. На следующий день в новостях взахлеб рассказывали о небывалом дождевом фронте, пронесшимся над Торгуевым и окрестными поселками и деревнями. Главное, маги-погодники совсем не ожидали, что с востока прилетит дурная туча с тоннами воды.

Ко мне приехали два учтивых господина из Комиссии по магическому надзору и мягко (на первый раз) пожурили за ребячью выходку. Никто, слава Богам, не пострадал, кроме животноводческой фермы на окраине города. Там водные потоки вырыли двухметровый овраг прямо на ее территории. Дело замяли. Подозреваю, что без Щербатова не обошлось. Ржал, наверное, когда выслушивал жалобы пострадавших.

Я овладевал Стихиями постепенно, не смешивая их без надобности, и все равно понимал тщетность своих попыток стать истинным хозяином своих магических способностей. Мало того, теперь приходилось проводить боевые испытания каждой из Стихий по отдельности. Равномерное жужжание вертящейся трости постепенно настраивает меня на решительность. Я начинаю видеть с помощью магического зрения потоки энергий. Светло-лазоревые дрожащие ниточки Воздуха, крутясь по часовой стрелке, сплетаются в плотную косичку и уверенно тянутся в пространство; желтовато-коричневые протуберанцы Земли как ошалевшие от испуга птицы, мечутся в разные стороны, но подчиняясь каким-то своим физическим или магическим законам, остаются строго в своем секторе; багрово-оранжевые искры Огня самые красивые и опасные, завораживают звездной россыпью на темном фоне; бледно-голубая Вода спокойна и умиротворена.

Решительно вздохнув, направляю энергию земной стихии в небольшой холмик, поросший густым кустарником и деревьями черемухи. Пространство вокруг меня едва заметно вздрогнуло, а из трости выплеснулась неряшливая клякса, которая с басовитым гудением понеслась к цели, теряя свои очертания в полете.

Бугдум! Тело ощутило вибрацию воздуха, полы моей куртки взметнулись как крылья птицы и опали, пропустив излишки энергии через себя. С деревьев посыпались листья, кустарники же согнуло чуть ли не до земли.

Не останавливаюсь и формирую кляксу из водных пузырьков, которые в полете начинают вытягиваться и образовывать довольно опасную конфигурацию в виде наконечника копья или лезвия. Неожиданно произошли какие-то изменения в структуре материи — и в холм ударили ледяные сосульки, войдя в плотный дерн чуть ли не на половину.

Я сбился с ритма, и гудящая сфера исчезла. Пропало ощущение восторга и мощи, черпаемой из недр своего организма. Сразу исчезли краски окружающего мира, наступило опустошение.

- Вот это крутяк! — раздался мальчишеский голос из небольшого подлеска с западной стороны, который закрывал мои земли от проходящей в трех километрах от имения автомобильной трассы.

Я побледнел и медленно повернулся, силясь разглядеть зрителя. Вижу только желтое пятно, мелькающее в пышных зарослях молодых елочек.

- А ну-ка, выходи с поднятыми руками! — закричал я, унимая бешено бьющееся сердце. В моих неопытных руках любой сбой в плетении мог закончиться плачевно для зевак. Потому и выбрал уединенное место подальше от строительной площадки, где вовсю шло возведение моего родового гнезда. Надеялся, что здесь никто меня не потревожит. Ага!

Из-за деревьев показался вихрастый мальчишка в желтой футболке с какими-то неяркими рисунками, больше похожими на брызги краски, в тонких спортивных штанах и в потертых бутсах со сбитыми носками. В руке он держал пластиковый бидон с закручивающейся крышкой. Лицо простецкое, горит восторгом. Я сдержался и не стал орать. Жив — и ладно.

- Сюда подойди, — я поманил его пальцем. — Да иди, не бойся. Бить не буду, в лягушку не превращу.

Последнее обещание воодушевило единственного зрителя. А то испугался, что после восторженных воплей получит люлей от страшного мага.

- Здрасьте, — мальчишка с любопытством уставился на меня, мгновенно просканировав с головы до пяток.

- Здорово, шпион! — я придал голосу звуки рушащихся с горы валунов. — Ты кто такой? Откуда взялся? Что вообще делаешь на частной территории? Знаешь, чьи земли здесь?

- Знаю, — пацан смешно сморщился от солнца, выглянувшего, наконец, из-за молочной пелены облачного утра. — Волоцкие здесь живут. Батька сказал, что молодой барин вернулся, дом строит. А я из Лукашино. Деревня тут неподалеку, возле дороги.

- Зовут как?

- Васька Шамарин. Мой отец в автослесарке работает.

- Сюда зачем пришел?

- Так воды набрать, — мотнул головой Васька. — Здесь родничок есть, вода вкусная. Бабка просит иногда, чай варит, глаза промывает. Полезная очень.

- И где он? — заинтересовался я.

- Да за холмом, куда вы ледяные копья метали! Я как раз туда и шел, потом увидел, как вы тренируетесь, и решил посмотреть.

- Ладно, хватило ума не лезть туда! — проворчал я, остывая. — Ты понимаешь, что мог попасть под магический удар! Мало того, сам чуть не пострадал, так еще и мне помешал закончить комплексную тренировку. Выдрать бы тебя прямо здесь!

- Я же не знал! — Васька удивленно захлопал глазами.

- Что ты не знал? — надо пацана немножко припугнуть, чтобы в следующий раз не лез бездумно через лес прямо под боевое кастование. — Не знал, что здесь частная территория? Врешь, паразит! Хозяин приехал — сейчас наведет порядок. Огородит все здесь, штрафы введет! Хочешь, чтобы батька за тебя расплачивался? Воды им захотелось! Все! Лафа кончилась, Шамарин Василий!

- А вы маг боярина? — любопытство перло из мальчишки, несмотря на мою грозную речь. — Говорят, в каждом дворянском Роде есть маги разных уровней.

- Архимаг, — не страдая скромностью, решил себе присвоить второй ранг. А что? С кинжалом Ясни можно и на звание архата замахнуться. Эх, мечты.

- Ого! — глаза Васьки полыхнули. — Покажите пару приемчиков? Ну, таких…простых.

- Простых…, - ворчу я. — Не могу. Я — боевой архимаг, работаю с плетениями, а не с живой материей (и как бы я превратил пацана в лягушку, интересно?). В общем, давай-ка, топай отсюда. Набирай воду — и вали домой. Если в следующий раз бабка вздумает чай попить из чужого родника — лучше предупреди меня заранее. А то хозяин сердиться будет. Нельзя здесь просто так бродить. Запрещено.

- А где вас искать?

- Где стройка — там и ищи, — подсказал я. — Я здесь часто бываю, контролирую рабочих по приказу господина Волоцкого. Понял?

- Да.

- Ну, тогда иди к роднику. Потом — домой.

Пацан чуток разочарован, я вижу. Но ничего поделать не могу. Неквалифицированный маг хуже обезьяны с гранатой. Угроблю пацана во время демонстрации какого-нибудь фокуса… Нет-нет.

Васька исчез за холмом, а я, вздохнув, пошел к «хорьху», ждущему меня на проселочной дороге, уже вычищенной и пригодной для проезда легкого транспорта. Там тоже следует поставить предупреждающие знаки. С самой весны здесь такая активность ведется, что народ с близлежащих поселков и деревень потянулся посмотреть, обеспокоенный шумом самосвалов и экскаватора. Узнав, что вернулся молодой хозяин имения, многие озадаченно чесали затылки. Не знали, что сказать.

Многие ведь приложили руку к разорению сгоревшего особняка и хозяйственных построек. Чуют за собой вину. Теперь живут в напряжении, что я начну за разор судиться. А мне оно надо? Да и как доказать, что именно такой-то и такой-то таскали кирпичи под покровом ночи на своих тележках? Глупости. Но пусть боятся. Полезно для будущих отношений.

Я сел в машину и погнал к имению, где кипела стройка. Компания трудилась ударно, возведя полностью первый этаж. Площадка была заставлена штабелями кирпича, плитки. Отдельно горой лежала арматура, гудела автономная бетономешалка. В общем, полюбовался я на свое будущее жилище, поговорил с прорабом. Семеныч, как все его здесь называли, был опытным строителем, за плечами у которого не один возведенный объект для аристократов. Так что он знал, как не расстроить клиента. Более того, посоветовал мне не мелькать здесь и не раздражать работяг. К осени здание будет полностью возведено, площадка убрана и замощена. Все коммуникации — по плану.

- И когда мне можно будет приезжать? — с усмешкой спросил я напоследок. — Тебе звонить?

Семеныч весело хохотнул и как бы в шутку ответил:

- Да одного раза в неделю хватит. Так, чтобы моих пацанов в тонусе держать.

- Договорились, — я пожал прорабу руку и поехал домой, то бишь в гостиницу, где продолжал жить, упорно отвергая предложения Щербатова переехать в какой-то загородный флигель, ничем не уступающий княжеским хоромам по комфорту.

Уже поздно вечером после ужина, сидя в кресле с бутылкой пива в руках, внимательно изучал узоры на ножнах кинжала. Телефон, лежащий на журнальном столике, отчаянно запиликал. Я с неудовольствием посмотрел на вызов. Хм, Мирослава собственной персоной. Что ей вдруг приспичило со мной поговорить? Или случилось нечто, и требуется мое присутствие?

Чего гадать?

- Да, хозяйка, — пряча усмешку, отвечаю в гулкую тишину.

- Прекрати паясничать, Волоцкий! — тон девушки слегка повышен, чувствуется, нервничает. И слова как-то странно растягивает. Да она под хмельком! — Ты сейчас где?

- У любовницы, — сбиваю княжну с агрессивного настроя.

Удалось. На несколько секунд зависает тишина. Потом взрывается возмущенным воплем:

- Какая любовница? Что за шутки идиотские?

- Мне нельзя уже и девушку завести? — пробормотал я в сторону, а потом снова бросил в трубку заледеневшим голосом. — У меня выходной. Сейчас ложусь спать, чтобы быть в конторе с раннего утра. Довольна?

- Хватит, а? Ты сможешь сейчас приехать в «Оранжерею»?

- Что я там забыл? — странная просьба Мирославы удивила.

- Меня! — раздраженно крикнула девушка. — Ну, пожалуйста! Я сейчас в таком состоянии, что за руль не сяду! А если папка узнает — он же меня, как лягушку из анекдота, наизнанку вывернет…ик! И вообще, мне кажется, кто-то за мной следит с самого города! Черный «скиф» всю дорогу тянулся за моей машиной, и сейчас стоит возле ресторана!

- Чтоб тебя волколак…, - я едва сдержал мат. — Кто это такие? Разглядела хоть что-то?

- Да ничего такого страшного, — язык у Мирославы стал заплетаться. — Мы все равно здесь с девчонками зависаем, но многие разъехались.

- Из наших кто знает?

- Только Лапочкина. Она обещала прикрыть меня, если папка начнет искать. Короче, Волоцкий, хорош трепаться, а? Приезжай. Мне нужно протрезветь и утром с ясной головой идти в контору. Там же куча документов скопилось по транзитным потокам из Швеции!

Вот же дурочка! Начала трепаться не по делу, сейчас нам не хватало еще, чтобы пошла утечка информации!

- Амулеты здоровья примени, в конце концов, — я едва сдерживался, чтобы не заржать. Это же надо так: пробухать весь вечер в загородном клоповнике, забить на свою работу и иметь наглость отрывать меня от законного отдыха.

- Умный, да? — задышала праведным гневом Мирослава. — Забыла дома. Ну, что ты деревянным прикинулся? Приедешь?

- Хорошо, жди меня и не высовывай нос из этой норы… Кстати, а где ты сейчас? Почему такая тишина?

- В туалете, а что? Здесь никого нет, музыка не мешает.

- Да ничего. Не вздумай на улицу выходить. Сиди в зале и не дергайся.

«Оранжерея» — это такой молодежный тусовочный клуб для аристократов. Я бы назвал его местным клубом клана Щербатовых. Там собираются ребятишки дворянского сословия, чтобы славно покутить на природе, покупаться в шикарном открытом бассейне, потанцевать. Глядя на это великолепие, не хочется ругаться, но надо. Я знаю, что там мажоры принимают наркотики, курят галлюциногены и прочую дрянь. Не хватало, чтобы и Мирослава втянулась в это дерьмо. Девушка мне нужна здоровой и с ясной головой. Так что ехать придется.

- Я буду через час. Воды побольше попей, сушняк, поди, долбит? И не жри всякую дрянь, которую вы любите давать друг другу.

- Дурак ты, Волоцкий! Как с княжной разговариваешь! — связь оборвалась.

Вот не знаю, ругаться или нет? Возись с этой взбалмошной барышней, свой выходной теряй. Ну, не зря же князь Щербатов свел нас вместе, зная характер своей доченьки. Досадить таким образом решил, а заодно провести эксперимент: укрощу ли я девку или она первой у меня всю кровь выпьет?

Делать нечего. Собираюсь с сожалением. Недопитое пиво уходит в холодильник. Натягиваю на себя простецкую и свободную одежку, чтобы в случае конфликтной ситуации никакие пиджаки и узкие брюки не мешали. Симулякр привычно повисает на металлической клипсе в кармане. На руках пара перстней: ведущий с сапфиром и алмазный. Для небольших кастований вполне хватит. А на кулаках я и без магии справлюсь.

Аккуратно выехал со стоянки, перекинулся парой слов с охранником, который открыл мне ворота и пожелал приятного времяпровождения. Молодец, никаких вопросов. Здесь многие стараются лишний раз не болтать. Не знаю, по какой причине. Боятся княжеских стукачей?

До «Оранжереи» я доехал быстрее, чем планировал. Дорога пустая, никто не мешает. Гони да гони. Осветив фарами стояночный комплекс, сразу же заметил тот самый «скиф» — темно-серый внедорожник, на котором только на рыбалку кататься. Стоит себе в сторонке, на площадку не заезжает. Успел заметить три силуэта внутри.

Припарковался, заглушил движок и пару минут обдумывал ситуацию. Кто это может быть? Люди князя? Кто-то доложил папаше, что дочка крутится в не в самом порядочном месте? Интересно мне, знает ли Щербатов о дурной репутации «Оранжереи»? Должен знать. Тогда почему не чистит эту клоаку? Свои интересы есть? Вполне себе версия.

Вышел из машины, захлопнул дверцу и неспеша направился к странному внедорожнику. Подошел со стороны водителя, постучал костяшками пальцев по стеклу. Темное полотно дрогнуло и скользнуло вниз. На меня смотрел молодой парень с мордой, которая в образовавшуюся щель никак не пролезет. Упитанный парень, плечи борцовские, пальцы, обхватившие баранку, похожи на сардельки.

- Чего надо? — недружелюбно спросил он.

Я мгновенно зафиксировал остальных. Четверо. Ошибся с количеством. Один спит, уютно сползши вниз по сиденью и положив голову на дверцу. Рядом с ним застыл низкорослый и худощавый тип. Значит, резким должен быть. Мелкорослые всегда такие, особенно жилистые. На соседнем с водителем сиденье такой же «борец», как и тот, который сейчас на меня смотрит.

- Закурить не найдется?

- Свои иметь надо, — ожидаемо ответил водила и закрыл окно.

Намек понятен. Отошел от машины и направился к заведению, откуда через открытую дверь несутся бешеные ритмы танцевальной музыки. Мне перегородил дорогу охранник с шокером на ременном поясе. Активно работая челюстями, сминающими жвачку, он поинтересовался целью моего визита. Ну, да, почему бы не возомнить себя вершителем чужих судеб, если посетитель приехал на скромном немецком «хорьхе».

- Я за княжной Щербатовой, — с легкой улыбкой ответил я, держа руки в карманах куртки. — Можно ли мне забрать ее?

- Кто вы, сударь? — несмотря на странную ситуацию, охранник держался спокойно, вежливо, не быковал. — И с чего вы взяли, что Мирослава Борисовна находится здесь?

- Дурочку не включай, — добродушно улыбаясь, ответил я. — Она просила меня заехать за ней и забрать домой. Или ты хочешь лишиться места?

- Шли бы вы отсюда, сударь, — охраннику стало не по себе. Внутренний голос шептал ему пропустить незнакомца, но служебные инструкции не позволяли таких вольностей. Аристократическая молодежь не любит, когда их тусовку ломают посетители в неподобающей месту одежке. Явно мещанин пробует прорваться внутрь. — Ей-богу, не имею права пускать вас.

- Не пустишь? — я сделал еще один шаг по лестнице и вытащил руки из карманов.

Охранник дернулся и застыл в неприятной для него позиции: рука на полпути к шокеру. Сверкнувшие в свете фонарей камни в перстнях выключили его мозг. Он даже не знал, что делать. Я похлопал ретивого служаку по щеке и вошел внутрь. На меня тут же обрушился шквал мерзостного звука, принимаемого некоторыми за музыку.

Поморщившись, огляделся в поисках Мирославы, но в сверкающей стробоскопическими вспышками темноте невозможно было рассмотреть что-либо, кроме мельтешащих теней.

Пришлось ловить официанта, который шел куда-то с парой коктейлей в руках.

- Братец, а где мне княжну Мирославу найти?

- А она в кабинке сидит, — неопределенно мотнул головой парень.

- В какой? — я что-то притомился объясняться с каждым работником этого гадюшника.

- Подождите, сударь, я покажу, — что-то в моем лице официанту не понравилось, и он быстро смылся. К его чести, вернулся быстро. — Пойдемте.

Парнишка провел меня между бушующими волнами танцующей молодежи в небольшой закуток, отличающийся большей тишиной и наличием четырех огороженных кабинок. Постучавшись в одну из них, он кивнул мне и испарился, словно боялся попасть под гневную руку княжны Щербатовой.

Я не стал дожидаться разрешения, жалея о потраченном времени. Толкнул хлипкую дверцу и вошел внутрь. Быстро оценил ситуацию. За круглым столиком сидят три прилично поддатые девицы. Мирослава среди них, хвала Богам!

- Ой, красавчик какой! — восхищенно хлопая глазами, пьяно засмеялась одна из девиц в зеленом коротком облегающем платьице, сидевшая на боковом диванчике. — Ты кто, мальчик?

- Дедушка Мороз, — ответил я, отчего Мирослава хихикнула. — Подарков у меня с собой нет, а вот Снегурочку заберу.

- А кто Снегурочка? — игриво спросила вторая, миловидная рыженькая, сидевшая рядом с княжной. — Я согласна быть ею!

- Угомонись, Ирина! — толкнула ее в бок Мира. — Сегодня Снегурочка — я!

И она, выкрикнув какой-то клич, воздела руки вверх. Девчонки захлопали в ладоши и предложили мне присоединиться к ним. Цирк на палочке, блин!

- Нам пора, — напомнил я мягко. — Извините, барышни, но я забираю Мирославу Борисовну.

Я ожидал увидеть упертую девчонку, даже готов был применить силу, чтобы увести отсюда свою начальницу, но Мирослава встала и шагнула из-за стола. Бутылка, попавшая под ее нетвердую руку, с грохотом упала на пол.

- Пока, девочки! — она послала подружкам воздушный поцелуй и вцепилась в меня как весенний клещ. — Уф! Штормит-то как!

На княжне было короткое черно-серебристое облегающее платье, и такие же, в тон, туфли на высоком каблуке. Ступая по полу, она неоднократно подворачивала ноги и едва не падала, удерживаемая лишь моей твердой рукой. Похохатывая, Мирослава успевала перекинуться с кем-то парой слов, обещала встретиться попозже — в общем, я употел, пока тащил младшую наследницу клана к выходу. Стыдоба! Завтра по углам начнут шептаться, портить репутацию своему патрону — князю Борису.

Охранник выпучил глаза от такой картины, и в его мозгу что-то щелкнуло, передвинув мыслительный процесс в ненужную для меня сторону.

- Стоять! — решительно перегородив мне путь, сказал парень. Шокер взлетел вверх, направляясь в мой подбородок.

Тело мгновенно среагировало на опасность. Модификаторы послали импульсы всем нужным мышцам через нейроны, готовя своего носителя к боевому ритму. Вместе с повисшей на руке Мирославой я отклоняюсь назад чуть ли не до хруста в позвонках, умудряясь сохранить равновесие, и перехватываю свободной рукой запястье с травматическим оружием. Скручиваюсь вбок и дергаю охранника на себя с одновременной подножкой. Парень летит носом в дверь и с грохотом открывает ее своей глупой головой.

И тут очнулась Мира.

- Болван! — завопила она. Остроконечный носок туфли врезается бедолаге в ребра. — Идиот! Ты что творишь? «Волчий билет» захотел, придурок?

- Княжна, простите меня! — охранник даже не думал вставать, получая очередной тычок.

- Хватит! — рявкаю я, выведенный из себя дурацкой ситуацией. Уже все надоело. Беру в охапку девушку и тащу ее к своей машине, краем глаза отмечая оживление в салоне внедорожника. По спине пополз холодок, отдающий неприятным жжением в крестце. Это появилось у меня совсем недавно, как я стал ощущать токи своего Дара. Магия помогает мне ощутить опасность, исходящую от чужой машины. Кто же это такие? Залетные?

Я открыл дверь и помог Мире сесть в кресло, заботливо застегнул на ней ремень безопасности, нечаянно проведя рукой по упругой груди, что резко снизило мою самодисциплину, сами понимаете. А хороша! Девушка спокойно перенесла мой косяк, но что-то неразборчиво пробормотала.

- Все, сейчас поедем, — сказал я, когда сел за руль. Снова кидаю взгляд на «скиф». Пока ничего необычного. Никто к нам не бежит и не садит из стволов по машине.

- А моя машина? — вскинулась Мирослава. Голос уже чуточку протрезвевший.

- Я утром пошлю Гиви. Он заберет твою зверушку, — пообещал я. — Представляю, как обрадуется парень, когда сядет за руль «Мазератти»!

- Если разобьет — я его казню на городской площади, — кровожадно пообещала княжна. — Ох, как же я спать хочу!

- Ничего, скоро в своей постельке окажешься, — я стал разворачиваться, одновременно с этим контролируя «скиф». А ребятки-то намылились за нами в самом деле! Черт, паскудство полное! Кто они такие? Какую цель преследуют? Ну, это понятно. Мирославу пасут. Но зачем?

Четверка во внедорожнике и не скрывала своих намерений. Как только я выехал с территории «Оранжереи», они увязались за нами и держались в пределах видимости. Попробовал оторваться — «скиф» тоже увеличил скорость. В голове проносятся десятки вариантов. Проехать, нарушая правила, под камерами, чтобы дорожная полиция среагировала? Или резко свернуть в какую-нибудь подворотню? Город я знал назубок, кроме новых микрорайонов, растущих длинной кишкой в западном направлении. Щербатовский особняк находился в старом районе, так что можно и попробовать.

Кидаю взгляд на Миру. Кажется, задремала, откинувшись на кресле назад. Даже похрапывать стала. Нашим легче. Притапливаю педаль газа — «хорьх» заурчал сытым котом и рванул по пустынной трассе. Через пять километров начнутся дачные поселки. Именно здесь нужно поиграться с преследователями. Посмотрю, как будут реагировать.

Мимо пронеслись белые строения местного санатория, освещенные яркими фонарями. Густой подлесок врезался в его территорию, образовывая уютную зону отдыха. Но мне не до красот. Увеличиваю скорость. Шкала спидометра дернулась и перескочила за цифру сто. Где там наши недружелюбные ребята?

«Скиф» уверенно шел за мной, выхватывая светом фар из ночи мою машину. Вот уже показались огни дачных поселков. И мой «хорьх», словно хлебнув воды, закашлялся и резко стих. Его как будто вырубили на ходу. Мгновенно осматриваю приборную панель. Топлива хоть залейся. Рулевое колесо крутится, и я хотя бы могу контролировать движение, не съехать в кювет. Но «хорьх» обиженно снизил скорость и вскоре остановился.

- В чем дело? — совершенно трезво спросила Мирослава. Она, оказывается, уже не спала и с тревогой смотрела на мои потуги завести мотор. — Ты почему балуешься магией? Места другого не нашел?

- Магией? — я удивленно смотрю на девушку. — Я даже маленькое плетение за рулем не сотворю. Мне делать нечего?

- Кто тогда остановил машину? Ты?

Я все понял. На меня, точнее, на электрику воздействовали ударным плетением, потому что ни одна дальнейшая манипуляция не привела к результату. Мы остановились, а «скиф», снизив скорость, медленно подъезжал к нам.

- Так это те самые уроды! — в голосе княжны послышались нотки паники. Она лихорадочно дернула на себя бардачок и стала там рыться. — Демоны! Это же не моя машина! Дай мне телефон, я позвоню отцу!

- Он не успеет приехать, — сказал я, разглядывая остановившийся в десяти метрах от нас внедорожник. Ладонью машинально хлопнул по карману, где висел Ясни. Пора мальчику поработать. Гиви все время удивляется, почему его босс не ходит с оружием. А я действительно почувствовал себя увереннее именно с кинжалом. Сросся с ним, можно сказать. Он мне иногда подсказывает дельные мысли. — Не надо никуда звонить. Я попробую с ними сам разобраться.

- Ты с ума сошел? — чуть не взлетела Мирослава. — Да тебя маг одним хлопком на молекулы рассеет!

Думаете, я на самом деле сошел с ума? Может быть. В моей голове мгновенно пронеслось несколько вариантов развития, каждый из которых мне не нравился. Если Щербатов узнает о стычке на пустынной трассе на окраине города, он сразу задаст вопрос, а куда глядел шеф группы безопасности? Отдыхал? Вот как? А почему он отдыхает, когда княжна по каким-то делам вздумала поехать в «Оранжерею»? Есть заместители? Есть. Почему не обеспечили охрану? И Гиви может поплатиться за свою беспечность. Удастся отбиться — придумаем какую-нибудь историю. Щербатов не должен знать, что Мирка, пренебрегая собственной безопасностью, подставляет не только себя, но и весь клан под неприятности. Я сам хочу разобраться со своими врагами. Мне помощники не нужны.

А у меня ведь есть свои планы на младшую дочь князя Бориса.

Князь не должен знать о попытке нападения. Вернее, он все равно узнает, но у меня будет время, чтобы предупредить своих помощников и отрепетировать рассказ, который преподнесем Щербатову. Я справлюсь. Пусть в ситуации, где заведомо я проигрываю в качестве мага, у меня есть «солнечный доспех». И владеть им могу без дрожи в руках. Убойную мощь Ясни я уже оценил на дороге, ведущей в Югорск. И почему судьба испытывает именно на трассах? Насмешка Богов? Завладел, типа, артефактом, вот и мучайся.

- Сиди на месте и ничего не бойся! — решительно сказал я. — Никому звонить не надо.

- Колояр! — голос Миры дрогнул. — Не вздумай с ними свои права качать или на драку их спровоцировать. У них маг со стихией Воздуха. Это он электрику «уронил». Видишь, по всей дороге фонари погасли? Постарайся зубы им заговорить. А я дружину вызову.

Ничего не сказав, я выскочил в бархатистую прохладу ночи, закрыв глаза. Несмотря на воздействие мага, фары «скифа» исправно освещали мою фигуру вместе с машиной. Отхожу чуть в сторону, чтобы свет не слепил сетчатку, и направляюсь к внедорожнику.

- Ребята, вы хамы, — громко говорю я, заметив три силуэта, маячащие передо мной. — Почему воздействовали на мою тачку магическим ударом? Буду жаловаться…

- Да хоть кому жалуйся, урод! — голос принадлежит тому качку, который сидел рядом с водителем. — Щас отпрыгнул в сторону и не мешайся! Девку мы заберем с собой. Все, свободен.

- А вы знаете, чья она дочь?

- Конечно, знаем, — вперед выступил тот самый, который спал на заднем сиденье. Лица не разгляжу. Но всеми клеточками ощущаю опасность. Да и артефакт возмущенно задергался в кармане. Что ж, если пошла такая пляска — дам Ясни покуражиться. Неужели передо мной маг? — Ты нам совсем не нужен. Можешь валить отсюда.

- А меня вы знаете? — никак не угомонюсь я.

- Знаем, — хохотнул борец. — Охранитель княжеского сочного тела.

- Заткнись! — оборвал его маг и вздернул руку, на которой стал формироваться лиловый сгусток с белесыми прожилками, похожими на разряды молний. Точно, «воздушник» с электрическими элементалями! Права Мирослава.

- Прекрасно, судари! Сами напросились! — я вытаскиваю из кармана симулякр и привычно отдаю мысленную команду на трансформацию. Пальцы мгновенно ощущают приятный холодок и дрожь вытягивающихся в длину ножен. Мне не удалось добиться от артефакта возможности носить его без красивого серебряного аксессуара. Ясни предупредил, что может «работать» лишь в паре со своими ножнами. Какая-то магическая связь между ними, неподвластная даже его уму. Вот и думай, а кем был мой невидимый товарищ: трансформером или все-таки антропоморфным существом? — Назовите ваши имена, сдайте оружие и проследуйте до ближайшего поста дружинников.

- Ты дурак, или жить надоело? — резко спросил третий, начиная движение с левой стороны. Он еще не понял, что произошло с моей рукой.

Мне нужно время, чтобы Мирослава дозвонилась до отца. В драку я вступить не боялся. Даже лучше, если смогу еще дольше задержать придурков, вздумавших выкрасть княжну.

- Назад, Фрол! — заорал маг и метнул в меня сгусток.

Вот чего у колдунов не отнять, так это чувства опасности, цепляющегося зубами за холку. Как он сообразил, что я готов ударить магией не колеблясь?

Трансформированный кинжал принял на себя воздушно-электрический шарик, и к моему удивлению, втянул его в себя. Пальцы онемели, но через несколько секунд пришли в норму. Независимо от моих желаний Ясни вытянулся еще дальше, превращаясь в ударную трость. Автоматически перехватываю его и начинаю вертеть, чувствуя, как загудел вокруг меня воздух.

Первым пострадал Фрол, пытавшийся обойти меня сбоку. Я сформировал каналы и пустил по одному из них водную струю, которая вошла в грудь похитителю замерзшей остроконечной сосулькой. Был Фрол — да сплыл. Извини.

Мозг пискнул об опасности. Маг-неприятель, слегка ошарашенный таким поворотом дела, решительно пошел в атаку. Воздушный кулак прилетел в мою сторону, отбросив меня на багажник «хорьха». Я банально не успел перестроить каналы, чтобы врезать по колдуну. Но трость держал в руках крепко. Пара взмахов — и желто-оранжевые искорки, сплетаясь в замысловатую фигуру какой-то птицы, взмыли вверх и после двух витков над головами нападавших, обрушились на голову мага и стоявшего рядом с ним дружка. Честно, я даже не думал, что сотворю такую странную форму. Хотел просто отмахнуться, чтобы ко мне никто не приближался. Получить по голове тяжелым набалдашником — то еще удовольствие.

Маг успел сотворить защитный купол, а вот напарника просто смело жаркой волной в кювет. Он что-то заорал от боли, но быстро затих, поглощаемый огненной волной.

Все произошло очень быстро. Это мне казалось, что время предательски растягивается и не дает мне отреагировать на опасность. Тем временем птичка, отогнанная лиловыми протуберанцами, обиделась и, раскалившись добела, присела на внедорожник. Жар достиг бензобака.

Пф-фф!

Пришлось рыбкой лететь на асфальт и распластаться на нем, вжимаясь всем телом. Волосы на затылке затрещали, а кожа, по моим ощущениям, стянулась в маленький комок боли. Еще мгновение — и все затихло. Только «скиф», потрескивая растекшимся лаком и пластиковыми деталями, горящим факелом освещал крыши дачных домов.

- Колояр! — раздалось быстрое цоканье туфель, и надо мной склонилось встревоженное лицо Мирославы. — Ты жив?

- Ох, ты! — я со стоном перевернулся на спину, крепко сжимая в руках кинжал. Удивительно, как не выронил его. — Как же жжет спину! Я не сгорел?

- Волосы немного опалило, — ее рука провела по моему затылку. — Одежду кое-где прожгло. Ты можешь встать?

- Да, сейчас, — как бы мне не было трудно, надо быстрее приходить в себя и валить подальше от места драки. Скоро здесь будет полиция и дружина вместе с магами. — Садись за руль. Я сейчас… Ты вызвала дружину?

- Да фиг там! — неожиданно выпалила княжна. — От телефона осталась спекшаяся пластмасса.

- Бесова задница! — выругался я. — Теперь новый аппарат покупать!

- Тебя только это беспокоит? — ошарашенно спросила девушка.

- Конечно! Как я без телефона! — со стоном поднимаюсь, и Мирослава отдергивает со злостью свою руку. Шипит что-то рассерженной кошкой. Но я не обращаю на нее внимание.

Лихорадочно смотрю по сторонам. Водитель однозначно погиб. Из лежащих я обнаружил только бездыханное тело мага (удивительно, почему его не спас купол?) и того, который улетел в кювет, обгорелого.

Тоже не дышит. А где четвертый? Нет его, испарился вместе с машиной. Быстро ощупываю карманы неизвестных наемников. Никаких блокнотов, записок, кошельков. Из добычи только десятизарядный «Болт», пара амулетов на шее мага и обрывок какой-то газеты. Пригодится. Вдруг смогу выудить какую-то информацию.

Бегу к «хорьху», падаю в кресло и кричу:

- Почему до сих пор стоим? Погнали!

- Не ори! — огрызнулась девушка, устраиваясь на водительском месте. — Хорошо, что движок заработал. Сейчас поедем!

Что «хорьх», что «мазератти» — для взбалмошной княжны все одинаково. Она вытягивала из моего конька все силы. Машина с ревом вылетела на городские улицы, сделала несколько серьезных заносов, от которых мне пришлось спасаться, крепко вцепившись в ручку над дверью. Успокоившись, девушка снизила скорость, поехала к моей гостинице.

- Тебе надо домой. Время позднее, — предупредил я. — Отца твоего уже разрывает от злости, что ты не отвечаешь.

- Не выдумывай, чего не знаешь, — фыркнула Мира, и левой рукой ловко отбросила челку со лба. — Мне не шестнадцать лет, чтобы отчитываться за каждый шаг. Ты в курсе, что он тебе доверяет?

- Неужели? — сделал удивленное лицо. — И к чему такой пассаж?

- К тому, что не приставил ко мне дополнительно людей Мисяя, заодно дублируя твою службу безопасности. Не выношу этого хмыря!

Мирка уже протрезвела, и этот зубовный скрежет про Мисяя не от алкогольных паров, а вполне осознанный крик души.

- Допустим, — осторожно ответил я, поглядывая по сторонам. Едем прилично, не привлекая внимания полиции. — Откуда у князя такая уверенность в моих силах и возможностях?

- А вот этого, господин Волоцкий, я не знаю! — усмехнулась девушка. — Можешь сам у него спросить. Вдруг он тебя проверяет. Как шпана говорит? На вшивость.

- Угу, — пробормотал я. — Ты, давай, домой поезжай. Не забывай, что это моя машина, и не мне выходить первым.

- Ты про мою тачку не забудь, — озаботилась Мира.

- Не переживай. Сказал же, что Гиви пригонит ее утром прямо к офису.

Откинувшись назад, я прикрыл глаза. Наступил откат, и организм потребовал энергетической подпитки. А еще пожрать бы. Мощно меня приложило, даже модификаторы не помогают. Ломает всего.

- Все хочу спросить, — княжна бегло взглянула на меня. — Что за меч у тебя в руках был? И куда исчез, пока ты карманы ублюдков обшаривал?

- Мой родовой артефакт. А ты думала, как мне удалось победить противника, сильнее меня по рангу? Только таким образом.

- А…где он? — сквозь маску безразличия чувствуется жадный интерес. — Что за фокус?

- Никакого фокуса. Клинок у меня за пазухой.

- Покажешь?

В голосе ни грамма приказа. Скорее, просьба маленькой девочки, избалованной всевозможными проявлениями волшебства, увидевшей настоящее чудо.

- Не могу. Оружие завязано на мою кровь. Очень много запретов поставлено передо мной. — несу чушь, понимая, как несвоевременно показывать симулякр представителю аристократического рода. Один до сих пор копытом бьет, желая заполучить артефакт. Хорошо, что я его отвлек раскопами на Курганных землях. Третий месяц вскрывают могильники.

- Вредина, — по-простецки обвинила меня девушка. — Не хочешь светить свои дополнительные возможности, потому что опасаешься моего отца?

Ты права, девочка. Нет желания отдавать в руки своего врага даже малейшую каплю информации. Пусть накручивает в своей голове версии и сам боится. А змея пока поспит, свернувшись, за пазухой.

Глава 2

Глава вторая

Раннее утро не располагает к мыслительной деятельности, когда требуется анализировать прошедшие события. Я с Ириной благодушно попиваю кофеек, с трудом удерживая в пальцах тонкую ручку изящной чашечки из офисного сервиза. Лапочкина более привычна к таким аристократическим излишествам, держит руку на излете, оттопырив мизинец. Она делает пару неспешных глотков, замирает на несколько секунд и снова оживает. Так можно часами вести беседу, но мы молчим. Изредка посматривая на настенные часы в квадратной черной рамке, которые неумолимо указывают на один вопиющий факт: наш главный босс, княжна Щербатова безнадежно опаздывает на службу.

- Уже два часа прошло, — правильно расценила мои телодвижения Ирина. — Ты точно довез ее до дома?

- Она лично сидела за рулем моей машины и безжалостно рвала коробку передач, — лениво ответил я. — Даже в щечку не поцеловала на прощание. Никакой благодарности за героическое спасение из лап наемников. Я свою работу провел ювелирно. А в ответ лишь презрительное хмыканье.

- Кстати, — на губах Лапочкиной мелькнула улыбка. Она отставила чашку в сторону. — Кто мог провести силовую акцию под боком клана Щербатовых? С такой наглостью я никогда не сталкивалась. Ты говорил, что нашел какие-то вещи в карманах наемников.

- Ничего интересного, — я выгреб из своего портмоне вражеские амулеты и клочок газеты, уже расправленный с помощью утюга в своем номере. Целый час убил, чтобы разобраться в напечатанных строчках, заляпанных то ли жиром, то ли маслом. Колбасу в газету заворачивали, что ли? — Никаких выводов пока не могу сделать.

Ирина зацепила пальчиками шнурок одного амулета и поднесла к глазам. Ноздри ее зашевелились, словно молодая женщина принюхивалась к вещице.

- Амулет, судя по всему, не боевой, — сказала она. — Похож на отслеживающий маячок. Или на какой-то технологический артефакт. А вот второй — вполне себе годная вещица. Такие амулеты в нашем княжестве не делают. Это я точно тебе говорю. Наши артефакторы обычно используют для защитных или дублирующих атакующих амулетов хризолит или агат. Не спрашивай, почему именно такие камни. Традиция, мать ее. А вот именно этот амулет сделан из мориона — черного кварца. Обычная его магическая суть — вызов духов или мертвецов. Все зависит от силы, закаченной в камень.

- Ты так хорошо разбираешься в камушках, — без тени усмешки произнес я, даже с толикой уважения. — Признаюсь, впечатлен. Спец!

— Приходилось по долгу службы, — усмехнулась Ирина. — У нас даже курсы были по амулетам. Из каких камней их делают, для чего предназначены, и прочие премудрости. Для девушек, в первую очередь, была важна красота поделочных и драгоценных камней. Пропускали мимо ушей магические формулировки…. Скучно же!

- А ты, получается, не пропускала?

- Кое-что запомнила, — Ирина гибко потянулась в кресле и тоже уставилась на стрелки часов. — Н-да, странно. Может, князь убил свою младшенькую?

- Не должен, — уверенности в моем голосе не было. И правда, что с Мирославой произошло? — Три-четыре часа на сон, побудка, помывка, помощь мага, чтобы убрать похмельный синдром. И макияж. Ах, да! Вот где причина!

- Солдафон! — фыркнула помощница, выслушав меня. — Много ты понимаешь в макияже! Ну как молодая барышня без него да с бодуна придет на службу? Давай, лучше разберемся с газетой. Что там интересного?

Она аккуратно взяла клочок компромата и буквально вцепилась взглядом в текст, который был напечатан полужирным шрифтом. Речь в нем шла о каких-то плотинах и верфях. В общем, водная тема. Ни названий городов, поселков, населенных пунктов или географических привязок — ничего. Как будто специально оторвали именно этот участок газеты. Хоть бы одно имя, город или фирма!

- На первый взгляд — никаких зацепок, — подтвердила Ирина. — Здесь пишут о каких-то верфях. Если так, то можно предположить местонахождение исходника… Речные или морские порты — больше никаких идей.

- А плотины? Они-то при чем?

- Плотины могут сооружать на реках, — призадумалась Лапочкина. — Колояр, я могу взять себе эту бумажку? Попробую через знакомых ребят хоть что-то выяснить.

Я разрешил. Мне не жалко. Весь текст я тщательно переписал в блокнот, не теряя ни единой запятой, ни единой буковки. Не зря пару часов корпел с увеличительным стеклом.

За дверью что-то грохнулось на пол, раздался вскрик нашей верной секретарши, потом ее невнятный голос, и резкий — Мирославы. Прибыла, наконец-то.

Дверная створка распахнулась. На пороге появилась княжна собственной персоной в весьма симпатичном коротком платье, подчеркивающем стройность ее фигуры и ножек. Туфельки в тон платья, бирюзовые с позолоченными застежками. Прическа… Нет ее, а только распущенные волосы по плечам и спине. Лицо взбешенное, но без следов похмельного синдрома. Очень цветущая и красивая девушка, словно не выпившая вчера изрядное количество вина. И не пинавшая несчастного охранника с кровожадными воплями.

Не глядя на нас, она процокала каблучками туфель до своего места и опустилась в кресло. Испуганной мышкой в кабинет заглянула Маргарита, и удостоверившись, что мы не поубивали друг другу, плотно закрыла дверь.

- Что? — княжна уставилась на нас, словно впервые увидела. — Колояр, где моя машина? Ты обещал, что она будет возле офиса!

- Здравствуйте, Мирослава Борисовна, — вежливо ответил я. — День чудесный, правда? И вы прекрасно выглядите, несмотря на некоторые обстоятельства…

Мирослава вспыхнула и одарила меня взглядом кобры, готовой цапнуть наглого нарушителя ее территории. Рука потянулась к бутылке с минералкой, которую я заранее поставил на ее стол. Приложившись к горлышку, девушка сделала несколько глотков, словно она портовый грузчик, а не изящная аристократка. Сушняк, м-да. Понимаю. Никакой магией не исправить.

- Гиви уехал за ней час назад, — примирительно сказал я. — Скоро здесь будет. Не нужно беспокоиться.

- Что у нас по переговорам? — Мирослава не собиралась успокаиваться. — Где Бессонов? Почему я его не вижу на рабочем месте?

- Касьян Иванович с самого утра подписывает документы с лопарями, — сказала Ирина. — Я лично сопроводила его вместе с Рогачевым и Анисимовым до переговорной.

Бессонов, кстати, заместитель Мирославы — родовой дворянин, клановый работник, менеджер, удивительно головастый мужик. Его к нам приставил сам князь Щербатов. Здесь даже дочь ничего не смогла поделать. Офис «Интерлогиста» — не детская забава, а вполне серьезная структура в клановом бизнесе.

Витька Рогачев и Андрей Анисимов — младшие клерки, помощники Бессонова. Шустрые ребята, тоже не с улицы. Из приличных купеческих семей, крепко дружащих с Щербатовыми. Здесь папаша сделал хитрый ход, не стал давить на Мирославу, навязывая целую кучу нужных ему людей, а все отдал нам на откуп. Ирина с Гиви на всякий случай проверили все следы и хвосты клерков, и дали добро. Мне-то что, согласился. Моя стратегическая цель не в собирании вокруг Мирославы крепкого спаянного коллектива, а планомерное расшатывание кланового фундамента.

- С финнами? — наморщила лоб Мирослава и застучала по клавиатуре. — Это те самые, из «Сан Вэлли»? Господин Пекконен?

- Ага, пробный груз через Торгуев. Десять тон молочной продукции, — подтвердил я. — Дело срочное. Нужно предоставить лучший транзит с наименьшими издержками.

- Ну, ничего. Касьян Иванович справится, — пробормотала Мирослава. — О, Боги! Какой день-то дурной!

- Лекарь не снял симптомы, — я посмотрел на Ирину, а та в ответ пожала плечами. Потом встала и вышла из кабинета. Наша коморка находилась через стену с отдельным входом, а вот приемную сделали общей. Надо бы Маргарите вторую помощницу, чтобы работала исключительно по нашим посетителям.

Некоторое время Мирослава сидела молча, прижав пальцы к вискам.

- У меня не болит голова, — вдруг сказала она. — Мне сначала пришлось выслушать нотации от матерей. Потом отец снял стружку. Он-то сразу просек, что я хорошо выпила. Амулеты не успели вывести токсины. Только приняла душ, как в доме начался хаос. Кто-то проник на Курганные Земли и раскопал древнюю могилу. Охрана перехватила идиотов возле заброшенного поселка, но один из них активировал какой-то артефакт. Рвануло так, что сбрило все постройки. Погиб один из копателей и двое егерей. Одного браконьера удалось схватить, его привезли в город. Я даже не выспалась! Там такой тарарам!

Даже интересно стало, почему князь мне сразу не позвонил, как только увидел доченьку в неподобающем состоянии? Мог бы высказать свое недовольство, но я спокойно спал остаток ночи, и никто не тревожил. Почему?

- Сочувствую, — сказал я искренне, потому что сам мало поспал. — Ты отцу рассказал о нападении?

- Не успела, — потупилась девушка. — Знаешь, из головы как-то вылетело!

- Сегодня еще получишь, — предупредил я. — Патрульные службы уже обнаружили сгоревшую машину. Сигнал, наверняка, ушел к князю. Проведут расследование, выяснят с помощью магов, что произошло. Давай, я свяжусь с Борисом Даниловичем, все объясню.

- Зачем тебе это надо? — откинувшись на спинку кресла, Мирослава снова схватила бутылку с водой.

- Затем, что я твой личный окружник, — рассердился я. — Это телохранитель, если перевести на доступный язык. Только смысл разный вложен.

- И в чем смысл слова «окружник»? — с любопытством посмотрела на меня девушка.

- Окружник — самый близкий человек, того, кого охраняет. Не клиент, а именно человек, завязанный на душевном родстве, который без колебаний примет смерть за своего подопечного. В древности такие люди работали не за деньги, а за совесть.

- Тогда ты — телохранитель, — рассудила Мирослава. — Тебе платят деньги, и ты защищаешь меня по необходимости. Не будешь же настаивать на какой-то симпатии между нами? Я вот тебя иногда на дух не переношу.

- Ты тоже вредная, — пожал я плечами, — а деньги я получаю не за твою охрану, а за работу в офисе. Налицо подмена понятий, но мы же этим не заморачиваемся!

Мирослава встала и прошла по кабинету до двери, потом повернулась и направилась к окну. Долго смотрела на расстилающийся с высоты десятка этажей городской пейзаж.

- Не будем ссориться, — неожиданно мягко сказала княжна. — Я немножко испугалась вчера, если честно. Спасибо, что защитил меня. Ты еще не разобрался, кто это был?

- Не в моих силах вычислить эту банду, — проворчал я. — Буду звонить князю. Покушение на кровного родственника — это, знаешь ли, не игрушки. Конечно, приложу все силы и возможности, чтобы выйти на след этих козлов. Но следователи справятся лучше.

- Хорошо, звони, — пожала плечами Мирослава, не оборачиваясь. — Ага, вот и Гиви приехал!

В ее голосе послышалось больше радости, чем от общения со мной.

- А ты переживала! — я усмехнулся. — Так я поехал разговаривать с твоим батюшкой?

Окидываю ее взглядом, неестественно выпрямленную, и отмечаю, что вчера княжна выглядела не в пример живее. Там она была настоящей, пусть и вредной. Махнув рукой, перешел из ее кабинета в свой, где уже крутился Гиви. Ключи от «мазератти» лежали на краю стола. Ирина пыхтела над клочком газеты, пытаясь выудить из него хоть минимум информации. По ее виду — все печально.

- Кто-нибудь слышал о ночном раскопе на Курганных Землях? — ради интереса спросил я, цапнув ключи со стола. Положил себе в карман. Потом Мире отдам. А то опять куда-нибудь улизнет.

- А что произошло? — подняла голову Ирина.

- Какому-то счастливчику — или дебилу, тут как посмотреть — удалось в раскопе найти некий артефакт. Вообще-то их было двое. Засекли парней, стали преследовать. А один из них применил находку. Оказалось, в их руках был боевой артефакт. Взрыв вышел что надо. Ну, одного так и не нашли. По кусочкам, говорят, переселился на небеса. Второй дает показания.

- Тебе Мирослава сказала? — Гиви закинул ногу на ногу и тщательно изучал атлас и что-то выписывал на листок бумаги.

- Да. В княжеском особняке все на ушах стоят.

- А я видел, что ты натворил на дороге, — Гиви с хитрецой посмотрел на меня. Ему было плевать, что произошло на Курганных Землях. Не его епархия, чего переживать-то? — Это надо же так уничтожить машину! Какие заклятия применял, шеф? Там все на сто метров вокруг выгорело. Дорожная полиция суетится, даже архимаг Зотов там засветился. Ползает по дороге, вынюхивает что-то.

Ирина оторвалась от газетного клочка и с любопытством стала ждать от меня объяснений. Перебьются.

- Вы работайте, работайте, — я направился к двери. — К вечеру дадите мне версии по вещдоку.

- А ты куда? — встрепенулась Лапочкина.

- К князю на эшафот, — я притворно вздохнул. — Глупенькая девочка посчитала, что может скрывать от своего родного папки попытку ее похищения. А я понадеялся на ее покаяние. Подозреваю, что Щербатов еще не знает.

- Ой, что будет, — без тени страха кинула мне в спину Ирина. — Ты держись, шеф. Мы за тебя пальцы скрестим. Не забудь преемника назначить.

- Зачем это? — я остановился на пороге.

- А вдруг князь тебя прибьет? Кто займет кресло директора Службы Безопасности?

Ох уж, эти женщины. Без подколок не могут.

- Работайте, — сурово повторил я и притворил за собой дверь.

****

Ирина, если разобраться, дала правильный совет. Щербатов от таких новостей меня обязательно укатает в асфальт, а сверху надгробную стелу поставит весом в пять тонн, чтобы не выбрался. Я совершил пару непростительных косяков: не проконтролировал передвижение Мирославы от офиса до дома (кто же знал, что ее потянет развлечься), а потом влип в историю с нападением неизвестных. Сосредоточенно ведя автомобиль, пытался выстроить диалог с князем. Беда, что я вообще не знаю, как себя вести с разгневанным папашей. То ли защищаться с помощью оборонительных плетений, то ли выслушивать поток брани. Убить он меня, конечно, не сможет. Я теперь и сам с зубами.

Предварительно я связался с Павлом — его старшим сыном. Он откликнулся тут же, словно ждал моего звонка.

- Привет, княжич, — с волнением вслушиваюсь, чтобы понять степень его информированности.

- А, Колояр! Здорово! — у Павла настроение неплохое. Голос бодрый. — Как вчера отдохнул?

К чему это он?

- Неплохо так, — осторожно виляю по скользкой тропке. — Какие новости?

- В офисе не был, что ли? На работу не тянет?

Княжич хохотнул.

- Был, заскочил ненадолго. Мне бы с твоим отцом поговорить. Не знаешь, где он?

- Дома. Собрал всю личную гвардию, дает распоряжения. Ночка еще та вышла! Пара идиотов разрыла курган и нашла артефакт…

- Про это я слышал, — оборвал я Павла. — Что-то еще?

- За городом нашли обгоревшую машину. Высокий остаточный фон примененной магии. Там все непонятно. Кто-то на наших землях балуется древним колдовством… Ладно, — спохватился Павел, обрывая свой разговор. — Я предупрежу отца, что ты к нам едешь. А то попадешь под горячую руку. Все, бывай.

- Бывай, — я отключился и бросил телефон на соседнее кресло. Два события, не связанных между собой, произошли в одну и ту же ночь. Кто-то, не подумавши, активировал находку, и его разорвало на части. Говорю же — идиоты. А участником второго стал я и Мира. Чудом живы остались. Н-да, будь я каким-нибудь эзотериком, тут же выдвинул бы версию о приходе в наш мир чудовищного зла. Так легче воспринимаешь непонятное. А Зотов — этот архимаг из магического стойла архата Невзора — ушлый тип. Каким-то образом вычислил, что применено непонятное заклятие, и даже указал, что оно древнее. Ухо востро надо держать с магом из Управления Княжеской Безопасности. Это же он когда-то задерживал меня в городе, когда мне пришлось выполнять спецзадание Жароха будучи кадетом.

Мой «хорьх» внешняя охрана князя уже знала в «лицо», но для порядка остановила перед задвинутыми створками изящных, вручную выкованных ворот; один из парней наклонился, вглядываясь в того, кто сидит за рулем, что-то буркнул и махнул рукой, разрешая проезд.

Поставил машину скромненько, с самого края автостоянки, чтобы не портить видом бюджетного авто сверкающие тачки хозяина и его жен, архата Невзора, Мисяя и супруги Павла. Все дома. Не спеша вылезать наружу, посмотрел на белоснежный фасад дворца, утопающего в нежной зелени деревьев, на аккуратные клумбы с цветами, чистые дорожки — это я так релаксирую, обретаю силу духа. Потом провел рукой по левой стороне груди. Ясни на месте, прикинулся авторучкой. Если будет угроза жизни — дьявол со всеми ими! Вытащу симулякр и постараюсь унести с собой парочку уродов: мага и начальника СБ. Князь… Щербатов, конечно, мозговой центр, но его «руки» — те еще цепные псы.

Во дворец меня не пустили. Здесь сработала иная система проверки. Сначала старший охранник с нашивками десятника потребовал какой-то допуск, которого у меня не было, а потом достал рацию и пробубнил в нее о моем прибытии. Только после консультации сказал помощникам — двухметровым столбам с кулаками-гирями — чтобы обыскали меня, после чего дали разрешение на проход.

Князя я нашел в Летнем гостевом зале в самом дальнем крыле дворца. Огромная комната выходила панорамными окнами прямо в густой тенистый сад, половина стены — раздвижная, чтобы присутствующие могли сразу покинуть зал и выйти насладиться свежим воздухом. Пол покрыт дорогущим паркетом с рисунками каких-то баталий всадников с неведомыми мне зверями. Из мифологии, видать, сюжет. Красиво. Сами рисунки выложены из шпона драгоценных деревьев и тщательно затерты бесцветной мастикой.

Удивительно, что Невзора я среди небольшой кучки мужчин не увидел. Щербатов в легкой белой рубашке, высокий и кряжистый, выделялся среди своих подчиненных породистостью и блеском драгоценных колец. Даже запонки золотые нацепил. Так, а Мисяй здесь. Куда же без него. Рядом с ним, страдальчески сморщив лицо, словно зуб заболел, топчется мужичок в камуфляжной форме с нашивками егерской охраны из Курганных Земель. Он моложе Мисяя лет на двадцать, но на висках отчетливо просвечиваются седые волоски. Н-да, служба не сахар.

Четвертого я уже где-то видел. Лицо смутно знакомое. Помянул, называется, черта! Только что думал о Зотове — а он сам нарисовался, собственной персоной. Заметив меня, чародей не стал морщить лоб в попытке вспомнить в молодом здоровом парне того самого бегунка из кадетской школы. Обо мне, ручаюсь, он уже наслышан. Показалось, или в самом деле архимаг едва заметно кивнул, приветствуя меня?

- Ага, Колояр уже здесь! — Щербатов резко повернулся ко мне, зачем-то сунул руки в карманы брюк. — Как провел выходной? Ездил на свою стройку?

Что ты ко мне пристал с моими выходными? Был договор? Был. А что я делаю в свое свободное время — не твое дело. Сохраняя спокойствие, утвердительно отвечаю:

- Все отлично. И дом строится.

- Хорошо, хорошо, — Щербатов прищурился. — Мне ничего сказать не хочешь?

- Для этого к вам и приехал, — нет смысла играть в изящные словеса. Знает он все. Просто хочет услышать именно от меня рассказ о вчерашних приключениях. Только почему князь такой спокойный? — Мог бы и пораньше, но думал, что ваша дочь все расскажет.

- Мирослава вчера оказалась не в состоянии внятно объяснить причину своего безобразного появления в доме, — скривил губы Щербатов. Ему было неприятно обсуждать дочку при других людях, но отпускать их князь не собирался. Что-то важное раскопали? — Я ее насквозь вижу. А тебе спасибо, Колояр, что прервал свой законный выходной и помог выдернуть княжну из клоаки. Получишь компенсационную выплату. Закрою я, наверное, загородную тусовку. Надоело слушать жалобы родителей. Не предполагал, что младшая дочь втянется в увеселения.

Так он не знает, что там устроили мажоры? Да не может такого быть! Или понадеялся на благоразумие дворянских отпрысков?

- Ну, день прошел, почему бы и не развеяться? — я пожимаю плечами. Чего тянешь-то? Бей! — А закрывать клуб не советую, княже. Если поставить туда надежного человека, можно столько интересного узнать о своих вассалах. Дети любят языками чесать, обсуждая достоинства родителей. У кого статус выше, кто ближе к князю удачно примазался…

Щербатов захохотал, запрокидывая львиную гриву. Зотов криво улыбнулся. Мисяй и десятник сохраняли каменное выражение на лицах.

- Пожалуй, так и сделаю. Мисяй, отработай этот вариант. Найди ушлого, но сообразительного мальчишку, чтобы много слушал, да мало болтал.

- Да, хозяин, — Мисяй скользнул по мне взглядом, в котором светилось предупреждение: не лезь не в свое дело!

На несколько мгновений в зале наступила тишина. И это все? Щербатов и в самом деле не знает, какая история приключилась с нами на дороге? Ничего не понимаю. Молчит, не спрашивает. Про себя вздыхаю, призывая на помощь все силы.

- А что было дальше, когда я вез Мирославу домой, она не сказала?

- Полагаю, ты ради этого искал встречи со мной? — нахмурился Щербатов. — А теперь докладывай, что за люди преследовали вас по дороге? И как вам удалось сжечь группу наемников? Мира для таких жестких техник слабовата. И почему твой человек не сопровождал Мирославу от офиса до клуба и домой?

В голосе князя послышались угрожающие нотки, предрекающие Гиви очень большие неприятности. Черт, надо спасать парня, пока его не закопали за городом.

- Прошу прощения, княже, — голову не наклоняю. Перебьется. — День был закончен, в офисе оставались только мои люди и ваша дочь. Никто не знал, что она собралась в клуб. Гиви позвонил мне и отчитался за день. На часах — девять вечера. Я приказываю ему сопроводить княжну Мирославу до дома, но что она наговорила молодому парню — понятия не имею. Может, применила уговорное заклятие. Гиви с Ириной покинули офис в девять двадцать. Княжна позвонила мне в двенадцать и попросила приехать в «Оранжерею».

- Бардак! — взвился Щербатов и тут же снизил накал своего гнева. Ощутимо толкнуло горячей волной от магического удара. У стоящих рядом с ним мужчин зашевелились волосы. Десятнику мгновенно поплохело. С лица спал, побелел. — Ладно, об этом мы еще поговорим! Что дальше?

- Я еще во дворе клуба заметил «скиф» с номером чужого княжества. Возможно, саратовского. Возможно, заволжского. Попробовал выяснить, кто такие. Все незнакомцы. Трое — явные исполнители. Четвертый тщательно скрывал свое лицо в темноте. Делал вид, что спит. О том, что это маг, мы узнали позже.

- Мисяй! — повернулся к своему верному псу Щербатов. — Еще раз тщательно расспросить персонал «Оранжереи», просмотреть видео с камер наблюдения. Все поминутно. Может, найдете какую зацепку. Выяви всех поименно, кто находился в клубе. Опросить каждого от моего имени. Не жалей, дави до конца. Даю полномочия, чтобы некоторые впечатлительные родители слезы не пустили. Записи дорожных камер не забудь. Все просмотри. Ищи «скиф», засвеченный в «Оранжерее». Раскадровка поминутно. Выполняй!

- Слушаюсь, хозяин!

- То есть, ты не знаешь людей, которые были в машине? — еще раз уточнил Щербатов.

- Ни малейшего понятия, — жму плечами. — Обычные «быки». Про мага мы узнали, когда столкнулись с ними на дороге.

- Вас остановили? — влез Зотов.

- Маг заблокировал двигатель. Машина заглохла посредине дороги. Убегать по открытой местности? Не видел смысла. Пришлось вступить в переговоры. Выяснил, что целью является княжна Мирослава. Они даже не скрывали своих намерений, смешные ребята. Думали, что закопают меня в кювете, и все секреты исчезнут вместе с княжной.

Щербатов жутко побагровел, да так, что от него на всякий случай отодвинулся архимаг. А десятник полевой стражи вообще спал с лица. Невидимый вихрь сплетаемых в единое целое ударных заклятий сформировался над головой князя, и кому предназначался такой подарок — поди угадай. Я тоже активировал свои небольшие умения прикрытия. На всякий поганый случай. Ага, наскоро сколоченным из досок щитом решил защититься от боевого молота!

Однако хозяин расслабился, словно у него в каком-то месте открыли клапан, и весь пар вышел наружу, не принося вреда окружающим.

- Они так и сказали?

- Да. Целью была Мирослава, подтверждаю.

- Почему дочь не позвонила мне или Мисяю? — голос Щербатова вибрировал.

- Телефоны не работали. Магия… Сплошные помехи, — спокойно отвечаю на вопрос. — Бесполезная трата времени.

- Как вам удалось отбиться? — снова встрял в разговор Зотов. Князь, однако, стерпел, и не выразил своего неудовольствия. Он слишком погрузился в свои мысли.

Я молча поднял руку и показал блеснувшие в рассеянных солнечных лучах перстни. Покрутил пальцами.

- Не понял?

- Оказывается, предки оставили мне отличные артефакты, — пришлось пояснить для хлопающего глазами архимага. — С помощью перстней и с поддержкой княжны Мирославы. Вдвоем одолели супостатов.

- Никто не выжил?

- Нет. Все четверо погибли.

- Все-таки четверо?

- Я считать умею. Один просто испарился в огне.

- Проклятие! — Зотов даже ногой притопнул. — Как нам искать заказчика?

- Вы мне ставите в вину убийство наемников? — холодно поинтересовался я.

- Нет, уважаемый, — архимаг, пусть и имевший Дар, смешался перед дворянином. Вот так. А то распушил перья, ножкой затопал. — Если было одно покушение — будет и второе. Но у нас нет информации, кого искать!

Вместо ответа я преподнес оба трофейных амулета, взятых у Ирины, и Зотов мгновенно превратился в хищника, почуявшего след. Он схватил артефакты и чуть ли не обнюхал их. Лапочкина тоже так делала. В Управлении принято нюхать вещдоки?

- Полагаю, в свете последних событий, — я сделал важное лицо, отчего даже Щербатов вынырнул из своей задумчивости, — нужно собрать сведения о всех фирмах и корпорациях, задействованных в логистических передвижениях по новому княжескому терминалу. Возможно, кто-то оказался недоволен контрактом. Или кому-то отказали в более ранних сроках переброски товара. Особенно я бы посоветовал проверить британские и немецкие компании, входящие в клановую структуру. Кто-то хочет обстряпать под прикрытием свои делишки, заодно подставляя вас, Борис Данилович.

- Дичайшая версия, — фыркнул рассерженным котом князь. — Кому нужны такие странные комбинации? Нет, здесь дело в другом… Есть люди, которые хотят потеснить меня на этом направлении…

Он резко оборвал свои рассуждения и спросил меня:

- Ты можешь сейчас добросить десятника до казармы? А то краснеет и бледнеет от моего магического фона. Ты все понял, Алексей? Того мальчишку перевезти в Управление и держать до тех пор, пока я сам лично с ним не поговорю. Не бить, не издеваться. Кормить по нормативам. Передай Петренко, чтобы продолжал допросы. Может, что новенького расскажет. Все понятно?

- Да, хозяин, — кивнул Алексей и посмотрел на меня.

Кажется, Щербатов нас отправляет подальше. Обмолвился непонятной фразой, сразу засуетился. Ладно, черт с ними, с этими загадками. У меня в руках газетный огрызок. Вдруг Ирина да выяснит что-то.

- Пошли, десятник, — я приветливо кивнул. — Доброшу, не переломлюсь.

Глава 3

Глава третья

Как только мы выехали за ворота особняка, Алексей дрожащей рукой достал из кармана куртки пачку сигарет с забавной рожицей какой-то лохматой собаки и посмотрел на меня:

- Не возражаешь, если я закурю?

- Валяй, — я покосился на десятника. — Только окошко открой. Дыми на здоровье.

Парень хмыкнул, но охотно откликнулся:

- Да ты шутник, Колояр. Я, когда рядом с князем стоял, полжизни потерял. И вот так каждый раз. Жуткий он человек. Вроде ничего страшного: и за дела умеет поговорить, о своих людях заботится — но, если попадешь под горячую руку… А тут еще два подряд события. С дочкой Мирой, да на Курганных Землях. С утра бушует, уже пару перегородок снес, ладно не убил никого…

Алексей выдохнул дым в окошко и замершим взглядом уставился в лобовое стекло. Я задумался.

- Какие перегородки?

- В старом крыле дворца ремонт идет, — пояснил десятник. — Когда хозяин услышал о происшествиях, жутко разозлился. Короче… Шарахнул своей Силой, да так, что стены не выдержали. Осыпались в мелкий щебень. И это, заметь, за сорок метров от того места!

- Так что произошло-то? — слухи о пойманных «черных» копателях стали расходиться волнами, но подробностей, как бывает, никто не знал или не говорил сознательно. — Кого поубивало?

- Да придурок один с нарезки слетел. Ночной патруль давно отслеживал район, куда еще никто свою голову не толкал. Квадрат два-бэ, самый дальний угол, почти рядом с твоими землями, — Алексей бросил на меня быстрый взгляд. — Мы его контролируем с беспилотника. Накануне засекли парочку, которая отлеживалась в овраге, чтобы ночью прорваться к курганам. Старшина приказал брать их с поличным, чтобы не отвертелись. Знаешь, как бывает? Подняли артефакты, а мы тут как тут. Погоня, крики, стрельба поверх голов. Зачастую все, что накопали, сбрасывают с рук. А что нам остается? Ребра помяли да отпустили. Толку-то идиотов держать за решеткой? От них одна польза: улицы подметать.

Алексей тяжело вздохнул, двумя пальцами загасил окурок, щелчком выдвинул из приборной доски пепельницу и положил его внутрь. Я про себя хмыкнул. Парень не стал выкидывать бычок в окно. Я уже заметил, что на улицах Торгуева стало гораздо чище, чем в мою бытность кадетом. Постепенно исчезали слободки, новостройки радовали глаз. Фасады домов обновлены, дороги расширены, аккуратные разметки, тротуары, стало много закусочных и кафе, которые предпочитали выставлять дополнительные столики на улицу. Князь дорожит репутацией рачительного хозяина. Но в укромном шкафу у Щербатова много скелетов. И вытащить одного из них я его заставлю.

- Так что случилось с теми копателями?

- Все, как обычно. Дождались момента, когда они достаточно углубились вглубь кургана и на двух машинах рванули для задержания. Мы действовали по старой схеме, зажимая воров к старой проселочной дороге, которая шла через Суходольную… Знаешь, небось?

- Да, слышал, — кивнул я. — Оттуда жителей стали расселять, чтобы очистить Курганные Земли.

- Ага, так и есть. Последних, самых упертых стариков, вывезли десять лет назад. Само собой, людям предоставили компенсацию или за счет князя купили дома в других местах.

Я едва сдержал скептическое хмыканье. Несколько поселков закончили свое существование именно таким вот способом. Щербатов просто совал деньги в зубы и заставлял людей съезжать, порой прибегая к откровенному запугиванию особо несогласных. Об этом мне рассказали люди, жившие здесь когда-то. Много чего интересного я услышал.

- Дальше, — поторопил я. Скоро до места доедем, а все вокруг да около бродит.

Алексей, видимо, сообразил, что мне это не интересно, и вернулся к главному.

- Мы нагнали их возле Суходольной, а там стоял третий наш патруль, перекрывая дорогу. Беглецы поняли, что убежать не получится, бросили машину и спрятались в деревне. Там еще несколько дворов осталось. Вот, один успел в каком-то сарае закрыться с оружием. Второго мы цапнули и попытались выяснить, что они нарыли в кургане. Стервец пошел в отказ, говорит, ничего не видел, что его дружок вытащил. А он вытащил, по роже было видно. В общем, блокировали кореша, а он пригрозил, что стрелять начнет. Испугался, активировал артефакт.

Егерь помолчал, собираясь с мыслями.

- Даже личные амулеты не помогли ребятам. В самом эпицентре оказались. Родным только горсть земли в мешочках привезли. Не знаю, что за дрянь оказалась в руках идиота. Сам себя угробил. Разрушения в радиусе сорока метров. Все строения как корова языком слизнула. Как жив остался — до сих пор не пойму.

- На что это было похоже? Я имею в виду, характер взрыва?

- Как сказать… Да просто ослепляющая вспышка, потом с двухсекундным интервалом — взрыв. Странный какой-то. Звук, больше похожий на хлопок, но громкий и усиленный. Резко так… Ну, как будто раскаленную иглу воткнули в огромный надутый шар.

- Понял, — подъезжая к казарме, где квартировались егеря и дружинники, сказал я. Остановил машину, пожал протянутую мне Алексеем руку. — Ну, бывай. Спасибо, что интересную историю рассказал. Мне тоже не помешает позаботиться о своем заповеднике. Черт его знает, что в курганах еще лежит.

- Так ты же отдал в аренду раскопы! — удивился егерь, стоя на улице.

- Все равно, — возразил я. — А если кому-то удастся найти похожий артефакт? И пронести в город?

- Да, тут ты прав, — егерь махнул рукой и поспешно пошагал к КПП.

Я отъехал и задумался. Проблему «черных» копателей можно решить только комплексной мерой. Если шустрым ребятам удастся вытащить на поверхность древний амулет, куда они его понесут? Ясно, что к нелегальным скупщикам-антикварам. Поэтому Щербатову нужно взять на контроль всех барыг и строго-настрого предупредить, чтобы сдавали опасные медальоны и артефактные амулеты. Не хватало еще дилетантов, разносящих город на мелкие кусочки.

По себе сужу, когда попробовал активировать клинок Ясни, еще там, в Демидово. Едва квартиру не развалил. Поэтому к магии, таящейся в перстнях и в ноже, отношусь с должной осторожностью. Я ее уже не боюсь, но считать себя опытным владельцем Солнечного Доспеха пока не тороплюсь. Мне бы наставника, не связанного с кланом Щербатовых, найти. Практика, практика и еще раз практика. И не только связанная с убийством бандитов.

Вспомнив, какой фейерверк я устроил на дороге, улыбнулся. Все-таки постепенно ко мне приходит опыт. Подумать страшно, что бы я делал без советов и консультаций моего призрачного фантома по имени Ясни. Здорово он мне помогает.

Теперь можно и обратно в офис. Хочется узнать, как далеко продвинулась Ирина в своих изысканиях с клочком газеты. Понимаю, что все это несерьезно. На основе трех-четырех ничего не значащих печатных фраз нельзя выяснить локацию, откуда идет угроза Щербатовым. Отбросив все ненужные мысли, я доехал до офиса, поставил машину на стоянку и никуда не торопясь, поднялся до кабинета. Ирина и Гиви находились на месте.

- Живой! — обрадовалась Лапочкина. Она сидела за своим столом и увлеченно щелкала «мышкой».

- Играетесь? — придав голосу начальственные нотки, я прошел до кресла, по пути заглянув в маленький холодильник, откуда достал запотевшую бутылку минералки. С облегчением рухнул на мягкое сиденье. Ничего не хотелось делать. Сейчас отдохну и пойду к Мирославе. Надо бы серьезно с девчонкой поговорить. Могла бы отцу сказать, что случилось на дороге. Потеряли время для расследования и инициативу. Я даже допускаю мысль о нахождении в городе еще одной группы противника. Если княжну захотят использовать в непонятных комбинациях — ее все равно достанут.

- Я маленькая, что ли? — фыркнула женщина. — Ищу по каталогам газеты близлежащих губерний.

- А что это тебе даст?

- Сверюсь по шрифтам, — откликнулась Ирина, уткнувшись в экран. — Местные газеты используют свои, а не столичные. Возможны различия.

О, как! Вот это подход!

- Есть успехи? — все-таки в моем голосе было столько скептицизма, что Лапочкина с усмешкой подняла на меня голову.

- Уже три совпадения, господин Волоцкий, если вас это обрадует.

-Три — это много, — я задумался. — Вот если бы одно, но точное, можно было пить шампанское.

- Еще не вечер, — пробурчала моя помощница. — Что-то да отсеется. Какие вы, мужики, нетерпеливые.

- Гиви, княжна на месте? — спросил я, с хрустом сворачивая крышку бутылки. Сделал несколько глотков. Хорошо.

- Так точно, командир, — оторвался от журнала парень. — Дважды выходила из кабинета. Сопровождал до кафе, потом обратно. Целый час просидела с нашими юристами, готовили какой-то договор. В подробности не вникал.

- Ладно, — оторвав зад от удобного кресла, я героически преодолел лень и нежелание куда-либо двигаться. — Пора проведать хозяйку. Может, уговорю на свидание.

- Шеф, серьезно? — Гиви едва удержал челюсть на месте. — Вот это натиск! Понимаю!

- Послужил бы с мое в дикой тайге, — усмехаюсь. — Там без прыткости можно сразу в белые тапочки обуваться.

Мирослава уже успела переодеться. Теперь на ней было темно-синее приталенное платье с открытыми плечами. Наряд, приличествующий обстановке. А то всех мужиков до инфаркта доведет. Я успел заметить, что и туфли у нее под цвет платья. И где она, интересно, прячет гардероб? Есть тайная комната в кабинете?

- Привет! И суток не прошло, как я снова перед тобой! — шутливо произнес я, плотно закрывая дверь.

- Что сказал отец? — выпалила девушка, тщательно скрывая свое волнение. — Чего молчишь?

- Ничего не сказал, — я пожал плечами, и подойдя к подоконнику, оперся на него спиной. — Знаешь, он очень забеспокоился, когда я рассказал ему вчерашнюю историю. Сейчас служба Мисяя роет землю по всем направлениям. Думаю, рано или поздно что-то всплывет.

- Ты все рассказал?

- Конечно, — я снова отпил из бутылки, предусмотрительно захваченной с собой. — Теперь все перемещения вне офиса только под охраной. Все поездки к друзьям и подругам согласовывать со мной. Не вздумай моих людей отшивать со своей княжеской непосредственностью. Твой отец — не мягкий плюшевый медвежонок. Он за тебя на кол любого посадит. Не подставляй никого.

- Ты моего отца плохо знаешь! — вспыхнула Мирослава, одним движением сломав карандаш пополам. — Он не зверь, каким его представляют недруги!

- Оставь в покое канцелярские товары! — предупредил я. — За них деньги уплачены. В общем, мои правила вступают в силу с этой минуты.

- На свидание с мужчиной тоже со мной поедешь? — рыкнула княжна.

- Надо будет — поеду. И твоего кавалера проверю на благонадежность.

- Ты скотина, Волоцкий!

- Нет, я просто выполняю свою работу. Кстати, какие у тебя планы на вечер? В «Оранжерею» не собираешься?

- Не хочу, — буркнула Мирослава, выбрасывая обломки карандаша в корзинку для мусора. — Домой поеду. Чувствую, сегодня мне устроят головомойку обе мамы. Что не успели закончить ночью, теперь зададут по полной программе.

«И поделом, — подумал я. — Будешь знать, как жизнями чужих людей играть. Приказала никому за ней не ехать, умотала к черту на кулички, где запросто могла попасть в лапы наемников. Случись что — Гиви и Ирину пустили бы под пресс без излишних разбирательств. Оставили бы в живых — тоже вопрос».

- Тогда приглашаю в кафе после работы, — сказал я. — Посидим, поговорим как взрослые люди. Дам несколько наставлений, научу, как вести себя в опасных ситуациях. Пригодится.

- Ага! Ты меня на свидание приглашаешь? — хмыкнула княжна и невольно поправила прическу.

- Деловой ужин. Потом лично домой отвезу. Говорю же тебе: с этой минуты с тебя глаз не спущу. Или с помощью глаз Гиви и Ирины.

- Хорошо, я согласна. Пусть свидание и деловое, но оно меня заинтриговало!

- Лучше расскажи, что у нас по клиентуре?

- Сегодня еще две компании из Европы связывались, — охотно откликнулась Мирослава. — Заинтересовал проект в Жигулях. Причем, тенденция складывается такая: большинство фирм желают перевести транзит в Среднюю Азию. Самые активные направления: Бухара, Коканд, Хива, Герат. Туда — промышленные лицензионные товары, а оттуда — ткани, ковры, вино, драгоценности, пряности. Товарооборот, по нашим прикидкам, вырастет в десять раз по сравнению с прошлыми годами.

- А наши купцы не хотят присосаться к этому трафику? — мне стало интересно, каким медом намазано в среднеазиатских ханствах, что туда рванули чопорные европейцы. Зуб даю: или немцы, или шведы. Британцы, само собой. Они в Герате открыли свое представительство, мышкуют потихоньку с опием. Почему знаю? Да потому что ловил опийные караваны во время службы в Семиречье. Говорят, маковый сырец перерабатывают с помощью магических эликсиров в зубодробительный наркотик в тайных лабораториях, которые контролируют британские службы. Через Торгуев можно существенно быстро перебросить товар в Европу. Так что транзитный терминал в Жигулях кое-кому попортит финансовую статистику, кто был завязан на наркоте. Вот отсюда и могут расти уши покушения на княжну Щербатову.

- Есть несколько купеческих семей и пара компаний из родовитых Семей, — кивнула Мирослава.

- Дашь мне их фамилии?

- Не вопрос, — пожала плечами девушка. — Тебе-то зачем? Не ты же ведешь переговоры?

- Хочу совместить твои данные с исследованиями Ирины, — усмехнулся я.

- Ладно, подожди пару минут, — Мира взяла новый карандаш и быстренько начеркала требуемое в блокноте, вырвала листок и отодвинула на край стола. Я не поленился, подошел и забрал его. Внимательно прочитал.

- Хм, Антиповы и Панины, — почесал переносицу. — Ярославские аристо?

- Ага. Их представители уже связывались со мной. Хороший контракт предлагают. Но это Панины. Антиповы в Москве сидят.

- Ярославль, — я прошелся по кабинету, заложив руки за спину. Если шрифт из клочка бумаги совпадет со шрифтами ярославской типографии? Что это значит? Пока ничего не значит. Просто появляются интересные комбинации.

- Что ты так к Ярославлю прицепился? Подозреваешь в нападении Паниных? — Мирослава откинулась на спинку кресла. — Что-то вы рьяно роете, господин Волоцкий. Даже страшно становится, до чего докопаться можете? Не лезь в чужую нору. Панины тебе мгновенно голову оторвут!

- С чего вдруг такой официальный тон? Мы же теперь друзья, как-никак! — шутливо ответил я.

- Пожалуй, позвоню-ка я папке, — невпопад ответила Мирослава.

Чтобы не смущать девушку своим присутствием, я вернулся в свой кабинет и подкинул идею про газеты из Ярославля. Ирина со смехом ответила, что ярославская печатная продукция уже проверена и попадает в раздел подозреваемых. Именно такой же шрифт используют «Городской вестник» и «Волжские зори». Одна из газет принадлежит Паниным.

- Зацепка номер два, — поднял я палец.

- Почему номер два? — удивился Гиви, продолжая терзать кроссворд.

- Потому что первая — фамилия клана Паниных. Она фигурирует в списке потенциальных клиентов по транзитным перевозкам.

- Но есть еще и Нижний Новгород, Казань, Чебоксары, Саратов, Вологда, — усмехнулась Ирина. — И там совпадения по шрифтам.

- А кто там из аристократов заинтересован в перевозках?

- Ну… Почти никого, — созналась молодая женщина.

- То-то и оно! — назидательно сказал я. — В первую очередь проверяем Ярославль. И вообще, у меня сегодня деловой ужин с княжной. Что бы ты посоветовала, Ирина, надеть? Костюм не хочу, жарко.

Ирина критически осмотрела меня с прищуром.

- Молодой мужчина, крепкого телосложения, гармонично развит. Бицепсы, трицепсы, руками подковы гнуть можно. Подбородок, правда, слегка подкачал. Слабоват… Ну, это по моим меркам, господин Волоцкий, не обижайтесь. Вы не замечали, как девушки всех отделов вас глазами едят? Нет? Берегитесь!

- Ирина, я просил совета в выборе одежды, а не предупреждения о людоедках в офисе, — мягко напомнил я. Видел этих девиц. Да, откровенные взгляды, обжигающие и многообещающие. Зачем мне напоминать о трудностях службы?

- А, да! Думаю, хорошая рубашка из магазина «Высокая мода» не помешает. Светлая, в тон ей брюки и туфли. Не парьтесь, господин начальник. На вас даже камуфляж смотрится.

- Ирина, ты сейчас издевалась над моим эго?

- Нисколько, — женщина помахала перед собой исписанным листком. — Если мне мешать не будут — к вечеру я выдам компиляцию по вещдоку. Идите, развлекайтесь.

- У меня нормальный подбородок, — напомнил я, берясь за ручку двери. — Все, я сваливаю. Гиви, если вдруг наступит форс-мажор, ты знаешь, где искать меня.

- Не беспокойтесь, патрон, — кивнул Гиви. — Развлекайтесь, я возьму на себя все тяготы службы.

Шутники. Мне бы ваши проблемы.

Рекомендацию Ирины я принял к действию. Первым делом заехал в «Высокую моду», где одевались многие дворяне города, которую даже сами Щербатовы не брезговали почтить своим вниманием. В магазине в меня сразу же вцепились две девушки-консультантки. Я обрисовал ситуацию и через час стал обладателем неплохого набора для вечернего делового ужина. Не то что бы у меня вообще не было подходящей одежды — общение с Мирославой заставляло меняться в сторону чопорности, что я люто ненавидел. Но все-таки приобрел несколько однотонных рубашек разного цвета, пару брюк и легкие летние кожаные туфли. Лучше, чем сейчас, я выглядеть не стал, но обновка придавала уверенности. Княжна — девушка со своеобразным видением мира, нужно соответствовать.

До окончания рабочего дня оставалось всего ничего, и я решил заказать столик и ждать Мирославу в кафе. Она говорила, что сама подъедет. Ну, да, «мазератти»-то Гиви подогнал. Поэтому и не парился. Поглядел на часы. Пока ждал, официанты уже накрыли столик. Легкий ужин с бутылкой красного вина из грузинских подвалов.

Мира появилась с опозданием в полчаса. Сначала я не узнал в высокой барышне в кокетливом темно-красном коротком платье и с распущенными волосами, с легким макияжем на лице и громко цокающей шпильками туфель, свою начальницу. Пока она уверенно шла к нашему столику, покачивая бедрами, вокруг нее вихрился смерч эмоций и мощной энергетики. Дьявольщина! Как она это делает? Как можно излучать такую ауру, от которой мужики впадают в окоченение? А не владеет ли она, часом, Даром Чаровницы? Ох, только не это, пожалуйста. Иначе не выстою. Захочет княжна затащить меня в постель — сделает это с особым наслаждением и цинизмом, а я даже не буду сопротивляться.

Мне оставалось только помочь усадить девушку за стол, а молодой, обалдевший от присутствия высокой гостьи официант дрожащей рукой разливал вино по бокалам.

- Специально выбрал такое кафе? — усмехнулась Мира, неуловимым движением откидывая непослушную прядь волос за ухо, и глубоко вздохнула, отчего высокая грудь волнующе приподнялась. — Кажется, господин Сапогов владеет им?

- Даже не думал, — пожал я плечами. — Удобно стоит, неподалеку гостиница…

И понял, что ляпнул совсем не то, что хотел. Девушка едва сдержалась, раздвигая губы в улыбке.

- Ну-ну, — кивнула она. — Теперь все понятно, что стоит за твоим приглашением. Прямолинейно, сразу в лоб. Развратники и озабоченные не в моем вкусе, чтобы ты знал на будущее…

- Да я…

- Ладно, Колояр, начинай обучать княжну основам личной безопасности. Но сначала я уничтожу этот салатик.

- Ты кушай и слушай, — я попробовал вино. Неплохое, надо запомнить. — Поменяй машину, в первую очередь. Слишком яркая и заметная. Тебя по ней уже вычислили, и теперь внимательно будут отслеживать по городу. Все передвижения вне офиса только под охраной. И связь. Постоянная связь со мной или Ириной. И, пожалуйста, держи в курсе происходящего своего отца.

- Колояр, ты такой скучный сразу стал, — гоняясь за упрямой креветкой по тарелке, произнесла Мирослава. — А я рассчитывала на романтический вечер. Даже цветы не подарил. Да, я поняла все наставления. Теперь расскажи о себе. Папка о тебе постоянно вспоминал, когда ты еще в кадетской школе учился.

- За какие заслуги? — удивился я. — Если вспоминал, мог бы и усыновить.

- Хотел, — кивнула Мира, довольная тем, что креветка, наконец, повисла на зубчике вилки. — Но потом его отговорили.

Вот это фокус. Уничтожить родителей и всех союзников, а потом, рыдая крокодиловыми слезами, забрать в свой клан сироту, воспитать в традициях семьи Щербатовых — цинизм высшего пилотажа.

- Даже не знаю, что сказать, — я машинально схватил креветку со своей тарелки пальцами и закинул в рот. Пожевал, ощущая на мясе сладко-кислый соус с лимонными нотками.

- Мне интересно, как ты пришел к мысли вернуться обратно и поднять свое имение, — девушка расправилась с салатом и пододвинула к себе тарелку с горячей мясной нарезкой с овощами. Да она голодная, как волчица! Видимо, чтобы прийти в норму после похмелья, использовала целительский эликсир для вывода токсинов. Вот метаболизм и ускорился. Чувство постоянного голода появилось.

- Я не забывал о своем доме. В голове все время тикали часы, чтобы не опоздать, когда мои земли объявят выморочными. Пришлось подсуетиться, закончить все дела, прервать действующие контракты. Просто однажды я решил вернуться.

- Ты понимаешь, какой шорох навел в нашем клане? — отложив вилку, княжна аккуратно вытерла салфеткой краешки губ, чтобы не размазать помаду. — Мисяй и Невзор на дерьмо извелись, требуя от отца решение проблемы имени Волоцкого. Тебе жизнь недорога, Колояр? За твоей спиной нет поддержки союзников, нет никого, кто бы защитил тебя! А ты как медведь, который где-то шлялся вдали от берлоги, завалился в нее через столько лет!

- Ты хочешь сказать, что два медведя…

- Именно! Сколько было разногласий, когда два рода бодались за право стоять на жалком клочке земли за Волгой! Вся вражда из-за древних артефактов разгорелась в нешуточный пожар!

Мирослава говорила спокойно, не повышая голоса. Немногочисленные посетители с любопытством поглядывали в нашу сторону. Подозреваю, что княжну знал весь город, а вот обо мне еще мало кто извещен. Теперь поползут слухи о некоем молодом человеке, ухаживающим за младшей Щербатовой. Это хорошо. Пусть князь Борис дергается.

- Ты думаешь, что противоречия возникли из-за Курганных Земель? — осторожно спросил я.

- А из-за чего?

Хм, не знает Мира ничего. Ни о том, что мой отец увел невесту у князя Щербатова, ни о том, какие последствия вызвал этот поступок. Между нами лежит кровь моих родителей, девочка. А князь усиленно делает вид, как он расстроен моим сиротством. Говорю же, цинизм у высшей аристократии не вчера появился. Он лелеется издавна, с тех времен, когда первая знать получила возможность влиять на жизнь мирян и простолюдинов, а потом и на королей, Великих князей, царей и императоров. Кто же откажется от таких рычагов влияния на власть? Хвост крутит собакой…

А Мирослава сердится на меня из-за того случая с землей. Выдернул из-под носа скатерть с вкусными блюдами, не дал насладиться. Хоть и делает вид, что ей нипочем.

- Ну, ладно, пожалуй… Расскажу о своей жизни, — сжалился я над девушкой, старательно прячущей за маской безразличия жуткий интерес к своему противнику. И рассказал о долгих годах, проведенных в стенах монастыря; о службе в Семиречье, не забыв приложить пару забавных и опасных случаев; о контракте с князем Демидовым и историю с преследованием банды шамана Рахдая и его прирученных волколаков. Кажется, мне удалось впечатлить княжну. Она даже ротик открыла, слушая меня.

- Как интересно! — Мирослава подперла ладошкой подбородок, упершись локтем в стол. Блеснули камни в кольцах. — Князь Демидов, оказывается, не скучает в своих владениях! Надо же, волколаки откуда-то появились. Я читала, что их всех искоренили.

- Ага, плюнь этому писаке в лицо, — усмехаюсь. — Сейчас наловчились выращивать оборотней с помощь магических препаратов. Маленьких детей калечат, чтобы к определенному возрасту они могли мгновенно становиться морфами.

- Ужасно, — качнула головой Мирослава, и ее золотые, с вкраплениями мелких рубинов, сережки мотнулись на мочках ушей. — Но ведь специальные службы занимаются поиском этих лабораторий?

- Если есть точная наводка — гарантированно уничтожают. Все, что находят. Препараты, лекарства, опытные образцы…

- Подожди, — побледнела девушка. — Опытные образцы… Ты про детей, что ли?

- Да, — не стал я щадить чувств княжны. — Именно так. Измененный организм уже нельзя вернуть в исходное состояние. Целители пытаются найти нужные заклинания, испытывают эликсиры возврата, но… Поверь, мутация затрагивает все жизненно важные органы, меняет генетическую структуру. Это уже не человек, Мира…

- А ты не прост, Колояр, — вздохнула княжна Щербатова. — Зря Невзор бесится. Крепким орешком окажешься для него… Ну, вот, думала повеселиться, а впала в меланхолию. Ты меня отвезешь домой?

- На твоем «мазератти»? — уточнил я.

- Конечно, — с нотками превосходства ответила Мирослава. — Обратно в гостиницу на такси доедешь. Тебе же поручили охранять меня — вот и отрабатывай контракт.

Наглая девица. Как хочешь, так и вертись. Но делать нечего. Беру ключи и под ручку вывожу княжну из кафе. Посадил в пассажирское кресло и с тоской посмотрел на свой «хорьх», незаслуженно брошенный на стоянке. Ладно, никуда не денется. Приеду, отгоню к гостинице.

Всю дорогу до своего дворца Мирослава молчала, сосредоточенно глядя в одну точку. Свет от фонарей то и дело освещал ее красивое лицо, а тени превращали в застывшую маску.

- Колояр, есть шанс отыскать заказчиков? — оживилась девушка, когда мы подъезжали к особняку Щербатовых.

- Найдем, — уверенно ответил я, заезжая в открытые ворота. — А ты продолжай окучивать клиентуру. Кто-то же хочет влиять на князя Щербатова через заложницу-княжну. Вот нам и предстоит выяснить, чей клан мутит воду.

Попрощавшись с Мирославой, я уехал с одним из охранников на его машине. Он как раз собирался в центр Торгуева по каким-то делам и любезно подбросил к автостоянке. Вернулся в гостиницу около полуночи, вошел в свой номер, на ходу расстегивая рубашку. Хотелось принять душ и лечь спать. Включил свет в гостиной и пошел задергивать штору.

Хрустальный звон разлетающегося вдребезги окна бросил меня на пол. Небольшой шар серебристо-матового цвета завис надо мной и с противным хрустом развернулся в тонкую ячеистую сеть. Не знаю, что меня надоумило выдернуть из кармана ручку-симулякр, мгновенно трансформировавшуюся в сияющий кинжал. К тому времени, когда сеть уже почти опустилась на меня, Ясни гневно полыхнул оранжевым протуберанцем и разрезал ловушку на две половины. Изогнувшись, как только позволили мышцы, я кувыркнулся в дальний угол комнаты и замер.

Чертов гостинец, упавший на ковер, прожег его насквозь. Неприятно запахло паленой шерстью. И тут же стена надо мной осыпалась штукатуркой и краской. Я ничего не понимал. Сначала в меня ударили магией, а теперь что? Снайпер работает? Еще одна пуля влетела в разбитое окно. Мне просто не дают подняться, прекрасно понимая прекрасно, где я мог укрыться.

На коленях ползу к окошку, чтобы спрятаться в мертвой зоне под подоконником. Над головой неприятно просвистел очередной свинцовый снаряд. Черт! И все в полной тишине. Кинжал в руке накален до предела. А это значит, что вероятность магического воздействия на меня не ослабла. Какую-то пакость готовят. Но надо что-то делать.

Срываю с шеи веревку с оставшимися перстнями, обрезаю ее и цепляю их на пальцы. Ясни летит в ножны, которые я тут же обхватываю и мысленно приказываю создать непроницаемый для внешних воздействий купол. Между перстнями проскальзывают маленькие колючие разряды, а над головой вспыхивает радужное свечение. И в таком ореоле я бесстрашно встаю. Мне нужно видеть, откуда идет обстрел моего номера.

В плотную сферу дважды бьют пули, от которых разбегаются красивые изумрудно-желтые трещины. Напротив гостиницы стоят три высотных жилых дома. На крыше одного из них находятся стрелок и маг. Парой работают. Сетью не удалось кончить меня сразу, теперь пулей решили успокоить. Ясни, подчиняясь моему мысленному приказу, как самонаводящаяся ракета, выпускает убийственный разряд, похожий на раздвоенный язык змеи. Хлыст с треском бьет в предполагаемое место, где спрятались наемники. Крыша средней многоэтажки озаряется нешуточной вспышкой, а потом до ушей донесся грохот. В воздух взлетели куски металлической кровли, завыли сигналки автомобилей. Весь дом, подвергшийся удару, погрузился в темень.

Не снимая защитную сферу, иду в ванную комнату, и только там чувствую себя в безопасности. Деактивирую Ясни и превращаю его в обычную ручку. Мой симулякр, кажется, недоволен. Крови ему хочется, а не дистанционных ударов. Даже жертву на вкус не почувствовал. Какой агрессивный у меня «солнечный доспех».

Разделся и встал под контрастный душ, чувствуя, как уходит напряжение и предательская дрожь в пальцах. А если бы перстни сработали неправильно?

«Твоя ошибка в твоих сомнениях, — постучался в мой мозг Ясни. Поговорить захотелось ему, видите ли. — Я тебя когда-то подводил? Никогда не раздумывай, если счет идет на мгновения. Сказал — сделал. Иначе не успеешь защитить себя».

«Это тебе спасибо, дружище, — от всего сердца поблагодарил я, усиленно растирая разгоряченное тело. — Больше не буду сомневаться в твоих талантах».

«То-то же», — Ясни, кажется, удовлетворен.

Удивительно, но взрыв на крыше жилого дома совершенно не связали с разбитыми стеклами в гостиничном номере, пока я сам не позвонил администратору и велел вызвать сотрудников Управления княжеской безопасности с группой магов. И добавил, что на меня совершено покушение.

Через полчаса мой номер был забит полицией, дружинниками, даже сам архимаг Зотов примчался с парой помощников. Работника гостиницы, пришедшего с новым стеклом, выставили за дверь. Ну и чем помешает следствию столяр? Мужику поработать не дали, лишили горячих новостей, которыми он мог завтра в пивнушке с друзьями поделиться.

Зотов, нюхающий воздух как охотничья собака, выскочил на балкончик, перегнулся через перила, оценивая расстояние от моего номера до земли. Ну, да. Десятый этаж.

- Господин Волоцкий, можете еще раз подробно рассказать, о первом магическом ударе? — Зотов отвел меня в спальню и извинился за такой способ допроса. Не в душевой же разговаривать. — Что это было?

- Какая-то сеть, разворачивающаяся из шара, — честно ответил я, запахиваясь в халат. — Снаряд влетел в номер, разбив окно вдребезги, сами видели. Я машинально грохнулся на пол, а он завис надо мной и раскинулся во все стороны.

- Как вам удалось защититься? — Зотов очень внимательно смотрел на меня, словно пытался поймать на ложном слове. — Насколько я знаю, у вас не инициирован Дар.

- С помощью семейных реликвий, — я показал все перстни на правой руке.

Мне показалось, что архимаг нервно сглотнул, увидев наличие четырех драгоценных камней в обрамлении разнообразных перстней. Ну, да, он же только видел часть из них еще утром во дворце князя.

- Они активированы? Впрочем, о чем я спрашиваю…

- Конечно, — удивился я. — Иначе бы как я спасся? Перстни действуют, помогают.

- Я не слышал о таких артефактах у семьи Волоцких, — честно признался Зотов. — Откуда они у вас?

- Послушайте, господин архимаг… Вы меня в чем-то подозреваете?

- Нет-нет, ни в коем случае. Просто… Эти артефакты совершенно не вписываются в эталоны магических перстней. Я вообще не знаю о таком наборе, хотя изучил множество серьезных книг.

- Волоцкие не афишировали тайные артефакты, — я пожал руками. Зотов, чертова ищейка, единственный из всех магов заинтересовался «солнечным доспехом». Если начнет сопоставлять разносторонние факты — может прийти к нехорошим для меня выводам. — Извините, господин архимаг, но я не намерен рассуждать с вами о ценностях моего Рода.

- Никаких проблем, — Зотов поднял руки в знак того, что замолкает. — А кто покушался на вас — знаете? Дело в том, что за два дня это второй момент с вашим участием. Бой с неизвестными людьми на загородном шоссе, и сейчас попытка убить вас. Странное совпадение, конечно…

- Полагаю, что второе вытекает из первого, — хмыкнул я, откинувшись на кресле. — На княжну Мирославу охотились, но наткнулись на неприятности, которые не входили в план наемников. Кто-то узнал, что я — та самая неприятность. Вычислили, где я живу и попытались устранить.

- Зачем? Причина в банальной мести? Не поверю, — покачал головой Зотов, поигрывая амулетом, висящим на его груди поверх рубашки. — Тем более, вы не имеете навыков телохранителей.

- А если скажу, что так и есть? — пожимаю плечами. Я на самом деле считал месть единственным фактором, из-за которого неизвестные пошли на убийство. Мага подстраховывал обычный стрелок. Интересная зацепка нарисовалась. Я не знаток таких тонкостей. Вот егеря точно работают вместе с магом, защищают его обычным оружием, поддерживают на случай срыва заклятия. Может, принцип перекрестного прикрытия использую бывшие военные? Пока оставим при себе такие выводы.

- Все может быть, господин Волоцкий, — Зотов по моему недовольному виду понял, что пора уходить. — Спасибо за ценный совет. Мы отработаем эту версию. Я хотел бы поговорить с вами в спокойной обстановке, когда все успокоится. Вы согласны встретиться, скажем, дня через два? У нас появятся первые выводы, версии. Может, сами что вспомните?

- Охотно, — я встал, чтобы проводить гостей до порога и запустить, наконец, бедолагу столяра, маявшегося в коридоре со стеклом. Еще и горничных надо позвать. Спать в таком бардаке мне не хотелось.

Наконец, все закончилось. Столяр профессионально и быстро застеклил окно, горничные вычистили от осколков комнату, и я завалился спать, до сих пор не понимая, в какие проблемы влип по самую макушку.

Глава 4

Глава четвертая

К счастью, происшествие в гостинице успешно замяли, и дотошным журналистам скормили только ту информацию, которая касалась странного взрыва на крыше жилого дома. Пусть напрягают мозги и выдают свои версии. Те, кому всерьез положено разбираться с такими вещами, уже получили инструкции и принимали меры к купированию проблемы.

С утра позвонил Павел и поинтересовался о моем состоянии. Не ранен ли, не нанесена ли психологическая травма? Как вообще себя чувствую? Мне сразу захотелось послать его подальше. И так не выспался… А что такого Допустимость грубоватых шуток в наших отношениях присутствовала, и никто не обижался, если в разговоре проскальзывали соленые словечки. Впрочем, княжич Павел мне нравился своим подходом: ненавязчив, спокоен, любит сам подковырнуть. В общем, я его материть не стал, и попросил побыстрее перейти к сути дела.

Павел рассказал, что отец уже дал указание блокировать город и провести тщательное расследование. На месте засады нашли труп стрелка-снайпера, который был обычным исполнителем, не одаренным. Проверили. Значит, его напарник и был тем самым магом, кинувшим в меня «неводом». Оказывается, жуткая вещь. Если она накрывает жертву, то просто разрезает на кусочки, словно горячий нож — масло. Повезло подлецу, что избежал своей участи. Для меня такой поворот событий означал только одно: покушения не прекратятся. В опасности не только я, но и младшая княжна. Надеюсь, я правильно рассчитал объект нападения. Впрочем, остальным членам Рода Щербатова расслабляться не стоит. Клановых ведь не трогают, не выбивают. Значит — только Семья.

Я ворвался в офис и предупредил старую секретаршу, чтобы никого не допускала в кабинет Мирославы. Громко постучал в дверь и вошел в кабинет, не дождавшись разрешения. Не обращая внимания на удивленный взгляд девушки, даже не усевшейся еще за свой стол, прошел вдоль окон, внимательно рассматривая высотки напротив «Интерлогиста». Расстояние между ними примерно двести метров, разделяет строение широкое шоссе с интенсивным автомобильным движением. Шум на улице стоит изрядный, можно хоть сколько стрелять — никто не услышит. На площадке перед клановым офисом куча машин и народу.

Подумал и задернул штору на окне, напротив которого расположилось рабочее место княжны.

- Эй! — возмутилась девушка, оторвавшись от зеркала. — Темно же!

- Настольную лампу включишь, — сказал я. — Так нужно.

Пусть понервничает. Мне-то известно, что папаша уже окружил офис тройным кольцом наблюдателей. Мисяй сейчас весь в мыле. Нужно обеспечить охрану всей семьи, начиная от старшего Павла и заканчивая женами и детьми. А это без малого больше десятка человек. И три мага с Управления дежурят, фильтруют магический фон в окрестностях. Сейчас на самую маленькую волшбу будут реагировать мгновенно. Да и про снайперов забывать не стоит.

Но покушение на близких князя Щербатова — это объявление войны. Вот только кто противник? Кто начал дергать зверя за хвост? Пока он искусно прячется, но скоро мы его цапнем за воротник и вытащим на свет.

- Говорят, тебя хотели убить, — успокоилась Мирослава, продолжая подкрашивать губы перед зеркалом. — Каково это — быть мишенью?

- Я тебе что, препарируемая мышь? — меня задело равнодушие в ее голосе. — Каково? Был бы я простым человеком, не стоял бы сейчас здесь. Послушай, княжна: дела скверные. Кто-то серьезно бьет по вашему бизнесу. Первая мишень — ты, и я склонен думать, что все завязано на этих чертовых транзитах. Поэтому очень тебя прошу не своевольничать и выполнять все мои распоряжения. Ни шагу из офиса в течение дня! Будем отвозить тебя домов вместе с Гиви. Возможно, что и Мисяй выделит ребят для сопровождения. Никаких вечеринок и увеселительных мероприятий.

- Мне отец сегодня утром такую же нотацию прочитал, — закончив макияж, Мира прошла к столу и прочно утвердилась в кресле. — Таким жутким безжизненным голосом… Да успокойтесь вы уже. Все я поняла, осознала. Буду теперь сидеть как трусливая крыса в своей норе. Сколько времени мне терпеть эту шумиху?

- Минимум неделю, — прикинув, ответил я. — Дальше видно будет. Или война, или обычная претензия.

- Неужели? Ну, хорошо… Даже приятно, что ты обо мне заботишься.

Как понять эту девушку? Молодость и ветреность соседствуют с рассудительностью и неимоверным аристократическим снобизмом. И вдруг «так приятно».

- Ты извини меня, Колояр, — сказала мне в спину княжна, когда я уже собирался покинуть кабинет. — Я почему-то уверена, что мне ничего не грозит, когда ты рядом. И тебя очень трудно достать. После того, как ты в одиночку укатал в асфальт четверку наемников, я очень впечатлилась. И знаешь, не удивлена твоей живучести после покушения.

- Спасибо, — подкинув в голос язвинки, ответил я. — Приятно услышать слова поддержки.

Ирина и Гиви проявили больше эмоций и участия, но потребовали полного отчета о наемниках. Я ничего не скрывал и рассказал, как меня пытались слаженно грохнуть снайпер и маг. Лапочкина слушала очень внимательно, а потом сказала:

- Возможно, Колояр, ты и прав насчет Ярославля. Оказывается, Панины тоже разрабатывали проект транзитного хаба, только через свою вотчину. Еще три года назад они начали строительство большого аэродрома за городом, но по каким-то причинам заморозили. А когда наш князь объявил об открытии Жигулевского терминала, сразу засуетились. Я связалась со своими друзьями, живущими в Ярославле. Они пришлют с почтой нужные экземпляры газет за десятое мая, и мы сверимся с оригиналом.

- Почему именно за десятое мая?

- Есть электронные версии газет, — Ирина пощелкала кнопкой авторучки. — Одна из них — «Волжские зори» — содержит практически такой же текст из обрывка газеты, который ты нашел в чужом кармане. Если будет полное совпадение — можно идти к Борису Даниловичу. Дальше пусть сам разбирается. Не наша компетенция.

- Получается, все-таки Панины, — задумался я, расхаживая по кабинету. — Странно. Ведь интересы их клана и Щербатовых никогда не пересекались вплоть до последних лет из-за транзитных перевозок. Откровенной вражды не было, а мелкие пакости в расчет брать не стоит.

- Лет десять назад был междусобойчик, — Ирина отрицательно покачала головой. — Утопили баржу Паниных неподалеку от Нижнего Новгорода. Товар был специфический, сплошь электроника и авиамоторы. Заказ клана Милорадовых по доставке выполняли. В общем, утопла баржа аккурат после прохождения яхты Павла Борисовича…

- У княжича Павла есть яхта? — оживился я. — Так-так. Дальше рассказывай. Ну, прошла она, и каким боком тут Щербатовы?

- Одни домыслы и беспочвенные обвинения, — поморщилась молодая женщина. — Якобы капитан «Фурии» — яхта так называется — занял фарватер и вынудил баржу маневрировать, в результате чего она налетела на отмель, получила повреждения, пробоину, и наполовину затонула. Часть товара испорчена, сроки доставки полетели к чертям. Милорадовы мгновенно насели на Паниных, требуя выплаты компенсации. Князь Панин выкатил претензию нашему князю… Была версия, что специально подстроили аварию сами хозяева баржи, чтобы получить страховку. Даже магов привлекали с обеих сторон. Борис Данилович справедливо заметил, почему груз не сопровождали маги. Они бы не допустили посадки на мель. Наши адвокаты обвинили капитана баржи. Дескать, неопытный, сразу не сообразил, как вести себя на реке. Ай, замяли потом дело. Что-то кому-то компенсировали, провели две перекрестные свадьбы между кланами. Сами Старшие Семьи не стали родниться, только через вассалов. Оставили себе возможность для будущих маневров. Такая клоунада….

- Я правильно понял, что Панины тоже специализируются на перевозках? — здесь стоило призадуматься. Ирина дала предостаточно косвенной информации.

- Конечно. Водные, воздушные, автомобильные, — пожала плечами Ирина. — Кроме железнодорожных. Там жестко конкурируют Арбатовы и Ушаковы. Нашему князю хватило ума не лезть в чужую епархию. Но вот Панины…

- Если это они хотят развязать войну — то нашли не самый лучший способ. Брать в заложницы княжну Мирославу как-то недальновидно, — подал голос Гиви. — Какой бы взбалмошной девчонкой она ни была — князь ее очень любит. Может, сильнее других своих детей. Только не афиширует на людях свои симпатии.

- Тогда нам остается ждать посыльного из Ярославля, — подытожил я. — Мы смогли выжать из ситуации максимум информации. Как только привезут образцы газет, готовься, Ирина.

- К чему? — вздернула брови моя помощница.

- Вместе поедем на доклад к князю. А с этого дня тщательно следим за княжной. Гиви, ты задачу понял? Ни в коем случае не разрешай ей выходить из офиса на улицу. Сопровождай по зданию…

- Неужели и здесь могут провести акцию? — удивился парень.

- Найдут смертника — и устроят веселье, — я вспомнил, как в Семиречье контрабандисты взорвали здание таможенного контроля с намеком, чтобы егеря прекратили излишне лютовать на горных перевалах.

- Командир наш видит все в черном свете, — хмыкнул Гиви.

- Нет, он просто куда-то намылился, — догадливо усмехнулась Ирина, — вот и стращает.

- Хочу в имение съездить, — я оглядел свою команду. — После ночных стрельб мне сразу захотелось переехать в свой дом. Там ко мне хрен кто подберется. Понаставлю ловушек, замагичу все вокруг.

На самом деле мне хотелось побыть одному в спокойной обстановке. А дорога до имения — самое лучшее лекарство как следует обдумать ситуацию. Меня хотели завалить на полном серьезе. Без шуток. Если вначале я думал, что это месть за убитых наемников, то теперь возникла другая мысль. А что, если Демидов приложил руку? Да запросто. Неужели я буду настолько наивен и полагаться на княжеское слово? Ха! Да он спит и видит, как отобрать у меня «солнечный доспех», вернее — кинжал Ясни.

Плавный ход «хорьха» успокаивал. Думаем дальше. Мне кровь из носу надо отыскать остальные четыре перстня. Они могут находиться где угодно: начиная от древних могильников и заканчивая коллекцией какого-нибудь аристократа. Жизни не хватит, чтобы проверить все версии. Нужны верные люди, а я пока — если честно и откровенно сказать — обычный наемный дворянин, работающий на клановую организацию. И пока кровь родных взывает к отмщению — быть мне пешкой на игровой доске князя Щербатова. Но в рот этой пешке никто не заглядывал. А там зубы.

Строители молодцы. Они первым делом отсыпали гравий на дорогу, ведущую к моему имению, и готовились заасфальтировать ее, чтобы не развозить грязь на площадку или на княжескую магистраль. Увидят такой непорядок — враз штраф наложат. Вон, асфальтоукладчик стоит в сторонке, каток рядышком.

На саму стройплощадку я не стал заезжать. Постоял в сторонке, отмечая существенные подвижки в работе. Надеюсь, к осени прочно осяду на родовой земле. Сев в машину, я уехал на тренировочную полянку, которую в шутку назвал «полигоном». Хочу отработать некоторые моменты. Мне не нравилось, что для создания магических плетений требуется держать кинжал в ножнах. Существенная недоработка создателя. Ведь иногда приходится совмещать обычную драку с магией. Так и буду клинок туда-сюда гонять?

Но больше всего я хотел повторить «огненную птицу». Как же умудрился ее вызвать? Вытащив ручку, дал мысленный приказ симулякру на трансформацию. Сначала почувствовал в руках чешуйчатую поверхность ножен, которые превратились в тонкую трость. Взмахиваю ей — и над головой возник фиолетовый сгусток, похожий на желе. Он дрожал и переливался сиреневыми и белыми змеистыми линиями.

«Огонь и воздух, комбинируя друг с другом, создают нужное тебе убойное плетение, — зашептал Ясни. — Смело претворяй в жизнь свои задумки. Что ты хочешь сделать?»

Что я хочу? Поднимаю трость вверх и трещащий от напряжения студень ловко цепляется за ее кончик. Осторожно раскручиваю свое оружие и мысленно формирую нечто тяжелое и огненное, чтобы оно могло не только жечь, но и пробивать защиту врага. В воздух взлетает спиралевидное облако, сменившее цвет из фиолетового на красно-желтый. С тихим гудением оно завертелось, поднимаясь все выше и выше. Задрав голову, смотрю с интересом.

«Пока ты не даешь команду — «веретено» будет стоят на месте, — идет подсказка моего призрачного друга. — Чтобы убрать — аккуратно помани его к себе. Мысль — такое же оружие. Учись правильно акцентировать свое плетение на определенную задачу».

- А если ошибусь? — тихо бормочу в ответ.

«Разнесешь к дьяволу все вокруг, — показалось, что Ясни усмехается. — Магия в руках слона — вещь опасная и непредсказуемая. Но ты не мальчик уже, кое-что знаешь, поэтому будь смелее».

- Спасибо за слона! — язвительно отвечаю и медленным покачиванием трости вынуждаю «веретено» опуститься вниз. С недовольным шипением плетение исчезает. — Ты лучше дай идею, как магичить с клинком без ножен! Вот где проблема!

Вместо этого Ясни приказал мне вытащить кинжал и сделать несколько рубящих и режущих ударов по воздуху, но так, чтобы я стоял лицом к кустарникам. И внимательно смотрел, что произойдет.

Перехватываю рукоять и делаю несколько х-образных движений, потом резко перевожу в горизонтальную плоскость и дважды перечеркиваю воздух. Странный, но приятный уху звук, мягкое шипение — и к своему изумлению замечаю, как ветки дикой малины падают на землю. Дистанционный удар! Вот это уже кое-что!

Неожиданно для себя целую холодную сталь кинжала.

«Да ладно, чего там, — Ясни растерян. — Подумаешь, подсказал неучу некоторые секреты. Я вообще полон сюрпризов. Ты только учись, найди себе наставника».

Как будто я не знаю, что мне нужен опытный маг!

- Можно создавать новые плетения посредством мысли?

«Можно, но лишь овладев всеми премудростями магического искусства. Не стоит легкомысленно относиться к своему оружию, — предупредил Ясни. — Могу неправильно понять твою мысль, и произойдет непоправимое».

Возразить на его слова было трудно. Ясни прав, как ни крути. Прежде чем сесть за руль, я решил позвонить посреднику, назначенному Жарохом. Нашел его имя в телефонном справочнике и нажал на вызов. Ответит или нет? Вслушиваясь в протяжные гудки, размышлял о правильности своей идеи. А что было делать? У меня нет выбора. Буду топтаться на месте — грохнут рано или поздно. И не узнаешь, от чьей руки смерть принял.

Гудки оборвались со щелчком. Потом молодой голос с долей осторожности откликнулся:

- Слушаю вас.

- Я говорю с Ульяном? — уточнил я. — Вам привет от дедушки. Обижается, что не навещаете. Хоть бы съездили на праздники, гостинцы привезли.

Собеседник молча выслушал тираду, в которой было кодовое слово для первого контакта. Потом-то мы разберемся, как общаться. Важно, чтобы посредник поверил мне.

- Дела не отпускают, — облегченно выдохнул Ульян. — Но я постараюсь. Может, дед еще что-то передавал?

- Ага, есть просьба, — я огляделся по сторонам. На поляне по-прежнему стояла тишина, нарушаемая стрекотом кузнечиков. — Нужны данные по клану Паниных. Это ярославский Род.

- Что именно?

- Всю родословную не надо. Кто Глава Рода, что за человек, чем занимается. Жены, братья, сестры, дети. Самые преданные вассальные семьи. Маги, служба безопасности. Направление бизнеса. Выясните, при каких обстоятельствах пересекались Панины и Щербатовы. У них уже был напряженный спор в недалеком прошлом. Истоки конфликта.

- Я понял. Очень обширный перечень. К завтрашнему дню не успею, — пошутил посредник.

- Переживу, — успокоил его, усмехаясь. — Но к следующей неделе хотелось бы получить информацию.

- Постараемся. Как будет готово — свяжусь с вами. Обговорим детали передачи.

Мы попрощались. Ну, вот. Пока Ирина будет копать со своей стороны, я попробую залезть глубже. Не верю, что у Лапочкиной такие мощные связи, что проникают в самую структуру чужого клана. Так, вертится кто-то рядышком, боясь сунуть нос в логово.

По какому-то необъяснимому желанию я решил заехать в гостиницу. Что там мне понадобилось — я даже не анализировал. Словно магнит сработал и потянул за собой. Рабочий день еще не закончился, но никто не звонил, не требовал меня срочно закрывать собою прекрасное тело княжны Мирославы. Вместо этого я аккуратно поставил «хорьх» на стоянку и в глубокой задумчивости пошел к гостинице. На входе меня окликнул звонкий девичий голос. До боли знакомый!

- Колояр!

Я поднял голову и оторопело уставился на Алику, сидевшую на скамеечке в тени легкой навесной крыши возле стеклянных дверей. Не веря глазам, сделал два шага навстречу ей, но девушка опередила меня. С неожиданной смелостью она бросилась на шею, и мне оставалось только обхватить ее за талию и приподнять. Алика молча уткнулась куда-то в ухо, пока я крутил ее вокруг себя.

- Ты откуда? — запыхавшись, я поставил девушку на ноги и оглядел ее. — Вот сюрприз так сюрприз!

Алика Громова была в простеньком летнем светлом платье, покрытым ярко-красными цветами и зелеными листочками. На ногах, тронутых легким загаром — босоножки. На плече — маленькая сумочка. Волосы девушка аккуратно сложила в прическу, но несколько прядей выбились из строгой укладки, падая на глаза. Фыркнув, Алика отбросила их в сторону.

- Не ожидал, вижу! — довольная произведенным эффектом, улыбнулась она. — Кто-то обещал позвонить, как приедет в Торгуев, да так и забыл про дочь лесника! Ну, я все понимаю…

- Да подожди ты! Понимает она! — засмеялся я, удерживая девушку за запястья, жадно высматривая милые черты, которые сразили меня на озере. — У меня все из головы вылетело, когда вернулся! Столько дел навалилось…

Глупо оправдываться. Сам же знаю, какие причины заставляли меня откладывать звонок в Демидово.

- Я понимаю, Колояр, — Алика с непонятным мне вниманием высматривая что-то на моем лице. — Не думай, что сержусь. Это так, от избытка чувств…

- Ты как меня нашла?

- Очень просто, — пожала плечами Алика. — Приехала в Торгуев, огляделась и первым делом пристала к дружинникам с вопросом, где найти Колояра Волоцкого. А те вместо того, чтобы помочь незнакомой девушке, попытались завязать знакомство. Мне удалось их заболтать, что было нетрудно. В общем, повторила попытку, только зашла в первый попавшийся околоток. Там к моей просьбе отнеслись гораздо серьезнее. Оказывается, твое имя было известно начальнику. Он и сказал, что ты работаешь на князя Щербатова. Но где живешь — не знает. Потом начал звонить кому-то. Вот и выяснили, что в этой гостинице. Даже подвезли.

- А почему сидишь здесь, а не в фойе? — нахмурился я. Алика весьма элегантно вычислила мое местонахождение. Получается, меня не так и трудно найти. Любой околоточный наведет на след, если у него есть знакомый из вышестоящих. Надо бы Щербатову подсказать, пусть своих взгреет как следует. Я теперь вынужден любую возню вокруг моей персоны воспринимать всерьез.

- Не пустили. Я лишь спросила, на самом ли деле ты живешь здесь — сразу же вывели наружу. Никакой информации. Только одни комплименты. Сказали, правда, что я могу ждать господина Волоцкого на улице. Чай, не зима.

- Убью, — с изменившимся лицом произнес я, но Алика сжала мою руку.

- Не вздумай бузить. Ничего страшного не произошло. Не знаю, почему так они поступили — но подозреваю, что были причины.

Черт побери! А ведь персонал в курсе, что произошло вчера. Да еще Управление княжеской безопасности хвосты накрутило. Вот и подстраховываются. Вчера постояльцу стекла высадили, стены пулями исковыряли, магией едва не прибили — а сегодня заявляется красотка в коротком платьице и начинает спрашивать об этом постояльце.

- Ладно, пошли, — я мельком глянул на часы. Плевать, до вечера успею вернуться. — Где твои вещи?

- Все здесь, — Алика показала на сумочку.

- Не понял, — я изумленно повертел головой в поисках большого чемодана. — Шутишь?

- Серьезно, — мягко улыбнулась девушка. — Все мои вещи в полевом лагере. Я устроилась в экспедицию князя Демидова на раскопки твоих курганов. Отпросилась у господина Косарева до завтрашнего дня.

У меня от радости екнуло сердце. До завтра мы будем вместе!

- Идем! — я решительно потянул за собой Алику. Войдя в фойе, я направился к административной стойке, за которой скучал дежурный клерк. Увидев, кто семенит рядом со мной, изменился в лице.

Подхожу к нему и холодно поясняю:

- Любезный! Я, конечно, ценю вашу самоотверженную работу, но хочу сделать предупреждение. Чтобы впредь таких сцен я не наблюдал! Девушка — моя очень хорошая знакомая, деловой партнер. Приехала издали, очень устала. Запомните ее хорошенько. Надеюсь, в следующий раз вы не выгоните на жаркую улицу вместо того, чтобы предложить какие-нибудь прохладительные напитки и предоставить место в вестибюле?

- Сударь, мы вняли…, - проглотил ком клерк и дрожащими руками начал стучать по клавишам, глядя в экран. — Скажите ваше имя, сударыня. Мы внесем его в список приоритетных посетителей.

- Александра Громова, — почему-то смутилась девушка.

- Теперь все в порядке, — клерк тоже порозовел. Наверное, понял, что голова его останется целой.

- И еще, любезный. Сделайте заказ на кухню. Обед на две персоны в мой номер. У меня всего два часа свободных. Надеюсь, задержек не будет.

- Все сделаем в лучшем виде, — клерк отчаянно закивал и схватился за телефонную трубку, а мы пошли к лифту, провожаемые взглядами двух охранников, безразлично взиравших на эту сцену в пустом фойе.

- Деловой партнер, значит? — улыбнувшись, спросила Алика, когда массивная лифтовая дверь отсекла нас от всего мира.

- Такие болваны иначе не воспринимают, как надо вести себя с красивыми девушками, — голос предательски сорвался, потому что Алика обхватила своими прохладными ладошками мои щеки и крепок поцеловала. Оторвались мы друг от друга только под предупреждающий сигнал лифта. Приехали!

- Рассказывай! — как только закрыл дверь номера на замок, потребовал я. Нужно как-то отвлечься от жарких и приятных мыслей, иначе рискую сорваться и наделать глупостей. — Как ты очутилась в экспедиции Косарева? И зачем вообще туда залезла?

- Захотела быть поближе к тебе, — Алика пригладила платье и села в кресло, с удовольствием вытянув ноги. — Когда я приехала на Варчаты, отец сказал, что князь Демидов собирается посылать экспедицию на раскопки курганов. Так и узнала о твоей сделке с князем. Потом попросила папу устроить встречу с Юрием Степановичем. Демидов принял меня, и тоже удивился, что я так рвусь в экспедицию. Ну, я же иногда работала с Косаревым. Он меня знает.

- Меня ты не упоминала?

- Я похожа на дурочку? — Алика сморщила носик. — Вообще ни слова. Все исключительно о любви к археологии. Да и профессия моя подходящая. Ты знаешь, сколько животных сейчас в лагере? Полтора десятка лошадей, десяток сторожевых псов. За каждым следить надо. Так что я занимаюсь своим непосредственным делом вместе с лекарями.

- И как там? — мне стало интересно. — Масштабы впечатляют?

- Технику пригнали, чтобы шурфы рыть. Прямо с железнодорожных платформ своим ходом до Курганных земель. Куча народу, целый палаточный лагерь, — Алика вздохнула и украдкой посмотрела по сторонам, оценивая степень комфортности номера. — Охрана большая, все на внедорожниках. Человек семьдесят, не меньше. Специально не считала! Я же не шпионить приехала!

- Да ладно тебе, — улыбнулся я, рассматривая свою нежданную гостью. Алика — моя отдушина в огромном мире, где не осталось ни одного человека, к которому я бы испытывал самые приятные эмоции. — Плевать на Курганные земли! Пусть копаются, сколько душе угодно. Здорово, что ты здесь на все лето!

- Я тоже рада, — Алика положила руки на колени. — Но я еще хочу кое-что сказать, не самое приятное для тебя…

Она осеклась, потому что в дверь постучали. Я распахнул ее и запустил официанта в белом, толкающим перед собой тележку с судками и тарелками. Обед прибыл. Молодой парень шустро накрыл стол, пожелал приятного аппетита и выскочил из номера, не забыв украдкой посмотреть на сидящую Алику. Как бы косоглазие не заработал, чудо.

- Так, садись кушать, — приказал я. — Потом все неприятности вывалишь на мою многострадальную голову.

- Неудобно, — помялась Алика. — Я в кафе перекусила.

- Чего? — сердито нахмурив брови, я навис над девушкой. — Какое кафе? Быстро за стол! Смотри, какой супчик! Грибной, с уточкой! Пахнет-то как… Кстати, я тоже не обедал. Обидишь, если откажешься… партнер.

- Ладно, уговорил, — девушка подала руку, и я помог подняться ей, на мгновение прижав к себе. Сплошное головокружение и эйфория.

Не знаю, что там Алика перекусывала, но суп наворачивала с аппетитом. А я ждал момента, когда она расскажет о неприятностях.

- Колояр, здесь Рахдай, — наконец, стукнула меня новостью по голове Алика. — Я сначала не знала, что за странный дядька в лохмотьях ходит по лагерю, но, когда случайно подслушала разговор Пахома и Косарева с этим оборванцем, сразу решила ехать в город и предупредить тебя.

Растудыть тебя через колено! Как так-то? Как шаману удалось выжить? И ведь не поленились раскопать завал гробницы, чтобы выдернуть сдохшего (я ведь был уверен в этом!) ублюдка на свет божий! Это все Мирон! Теперь ясно, что против меня плетут очень прочную сеть. «Солнечный доспех» не дает им покоя. Может, Демидов куда опаснее Щербатова, а я здесь свои интриги плету, не глядя за спину.

- Пахом? Это наш сотник, что ли? — спросил я совершенно другое.

- Ага. Из отряда «рысей». Его перевели в Службу Безопасности, он теперь у Башлыка в заместителях.

- Нифига себе карусель, — пробормотал я. — Ладно, а что Рахдай?

- Рахдай здесь не просто так. Он каждый вечер разговаривает по телефону или с архатом Мироном или с самим князем, — Алика отложила ложку в сторону. — Помимо этого шаман руководит подъемом артефактов на поверхность. Сам смотрит их вместе с помощниками Мирона, оценивает, определяет опасность находок.

- Много нашли?

- Под тремя курганами уже пробили шурфы, через которые работники проникают внутрь. Артефактов мало. Только один курган содержал некоторое количество золотых украшений, оружия, магических дисков и оберегов. Но ничего сверхординарного.

Я про себя облегченно вздохнул. Пусть копают. Ценные находки уже давно лежат под бронированных стеклом у коллекционеров или в банковской ячейке семьи Волоцких. Правда, отдавать некому. Если затронуты три кургана, то остались еще одиннадцать. Постепенно экспедиция будет уходить в сторону Волги, оставляя за собой шурфы и срытый гусеницами плодородный слой. Вредители…

- А я хотела к тебе еще вчера приехать, да одна из собак лапу повредила, — призналась Алика, нацеливаясь на аппетитный кусок прожаренного мяса в окружении ломтиков хрустящей картошки. — Провозилась целый день.

Вот здесь меня пробрало. Сразу вспомнил вчерашнее событие. Само провидение не дало девушке попасть в неприятность. Если не хуже.

- Скажи, а Рахдай вчера был в лагере?

- Колояр, ты же не будешь зря задавать такие вопросы? — Алика пристально взглянула на меня. Проницательная девушка, дочь ведуна, как-никак.

- Я первый спросил! — по-мальчишески вывернулся я и как можно шире улыбнулся.

- Хм… С утра шаман крутился возле палатки Косарева, потом с Пахомом поехал на раскоп, — начала вспоминать Алика. — В обед вернулся, продрых до шести или семи, поужинал… Нет, он никуда не уезжал.

- Ладно, — я облегченно откинулся на спинку стула. — Черт с ним. Главное, теперь не удивлюсь, если встречу его в городе. А то наворочу дел от неожиданности.

- Колояр, что произошло? — с тревогой спросила девушка. — Я тебя насквозь вижу. При чем здесь распорядок дня Рахдая?

- Обычные будни телохранителя княжеской дочери, — ну зачем ей знать о моих проблемах? — Ты же знаешь, что без проблем в таких делах не бывает.

- Ты охраняешь дочь князя Щербатова? — воскликнула девушка и легкая тень набежала на ее лицо.

Я виновато развел руками. Неужели заревновала?

Алика неожиданно для меня вскочила, бросилась к сумочке, которая осталась лежать в кресле, покопалась там и вернулась с хитрым выражением лица. В руках она держала блокнот. Помахала им.

- Сюрприз для тебя! — сказала она торжествующим голосом. — Я нашла следы недостающих элементов «солнечного доспеха» Варахи, ой, то есть Сваруна!

- Не может быть! — я замер от коснувшейся меня краешком удачи.

- Может, еще как может! В общем, два кольца-перстня Сваруна купил десять лет назад английский коллекционер Уильям Грэйс, — зашуршала листками Алика. — Аукцион проходил в Париже, и каким образом артефакты попали туда — я не выяснила. Но точно знаю, что по описанию в древних трактатах индусского ученого Рапаяни эти перстни — те самые.

- Перстни, не кольца? — уточнил я. Ведь Ясни мне напрямую говорил о восьми перстнях.

- Перстни, — уверенно ответила Алика. — Не торопи меня. Рапаяни описывал их так: золотые перстни со вставками из драгоценных камней размером в два карата. Речь идет об агате, опале, гранате и корунде.

- Я думал, они дублируются, — я поднял руку, демонстрируя два перстня. Два других снова пригрелись на груди.

Девушка отрицательно качнула головой.

- Так вот, предназначение колец Сваруна (так они называются в каталоге) — магические практики, если они находятся отдельно от перстней. Если же человек сумеет найти все восемь предметов и соединить их в единый энергетический контур, то получит уникальный шанс стать обладателем легендарного «солнечного доспеха», вплетенного в структуру магических перстней еще в эпоху Варахи, то бишь Борея, правителя южного царства. Получается, на самом-то деле «доспех» — это всего лишь защитный магический комплекс, а не куча железа и оружия!

- Откуда этот…Рапаяни мог знать о древних артефактах, находящихся на территории России?

- Не знаю. Но перстни, как я смогла понять по рисункам, дублируют лишь форму основных артефактов. Только камни другие. Полагаю, ученый пользовался какими-то совсем уж древними книгами. Можно подозревать ошибки, но слишком очевидны совпадения.

Алика выпрямилась и с горделиво взглянула на меня. А ведь молодец, девочка! Раскопала, в самом деле раскопала ценную информацию.

- Отлично! Значит, два камня у некоего коллекционера Грэйса…

- Да. Агатовый перстень, это я так для себя называю, — улыбнулась Алика, — и опаловый.

- А остальные?

- Увы, их следы теряются на просторах Европы, — развела руками моя дорогая гостья.

- То есть, — я осторожно привстал, — они не в могильниках?

- Нет. По косвенным данным они могут находится в чьей-то коллекции, — печально захлопала ресницами Алика. — Надо копаться в архивах аукционов, да кто же даст? Нужен запрос от высокородного, чтобы он подтвердил интерес к предметам и лояльность человека, занимающегося поиском информации. Там все так сложно.

- Алика, — я встревоженно вскочил, обошел стол и положил руки на теплые плечи девушки. — Ни в коем случае не влезай в это дело. Знала бы ты, насколько опасно ворошить все, что связано с артефактами. Я ценю твои усилия, но не рискуй дальше. Отдай мне блокнот и забудь, чем занималась.

- Еще чего! — возмутилась Алика и тоже вскочила на ноги. Мы встретились взглядами. Опять нечто невообразимое и приятное шевельнулось в груди. Захотелось прижать девушку к себе и раствориться в глубине ее глаз, в дыхании и тепле тела. Сдержался. Алика весьма воинственно настроена, вцепилась в блокнот.

— Колояр! — чуть не жалобно произнесла Алика. — Ну, пожалуйста, дай мне закончить расследование! Это же так интересно! Обещаю, что не полезу с расспросами к этому гадкому Уильяму Грэйсу. Я очень буду осторожна!

- Демидов может узнать про твой интерес, — предупредил я. — А когда узнает, начнет давить на меня. И чтобы спасти прекрасную дочь лесника, я отдам и кинжал, и перстни…

«Еще чего! — возопил в моей голове Ясни. Ну, еще бы! Он же пристегнут на клипсе к карману и слушает весь разговор. — Только попробуй отдать меня недостойным торгашам! Враз прокляну!»

- Прекрасная дочь лесника? Хм, — глаза Алики лучисто блеснули. — А как же деловой партнер?

- Он остался в лифте, — пробормотал я, и не сдержался. Целоваться Алика совершенно не умела, но компенсировала свой недостаток страстью и жаркими объятиями. Ничего, еще парочку таких замечательных моментов — и у меня в руках окажется пылкая особа, способная свернуть мозги набекрень любому мужику.

Почувствовав легкое нажатие на грудь ладошками, я оторвался от губ девушки. Все правильно. Суровый папаша-лесник до сих пор незримо присутствует в качестве границы, которую нельзя переходить. Конечно, можно наплевать на условности, уповая на свой статус. Я представитель фамилии Первых Родов, мне можно многое. Даже Демидов не смог откровенно скрутить меня, опасаясь последствий. А уж какая-то обычная девчонка-ветеринар, простая мирянка… Кто мешает мне овладеть ею прямо сейчас? Ведь Алика и сама показывает робкие знаки, что готова к отношениям на другом уровне. Но… анахронизм в виде совести, чести, честности, пришедший вместе со мной в этом мир — он не дает поступить подло.

- Извини, я не сдержалась, — пунцовый румянец постепенно сходил с щек Алики. — Не надо было так…

- Брось, обычное дело, химия и прочие премудрости организма, — вздохнул я, поправляя воротник рубашки перед зеркалом. Нет губной помады на шее или на ткани? — Молодость всегда безрассудна, но тем и прекрасна…

- Ой, Колояр, можно подумать, ты такой старик! — засмеялась Алика, подходя ко мне и обнимая за пояс, сцепив пальцы на моей спине.

Я замер, словно увидел призраки прошлого. Майор Прохоров на мгновение занял свое место и тут же исчез. Словно напоминание не забывать его. Да, по сути — я старик.

- Алика, мне нужно на службу, — сказал я, поглаживая руки девушки. — Оставайся в номере. Ночевать будешь здесь, и не спорь. У тебя до завтра выходной, не забыла? Пользуйся всем, что есть. Душ, ванна, телевидение. Поспи обязательно. Я вернусь и закажу ужин. Только не выходи никуда. Пожалуйста.

- Хорошо, — девушка развернула меня к себе. — Если ты так хочешь — останусь. Только как на это посмотрит администрация гостиницы? Подумают, что господин Волоцкий пригласил девицу легкого поведения…Делового партнера, ага!

- Убью и разотру в порошок, — с металлическими нотками в голосе предупредил я. — Волоцкие — не просто фамилия. Это традиции. Будут вякать — куплю их гостиницу на корню.

- Она за Щербатовыми, — напомнила с улыбкой Алика.

- Тогда приду к князю и потребую выкупа, — не сдавался я, пытаясь развеселить девушку. — Ладно, я побежал. Предупрежу, чтобы никто в номер не ломился. Можешь спокойно заниматься своими делами. Да, кстати, одолжишь блокнот до вечера?

- Держи, — без тени сомнения или беспокойства она протянула ставшую ценной вещь. — Только не потеряй и не показывай записи никому.

Глава 5

Глава пятая

Худое и хорошее всегда рядышком бродят, рука об руку. Вот приехала Алика, привнесла в мою странную жизнь частичку света и тепла. Как будто оттаял от изморози, застигшей меня в пути. Но в то же время зловещая тень Рахдая, маячащая где-то рядом со мной и прячущаяся за спиной, не дает расслабиться. Не ожидал я, что шаман встанет под герб Демидова. Сам же князь не оставил своих попыток присвоить себе артефакты. Теперь меня мучает один вопрос: а знает ли шаман о найденных перстнях? Если знает — я в очень скверном положении.

Своих попыток Демидов не оставит — как пить дать. И ведь какое совпадение получается! Только я расправился с наемниками, пытавшимися похитить Миру, меня тут же попытались приговорить. Сопоставляя оба события, мысли тут же перекидываются к словам Алики, что в Торгуеве появился чертов шаман! Пусть девушка сколько угодно твердит, что Рахдай никуда вчера не исчезал — плохо верится. Он мог с кем-то метнуться в город, найти меня по аурной метке (вещей в Демидово я оставил предостаточно) и попытался грохнуть. Не получилось, потерял стрелка. Значит, охоту свою продолжит. Гримасы судьбы: в тайге я преследовал шамана, а в городе он крадется за мной.

Погрузившись в невеселые мысли, я автоматически среагировал на сигнал светофора. Пристроившись в хвост облезлому «ориону», я терпеливо дождался, когда можно будет ехать, и нажал на педаль газа после загоревшегося желтого «глаза». Что произошло впереди — не сразу и сообразил. Какая-то серебристая сигара с хищно вытянутой мордой, вылетевшая на перекресток, врезалась в бок «ориона», закрутила его по дороге, а сама с пронзительным визгом запоздало затормозила, задев переднее крыло моего «хорьха». Что-то со звоном брякнулось на асфальт, пролетело со скрежетом, ударилось о бордюр. «Орион» в момент очередного кульбита влетел в фонарный столб и тоже замер.

Движение не остановилось, так как трасса в этой части города была широкой, и огибая три замерших машины, продолжило катиться дальше. Где-то вдалеке завыла сирена дружинного патруля. Водитель «скифа» (это была городская модификация внедорожника) — той самой серебристой сигары — определенно влип.

Но так не считал виновник безобразия. Дверь со стороны водителя распахнулась, на улицу вывалился добрый молодец с косой саженью в плечах, в короткой рубашке, которая выгодно показывала его впечатляющие бицепсы. Лицо парня исказилось от злости. Не обращая внимания на посторонние звуковые сигналы, он попер прямиком к «ориону», откуда пытался вылезти несчастный пожилой мужик. Как еще жив оказался! «Скиф» влетел прямиком в водительскую дверь, которую сейчас крепко заклинило.

Вслед за водителем поспешали еще двое, уступающие ему в габаритах совсем ненамного. Что-то не по себе становится. Кто-то из высокородных устроил аварию. Хуже всего, что он явно из дворян, приближенных к Щербатову. Да тут все они вассалы, под ногами стелются.

Мне тоже пришлось выйти, чтобы осмотреть повреждения. Крыло помято, краска содрана. Н-да, придется отгонять тачку на автосервис. Ситуация тем временем накалялась.

- Вылезай, быдло! — стал орать бугай, дергая дверь. — Вылезай, быстро убью, не будешь мучиться! Ты мне машину угробил!

Ну, парень слегка преувеличивал. Его «скиф» потерял стекла на фарах, сорвал бампер и слегка выгнул капот. По сравнению со стареньким «орионом» — сущая ерунда.

- Сударь, вы сами на красный пошли! — увещевал его мужик через разбитое окно. Выходить ему резко расхотелось.

- Ты мне лапшу на уши не вешай, урод! — бесновался качок. Дерг! Дерг! Бесполезно. Дверь замяло прилично.

Тогда он совершенно неожиданно для владельца «ориона» цапнул его за плечи и буквально выдернул через окошко на улицу и тут же припечатал спиной к машине.

- Ах, ты, чернь поганая! Платить тебе до своей смерти! Ты у меня отработаешь весь ремонт до копейки на местных каменоломнях!

- Эй, дружок — пришлось вмешаться, иначе мужика просто захлестнут. — Охолонись чуток. Орешь на всю улицу.

Мне навстречу тут же дернулись двое, перекрывая дорогу. Но увидев мои перстни, мгновенно стухли, отошли в сторону, но расположились за моей спиной.

- Ты мне, что ли? — фыркнул как бешеный бык парень, повернувшись ко мне. — Кто такой? Тебе разрешали лезть не в свое дело?

- Вообще-то дело как раз мое, — напомнил я. — Ты мне машину стукнул, краску снес с боковины. Перся на красный свет, я могу перед патрулем засвидетельствовать. Твоя вина. Отпусти человека.

- Человека? Да нищеброд он, как и ты!

- Витька! — окликнул его один из его друзей, чем-то похожий на бугая. Может, брат? — Угомонись, в самом деле…

Я спокойно ждал, когда этот Витька закончит бушевать. Хорошо, хоть мужика перестал трясти. У того уже губа рассечена, глаза безумные от испуга.

- Ты меня назвал нищебродом? — решил уточнить я некоторые моменты. Очень мне захотелось проучить дорожного хулигана.

- Хочешь еще раз услышать? — Витька сделал шаг в мою сторону, надвигаясь подобно ходячей горе. — Нищеброд такой же, как и тот урод! Что у тебя за тачка, за которую ты дрожишь? Что за уродина?

- Немецкая, из авторизованного автосалона, — отвечаю охотно. — Сделана в княжестве Вестфалия.

Последовал презрительный плевок мне под ноги. Такого поступка я не ожидал. Конечно, мозги от ярости может значительно переклинить, но не до такой же степени. Совсем ничего не видит? А парень явно из вассальных. Герба на капоте не видно, но вот номер намекает на мои предположения. Такие номера, подкрашенные желтой фосфоресцирующей краской и небольшим гербом Щербатовых в уголке, указывают на вассальный род.

У меня, кстати, обычный номер: черное на белом.

- Я могу поинтересоваться, кому сейчас морду бить буду? — стараюсь говорить дружелюбно.

- Ах, ты, козел! — выдохнул Витька. — Ты перед кем свою смелость показываешь? Я же тебя в рулет закатаю! Колесникова долго помнить будешь!

- Так ты Колесников Витька? — я едва не согнулся от смеха, и от избытка чувств хлопнул себя по коленям. Такого сюрприза не ожидал. Сволочь сама идет в капкан. — А я гляжу, рожа знакомая!

- Что за… — Колесников, наконец-то, почуял неладное и не стал хватать мою рубашку огромной пятерней. — Ты кто такой?

- Не припоминаешь? Волоцкий я.

- А-аа! — Витькина морда расплылась в улыбке. — Вот так встреча! Наемник вернулся! Безродный щенок решил…

- Витька, да заткнись ты, придурок! — не выдержал парень, тот самый, чем-то похожий на бугая. Лицо его стало бледным.

- Ладно, господин Колесников, — кивнул я. — Сам напросился. Требую удовлетворения за оскорбление чести. Место встречи и оружие можете выбрать сами. Дуэль обычная или магическая?

- Идиот ты, Витюша! — простонал парень и подскочил ко мне, протягивая руку. — Аркадий Колесников, младший брат этого дебила! Я прошу за него прощения! Ущерб, нанесенный вашей машине, будет возмещен! Еще раз прошу прощения!

- А про того несчастного забудем? — я кивнул на владельца «ориона», который бочком отходил за машину, чтобы лишний раз не светить свою персону.

- Да, конечно же, — наклонил голову более адекватный Аркадий. — Так вы прощаете моего брата?

- Аркадий, извини, — я пожал плечами. — Некоторые переходят границу дозволенного, не осознавая последствий. Твой брат уже не раз совершал поступки вредные и порочащие честь дворянина. Да хотя бы история с Полиной Барсуковой? Помнишь, Витя?

- Принимаю вызов, — оскалился в радостной улыбке Колесников. — Говоришь, выбирать оружие? Ха! Обычная дуэль, на ринге. Контактный бой без защитных средств.

- А я думал, стреляться будем, — удивился я. — Хочешь на кулаках спор решить? Не дешево ли?

- Я тебя покалечу так, что инвалидом до конца жизни станешь, Волоцкий! На коляске передвигаться будешь.

- Почему ты так неравнодушен ко мне? — я вздохнул. — Хорошо. Принимаю. Пришлю секундантов завтра. Обсуждать детали будешь с ними.

В это время подлетел внедорожник с проблесковым маячком на крыше и броской надписью на борту «патрульная дружина». Из нее вышли двое бравых ребят в униформе и с номерными бляхами. Сориентировались быстро и пошли к нам. Придется звонить Мирославе, чтобы не теряла меня. Предстояло задержаться еще на часок.

****

В «Интерлогист» — место моей службы — я вернулся поздно. В Дорожном Управлении, куда мы все дружно направились, пришлось долго отвечать на вопросы инспектора — уставшего усатого мужика, затюканного вызывающими заявлениями Витьки Колесникова. Его пришлось отпустить пораньше, так как позвонил сам папаша братьев и в ультимативной форме потребовал прекратить допрашивать непутевого сынка. Инспектор с радостью подсунул протокол Витьке на подпись с припиской, что оставляет за собой право вызвать в любой момент на допрос, но тот не стал давать автограф, а осчастливил этим правом третьего парня, ехавшего с Колесниковыми. Н-да, гонору у парня больше, чем у князя Щербатова. Далеко пойдет, если образумится, и глупостей не наделает.

До автосервиса так и не доехал. Пришлось мчаться на службу. Первым делом зашел к Мирославе, провожаемый неприязненным взглядом секретарши. И почему эта старушка такая ярая противница моего нахождения в кабинете ее госпожи? Улыбаюсь приветливо и закрываю за собой дверь.

- Наконец-то! — прихлопнула ладонями по столу княжна. — Господин Волоцкий, вам не кажется, что вы стали пренебрегать своими обязанностями? Где шлялся-то? Что за история с аварией?

- Колесников Виктор. Ты же его знаешь? — я бесцеремонно открываю дверцу холодильника и достаю бутылку минералки. Скручиваю крышку и припадаю к горлышку.

- Бешеный придурок, — фыркнула Мирослава. — Самый известный в городе качок. Фанат различных боевых искусств. Всем нормальным ребятам челюсти свернул. С ним уже никто спарринги проводить не хочет. У него даже друзей нет, одни подпевалы и подставные. Он реальный придурок. Уже отца перестал слушаться.

- Так я и понял, — блаженно развалившись в кресле, ответил я. — А что за подставные?

- Да специально шарахались по молодежным кафе и ресторанам, нарывались на скандал. Обычно выискивали приезжих, которые с деньгами. Вроде купцов, торговых агентов. Те, конечно, первое время срывались и налетали на крупные неприятности. Теряли деньги, чтобы откупиться. Князь Щербатов узнал об этом и наказал Витькиного папашу, отобрав весь бизнес. Года три на воде и хлебе держал, пока Глава Рода не приполз на коленях за прощением.

- Простил? — я оживился.

- Простил. Старший Колесников вернулся домой и заблокировал Витьке Дар. На целый год. Он и так-то был неспособным, слабым одаренным, — фыркнула девушка. — Но иначе повлиять на этого идиота было нельзя. Витька, на первый взгляд, за ум взялся, но еще больше ударился в изучение экзотических видов борьбы.

- Понятно. Представляешь, у меня с ним будет дуэль. Оскорбление чести.

- Ты серьезно? — вытаращилась на меня княжна. — Дуэль? Совсем мозги потеряли? Что произошло?

- Он оскорбил меня, назвал безродным щенком. Понимаешь, есть вещи, которые оскорбляют не меня, а моих погибших родителей. Такие слова нельзя прощать. Колесников идиот, согласен. Но задевать память мамы и папы не позволю. Знаю, обижать убогих нельзя. Однако Витьке пойдет на пользу.

- Уже определились с дуэлью? — деловито поинтересовалась девушка. Мне показалось, что в ее глазах заискрился интерес.

- Завтра пришлю секундантов, — я почесал затылок. — Слушай, Мира, поможешь с выбором опытных и достойных людей?

- Нужны секунданты? Своих нет? Ладно, ладно, не сопи так страшно. Дай подумать, — Мира начала коготками выбивать дробь по крышке стола. Я терпеливо ждал, посасывая холодную водичку с пузырьками. — О! Как ты смотришь, если Володю Решетникова попрошу? Он с радостью согласиться.

- Решетников? — я замер. Это ведь муж Полины Барсуковой! Щербатовы не знают о моих отношениях с опальной семьей, и я тоже помолчу. — Надежный человек?

- Помешан на дворянских кодексах. А еще у него зуб на Колесникова.

- Большой зуб?

- Ага, весьма большой и острый. Витька частенько приставал к Полине — его жене, когда Володя еще не был женат на ней. В общем, крови попортил немало.

- Пусть будет Решетников. Надо еще кого-то солидного, чтобы вызов не превратился в клоунаду.

- Ну-ууу, — протянула княжна. — Как смотришь на Пашу? Княжич сразу придаст вес вызову.

- Павел — это серьезно, — я согласился с выбором. — Тогда завтра утром у Колесниковых смогут быть?

- Да не вопрос, решим, — пожала плечами Мира. — От тебя духами сильно пахнет. С девушкой встречался? Кто она? Познакомишь?

Ну и нюх у княжны! Я даже оторопел от неожиданности, но потом рассмеялся:

- Зачем тебе знать? Если у меня появилась девушка — какая необходимость знакомиться с ней?

- Интересно…

- Мира, ну несерьезно, — протянул я и вдруг вспомнил, что хотел узнать. В голове навязчиво крутится рассказ Алики о недостающем комплекте перстней «солнечного доспеха». — Ты помнишь, мы работали по компании «Глобал Старс» …

- Да, британская компания, — Мира разочарованно вздохнула, не дождавшись от меня подробностей встречи с таинственной незнакомкой. Делаю ставку на сто рублей, что княжна начнет по своим каналам выяснять, кто охмуряет Волоцкого. Интересно, добьется своего? — Их головной офис находится в Портсмуте. Тебе зачем? Все документы уже подписаны, контракт вступил в силу. На следующей неделе ожидаем первый грузовой самолет.

- Хочу выяснить, не светился ли в документах некий Уильям Грэйс? Он известный коллекционер, но может вполне быть соучредителем.

- В договоре соучредители не указываются, только основные игроки, — Мирослава смотрит на меня очень внимательно, словно пытается понять, что я еще задумал. — Но мне под силу узнать о твоем англичанине. Интригуешь, Колояр…

- Буду благодарен.

- Познакомишь со своей девушкой, — быстро произнесла княжна. — Иначе благодарность не принимается.

- Да нет у меня никого, — с усмешкой сказал я.

- Врешь, — убежденно сказала Мирослава. — Не убедительно доказываешь о своей невиновности.

- Да я и не собирался защищаться от того, чего нет, — разговор с княжной иногда утомлял. Девица умела свернуть обсуждение важной проблемы на второстепенные и ненужные споры. Для таких случаев нужно просто покинуть ее кабинет. — Ладно, пошел я. Когда домой поедем?

- Через полчаса, — посмотрела на свои часики Мирослава. — Там сейчас такой бедлам. Работники стену, которую папуля раздолбил своей магией, сейчас ремонтируют. А моя комната находится как раз на втором этаже над этим помещением. Кстати, ты меня домой отвезешь сам или Гиви с Ириной?

- Ага, потом к себе через весь город на попутке ехать, — я замахал руками. — Не-не! В твою «мазератти» я не сяду.

- Отец пригласил тебя на ужин, — вдруг ошарашила меня княжна. — Надеюсь, у тебя хватит ума не возражать и принять предложение?

- Ладно, поедем полным сопровождением, — я вздохнул, вспомнив скучающую в моем номере Алику. С кем я хотел провести время, так только с этой девушкой. — Гиви с Ириной тоже возьмем. Сдадим тебя с рук на руки заботливому папаше.

- Язва ты, Волоцкий, — отмахнулась княжна. — Все, иди отсюда. Мне нужно закончить одно дело по немецкой фирме. Через полчасика поедем.

****

Каждый раз желание князя Щербатова видеть меня изрядно напрягало. Неужели до сих пор проверяет меня, прощупывает намерения, пытаясь вывести на чистую воду? В общем, не стал я в этот раз ломать голову. Мне в любом случае надо обсудить с княжичем Павлом условия завтрашнего вызова на дуэль. Мирослава уже успела созвониться с братом и поинтересовалась, сможет ли тот участвовать в одном интересном мероприятии. Павел с большим энтузиазмом согласился.

У Щербатовых я уже был, но в другом крыле здания. В этот раз Мира завела меня в гостиную, где самой большой достопримечательностью оказался огромный овальный стол из светлых сортов дерева. Как удалось столярам точно выверить форму овала при таких размерах — для меня оказалось загадкой. Может, из нескольких половинок состоит? Или магию применили при обработке крышки?

За столом собралось все семейство, начиная от самых младших и заканчивая женами князя. Мисяй и Невзор находились тут же, как самые верные и приближенные, но, вероятнее, для контроля за мной. Слуги стояли вдоль стены, ожидая сигнала к раздаче блюд. Несколько телохранителей перекрывали выход, а один встал за моей спиной. Ну-ну, я наивными мечтами не страдал. Знал, что присматривать за мной обязательно станут.

Щербатов с некой долей помпезности представил меня Семье. Женщины с любопытством обозревали мою скромную персону, а мужчины и молодые люди — с некоторой долей здравого мужского цинизма. На что я гожусь, как держусь?

- Борис, не кажется ли, что процесс представления излишне затянулся? — усмехнулась княгиня Валентина, судя по всему, в иерархии семьи главенствующее лицо. После мужа, конечно. — Колояр, присаживайтесь рядом с Мирославой, не стесняйтесь, раз уж взяли на себя функции окружника.

Вот же зараза! И Мира хороша! Разбалтывает наши разговоры своим мамочкам! Подколола своим замечанием.

Мира, уже успевшая переодеться в домашнее темно-синее платье, стоившее, наверное, папаше сотни три шуршащих бумажек, склонила голову, чтобы я не видел ее улыбки.

- Благодарю за доверие, княгиня, — куснул я в ответ и сел рядом с девушкой. Прошипел. — Болтушка, язык без костей!

В ответ только фырканье.

Щербатов подал знак слугам, и те мгновенно оживились, бросились обслуживать стол. Я огляделся. Вот Елена со своим мужем напротив сидит, весело подмигивает. Олег, брат Мирославы, внимательно рассматривает меня, поблескивая стеклами очков.

- Уважаемый Колояр, может, вы расскажете немного о себе, — попросила вторая жена князя, Ирина Андреевна, мать Елены. — Право, столько жалоб от Мирочки, что ее опекает страшно эгоистичный, жутко злой солдафон. Опровергните эти инсинуации!

- Мама! — воскликнула Мирослава и покраснела. За столом рассмеялись. — Я не говорила такого!

Ну, вы же понимаете, что ужин в кругу большой аристократической семьи — это повод почесать языками, прощупать приглашенных, оценить перспективы сотрудничества, как человек вольется в клан, полезен ли окажется в будущем. Так что мы не торопились кушать ароматный супчик с рябчиками под неспешный разговор.

- Вы знаете, Мира права, — я внутренне усмехнулся. Суп-то вкусный. Жаль, не дают насладиться угощением. — Я и на самом деле солдафон. Привык к службе, которая не раз спасала мою шкуру. Вот и не подумавши, перенес свои наработки на бедную девушку. Извиняюсь…

- Ничего, ничего, — хмыкнул Щербатов, чутко улавливая настроение сидящих за столом. — Ей полезно. Последние события только подтвердили правильность моего решения. Впредь разрешаю применять твои наработки для защиты младшей княжны.

- Я тебя убью, — процедила сквозь зубы Мирослава. — Причем, уже завтра.

- Да, мы хотим поблагодарить вас, Колояр, за спасение дочери, — благосклонно произнесла княгиня Валентина. — Наши аналитики просчитывали варианты, и ни один не показал хорошего исхода. Против мага-архата выстоять практически не было шанса.

- Архат? — я посмотрел на Щербатова.

- Вы, Волоцкий, угробили архата, — встрял в разговор Невзор, сверля меня своим тяжелым взглядом, так и не изменившимся с первого дня нашего знакомства. Помню, хорошо помню! — Все специалисты недоумевают, как так получилось, что не имеющий полноценного Дара человек скастовал очень сложное заклятие «феникса» — единственно правильный ход в ситуации.

Так значит «огненная птица» имеет свое название. «Феникс». Буду знать.

- Я уже говорил о семейных артефактах, — пришлось пояснить, — которые достались мне в наследство. Может, в них дело.

- «Феникс» — весьма древнее заклятие, о нем мало знают в Европе, и чаще всего применяют на Ближнем Востоке, — пояснил Невзор, отложив ложку в сторону. — Причем, первые упоминания пришли именно оттуда. Могу лишь сказать, что технику начали отрабатывать с пятого-шестого века. Не уверен, что она могла появиться в арсенале Рода Волоцких.

- Я нарушил какие-то правила? — черт побери, надо быстрее суп хлебать, пока не отобрали. Вон, слуги уже на низком старте находятся. Пока архат думает, что поймал меня, я спокойно орудую ложкой.

- Ни в коем случае, — наклонил голову Невзор. — Но любая магическая составляющая оставляет свой след. Видите, господин Волоцкий, что мы докопались не только до убитого мага, но и до вашего заклятия. Меня заинтересовали ваши фамильные перстни.

- Хорошо, не буду больше обижать архатов, — надоел мне чертов старик. О, смена блюд! Какая-то запеканка с мясом и зеленью, красиво посыпанной сверху. — Если они сами оставят меня в покое. А перстни я никому в руки не дам. Они завязаны на кровь.

Раздался смешок. Кажется, Пашка развеселился. Да и многие тоже старательно прячут улыбки.

- Да, это сильный аргумент, Невзор, — даже Щербатов показал, что архат слегка перебарщивает.

- Господин Волоцкий славится не только своими неожиданными способностями, но и благородством, — усмехнулся Павел. — Имею честь доложить, папа и мамы, что мне предложено стать секундантом Колояра. Завтра идем вместе с Володей Решетниковым к Колесниковым.

- Что за бред? — Щербатов нахмурился. — Это как понимать, сын?

- Мощно задвинули, — хмыкнул двадцатилетний Иван. — Кого щемить будете?

- Иван! — воскликнула княгиня Валентина. — Где нахватался вульгарностей? У местной шпаны?

- Витька Колесников устроил гонки по городу, — пояснил Павел и подмигнул мне. — Угробил машину какого-то простолюдина, морду помял ему и предъявил за свою тачку. Колояр был свидетелем нарушения, попробовал усовестить дебила с большими кулаками, но благополучно получил ответ, который стопроцентно потянул на дуэль.

- Я хотел просто застрелить мерзавца, — развел я руками и получил незаметный тычок от Миры. — А он хочет бой без правил.

- Витька — бешеный бык на ринге, — Олег поправил очки. — Реально, Колояр, без обид. Если дуэль не на пистолетах или не в Магическом Круге — он невероятно крут. Поговаривали пару лет назад, что Колесников для улучшения своих физических кондиций подтянул какого-то мага, и он готовил ему эликсиры, мази, таблетки.

- Откуда тебе известно? — заволновалась Мирослава, и ее рука, держащая вилку, дрогнула.

- Разные источники, — пожал плечами Олег. — Что подтверждается невероятным количеством тяжелых травм его спарринг-партнеров. Бьет так, что кости ломаются.

- Действительно, Колояр, откажись, — мягко посоветовала Елена. — Или дворянская честь не позволяет?

- Я не могу, — покачал я головой, — не тот случай.

- Мне еще этого не хватало, — проворчал Щербатов. — Кажется, Колесников-старший полностью утратил контроль за сыном. Поговорю с ним… Или нет. Павел, проведешь по всем канонам вызов на поединок. Я верю в Колояра. Не забывайте, что он не в тепличных условиях выращен.

«Модификаторы на магической основе, — догадался я, как только услышал про эликсиры. — Они сами по себе настоящие усилители всех функций организма, а с магией так вообще из человека делают машину для убийств. Черт, надо провести диагностику своих модификаторов. Совсем запустил себя».

- А когда Виктор проиграет — я его изгоню из клана, — зло ощерился князь. — Мне такие…несдержанные не нужны.

Вот и зря. Разозленный парень обязательно уйдет в чужой клан, и хуже врага не придумаешь. Надо ему просто найти нужное дело, в котором он будет себя чувствовать нужным, а не хренью маяться. Мне, конечно, такой раздрай только на руку. Пусть между собой выясняют отношения. Если Щербатов умеет просчитывать ситуацию с каждым своим подчиненным — обязательно о последствиях подумает.

- Хотел бы я посмотреть на лицо нашего неугомонного Вити, — Олег скинул очки и ожесточенно потер переносицу. — Пашка и Володя своим видом вгонят в печаль дядю Алексея.

Разговор незаметно перекинулся на обсуждение странного происшествия на Курганных Землях. Было много версий, что за артефакт нашли миряне. Невзор долго ходил вокруг да около, но одно интересное предположение выдвинул. В том самом кургане могли похоронить древнего жреца или верховного князя с оберегом-ловушкой. Например, кто-то из похитителей, польстившись на баснословные сокровища, опускаемые в могилу вместе с великим вождем или жрецом, мог обнаружить этот амулет и активировать его простым движением рук. Скорее всего, так и есть. Этот артефакт стал некой тактильной миной замедленного действия, ловушкой для дурачков. Например, потереть его или надломить не составит труда любому похитителю, не умеющему читать. Все правильно. Иначе как простой горожанин, имевший за плечами только начальный курс общей школы, смог активировать магический заряд?

- Вы еще не проверяли этот курган? — поинтересовался я. — Кто там похоронен?

- Я запретил на время проводить проверку, — прищурился Щербатов. — Хочу посмотреть, кто еще клюнет на приманку. За вчерашний день мы проверили всех антикваров по городу, легальных и нелегальных. Всплыло очень много информации. Получается, что по княжеству кто-то активно скупает артефакты, найденные на Курганных Землях. Это касается и тебя, Колояр. Пока ты отсутствовал, на твоей половине резвились такие толстые мыши, что многие коллекционеры руки потирали от счастья.

- Лишь бы не вздумали проверять находки, магические они или нет.

- Любой артефакт проверяется на магию сразу, — вмешался Невзор, поджав губы. — Не бывает иного среди антикваров-оценщиков. Существует инструкция, требующая тщательной проверки. Как оказалось, не зря умные люди придумывают ограничения. Один болван не только себя угробил, но и две семьи без кормильцев оставил. Ладно, что амулет оказался довольно слабым. Радиус ограничен ста метрами. Никого больше не задело.

- И все же — сумели идентифицировать? — я дал возможность слуге убрать лишние тарелки, и передо мной поставили блюдце с бисквитным пирожным и чай в тонкой фарфоровой чашке.

- Обычный амулет с простейшим механизмом активации, — Невзор посмотрел на бисквит как на врага. — Защита от дурака. Такие в стародавние времена обобщенно называли «улыбка легкой смерти». Не надо знать заумных колдовских слов. Плюнул, растер — получи большой «бабах».

- Знающий человек сделает выводы, — я хмыкнул. — Действительно, могут клюнуть на огромные сокровища под курганом. У обычных вождей таких хитрых оберегов нет.

- Даже хорошо, что амулет сработал не под курганом, а в нескольких километрах от него, — Невзор неожиданно смягчил свой тон, но все так же пристально изучил мою физиономию. Я почувствовал легкое головокружение и осторожное сдавливание в районе затылка и висков. Ментальное сканирование применяет, падла.

Даю мысленную команду поставить блок, не обращаясь к своему призрачному помощнику. Ясни не дурак, сообразил быстро, кто вмешивается в его епархию, то бишь в мозги носителя. Давление прекратилось, а у Невзора неожиданно для всех из пальцев выскользнула чашка и грохнулась об пол, жалобно звякнув осколками дорогого фарфора.

Все с недоумением посмотрели на архата. Слуги бросились подбирать осколки. Невзор отчаянно покраснел и пробормотал:

- Хозяин, прости. Рука дрогнула. Устал за сегодня. Я смогу собрать чашку. Прикажи слугам отнести в мою комнату. Позволь, я пойду.

- Иди, — кивнул Щербатов, не выказывая удивления. Умеет себя держать в руках.

За столом оживились, словно и не заметили казуса со старым архатом. Ну, что ж, я частично удовлетворен падением врага. Ладно, ладно, не падением. Всего лишь споткнулся хрен старый. Нечего в мою голову лезть.

Ужин закончился, и я не стал долго задерживаться, дав обещание обеим княгиням, что буду чаще заглядывать в гости. И, конечно, приглядывать за Мирославой. Такая энергичная девушка требует пристального внимания. Можно применять любые меры воздействия, это только на пользу.

Мира, стоявшая рядом со мной на освещенном яркими фонарями парадном крыльце, крепко вцепилась в мой локоть и возмущенно шипела, но не смела перечить матерям.

- Я обязательно приму к сведению ваши рекомендации, — с улыбкой кивал я. — Несомненно. До свидания. Всего доброго.

Павел отвел меня в сторону, бесцеремонно оторвав сестру от локтя.

- Тебе не стоит вместе с нами заходить к Колесниковым, — сказал он. — Слишком много чести для болвана. Сделаем так: я с Володей буду грузить Виктора проблемами, авось откажется. А ты сиди в машине. Поедем на моей, понял? Княжеский герб, знаешь, прочищает мозги любому.

- У Колесникова клинический случай, — не согласился я. — Хорошо, буду ждать.

- В восемь мы заедем за тобой, — хлопнул по плечу княжич. — Не проспи.

С князем Щербатовым я попрощался еще в гостиной, поэтому не стал задерживаться и поспешил «домой». Там меня ждала Алика, одна, в чужом номере. Неизвестно, что произошло за эти часы, когда я трепался языком с княжеским семейством. Мои страхи оказались напрасны. Девушка предусмотрительно закрылась изнутри на внутренний замок. Пришлось стучать условно. Дверь открылась наполовину.

- Наконец-то, — пробурчала она, когда я проскользнул в номер.

Алика напялила на себя мой длинный халат. По недовольной мордашке было видно, что она легла спать давно, не дождавшись меня. Закрывшись, я привлек к себе девушку и поцеловал в теплые полуоткрытые губы.

- От тебя пахнет женскими духами, — она отстранилась и потопала к постели. — Лгун и обманщик.

Да что ж такое-то? Мне теперь вообще ни к одной девице подходить нельзя?

- Мне пришлось сегодня быть на ужине у Щербатовых, — я не стал оправдываться и с удовольствием развалился в кресле. — Княжна Мирослава пригласила. Рядом с ней сидел весь вечер.

Алика молча натянула до подбородка одеяло.

- Пойду в душ, — я вздохнул. — Завтра рано вставать. Спи.

Не хватало мне женской ревности, возникшей на ровном месте. Ополоснувшись под теплыми струями воды, я вытерся и надел легкий тренировочный костюм. Не буду же снимать с девушки халат. Хм…, сразу соблазнительные картинки в голове возникли. Даже Ясни одобрительно подкинул идеи, как должен действовать настоящий воин, когда в его постели лежит женщина. Я послал подсказчика подальше, а сам устроился в кресле, закинув ноги на подставленный стул. Выключил ночник и задумался, глядя на освещенный квадрат стены от уличного фонаря.

Война с Щербатовыми откладывается. Появились враги поинтереснее. С Рахдаем все понятно. Закопал один раз, закопаю снова. А вот ярославские посерьезнее будут. За ними мощь клана и непонятная возня вокруг Мирославы. Не понимаю, почему они так зациклились на девушке. У князя еще четверо детей и даже внуки есть. Похищай любого и шантажируй. Не понимаю, почему Мира?

Я заснул, и мне снился молодой парень с белозубой улыбкой. Мы стояли с ним на большой поляне, залитой солнцем, и он учил меня магическим премудростям. Я легко работал с элементалями всех стихий, умел трансформировать из своих перстней броню и различное оружие, начиная от топора и заканчивая огромной секирой с пылающим лезвием. Понимая, что каким-то образом прикоснулся к магическим мистериям, я пытался запомнить важные моменты, но мысли выскальзывали и рассыпались мелкими крошками на периферии сознания.

Глава 6

Глава шестая

— Имею честь быть представленным благородным дворянином, происхождением от Первородных, — сознательно занудливым голосом начал вещать клановый княжич Павел Щербатов, злорадно глядя на посеревшее лицо Виктора, который не ожидал увидеть такого гостя, — боярином Волоцким Колояром, весьма возмущенным поведением вашего сына, уважаемый Алексей Игоревич.

Переведя взгляд с Виктора, княжич полностью сосредоточил свое внимание на Главе Семьи, как тот отреагирует.

Колесников-отец застыл столбом, ожидая неприятных слов.

- Как известно, между вашим сыном и означенным господином произошел конфликт, который может быть улажен взаимными договоренностями или удовлетворением чести через дуэль, — вступил в бой Решетников, с тайным страхом ждавший, что отец Витьки пойдет на соглашение. Ему хотелось, чтобы Волоцкий настучал в бубен чертовому городскому задире. Когда жена Полина узнала о возвращении молодого дворянина, она почему-то обрадовалась и пообещала скорое решение всех проблем, связанных с Виктором. Получается, о чем-то догадывалась? Надо спросить, знакома ли она с Колояром? По косвенным признакам — да. Почему же сам Колояр молчит?

- Господа, может, вы пройдете в гостиную? — левая рука у Алексея Игоревича странно задрожала, когда он вцепился ею в лацкан пиджака. — Выпьем по рюмочке хорошего коньячку, обсудим проблему. Ведь все вопросы решаются не только в Магическом Кругу?

Павел переглянулся со своим свитским. Выходит, старик не знает, что его беспутный сынок совсем стал скорбным на голову и предложил дуэль на обычном спортивном ринге, игнорируя обязательный магический бой? Вон как перекосило Колесникова. По установленным правилам дуэли между одаренными дворянами проводятся с применением магических техник, «дабы для их чести не было урону, и не уподобляться простолюдинам с их кулачными забавами».

Княжич с сочувствием относился к Алексею Игоревичу, считая того хорошим, исполнительным слугой клана. И младший сын — тоже нормальный человек, шустрый и сообразительный паренек. Но одна паршивая овца в последнее время все стадо портит.

Они согласились на просьбу хозяина дома, но от коньяка отказались. А Витька куда-то исчез, испарился словно утренний туман под напором свежего ветра. Отец нахмурился.

- Алексей Игоревич, вы, наверняка, не совсем точно информированы о деталях дуэли, — мягко сказал Павел. — Господин Волоцкий действительно бросил вызов за оскорбление чести своего Рода, но Виктор, имевший право выбора оружия и места, решил провести дуэль на ринге. Бой без правил.

- На ринге? — не поверил Колесников.

- Именно, — подтвердил Володя Решетников. — Бой на ринге в спортивном комплексе «Витязь». Дуэль будет идти до нокаута или до того момента, когда один из соперников физически не сможет продолжать бой.

- Щенок! — сморщился отец. — Хочет честь рода уронить! Позор мне на старости лет! Тьфу! Зря господин Волоцкий дал выбор этому прохвосту. Чертов оболтус совсем забыл, что такое семья, для чего она вообще существует. Одни тренажеры на уме. Штанги, гири, спортивные станки, таблетки. Почему ваш отец, княжич Павел, не может обуздать его?

Старик сгорбился. Потратить столько сил на воспитание сына и осознать всю бесполезность долголетнего процесса, когда все ресурсы в наследника вбуханы напрасно — удар тяжелый.

- Князь Щербатов никогда не вмешивается в дела своих вассалов, если они касаются воспитания в кругу семьи, — чересчур жестко ответил Павел. — Но в данном случае наказание последует, это несомненно. Только после боя. Боюсь, что договариваться поздно.

- Витька! — неожиданно для всех рявкнул отец. — Куда подевался, паршивец?

Что-то с тяжелым грохотом упало на пол в глубине дома, послышались восклицания, топот ног. Секунданты не стали присаживаться на диван, предпочитая ожидать виновника проблемы на ногах. Княжич заложил руки за спину и стал прохаживаться по гостиной, с нарочитым любопытством разглядывая портреты предков рода Колесниковых. Володя Решетников сохранял молчание, уткнувшись в экран телефона. Отвечал на бесконечные запросы любимой жены в текстовом режиме. Тоже волнуется, как будто сам Володя является дуэлянтом.

Виктор появился через пять минут, уже только одной своей неторопливостью вызвав раздражение Павла. В тренировочном шерстяном костюме, сидящем на нем как влитой, на мощной фигуре, в мягких теннисных туфлях, он развязно зашел в гостиную с таким видом, как будто только что не присутствовал при встрече с секундантами, учтиво кивнув княжичу и просверлив злым взглядом Решетникова. Надо признать, что-то гипнотически неприятное светилось в глазах Виктора, грозящее перейти в беспричинную злость или бешенство. Неужели магические эликсиры меняют и ломают психику человека? Ведь еще пять лет назад парень не был настолько агрессивным.

- Господин Колесников, — княжич Павел встал напротив Витьки, нисколько не боясь безумную черноту его зрачков. — Намерен известить вас о вызове на дуэль господином Волоцким. Предварительный выбор оружия и способа дуэли был за вами. Вы отказываетесь от нее? Меняете способ сатисфакции или все остается в силе?

- Без изменений, — ухмыльнулся Виктор. — Неужели не испугался?

- Обсудим момент прекращения дуэли, — холодно произнес Павел. — До смерти, до травмы, до первой крови? Или еще какие варианты предпочтете? Может, все-таки в Магическом Кругу?

- Магический Круг? — скривился Колесников, а отец побагровел от поведения сына. — Дешевая инсценировка боя! По-мужски, на кулаках, зубами и ногами! Вот это я понимаю!

- Ваш ответ?

- Ладно, — хмыкнул Виктор. — Как только я сломаю ему ребра — бой прекращается.

- То есть, до первой тяжелой травмы? — уточнил княжич. — Кровь в расчет не берется?

- До первой тяжелой травмы, — все-таки немного подумал Витька, прежде чем подтвердил свои слова.

- Когда угодно встретиться?

- В субботу. Ринг спортивного комплекса «Витязь»». В девять вечера. Опоздание автоматически ставит господина Волоцкого в неприглядном свете как труса и человека, не держащего слова.

- Всего доброго, — тут же развернулся к выходу Щербатов. — Я передам условия Колояру.

Он надменно выпрямился и пошел к выходу, не замечая суету слуг возле дверей. Решетников едва поспевал за ним.

****

- Что-то вы невеселые, — заметил я, когда Павел и Володя садились в машину. Водитель тут же выехал за ворота особняка Колесниковых и помчался по улице в сторону «Интерлогиста». Решетников сидел на переднем сиденье и делал вид, что не слушает нас.

- А чему веселиться? — пожал плечами княжич. — Через несколько дней цветущий красивый парень Колояр Волоцкий превратится в отбивную. Посмотрел я на Витьку. Это что за гора мускулов? Чего такого он жрет?

- Да плевать, — отмахнулся я. — Когда?

- В субботу в девять вечера в «Витязе».

- Ага, где же еще, — я не удивился. Виктор тренируется там изо дня в день, имеет кучу последователей, поклонников и поклонниц, ему знаком каждый сантиметр ринга. — До смерти?

- Пока кого-то не покалечат, — хмыкнул Павел. — Ты вообще не переживаешь? Реально, он тебя уделает.

- Не уделает. Кажется, я понял, что именно он в организме прокачивал с помощью магических зелий. Кстати, лекари не запрещены?

- По умолчанию на любой дуэли должны присутствовать лекари в ранге архимага, — наставительно произнес Щербатов. — Мы предоставим тебе услуги нашего целителя. Думаю, отец не будет против.

- Хм, ладно. Не буду отказываться, — я прикинул, что целитель понадобится. Черт его знает, этого Колесникова. Мне известно, насколько мощно влияют модификаторы на тело подготовленного бойца. Сила удара возрастает многократно, скорость реакции неимоверная. И чувствительность к ранам падает. Со сломанными костями можно драться. — Но вы в любом случае будете секундантами. А кто будет организатором? Нужен непредвзятый участник.

- Дядя Кирилл, — неожиданно ответил Павел. — Он входит в Родовой Совет, ты его не знаешь. Средний брат отца. Я с ним перекинулся парой слов. Как жеребец копытом забил. Любит дядька такие развлечения.

- Виктор решил устроить из дуэли представление, — поморщился Решетников. — Дурной тон…

- Специально, — я хмыкнул. — Колесников хочет укрепить свое реноме жесткого бойца. Если победит меня, будет потом орать на каждом углу, что сломал бывшего кадета. Для монастырской школы плохая репутация.

- Так победи! — удивился Павел. — Кстати, все хочу спросить: что за девица утром с тобой возле гостиницы стояла? Такая хорошенькая… Но недовольная.

- Но-но! — я мгновенно подобрался. — Даже не думайте, княжич. У вас, вообще-то, жена есть. По слухам, отец вторую подбирает.

- Да, куда-то торопится, — поморщился Павел. — Все ради укрепления позиций в Москве.

- Она из московского дворянства? — а чему я удивляюсь? Щербатовы — верные союзники императорского клана, и укрепление позиций вдали от Торгуева для князя Бориса весьма выгодны. Вот только кто? Ответит Пашка или нет?

- Из Рода Вяземских, — кивнул княжич. — Только не по главной линии. Она — дочь среднего брата Главы Семьи.

- И тем не менее…, - осторожно ответил я. — Хорошая партия. Вяземские, я слышал, сильные одаренные. В роду очень много талантливых и перспективных стихийников.

- Только об этом знаешь? — засмеялся Павел, пихнув меня плечом. — А ты в курсе, что Вяземские имеют обширную сеть банков за рубежом? Англия, Франция, итальянские и германские княжества. Князья, дожи, герцоги, представители императорских семей крепко сидят на крючке этого клана.

Да, Вяземские не входили в императорский клан, но, как и Щербатовы, слыли крепкими союзниками. Можно сказать, случись какая заварушка, только обе этих Семьи могли выставить до пяти тысяч бойцов. А если плечо подставит император — туши свет.

- Серьезно, Павел Борисович, за тебя взялись, — посочувствовал я. — Но и перспективы мощные…

- Ага, как бы не пришлось из Торгуева уезжать, — поморщился Павел.

- В Москву?

- Дальше. Или Париж, или Лондон.

У меня в предвкушении зачесались ладони. Пожалуйста, пусть в Лондон! И тогда можно использовать Пашку втемную, чтобы выйти на Уильяма Грэйса. Мне нужны все перстни для создания доспеха! Если смогу у Грэйса приобрести те самые перстни, останется найти два последних…

- Париж, наверное, самый лучший вариант, — задумчиво произнес я. — Каштаны, кофе, круассаны…

Княжич фыркнул с пренебрежением.

- Знаешь, если меня хотят посадить на перспективное направление, выгодное отцу и Вяземским, то только Лондон. Мне он больше подходит, чем расфуфыренный Париж. На Острове такие волчары водятся, как раз по моей душе. Для профессионального роста франки меньше подходят.

По моему мнению, Павел уже смирился с будущими перспективами и прорабатывает свою дальнейшую жизнь на туманном Альбионе. Хоть бы так! Да почему нет? У Щербатовых большие планы на британцев. Транзитный поток возрастет, клан получит весомую прибыль. Только я недоумеваю до сих пор, почему в качестве мишени выбрали Мирославу, в этом бизнесе пока ничего не значащую. Княжич Павел является самой оптимальной фигурой для шантажа. Сразу по планам Щербатовых и Вяземских бьет.

Всплывшие обстоятельства скорой свадьбы княжича Павла с представительницей клана Вяземских отлично ложилось в версию о причастности Паниных к недавним событиям. Ярославские могли узнать о слиянии двух Семей и заторопились. Может такое быть? Я не следователь по особо важным делам, но слишком выпячивается покушение на княжну.

Володю Решетникова мы высадили возле семейного особняка, попрощались. Я хотел передать Полине привет — и отказался. Пока не стоит. Не стоит афишировать наше знакомство. Если до сих пор с ее стороны нет попытки встретиться со мной, значит, девушка просчитала все последствия такого шага. Ну и правильно. Когда-нибудь нас представят официально.

Мы на мощном «ансате» княжича Павла доехали до офиса, где меня высадили с пожеланиями как следует подготовиться к дуэли. А чего готовиться? Я уже понял, чего ждать от Виктора. Боец серьезный, честно признаюсь. Мне нужно прокачать модификаторы, разленившиеся от активировавшегося Дара. Вот и получается, одно теряю, а другое не приобрел. Где же найти учителя? Натурально, головная боль на ровном месте. И не проигнорируешь. Нужен мне маг-наставник, очень нужен.

Зашел в приемную, поздоровался с секретаршей, поинтересовался, на месте ли княжна. Оказывается, у нее сейчас идет совещание со своими сотрудниками. Не буду мешать. Пожал руку Гиви, сидевшему за соседним столом. С недавних пор мое распоряжение о постоянной охране Мирославы вступило в действие. Парню, правда, приходится практически весь день торчать в приемной, но он не унывал. Перед ним лежали кроссворды и какая-то потрепанная толстая книжка.

В личном кабинете меня встретила радостная Ирина. Она потрясла небольшой кипой газет и подала мне одну из них.

- Ты попал в яблочко, господин Волоцкий! — молодая женщина светилась улыбкой. — «Волжские зори» — клановое издание. Типографию содержат Софоновы — вассальный род Паниных. Текст из обрывка газеты — именно из «Волжских зорь». Уф!

Ирина налила себе в стакан воды и залпом выпила. Я развернул газету и увидел обведенный красным маркером текст, один в один сходящийся с обрывком, найденным в кармане убитого архата.

- Отлично, — я тоже испытал облегчение. Если ярославские на самом деле причастны к суматохе в городе — пусть Мисяй занимается враждебным кланом. Это его работа. Может, сломает себе голову. Или Панины грохнут. Чужими руками устраню одну проблему. — За это выпьем. Но не сегодня.

- Правильно, — кивнула Ирина. — За рабочую версию рано бутылку открывать. Колояр, отпустишь меня сегодня пораньше?

- На свидание? — ухмыльнулся я, присаживаясь за стол. Газету положил перед собой.

- Почему сразу на свидание?

- Платье нарядное, которое ни разу на работу не надевала. Парфюм тонкий, вкусный. И вообще, пора свою личную жизнь налаживать. Ты же красивая женщина, Ирина. Неужели нет претендента на твою руку?

- Сумбурные выводы, — рассмеялась Лапочкина. — И не умеешь ты уговаривать, Колояр. Ладно, угадал. У меня романтическая встреча со старым знакомым. Приехал из Ростова. Сто лет не виделись.

- Да хоть сейчас иди, — махнул я благодушно рукой.

- Правда?

- Правда. Если завтра опоздаешь на работу — приму во внимание.

- Спасибо-спасибо! — Ирина пыталась сдержать радость. Схватив сумочку, она метнулась к двери и остановилась. — Кстати, княжна Мирослава просила меня аккуратно выяснить, с кем ты вчера встречался. Подозреваю, что она всерьез взялась за твою личную жизнь.

Стукачи уже отработали свой хлеб! Вот же оперативность!

- Лучше бы она так рьяно работала, — проворчал я. — Что тебе известно?

- Мне известно, что помимо меня она надавила на заместителя Мисяя- Пеструшина, чтобы тот узнал, кто такая Александра Громова.

Ефим Пеструшин на самом деле являлся вторым лицом в СБ князя. Молодой, тридцатилетний мужчина с оформившимся инстинктами удава. Еще немного — и самого начальника проглотит. Я пробовал наладить контакты с Ефимом, только он не стремится к сближению с кем бы то ни было. Нелюдимый человек. По службе вопросов нет, а вот какой он в душе? Какие мысли о своем будущем и об окружении князя Щербатова в его голове?

- Я правильно назвала ее имя? — невинно поинтересовалась Лапочкина.

- Дьяволова задница! — я хлопнул ладонью по столу. — Вот зачем ей это надо, Ирина? Ну, какое дело Мирославе, с кем я встречаюсь?

- Она не дворянка. Я про твою знакомую…

- Да плевать! Меня никто не упрекнет о дружеских связях с мирянкой! Некому! Неужели не понимает?

- Я подозреваю, что княжна к тебе стала испытывать некоторые симпатии, — улыбнулась Ирина. — И как любую красивую и яркую девушку, Мирославу злит твое невнимание. Ну не будь бесчувственным болваном! Ваш семейный союз маловероятен, конечно, но если подумать… Перспективы для тебя огромные…

- Ирина! Иди, а? Ростовский жених ждет тебя!

Ирина со смехом убежала, а я со злости еще раз грохнул по столу кулаком. Вот же зараза! Нельзя мне привязываться к человеку, чей папаша замаран в крови моих родителей! Это будет выглядеть как… как соглашение о мире. Разве об этом я думаю еженощно, когда ложусь спать? А вариант с Мирославой мне пришел в голову сразу, как только я был приближен князем к своей дочке. Пришел, да и вылетел. Действительно, маловероятно. Вон, Павла как продвигают. Союз с Вяземскими — не игра на губной гармошке. Это громадная и мощная финансовая, военная и административная система, в которую я собрался сунуть палку. Руку оторвет с мясом — вот что будет. Эх…

- Колояр!

Я настолько задумался, что не заметил вошедшую в кабинет Мирославу. Девушка протянула руку к металлической «собачке» замка и демонстративно щелкнула ею. Дверь заблокировала. Сейчас или убивать будет, или приставать.

- Кто такая Александра Громова? — угрожающе цокая каблуками, приблизилась ко мне княжна. Уперев левую руку в бок, а правую — в стол, она нависла надо мной. Гибкая, обворожительная в стильном костюме песочного цвета; белая блузка под расстегнутым пиджаком натянулась на высокой груди. Я поднял на нее глаза. На Мирославу, конечно, ну и на соблазнительных формах задержался чуток.

- Моя очень хорошая знакомая, — отвечаю спокойно.

- Или невеста? Или любовница? — в голосе Мирославы металл и холод. Кольца на руке запульсировали в такт сердцебиению. Камни-амулеты возмущенно подняли фон магического давления.

- Невеста, любовница, подруга, помощница. Выбирай любой вариант. Какого черта ты следишь за мной? И загаси магию. Меня корежит от твоих артефактов.

- Выбирай выражения, Волоцкий! Я не слежу, а пытаюсь оградить тебя от ненужных контактов! Она — служащая князя Демидова, дурак! Еще не понял? Работает на раскопках твоих земель! Не соображаешь, что тебе ее специально подсовывают?

- Мирослава, — закипел я, — пожалуйста, не говори того, что рассорит нас. Лишнее слово — и мы враги. Алику я знаю давно, еще со службы в Демидово. Она здесь для того, чтобы встретиться со мной. Никаких заговоров…

- Алика? — язвительно произнесла Мирослава и гордо выпрямилась. — Надо же, как просто из Александры ты превратил имя в такое ласковое, пушистое…

- Нельзя?

- Можно! — рявкнула княжна. — Ты провел с ней ночь в своем номере! Черт с тобой! Но она здесь не просто так, еще раз говорю! Она подданная князя Демидова!

- Вы во вражде с князем Юрием Степановичем? — я постарался успокоиться. — По моим сведениям — нет. Даже договоренность существует. Нет никаких предпосылок к тому, что Алика… Александра под меня роет. Ты не знаешь ее.

Мирослава с грохотом вытащила стул из-под стола, села на него, закинув ногу на ногу.

- Ты гробишь свою репутацию, Волоцкий. Ты дворянин из Первых. Твоя кровь не должна смешиваться с кровью мирянки. Если приспичило — мы найдем тебе девушку из благородных!

- Ого! Уже роль заботливой матери на себя берешь? — я с трудом сдержал ярость, скривив губы в улыбке. Что она хочет от меня? Спокойно, только спокойно, не брякнуть бы лишнее. — Не много ли чести?

- Давай не будем о чести, — выдохнула Мирослава и аккуратно застегнула верхнюю пуговку на блузке. — Скользкая тема. Я вижу, ты весь клокочешь. Что тебя задело? Моя осведомленность? Да, я такая. Вредная, мстительная, ревнивая сучка. Я хочу, чтобы ты не портил свою кровь. Отец заботится о тебе…

- Заботится? — я едва не выпучил глаза от такого пассажа. — И в чем его забота, не скажешь?

- Он хочет найти тебе подходящую партию. Мне кажется, папа слишком много времени уделяет твоему будущему. Вроде бы и не сын, не близкий родственники…

Ты сама-то веришь, глупенькая, о чем говоришь? С трудом подавив изумление, я ответил несколько сумбурно: — Алика — дочь ведуна. А, значит, она имеет искру Дара.

- Не знала. Спасибо, что открыл еще одну замечательную ипостась своей подружки. Это подтверждает мои опасения. Ее могут использовать против тебя. Загребут земли под твои любовные страдания, фактически установив здесь филиал уральского княжества. А отец такого не позволит. Война никому не нужна. Поэтому я прошу, будь осторожен. Если не хочешь прекращать отношения с Громовой — ради всех богов — развлекайся. Но лично я буду следить за ней. И при малейшей опасности….

Мирослава встала, тряхнула головой.

- Договаривай. Устранишь?

- Эх, Колояр, — в глазах княжны мелькнули совершенно иные чувства, которые были до этого. Такой Миру я еще не видел. — Зачем ты мне приписываешь такие жуткие качества? Я же не людоедка. Просто попрошу отца выдать меня замуж за беспутного Волоцкого, а второй женой для тебя взять твою ненаглядную Алику. Ради безопасности Семьи и не на такие жертвы пойдешь. Зато рядом будет, никуда не дернется. И Демидовых слегка остепеним. Пусть мне плохо будет, но тебе еще хуже! Попробуй тогда проявить свой независимый характер!

Меня чуть удар не хватил от неожиданности. Пожалуйста, только не этот вариант! Я закашлялся, прижав кулак ко рту. Ничего себе шуточки у княжны! Смотрит серьезно, словно ожидает моего слова. Нет-нет, ничего она не услышит сейчас. Я в шоковом состоянии.

Мирослава подошла ко мне и сильно ударила по спине ладонью.

- Спасибо, — сказал я, вытирая слезы с уголков глаз. — Только твой отец не пойдет на такую жертву. Не стоит она того. Тебе другую партию готовят. Павла сейчас оженят во второй раз, а следом и ты пойдешь под длань Лады.

- Много ты знаешь о князе Щербатове, — фыркнула девушка и уже полегче похлопала меня по хребту, словно огладила. — В его сейфе лежат десятки предложений от знатных семей Европы. В России мы добились многого, и отдавать меня замуж за местного дворянина — самое худшее вложение капиталов.

- Так я о чем и говорю! — с облегчением сказал я, радуясь, что слова Мирославы о своей свадьбе со мной — чудовищный ляп или бред взбалмошной девицы. Но никак не оговорка.

- А ты не радуйся, — наклонившись к моему уху, прошептала княжна. — Я ведь и в самом деле могу испортить твою жизнь своим вечным присутствием возле тебя.

- Вечного ничего не бывает, — пробормотал я, приходя в чувство. Ничего себе, хороший удар пропустил! Не нокаут, но тоже серьезно. — Хорошо, я все понял. Мне нужно побыстрее закончить строительство своего дома. Там твое всевидящее око не сможет проникнуть через плотные портьеры. А здесь в каждом ресторане, кафе, парке, в гостиницах ваши соглядатаи.

Неожиданно Мирослава легким движением руки погладила мои волосы, потом растрепала на макушке короткий ежик и вздохнула. Ладонь у нее хоть и тяжелая, но с тем же и ласковая, теплая. Пульсация в висках прекратилась.

- Полегчало? — в голосе княжны появились новые нотки. Из дикой кошки она превратилась в домашнего плюшевого медвежонка.

- Спасибо. Одаренная ты девушка, Мира.

- Пф! Какая ерунда! Обычное воздействие целебным амулетом, — княжна продемонстрировала кольцо с бесцветным камнем с синеватыми прожилками. — Когда будет дуэль?

Переход с одной темы на другую снизил напряжение в кабинет. Подумаешь, высказали друг другу претензии. Девчонка хочет внимания, а я старательно дистанцируюсь. С другой стороны, нафига мне нужны любовные приключения? В Торгуеве много интересных барышень. И безопаснее, к тому же. Не оттяпают голову после интимных игр, как принято у богомолов.

- В субботу, — ответил я, вставая следом за княжной, и топая к двери.

- Я приду, — по-простому ответила Мирослава. — Если тебе удастся выстоять против тонны живого мяса и мускул — то окончательно уверую в твою неуязвимость.

- Не хочу даже думать, что кому-то интересно будет увидеть меня переломанным и в крови.

- А ты постарайся не доводить до такого момента, — усмехнулась княжна и с щелчком разблокировала замок. — Домой едем?

- Мне нужно встретиться с твоим отцом. Есть срочное дело.

- Так позвони.

- Все контакты идут через Павла, — я поморщился. — Иногда меня раздражает такое условие, поставленное князем. Лишние люди, уши. Срочная информация превращается в бесполезную говорильню.

Мира, уже пытавшаяся открыть дверь, вдруг отошла обратно, простецки присела на стол и достала из кармана пиджака мобильник. Нахмурила брови, вглядываясь в экран.

- Мог бы сразу сказать мне, что посредники не нужны. Подожди…. Папка! Привет! Ты где сейчас? На Стрелецкой? Совет клана проводишь? А, уже закончили? Когда домой? Поздно будешь? Тут меня Волоцкий в своем кабинете закрыл, шантажирует…

- А…! — я возмущенно подлетел к Мирославе, но она ладошкой прикрыла мой рот.

- Да. Требует, чтобы ты дал ему свой номер телефона для экстренной связи. Ему не нравится схема посредничества через Павла. Ну, в самом деле, ты же не мальчик! У Колояра есть какая-то срочная информация, а он вынужден тебя искать через своих детей. Вот видишь, к чему приводит твое упрямство. Останусь тут до утра со своим страшным мучителем, пока он не получит желаемого. Ты же знаешь, чего хотят молодые и резвые мальчики? Ага, проняло? Спасай дочь…

Я прямо чувствовал, что княжне доставляет удовольствие дергать и царапать отца, а тот, в свою очередь, даже не делает попыток одернуть ее за болтливый и немного шальной язык. Щербатов и в самом деле любил младшенькую.

- Дать ему трубку? — промурлыкала девушка. — Хорошо.

Я прижал к уху нагретый в ее руках пластик и кашлянул.

- Вечер добрый, Борис Данилович.

- Сейчас дуй на Стрелецкую, — голос у князя веселый. Рассмешила его доченька. — Захвати с собой эту шантажистку. Мы потом вместе домой поедем. Приглашаю на ужин. Расскажешь, какой петух тебя клюнул.

Черт бы вас побрал, шутники! Я отдал телефон Мире и сказал, чтобы она собиралась. Когда мы выходили из нашего отдела, княжна протянула брелок с ключами вскочившему на ноги Гиви и попросила:

- Ты не смог бы отогнать мою тачку к дому? Буду очень благодарна! Я поеду с Колояром на его машине. У нас деловая встреча на другом конце города.

Гиви, конечно, расцвел и согласился. Какой мужик откажется прокатиться на таком звере, одним видом заставляющем цепенеть окружающих от восторга, а мальчишек восторженно разевать рот, провожая мечтательным взглядом красную молнию.

На Стрелецкой улице находился еще один офис Щербатовых, вернее, Головной Штаб, мозговой центр, занимавшийся всеми делами клана, начиная от хозяйственных вопросов и заканчивая планированием боевых операций. Правда, воевать пока никто не собирался, но я точно знал, что еженедельные заседания проходили весьма активно. Аналитическая группа составляла отчеты о возможных провокациях недружелюбных кланов, а служба безопасности и вояки разрабатывали мероприятия.

Мы попрощались с Гиви, и тот рванул к стоянке, где красовался «мазератти». Нам оставалось только спокойно сесть в «хорьх», и Мирослава сразу же подкрутила зеркало заднего обзора, подкрашивая помадой губы. Проверила макияж.

- Видишь, — сказала она, — я начинаю исправляться, за руль своего яркого автомобиля стала садить очень редко.

- В моей машине тоже не безопасно, — возразил я. — Но пока я с тобой — дыши спокойно. Когда сменишь тачку?

- Скоро, — вздохнула она. — Дня через два-три.

- Отлично, — кивнул я с облегчением, заводя мотор.

Грохнуло так, что взрывная волна шатнула машину. Завыли сигнализации потревоженных автомобилей на стоянке, по крыше что-то ощутимо прилетело. По асфальту впереди нас заскакали искореженные куски металла и горящего пластика.

- Ой, мама! — инстинктивно согнулась Мира, обхватив руками голову. Потом, правда, поняла, что жива и здорова. Обернулась. — Моя машина!

От «мазератти» остался жалкий остов горящего и коптящего металла. Я мгновенно нажал на газ, и «хорьх» со всхлипом, отчаянно визжа на пробуксовке шинами, рванул вперед. Охрана с выпученными глазами отскочила от ворот, из офиса высыпали люди и метались по стоянке, размахивая руками.

- Твари! Кто это сделал? — орала княжна, упершись руками в приборную доску.

- Замолчи! Не истери! — не выдержал я, держа постоянную скорость. Так мы и неслись по улицам, вызвав хаос на дороге. Кто-то сигналил нам, кто-то уступал — в общем, нам удалось за несколько минут отъехать на значительное расстояние от офиса «Интерлогиста». Я боялся, что за нами могли увязаться исполнители акции, при условии, что кто-то из них остался возле офиса проконтролировать свою работу. Если они знают, что княжна жива — за мной пойдет погоня. Будем надеяться, что удастся представить гибель Гиви за смерть Мирославы.

Черт, черт! Гиви, славный парень, любящий кроссворды и машины! Как же так? Ну зачем Миру угораздило попросить его отогнать тачку к дворцу Щербатовых? Стояла бы себе на месте… Ага, а завтра девушка села бы в нее и…

Это война. Кто-то сделал серьезную заявку на боевые действия. И здесь не пахнет жалкими предупреждениями и намеками. Пытались устранить члена клана Щербатовых. И не просто… А дочку сановитого боярина.

- Во сколько мы вышли из офиса? — успокоившись, я сбавил скорость, поняв, что за нами никто не стремится, высовываясь из окна машины с гранатометом на плече. Улица, по которой мы ехали, хорошо просматривалась, и какого-то намека на хвост я не наблюдал.

- В половине седьмого, — девушку била нешуточная дрожь. Она нажимала на кнопки телефона, но он то и дело падал у нее из рук на колени.

- Ты постоянно выходишь в это время. За редким исключением, — пробормотал я. — Машину могли заминировать с того самого момента, как ты приехала в офис. Нужно просмотреть все внешние камеры. Может, заметили ублюдка…

Мой телефон разорвался резкой трелью, подпрыгивая на приборной доске. Я едва руль не выпустил от неожиданности. Звонил князь, самолично.

- Слушаю, — не было времени на высокопарные расшаркивания.

- Мира с тобой? — голос князя был обманчиво спокоен. Но я чувствовал, что Щербатов на тонкой грани между яростью и паникой. — Не могу дозвониться. Линия забита…

- Рядом сидит, мы уже подъезжаем к вам, — ответил я, не забывая смотреть в зеркало.

- Уф! Меня чуть до инфаркта не довели, — с доверительными нотками, успокоившись, проговорил Щербатов. — Сказали, что взорвалась машина дочери, когда она собралась уезжать домой. Кто-то вообще чушь нес, говорил о каком-то сотруднике офиса, севшем в «мазератти».

- Погиб охранник из моей команды, — сказал я, сжав зубы. — Княжна попросила его отогнать машину домой. Взрыв произошел во время запуска двигателя. Если бы там стоял дистанционный заряд, парень остался бы жив. Ждали вашу дочку, князь.

- Гони сюда, не останавливайся нигде. Все штрафы за нарушение правил оплачу лично. Вас встретят, — и Щербатов отключился, даже не поговорив с Мирославой.

Отлично. За банкет будут платить другие. Я прибавил газу, и «хорьх», удивленно рыкнув от такой щедрости, полетел вперед, обгоняя вереницы машин. Мне удалось попасть в «зеленый коридор», и ни один сигнал красного фонаря не зажегся на всем пути следования. Подозреваю, мою машину уже вели и мгновенно переключали светофоры, чтобы я не останавливался. И через несколько минут я уже подлетал к трехэтажному уютному особнячку под зеленой черепичной крышей, огороженному кирпичным забором. Ворота были распахнуты, и возле них торчали с десяток вооруженных ребят в боевой униформе.

Как только я влетел во двор, ворота тут же закрылись, а машину окружили охранники. Миру буквально выдернули наружу и прикрывая со всех сторон, повели в здание.

- Следуйте за мной, — сказал мне один из оставшихся бойцов в бронежилете. — Вас ждет князь.

Меня не слишком оберегали. Прикрыли со спины — и то ладно. Зато провели очень быстро по широкому коридору, стены которого были покрашены в светло-зеленый умиротворяющий цвет. На всем его протяжении я насчитал всего пять или шесть дверей. Наверное, за ними очень большие комнаты или конференц-залы. Или еще какие помещения. Людей в штатском почти не было. Весь первый этаж забит вооруженными людьми. Вроде и суетятся, а все равно чувствуется опытная рука, не допускающая хаоса. Выходы, окна, лестницы перекрыты и контролируются.

Мы поднялись на второй этаж. Здесь уже потише.

- Сюда, — охранник, шедший первым, остановился перед широкими арочными дверями и толкнул створки внутрь. — Заходите, вас ждут.

Обычное помещение, слегка вытянутое. Мебель, большой стол, за которым сейчас сидело около десятка человек. Среди них Мисяй, его зам — Пеструшин, архаты Невзор и Зотов, еще трое знакомых мне людей, приближенных к князю. В основном, все из дружины и Управления Княжеской Безопасности. Силовики.

Щербатов, не стесняясь присутствия людей, крепко прижимает к себе Мирославу. Потом, поглаживая по спине, усаживает ее в кресло. Увидев меня, махнул рукой. Дескать, подходи ближе, не дрейфь.

Оглядываюсь и вижу, что все стулья заняты. Да и ладно, люди не гордые. Встаю в торец стола.

- Кратко. Что произошло? — потребовал Щербатов.

- Если кратко: взлетела на воздух машина вашей младшей дочери, — я гляжу на князя, и вижу, насколько его душит страх, который еще не отпустил свою цепкую когтистую лапу. Бисеринки пота на висках. — Погиб мой сотрудник, по просьбе княжны взявшийся отогнать машину со стоянки домой.

- Почему поехали на твоей машине? — резко спросил князь.

- Вы же сами просили, чтобы я захватил Мирославу, — пожимаю плечами. — В чем меня подозреваете? Что я разыграл инсценировку покушения и погубил хорошего парня?

- Не заводись, — поморщился Щербатов. — Вылетело из головы. Ладно, на месте уже работают спецы, через пару часов появятся первые версии. Так что ты хотел сказать мне, даже рвался на встречу?

Молча я выложил газету, которую прихватил с собой — те самые «Волжские зори» — рядом с ней поместил клочок из кармана убитого архата.

- У меня появилась версия, кто стоит за всеми событиями последних дней, — сказал я.

Сидевшие тихо загудели. Мисяй с ухмылкой смотрел на меня, словно на какую-то редкую и наглую букашку, осмелившуюся высказать свое мнение. Пеструшин, наоборот, заинтересовался. Но больше всех нетерпения и раздражения высказал Щербатов.

- Какие версии? Твоя принципиальная задача — охрана княжны Мирославы, а не поиски врагов.

- Тем не менее, я готов сказать, в каком направлении вам нужно работать.

- Хорошо, я слушаю.

- Еще раз повторяю: это всего лишь версия, и ваше право, принять ее или нет, — я оперся кулаками о стол. — Единственный, кому выгодно взорвать ситуацию в Торгуеве — ярославский клан Паниных…

- Да что он несет! — Мисяй подскочил на месте. — Какие ярославские? В своем ли уме? Ты нас хочешь с Паниными столкнуть?

- Действительно, — Пеструшин был более лоялен, но тоже удивился. — На чем основывается ваша версия?

- Это — обрывок газеты, который я обнаружил в кармане мага, — я поднял замусоленный клочок вверх. — А это газета из Ярославля, принадлежащая клану Паниных. Текст и шрифт полностью совпадают. Ирина Лапочкина — моя сотрудница — провела большую работу по идентификации. Методом исключения мы пришли к выводу, что Панины кровно заинтересованы в срыве запуска терминала в Жигулях. Вы же знаете, что несколько лет назад в Ярославле хотели построить аналогичный хаб?

- Газета — не доказательство, — обронил один из силовиков.

- Не доказательство, — согласился я, — но след ведет именно в Ярославль. Наемный маг купил газету, чтобы завернуть пирожок или какую-нибудь мелкую деталь, потом каким-то образом оторванный клочок оказался в кармане. Впрочем, иные версии сами можете додумать. Текст из обрывка совпадает с вот этой газетой. Обе за десятое мая. А когда на княжну Мирославу напали на загородном шоссе? Через две недели после выпуска данного тиража.

- Почему объектом давления выбрана княжна? — задал правильный вопрос Петрушин. Ага, что-то черкает в своем блокноте. — Будьте добры дать вашу версию.

- Я не знаю, — отвечаю честно. — Было предположение о шантаже с помощью похищения. Но почему решились на ликвидацию — в голову не приходит ни единой мысли. Кроме одной: клану Щербатовых объявили войну. Нужно искать причину. А она может крыться даже в такой мелочи, как прошлые обиды, отжим бизнеса или посадка баржи на мель.

Щербатов громко кашлянул.

- Или резкое сближение с кланом Вяземских, — добавил я.

- Теория заговора, — резко бросил Мисяй. — Глупость несусветная. Ты, Волоцкий, обычный егерь, а не детектив. На следователя не обучался.

- Лапочкина — ценный сотрудник, — я тоже не остался в долгу. Жаль, что сегодня не удалось взять Ирину с собой. Я планировал поговорить об найденных уликах завтра, но ситуация резко изменилась. — Не понимаю, как можно было такой аналитический ум убрать из Управления. Она проверила огромный массив печатной продукции, и не могла ошибиться.

- Ефим, — Щербатов прошелся вдоль стола, закинув руки за спину. Остановился возле меня. — Берешь на себя отработку ярославского следа. Буди «спящих» агентов. Каждый день докладывай мне о результатах. Все финансовые операции Паниных взять на контроль. Я лично попрошу Михаила Андреевича проверить, не проходили ли по его дочерним банкам сомнительные платежи. Невзор, что скажешь по магу, убитому Колояром?

- Не знаю я такого, княже, — пробурчал старик. — Аура тщательно зачищена. Ментальный слепок мертвого мозга не дал никаких результатов. Архата-наемника словно готовили для разовой акции, заблокировав самые важные участки памяти. Можно, конечно, и дольше поработать, но честно…. Уже пованивает, даже в холодильнике.

Раздались смешки. Невзор раздул ноздри, но промолчал.

- Попробуй по базе наемных магов пробить, — подсказал один из силовых. — Морда же его сохранилась. Авось и повезет, если не поменял личину.

- Что по снайперу, стрелявшему в Колояра? — Щербатов остался на месте. На его лице ни один мускул не дрогнул. Веселиться он явно не хотел.

- Такая же история, княже, — теперь в беседу вступил Зотов. Ну, этот мужик шарит, авось и раскопает что. — Полная блокада памяти. Даже магия не помогает. Ментальное снятие глубинных слоев памяти приводит к обрывочным данным. Лица смутные, имен не осталось. Наемники, уничтоженные Волоцким, тоже не навели на след. Странно, но именно повторяющийся принцип блокирования памяти позволяет заподозрить в сознательном уничтожении следов.

- Уровень Творца или архата на последней ступени посвящения, — кивнул Невзор. — Умело поработали…

- Возьмите на заметку, — князь взял газету и обрывок, впился в обведенный маркером текст. Потом сличил с клочком. — Н-да, никогда бы не подумал искать след через прессу. Хорошая работа. Молодец, Колояр. Видел номер, по которому я звонил?

- Да.

- По нему и связывайся со мной в любой момент, когда в голову придут ценные мысли.

- Понял. Спасибо за доверие.

- Брось, — похлопал меня по плечу Щербатов и побрел к своему креслу. — За дочку спасибо. Итак, мне объявили войну. Пока мы не знаем точно — кто, но выясним. Невзор, начинай собирать команду магов. Сколько у тебя наберется толковых ребят, умеющих не только тучи над городом разгонять?

- Десятка два будет, — даже не задумался Невзор. — Правда, придется снимать часть из них с охраны Курганных Земель и важных объектов.

- Ничего страшного, — махнул рукой князь. — Снимай и начинай подготовку. Зотова перевожу к тебе в заместители. Работайте.

- Слушаюсь, княже, — расцвел Зотов. Как-никак, повышенное доверие.

- Мисяй, головой отвечаешь за моих детей и жен. Усиль охрану каждого. Сократи выезды по магазинам и ресторанам. Во дворец мышь не должна проскользнуть. Всех слуг проверить повторно на лояльность. Вновь поступивших на службу пока не изолировать и не увольнять, но следить за каждым. Ефим, переходишь в мое полное подчинение. Для тебя будет особое задание. Аналитики: просчитать варианты развития ситуации, если Панины в самом деле взялись бодаться со мной. Может, они заручились поддержкой какого-нибудь мощного клана навроде Вяземских?

Щербатов внезапно замолчал, глядя на Мирославу, съежившуюся в кресле. Потом снова заговорил:

- По финансистам я уже сказал. В общем, господа, ясно одно: кое-кому захотелось поиграть в войну. Так давайте, пойдем ему навстречу. Все, можете быть свободны. Завтра здесь же в восемь утра. Колояр, ты присаживайся. Ефим, останься.

Странная компания образовалась, отметил я мимоходом, садясь на стул, на котором только что сидел Зотов. Стулья Мисяя и Невзора я побрезговал использовать в этом качестве.

- Ты вот что, Ефим, ответь на один вопрос, — князь, наконец, угомонился и откинулся расслаблено на спинку кресла. — В моем клане есть крот?

- Должен быть, — уверенно ответил Пеструшин. — Утечка идет с тех пор, как вы выиграли императорский тендер на постройку терминала в Жигулях. Волоцкий, возможно, прав: вся возня — из-за транзитного хаба. Но Панины ли здесь играют первую скрипку? Я бы не торопился с выводами.

- Тогда имеет смысл распустить слух, что княжна Мирослава трагически погибла при взрыве возле офиса? — Щербатов покосился на вскинувшуюся девушку.

- Папа! — едва ли не жалобно воскликнула она.

- Сплюнь через плечо, если такая суеверная, — усмехнулся князь.

- Позволь, княже, сказать, — Ефим кашлянул. — Я уже дал распоряжение своим людям, чтобы провели беседу со свидетелями взрыва. Им вменено утверждать, что в машину села именно княжна Мирослава. Сейчас все ваши родные немножко…кхм, в трауре, но вы сами им расскажете правду. Обрадуйте по приезду домой.

- То есть, княжну изолируем на время?

- Да, хорошая идея. Я хотел то же самое предложить Мисяю, но он накричал на меня, обозвал идиотом и прохвостом. Нарушил субординацию, действую через его голову, подсиживаю.

- Не обращай внимания. Не это главное сейчас. Я вот думаю: а если убийца знает, что Мирослава жива? Значит, охота продолжится?

- Несомненно. Поэтому нам нужно княжну на время спрятать. В любом случае.

- Правильно думаешь, Ефим. Я уже такие мысли в голове обкатываю. Дочь, на время уезжаешь из города.

- Куда? — напряглась Мирослава.

- В Журавлиху, — без раздумий ответил отец. — И не откладывая. Сегодня же. Ефим, ты лично сопроводишь Миру в имение. Колояр, я не хочу давить на тебя, ибо ты не давал клятву верности клану. И приказывать не могу, только прошу. Мне нужно, чтобы ты находился с Мирославой, пока не прояснится ситуация.

- А как же работа? — девушка выглядела растерянной. — Там же контрактов на десятки миллионов рублей зависнут.

- Твой зам Бессонов справится, — Щербатов на мгновение прикрыл глаза.

- Вещи! В Журавлихе ничего путного нет! Одни старые платья остались! — заметалась Мирослава.

- Ничего, переживешь, — отец усмехнулся. — Через пару дней Ефим закинет тебе твои наряды. Как раз, чтобы коров сельских гонять по пустырям! Так что, Колояр?

Признаться, к такому варианту я готов не был. Сие означало временное расставание с Аликой, которая и так в плохом настроении уехала в археологический лагерь. Что-то ее глубоко задело и обидело в моем поведении. Тоже ревность забушевала в сердце? Ох, девчата, я с вами с ума сойду. Но и Мирослава не заслужила участи быть безжалостно убитой ради непонятной возни вокруг терминала. Если грохнут самого князя — жалеть нисколько не буду. И как быть? А ведь еще дуэль предстоит в ближайшие дни! Об этом и сказал Щербатову.

- Не было печали, — выругался князь. — Я лично займусь этим вопросом. Или отправлю Виктора в Курганные Земли. Провинился он за многие случаи. Хватит глаза закрывать. Дуэль откладываю на неопределенное время. Все!

Пожалуй, съезжу-ка я в эту Журавлиху.

Слышал я про старое поместье Щербатовых, раскинувшееся на берегу озера с одноименным названием. Красивые места. Сосновый бор, чистый пляж, водичка прозрачная. На другом берегу стоит деревня. Так же называется — Журавлиха. Туда идет только одна дорога — отворот с центральной автострады Торгуев — Пенза. Далековато от княжеской вотчины, но не совсем дикие места. Вариант не самый лучший для игры в прятки. Может любой под видом деревенского паренька или пастуха подобраться и кончить нас без напряга. Даже я не помогу.

- Так что, Колояр? — Щербатов напряженно ждал ответа. — Я могу на тебя надеяться?

- Н-да, неожиданно. Я тоже без вещей. И еще пара дел незавершенных.

- Слабые отговорки, — встрял Ефим. — Да согласен он, Борис Данилович. Мнется только из-за девушки одной.

- Ну так привезите ему ее, — хмыкнул Щербатов, прекрасно зная, о ком идет речь. — Мирославе тоже скучно не будет.

Я покраснел от злости. Ага, вот как они себе представляют ситуацию? Алику хватают посреди улицы, кидают в машину и везут куда-то в глухомань. Блин, совсем ополоумели, что ли?

- Не стоит слишком усердствовать, — бросил я. — Давайте обсудим ситуацию. Кто еще будет проживать в Журавлихе кроме нас двоих?

- Немногочисленная прислуга в виде двух скучающих тетушек, управляющего и старого дедка с ружьем, заряженным мелкой дробью, — усмехнулся Щербатов, переглянувшись с Ефимом. — Последний раз туда ездила Елена до замужества. Года три назад…

- Весьма авантюрно, — я покачал головой, прикидывая в уме, как смогу встретиться с посредником, который обещал мне информацию по ярославскому клану. Но что интересно, могу до Жароха запросто доехать и вернуться обратно за весь световой день. — Вы предлагаете мне взять в одиночку охрану княжны? Вы настолько уверены в моих возможностях? Для защиты Мирославы нужен минимум взвод крепких ребят…

- И тем самым мы привлечем внимание тех, кто охотится за дочерью, — возразил Щербатов.

Я пожал плечами. Хозяин — барин. Хочет угробить Мирославу, не надо тому мешать. Жалко девчонку, если до такого дойдет, но лично я не собираюсь героически гибнуть, изображая целую армию телохранителей.

И тем не менее ответил:

- Мне нужна парочка дисциплинированных ребят. Нельзя исключать момент, что нас вычислят. Поэтому в одиночку я вряд ли сдержу оборону.

- Ты же своим кинжалом их всех угробишь, — влезла в разговор Мирослава, и я поморщился про себя. — У Колояра припрятан интересный артефакт, которым он играючи раскидал супостатов.

Это она уже к отцу повернулась. Взгляд приобрел осмысленность, руки перестали дрожать. Княжна пришла в себя после хорошей встряски. О Гиви Кетия она хотя бы скорбит? Или забыла моментально?

- Перстни, — коротко ответил я на немой вопрос Щербатова. — Всего лишь перстни. Княжне показалось.

***

Выехали мы из Торгуева в сумерках. Три машины, набрав приличную скорость, рванули по автостраде по направлению к Пензе. Я категорически отказался оставлять свой «хорьх» в городе, и теперь ехал в середине колонны, между двумя «скифами», набитыми вооруженной охраной князя. Мирослава заартачилась и не захотела сесть в бронемашину, вместо этого нырнув в мою. Устроившись на заднем диване, она просто-напросто заснула. Я прикрыл ее пледом, отыскавшимся в багажнике, а сам успокоил Ефима.

- Я закрою машину получше твоей брони, — уже сидя за рулем, сказал я склонившемуся к окну заместителю Мисяя. — Знаю парочку заклятий, которые обеспечат надежную защиту.

- Ладно, уговорил, — с сомнением проворчал Ефим. — Держи рацию. Все маневры по согласованию. Остановка в дороге только по моему разрешению.

- Договорились, — ответил я.

И теперь мы тремя тенями неслись по загородному шоссе без остановок. Мирослава так же продолжала дрыхнуть, не мешая мне сосредоточенно обдумывать ситуацию, сложившуюся на данный момент. Ярославских сейчас обяжут ответить за свои маневры. Пусть отмазываются. На это уйдет много времени. Если же они и в самом деле причастны к наезду на Род Щербатовых — отвечать придется серьезно. В этом случае мне и княжне сидеть долго в захолустье. Хорошо, хоть звонить не возбраняется. Не думаю, что по сигналу моего телефона вычислят местонахождение Мирославы. Потому что не знают моего номера.

Наконец, впереди идущий внедорожник замигал правым поворотником и съехал с трассы. Чувствовалось, что здесь нет асфальта. Хотя колея и не была разбита, но скорость снизилась существенно. Минут пять катили по луговине, потом въехали в лес. Сосновый бор даже при свете фар выглядел могущественно. Таких мощных деревьев я давненько не видел, даже на Варчаты. В два-три обхвата, густые лапы, спускавшиеся чуть ли не до земли, мягкая подушка из хвои, по которой шины даже не шуршали — настолько пружинистым оказался природный ковер.

- Мы уже приехали? — сонным голосом спросила Мирослава за моей спиной.

- Наверное, — неопределенно ответил я, следя за маневрами первой машины.

Неожиданно дорога нырнула куда-то вниз, потом полого покатилась вдоль зарослей ивняка, сменившегося густой прибрежной травой вдоль озера. Блеснула в свете фар серебром спокойной поверхности вода и исчезла. На противоположном берегу виднелась целая россыпь огоньков. Деревня. Соседи еще те — беспокойные селяне.

- Деревенские частенько сюда ходят? — поинтересовался у княжны.

- А кто бы им запретил? — усмехнулась Мира и зевнула. — Шастают туда-сюда, в основном рыбаки. С этого берега почему-то лучше клюет. О! Какую защиту поставил? Чувствую работу амулетов!

- Это не амулетная защита. Перстни генерируют «купол». Я не пользуюсь амулетами, ты же знаешь.

- Когда-нибудь я узнаю, где ты прячешь нож, — зловеще пообещала девушка. — Твоя загадка мне мозг сломала.

Ага, тебе и Зотову. Те еще следователи. Подальше бы держались от меня, проблем меньше будет. Как мне теперь проводить тренировки? Уходить далеко в лес? Не такая здесь глухомань. Кто-нибудь все равно увидит.

Наконец наш кортеж остановился перед массивными решетчатыми воротами. Забор из кованого чугуна с острыми пиками стоит на мощном фундаменте из дикого камня. Деревья, которые раньше подступали вплотную, вырублены, а вместо них сейчас буйно расцвел кустарник, облепляя камень и железо прочным зеленым ковром. На самом деле — старое имение, построенное в стиле восемнадцатого-девятнадцатого веков, когда за безопасность обитателей отвечали магические ловушки и артефакты, настроенные на проникновение извне. Сейчас кругом видеокамеры, следящие за каждым уголком. А кто занимается камерами? Кто следит за мониторами? И есть ли они здесь вообще? Мало кто использует «бродячих собачек» — так называемых свободно плавающих в воздухе невидимых плетений, задев которые, можно получить нешуточный парализующий удар.

Ворота распахнулись автоматически. Мы заехали на территорию имения и сразу же по дороге рванули к особняку. Двухэтажное здание было построено буквой «П», а его средний сегмент содержал парадную лестницу с восемью массивными колоннами и козырьком крыши, поддерживаемой обнаженными гипсовыми мужиками с неимоверно выпуклыми частями торса. Парадная освещалась фонарями, и на лестнице толклись несколько человек.

Я испытал облегчение. Доехали нормально, ничего не случилось. И в самом деле, требовалась передышка от событий, понесшихся вскачь с тех пор, как я принял на себя обязательства по отношению к Мирославе. Поживем в глуши, осмотримся.

- Ты не подумай, что я совсем бесчувственная, — заговорила княжна, когда я заглушил мотор. — Сначала мне стало страшно за себя, а потом, когда я осознала, что вместо меня погиб человек — захотелось реветь. Мне жаль Гиви, честно…

- Буду считать тебя счастливицей, — устало поведя плечами, я обернулся и встретился взглядом с мерцающими зрачками княжны. — На свете не так много людей, способных уходить от гибели благодаря своему предчувствию.

- Меня как будто толкнуло в тот момент, и я захотела поехать в твоей машине, — честно призналась девушка. — Не знаю, почему, но с тобой я действительно ощущаю себя в безопасности. Ты излучаешь какую-то мощную защитную энергию, которую трудно уловить. Словно она не твоя, а приходит извне. Но в то же время ты умеешь ею пользоваться.

«Ого! А славная девица еще и эмпат! — раздался голос моего магического друга Ясни. — Ты приглядись к ней. Начнет копать глубже — придется убить ее. Никто не должен знать о «солнечном доспехе», проснувшимся после тысячи лет глубокого сна».

«Почему сразу — убить»?

«А как же? Иначе рано или поздно кто-то сделает попытку избавиться от тебя, хозяин. А я не хочу. Привык к тебе. Кстати, хочу сказать вот что: если ты вздумаешь связать свою жизнь с женщиной, близкой тебе по духу, она может пользоваться моей силой, перехватывать управление магией».

«Это так плохо?»

«Не всегда. Как сам распорядишься своими чувствами. Хозяин, ты разрываешься между двумя девушками, которые тебе симпатичны. Будь осторожен, не торопись с выбором. Может статься, что и выбора-то и не будет».

Врет он все. К Алике я испытываю глубокие и нежные чувства. Да, все правда. Мне хочется быть рядом с ней. Мирослава… С ней сложно. По факту — она дочь врага, над которым висит меч мщения. Мне нельзя поддаваться слабости, которая каждый раз накатывает на меня, когда рядом княжна. Или я сдаю позиции, или продолжаю свою войну.

- Чего задумался? — кулачок Мирославы ткнулся в мое плечо. — Выходи из машины. Проведу экскурсию по нашей развалюхе.

- Мне бы такую развалюху для начала, — пробормотал я.

Главы 7

Роман Васильевич Панин проснулся от удушающей духоты, вливавшейся в полураскрытое окно. Какой уже день стояла жара над Ярославлем, а погодники, словно соревнуясь в бездарности, никак не могли притащить в город освежающий дождь. У них все время получался какой-то непонятный симбиоз морского шторма с крупным градом, а то и со снежной влажной крупой, хотя до зимы еще было довольно далеко. Панин подумывал уже прибить кого-нибудь из дармоедов клановой магической школы, выбрав жертву из низкого ранга, чтобы неповадно было, но потом передумал. Других дел хватало, и обращать внимание на жару, когда прямо за окном изумрудно-чистая вода облизывает бортики бассейна, право слово — не хотелось.

Поворочавшись на повлажневшей от испарины простыне, он осторожно приподнялся, чтобы не потревожить сон молодой жены, уже третьей по счету в его семейном клане, опустил ноги на пол. Поглядел на разгладившееся лицо Маруси, полюбовался красивыми изгибами плеч, и аккуратно, стараясь не производить излишнего шума, встал. Накинул на голое тело халат, и как был босой, так и вышел из комнаты, плотно притворив дверь. Бодрствующий охранник вскочил со стула, думая, что хозяин сейчас даст какое-нибудь задание, но ошибся.

Панин приложил палец к губам. Дескать, шуметь не стоит. А сам по коридору прошел до выхода, где маячили еще двое вооруженных ребят. Сейчас не нужно расслабляться. По слухам, конкуренты начали непонятную возню в сфере его бизнеса. Тоже хотят припасть к пирогу, пекущемуся на огромной территории от Ярославля до Саратова. Чертов транзитный хаб, затеянный Щербатовым, привлек внимание не только русские аристократические семьи, имевшие купеческую хватку, но и всякое отребье, толкавшее любую дрянь через Среднюю Азию на Ближний Восток. Как результат, за первые три месяца работы терминала «Жигули» в волжских городах появилось неимоверное количество контрабандного товара, начиная от курительного табака с какими-то ароматическими и наркотическими добавками, и заканчивая рабами. Да-да, по агентурным данным, в некоторых купеческих семьях уже вкалывают настоящие рабы: уйгуры, персы, киргизы, афгани, пуштуны. Каким образом их сюда перекинули — остается загадкой. Но каналы поставки работают исправно. Надо дать задание своим ищейкам, пусть пронюхают. Пригодится в будущем для давления на непокорных. Без купеческой гильдии здесь явно не обошлось.

Князь, размышляя о странных вывертах нынешнего поколения, почему-то решившего, что раб — это всего лишь бесправная скотина, которую можно эксплуатировать до тех пор, пока одна шкурка не останется. Но зачастую забывались традиции давать рабу вольную через определенное количество отработанных лет. В клане Паниных тоже были рабы. Но они достались Семье в результате небольших локальных войн с враждующими кланами. Панины победили — рабы как награда и трофеи перешли к ним на законных основаниях. Ювелиры, кузнецы, слесари, кожевники, плотники — Панины не морщились и гребли все, что представляло интерес для них самих. Отработают свое — получат вольную и вернутся к родным и близким. Если захотят уйти от сытой кормушки.

Зачастую многие оставались на месте, сообразив, где выгоднее продать свои услуги. Так что Роман Васильевич многократно усилил мощь своего Рода, и отдавать заработанное горбом не собирался. Хотят жить под его защитой? Ради бога, пусть живут. А вот что делать с азиатами? Ведь расползется зараза чужеземного рабства по русским землям — взвоют все.

Почему все должны взвыть, Панин пока не мог облечь в нужную и правильную словоформу. Он не хотел забивать голову лишними проблемами, решаемые его приближенными. Подойдя к бассейну, князь скинул халат на чистую кафельную плитку и голышом нырнул в прохладную воду, ощущая накатившее блаженство. Здесь было хорошо, чем в жаркой комнате под горячим боком молоденькой жены. Нет, к жене претензий никаких. Сладкая и ненасытная штучка. Просто надо было кондиционер включить.

Пока он плескался и фыркал как морж, к бортику подошел Ферзь — его правая рука, советник по безопасности клана, бывший вояка из великокняжеской гвардии. Конечно, как и у всех людей, у него было имя — Фрол, но мужчину в клане больше всего знали по прозвищу. Длинная изломанная тень главного охранника падала на взбаламученную иссини-изумрудную воду.

Замерев на месте, князь с недовольством посмотрел на десницу, как он иногда называл в шутку помощника.

- Ты когда-нибудь спишь, Фрол? — поинтересовался Панин, перебирая перед собой руками.

- Только после обеда, — криво улыбнулся помощник и присел на корточки возле края бассейна. — Неприятности, хозяин. Из Торгуева пришли известия. Младшую дочь князя Щербатова взорвали в машине. Весь город оцеплен княжеской гвардией, на загородных трассах столпотворение. Ни одну машину без проверки в город не пускают. Фургоны с грузами шерстят так, что вой стоит. Наши фуры вообще в сторону отгоняют, а водителей держат под стражей.

- Борис с ума сошел, что ли? — Панин в два гребка подплыл к лестнице и поднялся по ней. Охранник, маячивший тут же, накинул на мокрое тело халат, а сам удалился в тень. — Сведения о Мирославе точные?

- Пока нет точных данных, — Ферзь призадумался. — Но по косвенным данным — княжна мертва. Только я не поверил. Мой человек пока остается в Торгуеве и следит за ситуацией. Если было покушение, но неудачное, то княжну Мирославу быстро спрятали и ждут реакции тех, кто это сделал.

- Князь Борис думает на нас?

- Так точно. Он почему-то сразу провел аресты среди представителей наших торговых домов, блокировал товар на базах. Думаю, скоро пришлет официального обвинителя.

- Но это же война! Щербатов в своем уме? — разволновался Панин и сел в подставленное плетеное кресло, которое ему изготовили на день рождения самые лучшие мебельщики клана.

Ферзь пристроился рядом, тоже напряженно обдумывая сложившуюся ситуацию.

- Горячку пороть не стоит, хозяин, — высказал он свою мысль. — У меня подозрение, что враги решили столкнуть наши Семьи лбами, чтобы потом на пепелище взять хороший куш.

- И на кого бы ты подумал в первую очередь? — согласно кивнул князь.

- Аляповы, Бакринские, Лужины.

- Костромские, что ли? — скривился Панин. — Черт, я про них думать забыл. Пять лет назад мы их раскатали в тонкий блин, а они опять свою башку поднимают?

- Я докладывал еще год назад, что между этими кланами готовится какое-то соглашение. Перекрестные свадьбы, создание совместных предприятий, — Ферзь пожал плечами. — Бакринские подавали высочайшее прошение на княжеский герб, да и в костромском триумвирате всегда доминировали. Теперь картинка складывается. Старый хрыч Варфоломей стремится получить статус Главы клана. Две его внучки вышли замуж. Удачно привязал своих подельников. И Аляпины, и Лужины, в общем-то, не против быть в вассальном статусе.

- Костромские волчата вспомнили, что их унизили когда-то, и решили отыграть? — хмыкнул Панин и потер лицо. — Вот же блядство! Девчонку-то за что угробили?

- Нас решили подставить, — Ферзь ожесточенно потер подбородок. — По слухам, это уже не первое покушение. Где-то неделю назад княжну пытались похитить. Выждали момент, когда она решила расслабиться в молодежном клубе, и перехватили девчонку по дороге домой.

- Почему я не знаю об этом случае? — нахмурился Панин.

- Наш источник проспал, — хмыкнул десница.

- Так что там с похищением? Судя по разворачивающимся событиям — ничего не выгорело?

- Всех положили, сожгли машину. Видимо, с Мирославой находился сильный маг. Потому что ни охраны, ни сопровождения не было. Ехали вдвоем. Или обычная халатность, или нечто другое.

- Любовники?

- Не могу пока сказать, — пожал плечами Ферзь.

- Хороший у тебя осведомитель, все знает, да толку никакого, — ехидно заметил Панин и задумался. — Кто такой этот маг? Он из окружения Невзора?

- Пока не выяснили. Знаем только одно: князь Щербатов расширил штат работников по транзитным операциям, поставив Мирославу начальницей. Охраной занимался какой-то дворянин, бывший егерь. Волоцкой, если я понял правильно…

- Волоцкий, дурень, — поправил его Панин и замер. Такого поворота он не ожидал. Неужели это сын Ставера? Но как? Как он выжил? Неожиданная весть!

Роман Васильевич Панин был, наверное, единственным человеком, не входящим в круг доверия Щербатовых, знавшим истинную причину гибели семейства Волоцких. Да он и не считал, что Борис поступил неправильно. Ставер опозорил его перед высокородными, и потому князь не мог поступить по-другому. Выбрал самый радикальный и страшный метод расправы, уничтожив Род. Поговаривали о каком-то спасшемся, след которого пропал. Не интересовался князь Роман такими вещами, происходящими на периферии его интересов. Получается, спасся-то как раз сын Ставера, и вот теперь замаячил на горизонте. Интересная картина вырисовывается, оживился ярославский князь. А сам-то молодой Волоцкий знает виновника гибели родителей?

- Выходит, некий дворянин Волоцкий занимался охраной княжны? — осторожно переспросил Панин. Остуженное водой тело высохло, и теплый ветерок казался ему прохладным. — И что дальше?

- Так он все время рядом с Мирославой находился.

- Узнать про него сможешь? Все, что найдешь, нароешь — сразу ко мне. Ну, надо же, какой сюрприз!

- А чем нам может помочь Волоцкий? — осторожно спросил Ферзь.

- Не знаю я пока ничего, — буркнул Панин, вставая. Конечно, он лукавил. Парень может сыграть свою роль в расшатывании прочных позиций Щербатовых. Надо только найти правильный подход к нему, нарисовать нужную картину мира. — Буди всех: бойцов, магов, аналитиков, финансистов. Скоро нас убивать придут, а мы ни ухом, ни рылом что произошло на самом деле. Когда Щербатов выкатит обвинение, мы должны указать на предполагаемых зачинщиков. Иначе нас сотрут в порошок…

- Да ладно, в порошок, — слегка самонадеянно усмехнулся Ферзь.

- Ты не в курсе, что Щербатовы скоро породнятся с Вяземскими? — зарычал Панин. — Хотя, откуда тебе знать такие тонкости. Наши капиталы лежат в банках этой Семьи! Перекроют кислород, как пить дать перекроют! Ищи, Фрол, виновных. Рой землю, поднимай всю агентуру в Костроме, Вологде, Торгуеве, Нижнем Новгороде! Не мне тебя учить, как надо работать! Или поучить?

- Не стоит, хозяин, — десница наклонил голову. — Уже иду.

- Через час собери старшин всех отделов у меня в кабинете, — бросил на ходу князь.

Он зашел в спальню, скинул халат и в потемках стал одеваться. Зашевелилась Маруся. Приподняв растрепанную ото сна голову, она удивленно спросила:

- Дорогой, что произошло? Куда ты уходишь?

- Спи, золотко, — Панин по-отчески погладил младшую жену по голым плечам. — Я буду здесь, в доме. Надо поработать. Появились срочные дела. Тебя они не касаются.

Одевшись, он вышел из спальни и приказал охраннику никуда не отлучаться. Панин рассуждал рационально. Не бросится сейчас Щербатов сломя голову со своей кавалерией и гвардией на редуты. Он поступит совершенно иначе. Сейчас его агентура начала кропотливую работу по сбору информации. Утром или к обеду торгуевцы выкатят обвинение. Дадут максимум сутки, чтобы оправдаться. Если виновные не будут выданы, или не названы истинные зачинщики убийства княжны Щербатовой (если таковое имело место) — вот тогда придется биться.

Так кто же подсунул свинью в натянутые отношения двух кланов? Неужели Фрол прав, и костромские огрызки снова решили возродить свое влияние?

Глава 8

Население имения «Журавлиха» оказалось весьма колоритным. Оно, как ранее сказала Мирослава, состояло из четырех человек. Тетя Зина и тетя Женя — две разудалые сорокалетние дамы — чем-то походили друг на друга. Говорливые, суматошные, но знающие свое дело досконально. Тетя Зина имела пышные формы в районе бедер и грудей. Этакая ходячая массивная скала с симпатичным лицом, на котором четко просматривались темно-коричневые крапинки, причем все с левой стороны. Я только позже узнал, откуда они появились. Маленькой девчонкой увязалась за мальчишками в лес, где огольцы жгли порох из раскуроченных патронов. Какой бес толкнул Зинку к костру — не знала даже сама потерпевшая. Пыхнуло так, что обожгло левую часть лица. Кричала долго, пока бежала к озеру, чтобы погасить жуткий жар, съедающий щеку. Потом в Журавлихе прошли репрессии среди мальчишек. Попало всем причастным, и даже тем, кто не участвовал в процессе. За компанию, так сказать. Зинка выросла, местная целительница с искоркой Дара вылечила большую часть ожога, но все равно след остался, что не помешало выйти девушке замуж, родить троих детей. Младшая дочь до сих пор живет в деревне. Остальные разъехались. Муж помер.

Тетя Женя казалась антиподом своей подруге: худенькая, шустрая, болтливая на язык, но почему-то всегда ходящая в платке. Волосы у нее рано поседели, вот и стесняется. Уже десять лет. Ну, у каждого свои тараканы в голове. А ведь могла их просто покрасить. Человек-то приятный, сразу взялась за мной ухаживать… В том смысле, что вкусности всякие к чаю подкладывать за столом. Ватрушки, бублики, сахарные калачики. Даже Мирославе столько сладостей не доставалось, как мне. А уж паре наших охранников-близнецов Сашке и Ваське вообще крохи перепадали.

Чем-то я ей приглянулся.

Управляющим имения Журавлихи до сих пор оставался немолодой уже дядька, сам родом из Нижнего, но вот угораздило его осесть в этом благодатном и малолюдном местечке. Низенький, плотненький, с округлым брюшком, дядя Киря, как называла его ласково Мирослава, постоянно поправлял старомодные очки и пытался предоставить отчеты княжне по прошедшим годам. Но Мира отмахивалась и хитро переводила на меня весь отчетно-финансовый кошмар. Дескать, я очень грамотный в этом вопросе человек.

Четвертым обитателем имения оказался боевитый старикан по имени Дорофей. Он первым делом потребовал новое «ружжо» для защиты окрестностей от супостатов, гуляющих по лесу в поисках грибов и ягод. Так как хозяева давненько упразднили лесничество вокруг Журавлихи, деревенские обрадовались и стали толпами гулять вокруг озера и в сосновом бору. В моем лице он встретил горячую поддержку. В самом деле, нехорошо получается. Мы сидим практически в осаде, а любой из местных может заглянуть через решетчатый забор и полюбоваться жизнью обитателей особняка. А потом особенно любопытный притащит гранатомет и шарахнет по дому. Собирайте вещи в дальний путь…

С нами остались молодые охранники, те самые близнецы из группы дальней охраны князя. Мальчишки еще, по сути. Недавно двадцать два исполнилось. Опыт маленький, но я попытаюсь восполнить пробелы в системе обучения хороших и жадных до моих советов ребят.

Мирослава первый день ныла, что ей одеть нечего из всего гардероба, до сих пор аккуратно хранившегося в шкафах. В конце концов она вышла на улицу в ярком красно-зелено-белом сарафанчике, из которого она уже выросла, и потому чувствовала себя в нем неловко. Сарафан с открытыми плечами на тонких бретелях плотно обтягивал ее зрелое тело, и едва доходил до середины бедер. Этакая девочка-припевочка из сказки, которая решительно направилась на лужайку в обрамлении высоченных и стройных сосен. Под мышкой у нее виднелся какой-то сверток. Покрывало, скорее всего.

Сидящие в беседке вместе со мной братья затаили дыхание, глядя на вышагивающую по дорожке княжну. Н-да, я тоже выгляжу, наверное, таким же окаменевшим болваном с распахнутым ртом. Плавные покачивания бедрами, колышущийся при ходьбе подол сарафана, просвечивающая через тонкую ткань фигурка, стройные длинные ножки — это, знаете, чувствительный удар по сердечной мышце и зашкаливающий выплеск адреналина, эндорфинов и гормонов. Особенно для молодых парней. И ведь знает зараза, какое смятение своим видом она вызывает у нас троих. Мелькнуло подозрение, что основной удар направлен на личного окружника, то бишь на меня.

- Так, захлопнули рты, бойцы, — я очнулся первым. — Нехорошо пялиться на молодую девушку, которая не подозревает, что за ней подсматривают. Оторвали пятую точку и пошли осматривать периметр.

Парни мгновенно посерьезнели. Все-таки они были хоть и молодыми, но профессиональными охранниками, которых натаскивали на свою работу уже пятый год. Им хотелось перейти в ближний княжеский круг, но как доказать свою компетентность? Только в случае нападения врагов. Вот тогда они покажут.

Мы медленно направились к западной стене, как раз выходящей к лесу. Я спиной чуял, с каким любопытством на нас смотрит Мирка. Успела скинуть сарафан и лежит в купальнике, найденном на дне шкафа, задрала ноги и болтает ими по воздуху. Откуда знаю? Просто представил эту картину. Подозреваю, что Ясни каким-то образом транслирует происходящее за моей спиной. Или Дар начинает открывать новые способности.

- Исходим из тех ресурсов, что у нас есть, — вытягивая руку как полководец, я шел вдоль решетчатого забора и внушал близнецам вещи, необходимые для тщательной охраны имения. — Камер видеонаблюдения здесь, к сожалению, не нашел. Собака одна, и то ленивая. Даже не лаяла, когда мы приехали. Остается визуальный контроль. Каждый день, парни. Обход, осмотр местности. По периметру нужно расставить своеобразные метки, которые покажут, кто проникал на объект. Подумайте, что можно использовать.

- Нужна злая и кусачая собака, — решительно сказал Васька, который отличался от брата тем, что стригся очень коротко, да притом подрубал виски с укосом, тогда как Сашка предпочитал аккуратную прическу, и лысину никогда не любил. В общем, я проблем с узнаванием не испытывал. — Не обязательно волкодава. Погремушку какую-нибудь. Злую, чтобы только с одних рук ела.

- Вот ты ее и будешь кормить, — тут же уколол его Сашка. — Вообще не люблю собак.

- Как тогда по ночам контролировать усадьбу? — задумался Васька, нисколько не обидевшись на слова брата. — Неизвестно, сколько нам здесь находиться, а каждую ночь в карауле — свихнешься.

- Не будем самоистязанием заниматься, — нахмурился я. — Нужно связаться с Ефимом и попросить его привезти простейшую систему сигнализации. Не догадались сразу захватить. Обычные сигнальные ракеты, взрывпакеты. Понятно, что с нашими силами обширную территорию не проконтролировать. Будем укреплять сам дом. Проверим окна, двери. Оставим парадный вход, а два черных — завалим, заколотим. В доме пять мужиков. У деда Дорофея — ружье, у вас автоматические пистолеты. Надо еще Кирилла вооружить. Каждому из вас я определю свой сектор. Вот за ним и будете следить ночью.

- Ты тоже без пушки, командир, — ухмыльнулся Васька.

- Моя пушка всегда при мне, — я поднес кулак к носу близнеца.

Васька с интересом посмотрел на все четыре перстня, блестевших камнями в свете солнца. Кивнул головой в знак того, что понял намек.

- Ладно, до обеда еще пара часов, — я посмотрел на братьев, косящихся куда-то в сторону. Ага, на полураздетую княжну хотят посмотреть. Я им гляделки-то разверну скоро. — Сейчас задание. Взять ручку и бумагу. Нарисовать план особняка. Делите этажи пополам. Один наверху, другой — внизу. Результаты предъявить по исполнению. Вперед.

- Весь дом! — ужаснулся Сашка.

- А ты чего ожидал? — я с каменным лицом посмотрел на него. — Прохлаждаться здесь будете? С завтрашнего дня начинаем проводить тренировки по рукопашному бою. Стрелять вы умеете, знаю. А вот драка в узких пространствах, на лестницах, в комнатах при помощи подручных средств как раз пригодится. Чтобы всякую дурь из головы выбить.

- Какую дурь? И у кого ее надо выбивать? — удивился Васька, но получил тычок от брата.

Парни отправились выполнять задание.

Я снова, теперь без всякой спешки, начал обследовать территорию имения. Помимо самого особняка неподалеку от него с восточной стороны расположились хозяйственные постройки: гараж, где сейчас отдыхал мой «хорьх», и мотоцикл управляющего Кирилла; сарай для хозинвентаря вроде газонокосилки, лопат, грабель, ведер, шлангов и прочей мелочи. В юго-восточном углу разбит небольшой садик, где растут яблони, вишня, груша. Там все ухожено, хорошо просматривается луговина за забором.

Фасад дома выходит на южную сторону, на лужайку, где сейчас загорает княжна. Единственная проблемная точка — это северная часть забора. Оттуда могут приходить деревенские гости и любой, кому интересно прогуляться от озера до имения. Все знают, что хозяева очень редко посещают эти дивные места. Действительно, немудрено расслабиться. Как еще железный забор не стали разбирать? Ушлых везде хватает. А что сделают две женщины, тихий управляющий и воинственный старик?

Я, наконец, обошел большую часть имения и остановился отдохнуть возле лежащей на животе Мирославы. Она натянула на голову какую-то детскую панамку и дремала, уткнувшись в руки.

Алика в плане открытости все же уступала княжне. Мирослава хоть и была воспитана в духе жесткого материнского контроля, все-таки оказалась подвержена изменениям в обществе высокородных господ. Молодые девушки и женщины захотели большей открытости и признания своей красоты. Отсюда и мода пошла плясать: укороченные платья, юбки, смелые пляжные топики, оригинальные купальники, приковывающие взгляд мужчин, любой аксессуар, способный привлечь внимание. У аристократок стало модно холить свое тело и показывать, каких результатов можно добиться.

Мирослава в самом деле была качественным продуктом своих родителей, как бы цинично эта фраза не звучала. За ней следили с самого момента зарождения, выявляли всевозможные нарушения с помощью магических артефактов, умело вплетенных в организм матери, исправляли их. Мира родилась здоровым ребенком, росла под бдительным контролем всех причастных к ее судьбе людей. Княжна являлась товаром, который следовало продать очень выгодно, и он должен быть великолепным, свежим, привлекательным и желанным.

- Долго будешь на меня пялиться? — раздался голос из-под рук. — В конце концов, это неприлично.

- Сгоришь на солнце, — громко сказал я, очнувшись от посторонних мыслей. — Переползла бы в тень.

- Мне скучно, — глухо буркнула девушка.

- Позволь прочитать небольшую нотацию, — сжалился я, прекрасно понимая, насколько здесь будет уныло человеку, привыкшему к бурлению городской жизни. — Только своими заклятиями меня не убей.

- Валяй, — вздохнула княжна и пошевелилась. Потом перевернулась и села, подтянув колени к подбородку.

Кхм, вид сверху открывается очень и очень красивый. Старые вещи иногда стоит придержать в шкафу. Они преображают человека.

Усевшись рядом с Мирославой, чтобы не искушать самого себя, я исполнил свою угрозу:

- Мира, постарайся выбирать наряды чуточку поскромнее. Когда ты вышла в этом игривом сарафане, близнецы слюнями закапали свою одежду. Не хочу, чтобы они нафантазировали невесть что, но я опасаюсь, как бы тестостерон не разорвал их изнутри.

- А у тебя как с этим? — прищурившись, спросила княжна.

- С чем?

- С фантазиями, конечно. И с тестостероном.

- Очень даже нормально. Врать не буду. Был впечатлен тоже. Но я не об этом. Я беспокоюсь о физическом состоянии Сашки и Васьки. Парни молодые, здоровые…

- Слушай, Волоцкий, что ты краснеешь? — усмехнулась княжна. — Не мальчик, чай. И женщины у тебя ведь уже были? В нескольких километрах отсюда есть деревня. Пусть туда съездят, душу отведут. Девчонки на таких самцов вешаться будут.

- Ага, а местные ребята об их горбы жерди поломают. Мне бойцы нужны, а не разукрашенные синяками доходяги.

- Тогда ничем помочь не могу, — пожала плечами Мирослава. — Мне сарафанчик очень понравился. Правда, он очень милый и сексуальный?

- Отец тебя не слышит.

- Я же не виновата, что меня забросили в глухомань практически голой, — девушка вскочила и накинула на себя сарафан. — Возьми покрывало, пожалуйста. Надоело загорать. Хочу искупаться.

- Не сейчас, — пресек я ее желания. — Нужно проверить подходы к озеру, найти место. Завтра, хорошо?

- Как скажешь. Мне приказали слушаться господина Волоцкого во всем, — княжна раздраженно козырнула левой рукой. Мы медленно пошли к дому. — Колояр, скажи, почему?

- Ты о чем?

- Почему за мной устроили охоту? В чью игру меня втянули? Ты говорил о Паниных. Это правда?

- Я выдвинул только версию, что за покушениями стоят Панины, но не уверен на сто процентов. Может, кто-то решил сыграть на давних противоречиях между вашими кланами. Надеюсь, твой отец выяснит правду, и войны не будет.

- Живешь себе спокойно, мечтаешь о будущем, строишь карьеру, — Мирослава поджала губы, — а потом оказывается, что мир, в который ты хочешь войти, стремится от тебя избавиться.

— Не забывай, — я взглянул на задумчивую девушку, — меня тоже попытались ликвидировать. Поэтому я долго думал, в чем здесь странность. Если Панины были заинтересованы шантажировать твоего отца — они бы стремились и дальше похитить тебя. Вместо этого посадили снайпера на крышу дома, чуть не развалили мою голову на две половинки. Вторая неудача. После чего подложили взрывчатку в твою машину. Создается ощущение, что кто-то торопится создать хаос, втянуть оба клана в войну. А Панины и Щербатовы являются основными конкурентами в континентальных перевозках. Идея построить международный хаб не нова. Панины уже пробовали занять эту нишу. Почему-то не получилось. А у князя Щербатова пока выходит, и неплохо.

- Да, я слышала про эту историю, — подтвердила Мирослава. Мы остановились на лестнице, куда уже падала тень от бокового пристроя особняка. — Папка очень бушевал, дескать, идею украл, паршивец ярославский.

- Иногда идеи приходят одновременно разным людям. Мне интересно, что помешало Паниным развернуть хаб в Ярославле?

- Отец никогда не делился с нами своими проблемами, — девушка зашлепала тапками по каменным ступеням. — Только с Пашей. Он же главный наследник Рода. Вот ему известно многое.

Я кивнул. В России давно изменили право наследования. До восемнадцатого века наследство делили по числу детей мужского пола. Дробить земельные наделы можно было бесконечно. В результате появилось много разорившихся дворян, не умевших вести хозяйство на своих наделах. Этим пользовались более маститые и умные Роды, скупавшие оптом имперские земли. Бедные, как вшивые помойные шавки, но наглые безземельные ходоки пробивались до имперской канцелярии, жалуясь на несправедливость. От них было больше сумятицы и беспорядков, чем от внешних врагов.

Ситуация становилась угрожающей. По империи бродили авантюристы дворянского происхождения, создавались банды, терроризировавшие небольшие городки и деревни. Дошло до того, что крестьяне стали организовывать отряды самообороны, потом подключились клановые отряды. За несколько лет извели почти всех супостатов, но звоночек был серьезный.

Тогдашний государь издал закон, по которому только старший сын являлся прямым наследником, а если великий Род не дал сыновей — то старшая дочь. Или единственный ребенок родителей. Да, это был тоже не выход, но он хотя бы позволил большей части неимущих дворян направить свои желания и возможности в другую сторону. Кто-то уходил в могущественный клан, кто-то подписывал контракт на службу в великокняжеской армии. Работы, оказывается, хватало всем. Дворян приучали к нужности.

Нас встретила тетя Зина. В белом переднике, в беретке, лихо заломленной на голове, она весело оповестила, что через полчаса обед будет накрыт на летней веранде, так как в доме что-то жарковато. Или княжне угодно подать в залу?

- Пусть будет на веранде, — разрешила Мирослава, и помахав мне ручкой, зашлепала дальше вверх на второй этаж. Ее комната находилась в западном крыле, ну и я расположился поблизости, в гостевой спальне. Остальные жили на первом этаже, бдительно неся службу.

Пока я задумчиво изучал интерьер гостиной с шикарной винтовой лестницей, ко мне подошел дядя Киря и робко попросил уделить ему внимание на пару минут. Он почему-то с первой минуты нашего знакомства решил, что я поставлен самым главным надсмотрщиком в имении, и все вопросы должны решаться через меня.

- Господин Колояр, — кашлянул управляющий и нервно поправил очки, — у меня просьба…

- Говорите, Кирилл Савельевич, — подбодрил я. — Что вы с подветренной стороны подбираетесь? Не на охоте, чай.

Управляющий снова вцепился в дужку очков.

- Мне нужно съездить в деревню. Дело в том, что заканчивается договор на поставку молочной продукции. Мы же подписали контракт с фермерским хозяйством. А срок истекает завтра. Боюсь, что поставки прекратятся, и мы останемся без творога, молока, сметаны. Ведь на четыре человека больше стало…

- Творог и сметану я люблю, особенно деревенскую, — на полном серьезе ответил я. — А как составляется контракт, и кто оплачивает?

- Так все просто, — оживился дядя Киря. — Есть типовой договор, там только даты поставить. Один экземпляр остается у Мишкулиных — это фермерская семья, у которой мы продукцию берем — один я пересылаю князю Щербатову, а один остается у меня. Как только договор проходит через клановую бухгалтерию, на счет фермера поступают деньги. Обычно мы согласовываем поставку на полгода…

- Хорошо. Езжайте. Или вас подвезти?

- Да вы что! — замахал руками управляющий. — Есть мотоцикл. Я умею на нем ездить. Ну… если можно, дайте кого-нибудь из близнецов. Для солидности.

- Близнеца дам, — засмеялся я, — но автоматами и гранатами обвешивать не разрешу. Пусть сопровождает. Деревня-то тихая?

- Не лучше и не хуже других, — дипломатично вывернулся дядя Киря. — Три-четыре браконьера, парочка алкашей-бузотеров, молодежь горячая…

- Нехилое местечко, — пробормотал я, призадумавшись. — Ладно. Когда едете? Сейчас? Василий! Александр! Кто внизу?

- Я, — вынырнул Васька из-за угла с блокнотом в руке.

- Собирайся. В деревню с Кириллом Савельевичем сгоняешь. Присмотри за ним. От хулиганов защитишь. Оружие не бери.

- А вдруг…, - замялся Васька, поглядывая на брюшко дяди Кири.

- Вдруг бывает сам знаешь, что, — я нахмурился. — Просто прощупаешь обстановку в деревне. Познакомься с кем-нибудь, разговор заведи. Языком болтать не нужно, кинь парочку слов, что князь прислал человека проверить имение. Про княжну ни слова.

- Все равно узнают.

- Пусть сами узнают, а не от нас! — отрезал я. — Все. Езжайте. Сколько времени занимает весь процесс, Кирилл Савельевич?

- Да часа два-три, не больше.

- В восемнадцать ноль-ноль жду. Плюс полчаса контрольного времени. А пообедать? Голодными попретесь?

- Так я про него не забыл, — хитро улыбнулся дядя Киря и погладил свой живот, выпирающий из-под рубашки. — С учетом обеда к шести часам вернемся, господин Колояр.

Глава 9

Глава девятая

Речной порт никогда не спит. Даже если к причалам не подходят теплоходы или грузовые баржи, яхты аристократов или буксиры — он все равно живет, разве что ненадолго утихает суета персонала и пустеют автомобильные стоянки возле большого стеклянного куба с витиеватыми буквами «речной вокзал» на фасаде.

Лора сошла с казанского рейса, прибывшего в семь утра в город Торгуев, и не торопясь, пощелкивая каблуками туфель по ребристой плитке, вошла в здание вокзала, еще сонного, но уже залитого ранними солнечными лучами. Влившись в гомонящую стайку молодых людей с объемными рюкзаками на спине, девушка миновала дежурный пост княжеской дружины, улыбнулась взбодрившемуся от спячки охраннику и вскоре оказалась на улице.

Повертев головой по сторонам, Лора направилась к стоянке пассажирских кабриолетов с желто-зелеными полосами на боку. Всего их насчитывалось пять штук. Пара других машин уже отъехала от вокзала с клиентами. Подойдя к кучке водителей, девушка сделала круглые глаза и словно смущаясь, сказала:

- Мне нужно в Торгуев. Довезете?

- Тебя, красавица, домчим с ветерком, — с легким горским акцентом ответил один из таксистов, легонько трогая густые черные усы. — Только скажи, куда именно.

- Сейчас, — Лора суетливо полезла в сумочку и вытащила оттуда блокнот. Полистала, наморщив лоб. Мужчины терпеливо ждали, отвернувшись и ухмыляясь про себя. Девчонка-то красивая, да одета как клуша. Длинное однотонное светло-коричневое платье, почти полностью закрывающее ноги, туфли на несуразно длинных шпильках, прическа старомодная, с навороченными тугими кольцами рыжеватых волос. На лбу поблескивают зеркальные очки. Такие сейчас мало кто носит.

- А, вот… «Интерлогист». Есть такой?

- Есть, есть, — ответил другой таксист, пожилой, с сеточкой морщин возле глаз. — Тебе туда, дочка?

- Не совсем. Рядышком. Но выйду я возле офиса.

- Садись в мою карету, любезная, — черноусый подмигнул товарищам и показал, к какой машине Лоре нужно пройти.

Девушка выглядела спокойной, даже чересчур спокойной, несмотря на показную растерянность. Уверенно дошла до кабриолета, села на заднее сиденье, щелкнула замком сумочки, достала кошелек. Наморщив лоб, приготовила купюру в пять рублей, а остальное спрятала обратно.

- Эх, любезная, а почему сзади? — удивился водитель, садясь за руль. — Я думал, посидишь рядом, поговорим о том, о сем…

- Меня укачивает на переднем сиденье, — отрезала Лора. — Езжайте, сударь, и не пытайтесь делать глупости.

- Какие глупости, барышня? — таксист мгновенно потерял живописный акцент. — Никаких глупостей! Просто хотел поговорить. Вы же из Казани рейсом прибыли? Вот, поинтересоваться захотелось…

- Я не разговариваю с водителями, не слушаю музыку, — отрезала Лора. — Просто дайте спокойно подумать. У меня сегодня важная встреча.

Водитель обиженно замолчал, вцепившись в руль тонкими пальцами. А девушка, откинувшись на спинку дивана, прикрыла глаза. Никакой у нее встречи, конечно же, не предвиделось. Навязчивая болтовня таксиста мешала сосредоточиться. Задание, данное ей хозяином, ожидалось тяжелым и опасным. Нужно было подтвердить слухи о гибели княжны Мирославы или опровергнуть их. Если девушка жива — отыскать ее. Дальнейшие инструкции слегка разнились. Ничего необычного. Действовать по ситуации. Всего два варианта: убить или постараться захватить и вывезти за пределы Торгуева.

В городе, еще не забитом потоками транспорта, водитель легко домчал Лору до «Интерлогиста» и остановился возле симпатичного сквера, за которым виднелась башня офиса.

- Приехали, красавица. Четыре девяносто по счетчику, — водитель щелкнул ногтем по стеклу, за которым замерли цифры 4.90. — Видишь, мы честные…

- Вижу, — холодно ответила Лора, подавая усатому купюру. — Сдачу не нужно. Не люблю мелочь таскать.

Она вышла из машины и целенаправленно двинулась через сквер к офисному зданию. На выходе с другой стороны девушка замедлила шаг и огляделась. Тротуарная дорожка, выложенная бордовой плиткой, проходила мимо кованого забора, за которым и находилась первоначальная цель. Сам вход на территорию офиса сейчас был перекрыт, а маленький ручеек людей втекал через импровизированный пост, охраняемый парой вооруженных бойцов в униформе с гербом Щербатовых на шевроне.

Лора поняла, что проникнуть внутрь вряд ли удастся. Все, кто направлялся в «Интерлогист», показывали какие-то удостоверения, похожие на банковские карты. Сделав скучающий вид, девушка прошла мимо поста еще метров двадцать и снова остановилась. Теперь ей хорошо виделась автомобильная стоянка. Взгляд отыскал на асфальте уродливую выжженную кляксу от сгоревшей машины.

Прикрыв глаза, она сосредоточилась и потянула носом воздух, насыщенный ароматом клумбовых цветов и травы, горьковатым запахом тополиных листьев и нагретого металла, сгоревшего бензина, резины и человеческой плоти. От последних запахов Лору едва не вывернуло. Чуткое обоняние, усиленное препаратами, давало ей возможность отследить запах Мирославы. Носовой платок княжны Щербатовой, неведомо какими путями попавший в лабораторию хозяина, лежал в ее сумочке, и по необходимости Лора обновляла свои чувствительные рецепторы, просто понюхав кусочек ткани.

Нет, никаких следов не осталось. Все выгорело. Девушка прошла еще немного и ее ноздри снова затрепетали. Вцепившись руками в решетку, она едва не просунула голову в узкое пространство между прутьями. Неужели ей повезло? Она ведь с самого начала, как только выслушала задание хозяина и просмотрела все доступные новости о происшествии в Торгуеве, не верила в гибель Мирославы Борисовны. Высокородные аристократы наделены такой искрой чувствительности, что любая опасность вычленяется из огромного массива образов, сигналов и предупреждений в астральном поле. Нужно лишь правильно понять, с какого направления грозит гибель.

Если же Щербатова погибла… Что ж, бракованным генам делать на земле нечего. Сама Лора гордилась тем функционалом, которым наградили ее в лаборатории. С малых лет девушку вели к той цели, которую поставил для себя хозяин. И в семнадцать лет Лора впервые провела самостоятельное метаморфирование, превратившись в мощного подвижного зверя с чутким обонянием и великолепным зрением. Да и не это главное. Она сама стала оружием. Руки ее превращались в когти-кинжалы, которыми легко вспарывать человеческую плоть. Зубы — вспомогательный инструмент, тоже опасный, если по-дурацки подставить под них шею.

Запах, едва уловимый, тонкий — он присутствовал. Теперь понять бы, до взрыва или после него княжна оставила след. Лора, не обращая внимания на удивленные взгляды прохожих, перебирая руками прутья, пошла следом за флером, состоящим из мягких нежных полутонов девственной чистоты, ухмыляясь про себя. Холит и лелеет себя княжна Щербатова, не подпускает к себе мужиков. Ну, что ей стоило потерять невинность? Тогда бы Лора мгновенно учуяла активный запах проснувшейся страсти. Она уже знала такие запахи. На ее счету были две жертвы, чья жизнь понадобилась хозяину. И эти клиентки пахли по-другому, не так, как Мирослава. Сильно пахли.

А вот и четкая стабилизация запаха. Княжна жива. Она села в чужую машину. Запах мужчины: сильного, уверенного в себе, окутанного в странную ауру древней магической мощи. Но ведь не маг? Здесь нельзя ошибиться. Вполне могла создаться такая ситуация: мужчина довез княжну до места службы, а уже вечером она взлетела на воздух вместе со своей дорогой тачкой.

Но у Лоры была еще одна странная особенность, про которую она предпочитала не распространяться. Невероятная уверенность в своем первоначальном выводе. Она на клеточном уровне уже знала, что Мирослава не погибла. Ее увезли и спрятали, а перед жителями города разыграли спектакль с морем слез и соплей. Вот только куда увезли?

Очнувшись от своих размышлений, девушка решительно зашагала в обратную сторону. Возле сквера она еще раньше заметила автобусную остановку, а рядом с ней — дополнительный «карман» для кабриолетов-такси. Там собирались иногда свободные от развоза клиентов машины, и можно было перехватить удобный рейс.

Перейдя дорогу, Лора зашагала к одинокому такси, в котором скучал молодой парень в черных солнцезащитных очках.

- Вы свободны? — спросила в открытое окошко девушка.

- Для вас, барышня, всегда! — еще один хохмач объявился. — Куда едем?

- Мне к особняку Щербатовых, — как можно дружелюбнее улыбнулась Лора.

- О-ооо, девушка! — протянул водитель и рывком убрал очки на лоб. — Туда мы не проедем. Вся улица закрыта с двух сторон. Вы не слышали…

- Слышала, — резко ответила девушка. — Мне, в общем-то, не важно, что закрыто. Главное, высадите меня поближе, можно на другой улице. Там же идет какая-то параллельная улица? Ну, вот. Я тихонечко выйду, и сама найду то, что мне надо.

- Уговорили, — белозубо улыбнулся водитель, нисколько не обидевшись на резкость незнакомой рыжеволосой девицы. — По счетчику или как?

- Странные у вас варианты, — усаживаясь на задний диван, хмыкнула Лора. — Не поясните?

- По счетчику обычная такса, дневная. А за «как» придется чуть доплатить. Разница в мой карман.

- И в чем моя выгода?

- Быстро довезу.

- Нет, не пойдет. Мне быстрота ни к чему. Везите, милейший, по таксе.

Водила кивнул и щелкнул кнопкой счетчика. Машина выехала на дорогу и помчалась в противоположном от офиса направлении. Поездка вышла не такая долгая, только пришлось пару раз покружиться вокруг невысоких частных особняков, объезжая посты с вооруженной дружиной. В конце концов таксист высадил Лору в трехстах метрах от дворца, показал, как лучше пройти к нему через дворы, после чего получил деньги и отвалил с пожеланиями хорошего дня.

Дворец Щербатовых, как он и выглядел на фотографиях, Лора опознала сразу. Красивое здание; подвергшиеся капитальному ремонту фасад и кровля; большой тенистый сад, многочисленные дорожки, беседки, фонтан. И куча вооруженных людей. Они были повсюду: возле наглухо закрытых ворот, на парадной лестнице, вдоль забора. Помимо них девушка насчитала четыре автомобиля, принадлежащих Управлению Княжеской Безопасности. Они стояли на одинаковом расстоянии друг от друга, но какую функцию выполняли — Лоре было неизвестно.

Она поступила просто. Купила в ларьке рожок мороженого, облитого малиновым сиропом, уселась на скамье под тенистым кустиком и стала с любопытством ждать. Чего? Просто ждать. Любое шевеление обитателей дворца, их реакцию, поведение.

Князь не совсем сошел с ума. Он перекрыл только автомобильное движение и пешеходное со стороны дворца. По другой стороне площади ходи без проблем, только не останавливайся и не пялься откровенно. Лора и не пялилась. Ела себе вкуснятину и блаженно закатывала глаза. Ну, что с нее взять? Рыжеволосая девица в нелепом платье, когда на улице жара под тридцать. Может, в какой секте состоит? Не положено оголять плечи и ноги — приходится мучить свое тело.

Щербатов боится нападения? Вряд ли. Просто нагнал народу с пушками и пугает прохожих. Если предположение Лоры было верным, князь прекрасно осведомлен, где находится его дочь. Явно не в городе. Надо послать запрос в лабораторию, пусть через хозяина сбросят ей адреса княжеских загородных особняков. Они есть у каждого аристократа. А Лора постарается оббежать их все, вынюхивая след.

Достав телефон из сумочки, набрала текст и сбросила его на нужный номер. А сама продолжила наблюдать за суетой у дворца. Вот именно, что возле него. В самом доме тишина и спокойствие. Никаких криков, воплей. Дети гуляют по лужайке. Девушка со своим острым зрением прекрасно видела, что лицо гувернантки, сопровождавшей ребятишек, скорее чопорно-бесстрастное, чем растерянное. Так не бывает. Смерть молодой княжны должна сказаться на всех обитателях особняка.

В полдень на парадную лестницу вышел сам Щербатов. Всех фигурантов Лора знала прекрасно, и ошибиться не могла. Рядом с ним старший сын Павел — наследник Рода. Тоже спокойны, переговариваются о чем-то.

- Куда вы спрятали девку? — задумчиво спросила Лора неизвестно кого и продолжила рассуждать вслух. — Ясно, что к ней не поедете сами, и никого не пошлете, чтобы исключить риск. Но все равно странно. Если Мирославу эвакуировали в спешном порядке, для нее нужна одежда, гигиенические принадлежности и мелкие девичьи безделушки, без которых нельзя обойтись. Значит, рано или поздно князь пошлет машину с людьми, чтобы отвезли необходимый минимум.

Блимкнул колокольчик входящего письма. Лора прикрыла экран от солнечного света и прочитала список загородных имений. Один находился неподалеку, но там проживала семья старшей дочери — Елены. Вряд ли отец станет рисковать жизнью еще одного члена семьи. Нет, не подходит. Остается еще три: в Журавлихе, на Волжском Плесе и на Татарском тракте. Места не столь дикие, но все равно малопосещаемые.

Ловко работая пальчиком, она вытащила из памяти телефона карту местности, обновленную и загруженную еще до приезда в Торгуев. Выходило, что ближе всего находится Волжский Плес. Самый дальний объект — в Журавлихе. Лора решила поехать туда после проверки двух близлежащих. Ей ничего не стоит оббежать особняки по большому и узкому радиусу, чтобы обнаружить запах княжны.

Тем временем к крыльцу подъехали две абсолютно одинаковых легковых машины. Княжич Павел и его отец расселись каждый поодиночке, и тут же автомобили рванули к воротам. Выскочили на улицу, развернулись в разные стороны и умчались в сопровождении тачек УКБ. На каждую по две, отметила Лора. Интересно, что за маневры? Стараются сбить с толку группу Гектора, которая давно прибыла в Торгуев? Хотя, откуда они знают про наемников и мага? Подозревают — да. Но не уверены, что в своем городе так вольно расположились боевики хозяина. Вон, на каждом углу дружинники, топтуны, агентура.

Ладно, пора идти. До заката солнца еще несколько часов, а еще нужно купить большую сумку, доехать до объекта, дождаться сумерек и только потом приступить к работе.

****

Волжский Плес — красивое местечко с золотыми пляжами, речными островами и густыми зелеными лесами в округе. Со стороны княжеского имения хорошо виден храм Рода — древняя молельня для тех, кто не забывает старых богов — на противоположном живописном берегу, к которому можно добраться с помощью парома.

Лора приехала к паромной переправе на автобусе, но пошла в другую сторону по извилистой песчаной дорожке. На нее даже внимания не обратили, полагая, что это одна из жительниц деревни. Перекинув через плечо лямку невзрачной грязно-зеленой пустой сумки, она неспешно добралась до холмов, поросших кустарником, ольхой и березой, где благополучно скрылась от людских глаз. Выбрала симпатичную полянку с мягкой травой и села, прислонившись к дереву. Прикрыла глаза. До заката оставалось совсем недолго, но нужно дождаться полных сумерек.

Чтобы скоротать время, девушка извлекла из своей дамской сумочки, которая до этого находилась в нутре большой, деревянную коробочку. Открыла ее и задумчиво поглядела на три шприца с янтарно-желтой жидкостью в цилиндрах. Магический эликсир, который нужно ввести в организм до начала метаморфирования, предназначался для гарантированного возврата из ипостаси волколака в человека. Выращенная на лабораторных препаратах, Лора плохо контролировала момент, когда нужно переходить обратно в человеческую сущность. Можно так добегаться в шкуре оборотня, что навсегда в ней останешься. А Лора не хотела доводить себя до крайности. Она все-таки была живым человеком, красивой девушкой, за которой ухаживали и проявляли знаки внимания. Если бы знали, кто она такая в настоящей жизни…

Сумерки упали на землю, и Лора вздохнув, вытащила один шприц, задрала подол платья и вогнала иглу под нижний обрез трусов. Посидела еще пятнадцать минут и стала раздеваться. Оставшись абсолютно голой, аккуратно сложила одежду в большую сумку и спрятала ее в кустах, тщательно запомнив место. Впрочем, это было лишним. Разве по запаху не найдет свое? Обхватив колени руками, замерла в ожидании.

Тело начало корежить через несколько минут. Конечности испытывали жуткое напряжение, а волны боли, приглушенные инъекцией, докатывались до мозга, пульсировали и заставляли выгибать спину. Упершись коленями и руками о землю, Лора коротко простонала, не понимая, что из ее горла вырывается не стон, а рык зверя. Нужно было пережить трансформацию, потом станет легко и свободно. Лапы, обросшие шерстью, уже рыхлили землю когтями, боль уходила, затаившись где-то в глубине позвоночного столба.

Волколак, задрав голову, принюхался к влажному воздуху, и вызвав из глубин памяти запах Мирославы, рванул через перелески и холмы к загородному особняку Щербатовых, мерцающему немногочисленными огоньками окон по периметру первого этажа.

Животное замедлило ход и подходило к кирпичному забору без всякой спешки. Двухметровое препятствие оно перемахнуло играючи и приземлилось на ухоженной лужайке. Выбирая только те места, которые не были подсвечены из окон, волколак осторожно скользнул вдоль стен хозяйственных построек, уже зная, что никаких собак в поместье нет. Можно делать что угодно. Но Лора в обличии оборотня не занималась глупостям, строго-настрого выполняя инструкции хозяина. Не привлекать внимания без надобности.

Лору не обмануть. Оживление, которое создавала охрана, расхаживая вдоль заборов, было напускным. Даже три больших внедорожника возле крыльца не смутили девушку. Да, по всем признакам, княжна могла находиться именно в этом доме под усиленной охраной. И обычный человек, попавшийся на хитрость, уверенно сказал бы, что нужный объект найден и сейчас скрывается в одной из многочисленных комнат особняка.

Но Мирославы здесь не было. Точнее, свежего следа Лора не чувствовала. А вот старый, едва слышимый — присутствовал. Не меньше полугода прошло с тех пор. Тихонько фыркнув, оборотень затрусил обратно к кирпичной стене и взмыл вверх. Помогая себе задними лапами, животное перевалилось на другую, затененную сторону, после чего бодро рвануло к лесу, где лежала сумка с одеждой.

Превращаться в человека по необходимости, а не по условному сигналу, заложенному в гены, Лоре приходилось всего три раза. Дважды — закрепление навыков во время учебных занятий, а один раз — уже на задании. Нужно лишь послать необходимый импульс, как это делают природные волколаки, и начать трансформацию.

Сначала сигнал не прошел, банально сорвавшись из-за печального крика какой-то ночной птицы. Отвлекшись, Лора тихо рыкнула, а на самом деле выругалась, и снова сосредоточилась на построении мыслеформы. Боль превращения в человека девушка всегда переносила легче. Эта боль доводила Лору до невероятных высот наслаждения, сродни оргазму, до судорог. Как только метаморфоза выбросила ее из шкуры волколака, девушка минут десять лежала, подергиваясь и слабо постанывая, ощущая себя всю от кончиков пальцев на ногах до мочек ушей. Настолько обнаженными оказались чувства, что тронь — вспыхнут ярким пламенем страсти.

Когда она пришла в себя, предрассветные сумерки робко просачивались через кусты и деревья. Лора встала с остывшей земли, добралась до сумки с вещами, оделась, тщательно привела себя в порядок, достала телефон и послала короткую фразу на нужный номер: «Волжский Плес пуст».

Глава 10

Глава десятая

Жители Нижнего Новгорода, наверное, были очень удивлены наплывам дорогущих иномарок и российских эксклюзивных автомобилей, летящих из аэропорта через весь город в сторону фешенебельного ресторана «Княжий Павильон», и справедливо восхищались своим удельным правителем, сумевшем стать посредником в спорах между ссорящимися соседями. На их веку уже несколько таких встреч способствовали затуханию межклановых войн, и не зря их город считался нейтральной зоной для важных переговоров.

«Княжий Павильон» включал в себя помимо основного двухэтажного здания, облицованного белоснежным мрамором, несколько комплексов летних кафе, солидных шашлычных, открытого танцевального зала с легкой раздвижной крышей — и все это великолепие уместилось посреди соснового бора на высоком берегу Оки, совсем неподалеку, где она соединяла свои воды с величественной Волгой.

Сначала к ресторану подъехала кавалькада черных лимузинов князя Апраксина вместе с самим хозяином — статным шестидесятилетним мужчиной (стариком его называть было как-то неудобно. Не выглядел он на свои годы) с благородной проседью в волосах и тщательно лелеемой щетиной, придававшей Главе клана весьма боевитый и брутальный вид. Если добавить сюда широкие плечи, на которых едва умещался костюм из дорогущей ткани ивановских мануфактур, изящные и сильные пальцы с магическими кольцами на них, великолепной выделки тонкая трость с массивным набалдашником в виде оскаленной морды медведя — и можно в небывалой робости припадать на колено, осознавая свое ничтожность перед высокородным аристо.

На правах хозяина и посредника князь обязан был приехать первым, что он и сделал. Его сопровождающие, благородные и статные господа в светло-серых одеждах, чуть ли не одновременно посмотрели на свои наручные часы и кивнули с удовлетворением. Им уже передали информацию о прибывшем Из Торгуева самолете князя Щербатова, и через двадцать пять минут он должен подъехать к месту переговоров. Одновременно с этим поступил звонок от представителей клана Паниных, кои уже рвались по главной автостраде города к ресторану, не видя препятствий. Спорящие стороны не хотели устраивать показуху, только ради того, чтобы предъявить претензии друг другу.

Чтобы скоротать время, хозяин обошел заведение, давая последние указания охране, прислуге и администрации, уверенно побеждая суету перед важной встречей. Князь Апраксин уже не раз оказывался в роли третейского судьи, потому и знал, как устроить одновременный подъезд торгуевской и ярославской делегаций. На стоянке они должны оказаться одновременно, где их и встретит хозяин города.

Так и случилось. Через полчаса представители кланов сошлись возле фонтана, раскинувшегося в виде тюльпана напротив широкой входной лестницы, и по жесту Апраксина вошли внутрь заведения, закрытого сегодня для других посетителей по случаю важного мероприятия.

Огромное помещение, в котором заменили все круглые столы на один длинный с дорогим наборным шпоном из светлых сортов дерева, заполнилось импозантными гостями. В свете миллионов ватт, излучаемых дорогими люстрами, искрились золотые кольца, перстни, запонки, галстучные зажимы, драгоценные камни, обрамленные во все это великолепие. Важные вассалы тоже имели право на шик.

- Апраксин умеет пускать пыль в глаза, — едва шевеля губами, произнес князь Щербатов, зная, что его услышит только старший сын Павел.

- Ему это всегда удается, — княжич был удивлен. До такого показного радушного приема даже отец не дотягивал. Ну…он всегда был скуповат.

- Еще бы, — откликнулся отец, пока их делегация неспешно занимала места за столом. — Апраксин сказочно богат и входит в десятку самых богатейших родов русской аристократии. К тому же он еще и поместный властитель от лица Великого Князя. Это ведь земли Долгоруких. Ему позволена королевская роскошь.

Все правильно. Долгорукий, имея старших наследников от разных жен, не стремился выделять им уделы до достижения определенных лет, держа при себе или возле надежных советников. Вот Апраксин и сел в Нижнем Новгороде по великокняжескому поручению. А через пять годков, глядишь, сюда нагрянет наследный княжич, чтобы научиться руководить и повелевать.

Тем временем Апраксин внимательно смотрел, как гости рассаживаются согласно заранее распределенным местам. Сам он устроился в торце стола, а его помощники встали за спиной, по правое и левое плечо, с солидными папками под мышкой. С правой стороны стола утвердилась ярославская делегация, а Щербатовы дружно окопались на противоположном краю.

Слуги быстро разнесли прохладительные напитки, курительные принадлежности и пепельницы. Апраксин опасался выставлять банкет, чтобы не получить оскорбление в виде отказа конкурирующих кланов отобедать в дружной обстановке. Но на кухне уже собрались две поварские смены, чтобы по сигналу хозяина этот самый банкет организовать в рекордно короткие сроки. Здесь нужен особенный дар, чтобы понять, куда заведут переговоры, и вовремя сориентироваться. А то…вон, собрались, как на войну. Адвокаты, обвинители, силовики, архаты, архимаги всех рангов, даже финансистов притащили. Ладно, что Творцов не притащили с собой. А пришлось бы блокировать выплескивающуюся от них магическую мощь самолично. Хотя, Демидов сам такой Творец. Серьезная автономная сила.

- Господа, рад вас видеть в добром здравии, — начал Апраксин, адресуя свое послание только Главам Семей: Щербатову и Панину, волками смотрящим друг на друга. — Благодарю за оказанное доверие, что единодушно выбрали меня как лицо незаинтересованное в весьма тяжелой и спорной (по моей оценке) ситуации. Хочу сразу предупредить обе стороны: обвинение, даже если оно держится на достоверных фактах, еще не дает право кому-либо объявлять войну. Надеюсь, вы знаете условия, при которых запрещены те или иные агрессивные действия?

- Мы в курсе, — кивнул Щербатов.

- Знаем, — откликнулся Панин.

- Хорошо, тогда начнем, — нижегородский князь пошевелил пальцами, и его правый помощник положил перед ним распахнутую папку. — Оглашаю претензию одной из сторон. Князь Борис Данилович обвиняет князя Романа Васильевича в неоднократных попытках перебить коммерческий интерес в виде основания международного транзитного узла посредством физического давления на Семью Щербатовых.

Апраксин сухо кашлянул, и не глядя, протянул руку к стакану с минеральной водой «Vittel». Отпил половину и продолжил.

- За последнее время произошло два покушения на младшую дочь князя Бориса — Мирославу, — нижегородский властитель отодвинул верхний листок в сторону и на мгновение замер. — И одно — на сотрудника ее отдела, являющегося, ко всему, личным телохранителем оной. Последнее покушение произошло в виде подрыва автомобиля княжны Мирославы… Борис Данилович, нам стоит выразить соболезнование или… Мы не знаем всех подробностей и находимся в неведении…

Апраксин немного лукавил. О происшествии он знал достаточно, чтобы сопоставить некоторые факты и понять, что младшая дочь Щербатова скорее жива, чем мертва. Агентура донесла о суматохе, поднявшейся после теракта. А Дмитрий Григорьевич своим опытным слухачам и соглядатаям доверял не в пример лучше, чем новостным агрегаторам. Журналисты, они такие… любят рыться там, куда побрезгует совать нос княжья чадь. Друг у друга новости выдергивают из рук, ориентируются на сетевые слухи, болваны. В общем, Апраксин сомневался. Какие-то новости блеклые идут из Торгуева. Даже Москва подключилась, но ничего путного не раскопала. Все представители клана Щербатовых делают вид, что скорбят. Плутует Борис, ох, плутует. Но зачем? Боится повторной атаки? Н-да, с его стороны разумно.

- Младшей дочери со мной нет, — голос Щербатова натурально сорвался.

Вот и пойми, о чем он говорит. Двойной смысл заложил. Где ее нет? На свете или с ним в делегации? Так последнее князь Апраксин и сам хорошо видит.

- Мы не будем заострять внимание на данном вопросе, — решил Апраксин и продолжил. — Князь Борис, обладая косвенными доказательствами, выносит обвинение князь Роману в убийстве члена Рода Щербатовых. Так заявлено. Обвинение серьезное. Я бы, к вашему сведению, изменил конфигурацию текста, заменив "обвинение" на "претензию".

- Какие доказательства может предоставить Борис? — Панин выглядел спокойным, но его команда шуршала бумагами, группировала из них нечто подобное дальнобойной артиллерии. — Я охотно послушаю эти…косвенные претензии.

Грохнув стулом, встал один из клановых адвокатов, уверенным движением распахнув свою папку с документами. Поправив золоченую оправу на носу, он громко, чтобы слышали даже охранники в дальнем конце зала, заговорил так, как и советовал хозяин: нагловато и напористо. Потому что все обвинения яйца выеденного не стоили, как предупреждали аналитики и юридический отдел. Панин со смехом их отвергнет. Ну и пусть. Щербатов даже был благодарен Волоцкому, что удалось найти кое-что, способное разворошить ярославское гнездо. Посмотрим, чем дышит Панин, какие тайные помыслы лелеет…

- Князь Борис заранее предупреждает, что данные обвинения не являются таковыми, а скорее неким тестом, призванным выявить несоответствия в защите противоположной стороны. Потому что они и в самом деле построены на косвенных признаках участия ярославского князя в агрессивных акциях против Щербатовых.

Адвокатский слог едва не свел скулы у сидящих за столом. Даже Апраксин поморщился и снова припал к воде. Панин удивленно вздернул бровь. Это что получается? Князь Борис, собрав свою братию после покушения на дочь, встает на зыбкую позицию, с которой можно легко соскочить? Что за хрень, извините, происходит в Торгуеве? Или Борис совсем тронулся со своим транзитным терминалом? Заговоры мерещатся?

Чем дальше говорил адвокат, тем яростнее дергалось веко у князя Панина. Ему хотелось смеяться и ругаться одновременно. Оказывается, вся обвинительная конструкция построена на некоем клочке газеты «Волжские зори», найденном в кармане убитого мага-архата. Проведены следственные мероприятия, доказывающие, что газета действительно напечатана в Ярославле такого-то числа и полностью совпадает с сигнальным вариантом по тексту и шрифту. Кроме того, имеются слепки памяти архата, снятые с помощью ментатов. Доказано, что преступник служил у князя Панина, а вот наемников не удалось идентифицировать. В общем, Борис на самом деле в растерянности и не знает, кто стоит за акциями. Поэтому осторожничает и не бросается яростными обвинениями в лицо. Он просто нахально намекает, что готов рассмотреть обиды ярославцев на прошлые отношения.

Значит, девчонка жива. За мертвую наследницу Щербатов уже давно рвал бы глотки всем врагам. И развернуть войну из-за клочка газеты для него было бы меньшим злом.

- Роман Васильевич, ты же подтверждаешь, что архат Зиновий служил у тебя? — услышав имя мага, поинтересовался Апраксин.

- Да, не отрицаю. Служил. Два года назад его контрактная служба закончилась, — кивнул князь Панин. — После этого он уехал из Ярославля.

- Куда? Ты следил за его перемещениями?

- На всякий случай — да. Зиновий поехал в Кострому, потому что там ему предложили хорошие деньги за службу. Разве я запрещаю? Нравится набивать карманы купюрами — пусть катится. Он не давал мне клятву кровью.

Панин пожал плечами.

- Потом я о нем забыл. Своих дел хватает.

- Мог ли архат Зиновий на момент покушения служить костромским? — нижегородский князь задумался, но ждал ответ от других. Князь Роман мог и лукавить, представив дело в ином свете. Факт принадлежности архата, засветившегося в неудачном покушении, к ярославскому клану, неоспорим. Сами признались.

- Я за чужих не ответчик, — отрезал Панин.

- Мои ментаты вскрыли очень интересную деталь, — Щербатов решил выступить сам. — Оказывается, на память твоего бывшего, как ты утверждаешь, архата, наложены отвлекающие образы, ложные картинки. Чувствуется хорошая работа опытного мозголома.

- У меня нет таких специалистов, — тут же отреагировал ярославский князь. — А вот у Бакринских, куда подался Зиновий, имеется. Только он тщательно скрывает сей факт.

- Хочешь сказать, что костромские нищеброды решили столкнуть нас лбами? — скривился Щербатов.

- Не такие они и нищие, — ухмыльнулся князь Панин. — Географически они находятся ближе ко мне, чем к твоим землям. Так что я знаю лучше, что там происходит. Три самых влиятельных рода Костромы создают клан под гербом Бакринских. Правда, наш император еще не решил, давать ли его мелочевке, и за какие заслуги. Боярская чадь костромских не участвовала в войнах, только занята в егерской охране северных границ. В общем, вряд ли герб появится на доме кого-либо из трех шустрых бояр. В ближайшее время точно.

- Агентура у тебя шустрая, — Щербатов без улыбки смотрел на оппонента. Пока он не считал князя Романа врагом. Шаткие обвинения повисли в воздухе, и никто не стремился давить в ту или иную сторону. — Может, скажешь, кто гадит у меня под дверью? Почему в центре города взрывается машина моей дочери, а ее помощника нагло стремятся ликвидировать снайперским выстрелом и магическим заклятием?

- Кому-то ты перешел дорогу, — пожал плечами Панин. — И сам не можешь вспомнить. Врагов у тебя хватает. Скольких ты пустил по ветру? Кстати, Аляповых не твой ли дед выбросил с голой задницей из своей вотчины?

Щербатов сдержался. Конечно, он знал об Аляповых все. Именно так и случилось, как сказал князь Роман. Дед на самом деле изгнал боярина Аляпова со своей многочисленной родней из Торгуева и прилегающих к нему земель за многочисленные махинации в речных перевозках по Волге. Доверившись прохиндею Самохе Аляпову — Главе рода — он упустил растущие аппетиты своего слуги. Появились левые грузы, которые Самоха умудрялся перекидывать по Волге в разные крупные города, и даже по притокам. Контрабандный товар охотно брали в глубинке, коммерция процветала. Лишние деньги Аляпов благоразумно прятал по частным банкам, чтобы старик Щербатов не разузнал, почему его вассал вдруг разбогател даже по меркам своего положения.

Скандал вышел отменный. Кто-то сдал Самоху, обидевшись, что не поделился за партнерство, или кому мзду не кинул. Щербатов сделал просто: отрубил руку вору и поставил клеймо на лбу прохвоста, отчего тот вскорости помер от расстройства и жизненных неурядиц. На этом экзекуция с родом не закончилась. Князь нашел все счета Аляповых с помощью Вяземских и обнулил финансовое благополучие семьи бывшего слуги. Старший сын Самохи — Антон — взвалил на себя тяжелое бремя, чтобы семья выжила, и покинул Торгуев.

Когда изгои поселились в Пензе, Щербатов и там их достал, так как имел достаточно власти и влияния на многих городских наместников. И потянулся скорбный караван обедневших Аляповых дальше, пока судьба не соизволила остановить их в Костроме. Только тогда дед успокоился. Крутоват был старик, чего там. И такую же крутость передал отцу. Рубить конечности, когда на дворе середина двадцатого века, для него оказалось делом плевым. Чужого мнения не боялся, зато воров из боярских семей после этого в княжьем городе отродясь не водилось.

- У Аляповых смелости не хватит на такую акцию, — сказал Щербатов и сам себе не поверил. А почему, собственно, он так решил? Времена другие, принципы влияния на людей изменились, технологии психологической обработки тоже не последнюю роль играют. Да и молодежь стала наглее, старый уклад постепенно в тяжелый дедов сундук забрасывают и пытаются закрыть его амбарным замком.

- Кто сейчас у Аляповых Глава? Не Антон ли, сын Самохи?

- Нет, Антон помер лет десять назад, — уверенно ответил Панин, проявляя свою осведомленность. — Его сын Сергей сейчас главный. Однако моя агентура докладывает, что отпрыски Сергея Антоновича дюже недовольны своим положением, и все беды видят в прошлом. Кстати, об обиде, причиненной им Щербатовыми очень хорошо помнят. Это к тому, князь Борис, что я не стал бы оголтело бросаться обвинениями в развязывании войны со мною. Да, мой бывший архат замешан в какой-то непонятной и неприятной истории. Но мои люди здесь не при чем. Извини, Борис, твои обвинения беспочвенны. Но я не обижаюсь. Ты попал в непростую ситуацию, когда неизвестный противник лупит из-за каждого угла, а ответить невозможно. Скажу даже, я серьезно опасаюсь похожих акций в Ярославле. И не удивлюсь, если нападу на твой след. Понимаешь, о чем я?

- Князь Роман, я знаю, что все газеты и журналы, печатающиеся в Ярославле, принадлежат твоему клану, — Апраксин почувствовал, как выдыхается собрание, сбив первую волну отчуждения и негодования. Нужно закругляться, закреплять итоги и выносить вердикт. Ясно, что до войны дело не дойдет. Слишком хлопотно и затратно. Панин не врет. Скрывает кое-что, но откровенной лжи не замечено. — Они распространяются за пределами твоих земель?

- Газеты — нет, — признался Панин, — а журналы имеют большую аудиторию. Владимир, Переславль, Кострома та же. Борис, да ведь газета могла попасть в Кострому с кем угодно. В гости родственники приехали, купили «Волжские зори» в качестве обертки для гостинцев. В Костроме выбросили в урну, а Зиновий или его люди решили использовать…да для чего угодно могли!

- Весьма натянуто, — сухо парировал Щербатов. — Речь уже не о газете идет, а о человеке, бывшим в твоем подчинении. И не важно, что давно с тобой контракт прервал. Следы, в первую очередь, привели к тебе. Я пытаюсь вывести тебя на откровенность. Есть подозрения, что погибший архат крутился в твоем Ярославле с какими-то темными делишками, а ты не знал об этом. Причем это произошло за две недели до попытки взять в заложницы мою дочь. Слишком близко стоят эти события. Вот что напрягает меня. Нет ли в твоем доме крысы, которая на два лагеря работает?

- Я в хозяйстве разбираюсь не хуже тебя, — Панин расслабленно пошевелился. — И даже скажу, может быть, чуть больше, чем надо. Просто чтобы ты оценил мою откровенность… Мои стукачки из Костромы тревожно кричат: кажется, Бакринские затевают что-то очень нехорошее. В последнее время прямо наплыв инженеров, генетиков, магов-артефакторов. Откуда у нищеты такие деньги, чтобы оплачивать дорогостоящую работу спецов? Вот на что надо обратить внимание.

- Лаборатория? — напрягся Апраксин. Он почему-то рассердился, но не подал виду. Панин не обязан ему докладывать о каждом чихе соседей.

- Возможно, так и есть, — спокойно кивнул ярославский князь. — Сведения отрывочные, информации мало.

- Итак, господа, — нижегородский князь решительно встал. — Я хочу предложить некий вариант мира, когда отсутствие железных доказательств должно успокоить уважаемые дома и не привести к ненужному кровопролитию. Князь Щербатов, основываясь на косвенных фактах, в первую очередь беспокоился о судьбе своей дочери, и не принял во внимание некоторые изменения, произошедшие в клане Паниных. Без железных доказательств я не могу дать положительный ответ князю Борису и допустить беспорядки. Слишком все зыбко и расплывчато. Но в то же время я понимаю обеспокоенность каждого из вас. Великий князь, государь русский, очень не любит, когда на землях его вассалов бушуют клановые войны. И мы ее не допустим.

Князь Апраксин встал, опираясь кулаками о крышку стола. Теперь оставалось проверить, насколько ярославский и торгуевский князья еще доверяют друг другу.

- Князь Борис, князь Роман, прошу вас к столу, — хозяин Нижнего Новгорода сделал широкий жест в сторону тяжелой бордовой портьеры, ограждающей основной зал от приватных комнат. — Не соизволите ли отужинать вместе со мной? Вашим людям накроют прямо здесь, только нужно подождать несколько минут.

- Я охотно принимаю ваше предложение, — Щербатов встал и сделал легкий кивок. Он заинтересовался всплывшей информацией по лаборатории в Костроме, и интуиция подсказывала, что ниточки покушения могут тянуться не только из Ярославля. Пусть Панин кочевряжится, ему же хуже будет. К удивлению Бориса Даниловича, ярославский князь тоже высказал свое согласие. Значит, война откладывается на неопределенное время.

Щербатов и сам чувствовал некоторое смущение от обвинений, словно подспудно знал, что Панин не пойдет на такое безобразие. Украсть кровного родственника, получить за него некие дивиденды — это ожидаемо. Но дважды покушаться на жизнь Мирославы? Не князь Роман руку приложил, а кто-то умело разыгрывает карту, извлекая из рукава заранее припасенные тузы. Черт бы побрал этого Колояра! Смутил разум, заставил всю княжескую машину работать вхолостую, и чуть не столкнул лбами два Рода!

За небольшим столом, где уместились трое князей, после опустошения бутылочки беленькой, шел откровенный разговор. Князь Панин, укоризненно глядя на Щербатова, разглагольствовал:

- Эх, Борис Данилович! Неужели из-за какого-то грязного клочка бумаги ты поверил в совершеннейший бред? Согласись: обвинять меня только лишь на основании того момента, что в кармане убитого мага, который давно не служит мне, нашлась странная улика — это не серьезный факт, а оскорбление. Я могу сейчас предоставить тебе досье на Зиновия! Там собраны все материалы по его окружению, по контактам, чем он занимался последние годы, какие колдовские штучки выдумывал.

- А давай! — не стал отказываться Щербатов. Спорить ему расхотелось. — Вдруг вы что-то проглядели.

- Да все мы прочитали на десять рядов, — поморщился Панин. — Сверху вниз, снизу вверх, справа налево. Единственное, что указывает на гнилую натуру Зиновия — его неоднократные встречи с костромскими дворянами. Именно после этого архат перешел на службу к Бакринским. А я серьезно тебя прошу заняться Аляповыми. Что-то подсказывает мне, от них тянет душком.

- Проверю, обязательно проверю, — Щербатов откинулся на спинку стула. — Но ты, Роман Васильевич, особо не расслабляйся. У тебя тоже есть причины ставить мне палки в колеса. И свои подозрения я не отбрасываю.

- Господа, — Апраксин оглядел разгоряченных князей, — мы должны сейчас выработать некие принципы мира, чтобы не развязывать бойню на землях, имеющих высокий экономический рост. Война любит сгонять со своих мест самых лучших. А мы же не хотим, чтобы мастеровые, инженеры, ученые и талантливые ремесленники побежали в соседние княжества. Да, и в Кострому, будь она неладна. Кому от сих мероприятий будет хорошо? Не вам, это точно. Поэтому сохраняйте спокойствие. Обвинять никого не нужно. Я подозреваю о наличии третьей стороны, пытающейся столкнуть вас лбами.

- О чем я и толкую с самого начала, — пробурчал Панин, наливая из графина водку в рюмки своих собеседников. Они все были равны по статусу и не заморачивались мелочью, кто здесь должен проявлять больше рвения и услужливости. Официантов в комнате не было, позвать их можно с помощью кнопки вызова. Чего тогда чиниться? — Ищи, Борис, крота и снимай с него кожу, пока не расколется до жопы. Это он сливает информацию по твоему клану. Некое третье лицо решило поиграть в свои игры, и втягивает меня. Только я не хочу драться с тобой, князь.

- А ты дай слово, что не причастен к покушению на мою дочь! — Щербатов пристально взглянул на Романа Васильевича, пытаясь своим взглядом пробуравить невозмутимую маску на лице ярославского князя, этакий бетонный бастион, за которым пряталось много интересных вещей. — Княжье слово?

- Даю, — не моргнув, ответил Панин, снимая с пальца массивный перстень. Он проделал какую-то манипуляцию с ним, после чего раздался щелчок, и с внешней стороны выскочил металлический шип. Этот шип ярославский князь воткнул в указательный палец и дождался, когда набухнет капля крови. Затем Панин перевернул перстень и впечатал его поверхностью рубинового камня в кровь. Камень окутался бледно-алым всполохом и багрово запульсировал в такт ударов сердца.

- Я тебе доверяю, — кивнул Щербатов, внимательно глядя на манипуляции с камнем. — Опасная у тебя штучка на пальце. Для кого приготовил?

- Это клятвенный камень, — успокоил его Панин, цепляя перстень на палец. Рубин продолжал мерцать. — Если через пять минут я не упаду замертво — мое слово подтверждено. Но ты будешь мне обязан.

- Я знаю о таком обряде, — Щербатов выглядел спокойным и чуточку разочарованным. Панин не побоялся дать слово с помощью опасного перстня, а это означало, что Борис Данилович изначально пошел по ложному следу. Но в то же время и радовался непричастности старого противника к покушениям на дочь. — Ты получишь свое, если мы найдем истинного заказчика.

- Когда найдем, Борис, — поправил его Панин. — Когда… Я помогу тебе в меру своих сил и возможностей. Так Мирослава жива?

- Жива, — пробурчал Щербатов, зная ярославского князя. Тот не проболтается. Лишь пара-тройка человек будут знать об истинном положении дел в Торгуеве. — Я пока удалил ее подальше от эпицентра событий. Пусть успокоится.

- Я слышал, что вернулся сын Ставера Волоцкого? — поднял рюмку Апраксин с внутренней гордостью. Ему удалось перевести острую фазу неприятия в почти союзнический договор. — Как вы собираетесь вместе жить бок о бок?

- Обычно, — пожал плечами Щербатов. — Парень ничего не знает о прошлом своих родителей. Меня это устраивает. Я дал кровнику подняться на ноги, прикрыл его своим именем. В конце концов, Ставер сам совершил страшную ошибку. Я карал за меньшие прегрешения, а тут….

- Мальчишке могут нашептать доброхоты, — скривился Панин и опрокинул в себя водку. — Ты с огнем играешь. Кто-нибудь из твоих врагов подскажет Колояру, кто убил его родителей.

- Я введу его в свой клан, — спокойно ответил князь. — Есть на примете несколько хорошеньких и неглупых барышень. Пара-тройка горячих молодых жен в постели так забьют ему голову, что вообще перестанет думать о прошлом. Привяжу к себе.

- Ты должен ввести его в Род, а не в клан, — покачал головой Апраксин. — Вассальная обязанность не является преградой для кровной мести, ты же знаешь.

- У меня нет лишних дочерей, — хмыкнул Щербатов.

- А Мирослава? Она еще свободна и не связана помолвкой. Ты же собрался ее замуж за иностранца отдать? Вот и пересмотри свою позицию. Дело советую…

Борис Данилович что-то промычал, специально закусив водочку бужениной с хреном. Прожевав, все-таки ответил:

- На нее у меня другие планы. Мирослава выйдет замуж за того, кто мне выгоден. Волоцкий пуст, увы. Без родового Дара он никто. А мне зачем человек в Роду, который не укрепит его через кровь? Мне нужны наследники с мощной искрой!

- Почему же так? — Апраксин удивился. — Он же из Первых!

Апраксин не ведал, что на руках Колояра двадцать лет висели блокираторы, уничтожившие его искру, и искренне недоумевал после слов Щербатова. Первородные как раз имели преимущество природного Дара, чем всегда пользовались. Волоцкие, например, умели строить мощные заклинательные конструкции с помощью Огня и Земли. Элементали, подчиненные им, помогали отыскивать клады, чем и пользовался дед Колояра — Тримир. А еще Огонь, самый страшный помощник. Саламандры, Фениксы — все могло идти в дело, если требовала ситуация. И Щербатов хочет сказать, что молодой мужчина потерял Дар? Почему? Какая на то была причина?

- Не знаю, — увернулся князь Борис. — Может, перегорел. А может, никто с ним не занимался до инициации. Прошляпили момент — вот и получили пустышку.

- Жаль парня, — откликнулся Панин, но зная Щербатова, сохранил недоверие в своей душе. Что-то не так было в этой истории. Волоцкие умели вызывать заклятие «феникса», а наемников сожгли как раз таким ударным плетением. Получается, Колояр находился рядом с Мирославой не совсем пустой, как хочет того доказать Щербатов. Есть у мальчишки Дар.

- И все-таки я бы присмотрелся к варианту женитьбы Волоцкого на твоей младшей дочери, — поджал губы Апраксин. — Таким образом ты обезопасишь себя от кровной мести. И Колояру не придется идти против Рода, проливать кровь и становиться отщепенцем и изгоем. Он должен понимать, что мстить в таком положении ему очень опасно и невыгодно. Великий князь мгновенно снимет с него голову. Не думаю, что Волоцкий настолько одержим местью, чтобы лишить себя радостей жизни. Это не шутки, Борис. Что ты выгадаешь, отдав Мирославу в жены какому-нибудь европейскому дожу или герцогу? Практически ничего. Да и вряд ли император даст разрешение на свадьбу с человеком, не имеющим родовые корни из России.

- Если Волоцкий узнает слишком многое из того, что тщательно спрятано — я отдам ему исполнителей, — не дрогнув, ответил Щербатов. — Пусть вымещает свою злость на них.

- Несерьезно, Борис Данилович, — покачал головой Апраксин. — Он начнет искать заказчика, который все время находится рядом с ним. Избавься от проблемы.

- Я сам решу, за кого выдать замуж дочку! — тихо рыкнул Щербатов, предупреждая собеседников не заходить за невидимую черту. — Вы же ни черта не знаете, что произошло двадцать с лишним лет назад! Младший Волоцкий мне не враг, я не стремлюсь уничтожить корень Рода. Даже помогаю встать на ноги. Думаю, мальчишка оценит все мои потуги. Я ведь охранял часть Курганных Земель, принадлежащих ему безвозмездно, даже не за «спасибо».

- А я знаю, Борис, что ты готовился выкупить выморочные земли Волоцких, несмотря на живого наследника, — все-таки уколол его Панин, насмешливо глядя ему в глаза. — Не вяжется твои слова о заботе с таким фактом.

- Колояр пропал, и о нем мы не знали, — пробурчал Щербатов, досадуя на себя, что сразу не пресек опасный разговор. Да и как пресечешь? Апраксин следит за порядком и обеспокоен сложившейся ситуацией. Ему не нужны разборки внутри клановых крепостей. — Как только он заявил о своих правах на земли предков — никто не стал чинить ему препятствий. Генетический анализ подтвердил принадлежность Колояра к роду Волоцких.

- Подумай, что твоя дочь может получить статус Первородной, — напомнил Апраксин. — Зимой в Москве пройдет Боярский Собор, куда должны съехаться все значимые семьи России. Великий князь может обратить на Волоцкого пристальное внимание и подобрать ему пару. Кстати, скоро ему придет приглашение…

- Что? — Щербатов не поверил. — Откуда такие новости?

Князь Апраксин мелко засмеялся. Наконец-то ему удалось сбить толику спеси с этого упертого барана, не видящего вокруг себя ничего. Великий князь Дмитрий Ярославович Долгорукий сразу просчитал ситуацию, когда получил от Апраксина известие о Волоцком. Первородные всегда были в приоритете, и любой боярский род старался выдать своих дочерей за них, чтобы через кровь породниться с могущественными витязями. Хотя… какое сейчас могущество. Растеряли в праздности и увеселениях его. Мало кто может проявить свои качества воина. И все же Долгорукий настоятельно рекомендовал Апраксину выйти на Колояра и обрисовать перспективы. Хорошую девушку ему подберут, если до того момента он не женится. Приблизят ко двору, обласкают и возвысят. А Щербатов кочевряжится.

Щербатов не кочевряжился. Он глубоко задумался после слов ярославского князя. Новость, которую услышал Борис Данилович, серьезно меняла ситуацию с Мирославой.

А еще его грызла мысль, что Волоцкий словно невзначай подтолкнул его к опасной черте, за которой маячила нешуточная война с Паниными. Теперь слова ярославского князя звучали совсем по-иному. Если Колояр уйдет под крыло Долгоруким, будущее Щербатовых становится очень зыбким.

Глава 11

Глава одиннадцатая

- Ты хотя бы вкратце расскажи, что случилось, а то молчишь как герой на допросе, — сдерживая смех, я глядел на Ваську, морщившегося от прикосновения пальцев к наливающемуся под правым глазом синяку. Красивый такой, с мутновато-чернильным отливом. Даже Мирославе понравилось. Весь вчерашний вечер хохотала, когда Васька с дядей Кирей вернулись из деревни.

Мотоцикл не перевернулся, не въехал в препятствие. И с Кириллом Савельевичем ничего не случилось. Он как раз лучился радостной улыбкой от осознания собственной значимости. Ему удалось подписать очередной контракт на поставку молочной продукции в имение. И в разборках местной молодежи со своим сопровождающим не участвовал. Он вообще не знал, что таковая произошла.

- А чего говорить-то, — пробурчал пристыженный Васька, не отводя взгляда от плескавшейся в озере княжны Мирославы. — Пока дядя Киря уламывал фермера, я решил смотаться в деревню. Посмотреть, так сказать, местный контингент, чем дышит, о чем судачит. Ты же сам, Колояр, сказал, как важно знать настроение деревенских.

- И как? — я уселся поудобнее на раскинутом покрывале, где стояли корзинки с едой. Пикничок мы решили здесь устроить. — Выяснил, кто чем дышит в Журавлихе?

Васька совсем по-мальчишески шмыгнул носом и разоткровенничался. Оказывается, он захотел посмотреть, какие в деревне живут девушки, чтобы завязать отношения, пока пухнут от безделья в имении. Да и Сашка не против развеяться. Погулять, поболтать, и если получится — раскрутить на большее. А что? Разве это запрещено?

Дорога на ферму вела как раз через центральную улицу. Проскочив ее на мотоцикле, близнец заметил несколько подходящих объектов, толпившихся возле продуктового магазинчика. Девушки на вид были очень даже ничего, и Васька мгновенно проработал план действия. Забросив дядю Кирю на ферму, он метнулся обратно.

Знакомство возле магазина не удалось. Во-первых, половина барышень разбежались, а оставшиеся пожалели его, предупредив о последствиях. Местные парни шутить с залетными не будут, а просто переломают кости. Васька печально покивал головой, но от своей идеи не отказался. Он проехал все улицы вполне приличной по размеру деревни, и его желание сбылось. Встреченные девчата, по его словам, были очень даже в его и в Сашкином вкусе: рослые, крепкие, загорелые, с косами толщиной в мужскую руку. В общем, Васька поплыл. Но самым удивительным и неподдающимся логическому объяснению было то обстоятельство, что девушки оказались тоже близняшками. Именно так. Остановившиеся для разговора с незнакомцев девушки как две капли воды были похожи друг на друга. Именно этот фактор и сыграл решающую роль.

Разве устоял бы Васька перед перспективой охмурить такие цели? Конечно же, он предпринял лобовую атаку, лихо затормозив перед деревенскими прелестницами на драндулете, окутав их сизым дымом выхлопа.

Он не стал сорить восторженными фразами, а очень умело начал вызнавать, где можно культурно провести вечерок в этой славной деревеньке. Якобы с братом приехал в боярское имение с инспекцией по заданию князя, но там так скучно, что поневоле его взор обратился на Журавлиху.

Девушки живо заинтересовались новыми лицами, да еще из самого удельного города. Глупенькими курицами они не были и знали, кому принадлежит большое имение, частенько пустующее, на другом берегу озера. Пригласили в молодежный клуб, построенный недавно на княжеское пожертвование. Староста Журавлихи выбил, прохвост.

Клубом оказалось двухэтажное кирпичное здание, возвышавшееся на пересечении двух главных улиц на месте сгоревшего дома какой-то одинокой старухи. Ничего так клуб, признался мне Васька, поглаживая еще и скулу, где алела ссадина. Крепко же парня приложили.

Оказывается, мало того, что он на виду всей улицы чесал языком с девушками, так еще посадил их на мотоцикл, чтобы те показали дорогу, и лихо промчался с краю на край, собирая любопытные взгляды. Выходит, не все смотрели на его чудачества с одобрением. После того, как Васька высадил близняшек и помчался на ферму, его уже ожидали на выезде пятеро крепких ребят.

Деревенские поборники девичьей чести перегородили дорогу бревном и заставили Ваську заглушить мотор, после чего началось выяснение обстоятельств, вроде «какого хрена ты делаешь в нашем курятнике и почему девчонок смущаешь».

Васька не пытался ничего объяснять. Гнуть пальцы перед ребятками, у которых рубахи на широких плечах трещат, было совершенно бессмысленно. И намеки на княжеский иммунитет только раззадорили бы драчунов. Близнец поступил просто. Резко провел атаку, вырубив парочку ретивых болтунов, но остальные уже пришли в себя и стали охаживать Ваську со всех сторон.

Кулачный бой, судя по синяку и ссадине, им был известен в полной мере. Били Ваську со знанием дела. Расквасили нос, посадили синяк, сместили челюсть — ладно что не сломали — и уронили на землю. Вся выучка пошла коту под хвост. Против согласованной напористой атаки, где противники умело менялись друг с другом, у Васьки не было шансов.

Вдобавок ко всему из мотоцикла выдернули свечи и забросили в бурьян. Еще целый час близнец потратил на их поиски, и только после этого поехал на ферму. Хозяин — Мишкулин — обругал парня за самодеятельность. Оказывается, близняшки — Лиза и Маринка — были объектом поклонения чуть ли не всех парней Журавлихи, и их ревность частенько оборачивалась жестокими драками с приезжими или даже между собой. Ваське повезло, что он оказался «представителем» князя, и ломать ему кости не стали, всерьез опасаясь гнева хозяина этих земель.

- Возьму Сашку и смотаемся на часок в клуб, — размечтался Васька. — Выцепим тех кулачных бойцов и мордой в землю.

- Герой! — я с усмешкой посмотрел на взъерошенного как воробей охранника. — А сам-то что не справился вчера? Показал бы несколько приемов из комплекса спецподготовки — сегодня бы уже за близняшками ухлестывал. Конкурентов — на больничные койки.

- Не-а, Колояр, — замотал головой Васька, — я же не гад какой использовать приемчики из арсенала дружины. Сломал бы враз пацанов.

- Да ты еще и благородный! Ну, ладно… Проверил свой сектор? Почему не следишь за восточным берегом? Там лес вплотную примыкает к озеру. Давай, топай на НП и глаз не спускай с объекта.

Я мгновенно охладил пыл Васьки. Не хватает еще разборок с местными, хотя проучить их надо бы. Сегодня одному рыло начистили, завтра другому, а на третий день полезут в княжескую усадьбу. Хм, надо этот вопрос продумать. Было бы людей побольше — не заморачивался. А как я присмотрю за Мирославой, когда у меня в подчинении всего двое бойцов? Не переборщил ли князь со своей задумкой, отвлекая внимание невидимого врага от Журавлихи нешуточной суетой в других своих усадьбах?

Я рассеяно посмотрел в сторону выходящей из воды княжны. Плавно покачивая бедрами при ходьбе, она подошла к покрывалу и вытянулась на нем, подставив мокрую спину под солнце.

- Колояр, иди искупайся, — замурчала Мира, закрыв глаза. — Сидишь как старый филин на пеньке, ничему не радуешься.

- Не положено, — буркнул из-за непонятной вредности, накатившей на меня. — В контракте есть пункт, где помимо служебных функций я обязан тебя охранять и не отвлекаться на радости жизни.

- Ты солдафон, Волоцкий!

Зато жив, и ты заодно со мной. Вон, лежишь, спинку греешь.

- Так я не отрицаю этого, — пожал я плечами, настороженно поглядывая по сторонам. Симулякр Ясни отчего-то заволновался, передавая мне свои импульсы тревоги. Да и модификаторы зашевелились, натягивая нервы в ожидании какой-то непонятной пакости. — С восьми лет бесконечная муштра, в голову вбиты определенные знания. Мне легче сейчас марш-бросок на десять километров с полной выкладкой сделать, чем расслабиться.

- Говорю же — скучный ты стал в Журавлихе, — вздохнула Мирослава, — а в городе таким мужчиной был…непосредственным. Особенно когда ругался со мной. У меня даже мурашки по спине бегать начинали.

Полуденный зной только начинал накатывать на лес и на блестящее серебряной рябью озеро. Над водой порхали стрекозы, разрывая плотную и вязкую тишину своими слюдяными крылышками; где-то в сосняке самозабвенно долбил дятел, доставая из-под коры пищу. Над нами застыли легкие облачка словно мухи, попавшие в сироп.

А за нами наблюдали. Зло, пристально и тщательно. Этот взгляд шел не из сосняка, а откуда-то из зарослей ивняка, что густо усыпал берег по левую сторону от нашей полянки. Мой призрачный помощник волновался не просто так. Даже я ощутил дыхание опасности: легкое дуновение холодка, взлохматившего все мои чувства. Деревенские? Или наемники все-таки вычислили нас?

Возле ракитника, кстати, должен быть Сашка. Не заснул бы под кустом, паразит. Но я точно уверен в своих ребятах. Они ведь с самого утра приехали сюда на мотоцикле и тщательно проверили берег на две-три сотни метров в разные стороны. Потом один остался, а второй близнец вернулся в имение за мной и Мирославой. Здесь никого не должно быть.

- …вообще меня не слушаешь! — возмущенный голос княжны прорвался сквозь мою отрешенность.

- Почему же не слушаю? Очень даже слушаю, — я с удивлением посмотрел на девушку. Она чуть ли не в лицо тыкала мне каким-то тюбиком с витиеватой надписью, что-то вроде «крем от загара».

- Намажь мне спину! Загорать буду! — требовательно, с нотками капризной и стервозной дамы, произнесла Мирослава и снова хлопнулась на живот. — Не забудь тесемки убрать, чтобы полоска не портила вид.

- А не слишком ли откровенно? — на всякий случай я оглянулся по сторонам. Близнецов не было. Сидят в засаде, ухмыляются, небось.

- Не переживай, — усмехнулась Мирослава. — Я активировала «вуаль». Нас никто не увидит.

То-то я почувствовал необъяснимую тяжесть невидимого груза, упавшего на плечи!

- Ого! Ты и так можешь? — я встал на колени и развел замок лифчика, откинул тесемки в сторону; затем выдавил на ладонь белую густо-маслянистую жидкость. Черт, меня же Мирка провоцирует, прощупывает, насколько далеко зашли мои желания и чувства к ней. Это все из-за Алики, сто пудов. Ох уж, эта извечная ревность между двумя красивыми соперницами. Только между ними огромная пропасть. Чего Мирка бесится?

Я стал растирать крем по всей спине, тщательно разминая кожу между лопаток. Мирослава поежилась.

- Нежнее, Волоцкий! Я же не бревно какое!

- Так?

На меня вдруг напала какая-то шалость. Ладонь мягко скользнула от шеи, утопая в ложбинке позвоночника, и остановилась внизу на талии. Положив вторую ладонь, я так же, едва прикасаясь к шелковистой коже, повел руки вверх и вбок, и вдруг ощутил упругость двух манящих округлостей. На мгновение замер и убрал ладони.

- Тоже неплохо, — тихо откликнулась она. — Продолжай, что застеснялся?

Эмоции, как бушующий ураган, захлестывали меня. Два разнонаправленных вектора — желания быть рядом с Мирославой и ощущения враждебного взгляда — смущали и напрягали.

- Крем старый. Где ты его откопала? — я решил сбить напряжение.

- У Зины. А что ты хочешь, если меня сюда забросили как нищую приживалку, — лениво ответила Мирослава. — Подозреваю, что папка долго обо мне не вспомнит.

- Скоро все закончится, — уверенно ответил я и снова оглянулся. — Вернешься к своему привычному образу жизни.

- Боюсь, этого уже не будет, — княжна повернула голову так, чтобы я видел ее профиль. Откинув еще влажные волосы в сторону, я тщательно промассировал шею.

— Отец постарается спрятать меня подальше от города, или выдаст замуж. Уеду в Европу, буду там жить, вести дела клана. Смертью Гиви ничего не закончится.

- Князь устранит угрозу, — я встал. — Тебе нечего бояться. Пожалуй, пройдусь, близнецов проверю.

Невидимый полог «вуали» легко выпустил меня наружу. Ощущение чужого взгляда не пропало.

***

Лора считала, что выбрала позицию наиболее удобную для слежки за объектом. Она еще ночью пробралась через сосновый бор и укрылась на западной оконечности озера в густом боярышнике. Используя бинокль с двенадцатикратным увеличением, девушка успела осмотреть имение и уже имела представление, как проникнуть в дом незаметно для обитателей.

Наличие ленивой и толстой откормленной собачонки ее нисколько не волновало. Животное даже не успеет пикнуть, как окажется разорванным пополам. Угрозу представляли защитники княжны: трое молодых мужчин, постоянно находящихся рядом с ней. Может, и ночью в ее комнатах дежурит один из них. Гарантий легкости исполнения акции никто не дает. Кто из мужчин наименее опасен, Лора вычислит позже, как только проанализирует поведенческую модель и отношения в вооруженной группе.

Теперь спешить некуда. Цель найдена и идентифицирована. Задача остается прежней: похищение или убийство. Лора не жалела красивую девушку. Кто она такая для хозяина? Всего лишь средство шантажа и давления. Конечно, для своих целей лучше будет взять в заложницы эту самую Мирославу и попытаться вытащить из князя Щербатова все самое ценное, раздеть до трусов и пустить по ветру, как представители этой семейки любили проделывать такой трюк с другими. Но хозяин решает по-своему, и ставит задачи, не требующие импровизации.

Самым опасным Лора оценила высоченного парня, к которому княжна выказывала наибольшее благоволение. Он практически всегда был рядом с ней, о чем-то разговаривал, руководил остальными бойцами. Его слушались и подчинялись. От телохранителя несло волной запредельного могущества, которое, к счастью для Лоры, не оформилось в убийственное оружие. По классификации девушки-оборотня главный телохранитель Мирославы обладал потенциальной возможностью одним движением пальцев растереть в порошок саму Лору, но по каким-то причинам не может или не хочет воспользоваться жутким магическим приемом. В бинокль хорошо просматривались перстни с удивительными рисунками и вделанными в них камнями. Серьезные артефакты.

Кто же он такой? Одаренный, но слабый. Природная мощь задавлена некими ограничениями, но в целом мужчина может работать с артефактами. Еще не известно, что хуже для охотницы. Скорее всего, именно этот телохранитель увез княжну со стоянки «Интерлогиста». Запах тонкий, едва улавливаемый. Но его она уже встречала в городе.

Чтобы проверить свою догадку, Лора вчерашним вечером неслышно прокралась к решетчатому забору в облике человека. Тратить драгоценный эликсир на трансформацию ей не хотелось. Даже в таком состоянии она могла учуять запах незнакомца. Крадучись, охотница обошла весь периметр имения и наткнулась на желаемое. Да, запах тот самый. И кто же ты такой? Любовник? Друг? Брат? Или жених? Аура телохранителя недвусмысленно тянулась к ярко-зеленым язычкам эмоций княжны.

Лора фыркнула, прощупывая каждый вариант ответа. Скорее всего, скованный от присутствия красивой девушки со статусом главный охранник. Не может преодолеть свои комплексы, зато отрывается на других. Лоре даже интересно стало, когда она внимательно разглядывала тренировки молодых парней, валявших друг друга по траве.

Она уже определила для себя схему проникновения на территорию особняка, но ее ум, подстегнутый бурными химическими процессами в организме, искал другие пути. Лора выполняла задание, имея в запасе несколько вариантов, и поэтому была на хорошем счету у хозяина.

Имение охранялось слабо — даже неопытный охотник мог определить это с первого раза. Мелкорослая ленивая собака, слабенькие людишки вроде старика, толстяка и двух женщин; даже помощники телохранителя не являлись преградой. Лора опасалась княжну и ее охранника. Они были носителями магии. А магия для оборотня — гарантированный провал задания.

Оказавшись внутри периметра, Лоре предстояло проникнуть в сам особняк. Через черный и служебный входы не пройти. Старший группы охранников приказал наглухо перекрыть потенциально опасные точки, и двери заблокировали. Девушка-оборотень прекрасно рассмотрела всю суету с запасными ходами и решила пробираться в здание через окно первого этажа. Через кухню или ванную комнату. Именно в этих помещениях люди зачастую оставляют форточки или окна приоткрытыми: проветрить от запахов или убрать влажность. А если и там не удастся, то по водосточной трубе залезет на крышу, обернется в волколака и проникнет в дом через чердак. Их, как рассмотрела девушка-оборотень, было три, по одному на каждую секцию особняка.

Следующий день слежки принес новые расклады. Княжне захотелось прогуляться и искупаться в озере. Старший группы действовал осторожно, и Лора даже похвалила его про себя. Парень не сразу привез девушку на озеро, а вначале выставил посты, вполне уязвимые, с точки зрения оборотня. Подобраться к ним и уничтожить — плевое дело. Проблемой являлся сам объект. Убить его можно в обличье человека или оборотня, а вот похитить и доставить клиента к хозяину — только человеком.

И Лора для себя решила эту дилемму. Не будет она никого похищать. Проберется в дом, поднимется на второй этаж и просто перережет глотку объекту. Да, так будет проще: объект, а не красивая девушка, виноватая лишь в своей принадлежности к враждебному клану.

Дурой Лора не была. Нападать днем на Щербатову она не собиралась. Глядя в бинокль, как Мирослава и ее охранитель мирно беседуют, девушка-оборотень спокойно прокручивала в голове варианты сегодняшнего проникновения в особняк. Отвлекшись на некоторое время от созерцания идиллической картины, она внезапно вздрогнула и поднесла окуляры к глазам. Княжна вместе с парнем исчезла. Такого не могло быть. Или в кустах решили уединиться? Хихикнув от пикантных мыслей, Лора обшарила взглядом весь берег, но кроме затаившихся помощников-телохранителей, никого не нашла. Неужели девчонка решилась соблазнить мужика? Давно пора! Да от такой аппетитной фигурки даже пень оживет и побежит вприпрыжку, сгорая от страсти!

Но что-то ей не нравилось. Опустив бинокль, Лора пристально вгляделась в берег. Взгляд оборотня, имеющий возможность отсекать любой морок, разглядел то, что обычный глаз не заметил бы. Княжна поставила магическую завесу, и настолько качественную, что даже Лора едва смогла рассмотреть сквозь зыбкую пелену, чем занимаются два человека. И весело фыркнула. Все-таки Мирослава молодец, потихоньку-потихоньку, но загоняет свою жертву в угол, откуда у нее только один выход: в постель. Или Лора совсем ничего не понимает в психологии вот таких коварных девиц.

Интересно, сегодня ночью телохранитель придет в ее спальню? Жаль будет убивать и его тоже.

Девушка-волколак тихо и незаметно покинула место своего наблюдения и растворилась в лесу, словно ее здесь и не было. План проникновения в имение у нее уже реализовался в голове. Оставалось отработать его на практике.

***

- Отпустишь нас, командир? — спросил Васька, постукивая ложкой по тарелке. Сегодня была наваристая уха из свежей рыбы, которую принес какой-то деревенский старик. Зина всегда покупала у него утренний улов, и сегодня решила побаловать нас ушицей с зеленью.

- Куда? — поинтересовался я, заранее зная, что удумали близнецы.

- В Журавлиху, — признался народный мститель. — Сегодня танцы в местном клубе. На мотоцикле смотаемся на пару часов. Успеем к полуночи.

- Никуда не поедете, — я отодвинул от себя пустую тарелку и жестом попросил Евгению не наливать добавки. Наелся. Уха очень сытой оказалась.

Даже Мирослава, прознавшая про «боевые ранения» Васьки, удивленно посмотрела на меня. Она-то как раз считала, что ребята должны наказать местных за непочтительность к княжескому гербу. А близнецы переглянулись с расстроенными лицами.

- Можно пояснить? — вежливо поинтересовался Сашка.

- Не на танцы вы собрались, а морду кое-кому подрихтовать, — пояснил я. — Танцы — вторичны. Поэтому сидим ровно.

- Чего ждать-то?

- Сам не знаю, — отвечаю честно. — Муторно на душе. Как будто ночью может что-то произойти. Вы нарисовали план дома?

Передо мной легли листы бумаги с зарисовками комнат, коридоров и расположение окон. Если Васька накидал план небрежно, с рваными линиями и корявыми надписями, то его брат отнесся к делу добросовестно. Аккуратная схема радовала глаз. И так как он ревизовал первый этаж, я внимательнейшим образом посмотрел вначале его листок.

- Перед сном проверить все окна и двери, — предупредил я. — Открытые форточки плотно закрыть на замок, так же с дверями. Окна не распахивать.

- Душно же…, - заикнулась Евгения, стоя у плиты.

- Переживем. У меня предчувствия плохие. А к ним я привык прислушиваться.

- Ты что-то заметил? — насторожилась Мирослава.

- Мне показалось, что на озере за нами следили, — я поморщился, понимая нелепость своих объяснений. Места там открытые, любопытных вблизи не было. Откуда гнетущее состояние тревоги? Ясни — мой помощник — недавно укорил меня в нежелании развивать свою сенсорику, после чего аккуратно стал воздействовать исподтишка. И теперь я похож на нервную и чувствительную барышню, ожидающую подвоха от любого проходящего мимо мужика. Образно, конечно. Подвох заключался в необъяснимой тревоге, прямо вопящей в уши.

- Саша, а почему у тебя оконные проемы на схеме как-то странно нарисованы? — заинтересовался я.

- А я отмечал те комнаты, в которых постоянно открыты окна, — пояснил близнец и тыкнул пальцем в свою же схему. — Кухня, два окна с черного входа, санузел.

- Все закрыть! — приказал я. — Саша, проконтролируешь и доложишь. Василий, ты проверил чердачные помещения?

- На чердачном люке висит замок, — замялся Сашкин брат.

- Кирилл Савельевич, где ключ от чердака?

- А его Дорофею отдал на хранение, — тут же откликнулся управляющий, лихо уписывая картофельное пюре с копчеными ребрышками. — Дед, куда ключ сунул?

Сторож отхлебнул из огромной кружки дымящийся чай и аккуратно поставил ее на стол, потянулся к вазочке с миниатюрными сушками, зацепил горсть и высыпал возле себя. Только после этого пояснил:

- Все ключи, Кирюша, у меня здесь, — и похлопал ладонью по бедру, где и правда, звякнуло. — От сараёв (он так и сказал, невозмутимо хрустя сушкой) и от всех остальных помещений, которыми не пользуемся. Нам-то и первого этажа хватает.

- Дед, отдай мне ключ от чердака, — попросил я. — Сам проверю, что там у вас творится.

Я не стал дожидаться окончания ужина, а сразу же поднялся на второй этаж. Пришлось повозиться с замком, так как ключ совершенно не хотел проворачиваться в ржавом нутре механизма. Больше всего я хотел не масла плеснуть на замок, а шарахнуть по нему одним из сформированных заклятий. Благо, перстни на руке постоянно со мной. Успокоившись, поработал ключом и победил, наконец, вредную железяку.

Чердак привел меня в уныние. Подсвечивая себе фонарем, я оценил масштаб проверки. Помещение было длинным и огромным. Свисающие с мощных балок клоки паутины; пустые полуразбитые ящики, поднятые сюда с непонятной целью; остатки строительного мусора, собранного в небольшие неряшливые кучи по углам; пыль, поднимающаяся из-под ног; старые куклы с оторванными головами и руками и самодельные луки с грубо сколоченными из плашек щитами — весь этот хлам и беспорядок тянулся на десятки метров и исчезал в черном зеве поворота. Дойдя до него, я остановился в недоумении.

Пройти дальше не представлялось возможным. Ход был просто забит досками, словно кто-то в свое время позаботился, чтобы никому неповадно было совать нос в другую половину особняка. Что там могло быть? Если ориентироваться по схеме, то внизу начинались семейные апартаменты. Именно там поселилась Мирослава.

Возвращаясь обратно, я тщательно осмотрел стропила и крышу. Да, здесь был еще один выход непосредственно наружу, но маленькая дверца надежно заперта. Почему Дорофей не сказал мне про него? Запамятовал старик?

Я задумался. Получается, что через это чердачное окошко сюда не проникнуть. А если даже удастся — мощная перегородка помешает перейти в жилое крыло. Остается еще один чердак, но он далеко. Чтобы добраться до Миры с гостевого блока, нужно выйти на улицу, потому что он не совмещается с хозяйскими апартаментами прямым проходом. Может, я что-то упустил?

Спустившись вниз, закрыл замок и отряхнул руки от налипшей паутины. Одежда тоже требовала чистки. Дойдя до своей комнаты, удивленно остановился. Возле нее стояла Мирослава, кутаясь в халат. На голове девушка накрутила колпак из полотенца — видимо, принимала душ. Она с непонятной тревогой смотрела на меня.

- Все в порядке? — спросила княжна.

- Ты просто так интересуешься или тоже что-то почувствовала? — мне стало интересно. — И почему стоишь в коридоре? Заходи, гостем будешь.

- Не перепутал насчет гостя? — фыркнула Мира, но с места не сдвинулась. — Ты и в самом деле ждешь кого-то?

- Всего лишь нервы, — уклонился я от ответа. — Ощущение надвигающейся опасности и сама опасность — разные категории. Я не могу утверждать, что сегодня или завтра нам нанесут визит убийцы, но внутри меня корежит…

- Не умничай, Колояр, — тихо ответила Мирослава, поблескивая глазами. — Я вижу, что в тебе просыпается Дар предвидения. Ты просто не можешь его уловить и инициировать.

- Как неуправляемый автомобиль? — пошутил я.

- Точно, — кивнула девушка. — Закрой дверь и ступай за мной.

Я в недоумении почесал затылок. Чего вдруг Мирка разгуливает по коридору в халате и зовет куда-то? Еще толком не сообразив, я послушно побрел за своей подопечной.

- Заходи, — непринужденно сказала княжна, пропуская меня в свою комнату. — Ты бы сейчас себя в зеркало посмотрел! Ну и физиономия!

- А можно? — оживился я. Мне и в самом деле стало интересно, насколько мое лицо поглупело от неожиданного приглашения девушки. Не в постель же зовет, а? Что-то я в последнее время теряюсь от нелогичных поступков княжны. То лаемся, то мирно беседуем. Вон, даже позволила сегодня прикоснуться к своему драгоценному телу.

Мира толкнула меня в спину, чтобы я не торчал в коридоре, и зашла следом, плотно прикрыв дверь.

- Я боюсь, — честно ответила она, обхватив себя за плечи. — Уже несколько дней мы сидим здесь как перепуганные мышки. Отец не звонит. Никаких вестей из Торгуева. Ни малейшего намека, что нам делать дальше. Обещали привезти самое необходимое — и ни одного посыльного. А еще ты со своими предчувствиями. Каково бедной девушке все это пережить?

- Почему тебе не выдали амулет связи? Его-то никак не отследишь.

- Еще как отследишь, если знаешь его волновую ауру… Может, из-за этого?

- Ну, два покушения ты уже пережила благополучно, — я осмотрелся. Ничего так, миленько. В свои апартаменты за эти дни Мирослава умудрилась вдохнуть жизнь, и они уже не тяготили своей заброшенностью. У меня по-другому, честно. Я в свою комнату только спать захожу. Не тянет в унылость стен, покрытых старыми обоями.

- Издеваешься? — Мирослава раздраженно прошла мимо меня и села в кресло, закинув ногу на ногу, отчего края халата разошлись, обнажив до бедер загорелые ноги. Княжна словно не замечала этого. — Мне реально страшно. Я хочу, чтобы ты сегодня охранял меня здесь.

- А-эээо? — непонятное мычание вырвалось из моей глотки. — Серьезно?

- Волоцкий, ты всегда такой непробиваемый? Я знаю, что у тебя есть какой-то серьезный артефакт, которым ты действуешь так виртуозно, что невозможно понять его принцип. Раз ты мой окружник, будешь ночевать здесь, пока угрозу не купируют.

- То есть и завтра, и послезавтра? — уточнил я.

- Да. Я буду живцом, на которого ловят крупного зверя, — лицо княжны, наконец-то, разгладилось. — Твои опасения я не хочу игнорировать. Лови тварей здесь. Если появятся — вали наглухо, чтобы пикнуть не успели.

- Я бы пленника взял.

- Не нужно никого брать. У нас есть мощные ментаты, которые даже из памяти трупов вытянут всю информацию. Глуши козлов, а маги сами разберутся, что искать в башке.

Ну и лексикон у рафинированной аристократки прорезался! Я мысленно восхитился такой Мирославой. И все же, выслушай, что скажет женщина и сделай все наоборот. Я не хочу отказываться от источника информации, кто бы он ни был. Так, хотя бы, можно уцепиться за ниточку, которая теряется в кромешной тьме. А вдруг князь Панин не при чем? Страшно представить, если Щербатов наедет на своего соперника с моими смешными доказательствами. Да их можно опровергнуть, не напрягаясь. Но ведь я же хотел, чтобы две силы столкнулись так, что искры посыплются! Честно говоря, не ожидал, что князь Борис поддастся легкой манипуляции. Если же существует третья сила (да тот же шаман Рахдай, наконец!), ее обязательно нужно засветить!

- Как скажешь, — оставил я за собой последнее слово и решительно пересек комнату, подходя к окнам, и задергивая шторы. Пояснил. — Снайперы, маги. Любимая связка наемников. Ложись спать. Только выдели мне подушку — я на диванчике пристроюсь.

- Какой скромный, — фыркнула Мирослава и вытащила из шкафа маленькую подушку и швырнула в меня. — А на пляже так лихо руками работал, даже меня в краску вогнал.

- Не заметил, извини. Сама попросила мазь нанести. Но было чертовски приятно.

Я растянулся для проверки на жутко неудобном диванчике, вытянув ноги так, чтобы они легли на высокий подлокотник. Про себя обругал Мирославу за необъяснимую панику, которую сам же нагнал на нее. Вот теперь и пожинай плоды своих ощущений опасности.

- Для лилипутов делали, что ли? Ладно, не пыхти. Шучу я.

Мира удалилась в соседнюю комнату, но еще долго возилась в постели и вздыхала, словно ее тяготили мысли, не высказанные вслух. Потом все-таки наступила тишина. Задремал и я.

Глаза открылись сами собой. В кресле, где недавно сидела Мирослава, светился бледный контур моего дружка Ясни. Мужская фигура, вольготно раскинув руки на подлокотниках, смотрела в сторону спальни княжны.

- С ума сошел? — яростно прошептал я, машинально посмотрев на зашторенное окно. Ночь, глубокая ночь с мутным серпом луны, затянутой молочной кисеей тумана. — Какого… ты нарисовался?

- Почему ты до сих пор не овладел этой женщиной? — удивленно спросил Ясни, игнорируя мой вопрос. — Я уже успел проверить ваши ауры на совместимость. Отличная пара из вас выйдет. И у тебя возможность появится передать весь функционал «солнечного доспеха» детям. Он закрепится у них на генетическом уровне. Ты когда головой думать начнешь?

- Сводней заделался? — я потер лицо, сгоняя сонливость. — Не подходит она мне. И вообще, сгинь. Проснется же… Меня и так уже начинают подозревать как носителя древней магии. Зотов этот, теперь Мирка требует артефакт показать.

- Девушка не проснется. Я активировал участки мозга, ответственные за сон. Глубокая фаза. Можешь громко разговаривать — не услышит, — Ясни поднял голову и посмотрел на меня. — Вот поэтому тебе нужно передать умения и знания потомкам. Чтобы не пропали в будущем. Я не хочу снова прозябать в мрачных гробницах в ожидании нового хозяина, когда ты копыта откинешь.

- Если откину, то ты перейдешь по праву находки к новому хозяину, — напомнил я.

- А вдруг не захочу? Знаешь, привык к тебе. Ты, конечно, зануда редкостный, но есть ощущение, что с тобой мы наворотим больших дел.

Никак не могу привыкнуть к этому полупрозрачному красивому лицу мужчины, жившему тысячи лет назад. Что за сила заставляет трансформироваться его в нужный образ? Мурашки по коже бегут. Поежившись, я соскочил с дивана и подошел к окну. Отодвинул штору. Пара фасадных фонарей тускло светили сквозь туман, наползающий с озера. Вдали виднелось черное пятно леса, нависшего над одинокой усадьбой. Все-таки местечко Щербатов выбрал не самое приятное. Как тут прислуга одна живет? Днем, конечно, хорошо, красиво. А ночью наползает ощущение, что окружен непонятными чужеродными силами. Даже страшновато, признаюсь сам себе.

- Что означают твои слова про потомков?

- Я стану вечным слугой твоих детей, внуков и правнуков. Мой бывший хозяин не внял предостережениям и затянул с появлением наследников. Умер молодым. Империя рухнула.

Странно тогда, почему последователи не обокрали князя и не присвоили себе полный набор перстней? Иногда Ясни врет, старательно ретушируя свое прошлое. Только зачем?

- Хочу проверить коридор, — сказал я после затянувшейся паузы. Такую информацию следовало обдумать.

- Подожди, не торопись, — неожиданно откликнулся Ясни. Теперь он смотрел прямо перед собой, закрыв глаза. — Не стоит сейчас выходить наружу. Дай ему проникнуть в дом. Дальний противоположный коридор узкий, и как только он попадет туда — можешь атаковать. У него не будет шансов.

- Ты о ком? — ледяные мурашки протопали по спине.

- Оборотень. Он давно следит за домом. И уже на крыше, — Ясни заговорил монотонно. — Давно на крыше. Проник туда, пока вы беспечно разговаривали на кухне.

- Как? Все окна и чердак закрыты. Никто не влезет сюда. Да я сам лично залезал наверх и осмотрел все!

- Помнишь перегородку на вторую половину дома? За ней еще одно чердачное окно. По нему тварь пробралась в помещение. Жди, пока она найдет выход в жилую часть, и сама залезет в ловушку.

Ясни внезапно исчез, а мой симулякр настойчиво завибрировал в кармане. Значит, пришло время. Я вытащил ручку и дал мысленный приказ на трансформацию. Почувствовав в руке приятную чешуйчатость ножен, шагнул к двери, провернул «собачку» ручки в такое положение, чтобы она автоматически заблокировала замок изнутри. Выйдя в коридор, притянул створку к косяку и услышал сочный щелчок. Все, теперь только Мирослава откроет дверь. Или пока ее не выбьют тараном.

Присел на корточки, чтобы оборотень не сразу обнаружил цель. Ведь он сейчас ориентирован на поиск человека и идет по запаху. Значит, мне его и в самом деле проще перехватить в узком коридоре, который как раз выходит из нежилой половины особняка. Черт возьми, надо было самому пройти по крыше вдоль и поперек, не надеясь ни на кого.

Надо же, оборотня прислали. Вот теперь у меня окрепли сомнения, что против Щербатова играют ярославцы. Это кто-то другой. А вот кто, мы выясним, если захватим оборотня в качестве «языка».

Я выпрямился, ощущая, как кровь начинает разгоняться по жилам, а мышцы напрягаются в ожидании схватки. Уснувшие модификаторы с радостью вспомнили свое назначение, усиливая боевые реакции. Скользящим шагом продвигаюсь к коридору, освещенному слабым сиянием ущербной луны в торцевом окне. Ни одна половица не проскулила под моим весом, ни за что не зацепились носки ботинок. Я весь расслаблен, но в любую секунду могу взорваться каскадом ударов, нырков и атакующих комбинаций. Только мне этого не надо. Кинжал Ясни вибрирует все сильнее, требуя крови.

Впереди раздается тихий скрип давно несмазанных дверных шарниров. В коридоре появляется человеческая фигура. Я замираю. Это девушка. Высокая, гибкая, длинноногая и совершенно голая. Повернувшись боком к окну, она демонстрирует свои небольшие груди с затвердевшими на ночном холодке сосками. Потом присаживается на корточки и вдруг с тихим всхлипом начинает корежиться, вытягиваясь на полу.

Это шанс!

Без лишних раздумий я рванул к ней, выхватывая на ходу кинжал. Пока волколак находится в стадии трансформы, я могу нанести ему тяжелые, но не смертельные раны. Мне нужна эта тварь живой.

Девушка почувствовала опасность и коротко рыкнула. Голосовые связки потеряли возможность передавать человеческую речь. Плечи расширились, уродливо выпирая ключицами вперед. Еще не волколак, но уже и не человек. Самое подходящее время для нападения.

Коридор узкий, для хорошего удара ножом нужно подойти вплотную. Оборотень срывает мою первую попытку. Удлинившаяся лапа со свистом пролетает возле моего лица. Еще не затвердевшие когти царапают стену, срывая куски штукатурки, оставляя полоски крови от поврежденной кожи. Тварь понимает, насколько она уязвима в данной ситуации, и напрягшись, кидается на меня.

Зевни этот момент — оборотень смял бы и раскромсал на кусочки. Делаю неимоверно длинный шаг назад и маховым движением кинжала по воздуху показываю направление удара. Клинок зашипел, раскаляясь белым широким полотном, и тварь визжит от боли.

Передо мной уже не девушка, а лохматый волколак, упавший на пол. С подрубленных лап хлещет кровь. Делаю еще один удар по воздуху. Ясни рассекает плечевой сустав. Все, тварь обездвижена, но до сих пор опасна. Пытаясь задними конечностями оттолкнуться от пола и хоть как-то повредить мне, она снова делает попытку прыгнуть… Но в последний момент кинжал вонзился в бок волколака. Я знаю, куда бить, чтобы после трансформации девчонка не издохла от потери крови.

Вот так. Никакой затяжки боя. Никакого шанса врагу. Два удара — и тварь корчится от боли и невозможности достать меня. Для верности я сдернул с себя ремень и перемотал им оборотню морду, одновременно с этим наступив ногой на глотку. Теперь не укусит.

- Что за хрень здесь происходит? — раздался возмущенный вопль Мирославы. Вспыхнули плафоны по коридору, освещая неприглядную картину короткой бойни. — Колояр, убей эту тварь! Я приказываю!

- Княжна, уйди в свою комнату! — рявкнул я, оборачиваясь. — Не указывай мне, что делать!

- Да как ты…! — чего не отнять у этой своенравной девицы — мгновенного перехода от потрясения к возмущению. Она раздраженно передернула плечами, с грохотом захлопнула дверь, но осталась стоять в коридоре, не смея приближаться ко мне.

Лестница уже сотрясалась от шагов близнецов, рвущихся наверх. Переполох поднялся жуткий. Ну да, когда среди ночи в доме раздается нечеловеческий вой — даже призраки оживут.

- Что произошло? — Васька с Сашкой остановились за моей спиной. — Ого, командир! Как ты его завалил? Это же волколак, самый настоящий?

- Нет, игрушечный! — оборвал я восторженные реплики близнецов, торопясь убрать кинжал с глаз долой. Насытившийся кровью Ясни снова превратился в ручку-симулякр. — Нам нужно перетащить зверюгу в сарай и закрыть ее там.

Время на обратную трансформацию у оборотня есть, пока он живой. Надо перевязать раны, не дать истечь кровью — и тогда есть шанс узнать, кто охотится за Мирославой. Кряхтя и ругаясь вполголоса, мы спустили тяжелую тушу волколака вниз, заляпав кровью полы и ковры. Выскочившие на шум женщины завизжали.

- А ну, закрыли рты, курицы! — неожиданно вмешался Дорофей, появившийся в одних подштанниках, но зато с «ружжом». Он сразу оценил ситуацию. — Сынки, куды вы его ташшите?

- В сарай, дед! — пропыхтел Сашка, держа на весу башку твари. — Открывай двери!

- Энто мигом! — Дорофей набрал крейсерскую скорость, несмотря на свой солидный возраст, и выскочил на улицу.

- Тетя Зина! Нужны бинты или тряпки, горячая вода! — приказал я. — И старое покрывало!

- Зачем? — открыла непонятливо рот женщина.

- Надо! Не спрашивай! Да побыстрее!

Мы едва дотащили оборотня до сарая, где Дорофей уже расстелил на полу какую-то мешковину, куда и положили раненую тварь. Следом появились горничные со всем необходимым, после чего я всех выгнал наружу с обещанием рассказать подробности попозже, а близнецов отправил охранять княжну, и стал ждать, когда затухающее метаморфирование превратит волколака в девушку.

Глава 12

Глава двенадцатая

Алика досадовала на саму себя, что так плохо рассталась с Колояром. Неужели память совсем отшибло, у кого служит Волоцкий, с кем имеет дело? Подумаешь, запах женского парфюма унюхала. Ведь этот факт еще ни о чем не говорит. Зато с каменным лицом распрощалась и уехала в археологический лагерь, чтобы потом мучиться всю неделю и ждать непонятно чего.

«Допрыгаешься, дурочка, — предупреждала саму себя Алика, ворочаясь по ночам на жесткой раскладушке в палатке, — что он бросит тебя ради привлекательной партии. Мирослава не из тех ярких девушек, которые отпускают свою жертву, если чувствуют приближающуюся победу».

Известие о гибели княжны достигло ее ушей в загоне для лошадей, где Алика лечила захромавшую Пегашку. И сказал об этом сам Косарев, когда заглянул сюда посмотреть, как идут дела.

- Плохо дело, Александра, — пыхтя трубкой (Алика впервые видела, чтобы старший археолог курил), сказал Косарев, прислонившись к жердям, игравшим роль забора. — Младшую княжну Щербатову убили. Или сама погибла в результате несчастного случая. Взрыв машины. Только что позвонили. Я же в город экспедиторов посылал, чтобы они продуктов закупили. Не могут выехать. Все дороги перекрыты, кругом посты.

- Как убили? — выпрямилась Алика и непослушными руками затолкала в специальный саквояж тщательно вымытые инструменты. — А Колояр?

- Колояр? — взметнулись брови археолога. — Ты про кого сейчас говоришь? Про Волоцкого, что ли? А он-то при чем? И откуда его знаешь?

Поняв, что глупо прокололась, Алика на ходу выдумала рассказ про их знакомство.

- Так он же на Варчаты приезжал в составе группы егерей, — напомнила она. — Охранять раскопы. Забыли, что ли, дядя Ваня? Там и познакомились через папу. А здесь он у Мирославы служит, — грудь сдавило от непонятной тяжести. — Помощник княжны по охране.

- Хреновый телохранитель из твоего Волоцкого, — задумчиво хмыкнул Косарев, окутываясь табачным дымом. — Не уберег княжну. Хотя… Рано еще говорить, что там произошло на самом деле. Говорят, машина взорвалась на офисной стоянке, когда она в нее садилась. Погоди-ка, дочка, а ты не к нему ли ездила на днях?

- Случайно встретились, — смутилась Алика, склонившись над сумкой.

- Понятно, — кивнул археолог, внимательно разглядывая пунцовые щеки девушки. Покачал головой, пока она не видела. — Н-да, проблема. Нужно Юрия Степановича известить. Как бы местная служба безопасности нам кислород не перекрыла. Пусть договаривается. Ты, случаем, Рахдая не видела?

- Так он с Пахомом еще до обеда на курганы умотал, — пробурчала Алика. Неприятный и весь какой-то потрепанный шаман вызывал у нее чувство брезгливости и непонятного ужаса. Девушке казалось, что этот широкоскулый и темноглазый колдун видит ее насквозь и пытается прочитать мысли, которые в последнее время крутились только вокруг Колояра и их прощания возле гостиницы. Рахдай ни разу не пытался заговорить с Аликой, но свой интерес к ней проявлял издали, словно изучал насекомое под микроскопом. В общей столовой, под которую решили использовать две многоместные егерские палатки, шаман обычно сидел рядом с Пахомом, сошедшись с ним на фоне каких-то общих интересов. Алика же старалась затесаться между полевыми работниками.

Отношение к ней молодых ребят, занятых на раскопах, было самое доброжелательное, и девушка надеялась, что они не дадут ее в обиду. Среди них было много студентов и наемных сезонных работников, с частью которых девушка оказалась знакома по Варчаты, или кто-то знал ее отца. Одновременно со своими страхами она понимала всю абсурдность ситуации. Шаману вообще плевать на нее. После удивительного спасения из-под завала Рахдай живет лишь одной местью к Колояру.

- Я бы хотела съездить в город, дядя Ваня, — попросила Алика. — Надо пополнить запасы медикаментов, заодно посоветоваться со знающими людьми в ветеринарной клинике. Я нашла одну такую в Торгуеве. Отпустите, а?

- К дружку своему? — хмыкнул Косарев. — Сейчас ты не прорвешься в город. Кругом заставы… А вот и гости. Легки на помине.

Археолог кивнул в сторону пыльного шлейфа, тянущегося от переправы. Наверное, в лагерь ехала целая колонна. Экспедиция Демидова не ждала прибытия техники, а для возвращающихся из города закупщиков пыль была слишком густой. Ехала явно не одна машина. Косарев насторожился. Он одернул на себе охотничью камуфляжную куртку и зашагал в сторону рабочих палаток, стоящих на самом краю лагеря. Там как раз находился импровизированный пропускной пункт, на котором несли охрану четверо егерей из отряда «манулов». Еще шестеро уехали с рабочими на курганы.

Он успел вовремя. Возле шлагбаума, вытесанного из длинной жерди, остановились два внедорожных «скифа», покрытых жирной белесой степной пылью. Под капотами машин что-то звонко пощелкивало. Захлопали двери. Косарев мгновенно узнал визитеров. Не персонально, конечно, а по шевронам с княжеским гербом. Трое мужчин в городской униформе, но с накинутыми на ней разгрузками, обвешанные оружием, лениво потягиваясь, подошли к шлагбауму. И остановились. «Манулы» перегородили им дорогу и недвусмысленно взялись за карабины.

Люди князя переглянулись, и один из них в успокаивающем жесте поднял руки на уровне плеч, демонстрируя доброжелательность. Даже улыбнулся.

- Господа! — шагнул им навстречу Косарев, но тоже предпочел не пересекать некую линию безопасности, оставив себе место для маневров, чтобы в случае чего прыгнуть за могучие спины егерей. — Чем обязаны?

- С кем имею честь разговаривать? — игнорируя вопрос археолог, в свою очередь спросил тот самый мужчина с поднятыми руками. На его голове едва умещался черный берет, из-под которого виднелись аккуратно подрубленные виски с седыми проседями. И сам мужчина выглядел как замшелая могучая скала.

Он все-таки опустил руки, обтянутые кожаными перчатками с обрезанными пальцами, на бедра, где с одной стороны покоились ножны, с другой — расстегнутая кобура с выпирающей оттуда ребристой рукоятью пистолета.

Косарев оставался спокойным. Дружинники и гвардейцы Щербатова могут хоть с гранатометом заявиться в гости — здесь не их вотчина.

- Иван Захарович Косарев, — представился археолог, решив не лезть на рога этим зверюгам. — Руководитель археологической экспедиции.

- Ясно. А кто главный по лагерю? — человек-скала просканировал своим взглядом невысокого и суховатого на вид ученого. — Вы?

- Нет. Он сейчас на раскопе. Но вы можете обращаться со всеми вопросами ко мне как к заместителю.

В общем, так оно и было задумано с самого начала для таких ситуаций.

- Нам нужно проехать в лагерь и ознакомиться со списком экспедиции, — пояснила скала. — В связи с чрезвычайной ситуацией в городе мы вынуждены проверить вас. Появлялись ли чужаки в лагере в эти дни?

- Вы не представились, — сухо напомнил Косарев.

- Первый заместитель Управления Княжеской Безопасности сотник Шурко, — нехотя ответил мужчина.

- Я не могу пропустить вас на территорию лагеря, так как эти земли не являются собственностью князя Щербатова, — отчеканил Косарев, внутренне холодея от зверского взгляда помощников заместителя, неподвижно стоящих за его спиной. — Все вопросы решайте через администрацию князя Демидова или, на крайний случай, с боярином Волоцким. Вам известно это имя?

Шурко ухмыльнулся, да как-то нехорошо, отчего Алика, подоспевшая к последним словам дяди Вани, побледнела. Если бы не загар на лице, ее вид многое мог сказать опытному служаке.

- Боюсь, что с господином Волоцким мы не сможем встретиться в ближайшее время. А согласовывать мероприятия с вашей администрацией нет времени. Совершено покушение на княжну Щербатову. В городе идут проверки, дороги перекрыты для проезда. Нам дано указание снять показания ваших работников, кто где находился в момент покушения.

- Все наши люди оставались на месте, — твердо заявил Косарев, — и никто не покидал лагерь.

- Ой ли? — сощурился Шурко и очень пристально взглянул на девушку, маячившую за спиной напряженно застывших «манулов». — По нашим сведениям, за сутки до покушения вот эта красавица, которая скромно стоит позади вас, встречалась как раз с господином Волоцким, и даже ночевала в его номере.

Вот теперь Алика густо покраснела, и даже загар не смог скрыть краску, залившую ее лицо. Косарев с удивлением посмотрел на Громову, не ожидая такой подставы от сотрудника. Он здесь выкручивается, чтобы местные псы не проникли на территорию лагеря, а девчонка, оказывается, шуры-муры с Волоцким разводит. Нехорошие мысли вползли в голову. Может, и не так уж неправ князь Демидов и архат Мирон, что избавились от молодого и дерзкого егеря?

Слишком далек был археолог от интриг, произошедших в последнее время. Наивно полагал, что Волоцкий разгневал удельного князя за свое самовольство.

- Да, я была накануне в городе! — воскликнула Алика, понимая, что молчать нет смысла. — С Волоцким встретилась не случайно, намеренно искала его. Мы — старые друзья, в конце концов! Что здесь такого?

- Ничего, — пожал плечами Шурко, а глаза его смеялись. — Хорошо, что вы не отрицаете очевидного. Но тогда вам нужно проехать в УКБ, где мы снимем показания. Если хотите, можете взять с собой своего представителя или мага. Мы не возражаем.

- Одна поеду, — решила Алика воспользоваться моментом и узнать хоть что-то о судьбе Колояра. Если он постоянно находился с княжной, то покушение могло и его задеть. А вдруг они оба находились в машине? Нет, в этот сценарий девушка верить не хотела. Колояр обладает достаточным количеством артефактов, чтобы выжить в эпицентре взрыва.

- Громова! — растерялся археолог. — Я запрещаю покидать лагерь!

- Иван Захарович, вы уже не решаете, что делать девушке, — Шурко превратился в цепкого хищника, взявшего след добычи. — Она сама высказала желание поехать с нами. Не волнуйтесь вы так. Барышне бояться абсолютно нечего… Прошу!

Сотник сделал широкий жест в сторону внедорожника, стоявшего первым. Алика закусила губу и решительно поднырнула под шлагбаум. Одернула куртку, сбила с нее пыль и забралась в машину. Подножка, правда, оказалась очень высокой, и пришлось поднапрячься, чтобы ухватиться за вспомогательную ручку.

Внутри «скифа» было прохладно. Монотонно гудел кондиционер. Алика прислонилась к дальней двери. Сотрудники УКБ расселись по местам, еще больше отодвинув девушку в угол из-за своих габаритов. Шурко занял свое место рядом с водителем.

- Вы поставили меня в неловкое положение, — бросила ему в спину девушка. — Могли бы сказать как-то поделикатнее.

- Боюсь, ваш руководитель этого бы не оценил, и нам пришлось бы требовать проверки лагеря, — повернувшись к ней, ответил заместитель. — Извините, конечно. Но, с другой стороны, вы сами избавили всех от неприятной процедуры и возможного конфликта.

Повисла пауза.

- Ну, что, Александра Федоровна, прокатимся с ветерком? — отчего-то повеселел сотник.

- Вы и отчество мое узнали? — неприязненно спросила Алика.

- Так ничего трудного нет, — сотник посмотрел на девушку очень пристально, — для наших служб. Тем более, вы и не скрывали своего имени в гостинице, когда были внесены в приоритетный список гостей. В мире, насыщенном информацией, найти сведения о вашей жизни совсем нетрудно.

- И что вы узнали об отце? — решила проверить Алика.

- Федор Громов, старший лесничий на озере Варчаты, — Шурко уже откровенно забавлялся. — Вы — его единственная дочь. Сам же он входит в структуру егерских подразделений, подчиняющихся напрямую князю Демидову. А еще он — Ведун. Его способности не передались вам в полной мере, Александра Федоровна, но не переживайте. Магические эликсиры могут улучшить восприимчивость организма для инициации…

- Я упустила этот момент, — оборвала его девушка. — Для взрослого такие эксперименты опасны.

- Ничего подобного, — машину неожиданно качнуло на выбоине и Шурко вцепился всей лапищей в кресло. — Есть много вариантов, которые могут вернуть вам возможность инициации. Про «откаты» знаете?

- Зачем вам это? — Алика нахмурилась. — «Откаты», насколько я знаю, позволяют снизить риск инициации для взрослого организма?

- Да, так и есть, — сотник был чересчур словоохотлив, что казалось странным. Ему бы молчать, а он трещит, как сорока. Брал бы пример со своих подчиненных, сидящих как каменные статуи. — Ну, это не моя прерогатива, расслабьтесь. Я ведь только ответил на ваши вопросы. Не хотите получить преимущество в виде наследственного Дара — неволить никто не будет.

- Вы можете сказать, что случилось с Волоцким? — попробовала вернуть сотника на нужную волну Алика. — Он жив?

- Жив-жив, — усмехнулся Шурко. — Хотите с ним встретиться? Можно устроить, но только после одной важной встречи…

- Мы не в Управление едем?

- Нет, в другое место. Не переживайте.

Ну, да… А чего переживать? Как дурочка залезла в чужую машину и понеслась куда-то, сломя голову. Вдруг ловушка? Ой, не смеши саму себя, Алика! Какая ловушка? Да о тебе уже все спецслужбы знают! Подружка Волоцкого! Ночевала в его номере? Ночевала. Вывод однозначен. Или Колояр оказался замешан в покушении? Ой, вот это уже очень плохо!

Машины выскочили на грейдерную дорогу, тянущуюся между приземистыми холмами, покрытыми мелкорослым кустарником и жестким бурьяном, и отчаянно разбрасывая колесами мелкие камешки гравия, рванули к переправе через Волгу. Алика обратила внимание, что сейчас здесь было пустынно. Кроме закрытого магазинчика-бакалеи и двух сборно-щитовых домиков, возле которых всегда было многолюдно, людей вообще не видно. Дорогу на мост перегораживает шлагбаум, топчутся двое дружинников, вооруженных автоматическими карабинами. Они пропустили «скифы» без лишних проверок. А чего проверять? Свои люди.

В городе оказалось не все так страшно, как живо описывал Косарев. Да, на въезде еще стояли вереницы легковых машин, медленно продвигающихся по трассе в сторону Торгуева, а вот большегрузные фуры с яркими гербами чужих княжеств стояли на обочине, и их было много, очень много.

«Скифы» врубили проблесковые маячки на крышах и ловко проскользнули сквозь пробку на городские улицы. Через несколько минут они затормозили возле высотного здания, относившегося, по-видимому, к княжеской недвижимости (герб Щербатовых на воротах указывал на это), и сотник удовлетворенно кивнул головой.

- Вас проводят мои люди, Александра Федоровна. Ничего не бойтесь. Мы не в Управлении. Допрашивать никто не будет. Всего хорошего…

****

Как во сне девушка шла между двумя помощниками сотника, отмечая многолюдство в коридорах. Суета словно обтекала ее со всех сторон, но никоим образом не задевала своим шумом и деловитостью. Попадалось очень много вооруженных людей и магов. Алика уже научилась выделять эту особую группу, владевшую искрой Дара от природы. Ничего особенного, кроме массивных амулетов, висящих на шее поверх одежды, и множества колец на пальцах с разнообразными камнями. Да и сам взгляд — опасно расслабленный, как будто смотрящий сквозь человека, и легкий флер ауры, окутывающий серебристой окантовкой контур тела. Алика не понимала, почему видит ауру. Может, отцовский Дар все-таки помогает ей?

Ее завели в большой кабинет и закрыли за ней дверь. Алика с робостью огляделась по сторонам и сразу заметила двух мужчин, стоящих к ней спиной возле окна. Они о чем-то беседовали и словно не замечали присутствия девушки. Потом один из них обернулся и с легкой улыбкой направился навстречу. Мужчина был молод и красив собой. Но редкие морщинки, собранные на лбу, говорили о какой-то ответственности этого человека, вынужденного брать на себя некие обязательства.

- Александра Громова? — на всякий случай уточнил он, остановившись в шаге от девушки.

- Да, — проглотив слюну, ответила Алика. Ей почему-то стало страшно.

- Очень приятно, — улыбчивый мужчина неожиданно протянул руку. — Павел Борисович Щербатов.

- Княжич? — хлопнула ресницами Алика.

- Княжич, — Павел рассмеялся. — Угадали. А это…

Он повел рукой в сторону второго мужчины, который в этот момент отвернулся от окна. Алика поежилась.

- Я знаю, это ваш отец, князь Щербатов, — не удержавшись, ответила девушка. — Здравствуйте, Борис Данилович.

Князь сухо кивнул, не меняя выражение своего лица: надменно-спокойного, слегка расслабленного. Судя по всему, происшествие с дочерью его нисколько не взволновало. Или он хорошо маскировал свои чувства перед чужим человеком.

- Присядем, Александра? — княжич подвел девушку к креслу, придержал ее за руку, пока Алика не плюхнулась в него задом. Сам же Павел сел в соседнее кресло, закинул ногу на ногу, демонстрируя идеально начищенные черные туфли.

Алика положила руки на рабочие штаны, потертые от бесконечного ползания по земле (кроме ухода за больными животными она частенько принимала участие в раскопках), и приготовилась слушать.

- Вам нравится археология, Александра? — Павел поморщился. — Можно, я буду называть вас Сашей? Или предпочтете официальный стиль?

- Можно и Сашей, — кивнула девушка. — Как вам будет угодно. Археология — не мой конек. Просто на каникулах наш ветеринарный техникум дает практику студентам. Ну, я сама и навязалась в экспедицию. Интересно же. А то все время Урал, Алтай. Хочется разнообразия.

- Вас так просто прикрепили к такой миссии? — удивился Павел. — Вам известно, что вы работаете на землях рода Волоцких по разрешению его последнего представителя?

«Зачем он об этом мне говорит? — с тревогой подумала Алика. — С какой целью?»

- Довольно странно, что на вас обратили внимание.

- Ничего странного, — вдруг рассердилась девушка, и страх куда-то испарился. — Мой отец имеет хорошую репутацию у князя Демидова, поэтому лично попросил его за меня. Князь Юрий согласился.

- А, так вы по протекции? — княжич улыбнулся. — Ну-ну, не горячитесь, Саша. Мы знаем, что ваше желание подкреплено еще одним фактом: знакомством с Колояром Волоцким. Вы уже встречались здесь…

- Следили за мной? — нахмурилась Алика.

- Нет, за боярином Волоцким, — признался Павел, на секунду бросив взгляд в сторону отца. Старший Щербатов сохранял молчание, только переместился к креслу, но не сел в него, упершись руками в высокую спинку. — Дело в том, что в последние дни произошли происшествия, связанные с Колояром. Он стал неким эпицентром событий, развернувшихся в Торгуеве. Можете нам ответить: не тянется ли этот след с прежней службы Волоцкого?

- Вы думаете, князь Юрий Степанович преследует Коло… господина Волоцкого? — вскинулась Алика. — Но за что? У него не было конфликтов, кроме…

Она облизала пересохшие губы.

- Говорите, Саша, — вдруг мягко произнес Щербатов-старший. — Мы обещаем, что никакая информация не выйдет из этого кабинета.

- Волоцкий в составе егерской группы преследовал банду наемников, — выдохнула Алика, ругая себя последними словами. — Они грабили золотые прииски князя и убивали работников. Егерям стало известно, что в банде помимо обычных наемников есть оборотни и шаман, который руководил ими. В общем, егерям удалось уничтожить бандитов, но шаман ушел. Через какое-то время стало известно, где находится Рахдай — так этого колдуна зовут. Волоцкий и еще несколько егерей устроили на него засаду в районе озера Варчаты и убили. Им так казалось, что убили.

Алика глубоко вздохнула. Кажется, ей удалось обойти неприятные моменты, которые вызовут дополнительные вопросы. Щербатовы слушали внимательно, но еще ничего не понимали. Павел, словно подтверждая ее сомнения, пожал плечами.

- И что с этого?

- А то, что Рахдай сейчас находится на Курганных Землях в составе экспедиции! Он здесь, понимаете? Шаман присоединился к группе Косарева позже всех! Когда я узнала об этом, то сразу бросилась в Торгуев, чтобы предупредить Колояра!

- Вы благородная и храбрая девушка, — в голосе князя послышались нотки удивления. — Так рисковать… Павел, я кажется понял, что хотела нам передать Саша. Нужно установить наблюдение за археологами, но особо не препятствовать работе. Все-таки не наши земли… А вот шамана нужно проверить.

- Я понял, отец, — Павел встал и посмотрел на часы, блеснувшие золотом корпуса. — Пойду распоряжусь. Очень приятно с вами познакомиться, Саша! Вы такая милая и непосредственная!

Алика вспыхнула румянцем, однако Павел резко прервал себя и вышел из кабинета. Не зная, что делать, девушка с недоумением посмотрела на князя.

- В лагерь я вас не отпущу, — неожиданно ответил Щербатов. — Это опасно для вас с учетом того, что вы сейчас рассказали. С Косаревым я свяжусь лично и обговорю ситуацию. Хотите увидеть Волоцкого?

- Он жив? — воскликнула Алика, измученная непонятным хороводом недомолвок и странных вопросов. — Где он?

- Конечно, жив, — пожал плечами Щербатов. — Что с ним сделается? Очень верткий молодой человек. Но в городе его сейчас нет. Поживете в хорошем уединенном месте, под присмотром моих людей.

- Заложницей? — похолодела Алика и выпрямилась. Щербатов, подобно удаву, скрадывающему свою потенциальную жертву, подошел еще ближе.

- Нет, почетной гостьей, — ответил он максимально правдиво. — Я хочу пока одного: разобраться с людьми, устроившими покушение на мою младшую дочь. К сожалению, в этот ядовитый клубок попала не только она, но и Волоцкий, и вы, и еще много людей. По сути, мне объявили войну. Вы же не хотите в ней сгореть? Вот и славно. Поживете за городом, отдохнете от всего. А когда все закончится, отправим домой с хорошей охраной. Согласия не спрашиваю, потому что решение принято.

- А я и не сомневалась, что мое мнение никого не интересует, — выпалила Алика, но Щербатов только усмехнулся загадочно, никак не реагируя на строптивость гостьи.

Глава 13

Глава тринадцатая

Лора застонала и дернулась, приходя в себя. Мутное пятно перед глазами постепенно исчезло, уступая место солнечным лучикам, пробивающимся сквозь узкие щели в потолке. Они щекотали ее ноздри, вызывая желание оглушительно чихнуть, но девушка понимала, что после этого ее накроет волна беспамятства. Даже шевелиться было страшно, не то что чихать.

Ей было стыдно за свой провал. Так глупо попасться в засаду! Но каким образом этот чертов охранник узнал, что Лора проникла в особняк? Казалось, все складывалось удачно. Пока все обитатели дома сидели на большой кухне и обсуждали стратегию защиты территории, она успела свернуть башку глупой собачонке, вздумавшей ластиться к ней, и подслушала всю информацию. Этот… Колояр, оказывается, обладал искрой Дара, позволявшего чувствовать на расстоянии любую опасность, грозящую непосредственно ему.

Лора не придала такому факту особого внимания. Поднявшись на крышу по водосточной трубе и фасадным выступам, она нашла-таки чердачное окно, через которое проникла внутрь. Там девушка разделась и вколола в себя последний шприц с эликсиром. Засекла время, чтобы в момент появления в коридоре началась трансформация. Комнату княжны она могла вычислить по запаху.

Но никак девушка-оборотень не ожидала засаду в самом неудобном и узком месте. Оказывается, с чердака был ход в техническую комнату. Именно через него она попала в дальнюю рекреацию. И поняла, что ошиблась с трансформой. Надо было начинать раньше. Колояр — тот самый телохранитель — просто раздавил ее странным магическим артефактом. Не сближаясь с Лорой, он просто три раза махнул длинным кинжалом и обездвижил ее. Резкая боль в лапах, а потом — под ребрами, и Лора уже ничего не чувствовала, потеряв сознание. Все произошло одновременно: удар ножа и превращение. Ломка организма и боль от невидимого оружия окунули ее в беспамятство.

- С возвращением, — раздался мужской голос, впрочем, без иронии и зла. Обычный голос, без лишних интонаций, по которым можно было бы понять, что грозит Лоре.

Девушка с трудом повернула голову и увидела силуэт человека, сидящего на обычном чурбаке. Место он выбрал таким образом, чтобы солнечные лучи не ослепляли его глаза. Однако по голосу Лора поняла, что с ней разговаривает сам Колояр.

- Пить, — хрипло произнесла Лора. — Много пить…

- Бутылка рядом с тобой, — ответил мужчина. — Двухлитровая, как раз для восполнения потерянной жидкости. С кровью, увы, пока не могу помочь.

Руками Лора могла двигать, и после недолгих поисков обнаружила искомую бутылку, полную воды. С трудом открутив крышку, стала жадно пить, проливая часть воды на покрывало. Махом выдув половину емкости, она отдышалась и снова припала к горлышку.

Насытившись, девушка-оборотень закрутила крышку и окрепшим голосом спросила:

- Почему ты меня не убил?

- Слишком много вопросов к тебе скопилось, — ответил Колояр. — А я человек любопытный.

- Ничего ты от меня не услышишь.

- Не беда. Каждый день молчания будет грозить тебе потерей очередного литра крови, — пожал плечами телохранитель княжны. — Без воды природный волколак может прожить несколько дней, но ты же лабораторная крыса? Можешь не отвечать. Я и так знаю. Без питательных эликсиров после тяжелого ранения ты выдержишь максимум трое суток, но я смогу продлить твою агонию бесконечно.

Лора с жутким спокойствием поняла, что парень не врет. Наверное, не одного несчастного волколака запытал до смерти. А Лора хотела жить, хоть и не показывала своего желания ни взглядом, ни словом, ни жестом. Ей всего девятнадцать, она красивая девушка с прекрасным телом, и ничто человеческое не проходило мимо нее. Кто ее осудит?

Кстати, о теле… Лора заглянула под покрывало. После трансформации она так и осталась голой, с перевязанным торсом и фиксирующими повязками на руках.

- Не переживай, твоя одежда у нас. Нашли на крыше. Как только мы придем к согласию, получишь ее, — заметил движение девушки Колояр. — Не стоит пачкать кровью платье.

- Кто меня перевязывал?

- Я.

- Скотина…, - закрыла глаза Лора.

- Почему? — усмехнулся Колояр. — Я что, женщин обнаженных не видел? Остальные тебя хотели добить, пока ты в беспамятстве лежала, но я не дал. Вот потому и ухаживал за тобой.

- Мне спасибо тебе сказать?

- Не говори, если не хочешь. Вижу, язык у тебя уже не заплетается. Давай, поговорим? Кто твой наниматель? С какой целью ты проникла в особняк Щербатовых? Вот пока два вопроса, на которые я жажду услышать ответ.

- А если не скажу?

- Мы повторяемся, — необычайно мягко произнес Колояр. — Мою позицию ты знаешь.

- Князь Панин, — разлепляя губы, ответила Лора. — Он дал задание уничтожить младшую дочь Щербатова, чтобы вынудить соперника уйти с рынка перевозок.

- Врешь ты все, красавица, — усмехнулся телохранитель. — Панин далеко не дурак, чтобы работать так топорно. Ты служишь кому-то другому. И его желание очевидно: столкнуть ярославских и торгуевских в междоусобной войне. Врать бы научилась складно.

Лора на мгновение заколебалась, обдумывая варианты ответов. Отвечать все равно придется. Испытывать жажду и боль от клинка, который сейчас находится в ножнах на боку телохранителя она не хотела. И так трансформация все силы истощает…

- Не советую давать сигнал в мозг о принудительной мутации, — предупредил Колояр. — Все равно без дополнительных эликсиров в таком состоянии не сможешь обернуться. Ну, а в другом случае я просто прирежу тебя, хоть и не хочется такую красотку к богам отправлять.

- Меня боги не примут. Я оборотень, — хрипло ответила Лора, и поколебавшись, попросила: — Я хочу в туалет. Отведи меня, пожалуйста.

- Здесь пол земляной, — безжалостно ответил Колояр. — Сарай большой, можешь использовать его по своему усмотрению. Я сейчас выйду на пару минут.

***

Я не желал зла несчастной девчонке, попавшей на крючок ученых-химерологов, создававших в своих подпольных лабораториях волколаков и других морфов. Не ее это вина. Жить с меняющими организм модификаторами, с инъекциями, с эликсирами — кто такое выдержит? Была бы природным оборотнем — прибил бы без сожаления. Но как вести себя с лабораторными морфами, я знал. Поэтому и не боялся оставить рыжую девушку одну.

Когда я вышел из сарая, столкнулся с разъяренной Мирославой. Она шла сюда, чтобы выяснить, почему до сих пор тварь жива. В своем замечательном сарафане княжна была похожа на деревенскую красавицу, вышедшую вскружить голову всему мужскому населению.

- Волоцкий! — зашипела княжна, едва ли не столкнувшись нос к носу со мной. — Чего ты добиваешься? Какие тайны хочешь узнать от этой девки?

- Обычные, — я пожал плечами, перегораживая путь Мирославе, чтобы ненароком та не сунулась в сарай. — Мне до сих пор любопытно, кто дал ей команду убить тебя.

- Ты же сам сказал, что это Панины!

- Я уже сомневаюсь.

- Думаешь, она расскажет? — нахмурила лоб Мира.

- А куда денется? Я уже обрисовал ее перспективы, и они, поверь, для нее безрадостны.

- Но как она вычислила нас?

- Девчонка охотилась только за тобой, — я покачал головой, несогласный со словами княжны. — Шла по запаху. У волколаков очень мощный диапазон обоняния. Но без наводки оборотень не смог бы искать тебя в определенных местах. У твоего отца в клане сидит опасный крот, сливающий информацию на сторону. Я уже говорил об этом. Найдете его — сразу отсечете много проблем.

- Отличный нож, — тыкнула пальцем в артефакт Мирослава, и ее глаза вспыхнули исследовательским азартом. — А говорил, что мне показалось…

Я про себя выругался. С этой девчонкой надо быть всегда настороже. А с другой стороны — нельзя все время скрывать оружие, которым собираешься пользоваться постоянно. Нужно приучать людей, окружающих меня, к той роли, к которой я усиленно иду. Боярин с боевым Даром, иначе — витязь. Мимикрировать симулякр в виде безобидной ручки до поры до времени было хорошей идеей, но сейчас я выхожу из тени.

- Да, это боевой артефакт, — я похлопал по ножнам. — Сразу предупреждаю: не вздумай вытаскивать клинок. Он завязан на мою кровь. Ты знаешь, сколько мне трудов стоило уговорить его не убивать тебя?

Мирослава отшатнулась, с недоумением и страхом глядя на меня. Не ожидала, видимо, таких слов.

- Что ты болтаешь? — несмело улыбнулась княжна.

- Извини, что испугал. Не так выразился, — я поспешил смягчить ситуацию. — Артефакт требует кровь, как жертвоприношение. Любой человек, коснувшийся кинжала, обречен на смерть. Не от самого оружия. Не знаю, каким образом, но нарушивший табу, вскоре умирает. Подозреваю древнюю магию.

- Откуда он у тебя? — Мирослава успокоилась. Удивительно, она настолько доверяет мне? Сумасшедшая, не иначе!

- Наследство.

- Опять наследство? — топнула ногой девушка и резко приблизилась ко мне, обдавая тонким запахом вымытых волос. — Ты лжец, Волоцкий! Я за тобой чую столько тайн, которые могут свести тебя в могилу! Но ведь с тобой все время нахожусь я! Обо мне подумал?

Неожиданно мои руки легли на талию Миры. Легко и непринужденно я притянул девушку к себе, ощутив ее упругую грудь через тонкую ткань сарафана.

- Даже не вздумай лезть целоваться, — сохраняя в голосе твердость, произнесла княжна, откинув голову назад. А ресницами хлоп-хлоп, в глазах — удивление и глубоко запрятанное смятение. — Знаю я вас, мужланов. Как только гормоны заиграли — сразу становитесь дьявольски изощренными.

- Меня девушка в сарае ждет, — я отпустил Мирославу, унимая бешено бьющееся сердце. Говорят, время дано нам для того, чтобы привыкнуть к своему врагу. Кажется, я начинаю привыкать к взбалмошной девчонке. Ведь она тоже ко мне неравнодушна, только играет роль недосягаемой богини до конца. И что нам делать? И как быть с Аликой? Предавать дочку лесника мне нельзя. Сам себе не прощу.

Мирослава, к моему удивлению, тоже зашла в сарай и плотно закрыла дверь. Но к девушке-оборотню не стала подходить. Так и осталась возле дверей, сложив руки на груди. Пленница неожиданно раздула ноздри, словно вдыхала запах той, которая ночью должна была оказаться мертвой. Раненая до сих пор лежала на матрасе, укутанная в покрывало.

- Как тебя хоть зовут? — я снова уселся на чурбак. — Даже неудобно. У тебя ведь есть имя? Или в лабораториях вам насильственно присваивают клички?

- Лора, — немного подумав, сделала первый шаг к уступке девушка.

- Лариса? — переспросил я.

- Нет, зови Лорой. Так лучше. Я привыкла к этому имени.

- Как хочешь, — пожимаю плечами. — Будешь отвечать?

- Если я сдам хозяина, он придет за мной, чтобы убить. И тогда вы тоже сдохнете.

- Ой, только не пугай, — поморщилась Мирослава. — Мы найдем способ оградить себя. Имя?

Лора молчала, исподлобья изучая княжну.

- Для своих хозяев вы — расходный материал, — добавил я, чтобы подтолкнуть девушку к важному разговору. — На Урале я встречался с твоими соплеменниками, и все они погибли ради цели, которую ставили шаманы и колдуны. Никто не выжил. Зачем тебе выгораживать ублюдков, сломавших твой организм? Расскажи мне о них, а я постараюсь защитить тебя от гнева князя Щербатова и сохранить жизнь.

Мирослава раздраженно дернулась, но мой жест открытой ладонью заставил ее замереть.

- Я обещаю! — повторил я и взглянул в глаза девушки.

- Кострома, — вдруг ответила Лора. — Я прибыла в Торгуев из Костромы по Волге. Цель — найти княжну Мирославу и похитить ее. В случае неудачи — убить.

- Почему именно меня, а не кого-то из моих братьев? — недоумевала Мира. — Какова основная причина?

- Развязать войну между кланами Паниных и Щербатовых. Зная, что торгуевский князь очень жесток в проявлении мести, мой хозяин рассчитывал на обескровливание противников и захвате стратегических позиций в Ярославле, Костроме и вплоть до границ влияния князя Апраксина, то есть до Нижнего Новгорода.

- Но Торгуев находится далеко в стороне от Костромы! — воскликнула княжна. — Какой резон затевать бойню? Да Апраксин сразу поставит в известность Великого князя Долгорукого! Нагонят гвардию, боярские дружины и зачистят смуту! Одни маги чего стоят!

- Мне так пояснили задачу, — поежилась под покрывалом Лора. — Я не задавала ненужных вопросов.

- Хорошо, кто руководит акцией? — я замер.

- Я не знаю их имен. У морфа есть только один хозяин. Моего зовут Филат.

- Он маг?

- Да. Ученый, химеролог…

- Какой у него ранг?

- Архат, если я не ошибаюсь. Филат не из тех, кто рассказывает о своих достижениях или провалах. Со своими работодателями он меня не сводил.

- Поездка в Торгуев разрабатывалась без твоего участия?

- Да. Я только получила наводку на цель и несколько шприцов с инъекциями.

- Покушение на княжну по дороге, попытка убить меня и взрыв машины — все эти акции тянутся из Костромы? — я встал с чурбака и медленно прошелся до двери и обратно, не замечая застывшую Мирославу.

- Об этом мне ничего не известно. Я выполняла свою часть работу.

Я посмотрел на часы. Если верить лекциям архата Мирона, которыми он пичкал егерей в пору моей службы у Демидова, то сломанный мутациями оборотень принимает облик зверя с помощь разнообразных манипуляций, поддерживаемых эликсирами. Какие манипуляции позволяют Лоре становиться волколаком, она, конечно, не скажет. Это могут быть какие-нибудь физические действия, стимулирующие определенные зоны организма… Ну, вроде укуса самого себя за палец. Боль от укуса, зафиксированная с помощью нужных магических компонентов, становится спусковым крючком для морфа. Какую боль Лора может принести самой себе? Головой стукнуться об чурбак? Или палец дернуть так, чтобы он из сустава вылетел?

И время. Существуют ограничения для оборотня в виде временного отрезка. Природный волколак может в любой момент принять нужную трансформу. С модификатором сложнее. Он вредный, непостоянен в своих проявлениях.

- Ты еще подумай, вспомни, — сказал я лежащий Лоре. — Вдруг всплывут имена заказчиков. А пока свяжу тебя, чтобы не вольничала.

Я тщательно запер сарай и вместе с княжной зашагал к особняку, где на крыльце, удобно устроившись в креслах-качалках, сидели близнецы. Заметил, что оба с оружием, не расслабляются. Мирослава замедлила шаг:

- Колояр, у меня создалось впечатление после слов этой мерзкой твари, что отцу просто мстят. Как-то не развязывается клубок. При чем здесь Кострома?

- Только одно объяснение: кто-то очень сильно обиделся на князя Щербатова, будучи вассалом или деловым партнером в прошлом, — я вздохнул, тоже озадаченный после слов девушки-оборотня. — Потом убежал, скрылся от хозяйского гнева.

- Ну и что? Почему столько лет ждал?

- Решил вклиниться в дележку пирога, — я пожал плечами. — У меня нет больше версий. Ты лучше вспомни, отец когда-нибудь рассказывал что-нибудь необычное?

- Аляповы, — вдруг остановилась княжна, не доходя до лестницы. — Точно, был такой дворянский род под вассалитетом нашего герба. Я сама не знаю этой истории, но папка иногда на совещаниях напоминал своим подчиненным, как плохо идти против хозяина. И называл фамилию Аляповых.

- Где они сейчас?

- Мои дед и отец преследовали их род довольно долго, но потом, видать, сочли нужным прекратить месть.

- Может, они сейчас в Костроме и находятся? — я задал этот вопрос скорее для себя. Только открыл рот, как зазвонил телефон. Это было настолько неожиданно, что я и Мирослава синхронно вздрогнули.

Звонил «посредник». Ульян появился очень вовремя. Я извинился и отошел в сторону.

- Слушаю.

- Дедушка передает привет, — раздался насмешливый голос Ульяна. — Интересуется твоим здоровьем.

- Немного захворал, — вздохнул я. — Сейчас нахожусь в прекрасном санатории, лечусь.

- Я так и понял, что тебя в городе искать бесполезно, — посредник оказался весьма смышленым. — Где можем встретиться? Твоя просьба выполнена.

- Трасса Торгуев — Пенза, трактир «Тридцатый километр». Знакомо название?

- Не ошибусь. Оружие брать?

- Конечно, как от волков отстреливаться будешь? — пошутил я. — Сегодня в семь вечера. Устроит?

- Принял, — ответил Ульян и отключился.

Ну, вот, пора и за дело браться. Подоспело досье на Паниных. Конечно, оно не станет бомбой в сложившейся ситуации, и что-то решить в нашу пользу не сможет. Мне очень любопытно, какие подводные камни существуют в отношениях двух кланов, и как использовать их в будущих раскладах?

- Кто это был? — полюбопытствовала Мирослава, задетая моим равнодушием. Разговаривал я далеко от нее, словно давал понять, что чужие уши только мешают. Княжна, конечно, рассердилась, но виду не подала.

- Один мой знакомый. Просит встретиться. После обеда я исчезну до вечера, — последние слова предназначались уже близнецам, навострившим уши. — За волколаком следить особенно бдительно. Не спать, не играть в карты. Кормить не вздумайте, чтобы не ускорить метаболизм клеток. Воду давать редко, малыми порциями.

- Поняли, командир, — кивнул Васька. — А если девка начнет превращаться в оборотня и ломиться из сарая?

- Сегодня точно не начнет, — уверенно ответил я. — Она обескровлена. Поэтому спокойно и уезжаю по делам. Вы все поняли? Будете заходить в сарай, страхуйте друг друга. Не разговаривайте с пленницей, не давайте себя втянуть в разговор. Она опасна, пока есть клыки. Вот вырвем их — тогда вздохнем спокойнее.

Пока готовился обед, я выгнал «хорьх» из гаража и тщательно его осмотрел. После подлянки с «мазератти» мне кажется, что особняк окружен невидимыми врагами. Конечно, это только нервы, не более того. Но доверял я сейчас только самому себе и Мирославе. Почему себе — понятно. Мирослава — цель. Сама себя она гробить не будет. А вот все остальные — мутная водица. Могли близнецов приставить ко мне с определенными целями? Да я удивлюсь, если князь не подумал об этом в первую очередь. Тетки Зина и Женя? Маловероятно, но и их сбрасывать со счета не стоит. Подсунут магнитную мину под днище машины — и улечу к праотцам для отчета по своему непутевому жизненному пути. Так же Дорофей и дядя Киря — вполне себе боеспособные мужики, прячущиеся под маской увальней.

- Колояр, — наклонилась ко мне Мирослава, когда я уже сидел за рулем и на низких оборотах прогонял двигатель, — обещай, что не впутаешься в очередную авантюру. Если с тобой что-то случится… Я очень рассержусь.

- Ты же так уверена в моем могуществе, — я ободряюще улыбнулся. — Не бойся, княжна. Я еще до темноты вернусь. Вы только за Лорой присматривайте. Организм у нее сильный, восстанавливается быстро. Кроме воды ничего не давайте.

- А если я снотворное подсыплю? — закусила губу девушка.

- Тоже хорошая идея, — согласился я. — Как сам не подумал. Да, так и сделай. До утра проспит. Но не убивай ее, пожалуйста. Лора — единственная ниточка к лаборатории. Скажи близнецам, пусть ворота закроют за мной. Все, пока-пока.

Днем ехать по лесной дороге оказалось куда приятнее, чем ночью. Вдоволь насладился мохнатыми елками и могучими соснами, вдыхая хвойный запах полной грудью. Потом выехал на трассу, пропахшую мазутом и бензином. Солнце за день нагрело полотно, и колеса «хорьха» мягко шипели на подтаявшем асфальте. Я не спешил. До точки встречи времени было достаточно. Интересно, что Ульян раскопал про Паниных? Есть ли там страшная тайна, за которую убивают не только телохранителей, но и аристократов?

Стоянка «Тридцатого километра» оказалась на удивление незаполненной. Пара пыльных «орионов», две пустых фуры, внедорожник «скиф» с торгуевскими номерами. Я загнал машину в пустой «карман», тщательно осмотрелся по сторонам, и даже попробовал просканировать пространство, как учил Ясни. Соединив наши аурные поля, я как будто вознесся над трактиром, и зорким ястребиным взором осмотрелся по сторонам. Опасности не чувствовал — самое главное.

«Как ощущение?» — влез в мою голову шепот Ясни, такой же призрачный, как и он сам. Я уже научился различать его голос от непонятных мыслей, роящихся в мозгу. Ценное приобретение, скромничать не буду.

«Зашибись. Спасибо, что помогаешь активировать такую возможность».

«Никогда не стесняйся просить помощь. Ты еще так слаб, мой хозяин, — в голосе Ясни послышались ироничные нотки. — Когда найдешь мастера?»

Я вздохнул и вышел из машины. Болезненный вопрос. Где я его найду? В Москву ехать прикажешь? Все наставники нарасхват. Невзор узнает, чем я хочу заняться, сразу заподозрит неладное. Или нет? Ведь я уже проявил некоторые способности, свалив все на родовые артефакты.

Заказав по пути к свободному столику кружку пива с сушеной рыбкой, я уселся лицом к выходу и стал ждать посредника, которого в лицо не знал. Надеюсь, сам объявится.

Принесли пиво с рыбкой. Пока пил, поглядывал по сторонам. Одна семейная пара с ребятишками, несколько водителей — вот и все посетители. Не думаю, что Ульян находится среди них.

В трактир ввалились еще трое молодых парней. Они с шумом остановились возле барной стойки и стали делать заказ. Один из этих парней обернулся, глянул по сторонам и направился ко мне с кружкой, из которой пена почти выползла наружу и стекала белыми хлопьями по стенке.

- Привет, земляк! — с улыбкой сказал он и сел напротив. Худощавый, с легкой щетиной, из-под рубашки виднеется массивная золотая цепь. На пальцах — два дешевых самодельных перстня из латуни и бронзы. — Не возражаешь, если рядышком посижу?

Что за тип странный? Один из тех, кто колесит на мотоциклах по дорогам княжеств в поисках приключений или впечатлений?

- Да сиди, — ухмыльнулся я, отрывая янтарную полоску от рыбки, — только дружков не зови. Места мало.

- Они послушные, на ногах постоят, — парень сделал внушительный глоток, вытер кулаком губы. — Там, на стоянке, твой «хорьх» красивый стоит?

- Следил за мной, что ли?

- Да просто прикинул, кто может быть хозяином такой тачки. Те, что ли? — парень кивнул на семейную пару. — На задрипанный «орион» денег хватило, и тому радуются. Дальнобойщики кучкой сидят. Не любят чужаков к себе подпускать. А ты такой одинокий, пиво элитное пьешь.

- Все ты знаешь, — я ухмыльнулся. — Так что с моей машиной? Угнали, что ли?

- Не-а, там багажник был приоткрыт, — с ленцой произнес собеседник.

- Да не может быть!

- Может, может. Скажи спасибо, что я заметил. Ты на всякий случай проверь его, вдруг что-то подложили. В эти дни на трассе очень неспокойно. Слышал, что в Торгуеве происходит? Ну, бывай!

Парень встал, даже не допив пива, и неторопливо направился к выходу. Двое его дружков тут же присоединились к нему.

- А…, - запоздало открыл я рот, сообразив, наконец, кто сидел передо мной. С трудом удержавшись на месте, осушил кружку, и только потом вышел на улицу. «Хорьх» никто не угнал, не помял, колеса не проткнул. Покачав головой, я обошел его кругом, внимательно осмотрел, даже под днище заглянул, осветив фонариком телефона.

В багажнике лежала целлулоидная папка размером с альбомный лист закрытая пластиковой клипсой. Отщелкнув замок, я заглянул вовнутрь. Похоже, Ульян подкинул мне архив Паниных на нескольких листах бумаги и для верности скопировал данные на магический кристалл в виде галечного кругляша, который лежал в этой же папке. Накопитель я положил в карман, а пакет забросил в машину.

Пора возвращаться в Журавлиху. «Хорьх», отдохнувший и посвежевший, рванул по дороге от Торгуева, а я, опустив стекло, наслаждался вечерними запахами луговых трав, к вечеру ставшими настолько густыми, что кружилась голова. Кажется, к ночи натянет дождь.

Остановился на лесной дороге, аккуратно съехав с колеи. Теперь можно и почитать. Солнечного света хватает. Что интересного узнала агентура старика Жароха?

Про самого Панина я знал достаточно. Из старинного дворянского рода, княжеский титул передан по наследству. За военные заслуги во время Северной войны с потомками викингов его далекий предок боярин Афанасий Иванович Панин был удостоен княжеского титула. Такими вещами Великие князья не разбрасываются. Значит, получил по делу. Можно сказать с конца 17 века этот род и стал возвышаться, но вначале крепко сидел в Пскове, а потом перебрался в Ярославль. Со временем Панины подрастеряли свое влияние при московском дворе, но все равно оставались лояльными власти.

В случае военного конфликта могли выставить до трех тысяч бойцов, если считать личную гвардию, службу безопасности, дружину, городское ополчение, егерские подразделения, полицию. Сила серьезная, и с ней приходилось считаться.

Поддержка магов весьма солидная. В Ярославле существует академия, школа и гимназия по подготовке одаренных дворян и простолюдинов. Даже техникум для обучения артефакторов умудрились запустить. Мало кто может похвастаться таким ресурсом. Выпускники академии в большинстве своем уезжают в Москву, Киев, Смоленск, Великий Новгород, где высока потребность в опытных магах. Многие остаются в Ярославле. И это несмотря на то, что в России существуют несколько Магических академий, в том числе и за Уралом парочка.

Интересно, а откуда Щербатов набирает рекрутов в маги? — проскочила мысль. — Каким образом Невзор отыскивает ребят с искрой одаренности? Сам по деревням и селам ездит? Или дворяне приводят к нему своих детей? Так и представляется, как поганый архат лупит учеников по голове указкой, вбивая необходимые навыки. Не, конечно, смешно я это представил. Но, все-таки? Тех же ярославских выпускников заказывает? Или ищет в других академиях?

Так, а что там про семью? Имеет три жены. Старшая ведущая — из боярского рода Норовых, как раз имевших давние отношения с Паниными, еще в бытность сидения последних на псковских землях. В общем, закрепили союз. Вторая жена — дочь вологодского боярина Суркова. Тоже неплохой союзник. Ну, а третья появилась совсем недавно. Молодая, даровитая девушка из рода потомственных Заклинателей, опасная штучка. Причем, Фадеевы из бедного дворянского рода, но благодаря Дару Марии Леонидовны, получили хороший выкуп за дочь. Вероятно, у Панина есть задумка получить от этого брака одаренных детей со своеобразной искрой.

У Панина уже есть пятеро детей, старшему из которых двадцать четыре. Младшей дочери пятнадцать. Наследник, Сергей Романович. Сейчас обучается в Москве в университете на управленца, скоро должен вернуться в родные пенаты. Князь Роман уже немолод, заранее стелет соломку.

Ладно, с этим ясно. Остались досье на его приближенных. Первым шел Ферзь — советник по княжеской безопасности. Надежный и преданный пес. С ним в связке действует маг-архат Остап Фокин, тоже главный советник, только по колдовским делам. Есть еще пара крепких управленцев, на которых Панин возлагает большой объем работы. Мне они не особо интересны в контексте событий.

Ага, а вот и история про ту злополучную баржу. Короткая выжимка из происшествия, где виновным назначили-таки капитана. Но Панин, оказывается, не пустил дело на самотек. Он запретил посещение Ярославля всем, кто имел отношение к клану Щербатова, вычистил город от его представительств, установил налог на транзит груза, если он шел из Торгуева. В общем, обычная торговая война, которая тянулась несколько лет.

Идею с транзитным международным узлом подсказал, кстати, сын Панина, тот самый Сергей. Голова у него работает, ничего не скажешь. Отец идею воспринял доброжелательно и первым делом бросился в Москву, чтобы обсудить все финансовые вопросы с Великим князем. Но к нему не попал. Будучи недовольный затянувшимся конфликтом, Дмитрий Ярославич Долгорукий встал на сторону кланового союзника — Щербатова. Панин это понял, и после вялых переговоров с ближайшими советниками императора отбыл восвояси. А Щербатов получил преференции очень легко, когда только заикнулся о строительстве в Жигулях логистического и транзитного центра.

Н-да, не удивлен, что Панин до сих пор обижен на Щербатова. Но преследовать его младшую дочь и пытаться убить только из-за этой ситуации? Нет, это не ярославский князь. Лора сказала правду. Вмешался кто-то третий, пересекавшийся с князем Борисов в прошлом. Надо проверить Аляповых.

Вздохнув, я тщательно упаковал досье и закинул его в задний карман водительского сиденья. На досуге еще раз прочитаю. Информация с накопителя пока недоступна. В этой глухомани нет нужной техники для снятия данных. Придется подождать до возвращения в Торгуев, где спокойно могу заняться анализом ярославского клана.

За время моего отсутствия ничего страшного не случилось, Лора-оборотень сидела под замком и не делала попыток вырваться на волю. Сашка качался в кресле и добросовестно надзирал…нет, бессовестно дрых, прикрыв глаза широкополой соломенной шляпой. Где только откопал ее? Васька и Мирослава на лужайке играли в бадминтон, и их азартные крики разносились по всему имению. Ладно, что княжна нацепила на себя какую-то майку и облегающие аппетитные места шорты. Все лучше, чем игривый сарафан. А то, боюсь, не выдержу и пойду в лобовую атаку нынешней ночью. Или уже меня не запустят в княжьи покои на коврик под дверью? Верный пес свое дело сделал, может удалиться.

- Хорош спать, боец! — рявкнул я, остановив машину напротив крыльца. Сашка взлетел, сорвал с головы шляпу и очумело завертел головой. — Как день прошел?

- Все в порядке, командир! — оживился близнец. — Тварюгу напоили, проверили, что никаких подкопов не ведет. Сидит на месте.

- Голая? — уточнил я.

Сашка, видимо, не понял соль вопроса и вытаращился на меня.

- Зачем голая? — спросил он, хлопая глазами.

- Не зачем, а почему… В ожидании трансформы волколаки скидывают с себя одежду, — как маленькому, пояснил я. Вроде бы пора уяснить важные моменты в общении с оборотнями. — Если девушка до сих пор голая, значит, ловит момент оборотиться.

- А-аа! Не догнал! — Сашка хлопнул себя по лбу. — Оделась. Сразу стала на человека походить. А она красивая, командир…

- Не влюбись, дон Хуан, — усмехнулся я.

- И это… Она хотела с тобой поговорить, как только ты приедешь.

Кажется, девчонка дозрела. Я кивнул и погнал машину в гараж.

Глава 14

Глава четырнадцатая

- Что у нас по Журавлихе? — князь сидел возле открытого окна в легкой рубашке, расстегнув верхнюю пуговицу, обнажив седые волосы на груди. Дневная жара пошла на спад, и благотворная прохлада из сырого и тенистого сада проникала в кабинет.

Щербатов собрал сегодня только самых приближенных, чтобы обсудить некоторые мероприятия и дать ответ Панину, согласен ли его клан к совместной акции наказания.

Вопрос предназначался Невзору. Старик-маг скромно пристроился в углу кабинета в кресле, но взгляд князя выцепил его первым же движением.

- По амулету связи пришло сообщение, — пробурчал архат. — Как раз перед началом совещания. Ночью было нападение на особняк. Какая-то дерзкая девчонка в облике волколака попыталась убить Мирославу. Проникла через крышу на второй этаж. Если бы не… Волоцкий — мы бы обсуждали совсем другие проблемы.

- Почему я об этом узнаю только сейчас? — страшным голосом спросил князь. — Ты не забываешься, Невзор?

- Амулет связи дан моему соглядатаю, и он боится раскрывать свое инкогнито. Сообщил недавно.

- Есть подробности? — Щербатов переглянулся с Павлом и побледневшей княгиней Валентиной, тоже решившей присутствовать при разговоре своего мужа подчиненными. Она сидела рядом со своим старшим сыном и поэтому цепко схватила его за руку.

- У Волоцкого, наверное, развивается невероятное чутье на события, — пошевелившись, ответил архат. — Он понял, что тварь пойдет через северный коридор. А там очень узко из-за неправильной планировки. Это почти ловушка для любого зверя.

- Что-то слишком удачно этот мальчишка появляется в нужный момент, — крякнул Мисяй с досадой. — Не кажется ли, княже, странной такая осведомленность? Может, они заодно?

Тяжелая рука Щербатова рухнула на крышку стола.

- Помолчи! — пророкотал князь. — Не о том сейчас говоришь. Невзор, продолжай.

- Зверя тяжело ранили, перенесли в сарай под замок. Волоцкий проигнорировал требование княжны убить оборотня и о чем-то несколько часов шептался с девкой в сарае, когда она очнулась.

- И правильно, что не послушался, — кивнул Щербатов, расслабляясь. Он не глядел в сторону старшей жены, которая вспыхнула от гнева. — Каждую соплюху слушать… Допрос вел, вероятнее всего.

- Так мой наушник и сказал, — согласился маг. — Волоцкий хотел выяснить, кто послал волколака. Суть такова: где-то существует лаборатория, в которой химерологи выращивают оборотней. Названо имя: Филат. Действует он не в одиночку, а под руководством влиятельного лица. Он же спонсирует его изыскания. Остальных имен девка не раскрыла. Или не знает, или сознательно морочит голову.

- Или удерживает информацию, чтобы обменять ее на свою жизнь, — подсказал Пеструшин.

Щербатов задумался. Идея приставить к дочке и ее телохранителю соглядатая была правильной. Им был один из близнецов, которого одновременно курировали Мисяй и Невзор. Но амулет связи находился у мага, и все происходящее в имении шло через него, а дальше — докладывалось князю. Общение и так было сокращено до минимума, чтобы не привлекать внимание к Журавлихе через эфирные возмущения.

Начальник СБ говорил разумные и правильные вещи, и не верить ему означало лишь одно: Мисяй просто выдохся и его пора менять. Вон, Пеструшин давно ждет своего назначения на высший пост. С другой стороны, играть слишком сложно Волоцкий не будет. Не такой он человек. А насчет удивительных совпадений, что Колояр всегда был рядом с его дочкой во время покушений — так на то он и окружник, как сам назвался в шутку. Человек с удивительной проницательностью, умеющий предугадать ход противника. Ценное качество для службиста, а не для дворянина. Совершенно разные категории восприятия действительности. Ну, так он одаренный в каком уже поколении. Умудрился же снять браслеты, утерев нос Невзору. То-то старика постоянно перекашивает от имени Волоцкого.

- Выясни, что это за тип такой: Филат, — приказал Щербатов.

- Слушаюсь, хозяин, — архат распрямил плечи. — Завтра же доложу. Но навскидку… Не знаю, о ком речь. Химерологи больше всего тяготеют к артефакторам; слишком их методы работы схожи на начальном этапе. Искать надо не по обычным спискам выпускников.

- Он мог учиться в Европе, — возразил Павел, поглаживая руку матери, словно успокаивал ее. — Тогда мы вряд ли отыщем следы.

- Мне князь Панин интересную идею подкинул, — под тяжестью тела князя Бориса заскрипело кресло. — Дескать, костромская шайка неизвестно на какие шиши начала заманивать в свой удел ученых различных направлений. А не может такого быть, что и наш химеролог тоже подался сюда? Версия хорошо ложится на фон последних событий. Тогда в самом деле Аляповы всплыли со своей местью.

- Княже, такое развитие событий маловероятно, — возразил ему мужчина в тонком летнем костюме песочного цвета. За дымчатыми стеклами его очков прятались усталые глаза, но аналитик и вида не подал, насколько вымотан за эти двое суток. — Аляповы только могут мечтать о мести, но вступать в войну без поддержки не будет. Даже если допустить, что Бакринские и Лужины объединятся вместе с ними, месть последнее, что вызовет эту самую войну. Здесь экономический расчет.

- Читаемо, — согласился Щербатов. — Ну, и скажите мне, любезный Андрей Яковлевич, что клан Бакринских (князь сказал слово «клан», как будто выплюнул противную мошку, случайно попавшую в рот) будет иметь от экономической войны? Перекроют цепями Волгу и будут взимать пошлину за проход речных судов?

- Как вариант — да, но не только. Тем самым они привлекут внимание императора, Великого князя Долгорукого к себе. Бакринские давно желают заиметь клановый герб. Утвердившись, как лояльный и преданный игрок, Варфоломей Бакринский выгадает для себя прикрытие от мести.

- В Ярославле сидят Панины, в Нижнем Новгороде — Апраксин, — стал зажимать пальцы на правой руке Щербатов. — Я не говорю про Казань и Саратов. Там тоже уважаемые люди за порядком смотрят. Перекрыв Волгу, Варфоломей может смело мылить веревку и вешаться на высоком дереве. Чтобы все видели идиота. Ты мне, Андрей Яковлевич, толком объясни, зачем костромские влезают в чужой огород? Или все-таки банальная месть Аляповых? Так я пошлю туда своих ребяток с парой-тройкой магов, и сына Павла в придачу. Кострому просто выжгут дотла. Ничего, перед Великим князем покаемся, заплатим виру за убиенных. Виновных и невинных. Разом.

- Нас беспокоит информация по ученым. Если химерологи в Костроме уже приступили к созданию модификантов — это серьезная проблема.

- Но она никак не связана с охотой на мою дочь, — повысил голос Щербатов. — Ищите причину! Мисяй, завтра отправляй машину с вещами княжны в Журавлиху. Я решил продлить ее пребывание в имении еще на несколько дней. Ничего, офис работает без нее, контракты подписываются, терминал не простаивает. Жизнь продолжается.

Княгиня Валентина вскинулась, желая высказаться, но Павел вовремя остановил ее, прошептав что-то на ухо.

- Может, повысить число охранников? — озабоченно спросил Пеструшин. — Троим очень трудно контролировать всю территорию имения.

- Волоцкий в разговоре упоминал, что нужны простейшие системы сигнализации, — напомнил Невзор. — Благодаря ее отсутствию волколак проник в дом.

- Ефим, сегодня же собери необходимую аппаратуру, — приказал князь, и Пеструшин кивнул. — Отправь спеца вместе с машиной, идущей в Журавлиху, пусть настроит и остается там. Не нужен мне ажиотаж в округе! Волоцкий доказал, что с малыми силами можно эффективно противостоять нападению.

- До первой массированной атаки, — фыркнул Мисяй и осекся. — Я хотел сказать, что против гранатометов и автоматов даже этот мальчишка не спасет.

- А ты почаще вспоминай сгоревший «скиф» на дороге, — ласково произнес Щербатов, но глаза его потемнели от гнева. Старый пес стал позволять себе гавкать в присутствии хозяина. — Или разрушенную крышу жилого дома напротив гостиницы. Кстати, Невзор, твой ученик… Зотов, да? Он что-то пытался мне доказать насчет открывшихся способностей Волоцкого. Говорил о необычности перстней, генерирующих древнюю магию. Ты можешь что-то сказать?

- Только одно, княже, — старый архат вцепился костлявыми пальцами в колени, словно пытался подняться с кресла. — Ты знаешь мое мнение. И двадцать лет назад, и сейчас ничего не изменилось. Зря не послушал меня…

Щербатов поморщился, но не стал ничего говорить вредному магу. Вместо этого он дал задание Пеструшину выделить из группы егерей две-три мобильные группы, которые должны контролировать подъезды к Журавлихе, отслеживая передвижение любого подозрительного человека или людей, проявляющих интерес к имению. Ефим молодец, все понимает буквально и не терзает свой ум лишней информацией. Вот только с мероприятием опоздали. Место, где скрывается княжна, засвечено. Наверняка, девчонка-оборотень уже предупредила своих помощников, и туда со всех ног летят наемники. Сможет ли Колояр справиться с ними? Или плюнуть на секретность и закрыть Журавлиху наглухо?

Нужны выходы на заказчиков!

- Все свободны до завтрашнего утра, — мрачно буркнул Щербатов. — Работайте. Дорогая, останься. И ты, Паша, не торопись.

Как только последний человек покинул кабинет, княгиня взъярилась:

- Не лучше ли Мирославу перевезти в город? Какую игру ты опять затеял? На охрану каждого из нас ты выделяешь до десяти человек, Боря! А девочку нашу стерегут всего трое, и один из них — кровник!

- Он не знает, что является таковым, — миролюбиво ответил Щербатов, давая возможность жене выплеснуть гнев и негативные эмоции, так и бушующие в ее ауре. Того гляди, выплеснет наружу едва сдерживаемую магию и снесет всю мебель.

- А ты уверен в этом? — закусила губу Валентина Сергеевна. — Твои давние отношения с Волоцкими ни для кого не секрет. Я не хочу знать, что было до меня, но оградить Миру от возможных проблем ты обязан.

- Ты опасаешься мести Колояра? — вздернул бровь Павел. — Да с чего ему мстить нам? Где мы перешли дорогу Волоцким? Они наши кровники? Бред какой-то! Отец!

Щербатов закаменел. Дурная баба начала трепать языком совсем не вовремя. Теперь придется раскрыть тайну старшему сыну.

- Смерть родителей этого мальчика напрямую связана с твоим дедом и отцом, — отчеканила Валентина. — Если хочешь, расспроси его на досуге. Много интересного и полезного узнаешь. Я не осуждаю тебя, Борис. Ты осознавал, что делал. Но Колояру могут напеть на уши недоброжелатели. И как поведет себя приближенный к Мире человек?

- Нормально все будет, — уверенно ответил Щербатов и упруго встал с кресла. Прошелся по кабинету, потом остановился за спиной жены и положил ей на плечи руки. — Более того, я узнал от Апраксина, какие интересные перспективы открываются для Волоцкого. Эта информация не должна гулять по дому, как сквозняк, ты же понимаешь? Его хочет заполучить аристократия столицы. Парень из Первородных, с наличием искры. Апраксин, я уверен, уже разнюхал о Колояре много чего интересного, и доложил Великому князю. В общем, на Боярском Совете ему могут предложить выгодную партию. А то и не одну.

- Женить его хотят, — поддакнул Павел, но без улыбки, как обычно он поступал, когда слышал какую-нибудь забавную новость.

- Да пусть женят! Мне-то что! Да и нет у него Дара, как сказал Невзор!

- Женщина, — вздохнул Щербатов, но рук с плеч не убрал. — У Колояра появилось кое-что посильнее природного Дара. Мощные древние артефакты… Они заставляют меня серьезно напрячь мозги.

- Подожди, ты не же хочешь мне сказать, что…

- Мирослава должна удержать Колояра в нашей семьей, — поддержал отца Павел. — Мы долго обсуждали эту проблему, когда уезжали из Нижнего. Апраксин зря болтать не будет. Если упустим парня — можем потерять большие возможности.

- Я не ослышалась? Вы хотите привести его в семью? Не в клан? — женщина повернулась к своему супругу.

- Да, он должен войти в наш Род. И Мирослава станет его ведущей женой, — мягко ответил Борис Данилович. — А уже потом, застолбив за собой право на Первородного, можем ехать в Москву и рассматривать варианты с остальными претендентками.

- Авантюристы, — покачала головой княгиня. — Вы же напрочь отмороженные авантюристы! Ты сам, Борис, хотел отдать дочку замуж за европейского графа или герцога! Верона, Париж, Милан, Мадрид! Вариантов тьма! Сколько копался в родословной дожа Венеции Фалькони? Все прощупывал, достоин ли его сын стать мужем Мирославы! И вдруг такой странный поворот!

- Ага, Пашка уедет со своими женами в Лондон, — усмехнулся Щербатов, — потом Мирка умотает с заграничным хлыщом…. И кто останется? Иван. А он не из тех, кто страдает приступами романтизма и семейной идиллии.

- Получается, поездка дочери по служебным делам отменяется?

- Почему? — удивился князь. — Поедет. Вместе со своим окружником. Небольшой штат в составе двух-трех человек. Пусть поварятся в большом бизнесе, поработают на клан.

- И…когда ты намереваешься объявить о своем решении? — Валентина Сергеевна встала и пристально посмотрела на своего мужа.

Не отводя взгляда, Щербатов притянул к себе княгиню и поцеловал в висок.

- Как только разберемся с костромскими — сразу и объявлю.

- Ты хорошо подумал?

- Когда на кону большие деньги и влияние на политику — десять раз подумаешь, — вздохнул Щербатов. — Колояр — слабый вариант для укрепления позиций нашего клана в России, но как проводник он может спаять интересные конфигурации в столице. Первородные еще остаются неким фетишем, яркой целью для глупцов, не понимающих, что времена изменились. Их магическая искра — легенда, за которую цепляются боярские Роды.

- Тогда ты должен найти ему сильного наставника, чтобы он научил Колояра пользоваться Древней магией, — решительно ответила княгиня. — Если мальчик умудрился пару раз спасти Миру от гибели — в нем есть что-то от Ведуна.

- Да ты вспомни, где он обучался, у самого Мрака! — по-мальчишечьи воскликнул Павел. — Поговаривали, к нему даже специально приставили какого-то вредного старика, гонявшего его в хвост и гриву.

- Конечно, это аргумент в пользу вашего Волоцкого, — ядовито произнесла Валентина Сергеевна, — только знайте: я с неодобрением отношусь к вашей идее. Колояр — дворянин, без сомнения, но для нашей Миры совсем не подходит. Она сама отзывается о нем весьма нелестно.

Щербатов поморщился. При чем здесь ворчание девчонки? Мирослава ничем не отличается от обычных барышень ее возраста или другого социального положения. Мало что она там ворчит. Князь прожил большую жизнь и повидал немало крутых вывертов в отношениях молодых людей. Сейчас же Борис Данилович почуял великолепную выгоду от брака своей дочери с сыном человека, которого он когда-то приговорил к смерти… своим молчаливым согласием. Может, для него это решение было малой толикой прощения за совершенный грех.

Приняв в свой Род человека, имеющего неоспоримые преимущества в делах аристократии столицы, Щербатов еще больше приблизится к Великому князю, переберется в Москву, откуда легче крутить финансами и политикой. Нет, мнение Мирославы по своему будущему его не интересует. Пора приручать лошадку к седлу.

- Как скажешь, — качнула головой княгиня. — Ты хозяин, тебе отвечать за ошибки. Ладно, Елену удачно пристроили. Но Мира сделана из другого теста. Я бы дала ей право на выбор.

- Ей двадцать четыре года, — нахмурился Щербатов. — Мы и так отбраковали кучу кандидатов, что плохо сказалось на характере дочери. Она стала слишком своенравной. Моя ошибка…

- Поэтому ты так стремишься ее исправить, выдав замуж за кровника?

Павел возвел очи горе, а сам Щербатов покачал головой, внутренне соглашаясь с женой, что спешит. Но шанс упрочить свое влияние в столице стоял на первом месте, нежели судьба дочери. Ну, не захотят жить вместе — Боги им судьи. Колояру все равно навяжут и вторую, и третью жену. От Великого князя так просто не отмахнешься. А если сложится удачно, младшая дочь и Волоцкий осядут в столице поближе ко двору. Разве не шанс? Щербатов всегда рисковал, и редко когда ошибался и проигрывал. Да ведь поражения тоже дают жизненный опыт. Никто не отрицает очевидного.

Княгиня Валентина все прочитала на лице мужа, тихо вздохнула и вышла из кабинета. Тут же заглянул охранник и доложил, что в гостевом зале дожидается Колесников-старший. Требует аудиенции.

- Насчет дуэли, скорее всего, — напомнил Павел.

- Да помню, — поморщился недовольно князь. — Пойдем, что ли, поговорим.

- Подожди, отец! — сын решительно закрыл двери. — Ты должен мне все рассказать! Какой бы не была правда, я хочу знать, почему Волоцкие наши кровники! Расскажи мне все о них. Я же чувствую какое-то напряжение между тобой и Колояром. Да и Невзор постоянно какую-то чушь молотит про зло, не уничтоженное в колыбели. Только правду!

- Как же не вовремя! — сморщился словно от зубной боли Щербатов. — Пашка, давай обсудим этот вопрос попозже. Ко мне все-таки люди пришли.

- После разговора с Колесниковым! — жестко ответил Павел. — Ни днем, ни неделей позже! Я с Колояром за руку здороваюсь, за одним столом кушаю, решаю его дела — и вдруг оказываюсь кровником!

- Хорошо, сегодня вечером мы поговорим! — князь махнул рукой, показывая, что нужно идти.

Колесников при виде Щербатова встал с дивана и коротким кивком поприветствовал своего хозяина.

- Дорогой мой, — радушно раскинул руки князь, показывая, как он рад видеть человека, который никогда не подвергал сомнению своей службой отношение к Главе клана. — Алексей, ты что же себя не бережешь, по такой жаре разъезжаешь? Случилось что?

- Княже, — Колесников, подчиняясь жесту, снова сел на диван. Но только после хозяина. — Ты сам знаешь, что случилось на днях с моим беспутным сынком. Угомони ты его своей волей! Кажется, совсем мозги потерял со своим спортом!

- Так что произошло?

- Языком болтать стал невместно! После того, как господин Волоцкий не прибыл на дуэль, Виктор начал выставлять его в невыгодном свете. Я-то знаю, что на самом деле произошло, пробовал вдолбить в глупую голову, почему не следует бросаться словами перед своими поклонницами и дружками…

Колесников понурился. Он боялся за старшего сына, потому что знал гнев князя. Боярин Волоцкий находится у него на службе, а значит, под защитой.

- Павел, ты предупредил Виктора о переносе дуэли? — Щербатов поморщился. Не хватало ему сейчас разбираться с дураками.

- Сразу же, как только Колояр уехал из города, — Павел тоже был раздосадован.

- Плохой я отец, если не могу вразумить, — вздохнул Алексей Игоревич. — Надо было клюкой по спине пройтись пару раз, когда еще можно было.

- Не переживай Алексей, — положил свою руку на плечо визитера князь. — Я ведь предупреждал, что самолично проконтролирую. Ну, значит, пришло время. Повелеваю завтрашним утром прибыть в дружинную казарму на Соломенную двенадцать. Знает, небось? Со сменной одеждой, пусть не забудет гигиенические принадлежности. Харчи не надо. Как только придет, пусть найдет воеводу Хабарова и доложит о поступлении в дружину на пару месяцев. Поедет охранять Курганные Земли. Там такие шустрые бойцы нужны.

Щербатов не отсебятину гнал. Такой порядок сложился со времен его приснопамятного деда. Каждый боярин и его чада служат своему господину. Во время войны из них собирается войсковое ополчение, в мирное же время, если понадобится, из свободных дворянских детей формируются отряды в помощь регулярным подразделениям полиции, дружины, егерей. Вот князь и решил слегка встряхнуть Витьку Колесникова, чтобы дурь из башки выбить. Сейчас на заповедных землях егерей очень мало осталось, многие несут службу на дорогах, приданы для патрулирования окрестностей. Панин, сдержав свое слово, передал важную новость через агентуру, что в Торгуеве находится боевая группа из Костромы. Что она здесь делает, пока непонятно. Вероятны еще нападения на княжескую семью. Потому Щербатов и бросил опытных ребят на поиски наемников. Может, и выйдут на след.

- Спасибо, княже! — выдохнул с облегчением Колесников-старший. — Пойду, обрадую болвана. Пусть послужит, авось мозги проветрит и от дуэли еще откажется.

Павел на эту реплику только хмыкнул. Чем быстрее Волоцкий вернется в Торгуев и закончит дело с Витькой — тем лучше для всех. Парня нужно обломать очень серьезно, а заодно и выяснить, откуда у него магические эликсиры, кто поставляет. У отца нет на такие «мелочи» времени. Слишком он озабочен ситуацией с Мирославой. Может, и в самом деле, сестре станет лучше под настоящей мужской рукой, чем крутить хвостом перед расфуфыренными европейцами?

Глава 15

Глава пятнадцатая

Последний патрульный «орион», мигнув проблесковым маячком, скрылся за поворотом. Оглянувшись назад, и посмотрев на убегающую ленту дороги через заднее стекло, словно желая удостовериться, что за ними не прицепился «хвост», молодой мужчина, которого портила неряшливая щетина, удивленно проговорил:

- А ведь прорвались. Прав ты оказался, Гектор.

- Почему я должен был ошибиться? — колючий взгляд спутника, которого назвали Гектором, наградил говорящего через зеркало заднего обзора хорошо скрытой досадой. Бесконечные споры о том, что нужно выезжать из Торгуева, пока не перекрыты все дороги, решились в пользу командира группы. Терёха — тот самый мужчина с щетиной — еще пытался поспорить с ним, что лучше скрыться в городе и дождаться приезда княжны, чем колесить по окрестностям в ее поисках. Впрочем, он всегда был такой с тех пор, как прибился к группе Гектора, прячась от великокняжеских следователей. Постоянно лез со своими «умными» идеями, словно не понимал всю пагубность такого поведения. Командир здесь был один — и точка. Однажды Гектор сильно избил Терёху, разозлившись на очередную выходку беглого егеря. Сломал ему пару ребер, посадил несколько гематом по телу, после чего тот успокоился, уяснив для себя некоторые правила, которые не стоит нарушать. Но, оказалось, ненадолго. Опять за свое принялся, высказывая личное мнение, к которому должны прислушаться.

Гектор терпел приблудыша только по одной причине: тот был великолепным спецом по взрывному делу, и не раз доказывал свою полезность, устраняя ближайших конкурентов хозяина. «Мазератти» княжны, взлетевший на воздух, был заминирован именно Терёхой, а сама закладка была упрятана в кокон «невидимки», чтобы не обнаружилась с помощью амулетов, выявляющих взрывные устройства. Да и сам минер прокрался на автостоянку под двойным пологом маскирующих плетений. Эта хитрость помогла остаться невидимым под прицелом камер.

Командир остался бы в Торгуеве, если бы не сообщение от рыжей Лоры, его «лисички», что объект находится в ста километрах от города в небольшом княжеском имении. Если Гектор поторопится, можно получить хороший приз. Но он знал Лору слишком хорошо, чтобы надеяться на лучший исход. «Лисичка», превращавшаяся в жуткую мохнатую тварь с жесткой рыжеватой шерстью, не будет ждать помощников, а попытается провернуть дельце сама. Повлиять на ее решение не мог никто, даже хозяин, так как девушка не состояла ни в одной боевой группе, а действовала по принципу охотника-одиночки. Поэтому решение выехать из Торгуева Гектор принял молниеносно, как только получил информацию.

Помимо него и Терёхи в группу входил еще один человек по кличке Рябой, мрачно руливший сейчас малобюджетным внедорожником, очень популярным у охотников и рыболовов. Помимо основной специализации как водитель, он был снайпером и артефактором. Да, такое нередко случалось на просторах империи. Обычный мирянин с искрой Дара, неведомыми путями пришедший к Гектору, да так и сработавшийся с ним. Высевок, получивший магическую силу благодаря матери, переспавшей с каким-то одаренным дворянином, стал отличным помощником в нелегком наемническом деле. Рябой трезво оценивал свою полезность как обладатель искры, и не стремился показать свои умения тем, кто блюдет чистоту крови.

- Смысла не видел ждать возвращения княжны в Торгуев, — добавил Гектор, шурша разворачиваемой картой местности. — Хочешь, чтобы Лора забрала приз себе и не поделилась с друзьями?

- Эта чертовка может, — оживился Рябой. — Помнишь, командир, как она скрадывала одного упертого дворянчика, который не хотел продавать свое имение и земли вокруг него?

- Где сейчас лаборатория? — на всякий случай уточнил старший.

- Ага, — кивнул водитель, не отрываясь от дороги. — Сначала пугала его семейку, потом самого клиента. Непонятливый оказался. Пришлось живность в доме порезать. И ведь доконала его, не прибегая к помощи! Боевая стерва!

- Лора — один из лучших морфов Филата, — хмыкнул Гектор, не отрицая умений девушки и ее способности. Он разглядывал темно-коричневые жилки дорог на карте, зеленые пятна лесов и неровные кляксы деревень и поселков. — Не хотел бы я очутиться на ее пути.

- Так очутимся, — хохотнул Терёха, — мы же одного зайца преследуем.

- Сбавь оптимизм, — нахмурился Гектор. — Не забывай, что рядом с Щербатовой находится личный телохранитель. Маг, бывший вояка, выпускник кадетской школы. По слухам, заканчивал ее здесь, в Торгуеве.

- А кто это? — насторожился Тереха. — Имя его известно?

- Без понятия. Поэтому сразу предупреждаю: никакой самодеятельности. Постараемся найти Лору и согласовать все действия. Объект не так прост, как кажется. Рябой, сейчас на правую развилку и прямо до «Тридцатого километра». Там трактир придорожный, — добавил Гектор. Он не стал убирать карту, так и держа ее на коленях. Задумался, каким образом закончить дело.

В отличие от Лоры ему дан строгий наказ: ликвидация княжны. Почему свет клином сошелся на младшей представительнице рода Щербатовых — он, мягко говоря, не понимал. Осторожные попытки выяснить у хозяина причину наталкивались на откровенное «отвали, это не твой уровень». Но кое-что Гектор выяснил. По тайным и извилистым информационным каналам в Кострому пришло известие из Москвы. Кто-то из высокородных дворян, чуть ли не по слухам стоящий рядом с великокняжеским троном, нашептал Дмитрию Ярославовичу, что некий одаренный, имеющий искру Рекущего (Пророка) увидел будущее, где потомок из Рода Щербатовых усечет Род Долгоруких и сядет прочно на Москве. И вот таким образом нехорошая весть для князя Щербатова проникла в Кострому, где сидят люди, кровно его ненавидящие. Коварный перевод стрелок на тех, кто должен сделать грязную работу по устранению проблемы. Если княжны Мирославы не станет — некому будет претендовать на роль Великого князя из ее потомков. А с остальными Долгорукие справятся сами.

Гектор имел свое мнение, которое не распространял в среде свободных и жадных до слухов людей. Так вот, он вполне серьезно считал данную информацию правдоподобной. Великокняжеский клан, руководящий Россией уже не одну сотню лет, ни на шаг не допускал к трону людей, которые могли провести серьезную чистку среди аристократии. Если кто-то из Рекущих узрел в линиях будущего угрозу для Долгоруких, он обязательно об этом скажет.

Рекущие, иначе Пророки, всегда на Руси были сами себе на уме. Никто не мог понять их логику, почему они объясняют свои видения так, а не иначе. Блаженные, что с них взять. Гектор представил, как один из них пришел к Великому князю и раскидал расклад на десятки лет вперед. Кому понравится картина крушения собственного Рода? Долгорукого понять можно. А вот Рекущего — нет. С таким же успехом он мог выстроить линию грядущих событий, вовлекая туда иных персонажей. Что привиделось блаженному?

Иных предположений Гектор не имел. Щербатовы всегда были лояльны Долгоруким, даже входят в десятку Родов, приближенных к великокняжескому клану. Бить по детям князя Щербатова, уничтожая их физически — это явный беспредел. За меньшие прегрешения начинались боярские войны, а здесь кровь высокородной.

Значит, продолжал рассуждать старший, откинувшись на спинку кресла и закрыв глаза, их группа после выполнения задания может быть ликвидирована. Не нужно быть Рекущим, чтобы понять очевидное.

Получается нехорошая картина. В деле замешаны очень высокие люди, которые потребуют зачистить всех участников операции. Куда тянутся корни заговора — даже страшно представить. Вот почему Гектор всерьез задумался «соскочить», пока не поздно, почему и торопил подельников, чтобы перехватить Лору и вместе с ней исчезнуть на просторах земли русской. Можно на север уйти, можно за Урал.

Проехали мимо трактира, даже не остановившись. Бензина в баках полно, жрать не хотелось. Гектор только кивнул в сторону дороги, когда Рябой вопросительно посмотрел на старшего. Нужно было спешить. Судя по карте, в Журавлиху ведет одна дорога вдоль северного берега озера. Но имение Щербатова здесь указано. Получается, есть еще один путь?

- Сворачивай, — обронил Гектор, увидев нужный съезд с автострады на грунтовую дорогу. Рябой и сам увидел дорожный щит с надписью «Журавлиха». Машина нырнула вниз и покатила по грейдерной дороге, щелкая мелким гравием по днищу.

Гектор напрягся, вглядываясь вперед. Слева потянулся сосновый бор, уходящий широким клином в сторону озера.

- Ага, есть дорога! — удовлетворенно воскликнул он, тыкая пальцев в едва видимую колею, ныряющую в лес. — Почти заросла. А вот свежий след вижу! Недавно кто-то проезжал.

- Может, нам стоит в деревню завернуть? — на всякий случай спросил Тереха, очнувшийся от дремы. — Если эта колея идет к имению, нас могут спалить.

- Дурак всегда найдет, куда вляпаться, — ответил Гектор. — Рябой, сворачивай сюда. Есть прогалина. Машину спрячем, дальше пойдем пешком.

Так и сделали. Внедорожник, тихо урча на маленьких оборотах, ловко вписался между двумя огромными соснами, проехал еще немного, пока не уткнулся в густые заросли шиповника.

- Выходим, — приказал старший. — Рубим лапник, кроем тачку. Тереха, доставай оружие из схрона.

Выезжая из города, Гектор приказал весь огнестрел и портативный гранатомет спрятать в специально оборудованном тайнике в багажнике. К счастью, постовые дружинники как-то вяло осматривали проезжающие машины, останавливая их по какому-то своему алгоритму. Заставив приткнуться на обочине две идущих перед ними тачки, они пропустили внедорожник, даже не посмотрев на него. Скорее всего, ориентировались дружинники на номера других княжеств. Гектор заранее заставил Рябого поменять номерную табличку, еще с тех пор, как они въехали в Торгуев, за неделю до акции. И теперь радовался, что поступил дальновидно. Но на месте князя он приказал бы осматривать весь транспорт, независимо от того, куда тот направляется. Что-то не сложилось в системе дорожного досмотра.

Пока старший группы и водитель срубали мохнатые хвойные лапы с деревьев и умело «драпировали» внедорожник под невнятную зеленую массу (не подойдешь ближе — ни за что не догадаешься, что здесь скрывается), Тереха разобрал в багажнике тайник и достал все оружие, которое было аккуратно уложено на мягком поролоне: автоматический карабин, автомат с укороченным стволом, три пистолета с запасными обоймами, с десяток боевых и пяток светошумовых гранат, ножи и боеприпасы к автомату и карабину. Вытащив гранатомет, выкрашенный в темно-зеленый цвет, Тереха погладил его теплый корпус и сам устыдился своих эмоций. Бывшему военному не давали покоя слова Гектора, с кем придется столкнуться в ожидаемом нападении на особняк Щербатова. Кто этот бывший кадет? Смысла перебирать по памяти всех, кто обучался в военизированной школе, Тереха не видел. Вот если на лицо — тогда бы узнал. Ну, ничего, скоро узнает. Даже холодок возбуждения прокатился по спине.

Гектор посмотрел на часы.

- Так, парни. Разбираем оружие и выдвигаемся. К ночи нужно добраться до особняка. Лора говорила, что территория большая, не охраняется. Лучше подходить с южной стороны. Оттуда хорошо виден весь дом. Сегодня и завтра изучаем, соединяемся с рыжей и совместно разрабатываем операцию.

Гектор еще не знал, что опоздал буквально на сутки, но не из-за своей недальновидности, а благодаря личной инициативе Лоры, которая теперь сидела в сарае под бдительным присмотром и ничем не могла помочь.

Сориентировавшись на местности, но не выходя из подлеска, Гектор в бинокль разглядел озеро и черепичную темно-коричневую крышу особняка. Обитателей этого дома не было видно, зато весь первый этаж оказался освещенным. На веранде стояли двое мужчин — и это все, что пока мог выяснить старший наемник.

Что еще можно было рассмотреть в сгущающихся сумерках? Сараи, хозяйственные постройки. Машин не видно. Вероятно, спрятаны в гараже. А так, действительно, народу очень мало. Хорошие шансы устроить веселье для князя.

Гектора заинтересовало, почему к одному из сараев трижды за все время, пока он смотрел в бинокль, подходили эти самые мужчины, открывали дверь, исчезали внутри на несколько минут, а потом выходили, тщательно проверяя замок. Что там находилось? Или кто? Ладно, никуда эта загадка не денется.

Все следующее утро группа продолжала наблюдать за особняком и его жителями. Гектор вполголоса комментировал, что видит за забором, а Терёха тщательно чертил схему на листке блокнота и делал поясняющие записи. Потом командир вызывал «лисичку», но Лора словно в воду канула. К обеду настроение испортилось еще больше. В имение заехали два бронированных чудища — внедорожные «скифы» с княжеским гербом на дверях.

- Все, каюк! Подкрепление, — уныло обронил Терёха.

- Не ной, — оборвал его Гектор, обшаривая биноклем приехавших. — Еще неизвестно, что они здесь делают. Может, княжну забирают обратно в город. Или привезли какие-нибудь важные вещи.

Насчет второго командир оказался прав. Из «скифов» стали выгружать коробки и носить их в дом. Больше всего наемников заинтересовали странные манипуляции дружинников. Они стали обходить забор по всему периметру и что-то втыкать в землю. Гектор сообразил, что именно делают княжеские бойцы. Сигнализацию монтируют. Закончив с этим делом, парни стали вешать на фасадную стену дома небольшие черные коробки.

- Камеры, — сообразил Рябой, перехватив бинокль у командира. — А территорию поставили на сигнальные маячки. Короче, пробраться внутрь будет проблемно.

- Сколько камер? — мрачный Гектор смотрел на неровные линии рисунка в блокноте.

- Две на центральном входе, контролируют ворота и лужайку. Еще по одной повесили на выступы жилых флигелей. И с черного входа, скорее всего.

- Получается, что княжна здесь застряла надолго, — задумался Гектор, перекусив зубами травинку. — Ради пары дней могли оставить охрану в сорок человек, но не сделали этого. Теперь все ясно.

- Так эти могут здесь остаться, — возразил Рябой. — Мало ли… Оператор слежения нужен? Нужен. А это минимум двое. Еще двоих троих могут на подмогу оставить. Опаньки! Лорка влетела, что ли?

Гектор вырвал бинокль у Рябого. Ему поплохело. Действительно, из сарая выводили девушку-оборотня в темно-зеленых пятнистых штанах, заправленных в ботинки, и в черной футболке. Лора заметно хромала, а на руках белели бинты. Было видно, что ей досталось очень прилично. С тех пор, как Гектор расстался с девушкой в Казани, и каждый из них двигался к цели своим путем, рыжая очень похудела. Как она умудрилась попасться в руки немногочисленной охраны? Да ей десяток на зубок подавай, не подавится. Неужели в особняке прячется маг? Только он способен обуздать волколака. Или очень опытный боец, привыкший крутить оборотням хвосты.

Может, в природе и существуют подобные уникумы, но Гектор про таких не слышал и не встречался лицом к лицу.

Тем временем Лору подвели к стоящему первым внедорожнику, нацепили наручники на запястье, посадили на заднее сиденье и сцепили на лодыжках еще одну пару браслетов.

- С собой забирают, — прищурившись, заметил Рябой. — Надо девку отбивать или валить, пока языком не стала болтать. А ее заставят говорить.

- По дороге можно устроить засаду, — предложил Терёха. — Пару зарядов по концам и парочку узконаправленного действия на обочине. Тормознем машины, перестреляем охрану и выдернем Лорку.

Гектор с неприязнью подумал, что помощник перестарался и не подумал, что взрыв может навредить девушке. Да он и не собирался спасать ее. Цель находилась за стенами этого особняка, а она в приоритете, чем рыжая.

- А задание? Забыл, зачем ты здесь? С девчонкой придется расстаться, — задумался Гектор и отдал бинокль Терёхе. — Одна надежда, что молчать будет хотя бы сутки. Но тогда нам придется форсировать акцию.

- Сколько человек приехало? — неожиданно спросил бывший егерь.

- Девять, — откликнулся Рябой.

- Садятся восемь. Один, значит, остается.

- Я же говорил, что оператор охранных систем появился, — водитель, кажется, обрадовался своей проницательности.

- Нихрена себе! — вдруг воскликнул Терёха и матерно выругался.

- Что там опять?

- Знаешь, кого я сейчас увидел? — возбужденно блестя глазами, поглядел на Гектора Тереха. — Да хрена ли ты знаешь! Волоцкий! Мы же с ним в одной школе военное искусство познавали! Вот так встреча!

- Кто это такой? — фамилия какого-то однокашника Терёхи ничего не говорила Гектору.

- Я же говорю: вместе учились! Мля, это проблема, мужики!

- Поясни, — Рябой переглянулся с командиром.

- Он дворянин из Первородных. Сирота. Один из лучших учеников. Ему даже индивидуально старика какого-то приставили в качестве наставника. На все десять лет обучения, прикиньте! Один из лучших в стрельбе, в рукопашке. На выпускном экзамене умудрился в числе первых дойти до точки сбора, пройдя триста километров. Его полиция арестовывала, так он сбежал из арестантского фургона! Сам рассказывал, как когти рвал от дружинников!

- Ты так рассказываешь, что нам ничего не светит, — хмыкнул Гектор, задумавшись над новым фактором. — Если он Первородный, значит — одаренный?

- А вот ни фига! У него на руках какие-то блокираторы стоят с самого детства, — заторопился Тереха. — Они погасили его искру. Так что Волоцкий как маг — полный ноль.

- Но как тогда умудрились повязать Лору? — с усмешкой спросил Рябой. — Или ты чего-то не знаешь про своего дружка-дворянчика?

- Он мне не дружок! — огрызнулся Терёха. — Я точно знаю, что у него на руках магические браслеты были вплоть до выпуска, и снимать их категорически запрещалось. Типа, кто ставил, только тот и может разблокировать. Там непонятная история, не разбирался.

- Странно, — Гектор переглянулся с Рябым, но тот лишь пожал плечами, показывая всем видом, что ничего не понял. — Ладно, нам все равно задачу надо решать. Что-то этот городишко меня уже напрягает. За короткое время потеряли группу Зиновия почти целиком, теперь вот Лору повязали. Почему же она не смогла трансформироваться?

Тем временем «скифы» дружно развернулись на широком пятачке возле парадной лестницы особняка и рванули к воротам. Наемникам только оставалось проводить их глазами. Гектор чувствовал себя противно. Терёха, по сути, был прав. Негоже отдавать ценного бойца, да еще оборотня, в лапы местного УКБ. Девушку там полностью выпотрошат. Сказать-то она многое не сможет, но сам факт, что Гектор бросает рыжую на произвол судьбы. Но… Задание, черт его подери! Задание в первую очередь!

- Что такого в этой княжне, что мы носимся за ней только с одной целью — грохнуть? — даже до Терехи стала доходить нелепость ситуации. — Вон, посадить Рябого на дерево со снайперкой и дождаться, пока девка выйдет погулять. Пуля в башку и в корпус — можно сворачивать операцию. Нам же не обязательно брать княжну в заложницы. Даже Лорка рыжая не смогла…

- Да хорош балаболить! — с досадой прервал его Рябой. — Слушай, командир, а давай и в самом деле я из своей «англичанки» девке дырку в голове проделаю — и сваливаем.

- Один раз уже опростоволосились, — напомнил Гектор.

- Да кто же знал, что этот идиот в ее машину полезет! — с досадой плюнул в сторону Терёха. — Случайность!

- Вот именно, — четко, медленно и с угрозой ответил старший, — случайность. Будем работать в плотном контакте. Надо удостовериться, что девушка, которую охраняют — на самом деле княжна Щербатова. Мне осечки не нужны, как и тем…, - палец Гектора недвусмысленно ткнулся вверх, — кто эту операцию поручил. Так что готовимся с учетом новых факторов.

Глава 16

Глава шестнадцатая

- Готово, господин Волоцкий! — Вадим — так звали нового жильца — оторвался от переносного планшета и с гордостью посмотрел на меня. — Все камеры протестированы. Вот, можете посмотреть.

Я склонился над плечом вихрастого парнишки, который, как мне стало известно, был младше близнецов. Совсем пацан. Сухощавый, с редкими щетинками волос над верхней губой, грозившими в будущем стать усами, если, конечно, какая-нибудь девчонка не заставит сбрить. Лицо как у молоденького поросенка: с розоватым оттенком и с пятнышками жировиков на лбу.

Небольшой экран планшета оказался разбит на восемь квадратов, каждый из которых показывал определенный сектор имения. Вадим постарался распределить камеры так, чтобы сделать максимальный охват каждой из них. Я испытал облегчение. Все же легче стало, когда вдоль забора растянуты сигнальные нити. Хотелось бы еще и датчики движения раскидать, но… Все, что привезли, пошло в дело.

Дежурство сокращаем вдвое. Каждый может теперь поспать по четыре, а не по два часа. Нормально. Я Вадима тоже включил в список дежурных.

- Отлично, — похвалил я его скупо и хлопнул по плечу, обтянутому униформой. Костлявый какой парнишка. Надо тете Зине подсказать, чтобы подкормила нашего оператора. — Ты с оружием обращаться умеешь?

- Обижаете, господин Волоцкий! — Вадим воинственно похлопал себя по бедру, где на ремнях висела кобура с тяжелым «чеканом» — восьмизарядным служебным стволом, выдаваемым сотрудникам УКБ. Кстати, Вадим и был оттуда выдернут в срочную командировку. — Шестьдесят восемь очков на магазин выбил в последний раз.

- Неплохо, неплохо. Ладно, настраивай свою аппаратуру. Так как ты находишься в моем непосредственном подчинении, будешь нести дежурство. Я составил новый график, где расписал время ночной вахты для каждого. Днем легче, почти все на ногах, каждый присматривает за домом.

Я оставил оператора наедине со своей техникой и вышел из комнаты, которую выделили Вадиму на первом этаже. Пусть осваивается. Сам же поднялся на второй этаж и направился к апартаментам Мирославы. Она там заперлась со своими коробками и урчит, наверное, от удовольствия.

Громко постучал.

- Да входи уже, стеснительный! — раздалось в ответ. Через дверь видит, что ли?

Она в самом деле сидела на полу, скрестив длинные ноги на восточный манер, и деловито вытаскивала из коробки одежду: платья, футболки, блузки, маечки, еще какие-то тряпки. Я с подозрением спросил:

- Мы здесь до зимы остаемся?

- Я сначала тоже так подумала, — фыркнув на непослушную прядь волос, упавшую со лба на нос, ответила Мира. Она деловито осмотрела светло-коричневые бриджи и откинула их в сторону. — Половину гардероба сюда привезли. Не иначе Ленка постаралась или мамочки. Решили шкафы освободить?

- Ты хочешь сказать, что это всего лишь половина? — я потрясенно кивнул на десяток распотрошенных коробок и кучу разнообразной одежды и белья, лежащей на креслах, на диване, вокруг нее самой.

- Не ожидал? — засмеялась девушка. — Ну и вид у тебя, Волоцкий! Присаживайся рядом, не стесняйся. Поможешь разобрать все эти шмотки.

Прикалывается, настроение хорошее.

- Нет уж, не мужское это дело, — я почесал затылок. — Сама справляйся.

- Да я нижнее белье уже убрала с глаз, — беспечно махнула рукой княжна. — Можешь не краснеть.

Пф, испугала ежа… Ну, и далее по тексту. Майор Прохоров и не такое переживал в своей прошлой жизни. Но, словно подчиняясь какому-то магниту, я присел напротив Мирославы, не притрагиваясь к тряпкам, и задал один мучающий меня вопрос:

- Скажи, Мира, а кто бы из близнецов мог докладывать хозяину о происходящих здесь событиях? Ведь у тебя телефон заблокирован извне, чтобы ты не вздумала со своими подругами трещать день и ночь; амулеты тоже запрещены.

- Но ведь у тебя есть свой телефон, по которому ты, кстати, с кем-то разговаривал, — напомнила девушка.

- Да, все верно. Только я ни разу по нему не делал звонков. Я специально не хотел подключать корпоративную программу. Видишь, оказался прав, — я посмотрел на задумчиво лицо княжны. — Что ты вообще знаешь о Сашке и Ваське?

- Мало что, если честно, — пожала плечами Мира. — Они же оба по ведомству Мисяя проходят. Охрана внешнего периметра, стоят на улице, охраняют наш дом. Сам видишь — мальчишки еще. Подозреваю, что здесь близнецы проходят практику. И один из них в самом деле может держать связь с Мисяем или Пеструшиным. А ты чего так напрягся?

- Не люблю, когда за спиной тихо шуршат, — я поморщился. — Вчера взяли оборотня, и сегодня сразу же из города машины приехали. Странное совпадение.

- Слишком ты подозрителен, — Мирослава просмотрела очередную футболку, отбросила ее в сторону и положила руки на колени. — Ну, приехали да приехали. Значит, нас не бросили на произвол судьбы. Значит, папка что-то пытается сделать, не сидит на месте.

Хочется надеяться на слова Мирославы. Ну, так для дочери авторитет отца неоспорим. Князь не будет бездействовать, я в этом сам уверен. Но сколько нам здесь еще сидеть?

- Что тебе сказала рыжая тварь? — Мира аккуратно убрала непослушную прядь за ухо, даже немного раздраженно. — Ты хочешь оставить все в тайне? Мы партнеры и друзья, не забывай. И секретов у нас не должно быть.

Однако! Лихо княжна поворачивает ситуацию в свою пользу! Вот же хватка у нее, даже завидно стало.

- Сначала я был противником, потом партнером, — я двумя пальцами вытащил из коробки короткий халатик нежно-пастельного цвета, посмотрел на него. — Хм, миленько…. А теперь я уже друг. Прямо как по экспоненте. Дальше…

- Не умничай, — отобрала у меня халатик Мирка. — Лучше расскажи.

- Ладно. Лора предупредила, что покушения на тебя не прекратятся. Одну группу я уже, оказывается, уничтожил. Там, на шоссе. Оставшиеся в живых попробовали устранить меня в гостинице. Маг выжил и исчез. Возможно, сейчас в городе находится еще одна команда. Будет и третья, и четвертая. Поэтому мы остаемся здесь до прояснения ситуации.

- Это твое мнение? — нахмурилась девушка.

- Да.

- А ты не подумал о такой версии, что девка специально выложила такую информацию, чтобы мы даже не думали отсюда дергаться? И тем временем ее дружки уже находятся здесь и смотрят на нас в прицел снайперской винтовки? Пока она кормит ложными слухами отца и СБ, нас просто уничтожат в имении?

- Любая версия, даже самая сумасшедшая, достойна проработки, — задумчиво произнес я. — Ты сама до этого дошла?

- Ты убедился уже, что я не дура? — усмехнулась княжна. — Если бы иногда ты прислушивался к моим советам, давно бы стал самым ценным человеком в клане.

- Я не служу клану, Мира. Я наемный работник. Контрактник.

- Да без разницы, кто ты на самом деле! В твоем отношении ко мне я ощущаю какую-то странность… Будто перед тобой враг, а не красивая девушка, которая тебе, по логике должна нравиться. Что так уставился? Думаешь, не ощущаю твои эмоции? Да я тебя как открытую книгу читаю.

- У меня есть девушка, — я попробовал закрыть свои чувства, но, подозреваю, мало что получилось.

- Кто? — фыркнула Мирослава. — Дочка лесника? Колояр, ты серьезно? Молодой дворянин, с мощным магическим потенциалом, сумевший обойти проблему отсутствия Дара с помощью древних артефактов, владелец части Курганных Земель, бывший военный, выпускник спецшколы, да просто любимчик госпожи Удачи! Да тебя любой клан с распростертыми объятиями к себе возьмет! А ты все в романтические бредни веришь! Очнись уже! Хочешь взять в жену свою Алику? Ради всех богов, бери! Только третьей женой. Серьезно тебе говорю. Статус она получит, но и руководить Семьей не сможет. Ведущей супругой должна стать дворянка. Та, которая за спиной мужа выставит такую защитную стену, что ему не нужно будет беспокоиться о своем Роде!

- Думаешь, Алика не способна на такое? — я опустил голову и уставился на округлые колени Мирославы. Злость нахлынула столь быстро, что даже дух Ясни забеспокоился, заколотил мелкой дрожью по грудной клетке.

- Твоя Алика, Колояр Волоцкий, способна только на нежность и любовь, — вздохнула княжна. — Она милая, я не сомневаюсь в этом, и подарит тебе много хороших эмоций. Но ведь мы живем не только ради этого… Особенно аристократия. Защита Рода и накопление ресурсов, обеспечение безопасности, продление своего Дара в детях, бизнес, отношения между кланами, поиск союзников — главные приоритеты. Любовь здесь на последнем месте.

Мирослава говорила серьезные и правильные, с ее точки зрения, вещи. Потому что была плоть от плоти человека, живущего по таким канонам. А я горел местью, и более ничем. Княжна нанесла мне великолепный апперкот, от которого я стал проваливаться в беспамятство. Мне и в самом деле начала нравиться эта девушка. Предупреждал меня Ясни, что Мира — сильный эмпат с задатками ментата. Она не читает мысли, она их чувствует и обыгрывает в свою пользу.

- Не буду спорить, — я решил не усугублять спор, который может перерасти в банальную склоку. — Где-то ты права.

- Где-то… Права я, признай уже, — Мирослава разогнулась и по-бабьи схватилась за поясницу. — Ох, спина закостенела. Ты придешь сегодня ко мне?

Такой непосредственный вопрос мгновенно выбил у меня почву из-под ног. Я ошеломленно взглянул на серьезное лицо княжны. Шутит, что ли?

- Охранять? — на всякий случай уточнил я, ругая себя за глупый вопрос. Говорю же, умеет лупить младшая княжна, аж дух захватывает.

- Охранять, — вздохнула Мира. — А ты о чем подумал? Мне очень страшно, Колояр. Ты даже не представляешь. Вот сидим здесь, а за окном лес, солнышко закатное, внизу Зина с Женей хлопочут по кухне… А мне становится тоскливо и жутко. В чем я провинилась, что меня как дикую тварь скрадывают?

- Я это выясню, — пообещал я.

- Тогда помоги подняться, — протянула мне руку Мирослава, и как только я поднял ее на ноги, на мгновение прижалась ко мне. Ее губы остановились в нескольких сантиметрах от моих. А потом со смехом эта чертовка оттолкнула меня.

Весь вечер я старательно избегал общения с княжной, гоняя близнецов с проверками по территории, а сам следил за ними через камеры. Вадим увлеченно отрабатывал движение объективов. Но как я заметил, с наступлением сумерек качество передачи падало.

- Ну да, слабенькая оптика, — признался Вадим. — Когда собирались, хватали все подряд, не глядя. Если включить освещение уличных фонарей вдоль дорожек, можем добиться лучшей картинки.

- А они работают? — я обругал себя, даже не подумав с самого начала проверить их работоспособность. Поглядев на запущенный вид столбов, махнул на них рукой.

- Так спросите управляющего, господин Волоцкий, — не отрываясь от своего планшета, посоветовал оператор. — Он должен знать. Если не работают, значит плохо выполняет свои обязанности. Это непорядок.

Я тут же пошел искать дядю Кирю. Найти его не представлялось трудным. Он сидел на кухне и отвлекал тетушек от работы веселыми рассказами.

- Кирилл Савельевич, — окликнул я его. — А мы можем включить фонарные столбы? Или они не работают?

- Почему не работают? — вскинулся дядя Киря. — У меня, да не работают? Вы бы сразу сказали, что надо освещение. Думал, вам хватает придомового… Сейчас спущусь в подвал и включу рубильник. Дел на пять минут.

- Тогда я жду, — демонстративно пощелкав по стеклу часов, сказал я.

Фонари, к счастью, вспыхнули все, кроме одного, самого дальнего. И сразу темная стена леса отодвинулась от забора, мрачно шумя пышными хвойными кронами. Поежившись на свежем ветерке, я медленно обошел особняк, прислушиваясь к звукам улицы. Где-то прошелестела трава: мышки выползли на добычу корма, пока была возможность. Потом на них на самих начнут охоту. Неподалеку совиная семья обосновалась.

Я остановился возле деревянной лестницы, ведущей к служебному входу. Внутрь не попасть. Дверь надежно заперта изнутри. На всякий случай подергал ее, потолкал плечом, и привалившись к перилам, задумался.

Какой вывод можно сделать из произошедшего? Зачем Щербатов упорно держит нас в скучной глуши, вместо правильного и логичного шага устроить Мирославу под мощную охрану в подвале своего особняка? Сил для этого у него хватило бы. А он лихорадочно сплавил дочку куда подальше, впервые проявив поспешность и обычные человеческие эмоции. Князь боялся. Очень боялся.

А на деле вышло еще хуже. Мирослава подсказала идею, до которой, стыдно признаться, я бы не дошел своим умом. Рыжая девушка-оборотень просто водила нас за нос, и теперь, посмеиваясь, сидит в подвале УКБ и несет всякую чушь. А еще одна группа наемников ждет момента для нападения. Может, в этот самый момент они в лесу рассматривают нас через ПНВ и разрабатывают план проникновения в особняк. Князь вместо усиления охраны увез волколака с собой и успокоился. Выходит, снова воевать будем.

Да что же такого в княжне? Какой магнит притягивает неизвестного заказчика к судьбе Мирославы? Обычная аристократка с даром эмпата. Она не умеет швырять убийственными заклятиями, она не артефактор, не потомственный маг. Только кольца, амулеты и перстни позволяют ей активно защищаться, но сама Мирослава никогда не использует природный Дар. Если бы не браслеты, сломавшие мне всю магическую сущность, без которой я стал обыкновенным недоучкой! Невзор, скотина! Ты у меня все равно в списке, даже не надейся на мое прощение! Я отыщу способ достать тебя!

Скрипнув зубами от злости, я пошел обратно в дом. Наша веселая компания собралась уже в гостиной на ужин. Ждали только меня. И Васьки не было. Он успел поесть и заменил оператора на посту. Мирослава цепко взглянула на меня, но ничего не сказала. Я сел рядом с ней и сказал всем «приятного аппетита», хотя у самого этого аппетита совершенно не было.

После ужина огласил график дежурства. Я сам себя назначил в «волчий час» с четырех до шести, не надеясь на молодых. Уснут перед монитором. Не ходили они по тайге, не скрадывали браконьеров и бандитов, в любой момент ожидая пули из бурелома, не ночевали под открытым небом в глуши, куда кроме диких зверей никто не забредал.

Потому что чувствовал опасность всеми нервными окончаниями, каждой клеточкой тела. Как там врачи говорят, сидя возле больного: если переживет сегодняшнюю ночь, то кризис миновал. Вот и я наподобие того врача, ожидающего кризис. Надеюсь, я внушил всем, чтобы спали чутко, не ленились сами вставать с постели и поглядывать в окна. Дед Дорофей, допив чай, сказал, что за него сомневаться не стоит. Спит он мало, часто выходит покурить.

- Никто никуда не выходит, — сразу же предупредил я. — Дед, кури у себя в комнате. Оружие и патроны держи рядом. Куда выходят окна? На лужайку? Вот и поглядывай аккуратно. Если начнется стрельба — все женщины без исключения спускаются в подвал.

И при этом посмотрел на княжну. Мирослава состроила невинную физиономию и пошла по лестнице наверх к себе.

В любой обороне есть изъяны. Их только отыскать нужно. Мы же изначально находились в проигрышной позиции. Я допускал вариант, при котором наемная группа может проникнуть в особняк через пустующие комнаты первого этажа. Не в состоянии мы перекрыть все ходы и выходы. Опять же, сколько человек будет у нападавших? Путем эмпирических вычислений пришел к мысли, что не больше пяти. Уместиться в одной машине и спокойно доехать до Журавлихи легче легкого.

Я еще раз проинструктировал своих подчиненных. Вадима отослал спать, а Сашка остался бодрствовать, чтобы потом сменить своего брата. Оператор займет свое место через три часа. Сам же поднялся наверх и решительно зашагал к апартаментам княжны. Остановился перед дверью и повернул ручку. Не заперто. Входи и твори зло.

Свет горел только в спальне. Я даже видел край постели и голые ноги с накрашенными ногтями. Дорвалась девица до своих игрушек. Усмехнувшись, закрыл дверь на замок и тихо прошелся по ковровому покрытию. Заглянул в спальню и прислонился к стене.

- И откуда у тебя пистолет? — я кивнул на темно-серебристый «молот», лежащий на прикроватной тумбочке.

- Когда входишь — стучать надо, — недовольно произнесла девушка.

- У тебя открыто было, и ноги напоказ, — отвертелся я.

Мирослава с распущенными волосами полулежала с книжкой в руке, опершись спиной в подушку. На ней был тот самый игривый халатик пастельных тонов, показывающий ноги во всей красе. Интересно, под ним что-то есть? Черт, меня несет совсем не туда!

- Так откуда пистолет?

- Я попросила у ребят из охраны, — она пожала плечами. — Должна же одинокая девушка как-то себя защищать?

- Ты, что ли, одинокая? — я как будто примерз к стене и не хотел уходить. Соблазнительная фигурка княжны, проглядывающая сквозь ткань халатика, манила и тянула к себе.

- Хотя бы и я, — кинула взгляд поверх книги девушка. — Вошел без стука, вломился в комнату, смущаешь меня.

- Стрелять умеешь? — стараюсь сбить энергетику, идущую от княжны.

- Я росла не только среди кукол и нарядных платьев. Всадить пулю в башку смогу без колебаний.

Хм, насчет последнего я бы поспорил. Вот мозг вынести без пушки она точно сможет. Сомнительное качество, конечно, но иногда помогает. Я очнулся от грез.

- Ладно, спокойной ночи, ваше величество, — делаю шутливый поклон и медленно покидаю опасную зону.

- Пень ты деревянный, Волоцкий, — доносится до меня разочарованный голос Мирославы.

Плевать. Я ваш кровник, стараюсь убедить себя в правильности своих поступков, а сердце ноет и разрывается на две половины. Кто бы подсказал мне, как быть. А ведь и вправду — пень. Тянет меня к этой ошалелой девице. Тяжело опускаюсь на диванчик и заваливаюсь прямо в одежде. Удивительно, но сон пришел быстро.

Шея затекла от неудобного положения, и я открыл глаза. Темнота рассеивается слабым свечением, исходящим от моего призрачного друга. Ясни стоит возле окна и умудряется что-то рассматривать через плотную штору.

- Вовремя ты проснулся, — древний дух повернулся ко мне. — Я же говорю, что у тебя прорезался дар предвидения. Надо развивать его как можно быстрее.

- У меня просто шея заболела, — проворчал я, массируя руками затылок. Мельком взглянул в сторону спальни. Ночник уже не горел. — Не приписывай мне возможностей, которых я не имею.

- У тебя не шея заболела, а каша в голове бродит, — призрак плавно отошел от окна. — Сегодня такой шанс был овладеть этой зубастой красоткой, но ты опять начал искать подвох, сам себя убеждать, какой ты правильный, честный. Все ищешь возможность остаться верной той простолюдинке? Княжна правильно тебе сказала. Я даже поаплодировал ей, когда слушал ваш разговор.

- Она меня провоцировала, только и всего.

- Она хотела тебя, болван! Я такие посылы за сто метров ощущаю!

- Почему ты меня толкаешь на этот шаг?

- Потому что, дурень, у вас невероятное будущее! — Ясни, видать, стал заговариваться. А жаль, хороший призрак был. — Вернее, вы вдвоем можете вершить историю своего Рода и влиять на историю своей страны! А не вы, так ваши дети!

- Подожди, я, наверное, сплю, — помотав головой, я расширил пальцами глаза, чтобы убедиться, что это не так. — Ты хочешь сказать, что видишь будущее настолько далеко?

- Знаешь, кто я такой? — Ясни уселся в кресло. — В своей настоящей жизни я был не только великим магом, но и Рекущим. После смерти, которая наступила не по моему желанию, моя душа была заключена в кусок космического камня, что лежал на алтаре жреческого капища в Арте — одном из погибших городов Севера. Ты слушаешь?

- Конечно, — встрепенулся я.

- Не спи, а то умрешь, — странно пошутил Ясни. — Я пробыл в этом камне довольно долго, пока Варахи не приказал выковать из алтарного камня кинжал. Ты его, кстати, сейчас бессовестно в позорный канцелярский артефакт превратил. Так вот, после перековки душа мага и Рекущего переселилась в клинок. Я не могу вернуться к жизни, но мои способности видеть будущее никуда не делись. Только для тебя открою чуть-чуть завесу грядущего, почему за твоей княжной охотятся.

- Она не моя, — торопливо отвечаю.

- О, боги! Достался же мне непутевый хозяин! — вздохнул Ясни. — Говорю тебе, а ты слушай! Вашему нынешнему Великому князю уже нашептали паршивые ясновидящие, что отстранение династии ему грозит от потомков твоей княжны. Поэтому ее хотят убить.

- Подожди, бред какой-то! Щербатовы не настолько влиятельны, чтобы снести с престола Долгоруких! И поэтому ты хочешь подыграть под предсказание, толкая меня на брачный союз с Мирославой?

- У тебя в руках мощь, несопоставимая ни с одним магическим оружием в мире! — рассердился Ясни. — Достань недостающие перстни, заделай себе детей — и никто никогда не сможет одолеть твою Кровь! Болван ты этакий! Сколько можно тебе повторять об одном и том же? Неужели не хочешь могущества?

- Хочу, — неожиданно ответил я, прислушиваясь к своим эмоциям в сердце. — Но без лишней крови и ответственности за государство. Оно, как бы, обо мне не заботилось в полной мере.

- Главное, ты уже что-то хочешь, — проворчал Ясни, медленно истаивая серебристо-сиреневыми всполохами. — А остальное придет…

- Ты с кем там разговариваешь? — раздался сонный голос Мирославы. Она вышла из спальни и неуверенно остановилась неподалеку от дивана.

- Я во сне разговаривал…

Оглушительный взрыв в спальне толкнул девушку прямо в мои объятия. Я на мгновение оглох и ослеп от яркой вспышки. В нос ударил запах тротила и гари, на голову посыпался какой-то мусор. Часть стены с отчаянным стоном стала обваливаться вниз на парадную лестницу.

Я успел подхватить гибкое тело княжны и затащил под стол, спасаясь от рушащихся вниз кусков штукатурки. Следом за ними с треском вылетели из своих гнезд болты, крепившие люстру. Отблески начавшегося пожара упали на бледное лицо Мирославы.

Пол под нами качнулся от очередного взрыва, только теперь внизу. Нас методично обстреливали.

Обнаружилось, что мои руки очень удобно лежат на бедрах княжны, а сама она уткнулась носом в мою грудь, что-то испуганно и истерично бормоча. Я спокойно попросил:

- Убери пистолет в сторону. Он у тебя на предохранителе?

- Да, — Мирослава приподнялась и аккуратно положила «молот» на пол. — Что это было?

Она страдальчески прижала ладони к ушам и помотала головой. У меня тоже звенело в голове, но я все же был подальше от эпицентра взрыва. Контузии бы у девчонки не случилось!

- Нас вычислили и шарахнули из гранатомета по окнам, — ответил я. — Быстро одевайся. Бриджи, джинсы, что-нибудь серьезное. Рубашку, куртку, прочную обувь. Я видел у тебя кроссовки в коробке. Возможно, придется бежать по лесу. Давай, милая, хватит меня обнимать. Мы живы. Быстро переодевайся и спускайся вниз.

Мой голос успокоил Мирославу. Она наощупь, зная, где лежат коробки с одеждой, быстро находила необходимые вещи. Скинула халат, явив со спины великолепное обнаженное тело моему взору, и лихорадочно стала одеваться.

Дверь вздрогнула от ударов. Лупили изо всех сил.

- Княжна! Вы живы? — орал Васька. — Откройте!

- Уже можно! — плюхнувшись на диван, девушка натягивала на ноги спортивные туфли.

Я распахнул дверь и увидел совершенно безумные глаза Васьки. Он еще больше впал в ступор, заметив, кто стоит перед ним.

- Доклад! — рявкнул я.

- Граната попала в смежную от операторской комнату! — сглотнул слюну близнец. — Вадим жив, но его слегка присыпало обломками стены. Санек сейчас пытается понять, откуда ждать нападения. Пока никто не появлялся. Женщины в подвале. А где княжна?

- Здесь я! — Мирослава уже взяла себя в руки. Я одобрительно кивнул. Сделала все, как я и говорил. Максимально удобная одежда для бега. И пушка в руках.

- Пошли вниз! Я впереди, княжна — за мной! Василий — замыкающим!

Выдергиваю из кармана ручку, даю приказ на трансформацию, и симулякр превращается в кинжал, который я тут же превращаю в «скипетр войны». Мирослав ойкнула от увиденного зрелища. Полутораметровая трость, гудящая от напряжения, начала концентрировать ударную мощь на кончике в виде огненных крыльев, готовых сорваться в ночь.

Спальня Мирославы находится в центральной части особняка, окнами выходящая на лужайку. Значит, стреляли уже от забора, зная расположение комнат. Следили? Скорее всего, так и есть. Вычислили и решили одним залпом завершить свое дело.

На первом этаже чувствуется такой же запах сгоревшего пороха, видна оседающая известь и копошение фигур возле окон. Узнаю Сашку, деда Дорофея и управляющего. Все с оружием. Правда, дядя Киря держит пистолет как, как будто собирается им колоть орехи.

- Мира, пригнись, не отсвечивай в окнах, — приказал я. — У них могут быть снайперы. Саня, это был выстрел из гранатомета или магическое плетение?

- Обычная граната, — кашлянул Сашка.

- Сколько их?

- Да хрен разберет! Двоих точно видел. Они после второго выстрела перескочили забор и разбежались в разные стороны. Специально по операторской целили, хотели сразу же обесточить камеры!

- Я пошел, — делаю шаг к двери, но в руку вцепилась княжна.

- Не дури, Волоцкий!

- Мира, — мягко уговариваю я девушку. — У меня мощная защита. Ничего со мной не случится. Я сейчас выйду и надаю по шее этим уродам. Они-то не знают, с кем дело имеют. Сашка! Бери деда и шагайте к черному входу. На вас — задние комнаты. Васька и Кирилл Савельевич прикрываете меня! Стреляйте, если увидите чужаков. Берегите княжну! И оператора откопайте, чтобы не покалечился!

Вываливаюсь наружу, и дверь за мной тут же закрывается. Хорошо, что они сделаны из дерева, а не из модных сейчас стеклянных половинок. Крепко сжимаю трость; из перстней коротко полыхнуло, разворачивая передо мной едва видимую сиреневую пленку защитного поля. И тут же почувствовал чувствительный удар в купол. Точно, снайпер, подлюка засел в лесу или возле забора. Ну, бей еще! Второй выстрел обнаруживает примерное нахождение врага. Я раскручиваю трость, которая начинает гудеть от избытка энергии как электрическая подстанция, и запускаю сформированное огненное крыло в направлении леса.

Забавно видеть, как плетение принимает вид большого светящегося сверла. Почему так — не знаю. Самонастройка, наверное. Само решает, какую оптимальную форму выбирать, исходя из природных факторов.

Оно легко проходит между решеток забора, выплавляя каверны в металле, и затем взрывается где-то неподалеку от него. Я уже знаю, чем заканчиваются подобные фейерверки. Цель поражена. Мне Ясни уже подсказывал, что магическая заготовка любой формы из «посоха войны» никогда не распадется, не достигнув цели. Что нужно уничтожить — то и будет уничтожено. Просто и эффективно.

Не задерживаясь ни на секунду, мчусь к дому, и огибая угол по восточной стороне, выскочил прямо на неизвестного с короткоствольным автоматом. Тот уже не таясь выбил окошко и собирался кинуть туда какой-то шар.

- Не торопись! — я отвлекаю наемника своим появлением. Не допусти боги, чтобы граната улетела в дом. Там же Мира….

Шар исчезает в проеме. Три-четыре секунды до взрыва. Не успеваю. Что-то невероятное происходит в этот момент. Картина бытия застывает в абсолютной неподвижности. Хищная улыбка противника, искривленная до оскала смерти, темная капля улетающей вглубь комнаты гранаты. Я чувствую боль скручивающихся в тугой узел мышц и взлетаю на полметра вверх, цепляюсь за подоконник и рывком втягиваю себя внутрь. Одновременно ощущаю досаду, что пришлось рисковать, и радость. Здесь никого нет. Какая-то гостевая комната с двуспальной кроватью, застланной прозрачной пленкой от пыли; пара кресел, круглый стол, покрытый клеенкой; огромный встроенный шкаф с ростовым зеркалом. Все это отмечаю неосознанно, перехватывая ребристый кругляш и тут же выскакиваю обратно на улицу. Не вижу, как мощный смерч, закрутившийся вокруг меня, роняет стол и кресла, едва не срывает с потолка люстру.

Наемник все так же улыбается. Я рывком отдергиваю его куртку и футболку, находящуюся под ней, и кидаю кругляш вниз. Граната не вывалилась наружу, застряв где-то в недрах одежды.

Время сумасшедше понеслось вперед, наверстывая упущенное. Вижу только недоумение в глазах врага, движение его рук, поднимающих автомат в мою сторону. И все…

Яркая вспышка рвет и кромсает тело. Мой магический щит отражает огненную волну, напичканную осколками и окровавленной плотью, мягко гасит неприятные колебания воздуха, после чего все затихает. Поморгал глазами и побежал дальше. Снова поворот. Я уже нахожусь с тыльной стороны особняка, там, где черный ход. В голове пустота, ничего не понимаю из произошедшего мгновение назад.

Дверь распахнута настежь. Взламывали с помощью пластита или магического амулета с направленным взрывом. Слишком аккуратно выбили. Дерево — не металл. Чему здесь удивляться.

Лечу вверх по скрипучей лестнице и застываю на месте. Куда пойдет убийца? Если удостовериться в смерти княжны — то и мне надо наверх. Там его перехвачу. Мирослава под прикрытием, Сашка не даст ее в обиду. Надеюсь, что не даст. Очень меня расстроила мысль о возможном сливе информации одним из близнецов. Пусть и своим, князю или Мисяю. Все равно нехорошо.

Посох принял трансформу ножен с клинком. Осторожно поднимаюсь наверх по черной лестнице. Да, я знаю, что второй ход ведет на второй этаж, но дверь там тоже заблокирована. Хлопок! Ага, я оказался прав. Наверх пошел. Сколько их? Двое или трое? Допустим, двое. Парочку ухлопал. Еще один может оставаться возле машины. Ладно, посмотрим.

Крепко сжимаю ножны, между перстнями проскакивает искра. Создаю новый щит, более удобный в узком пространстве. Вперед, вперед! Вот уже едкий дым защекотал ноздри. В темноте, освещаемой бликами догорающей мебели из комнаты княжны, вижу силуэт, пробирающийся по площадке.

Вдруг он резко оборачивается и делает торопливые шаги в мою сторону. Гулко стучат выстрелы. Один, второй, третий! Щит принимает на себя смертельный свинец, гасит энергию.

- Маг! — сплевывает на пол наемник. Его голос показался мне знакомым, пусть и полузабытым. Я помню эти интонации, слегка истеричные, и дерганные движения. — Боишься без амулетов один на один? Кишка тонка по-мужски поговорить?

- Бросай пистолет в сторону, тогда поговорим, — отвечаю я, приближаясь к чужаку. — Знаю я ваши уловки.

- А ты, Кол, все такой же благородный, да?

Я остаюсь спокойным. Некогда сейчас заниматься копанием, откуда известно мое прозвище наемникам. Не все ли равно? Ведь убивать пришли, а не просто в гости чай попить.

Клинок с радостным шипением покидает ножны. Ясни нужна кровь. И так вредный стал от голода.

- А ты, Сика, как до такой жизни дошел? — усмехаюсь я, вспомнив этот голос, и делаю еще пару шагов навстречу. — Вижу, общение с Болтом опустило тебя ниже плинтуса.

Щит не снимаю. Такой ублюдок, как Сика — призрак из моего детства — не будет играть в благородного джентльмена. Но нет, запихивает пушку за пазуху и достает большой тесак. Я тут же убираю защиту и демонстрирую стойку. У меня нет времени на драку в узком пространстве. Поэтому мучить своего врага не буду. Резко провожу клинком сверху вниз, словно распарываю руку противника от плеча до кисти. Сика заорал и выронил тесак.

- Ты что сделал, ублюдок? — дико вытаращившись на меня, спросил он и дерганным движением полез за пазуху.

Я не дал ему возможность вытащить оружие. Второй взмах — и перебитая вторая рука безжизненно повисла. Оказавшись рядом с Сикой, в глазах у которого уже не бравада, а дикий ужас, я вогнал кинжал снизу вверх, достав до сердца. Мой давний недруг умер тихо, даже улыбнулся, когда оседал на пол.

Как удавались Ясни такие штучки? Что видели в последний момент его жертвы? Почему улыбались?

Только сейчас я понял, насколько устал. Непонятная дрожь прокатилась по телу, ударила по ногам, и я осел на пол рядом с умершим бывшим однокашником. Но потом отполз в сторону с кружащейся головой.

«Магический откат, — прошелестел голос Ясни. — Ты перенапрягся сегодня с многочисленными изменениями структуры энергетического поля. Теперь два дня спать будешь, а то и больше. Но у тебя проблема похуже. Идет отток энергии из контура ауры».

Действительно, в сон потянуло. А как же с остальными наемниками? Надо ведь всех найти и обезвредить. Рука сжала рукоять кинжала, потому что я услышал дробный топот множества ног по лестнице.

- Колояр! Колояр, ты слышишь меня? — голос Мирославы идет откуда-то издали, из глубин беспамятства. А мне хорошо. — Проклятье! Сашка, посмотри, он не ранен?

- Да ничего не вижу в темноте. Надо командира вниз отнести. Здесь воняет горелыми тряпками, — Сашкин голос плывет, исчезает. — Васька, хватай его за ноги и потащили!

- Осторожнее, черти! Вы же его по полу волочите! — это опять княжна. Волнуется, что ли? — Аккуратнее поднять не можете? Кинжал не вздумайте у него отбирать! Даже не прикасайтесь к нему!

- Да он тяжелый, как бык! Откуда столько мяса нарастил? — пыхтит Васька.

- Головой не ударьте о ступеньки! О, боги, как вы его несете! Зина, Женя, приготовьте постель, живо!

Потом прохладная рука ложится на мой лоб, проводит по щеке. И я ощущаю легкое прикосновение чьих-то губ к своим пересохшим губам.

- Спасибо, яр, — шепот Мирославы окончательно окунул меня в беспамятство.

Часть вторая. Охотник

Глава 1

- В середине осени Москва собирает Боярский Совет, — донес важную весть князь, тихонько постукивая пальцами по колену. Волновался, несмотря на маску бесстрастности на лице. — Ты, Колояр, приглашен на него Великим князем Дмитрием Ярославовичем. Получил уведомление?

- Да, Борис Данилович, еще позавчера, — ответил я, сидя напротив него в таком же удобном кресле, как и он. Между нами, как пограничная межа, стоял журнальный столик с крышкой из малахита. Подарок самого Демидова. Надо же, какие удивительные события здесь происходят в мое отсутствие! Князья уже и презентами обмениваются!

- Ты рад этому? Все-таки не забыли о существовании Волоцких в столице.

- Не уверен, — я пожал плечами, потому что и в самом деле не знал, как реагировать на знак особого внимания со стороны государя. — Не планировал никуда уезжать. Нужно закончить стройку, да за вашей дочерью все равно приглядывать надо. Мои обязанности никто не отменял. Разве угроза ее жизни исчезла навеки? Костромские волки еще не успокоились.

Послышалось знакомое фырканье рассерженной кошки. Это Мирослава, сидящая на дальнем диване в семейном кабинете. Рядом с ней возвышается Павел, тут же две княгини — Валентина и Ирина, старшая дочь Елена. Почти вся семья кроме Олега и Ивана. Тех куда-то черт унес. Мне не по себе от такого мощного присутствия членов Семьи. Не хватает Кирилла Даниловича — брата князя Бориса. И так нехорошие подозрения в голове крутятся.

- За нее тебе беспокоиться не стоит, — усмехнулся Щербатов. — Сложилась такая необычная ситуация, хм… Мы долго обсуждали. Ты, конечно, можешь высказать свое мнение…

- Борис! — недовольно воскликнула княгиня Валентина и больше ничего не сказала. Этого восклицания оказалось достаточно. Щербатов взял себя в руки.

- Как ты смотришь на то, чтобы взять в жены Мирославу?

Я медленно оттянул душивший меня галстук, чтобы дать воздуху проникнуть в легкие. Нельзя же такими предложениями по голове бить! Едва от магической лихорадки отошел, целую неделю валялся в постели, не вставая!

- Как… Весьма неожиданно! — кручу головой, приходя в себя. Мельком кидаю взгляд на Миру. Она выпрямилась, как будто лом проглотила, но на щеках играет легкий румянец. Это состояние мне известно. Или бесится про себя, или в глубоком смущении. На меня старается не глядеть. Ясно, папочка сам решил ее судьбу. Но от меня какой прок Щербатовым?

- Тебе не нравится моя дочь? — играя простодушие и удивление, спросил Щербатов и вздернул брови. Он-то, выслушав выкладки аналитиков клана, был уверен, что некий боярин Волоцкий, не имеющий за спиной клановой или хотя бы родовой поддержки, уцепится за предложение двумя руками и начнет торг. Именно к торгу князь был готов, мысленно расставшись с одной частью семейного пирога. Попробуй-ка сейчас обрушить его планы!

- Княжна Мирослава — настоящее сокровище, — сказал я честно, потому что иные эпитеты считал неуместными. Но в слова я вкладывал иной смысл. — У нас, правда, обнаружились расхождения в жизненных взглядах. Мы же думаем по-разному, смотрим на вещи каждый по-своему. Ругаемся, если быть честным. И вообще, у меня есть девушка…

Сказал и осекся. Это не было ошибкой, но упоминать Алику в данный момент не стоило. За такими словами стоит явное противопоставление дочери лесника Мирославе, которая по крови стоит на порядок выше Алики. Будет Щербатов гневаться или пропустит мимо ушей мой намек.

С другой стороны, что мне гнев хозяина клана! Я для него всего лишь наемный работник с правом ухода в случае непримиримых противоречий. Плюну на контракт и уйду…

Щербатов налился краснотой, а руки непроизвольно сжались в кулаки. Еще немного — и прыгнет на меня, вцепившись в горло. Но мужчина постарался успокоиться, и ему удалось обуздать свои эмоции.

- Я же говорила, что опять заведет песню про свою подружку! — губы Мирославы по-детски обиженно дрогнули. Это уже становилось опасным. Князь не позволит оскорблений от чужака, отпихивающего протянутую к нему руку с великолепным предложением. — Отец, ему хоть кол на голове обтесывай, никак понят не может главных раскладов в своей жизни!

Она вскочила на ноги, но неожиданно для всех Павел цепко схватил ее за запястье и потянул вниз.

- Сядь, сестра! — сказал он жестко. — Сядь, успокойся и помолчи!

Щербатов окончательно пришел в себя. Сгустившийся было вокруг меня магический кокон с неизвестной мне боевой субстанцией медленно рассосался. Даже Ясни не среагировал, спокойно подремывая в качестве авторучки в моем внутреннем кармане.

Князь задумчиво перебрал пальцами по подлокотнику, сверкнул кольцами.

- Недальновидный ход, Колояр, — сказал он, глядя на меня. — Ты сам понимаешь ситуацию, в которую можешь попасть, сделав шаг не в ту сторону? Ладно — молодость, несдержанность, недооценка своих перспектив. Речь ведь идет о некоей Александре Громовой, проживающей в княжеском уделе Демидовых?

- Вы сами все знаете, — стараюсь выбрать точку на переносице, чтобы не смотреть в непроницаемые зрачки князя, похожие на затягивающие в свою глубину омуты. Не боюсь, но очень неприятно.

- Хорошая девушка, — кивнул Щербатов, — смелая и умная. Имел возможность встретиться с нею неделю назад. Что ты напрягся? Ничего с Сашенькой не случилось. Гостит у Елены, жизнью вполне довольна. Я предупредил князя Юрия в приватной беседе, что предложил девушке пожить у меня некоторое время. Он, правда, очень удивился и не мог понять, откуда мне известно о дочери лесника, и почему я вообще о ней знаю.

Я взглянул на старшую дочь Щербатова. Елена кивнула мне, подтверждая слова отца. Интересные расклады пошли, пока я валялся в отключке! Зачем князь вовлекает Алику в наши дела?

- Вы хотите меня шантажировать Александрой ради женитьбы на Мирославе? — на всякий случай уточнил я, поняв, что именно сейчас могут всплыть причины, по которым Щербатов наступает на свое горло, на свою гордость, меняя перспективы младшей дочери. А еще я приготовился активировать защиту, когда князь начнет бесноваться.

- Даже не думал, — спокойствию князя можно было позавидовать. — Вся семья собралась после приезда Миры из Журавлихи и обсудили ситуацию. Честно, непредвзято. Каждый высказал свои мысли по поводу будущего нашей младшенькой. Решили, что давить не будем. Но вызов в Москву изменил политику клана. Нам очень нужен человек вроде тебя, Колояр. Мирослава рассказала, какой у тебя потенциал мага, насколько ты самоотверженно защищал всех обитателей Журавлихи. В совокупности всех факторов именно ты становишься перспективным кандидатом в мужья Мирославе. Да, мы ищем выгоду для себя в первую очередь, но и тебе перепадет нимало: защита, финансы, карьерный рост.

Сейчас расплачусь от гордости за себя. Не забыть бы слезу смахнуть с уголков глаз.

- Ваше решение связано с предстоящим Боярским Советом?

- Слушай очень внимательно, Колояр, — Щербатов откинулся назад, словно в изнеможении. Дескать, как я устал от непроходимой тупости жалкого дворянчика, не имеющего даже десятой доли того, чем владеет мой клан. — На тебя обратили внимание ученые головы из Евгенического Проекта. Так как ты являешься носителем определенного набора генов, проще говоря — потомок Первородных, то Великий князь Долгорукий получил все необходимые рескрипты по твоей жизни. Он заинтересовался перспективой перетянуть тебя в свой клан. Насколько знаю, тебе уже ищут невесту. И я буду честен: хочу привязать тебя к своей Семье. Выйдя за тебя замуж, Мирослава получает статут старшей жены и вытекающие из него последствия в плане наследников. Дети ваши будут Первородными по отцу без какого-либо исключения. Лично я от вашего союза хочу получить еще больше преференций, как и от Долгоруких, приблизиться к ним настолько, насколько позволит мое нахальство и наглость.

- Ты всегда такой был, — впервые подала голос княгиня Валентина.

Ирина Андреевна согласно кивнула, поддерживая старшую хозяйку.

- Не обо мне речь. Если ты, Колояр, прибудешь в столицу женатым человеком, давление на тебя не будет таким жестким. Мало кто согласится отдать свою дочь второй женой в семью. Но и других будет хватать. В Москве очень много боярских родов, ищущих сближения с престолом. Через нас будут налаживать контакты. А этого я и хочу.

- Так вы и так в привилегированном списке, Борис Данилович, — удивился я. — Говорят, что пинками дверь к Великому князю открываете.

Щербатов мелко засмеялся, чуть-чуть приподняв верхнюю губу. Зверюга, как есть зверюга.

- За один такой пинок мне бы тут же ногу оторвали, — заметил он. — Я забочусь о клане, о Роде, о Семье. Когда ты сам ощутишь все прелести этого бремени — вспоминай меня почаще. Быть Первородным и не взять от жизни то, что положено — не поймут в высшем обществе. Многие так и потеряли власть и влияние, погрязнув в суете мелкой грызни. Не делай ошибок.

- Я об этом ему тоже говорила, — снова вскинулась Мирослава, но Павел шикнул на нее уже довольно сердито. — Но он же упертый…

Последнюю фразу девушка произнесла тише.

- Я не так представлял потерю своей свободы, — снова оттягиваю галстук. Мне душно в это атмосфере, но приходится сидеть и выслушивать, как тебя толкают к важному поступку, который изменит жизнь раз и навсегда. Слова Ясни не дают мне покоя уже который день. Я так и этак примеряю их на самого себя и не нахожу изъяна. Все правильно с точки зрения высокой аристократической морали. Но ведь у меня есть Алика, мой индикатор совести. Женившись на Мирославе, я предам девушку. Отвергнув княжну, я смогу быть с Александрой, но это будет конец моим планам и амбициям. Меня сожрут, начиная с ученых Евгенического Проекта и заканчивая кланом Щербатовых. А Долгорукие вообще разотрут до состояния молекул за отказ присоединиться к их Роду. Хм… Пожалуй, не разотрут с такой мощью, которая таится в моих артефактах. Но такая борьба обречена на провал. Партизанить, что ли, придется? Думай, майор, думай. У тебя опыт двух жизней. Неужели не извлеку пользу от такой форы?

Легче, конечно, бегать по горам и лесам, уничтожая своих противников в боевых условиях. А здесь я окунулся в грязное и топкое болото политики, в которой своя стратегия, тактика и резоны. Это тихая война с коварными ударами из-за угла, с уничтожением неугодных. И где реальную выгоду имеет тот, кто сидит на самом верху, то бишь Долгорукий в окружении своего мощного клана. Разделяй и властвуй…

Нужно понимать, что любая свадьба дворянина, внесенного в реестр Дворянских Родов, проходит высочайшее рассмотрение Долгоруким. Он сам, на основе докладов и выводов, решает судьбу молодых, соизволить или запретить женитьбу. С Аликой у меня нет никаких шансов. К сожалению. Я все понимал с самого начала, и девушка должна об этом правиле знать. Но она же тянулась ко мне, несмотря ни на что, помогала со сбором архивных материалов, да и сердечные чувства никуда не денешь. Но выход есть, и он изящно прописан в дополнительных строчках Уложений.

- Чтобы завести разговор про нашу женитьбу, вы посылали запрос в Москву? — решил выяснить я кое-какие детали.

- Конечно, — кивнул Щербатов.

- Когда?

- Две недели назад, — опять этот сверлящий взгляд. — Я уже тогда просчитывал варианты.

Это тот срок, который укладывался в наше вынужденное отшельничество в Журавлихе. Интересно. Какое событие толкнуло Щербатова на вынужденный шаг?

- И Великий князь согласился?

- Да.

А вот здесь еще интереснее. Если верить фантазиям Ясни о судьбе княжны Мирославы и ее потомках, Долгорукий должен был категорически воспротивиться союзу Щербатовой со мной. Ладно бы кто-то другой, а то — прямой наследник Первых, да еще с потенциалом боевого мага! Получается забавная картина, в которой меня Рекущие вообще не просчитали! Так, что ли? Или кто-то знает о моем ущербном Даре?

Хочу по-простецки почесать затылок, но вовремя отдергиваю руку. От хитроумных комбинаций вокруг моей персоны захватывает дух. Не любил бы интриги, сидел ровно на месте. Может, смогу, наконец, упрочить свои тылы и разобраться с кровниками? Но действовать надо побыстрее. Мисяй и Невзор уже стары, как замшелые пни, и могут отдать богам душу в любой момент. А мне нужно, чтобы эти твари приняли смерть от моей руки, чтобы ощущали неотвратимость наказания. Князь останется на закуску. Сейчас он мне нужен.

Я глянул на Миру. От меня ждали какого-то шага, но пауза затянулась. Мирослава восприняла ее по-своему и улыбнулась мне открыто. Я не видел в ее глазах торжества победы или удовлетворенности, что подмяла под себя дурачка-сироту, пусть и боярина. Обычная улыбка девушки, которая ждет нужных слов. Черт, меня загнали в угол, из которого — парадоксально — я не хочу вырываться. Потому что вовремя вспомнил, что есть запасной выход, маленькая щелочка, в которую можно нырнуть, оставив врагов с носом. Я не позволю отобрать у меня Алику даже путем потери части личной свободы.

- С Александрой я разговаривал наедине, — вколотил последний гвоздь Щербатов в гроб моих колебаний. — Обрисовал все перспективы твоей женитьбы на Мире, потом прямо спросил, готова ли она на роль ведомой жены.

- И что? — я осторожно пошевелился, пораженный его словами. Но честно, со страхом ждал свой приговор.

- Говорю же, она очень умная девушка! — раздраженно ответил князь. — Честно призналась, что выйти замуж за тебя для нее была единственная возможность поднять свой статус. И это правильная стратегия в жизни любого человека, стремящегося подняться по вертикали. Дай ей такую возможность! Будучи ведомой женой, она получит статус дворянки, но претендовать на что-то серьезное через своих детей не сможет. Саша готова на такой шаг, но боится, что ты после таких слов ее отвергнешь.

— Разве мне разрешат жениться на простолюдинке? — я перевел дух, продолжая играть дурачка. Щербатов тоже просчитал этот момент.

- Только после того, как ты официально будешь женат на девушке из высшего дворянского сословия, — ответил князь. — В Уложении о браке есть небольшие исключения для мирян и купеческого сословия. В таком случае можно ввести в дом простолюдинку. Дети от нее по твоему желанию могут полностью взять привилегии дворянства. Не захочешь — объявишь их полукровками. Может случиться так, что искра одаренности у них может оказаться куда мощнее, чем у прямых наследников. Однако для Александры этот факт несущественен. Ведь в семью она может войти не наложницей, а полноправной супругой, пусть и на вторых ролях. Как думаешь, умная девушка отвергнет такой шанс?

И как мне реагировать на эти слова? Вскочить на ноги, пнуть со злости кресло и заорать непристойности? Хоть Щербатова обматерить…. Но я продолжал сидеть в кресле, обхватив лоб одной рукой, как известная скульптура про какого-то там мыслителя. Побольше пафоса и скорби.

«Великолепный вариант, — шептал искуситель Ясни, перемешивая мои мысли своими тезисами. — Нельзя его упускать. Мирослава — пропуск к высшему столичному сословию и главная угроза для многих зажравшихся аристо. Ваша кровь будет очень сильной в детях! Алика с зачатками Ведуньи — тайное оружие семьи! Что ты сидишь, как шаманский истукан?»

«Сгинь, призрачный гад, — кидаю ответную реплику. — Ты мой мозг окончательно изнасиловал всевозможными вариантами! Не было ни одной жены, а тут сразу оптом двух дают! Да меня батя Алики из карабина расстреляет, когда узнает!»

«Тебя интересует его мнение? — ехидно шепчет Ясни. — Будь я ее отцом, сам бы отвел за руку к алтарю».

- Мне нужно поговорить с Аликой, — я все-таки вывернулся от прямого ответа, чтобы хоть вздохнуть свободнее и наедине с собой продумать варианты.

- Хорошо, я устрою вашу встречу, — Щербатов посмотрел на часы. — На следующей неделе Семья летит в Москву на свадьбу Павла с Ариной Вяземской. У тебя будет время заняться тараканами в своей голове. По возвращении я потребую ответа. Потому что я хочу, чтобы ты и Мира отправились в Европу, а точнее — в Мадрид в качестве супругов. Зачем, скажу попозже.

- Подальше от костромских? — сделал я предположение.

- И это тоже. Но с костромскими мы должны закончить в ближайшие дни. И ты поможешь нам. Будешь в команде Невзора обеспечивать магическое прикрытие боевых групп.

- Невзор меня не переваривает, — усмехнулся я.

- А его мнения не спрашивают, — нахмурился Щербатов. — Прикажу — обучать тебя начнет своим премудростям.

- Кто еще из магов привлечен?

- Зотов со своими помощниками. Получается, два архимага и три мага разноплановых стихий. Ну и ты со своей странной техникой. Справимся.

- Борис, — окликнула его княгиня Ирина. — Мы здесь собрались по другому поводу. Войну можно обсуждать в другом месте.

- У вас есть еще аргументы? — развел руками Щербатов. — Колояр хочет подумать и поговорить с Сашей. Я не могу ему приказывать тотчас бежать под венец. Не давите на мужика.

Он напряг свои руки и молодцевато поднялся на ноги. Мне ничего не оставалось, как повторить его маневр. Щербатов подмигнул мне и показал три растопыренных пальца, но так, чтобы никто не видел. Я ничего не понял из его жеста. Странный намек. Пока раздумывал, вся семья вышла из кабинета, только Мирослава задержалась, стоя посредине, опустив руки вдоль бедер. Пальцы подрагивали на темно-синем шелке платья.

- Не думал, что ты добьешься своего, — я изумленно покачал головой, подходя к девушке.

- Ты о чем? — удивилась она.

- Кто грозился, что выйдет замуж за меня, если я не прекращу встречаться с Аликой?

- Даже не подозревала, что моя горячность приведет к такому результату, — пожала плечами Мирослава, нисколько не огорченная таким исходом. — Извини. Но не я решала свою судьбу. Честно, ты был самым последним вариантом в моем списке женихов. Внезапным и все сокрушившим на своем пути.

- Ничего я не крушил! — повысил я голос. — Я всегда был таким. И жизнь моя был правильной и размеренной до тех пор, пока не угораздило на тебя натолкнуться!

- Так что нам теперь делать? — княжна чуть-чуть опустила голову, принимая мое возмущение как должное. Первый признак покорности? Ага, слишком хорошо я узнал Мирославу за последнее время. — Ты можешь отказаться, я не обижусь. Но обидятся другие…

- Отец, Павел и обе матери, — добавил я.

- Потеря репутации, плевок в руку, которую папка протягивает тебе в помощь. Он же хочет, чтобы ты стал проводником интересов двух семей: Волоцких и Щербатовых. Я, если честно, до сих пор не понимаю, что происходит с ним, почему он помогает тебе. Вот это для меня загадка.

«Откупается! — внезапная мысль пронзила как удар клинка в самое сердце. — Он знает о моем намерении, но стремится отвратить надвигающуюся месть! И откупается Мирославой, чтобы я стал частью Рода! Насколько я сведущ в тонкостях брачных отношений, я не могу ввести княжну в свою Семью, потому что у меня ее нет. Значит, данную функцию берет на себя противоположная сторона. Да, номинально я могу жить отдельно от новоприобретенных родственников и вести свои дела независимо, но даже в этом случае не имею право на кровную месть в кругу Семьи! Вот же черт… Как я раньше не догадался! Все себя жалел, играл с собственной совестью, а надо было глядеть дальше своего носа! Пора найти себе родового советника, который бы знал все тонкости. Иначе вляпаюсь еще куда-нибудь.»

Что ж, кто тебе гадил, тот тебе и поможет…

А есть ли из этой ситуации выход? Ну, действуя тоньше и изощреннее, можно все что угодно придумать. Взглянув на застывшую в каком-то непонятном ожидании Мирославу, я неожиданно привлек ее к себе, ощутив бешено бьющееся сердце девушки и ее приятные округлости, обтянутые тканью платья. Поцеловал в мочку уха и прошептал:

- Спасибо, что помогла мне в Журавлихе. А то бы сдох от этого отката.

- Мы в расчете, — голос княжны дрогнул. — Может, поцелуешь меня, наконец, по-настоящему?

***

Откат в самом деле чуть не доконал меня. Такой ломки организма я что-то не припоминал в своей жизни. Даже будучи в теле майора Прохорова со мной не случалось подобного. Мне становилось все хуже и хуже, я перестал понимать, где нахожусь, куда меня тащат, что делают. Помню только прикосновения прохладных ладоней, пахнущие фруктовыми леденцами губы. Утекающая из моего энергетического кокона сила ничем не компенсировалась. Я не слышал даже голос Ясни. Он вообще перестал для меня существовать.

Я оказался в какой-то непонятной субстанции, которая присосалась ко мне тысячами странных жгутиков и беспрерывно выбивала из моего тела очки жизни, если применять геймерские термины. Удивительно, я ведь и в самом деле ощущал тикающий счетчик.

Мне потом по секрету сказали, что Мирослава ни на минуту не отходила от меня, подпитывая своей Силой безнадежно продырявленную ауру. Как только становилось лучше, она тут же падала в кресло и спала беспробудным сном. Давала себя заменить только в случае замедления процесса отката.

Если бы в имении кроме меня находился квалифицированный маг, я встал бы на ноги уже на второй день. Увы, но Мирослава не подходила на роль Целительницы, и поддержала меня только своими амулетами.

А потом приехала целая кавалькада из «скифов» и «буранов». Около пятидесяти дружинников князя начали прочесывать лес. А два Целителя взялись за мое восстановление. И удивлялись происходящему. Потом слезно просили забрать меня с собой для проведения неких экспериментов. Мирослава наорала на них, что не позволит делать из меня подопытного хомячка. Ишь, чего удумали! Диссертацию научную писать! Известности мировой захотелось. Хотя, они все правильно делали. Нужно же понять, по каким причинам случился пробой защитного кокона. Что-то странное нашли, вот и вцепились мертвой хваткой.

За периметром дружинники обнаружили мертвого снайпера, сожженного моим огненным плетением. Удар был настолько удачным, что выжег все защитные амулеты наемника и не дал ни малейшего шанса уползти к своей машине (ее, кстати, тоже нашли) и восстановить жизненные силы. Так и сдох на полпути к заветной аптечке.

Второго наемника собирали по кусочкам, чтобы по генетическому анализу определить, что за птица наведалась в гости к княжне. Разорванное тело с целой головой быстро отправили в Торгуев для снятия слепка с умершего мозга. А вот третьего опознали быстро. Бывший егерь, дезертир Терентий Кушнарь, учившийся со мной в кадетской школе. Сика… Каким ветром его прибило к наемникам? Всю свою жизнь был непутным, так ее и закончил.

Появление Сики было для меня некстати, так как сразу же наводило на подозрения. После того, как Целители поставили меня на ноги, следователь из УКБ несколько дней мурыжил, выискивая мотивы моего вероятного сговора с наемниками. Ничего им не обломилось. Ментата я к себе не допустил. Говорят, Мирослава опять сильно скандалила, когда узнала, что меня трясут в Управлении. Или пусть доверяют полностью, или валите все подальше.

А ведь я не обратил на ее поведение никакого внимания. Видимо, уже тогда в хорошенькой головке княжны произошли важные для меня изменения. У Мирки появились ко мне чувства, и поэтому Щербатов не встретил особого сопротивления со стороны дочери, когда огорошил ее своим решением выдать замуж за Волоцкого. Старый прожженный циник сразу сообразил, что младшенькая, наконец-то, нашла достойного для себя человека, пусть и не признаваясь в этом открыто.

Потом я пару дней отлеживался в своем гостиничном номере под бдительным присмотром дружинников. Ко мне никого не пускали. Полный покой. Но зато внимательно изучил досье на Паниных. И лишний раз убедился, что они не причастны к заварившейся каше в Торгуеве. След вел в иные дали.

Что ж, первая серьезная попытка ударить по фундаменту клана Щербатовых не удалась.

И посоветоваться не с кем. Идти к князю Борису с очередной версией не очень-то и хотелось. Видел по лицу, что тот недоволен моей проделанной работой. Чуть не подставил под молотки. Сейчас бы хлестались два клана до кровавых соплей, не разобравшись. Да ну их, к дьяволу! Вот с Ясни можно разговаривать бесконечно. И пошутит, и дельные мысли подкинет.

- Послушай, дружище, меня смущает одно обстоятельство в твоем пророчестве, — затеял я допрос своего призрачного духа ночью, когда проснулся от мягкого дуновения теплого воздуха. Ясни всегда так будил меня. — Если Рекущие увидели угрозу в Мирославе и в ее детях, то почему в предсказаниях нет меня?

- Долго голову ломал? — усмехнулся Ясни, расхаживая по номеру, погруженному в темноту. Только сиреневые всполохи дорожками вспыхивали за ним. Словно трассеры в ночном небе. — Есть версии?

- Одна, и то сумасшедшая, — ответил я.

- Поделись.

- Ну… Я предполагаю, что каким-то образом мое участие в будущих событиях старательно скрывается.

- Так…, - подбодрил меня древний дух.

- Если принять эту версию как основную, тогда подозрение падает на тебя. Ты умудряешься стирать из картин грядущего мою персону.

- Молодец, голова у тебя работает. Это моя идея до поры до времени скрывать тебя. Вот когда женишься на Мирославе, будь готов к атакам со стороны высшей знати. Кое-кто постарается вас вообще вычеркнуть из жизни. Но ты же не такой, чтобы своих женщин в обиду дать?

- Ты что-то знаешь? — напрягся я. — О каких женщинах речь идет?

- Нет, конечно же — нет, это я задумался и брякнул невпопад, — Ясни почему-то отвернулся, чтобы не было видно его лица. Представляю его хитрую физиономию. Опять интриги плетет.

И вот случилось то, о чем мой магический слуга предупреждал. Мирославу, можно сказать, мне навязали, откупились богатыми дарами! Ясни, паразит, все знал. И сознательно вел меня по скользкой дорожке, в конце которой маячил такой приз, от которого запросто крышу снесет. Престол Великого князя, императора всея Руси. Какая тут месть? Жалкие потуги осознать собственную гордость и отстоять честь Рода?

Вопрос в следующем: а оно мне надо? Мы живем в мире, где войны между государствами исключены в виду их ненужности. Мир, где аристократия прекрасно ладит между собой, умея договариваться ради куска земли с его обитателями, замками и городами. Зачем воевать, если есть золото и магическая сила? Все можно купить и продать. Или вдавить упертого в землю, растереть его в порошок.

Государств в Европе не так много, в большинстве своем это княжества, герцогства, каганаты, переходящие из рук в руки посредством мелких интриг или небольших войн между кучкой боевых дружин. Кто победил — тот и берет приз. Россия не вмешивается в их дела; Британия продолжает плавать по морям, отстаивая свои интересы в колониях; франки иногда с вожделением поглядывают на испанские владения в Западной Атлантике и на Южноамериканском континенте, но в большую войну вступать не хотят. Сеньоры-аристократы дорожат своим положением, и на призывы государя смотрят с большим подозрением.

С Лорой оказалось все сложнее. Ее сразу же упрятали в такие недра клановой тюрьмы, что прояснить судьбу девушки-оборотня оказалось невозможно. По намекам Павла, Лору содержат в хороших условиях, обследуют ее несколько магов. Еще он сказал о попытках затормозить мутации организма и получить эффект возврата в обычное состояние, чтобы больше никогда не превращаться в жуткую тварь.

****

Вечером я как обычно собрался после душа залечь в постель и почитать что-нибудь отвлекающее от всех треволнений. Удалось купить в букинистическом магазинчике одну интересную вещицу, связанную с аукционами магических артефактов. Оказывается, такие проводились с конца семнадцатого века только в трех городах Европы: в Париже, Берне и Риме. Коллекционеры закупали для себя ценные приобретения только там, потому что были уверены в подлинности артефактов. За все это время продали ценностей на десятки миллиардов фунтов стерлингов, франков и рублей в совокупности.

Я задумался. Знать бы, в каком году перстни Сваруна появились в продаже и в каком городе. Альманах не давал полной информации и демонстрировал фотографии только самых необыкновенных находок. Судя по этим фото, перстнями не пахло. Но фамилия Грэйса упоминалась, как и тот факт, что он приобрел два коллекционных артефакта с драгоценными камнями магического свойства. Все правильно, Алика про них и рассказывала. Именно в Париже проходил аукцион. Там части «солнечного доспеха» и всплыли. Через чьи руки они прошли? И где последние кусочки мозаики?

Нужно трясти этого Грэйса. Просто так прийти и попросить его продать перстни не получится. Британец может догадываться, что ему попало в руки. Любой намек насторожит его, и кто знает, не начнет ли он охоту на человека, заинтересовавшегося артефактами?

Перстни нужно выкрасть. Мысль не нова, только в моем положении кочевряжиться не приходится. Скоро я стану известной личностью, засвечусь по полной программе и с помощью Щербатова начну двигать фигуры на чужом поле. Мне придется защищать себя и Мирославу, а попутно искать последние перстни. Только став обладателем полного комплекта, я могу рассчитывать на свои силы, сметая остальных с дороги. Значит, Грэйса нужно тряхнуть. Проникнуть в его особняк и тихо-тихо совершить кражу или подмену. Кстати! Я оживленно приподнялся. Что если сделать копии перстней и заменить их? Ведь пропавшие артефакты практически дублируют основные, только камни другие. Камешки можно поставить настоящие, запитав их слабенькой магией.

Мысли лихорадочно заработали в криминальном направлении. Войти в доверие к коллекционеру, разведать, где хранятся его ценности, а потом безжалостно ломануть их. Мне нужно всего два перстня. Ничего больше трогать не буду.

Тонкие линии комбинации начали прорисовываться в моей голове. Моя с Мирославой свадьба станет хорошим предлогом посетить Лондон, где к тому времени окажется Пашка. Он должен вывести меня на Грэйса. Как? Путей достаточно, лишь бы княжич сыграл мне на руку. Остается Мира. Согласится ли она на авантюру? А ведь я еще не задействовал фактор майора Прохорова.

В дверь постучали. Деликатно, но вместе с тем и требовательно. Вроде как, мы соблюдаем твое право на личную жизнь, только открывать все равно придется. Я в одних трусах пошлепал к двери. А чего бояться? Внизу стоит гостиничная охрана с дополнительными силами из УКБ. На этаже еще четверо сменяемых дежурных. Любая заварушка тут же станет известна, и меня эвакуируют. Значит, кто-то из высших чинов приперся. И кто?

Павел. Легок на помине. В стильном костюме из чесучовой ткани бежево-песочного цвета, под которым просматривалась рубашка более темного тона, он весь светился как новогодний фонарик. В левой руке княжича торчала бутылка французского коньяка.

- Здравствуй, боярин! — весело произнес Павел. — Пустишь, будущий родственник?

- Уже зашел, не прогонять же, — я пошел обратно, не обратив внимания на его слова, и на ходу накинул халат. Как-то негоже в одних трусах разгуливать перед гостем. Хотя… мой дом, что хочу, то и делаю.

Павел аккуратно закрыл дверь и с любопытством огляделся.

- Есть бокалы? — поинтересовался он.

- Без закуски будем пьянствовать? Или сделать заказ на кухню?

- Аристократ никогда не пьет без закуски, — Павел вытащил из кармана пиджака большущую плитку шоколада в золотистой обертке и с надписью «Кофейный мусс» фабрики купца Соболева. — Ты что? Как так можно?

Я поместил на столике два пузатых стакана, а княжич тут же уселся в кресло напротив меня и стал разливать напиток. Я зашуршал оберткой.

- Поехали, — Павел поднял свой стакан.

Выпили, закусили шоколадом.

- Послезавтра вылетаем в Ярославль, — сказал княжич. — Ты тоже. На трех «кобрах» с полным вооружением. Готовься.

- У меня нет подходящей формы, — ответил я, нисколько не удивляясь.

- Дам команду, принесут в номер. Померяешь, подгонишь. В штате гостиницы есть портные, — княжич повертел пустой стакан, со стуком поставил его на стол и снова плеснул. — Чтобы не застаивалась… А чего не спрашиваешь, зачем едем?

- Банду глушить, — пожал я плечами. — Выяснили, кто гадит под дверью?

- Твоя пленница раскололась в обмен на некоторые условия. Рассказала, где находятся лаборатории. Будем уничтожать их. И заодно костромских пригладим.

- И каким образом?

- Ракетный удар по местам проживания Бакринских, Аляповых и Лужиных, потом — магическая зачистка, — Павел стукнул донышком своего стакана край моего, подталкивая к выпивке.

- Вместе с семьями? — мне стало противно. — Там же дети, женщины.

- Так нужно, — твердо ответил Павел. — Даже если тебе не нравится, отговорить отца не получится. Операция получила согласие не только Панина, но и Апраксина. А старый хрыч связан с Великим князем совсем иными обязательствами. До сих пор никто нас не одернул. Значит, одобрение получено. Но ты не будешь Кострому в пепел превращать. Пожалел тебя батька. Твоя задача — зачистка лабораторий. Их две. Находятся в тридцати километрах от города. Координаты потом скажут. Сейчас только общий план. Что, гадко?

- Противно, — согласился я. — Нельзя так. Я имею в виду людей, а не лаборатории.

- Всю жизнь миротворцем притворяться не получится, — Павел говорил с нажимом, словно вбивал в меня истины, принятые в их семье. — Привыкай. Скоро сам станешь главой младшего Рода. Если блохи начинают беспокоить, их вытравливают беспощадно. Помни об этом всегда. Иначе закусают.

- От блох и чума бывает, — задумчиво ответил я, мысленно вопрошая самого себя, готов ли к такому восприятию действительности. Почему бы и нет? Всю прошлую жизнь занимался зачисткой неугодных. Может, это и хорошо, что лаборатории крушить буду.

- Вижу, особо не рефлексируешь?

- Да хрен ли рефлексировать? — ответил грубовато. — Жизнь стремительно покатилась в ином направлении, что явилось неожиданностью.

- Психуешь, что навязываем тебе Миру? — проницательно спросил Павел.

- Да как-то…, - я сделал неопределенный жест рукой. — До сих пор не приду в себя. Стать обладателем очень вкусной девушки, с которой постоянно на контрах — весьма неожиданно и странно. Тем не менее, она мне до сих пор голову не откусила.

- А тут ты прав, — кивнул княжич. — Точно сказал: вкусная. На любителя. Горький шоколад. Но она тебя очень уважает и даже «немножко любит», сама призналась. По секрету.

- Немножко? — я усмехнулся. — Тогда я спокоен. Пьем. Чего морозим?

После очередного рывка мы посидели молча, поглядывая друг на друга. Зачем Пашка приперся? Рассказать о том, что его сестра, наконец-то, разглядела во мне человека, а не бездушную защитную стену, закрывающую ее от опасностей?

- Паша, ты не томи меня. Расскажи, что хотел-то. Не бутылку же полностью вылакать пришел.

- О тебе Зотов очень интересовался, — княжич развалился в кресле. — Замотал меня своими просьбами посодействовать встрече с тобой. Догадываешься, зачем?

- Перстни заинтересовали его, — я поднял руку. — Он уже закидывал удочку. Умный мужик.

- Колояр, а на самом деле, что в них такого? Я и сам, конечно, вижу их магическую сущность. Но Зотов намекает о каких-то древних реликвиях, очень похожих на твои артефакты. Они, якобы, являются частью легендарного доспеха великого царя Севера Борея…

- Только похожи?

- Да откуда я знаю? — махнул рукой Павел. — Тебе же они помогают формировать боевую магию? Ну и ладно. Играйся на здоровье. Вот только еще один момент. Зотов говорил о перстнях, как о неких промежуточных элементах, идущих в комплекте с загадочным доспехом. Ты сам-то знаешь историю своих камешков?

- Ну, то, что они старинные — точно знаю, — я повертел перед носом Павла рукой с блеснувшими перстнями. — Некому было передавать мне семейные предания…

- Извини, — Павел слегка смутился. — Я скажу Зотову, чтобы прекратил хренью заниматься.

- Да пускай, — я налил очередную порцию коньяка. — Только в дружбу, Паша. Ты мне иногда сливай информацию о его изысканиях. Мне-то некогда углубляться в исторические коллизии артефактов. А он, может, и раскроет их тайну.

- Предлагаешь стукачество? — засмеялся Павел. — Ладно, уговорил.

- И еще просьба…

- Говори уже, что ты запинаешься на каждом слове?

- Ты когда в Лондон собираешься?

- Как только проведем свадьбу, будет медовый месяц. Вояж по средиземноморскому побережью, — Павел почесал затылок. — Не раньше октября. Мы же не вернемся в Россию, а сразу рванем на Остров. Чего хотел?

- В гости наведаться. Вместе с Мирославой.

- Мутишь, Колояр, — пробурчал Павел, покачивая головой. — Ладно, не буду ничего спрашивать. Вы все равно скоро тоже отчалите. Свяжемся. Номер телефона менять не буду. Как надумаешь — звякни. Я не против. Приезжайте.

Я повертел в руках стакан, изучая на свет темно-янтарную жидкость, плещущуюся на донышке.

- Ты только с Ариной в медовый месяцы рванешь?

- Конечно! Зачем мне Ксюшка нужна? — хохотнул княжич. — Вот преимущество многоженства! Старшую оставлю дома с ребятишками, а сам с молодой — в круиз! Ты тоже привыкай к такому счастью.

Ксения была первой женой Павла из простого боярского саратовского рода, и есть вероятность, что Арина оттеснит ее с позиции ведущей. По знатности Вяземская превосходит Ксюшу на десять рядов. Увы, такова реальность семейных традиций.

- А потом? — допытывался я.

- Потом вызову в Лондон. Будем жить всей семьей. Да ты боишься, что ли? — Павел расплылся в хитрой улыбке. — Неопытный, сразу видно. Колояр, скажу тебе честно: с Миркой, заразой, будет очень трудно. Совершенно непредсказуемая натура, взрывная, меняющая свои предпочтения ежесекундно. Батя рад будет спихнуть эту норовистую кобылку с рук. Но ты не пожалеешь, если поведешь под венец мою сестренку. Честно тебе скажу. Верная жена будет. Не в том аспекте, что за твоей спиной рога тебе не будет отращивать (знавал я подобных, поверь), а в самом деле верная во всех твоих делах. Захочешь преступление совершить — пойдет за тобой, не задумываясь. Только не разочаровывай ее, старайся доминировать. Ты хозяин, твое слово — закон. Пример — отец. Она желает именно такого мужа.

- Спасибо за совет, — я услышал главное. Мира поддержит меня в преступлении, которое я собираюсь совершить в скором будущем. И не только поддержит, но и сама поучаствует в нем. Она авантюристка в душе. Вообще, если пошла такая пляска, я и Алику привлеку. Создам криминальное трио ради будущего своей семьи.

- Что еще хочешь узнать про семейную жизнь? — Павел слегка захмелел, но не пытался убрать негативные последствия алкоголя с помощью специального амулета. — Стесняешься? Ладно, расслабься. Главное, не допускай в свою постель сразу двух красоток, которых скоро обретешь.

Он хохотнул, не заметив, что я покраснел. Прохорова такими вещами нельзя смутить, но его сущность давно уже не влияла на мои чувства.

- Почему? — с интересом спросил я.

- Ты умрешь через неделю, вот что. Постарайся донести до них, как важно беречь тебя в супружеской жизни, не переусердствовать.

Наверное, на моем лице было написано такое, что Павел захохотал, чуть не согнувшись пополам.

- Ну ты и…, - я даже не мог подобрать нужного слова.

Разговор после этого как-то съехал на второстепенные темы, и Павел все чаще стал поглядывать на часы. Я уже собирался выпроводить княжича, но вспомнил одну немаловажную вещь.

- А что с нашей дуэлью? И где Витька Колесников?

- Отец отослал его в Курганные Земли на усиление, — Пашка поморщился. — Черт, как невовремя вы зарубились! Слушай, я могу надавить на придурка, чтобы он принес извинения за свои слова.

- Нет, Паша, я не согласен, — хмель приятно бил в голову, но язык не заплетался и слушался меня. — Он оскорбил моих родителей. А за такое голову отрывают. Вот пример: наказание костромских. Хотите под нож пустить целые семьи, не разбираясь, кто прав, а кто виновен. Колесников должен за свои поганые слова ответить, и он ответит. Надо будет, сам съезжу к егерям и проведу бой.

- Ладно, но только после Костромы, — взял с меня слово княжич и решительно поднялся на ноги. Я проводил его до двери. — А своим секундантом выбери Володю Решетникова и кого-нибудь из своих знакомых. Мы же все умотаем в Москву. Вот тогда и разбирайся с Колесниковым. Иначе отец под любым предлогом не даст тебе провести дуэль. Или выбей разрешение.

- Хорошо, я приму твой совет, — пожав на прощание руку Павла, я закрыл дверь и, пошатываясь, дошел до постели. Убрал книгу на тумбочку, досадуя, что прервали на самом интересном месте. Но свой план я теоретически отшлифовал и довел до ума. Как оно будет в жизни?

Глава 2

Глава вторая

Две остроносых «кобры» с подвешенными на пилонах ракетами, хищно наклонили корпуса и шли как привязанные по выделенному диспетчерами Нижнего Новгорода коридору, минуя город с южной оконечности. Оставив далеко позади высокие трубы тепловых электростанций и вышки спутниковой и мобильной связи, они с легкостью разрывали плотный, нагретый за день воздух, пластуя его на тонкие кусочки. За ними, незначительно отставая, увязался транспортный вертолет, выкрашенный в стандартный темно-зеленый камуфляж. Ни гербов, ни опознавательных знаков, которые могли идентифицировать летную группу, на бортах не было.

Я находился именно в этом транспортнике вместе с командой магов и двумя десятками крепких парней, облаченных в полное боевое снаряжение, которое увидишь не у каждого сотрудника УСБ. Все в бронежилетах, укрепленных для верности защитными магическими сферами, в тактических шлемах и с автоматами. Серьезно подготовились. Ни одного человека из дружины или егерей. Видать, у Щербатова в загашнике прятались спецы иного формата. Лица за стеклами черных очков невозмутимы. Их командир, пристроившийся в самой середине скамьи, меланхолично перемалывал крепкими белоснежными зубами жвачку.

Чтобы шум винтов и движка не бил по ушам, каждому из нас раздали наушники. Я и так ни с кем не собирался разговаривать, и поэтому решил по дороге вздремнуть. Все равно в Ярославле мы долго не пробудем. Вся операция рассчитана на три-четыре часа с одновременным ударом по лабораториям и родовым поместьям Бакринских, Лужиных и Аляповых. После чего быстро сворачиваем активную фазу, оставив в Костроме несколько оперативных групп для зачистки, и возвращаемся домой. А порядок будет наводить Апраксин. Он со своей администрацией туда позже подтянется.

Насколько я понял из разговоров Щербатова со своими подчиненными, атаковать костромских бояр будут, в основном, ярославские бойцы. Но князь Борис с сыном Павлом и своими людьми тоже поучаствуют в операции. Подозреваю, что Щербатов хочет докопаться до причин охоты на Миру. Может, я зря переживаю за невинных, и все семьи не будут подсекать до самого корня? Не душегубы же Панин и Щербатов! Кхм…Насчет второго у меня большие подозрения. Человеколюбием он не страдает. А если и нападет меланхолия, то исключительно ради будущей выгоды.

Вертолеты садились на загородный аэродром, принадлежащий Панину. Он не принимал гражданские самолеты, а использовался для личного транспорта. Судя по трем длинным ангарам, техники у местного князя было навалом. Часть из них оказалась надежно скрыта от любопытных глаз, но парочка таких же боевых «кобр» стояли на открытых площадках, и возле них копошился обслуживающий персонал. На пилоны вешали какие-то интересные на вид продолговатые «сигары», внешне похожие на ракеты, но без хвостовых стабилизаторов.

- «Пылающий дождь», — пояснил Зотов, когда мы вывалились, наконец, из транспортника, и по энергичным взмахам руки какого-то мужика в темно-синем комбинезоне направились к ангару, возле которого уже толпилась куча народу. — Магические бомбы. Используются для полной зачистки местности. Одной штуки хватает, чтобы накрыть пару кварталов. Применяются для отвесного бомбометания. Неужели решили половину Костромы сжечь?

Н-да, никакой пощады для семей бояр, посмевших дерзнуть против высокого герба. Зачищать будут всех.

- А у наших «кобр» обычные ракеты, — я кивнул на княжеские машины, заруливающие на специально выделенные стоянки. — Против лабораторий имеет смысл применить как раз «пылающий дождь».

- С чего вы взяли, господин Волоцкий, что ракеты — обычные? — Зотов пристроился рядом со мной; губы его раздвинулись в улыбке. — Мы же не воевать собрались, а выжигать заразу. Восемь зарядов с разнообразным магическим наполнением. Вон те, с красной полосой — «ярость демона», огненная смесь с мощной детонацией в радиусе трехсот метров. С синей полосой — для блокирования пожаров, если начнет гореть лес. Могут также работать на полное замораживание биологической субстанции.

- Неразумно, — покачал я головой. — Так мы всех ученых перебьем. Ни доказательств, ни компрометирующих документов. Химеролога хорошо бы взять за жабры. Кто-то же их спонсирует. Недешевое мероприятие.

- Зачем князю пленные? — недобро усмехнулся Зотов. — За последние дни собрано достаточно улик, чтобы покарать виновных. А они находятся в Костроме. Факты неоспоримые.

- Девушка-оборотень заговорила? Сама или помогли? Попасть в лапы магов из УКБ мало приятного. «Эликсирами правды» любой язык развязать смогут. Или с помощью ментального проникновения в мозг.

- Да, причем сама, без всяких снадобий, — кивнул Зотов. — Девочка соображает, что хозяевам сейчас будет не до нее, а после завершения операции так и вообще никто не предъявит за провал. А мы пообещали вернуть ей нормальный облик со временем.

- Разве препараты, блокирующие метаморфозы организма, которые существуют, не действуют?

- Они страдают ненадежностью, дают только временный эффект, — помощник Невзора развел руками. — Девушка согласилась подождать, пока мы испытаем новые компоненты для блокирования. Дело не быстрое.

- И все же слова оборотня — не самые лучшие доказательства, — я покачал головой.

- Скажу по секрету, — Зотов понизил голос, потому что мы приблизились близко к ангару. — Из Москвы нашему хозяину дали знать, кто именно направлял руку наемников. Кто-то, имеющий уши в Костроме…

У меня сжалось сердце. С чего вдруг московский доброжелатель вмешивается в провинциальные разборки? Ему-то какое дело до Щербатова, Паниных, Бакринских? Может, стремится как раз чужими руками убрать всех свидетелей гораздо большего заговора? Допустим, обрубает следы, ведущие в великокняжеский клан. Так что Мирослава все равно остается под ударом. Нужно только дождаться подходящего момента. Например, когда она приедет в столицу…

Возле командного ангара нас остановили, проверили с ног до головы и попросили пройти внутрь. Боевую группу направили в другое место. Я же вместе с Невзором, Зотовым и двумя подмастерьями-магами оказались внутри большого помещения, выделенного под штаб. Здесь уже находились наши князья, многочисленная рать телохранителей, десятники, старшины, воеводы. Панин и Щербатов стояли рядышком в торце стола, на котором раскинулась большая карта местности. Предварительным разбором предстоящей операции руководил незнакомый мне человек в камуфляже. Но по нашивкам я выяснил, что он — воевода из ярославского клана. Ничего нового из того, что поведал мне Зотов, руководитель операции не сказал. Как запланировали, так и будет.

Две панинских «кобры» берут курс на Кострому и отрабатывают по целям. Через десять минут десантный борт выбрасывает диверсионные группы в местах расположения особняков боярской троицы. Проводят зачистку. Тех, кому повезет остаться в живых (с трудом верилось), забрать с собой для допросов. Химерологов или научных сотрудников по возможности брать без ущерба здоровью. Если повезет, конечно. А то магический огонь — он такой, знаете ли, неразборчивый. Опытный материал уничтожается полностью. Что имел под опытным материалом воевода, я сообразил сразу. Мальчики, девочки, попавшие в жадные руки химерологов, прошедшие первый этап трансформации. Увы, но здесь князья были правы. Пока нет надежного лекарства от оборотничества, заниматься благотворительностью неразумно.

Тех волколаков, которые уже вкусили крови, уничтожать обязательно — это категорический приказ воеводы. Разбежавшихся зверей постараются отследить с помощью егерей. После уничтожения боярской верхушки хозяйствовать здесь придется Апраксину до того момента, пока Москва не посадит наместника.

И опять скребнуло по сердцу. Всех причастных к какой-то тайне зачищают под корень. Черт возьми, во что я влезаю?

Единственное изменение произошло в сроках операции. Начинать будем не сегодня, а завтра, в половине пятого утра. Поэтому все участники остаются на аэродроме. Для них выделены ангары со всем необходимым. Питание, туалет, спальные места, развлечения в виде бильярда, шахмат и чего еще душа пожелает. За спиртное карать будут жестоко.

Меня даже слегка пробило. Как будто я окунулся в прошлое своей службы в Семиречье. Вот тут командиры, решающие оперативные задачи, а вот там — бойцы, ждущие приказа. И я среди них. Только разница существует. Я в какой-то степени более свободен, на меня не давит груз ответственности. Мой непосредственный начальник Невзор больше нужен для отчетности. Каждый из нас, магов, знает свои возможности и силы.

Бойцам отвели большое помещение в районе служебных построек, а всю вспомогательную братию поселили в маленьком уютном гостиничном комплексе, который, как оказалось, существовал при аэродроме. И то хлеб. Я был приятно удивлен такой заботой со стороны ярославского князя. А, может, это Щербатов посодействовал. Кто их знает.

Мне пришлось поделить свой номер с Зотовым. Помощник Невзора как-то ловко напросился в постояльцы, и я подозреваю, с какой целью. Речь об этом зашла сразу после ужина.

Я забрался на кровать с какой-то развлекательной книжкой в потрепанной обложке, и только настроился на приятное времяпровождение, как Зотов, примостившись по соседству, произнес:

- Мне кажется, господин Волоцкий, вы сознательно избегаете меня. Я ведь несколько раз пробовал поговорить с вами, даже приезжал в «Интерлогист», но прорваться наверх в ваш офис не получилось. Может, расставим все по своим местам? Пора бы выяснить наши предпочтения.

- Я до сих пор не знаю вашего имени, господин архимаг, — посмотрел на соседа через верхний обрез книги. — Как-то все официально. Может, познакомимся для начала? Мое имя — Колояр.

- В таком случае, зови меня Игнатом, — правильно понял намек Зотов и усмехнулся. — Поговорим?

- Полагаю, речь пойдет об артефактах? — я устроился поудобнее, подложив подушку под спину, приняв положение полулежа.

- В первую очередь — о них, — кивнул Зотов с разгоревшимися глазами. — Я делал запрос в централизованный архив, чтобы найти хоть какие-то материалы по древним магическим вещам, вроде оружия, колец, браслетов, перстней… Меня натолкнули на мысль ваши перстни, удивительно похожие на легендарные артефакты времен царя Борея, иначе называемого Варахой. Он был правителем Севера, чуть ли не мифической Гипербореи, от которой остались немногочисленные следы на Урале, на побережье Северного океана, на Таймыре… Оставив по непонятным причинам империю на своего сына Сваруна, он ушел на юг, в Индию. Предания гласят, что Борей владел «солнечным доспехом», но индийские Веды об этом упорно молчат. Его современники, полагаю, этих доспехов на нем не видели, а только знали, что они были. Остались намеки, что могущественное оружие Борей тоже оставил Сваруну.

- Что такое «солнечный доспех»? — я решил поиграть с архимагом, в надежде получить новую информацию. Ведь Алика могла что-то упустить в процессе своего расследования.

- Только не строй из себя невежу, — усмехнулся Зотов, легко раскусив мою игру. Однако не стал сердиться. — «Солнечный доспех» — комплекс магической защиты, включающий в себя разнообразное оружие и броню. Например, «скипетр войны», огненный диск Сударшана, Небесное Копье, разнообразные защитные приспособления в виде «лат», «стены непроницаемости». По некоторому размышлению, пришел к мысли, что такую громоздкую систему защиты и активного боя Борей не мог таскать на себе. Но и отказаться от нее тоже не в силах. Поэтому я пришел к мысли о некоей трансформе, позволявшей Борею в кратчайший момент облачаться в нужный комплект.

- Что за трансформа? — я-то догадывался, что хотел сказать Зотов, но любопытство пересиливало. Ведь архимаг своим умом и анализом ситуации доходил до сути, а мне бескорыстно помогала Алика и призрачный слуга Ясни.

- Магические кольца или перстни, которые при взаимодействии между собой проявляли некие качества доспеха. То есть, на самом-то деле Борей мог стать неуязвимым, применяя перстни с драгоценными камнями, создавав необходимые комбинации защиты или атаки. — Зотов наклонился, словно хотел рассмотреть мои артефакты на пальцах.

Я ему не мешал. Правая рука лежала на животе — любуйся, сколько влезет.

- Есть версия, что при манипуляциях с перстнями возникают разнообразные магические плетения, формирующие так называемый «солнечный доспех» в различных вариациях, — пробормотал Зотов. — Твои перстни, Колояр, очень похожи по описанию на эти артефакты. Но я не понимаю, где еще четыре?

Черт! Любопытный архимаг зашел очень далеко в своих изысканиях!

- А что с остальными? Есть еще один комплект?

- Вспомогательный, — Зотов глянул на меня чересчур пристально. — Правая рука соблюдает принцип внешней защиты и атаки, левая рука — отвечает за ментальную защиту и нападение. Сапфир, рубин, алмаз и изумруд отвечают за внешние проявления магии. На твоей руке именно эти камни.

- Послушай, Игнат, — я пошевелил рукой, любуясь игрой граней своих камней, — если честно, я сам давно интересовался, что за наследство попало в мои жадные ручонки. — Подозреваю, что ты стал жертвой своей ошибки. Да, удивительное совпадение, и только. Обычный слепок с настоящих перстней, канувших в неизвестность.

- Да-да, канувших…, - пробормотал архимаг, стискивая ладонями свои колени. — «Огненная птица» уничтожившая бандитов на трассе является одним из компонентов доспехов Борея. Об этом упоминают исследователи в старинных книгах. Не думаю, что реплики, которые ты носишь, способны на такое.

Вот же дотошный, черт возьми! Я изобразил недоумение и развел руки в стороны.

- Плетение «феникса» — стихия Огня, как-никак, любезный Игнат! А эта стихия — наследственная.

- Десять лет назад на твоих руках были браслеты «веригельн», — напомнил с улыбкой Зотов, как скрадывающий несчастную мышку лис. — Я ведь помню подростка, который не мог пользоваться своим Даром. А блокираторы за все эти годы полностью уничтожили способность к воспроизводству магической энергии. И вдруг Колояр Волоцкий из выхолощенного мага превращается в какую-то невероятную машину убийства…

- Скажешь тоже — машина, — польщенно пробормотал я.

- Машина, — уперся Зотов. — Играючи разделался с четырьмя наемниками на дороге; снес с крыши снайпера на расстоянии двести метров; скрутил волколака и раскатал в блин еще одну группу наемников. И ведь есть свидетели. Один из них — очаровательная княжна Мирослава. Я знаю эту девочку. Она романтическими бреднями не страдала никогда. К ее словам отношусь очень серьезно. Ты пользовался еще каким-то артефактом, очень похожим на царский атрибут власти — кинжалом Ясни.

Хороший удар. У меня дыхание перехватило и сердце засбоило. Да черт возьми, что нужно Зотову? Зачем он под меня копает? По приказу Невзора?

- Я к чему веду, Колояр, — Зотов протарабанил пальцами по коленям, — слишком много совпадений, после которых у меня не осталось сомнений: ты каким-то образом отыскал артефакты Варахи, но не полностью, и теперь являешься владельцем уникального магического доспеха. Почему я утверждаю это? С четырьмя перстнями и Ясни ты на голову выше многих архатов, и даже с творцами можешь бодаться. И не надо меня убеждать о семейных реликвиях. У Волоцких никогда не было таких вещей.

- В курганах нашли, — стал маневрировать я.

- Брось, Колояр, — поморщился Зотов и руки его замерли. — Меня не стоит недооценивать. Я не мальчик уже, жизненного опыта хватает, чтобы распознать, где ложь, а где правда. Ты не куришь?

Странный переход от энергичного допроса к банальному вопросу удивил, но я не подал виду. Зотов что-то хотел сказать, и с помощью пальцев вырисовывал какие-то знаки.

- Нет.

- А вот что-то захотел сигаретку выкурить. Выйдем в коридор?

- Прогуляемся, — мне стало интересно, что задумал маг.

Когда мы покинули номер, Зотов тихо сказал:

- Пошли на улицу. Не хочу здесь ничего говорить.

Возле гостиничного домика крутился только один вооруженный охранник, и наше появление отметил, но не стал препятствовать тому, что мы зашли за угол, где в окружении нескольких кустов стояла скамейка, ящик с песком и урна для мусора. Мы сели рядышком, и Зотов действительно закурил. Ни разу не видел, чтобы маги дымили сигаретами. Пагубная привычка отбивалась элементарными заклинательными плетениями.

- Удивился? — Игнат тихо рассмеялся. — Это для виду. Ладно, давай играть в открытую, Колояр. О чем мы говорили в комнате — более-менее известно. Теперь о главном: я не знаю, где находится дублирующий комплект перстней, но по некоторым данным, он осел у частных коллекционеров. Одного я знаю: Уильям Грэйс, живет сейчас в Лондоне. Остальные тоже ушли через аукционы. Подозреваю, что никто и не знает, чем владеет. В этом твой шанс, парень.

- Не понял! — я взглянул на Зотова, задумчиво пыхающего сигаретой.

- Я хочу помочь тебе овладеть Силой, — ответил неожиданно маг. — Но не просто так, сам понимаешь.

- Так! Разговор пошел откровенный! — я оживился. — Бескорыстие в княжестве Торгуеве никогда не было в числе добродетелей. Поясни мне, Игнат, свою позицию. Зачем ты предлагаешь свою помощь?

- Когда я поступил на службу к князю Щербатову, мне было двадцать два года, — негромко ответил Зотов, сосредоточенно глядя на тлеющий кончик сигареты. — В УКБ всем заправлял опытный архат Матвей Владимиров. Ему уже тогда было лет девяносто, но за последние годы своей жизни он стал моим наставником и учителем. Его заместителем как раз ходил Невзор. Как маг — очень сильный специалист, разбирающийся во всех тонкостях ремесла. Уверенный… нет, скорее, самоуверенный человек, стремившийся получить высочайший ранг «творца». Владимиров, вероятно, почувствовал какую-то угрозу, исходившую от помощника, и приложил немало усилий, чтобы комиссия завалила Невзора на аттестации. «Творца» он не получил, и подозреваю, как ненавидел старика. Когда Владимиров умер, Невзор стал главой УКБ, но пробыл там недолго. Князь Борис взял его в клан личным магом. Но свою власть Невзор в УКБ не потерял. Всех, кого Владимиров привечал и оказался в ближнем кругу, архат мгновенно записал во враги. Думаешь, почему я, имея тот же ранг, что и Невзор, до сих пор нахожусь на побегушках? Все Управление сверху донизу пронизано соглядатаями этого человека.

- Почему тогда ты служишь Щербатову? Твоя вассальная клятва не вечна. Уходи.

- Как раз Щербатов меня устраивает. Меня не устраивает этот хрыч, держащий в обеих когтистых лапах и УКБ, и окружение князя, — Зотов поплевал на пальцы и загасил окурок. Щелчком отправив его в урну, он продолжил: — Может показаться, что я хочу использовать тебя в подковерных играх. Но я хорошо помню мальчишку с браслетами на руках, представляя, какие муки он испытывал при инициации. Сила, не выходящая на должный уровень, сжигала искру Дара и губила энергетические каналы. И в истории с гибелью твоих родителей… там много непонятных моментов, связанных с Невзором. Ты ведь ничего не знаешь…и не помнишь.

- Как я мог что-то знать? — сохраняя безразличие на лице, пожал я плечами. — Годовалый сопляк, которого чудом спасли из горящего дома.

- Тебя вытащили Невзор и Мисяй, — с трудом проговорил Зотов. — Но что-то произошло в доме. Очень плохое. Не спрашивай меня, я не готов так далеко заходить. Боюсь. Только не верю, что эти двое могли проигнорировать прямой приказ Щербатова спасти младенца.

- Хм, этот приказ легко обойти. Сказали, например, что обвалилась крыша, не успели вытащить. И что там могло произойти? Ты хоть что-то знаешь или догадываешься?

Мне не хотелось давить на архата. Сделка между совестью и верной службой зачастую меняют человека не в лучшую сторону. Зотов не будет нарушать клятву верности своему князю, но не откажется устроить неприятности недругам. Надо же, не подозревал, какие страсти бушуют в недрах УКБ. Чисто пауки в банке!

Зотов на мой вопрос отрицательно помотал головой, словно намекал, что о прошедших событиях он и словом не обмолвится. Однако разговор продолжил.

- Не скажи, Колояр. Для Щербатова эти двое — верные псы, но даже они побаиваются друг друга, полагая, что каждый из них может сливать информацию князю. Непослушание могло закончиться казнью. Поэтому Мисяй и архат не смогли сделать свое черное дело. Они побоялись друг друга, а не того, как будут выглядеть в глазах своего князя.

- Ты понимаешь, Игнат, о чем говоришь? Получается, моих родителей убили…

- Я этого не говорил, — торопливо произнес Зотов. — Официальная версия не менялась все эти годы, таковой она и осталась. Извини, я могу строить иные мысленные конструкции, но за язык меня не тяни. Так что, услуга за услугу, Колояр. Поможем друг другу?

Щербатов начал сливать своих подопечных, вспыхнула мысль. Отдает Мирославу за меня — это намек на примирение. Через Зотова разрешает мне узнать о событиях давних лет. Словно дает право на мщение. Сам же князь как бы остается чистеньким. Подожди, Колояр, скоро тебе расскажут историю, что Мисяй и архат сами устроили бойню в имении Волоцких!

- Н-да, Игнат, разбередил ты мое сердце, — сжал я зубы. — Значит, ты хочешь завалить Невзора с моей помощью?

- Да, хочу. Но только ради себя, — ответил Зотов честно. — Мы валим архата, и я расчищаю дорогу к руководству Магическим отделом. Или становлюсь верным псом Щербатова. Мне, в принципе, без разницы. Справедливость должна восторжествовать.

- А я? — улыбаюсь в сторону. Знать бы, какая она, эта справедливость.

- Я помогу тебе освоить Дар в тех возможностях, что остались от действий «веригельн». Заодно ты покажешь мне, как артефакты формируют «солнечный доспех». Ты ведь не всегда контролируешь мощь, питающую твой аурный кокон. С «огненной птицей» ты переборщил, кстати. Слишком высокий уровень плетения оставил, по которому я и начал распутывать твою историю.

- Какой-то обмен неравноценный, — почесывая щеку, ответил я, не знаю, как реагировать на неожиданную помощь от княжеского вассала.

- А в мире всегда неравные условия, — хмыкнул Зотов и похлопал по карманам камуфляжной куртки. Вытащил пачку сигарет, но вдруг передумал и вернул ее на место. — Кому-то приходится уступать. Но я не пережимаю тебе горло. Твои артефакты мне не нужны, да я и не смогу ими воспользоваться. Подозреваю, что ты их на кровь привязал.

Между нами повисло молчание. Зотов не торопил с ответом. Он рассеянно смотрел куда-то вдаль, сквозь кустарник. Откуда-то донесся шум двигателя, мелькнул зеленый борт грузового автомобиля, въезжающего на площадку, где стоял один из вертолетов. От ангаров раздался жизнерадостный смех бойцов.

- Довольно странное сотрудничество, Игнат. Даже не знаю, врешь ты или в самом деле хочешь провернуть свои дела с моей помощью.

Мое сознание словно разделилось надвое. В одной половине барахтались варианты ответа и мучительный поиск ловушки от Зотова. Другая, ментальная, нашептывала мне голосом Ясни. Бывший Рекущий и маг непобедимого Варахи знал все. В словах Игната, как вещал Ясни, нет подвоха. Архат ищет помощь ради усиления своего влияния, и я для него — неожиданный дар. Думается мне, в накладе не останусь.

В конце концов, на своего призрачного помощника я не обращал внимания. Предложение Зотова не таило в себе угрозы. Он был искренен в своем желание подняться по ранговой лестнице и спихнуть Невзора в яму забвения.

- Мы можем разойтись, сделав вид, что между нами не было этого разговора, — Зотов напряженно сгорбился.

- Невзор знает о твоих желаниях?

- Он считает меня противником, но слишком уверен в своей незыблемой позиции.

- Хорошо, — ответил я согласием.

- Завтра подходящий день для устранения проблемы, — расцвел Зотов. Все-таки он боялся за себя, рискуя выложить свои планы незнакомому, в общему-то, человеку. — Но как подставить архата под удар, да еще при свидетелях?

- Без подготовки мы рискуем огрести большие проблемы, — предупредил я. — Будем действовать по обстановке. В конце концов завтрашним днем мир не обрушится.

И протянул руку Зотову. Архат крепко пожал ее.

Глава 3

Глава третья

Из Ярославля мы вылетели строго по расписанию. В половине пятого утра шесть винтокрылых машин поднялись в воздух. Четыре «кобры» с опасным магическим грузом шли верхним эшелоном, а два транспортника спустились чуть ниже. Солнце еще не показалось, но горизонт с высоты выглядел как рисунок ребенка, размазавшего резкими движениями кисти красные, желтые и черные краски в единое пятно. Лиловые облака величаво нависли над темно-зелеными кронами непроходимых лесов, и казалось, никуда не торопились. Робкие блики на поверхности воды то и дело отмечали наш путь.

Вертолеты держались левого берега Волги как ориентира. Решено было заходить на Кострому с северо-запада, где меньше концентрация жилых кварталов. Наш экспедиционный отряд отвалится от основной группы раньше. Нам предстояло сделать приличный крюк и удалиться в глубины лесов где-то за рекой Костромой.

У меня не выходил из головы разговор с Зотовым. Архимаг мог искусно врать, чтобы выяснить мои планы и доложить о них Невзору. Такой исход нельзя исключать. Недаром старый хрыч очень пристально посматривает на меня, а при встрече боится подать руку, словно у меня из плеч гремучие змеи растут. Но я-то вынужден буду здороваться и улыбаться, как приличный человек. Невзор не знает того, что знаю я про него и Мисяя. Чутье у магов развито очень сильно, и ненавистный мне человек может ощущать исходящие от моей ауры враждебные волны.

А если Игнат не врет? Логически рассуждать не получится. У меня нет точных данных, какие отношения у него со старшим архатом. Приходится полагаться на интуицию. А она как раз шепчет голосом Ясни, что нужно хвататься за эту возможность. Союзник в стане врага никогда не помешает. Поможем друг другу и разбежимся со своим профитом. Что я теряю в перспективе? Да ничего, в сущности. Зотов ясно дал понять, что мои уловки с сокрытием истории появления перстней на моих пальцах его не сбили с толку и не смутили. Маг встал на след как гончая, и не успокоится, пока не получит своего.

Ладно, пока не буду об этом думать. Сейчас нужно как следует поработать с лабораториями. Химерология — нечестивое занятие магов, не снискавших успеха на службе князей, обидевшихся на какое-нибудь замечание или на высказывание о своей некомпетентности. Обиделись — и ушли в леса творить непотребства с детьми, ломать их организм и душу. Лора… Жуткая машина для убийства, согласившаяся стать обратно нормальным человеком. Красивая девушка, но с кровью, отравленной эликсирами. За нее я тоже в ответе. Обещал ведь, что приложу усилия вытащить ее из глубокой ямы и не дать гневу князя Щербатова обрушиться на е голову.

Вертолеты внезапно накренились и стали отворачивать от широкой ленты Волги и уходить в сторону. Все, наша операция началась. Через двадцать минут мы оставим Кострому по правую сторону. Пилотам предстоит трудная задача: идентифицировать лабораторные корпуса, а не перепутать их с жильем обычных мирян. А то шарахнем ракетами по какой-нибудь деревеньке.

Операция простая. Заходим на первую цель, выпускаем ракеты с убийственным огнем, потом десантируются вот эти бравые ребята, закрывающие глаза черными очками, и зачищают местность. Мы поддерживаем их защитными сферами и куполами. Удостоверившись, что живых никого не осталось, а лаборатория разрушена, летим к следующей точке.

- Цель на два часа! — вылез из пилотской кабины летчик. — «Кобры» заходят с двух сторон. Через пять минут приземляемся!

- Есть поляна? — все так же жуя резнику, спросил старшина боевой группы. Я уже знал его позывной — Водяной.

- Есть. Небольшая, но сесть сможем.

- Принял, — кивнул Водяной и бойцы оживленно зашевелились. Послышались веселые голоса, защелкали карабины ремней. — Прыгаем, не дожидаясь приземления.

Пилот кивнул и исчез в кабинет. Уши мгновенно заложило от перепада давления. Утробно загудев, транспортник стал снижаться, одновременно с этим делая какие-то маневры. Видать, прицеливался в центр площадки. Если полянка маленькая, есть риск задеть кроны деревьев. В иллюминаторе ничего не было видно, кроме изредка мелькающих островков зелени.

Сорвал наушники и сразу ощутил свист винтов. Вертолет сделал еще один круг, ожидая ракетного удара. Мы все прилипли к иллюминаторам. Одна из «кобр» маячила чуть выше нас справа. Вот она наклонила нос и помчалась к земле. С пилонов сорвались две сигары, оставляя за собой белесую дорожку дыма. Потом еще две полосы обозначили свое движение. Внизу, среди зелени и буйства леса вспухли ярко-оранжевые грибы, стремительно пожиравшие плотно стоящие друг к другу бараки. Мы все ощутили невероятно жуткое давление магической волны, желавшей прорваться через заградительную сферу. Наш вертолет ощутимо подбросило вверх. На мгновение двигатель возмущенно повысил тональность, но тут же пришел в норму.

Мы тут же пошли на посадку. Невзор, сидевший на самом конце скамьи, неожиданно громко обратился к нам:

- Никакой самодеятельности, молодые люди! Не старайтесь держаться друг друга, соблюдайте интервал и закрывайте каждый по три-четыре бойца, чтобы излишне не напрягать энергетические каналы и не выдохнуться раньше времени! Чем меньше мы тратим свою силу на других, тем больше шанс быть готовым к отражению атаки! Химерологи тоже умеют работать с боевыми заклинаниями!

Разумно говорит старик. Но мы и так знаем, как действовать. Нас, магов, четверо. Группы мы распределили заранее еще на аэродроме.

Тем временем второй пилот распахнул люк и показал бойцам, что пора наружу. Вниз полетело спусковое устройство. Один за другим парни исчезали в проеме, ухватившись за веревку. Невзору стало не по себе. Я злорадно подумал, что зря нас высадят на земле. Хотелось увидеть страдания старого хрыча. Конечно, сорвись он с фала, ничего бы не случилось. Архат с такой высоты не разобьется, успеет сплести защитные элементы.

Княжеские бойцы, тем временем, рассыпались в разные стороны, группируясь по пять человек, ожидая нас, и держали на прицеле горящие бараки, из которых пока никто не выбегал. Вертолет сел, упруго подпрыгнув на месте, и мы выскочили наружу. Невзору помогали два его помощника. Я демонстративно не стал этого делать. И Зотов тоже проигнорировал шефа.

Моими подопечными была пятерка с жующим командиром. Он уже нетерпеливо помахивал мне левой рукой, а правой держал короткоствольный автомат.

- Живее, колдун! — оскалился Водяной весело. В черных очках блеснуло двойное отражение огня, превратившегося из оранжево-желтого в блекло-красный. Зато клубы удушливого черного дыма повалили так густо, что скоро заволокли поляну. Где-то в вышине стрекотали «кобры».

- Пошли, парни! — командир с интересом дождался конца манипуляции, когда с помощью перстней я растяну перед группой призрачную пленку с переливающимися волнами горячего воздуха.

И парни пошли, неторопливо приближаясь к горящим баракам. Вот уже видны результаты магического удара. В десяти метрах от разрушенного здания заметили двух человек в темно-синих халатах. Они изломанными куклами лежат на земле без движения. Мертвы без сомнения. Успели выбежать из горящего помещения, но погибли из-за переизбытка магического фона, который превратил их мозги в кисель.

Под ногами захрустело стекло, а деревянные обломки вместе с кусками металлочерепицы стали чаще попадаться на нашем пути. Да и жарко уже. Огонь не думает останавливаться. Командир поднимает руку — мы останавливаемся. Жест, понятный военным. Начинаем обходить уничтоженный комплекс справа. В гарнитуре, выданной каждому из участников операции, понеслись отчеты:

- Альфа, сектор четыре пуст.

- Альфа, сектор три пуст.

- Альфа, сектор два наблюдаем объект. Волколак, мертвый.

- Сектор два, контрольный.

- Принял. Исполняю.

Сухо треснула автоматная очередь.

Я решил провести трансформу кинжала, сотворив из него «скипетр войны». Знакомое состояние накрыло: как будто тяжесть под сердцем, пульс участился, с виска капнула капля пота. Ну, это от жары.

Обожженный в нескольких местах волколак с диким рыком прыгнул на нас из-под завалов барака, почему-то не разваленного до основания и пережившего пожар. Черно-палевая тварь в два прыжка очутилась перед нами и со всего размаху влетела в поставленную защиту. Удар был такой силы, что лапы оборотня подогнулись, а сам он, ощерившись в ярости, ударил когтями, пытаясь разорвать пленку «сферы» подобно ножу. В неистовство его приводил вид большого количества народа, до которого он добраться не мог.

- Я сам! — предупреждающе кричу бойцам, вскинувшим оружие. Трость начала свое движение, покрываясь дрожащими сгустками протуберанцев, стекающихся от набалдашника к концу. «Сфера» схлопнулась, чтобы не мешать мне с атакующими плетениями. С трости слетел шар, разбухая до размеров огромной птицы. Левым крылом плетение врезало по волколаку, сметая его в сторону. Жалобный вой покалеченной твари, казалось, перекрыл все звуки: треск деревянных стен, пожираемых огнем, гулкие взрывы разлетающихся от жара стеклянных колб и другой посуды. Лаборатория уничтожена.

Волколак еще успел встать на дрожащие лапы, но взгляд его затуманился. «Огненная птица» сделала плавный заход на цель и повторный удар окончательно поверг наземь раненую тварь. А потом она вспыхнула, скорчившись от сильного магического огня.

- Отбой! — раздалась команда в гарнитуре. — Всем сбор возле вертолета. Живо, живо! У нас еще одна цель.

Оказалось, «кобра», выпустившая все ракеты, ушла в Ярославль. Так было задумано, чтобы не привлекать лишнего внимания барражированием над лесом. Местное население насторожится. Мы даже отрабатывали вариант, что между лабораториями существует не только мобильная связь, но и «ручная» передача данных. Кто-то мог запустить по цепочке информацию, что одна из лабораторий уничтожена, и к нашему прилету вторая цель окажется пустой.

К сожалению, этот вариант по закону подлости сработал. Но совершенно не так, как мы представляли и обыгрывали. Вторую лабораторию обнаружили в десяти километрах от точки первой высадки. И как только оставшаяся с нами «кобра» начала заход на ракетную атаку, снизу ей в черное брюхо прилетел снаряд ручного ЗРК. Вертолет подбросило мощной невидимой лапой вверх, и едва не перевернуло в воздухе. Пилот сумел выправить машину и даже выпустил с правого крыла ракеты, но после этого свалился боком в сторону и густо зачадил горящим маслом.

- Что делаем? — второй пилот высунулся из кабины. По его лицу пробегала судорога страха. Ощущение не самое приятное. Но он забыл, кто находится в вертолете. По знаку Невзора его помощники и даже Зотов сорвали с шеи ремешки с какими-то странными артефактами — камешками в виде речной гальки-окатыша. Они светились мутно-синеватым цветом.

- Люк открой! — приказал Невзор, собрав камешки у помощников. И как только в салон ворвался пахнущий сгоревшим маслом воздух, он выкинул амулеты наружу.

- «Воздушная вуаль»! — прокричал мне на ухо Зотов, сидевший рядом. — Берет движущийся объект в защитный кокон! Радиус сто метров! Сейчас сядем! Кажется, нас встречают с музыкой!

- Сколько времени у нас будет на подготовку?

- Не больше десяти минут! — Зотов приник к моему уху. — Поэтому Невзор и решил усилить эффект защиты, активировав все амулеты!

Свист винтов стал невыносимым. Сердце как будто прыгнуло в горло, а потом с ускорением рухнуло в желудок. К такому аттракциону я не привык. Егеря вообще пешком любят ходить. Проклиная все летающие объекты, я обратился к Ясни, мысленно выстраивая речь.

«Ясни, мне нужна броневая защита, срочно! Можешь такую сотворить?»

«Мой хозяин и сам знает, как ее сделать, — голос призрачного друга полон иронии. Ладно, раз не слышу у него ноток паники, значит, все в порядке. — Или до сих пор не понял?»

«Хватит издеваться! Подскажи, хотя бы!»

Выслушав инструкции, я озадаченно почесал затылок. Все мои перстни были на руке. Я благоразумно захватил их с собой, и вот — пригодились. Не обращая внимания на цепкие взгляды Невзора, Игната и двух младших магов, я перекинул рубиновый и изумрудный перстни на левую руку и свел костяшки пальцев так, чтобы они соприкоснулись с двумя другими на правой. Ножны с клинком, зажатые в кулаке, осветились каким-то небывалым лилово-салатовым цветом… нет, я даже не передам, что вообще произошло. Мое тело как будто окунулось в это разноцветье и стало покрываться чем-то, похожим на кольчугу. Одежда просто исчезла под движущейся массой прессованного воздуха, затвердевавшего на мне плотной чешуйчатой броней.

На мгновение я встретился взглядом с Невзором и увидел страх в его водянистых старческих глазах. Они словно кричали, какую ошибку совершил княжеский маг, когда не удавил в колыбели последнего из рода Волоцких.

- Епена мама! — кто-то из бойцов с грохотом уронил автомат на металлический пол.

Я весь светился. Начиная от запястий, мои руки, плечи, грудь, ноги покрылись тусклой серебристо-красной субстанцией, похожей на качественно связанную кольчугу. Эта субстанция медленно погасла, и к моменту, когда вертолет коснулся земли, я был готов выйти наружу в новом обличии. Мне чертовски понравилась новая трансформа от Ясни. Этакий новомодный жидкометаллический костюм с неведомыми для меня функциями защиты, и надеюсь, надежными.

- Никто раньше меня не выходит! — предупредил я, легко распахивая люк. — Только после того, как я зачищу улицу!

Выпрыгиваю наружу, и едва касаясь земли, делаю еще один прыжок. Взгляд мгновенно окидывает диспозицию. Вертолет сел на кромке леса, выбрав единственно верную площадку. Везде густой лес. Сквозь деревья проглядывают строения под темно-зеленой черепицей. Один барак уничтожен. Он разрушен от жуткого ледяного удара, и хорошо видно, что там ловить нечего.

Откуда стреляли? Широкими шагами, отодвигая тяжелые мохнатые игольчатые ветки сосен, я продвигаюсь к зданию с узкими зарешеченными окнами. За мной чувствуется движение. Команда бойцов, рассыпавшись на четыре группки, гуськом продвигаются к баракам. Но ни один из них не торопится обогнать меня.

Перед одноэтажным бараком тщательно расчищенная площадка. Вижу сколоченную беседку, в ней скамейки. Место отдыха и курилка. Чуть дальше — импровизированный центр здоровья: турник и брусья. Все сделано из подручных средств. Персонал изнывает от однообразия жизни, вот и выдумывает себе развлечение.

Все же интересно, на что годен такой бронежилет? Почему для его трансформы понадобилась сила клинка и перстней, которые куда-то исчезли из моих рук. Все артефакты ушли на строительство кольчуги, полагаю? А обратно потом вернутся?

Огибая угол, я умудрился получить длинную автоматную очередь в грудь. Какой-то ошалевший от страха мужик в дешевом камуфлированном костюме высунулся из окна и выпустил в меня половину рожка. Ударов пуль я не чувствую. Слушаю подсказку Ясни и делаю движение, как будто толкая ладонью перед собой воздух. Спрессованной массой он бьет по автоматчику и буквально отшвыривает его вглубь комнаты. Стекла барака, не поврежденные ракетным залпом, со звоном разлетаются мелкими осколками. За мной взвихрилась земля и пожелтевшая хвоя.

Никуда не тороплюсь, ощущая невероятную мощь, исходящую от своего тела. Любое движение руки или ноги приводит в движение все пространство передо мной. Странные колыхания перед глазами, когда барак словно перекашивается от взгляда. Я знаю, где прячутся обитатели этой лаборатории.

- Туда! — мой палец тычет в указанном направлении. — Там запасной вход в барак! Перекрывайте его и не давайте никому уйти! Оборотней здесь нет! Успели выпустить на волю! Ищите химерологов!

Почему такой голос? Я морщусь от вибраций и слушаю успокаивающую речь Ясни. Оказывается, мне еще предстоит привыкнуть к такой броне. Она очень сильно влияет на механику движения, на вербальные и сенсорные возможности организма, подстраивает его на замедленный метаболизм.

Что это значит, я понял через несколько минут, когда мне сказали, что операция закончена. А для меня время оказалось застывшим на одной точке. Кольчуга съежилась, как высохшая кожа и исчезла, вызвав очередной приступ восторженного мата от княжеских бойцов.

Оказывается, все произошло необычайно быстро. Я смел воздушным ударом одного стрелка, мгновенно определил, куда нужно двигаться для безопасного проникновения в здание, заодно успев разрушить часть стены, за которой скрывалась лаборатория. А уж внутри бойцы сами зачистили все площади. Получается, я опять смог ускориться, но теперь откат меня не настиг.

Химерологов мы не нашли. Их успели предупредить. Здесь оставались только охранники, большая часть из которых погибла при первом залпе с «кобры». Меткий стрелок с ЗРК попытался скрыться, но был пойман в полукилометре от лаборатории. Пытался убежать. Разгоряченные и обозленные парни пристрелили его. В общем итоге мы от этой операции понесли больше потерь, чем выгоды. Сбит боевой вертолет, одна лабораторная база полностью уничтожена, химерологи не пойманы, два волколака убежали в лес. Об этом нам сказали пленные охранники, коих осталось всего трое. Воевать они категорически отказались. Увидев жуткого мага, одним движением руки сметающего половину барака, сразу же решили сдаться. Вот только не помню, когда я успел так удачно махнуть рукой?

Жаль, что удивительную трансформу защитной кольчуги увидел Невзор. Теперь он хорошо представляет мои способности и будет настороже. Правда, архимаг сам еще не понимает, что мне известно о его прошлом. Помню ли я вообще что-то?

- Очень впечатляет, — старый враг, несмотря ни на что, подошел ко мне, когда я устало присел на лавочку в уцелевшей беседке. — Никогда не видел такую метаморфозу с защитным полем. Ведь что я наблюдал — никак не металлическая кольчуга?

- Неизвестная биологическая субстанция необычной прочности, — я пожал плечами, глядя на вспыхнувшую лабораторию. Ее решили уничтожить огнем. Из уцелевшего здания пленники под присмотром пары княжеских бойцов выносили какие- то ящики и складывали их подальше от огня. Вещей было немного. Подозреваю, что-то из лабораторного оборудования и журналы опытов.

- Вы же маг, Волоцкий, — Невзор не присаживался, четко выдерживая дистанцию. Но его водянистые глаза, наполнившиеся чернотой, так и сверлили меня. — Неужели не знаете, какие плетение используете в боевой обстановке?

- Я мало что знаю, — кровный враг впервые так близко рядом со мной. Велик соблазн вытащить клинок и провести им по горлу Невзора. — Больше по наитию действую.

- А все ваши магические действия связаны, как я полагаю, с этими перстнями и удивительным артефактом, похожим на нож?

- Господин архат, я свои секреты не привык раскрывать, — криво улыбаюсь, давая понять, что мне неприятны расспросы чуждого человека.

Невзор это прекрасно понял и медленно кивнул. Но перед тем, как отойти, он сказал:

- Я вижу, как вы сторонитесь меня, господин Волоцкий. А я бы хотел с вами обстоятельно поговорить о вашем Даре. Он уникальный, признаюсь. Редко кто видел такую трансформу. Человеку, не прошедшему инициацию, трудно будет совладать с потоками энергии, влияющими на организм на субатомном уровне. Поверьте старому колдуну, уже переросшему ранг архата. Вы, молодой человек, владеете техникой «творца», но не понимаете ни малейших законов изменения материи и структуры. А это чревато непредсказуемыми последствиями.

- Предлагаете помощь? — иронично спросил я.

- Был бы рад разобраться и помочь, — Невзор пожал плечами и медленной походкой направился к опушке, где стоял вертолет. А я остался сидеть в задумчивости. Ни черта мне не нужно от Невзора. Он не помощь мне даст, а уничтожит при первой возможности. Пусть я и владею техникой «творца», но в открытом противостоянии со своим врагом я могу не устоять. Возможности есть, но знаний, как запускать процессы магических трансформаций, катастрофически не хватает!

Возле меня нарисовался командир группы захвата, все так же жующий и смотрящий на мир через черные тактические очки.

- Господин Волоцкий, только что получил приказ из Костромы возвращаться на базу в Ярославле. Мы закончили погрузку, можно улетать.

- А пилоты сбитого вертолета? — я поднял голову.

- К сожалению, не выжили. Посадка жесткая, на деревья. Ни единого шанса. Мы забрали тела… Идемте.

- Что по Костроме? — поинтересовался я у Водяного.

- Там все закончили очень быстро, — ответил спутник. — Никто не ушел. Взяли несколько важных персон, умудрившихся выжить.

- А женщины, дети?

- Господин маг, — командир посмотрел на меня с некоторым сожалением. — Вы, наверное, еще не привыкли к таким методам решения проблемы. Так происходит везде, нравится вам или нет. Жертвы — это всего лишь напоминание будущим поколениям дворян, как легко можно стать мишенью для высокородных и подвести своих слуг под топор.

Я на это ничего не сказал, и мы молча дошли до опушки леса. Командир взял меня за руку и добавил:

- Позвольте совет, господин Волоцкий. Вы не служите князю Щербатову, я знаю. Рано или поздно у вас будет своя семья, свой Род. А если хватит дерзости и силы — то и клан. Почаще вспоминайте причины, которые привели к такому исходу. Может, они позволят трезво взглянуть на происходящее. Без обид…

- О каких обидах вы мне говорите, старшина? — я посмотрел в свое отражение в черных стеклах мужчины. — Не забывайтесь. Ваш совет принят к сведению.

- Как скажете, сударь, — кивнул Водяной и оставил меня в покое.

Мне было хреново. Я ведь не знал, что произошло в Костроме: повальная гекатомба или невинных оставили в живых. Хотя, что я себя обманываю? Какие невинные? Главы Родов повели себя неосмотрительно и глупо, поэтому их семьи поплатились жизнью. Нужно башкой думать, прежде чем влезать в чужие игры. И тем не менее, я чувствовал себя паршиво, потому как являлся одним из инициаторов сегодняшней бойни. Нет, за разгромленные лаборатории меня не грызла печаль. Здесь было что-то другое. Я был еще младенцем в песочнице, наблюдая, как резвятся серьезные дяди. Говорю же, политика — это совершенно иная вселенная, где автоматом дело не решить. Однажды сам стану таким, и от данной эволюции мне никуда не деться.

Так кто этот кукловод, дьявольски рассчитавший комбинацию, у которой оборваны почти все ниточки? Ясно, что на вершине сидят Долгорукие, и до них никак не дотянуться. А вот посредника хорошо бы вычислить. И того Рекущего, нашептавшего линии грядущего в ухо Великого Князя.

Вариант взять в жены Мирославу и перетянуть ее в свой лагерь тоже являлся неплохой задумкой мести. Оторвать от корней, стать защитником, разобраться с заказчиком — раз плюнуть!

Скривившись от таких мыслей, я мрачно посмотрел на разрушенную лабораторию и заторопился к вертолету, уже запустившему двигатель.

Глава 4

Глава четвертая

- Мне пора в полевой лагерь возвращаться, — Алика с непонятным для меня сожалением смотрела прямо в глаза. Старательно скрывает свои эмоции, бушующие в сердце. — Ты же не будешь против?

После возвращения с боевой операции я сразу же потребовал от Щербатова встречи с Аликой, и как только получил разрешение, поехал в поместье Елены, где девушка до сих пор находилась в качестве гостьи (точнее, заложницы, если отбросить ненужные эвфемизмы). Княжна Елена, осведомленная о моем приезде, предупредила свою гостью, даже предоставила свой гардероб, чтобы девушка выглядела в нужном и правильном свете. Не в рабочем же комбинезоне встречать кавалера!

Мое появление Алика встретила с молчаливой улыбкой. Она крепко обхватила меня за шею и прижалась ко мне, подставляя губы для поцелуя. Чувствуя себя предателем, хотя для этого еще не было никакого повода, я постарался компенсировать неприятность, как можно эмоциональнее отвечая на объятия девушки.

Мы медленно прогуливались по тенистым дорожкам уютного небольшого парка, и я рассказал Алике о своей горячей командировке в Ярославль, опуская лишние подробности. Особенно про Кострому. Об произошедшем там вообще не стоит говорить. Мне еще самому предстоит узнать от Щербатовых подробности карательной акции.

- Как тебе здесь живется? Не обижают?

- Кто меня обидит? — засмеялась Алика, вцепившись в мою руку. — Княжна Елена — замечательный человек, все время старалась, чтобы я не чувствовала себя как в клетке. Сначала я так и думала, что меня в заложницах держат. Но князь Щербатов лично уладил вопрос с Юрием Степановичем и с Косаревым договорился. Я так боялась, что война между княжествами начнется…

- Из-за тебя?

- А почему бы и не из-за меня? — тряхнула головой Алика. — Я чем хуже Елены Троянской?

- Ну, да, аргумент серьезный, — хмыкнул я и получил кулачком в плечо. — Ладно, вижу, что ты в порядке. Давай, поговорим о вещах прозаических, пока ты не уехала в Демидово…

- А… о чем мы будем говорить? — стушевалась Алика.

- О нас с тобой, как жить дальше, — я поглядел на девушку. Солнечные лучи запутались в ее волосах и играли искорками света, делая косу какой-то рыжевато-золотистой. Загорелое лицо покрылось румянцем. — Ты уже знаешь, что меня усиленно толкают на брак с княжной Мирославой?

- Да, я слышала, — тихо проговорила Алика. — Сюда приезжал сам князь и беседовал со мной. Все разложил по полочкам. Без попытки унизить, поставить на место простолюдинку, тыкнуть мордой в грязь. Но все вышло именно так. Как будто оплевал.

- Аристо владеют искусством унижения так, как никто другой, — подтвердил я. — Давай по порядку. Что он тебе наговорил? Только самое важное. Постарайся не упустить.

Девушка глубоко вздохнула, тихо шмыгнула носом, и еще больше вцепилась в меня.

- Сначала он расспрашивал о наших отношениях. Я ничего лишнего не говорила. Познакомились, поддерживали дружескую связь. Пояснила, почему по приезду в Торгуев захотела с тобой встретиться. Ничего такого, чтобы делать далеко идущие выводы. Однако Щербатову хотелось узнать гораздо больше. Стал давить ментальной силой. Я же чувствую, когда меня начинают принуждать, толкать в нужном для собеседника направлении.

- Не отвлекайся.

Снова тихий шмыг, как у обиженного чем-то ребенка.

- Я всячески пыталась уйти от расспросов о наших отношениях, а потом разозлилась и выдала ему, что ты… я и ты… Ты мне небезразличен. И вообще, что ему от меня надо? Щербатов рассмеялся, как будто выпытал у меня страшную тайну, и сказал, что ты в скором времени женишься на его младшей дочери Мирославе. Правда, руки еще не просил, но это и не требуется от человека, потерявшего весь свой Род. Скорее, тебя самого возьмут в примаки. Этот союз нужен клану, и я должна понять, что между тобой и Мирославой не должно быть сейчас никого.

- Так и сказал?

- Вру, что ли? — обиделась Алика. — Конечно, я не выдержала и расплакалась, как дура. Зря, наверное. И тут князь спрашивает так тихо, участливо: а как я отношусь к роли второй или даже третье жены, фактически отстраняясь от управления Родом? Намекал, видимо, что ты можешь взять меня в качестве запасного варианта.

«Козел, — стараясь сдержать эмоции, подумал я. — Мог бы и покорректнее сказать».

- Ну, а ты что же? — мне стало любопытно и тревожно.

- А мне что оставалось делать? — девушка остановилась и повернулась ко мне. По загорелой щеке катилась жемчужная капля слезы. — Ты же молчишь, никак не можешь определиться, к чьей юбке кинуться! Я-то знаю, что мне без шансов быть рядом с тобой! Кто ты, а кто я! Да ни одна Комиссия не даст согласие на брак между дворянином и мирянкой! А я люблю тебя!

Сказано это было спокойно, без надрыва и истерики, но с такой твердостью в голосе, что меня пробила дрожь. Я обхватил щеки Алики руками и по