КулЛиб электронная библиотека 

Звёздный юнга: 6. д.з. [Дмитрий Мартынов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Дмитрий Мартынов Звёздный юнга: 6. д.з.

Человек должен жить хотя бы ради любопытства.

Еврейская мудрость

***

– Я вам в который раз повторяю! – горячился Уно Арно. – Я просто залез на их яхту и забрал сумку с этими дурацкими записями, которую потом отдал вам на Лудусе.

Напротив сидели уже знакомые ему агенты службы галактической безопасности: Ли-Си-Цын Грыб и Ната Черепано. Возле окна стоял директор школы, в которой учился мальчик, именно в его кабинете они сейчас находились.

– Ты точно не делал копий с этих записей? – с нажимом спросила агентесса Черепано. – Учти, что мы записываем весь наш разговор, и он прогоняется через анализатор.

– Так, – вмешался директор Ловель Нибаров, – а у вас есть разрешение на применение спецсредств в отношении учащихся?

– Господин Нибаров, вы должны понимать, – улыбнулся агент Грыб, – что речь идёт о нарушении закона первой степени, а это значит, что существует, пускай и потенциальная, но угроза всему человечеству.

– Мне кажется, что вы слегка преувеличиваете, агент Грыб.

– Вы вправе считать как угодно, впрочем, согласен, для того, чтобы избежать ненужной бюрократии, мы обработаем записи разговора у себя на ЛеФорте.

– Отвечайте, господин Арно, – подмигнула ему агент Черепано, – где копии записей Темпуро.

– Да нет у меня никаких копий! – воскликнул мальчик.

– Ну ладно, это мы ещё проверим, – пообещал Ли-Си-Цын Грыб, выключая диктофон в своём коммуникаторе.

В знак протеста мальчик сложил руки на груди, закинул ногу на ногу и надул щеки, уставившись в одну точку. Больше всего его раздражало даже не то, что с ним обращаются как с ребёнком, а то, что ему не верили, когда он на самом деле говорил правду.

Агент Черепано встала с мягкого дивана и, потянувшись, посмотрела на своего напарника:

– Мне кажется, что мы закончили, агент Грыб, – потом, уже у входа она повернулась к Уно. – Кстати, забыла сообщить вам, юноша, что мы снимаем наблюдение.

– Это почему? – Уно не знал радоваться ему или огорчаться, ему уже порядком надоело, что за ним постоянно таскается мрачный тип, постоянно жующий жвачку.

– Прошла уже неделя с тех пор, как началась вся эта история, но никто так и не попытался установить с вами контакт, поэтому, для экономии фондов, было принято решение о снятии наблюдения.

– На всякий случай мы дадим тебе тревожное устройство, – Грыб бросил Уно небольшое устройство с красной кнопкой по центру. – Если понадобится помощь – нажимай на кнопку, и местные патрульные приедут к тебе с такой скоростью, как будто ты президент планеты.

– Проверим! – Уно нажал на кнопку.

– Ты что делаешь?! – закричала Ната Черепано. – Тут сейчас вся полиция планеты будет.

– Но ведь я же должен был проверить, вдруг устройство не работает, – довольный собой сказал Уно. – Кстати, где они?

В это время раздалось завывание сирен, на крышу и парковку школы начали приземляться гравикапсулы патрульных в яркой раскраске. Из них повыскакивали одетые в униформу полиции люди, вооружённые стазис-излучателями и бластерами. Ориентируясь по открытым в коммуникаторах картам, они побежали к кабинету директора.

– Рекомендую всем лечь на пол, – вздохнул агент Грыб.

Он включил на своём коммуникаторе голограмму жетона сотрудника службы галактической безопасности, лёг на пол и скрестил руки над головой так, чтобы было видно жетон. Агент Черепано последовала его примеру. Уно поудобнее улёгся на диване и поднял вверх руку с тревожным устройством, показывая, что это он всех вызвал. Хуже всех повёл себя директор, он округлил глаза и начал метаться по кабинету, приговаривая:

– Как же так, этого не может быть, мы в учебном заведении, к нам нельзя с оружием… – его рассуждения прервал заряд стазиса, выпущенный ворвавшимся в кабинет патрульным.

Забежавшие вслед за ним бойцы взяли на мушки всех, кто находился в комнате. Несколько человек встали у окна, следя за происходящим на улице, двое встали у двери, контролируя доступ в помещение. Следом вошёл сотрудник с погонами майора и осмотрел происходящее в кабинете.

– Ты нажимал на тревожную кнопку? – ткнул он в Уно пальцем в чёрной перчатке.

– Ага!

– А зачем? – командир поднёс свой коммуникатор сначала к жетону агента Черепано, а затем Грыба. Коммуникатор пикнул, подтверждая идентификацию сотрудников СГБ.

– Хотел узнать, что устройство работает, – уже не так весело ответил Уно, понимая, что сейчас ему вкатят по полной. – Могу заверить, что я полностью удовлетворён тем, как меня охраняют. Благодарю за службу.

Командир бойцов сурово посмотрел на мальчишку, но ничего не сказал.

– Прошу прощения, майор, это наша вина, – поднимаясь, сказал Грыб. – Мы ещё не успели провести инструктаж, как этот шкет уже успел нажать на кнопку. Поэтому приношу свои извинения, можете списать данный вызов на внеплановый контроль и выслать рапорт на ЛеФорт.

– Ну, раз внеплановые учения, да ещё и для СГБ, тогда другое дело, – кивнул командир отряда. – Ребята, сворачиваемся!

Бойцы исчезли из кабинета также быстро, как и появились. Агенты тоже засобирались:

– Как работает кнопка, ты понял! Объяснять не надо! – уходя, сказал Грыб. – Позаботься о директоре. Он отойдёт минут через десять, и тебе придётся ответить за разгром его кабинета. Всё, пока-пока!

Агенты ушли, а в кабинет начали заглядывать любопытные ученики, потом прибежала медсестра с аптечкой и начала приводить Ловеля Нибарова в чувства, вколов ему лошадиную дозу какого-то препарата. Завалились ещё учителя, началась обычная суматоха, директора положили на диван, кто-то обмахивал его полотенцем, кто-то взбивал подушку у его головы. Уно решил, что самой лучшей идеей, будет под шумок убраться отсюда, пока на него не обращают внимания. Сунув тревожную кнопку в карман, он не торопясь пошёл к выходу. План удался на сто процентов: его никто не остановил, и он благополучно вышел в коридор, махнув рукой стоящим там ученикам.

– Чё там, чё там? –загалдели дети.

– Директора стазисом шибанули! – многозначительно сказал Уно и пошёл дальше, оставив любопытных у двери.

Он хотел поскорей выбраться из школы, но тут его окликнули:

– Псс! – раздалось откуда-то сбоку.

Он обернулся и увидел Гогу, который выглядывал из-за двери класса. Тот осмотрел коридор и затащил звёздного юнгу, на время ставшего сухопутной крысой, внутрь. Класс был пуст.

– Ну что, они уехали? – тихо спросил Гога, отпуская рукав Уно.

– Агенты? Уехали! А ты чего тут прячешься?

– Они же тебя про записи Темпуро спрашивали?

– Ну да, заладили, где копии, где копии, как будто я знаю!

– Правильно заладили – это я скопировал содержимое тех накопителей с записями Темпуро.

У Уно аж челюсть до пола отвалилась. Такого поступка от жутко правильного футболиста он не ожидал.

– Как тебе это удалось? – наконец обрёл он дар речи.

– Помнишь тот старый планшет, который я нашёл на корабле колонистов, – Уно кивнул. – Так вот, он оказался рабочим, я его проверил, пока вы спасали туземцев на Лудусе.

– Ну, может быть, – с сомнением произнёс мальчик. – Там такая суматоха была.

– Ага, а ещё, когда прилетели агенты, я понял, что они, скорее всего, заберут записи, терять которые совершенно не хотелось, ну я и попробовал переписать их на этот планшет, пока вы летали над планетой с дырой в борту и полным трюмом аборигенов.

– Как ты догадался, что их можно туда переписать?

Так он оказался своего рода коммуникатором, только без голографического проектора. Там еще было гнездо для накопителей, ну я и воткнул их туда по очереди, а планшет автоматически скопировал содержимое.

– Что там было?

– Вот тут начинаются проблемы – записи зашифрованы.

– И чего? Никак не расшифровать? Их же семьсот лет назад зашифровали.

– Теоретически, конечно, можно, но тебе охота всю эту абракадабру в вычислитель загонять? Мне – нет. Проще подумать, где ключ от шифра найти.

– Я догадываюсь, кто нам может помочь.

Он поднял руку с коммуникатором к лицу и вызвал Лили.

– Привет, Уно, – раздался оттуда веселый голос. – Это ты переполох устроил в кабинете директора?

– Я не нарочно, кстати, привет!

– Чего хотел?

– Ты во сколько заканчиваешь учёбу?

– У меня ещё дополнительные занятия… Так что к вечеру.

– А пораньше уйти из школы не хочешь? – вмешался в разговор Гога.

– Ой, Гога, и ты тоже там? Я прямо чувствую – вы что-то затеваете!

– Так ты можешь пораньше уйти? – нетерпеливо спросил Уно.

– Конечно, где собираемся?

– Через час в городском парке, там есть пруд, а возле него скамейка, давайте там, – предложил юнга.

– Договорились! – Лили отключилась.

– Слушай, а почему ты мне раньше про эти записи не сказал? – спросил Уно.

– Так тебя бы агенты в миг раскусили, и всё – прощай планшет.

Гога осторожно выглянул за дверь, убедился, что за ними никто не подглядывает и, кивнув Уно, скрылся за дверью. Оставшись в одиночестве в пустом классе, мальчик сел за парту и задумался. Его уже начинала напрягать эта история с записями Темпуро. Он уже был не рад, что полез за ними на ту дурацкую яхту.

Но так всегда происходит, каждое наше действие порождает за собой цепочку событий, которые расходятся, как круги на воде от брошенного камня. Сорвав планы бандитов по взрыву лунного музея, Уно забросил в пруд приличный булыжник, а когда выкрал записи – в пруд упала целая скала, волны от которой накрыли уже несколько планет. Ведь не напади на них бандиты на Марсе, они не попали бы на Лудус, и не спасли там население целой планеты от гражданской войны.

Уно вздохнул и прекратил заниматься самоанализом. Он был молод, скорее даже юн, и предпочитал пока действовать, а не размышлять. Мальчик посмотрел на время. До встречи с Гогой и Лили оставалось еще минут сорок. Не спеша покинув класс, он отправился к выходу из школы. Уроки были в самом разгаре, поэтому коридор был пуст. Чтобы не попасться роботу-охраннику, который дежурил на входе, пришлось выходить через туалет для мальчиков на втором этаже: известный способ сбежать из школы.

Юнга зашёл в туалет, подошёл к окну и, нажав в определённом месте на раму, открыл его. Под окном была небольшая пристройка, в которой хранился хозяйственный инвентарь. Перекинув через подоконник сначала одну ногу, потом другую, Уно спрыгнул на крышу хозблока. Та предательски прогнулась под весом мальчика, но выдержала. Когда-нибудь кто-нибудь туда провалится, подумал мальчик, спрыгивая на газон.

Посмотрев на здание школы и убедившись, что за ним никто не следит, он, насвистывая, подошёл к забору, стоящему вокруг школы, одним махом перепрыгнул через него и направился к общественному парку, который находился в нескольких кварталах от учебного заведения.

Парк занимал пространство между двумя жилыми районами. Там любили отдыхать местные жители, но сейчас, в разгар рабочего дня, здесь было безлюдно. Иногда попадались пожилые люди и мамочки с детьми.

Уно шёл по утоптанной дорожке, посыпанной жёлтым песком и петляющей между деревьев, как вдруг услышал слабый шум, переходящий в свист. Прыгнув за ближайшее дерево, он увидел, как парк облетает небольшой искусственный бот-инспектор, следящий за порядком. Попадаться ему на камеры совершенно не хотелось, замучаешься потом объяснять родителям и в школе, почему ты не на занятиях, а в парке. С учётом сегодняшнего происшествия в кабинете директора, наказание могло быть существенным, вплоть до отстранения от игровой консоли, а этого Уно позволить себе не мог: на носу был очередной турнир по Пустошам Кразебота.

Переждав, пока небольшой дрон пролетит мимо, мальчик пошёл дальше. Пруд располагался в дальнем конце парка и был любимым местом встречи всяких парочек, которые приходили туда по вечерам. Но сейчас людей здесь не было, и Уно уселся на свободную скамейку, стоящую прямо у воды под раскидистым деревом.

– Ты где? – вызвал он Гогу.

– Уже на подходе, – отозвался тот. – Ты в курсе, что тут инспектор летает?

– Ага, чуть не попался.

Гога вышел с той же стороны парка, что и юнга, и сел рядом с ним на скамейку.

– Лили ещё не пришла? – спросил он.

– Пока нет, ты принёс этот, как его, планшет?

– Вот, – Гога достал из сумки тонкое чёрное устройство, размером с лист бумаги.

Он нажал на кнопку сбоку, и на плоской стороне устройства, прикрытой стеклянной пластинкой, появилась картинка. На ней была эмблема в виде узкой, чуть скошенной стрелки, заключённой в двойное перекрещивающееся кольцо, и подпись в две строки: «Колонизатор 62 имени гражданина Лекса».

– Это, что-то типа фона или заставки, – пояснил Гога, – а вот тут находятся скопированные записи, – он нажал пальцем на экран, в том месте, где находился маленький значок, изображавший перемешанные квадратики. Уно обратил внимание, что таких значков было три, и под каждым стояла подпись «Самораспаковывающийся архив, часть», а дальше шла цифра от одного до трёх.

После того, как Гога нажал на значок, на экране появилась надпись «Введите пароль», а внизу экрана клавиатура с буквами и цифрами. Уно потыкал в неё пальцем и ввёл случайный набор символов. Подтвердив его, он получил сообщение о том, что пароль не верен, а на экране снова появилась начальная картинка

– А как посмотреть содержимое? Ты говорил, что можно.

– Методом проб и ошибок, я понял, что если подержать палец на экране, то можно вызвать некий список действий, которые можно проделать со значком, один из них просмотр содержимого, – Гога удержал палец на экране и вызвал меню, в котором выбрал нужный пункт. – В принципе очень похоже на работу с коммуникатором, только вместо трёхмерного голографического интерфейса работаешь с плоской картинкой.

Перед ними на экране планшета появился многостраничный набор случайных символов, который можно было пролистывать, водя пальцем по экрану.

– М-да, ничего не понятно…

– Ой, мальчики, а вы уже тут! – раздался голос Лили. – Я еле сумела сбежать, пришлось соврать охраннику, что меня родители заберут, а то выпускать не хотел. Ладно, рассказывайте, что тут у вас? – она уселась на скамейку рядом с Гогой.

– Смотри, – он показал ей планшет, – это древний коммуникатор… или вычислитель, не важно, короче, на нём те записи Темпуро, которые Уно стащил у бандитов на Луне.

– Ты же отдал их агентам, когда мы были на Лудусе, – Лили округлила глаза, уставившись на юнгу.

– Поверь мне, я тоже так думал, – буркнул он, – но ошибался, да, Гога?

– Я успел их переписать, пока Грыб не забрал, – признался тот.

– И что в них? – Лили от нетерпения захлопала в ладоши, – Там что, правда, сказано как машину времени построить?

– Сложно сказать – они зашифрованы, – вздохнул Уно. – Мы тебя поэтому и позвали, что ты много знаешь про Темпуро и сможешь нам помочь найти пароль от записей.

– Уно, спасибо за прямоту, но то, что ты сейчас сказал очень невежливо, – нравоучительно начала Лили. – Нельзя вот так просто говорить человеку, что ты его хочешь использовать.

– Ну прости, Лили, я не нарочно, ты же знаешь!

– Скажи, а ты бы меня позвал, если бы тебе не нужна была эта справка по Темпуро?

– Конечно!

– Верится с трудом, но ладно, что вы хотели узнать?

– Где можно узнать пароль?

– И всё? – девочка засмеялась. – Этим записям семьсот лет, человек, который придумал этот пароль, исчез неизвестно куда, а вы вот так просто спрашиваете, где его можно взять?

– Ну, я подумал, что ты сможешь нам хотя бы подсказать.

– Ладно, когда мы были на Марсе, я выклянчила у профессора Ватина печатную книгу, это была биография Александра Фёдоровича Темпуро.

– Ты её уже прочитала? – с надеждой спросил юнга.

– Естественно! Причём уже не раз. Так вот, там сказано, что профессор был человеком очень забывчивым и рассеянным, говорят – это свойство всех гениальных людей. Он работал в двух местах: в своей лаборатории и у себя дома. Это может сузить круг поисков, но для этого надо попасть на Землю, а это довольно сложно.

– Давай сначала поймём, что и где искать, а потом будем решать проблему с транспортом на Землю.

– Ладно. Ещё там постоянно упоминается его любимая фраза, сейчас прочитаю её дословно, – Лили вытащила из своей школьной сумки потрёпанную книгу и начала листать страницы. – Ага, вот: «Дверь в мой кабинет – это путь и в прошлое, и в будущее!». Фраза повторяется в книге очень часто, и, мне кажется, что это не случайно. Ещё там было сказано, что в лаборатории у Темпуро не было своего кабинета, и он трудился вместе со всеми.

– Значит надо начинать поиски в кабинете в его доме на Земле.

– Да, осталось только туда попасть, – усмехнулся Гога.

– Зря смеёшься. Перед тобой сидит звёздный юнга, сейчас попробуем связаться с капитаном Куком, может он нас на Транзисторе до Земли подбросит.

– Конечно, отличная идея, слетать на здоровенном транспортнике в исторический заповедник, – проворчал Гога.

– Что-то он на связь не выходит, – Уно убрал от лица свой коммуникатор. – Наверное в рейсе, попробую связаться с ним попозже.

– Лили, – Гога почесал свой затылок, – допустим, что мы смогли попасть на Землю, как нам там найти дом Темпуро?

– В книжке есть его картинка! – девочка снова открыла книгу и показала мальчикам изображение двухэтажного дома, построенного из красного кирпича, с большими окнами. – Верхнее правое окно, как здесь написано, это кабинет профессора.

– А адреса там нет или координат каких-нибудь?

– В книжке нет, но можно спросить у Лю-Си, – она вызвала на коммуникаторе интерфейс вселенской базы знаний и послала запрос о профессоре Темпуро, обратно вернулись краткие сведения о годах жизни и общих достижениях. – У нас на Альфии сведений маловато, я в следующий сеанс внутригалактической связи пошлю запрос по другим планетам, может там есть информации побольше.

– Давайте так и поступим, я постараюсь найти капитана Кука, а ты, Лили, найдешь, где был дом Темпуро на Земле.

– А мне что делать? – спросил Гога.

– Да в общем-то ничего, постарайся планшет не сломать! – засмеялся Уно и похлопал товарища по спине. – Всё расходимся, пока опять этот инспектор не прилетел.

– Какой ещё инспектор? – заволновалась Лили.

– Это тебе Гога объяснит, – Уно, махнув рукой своим компаньонам, пошёл на выход из парка.

Дни шли за днями, но выйти на связь с Джонатаном Куком не удавалось. Уно даже отправлял сообщение по внутригалактической связи, но ответ так и не пришёл, Транзистор как в чёрную дыру провалился. Лили периодически рассказывала ребятам о том, что она смогла найти у Лю-Си, но адреса Темпуро там не было, только в очередной раз она подтвердила, что очень часто упоминается фраза про дверь в прошлое и будущее. Как-то раз Лили связалась с Уно и сказала, что в архиве музея на Луне нашла месторасположение лаборатории, где работал Темпуро. Больше информации не было.

Прошла неделя, Уно возвращался домой после занятий. Выходя через ворота в школьной ограде, он обратил внимание на двух патрульных, которые стояли на противоположной стороне улицы. Ничего особенного в них не было, но его смутила их комплекция. Один был крупным, а другой – худым и высоким. Мальчик насторожился и решил пройти до дома длинным маршрутом, сделав круг по району. Осторожно оглядываясь назад, он убедился в том, что та парочка пошла следом. За ним следили! Уно нащупал в кармане тревожную кнопку и уже хотел на неё нажать, но потом передумал. У бандитов ведь есть космический корабль, который им сейчас так нужен. План родился мгновенно.

Мальчик присел на корточки, сделав вид, что поправляет застёжку на правом ботинке, а сам сбросил вызов на коммуникатор Гоги:

– Чего? – раздался его недовольный голос.

– За мной следят, та самая парочка со звёздной яхты, – шёпотом сообщил Уно. – Я сейчас пройду мимо твоего дома, а ты сядешь им на хвост.

– Договорились! – без вопросов согласился Гога.

Уно встал, краем глаза посмотрел назад: парочка патрульных, как ни в чём не бывало, продолжала идти по противоположной стороне улицы метрах в пятидесяти позади. Мальчик свернул за угол и, уже больше не оборачиваясь, пошёл к себе домой. Проходя мимо дома, где жила семья Гоги, он увидел, как его компаньон выглядывает из окна второго этажа. Встретившись с ним взглядами, Гога махнул рукой.

Теперь действовать предстояло ему, он проследил, аккуратно выглядывая из-за створки окна своей комнаты, как Уно прошёл вдоль по улице. Через полминуты появились те, о ком он говорил: двое патрульных. Они действительно были похожи на Буффа и Мидоло, только на лице у одного были усы, а у другого борода. Жалкая маскировка.

Гога сбежал по лестнице вниз и вышел во двор. Осторожно открыв калитку в заборе, он выглянул на улицу. Уно уже было не видно, видимо, он свернул в соседний переулок, а вот лже-патрульные ушли ещё не далеко. Мальчик дождался, когда они повернут за угол, и бросился следом. Остановившись перед самым поворотом у невысокого забора углового дома, он высунул из-за него голову и оценил обстановку: Уно не торопясь шёл к себе, ему предстояло пройти ещё три квартала, а его преследователи перешли на другую сторону улицы и двигались вслед за ним.

Мальчик, выглядывая из своего укрытия, дождался, когда они отойдут на достаточное расстояние, и пошёл следом, готовый в любой момент прыгнуть в кусты, растущие вдоль заборов. Но бандиты не предполагали, что следить могут и за ними, поэтому назад не оборачивались. Благополучно проводив Уно до дома, они недолго постояли возле его забора. Убедившись, что тот зашёл внутрь, парочка быстрым шагом пошла дальше. Гога старался от них не отставать, но при этом и не бросаться в глаза.

Через несколько кварталов и поворотов он уже догадывался, куда направляются его подопечные. За домами появилась главная достопримечательность их небольшого города: здоровенная скульптура, изображающая росток пшеницы, тянущийся к Миро, звезде, которая грела Альфию. Скульптура, сделанная из блестящего металла, была установлена на центральной площади Милиума и посвящена главному экспортному продукту планеты – продуктам питания.

Перед тем как выйти на площадь, парочка сняла кители патрульных, вывернула их наизнанку и надела обратно. Получились вполне сносные туристы, которые зачем-то приехали в их захолустье. Тем временем бандиты зашли в единственную гостиницу города, которая как раз стояла на этой площади и скромно называлась «Колосок». Гога сел на скамейку напротив скульптуры и вызвал Уно.

– Ну чего, где вы там? – раздался из коммуникатора нетерпеливый голос юнги.

– Клиенты зашли в Колосок, а я сижу на площади перед бутоном.

– Бегу…

Через две минуты юнга уже сидел рядом с Гогой и рассматривал отель.

– Смотри, там за гостиницей есть парковка для гравикапсул, – он забрался на постамент скульптуры и оттуда крикнул своему приятелю: – Точно, вон их яхта там стоит.

– Ты особо не светись, а то вдруг выйдут, а ты тут по памятникам скачаешь.

Уно слез со скульптуры и вернулся обратно на лавочку.

– Осталось придумать, как её заполучить, – юнга почесал затылок. – Действовать надо быстро, а то неизвестно, чего они там задумали.

– Так давай её с парковки уведём, – предложил Гога.

Уно уважительно на него посмотрел:

– От кого я это слышу, но просто так не получится. В прошлый раз, когда мы с Юджином оказались запреты на ней, мы выяснили, что вычислитель на яхте допускает к управлению только определённых людей.

– Значит надо вписать себя в этот перечень.

– Логично, как?

– У такого корабля, обычно, есть пульт удалённого управления…

– Ага, точно, у Мидоло такой был, когда он нас поймал на яхте.

– Через него можно попытаться сменить правила авторизации.

– Ты сможешь?

– Можно попробовать, у меня в коммуникаторе есть специальная опция по изменению кодов.

– Слушай, я тебе иногда поражаюсь, ты же футболист, зачем тебе всё это?

– Одно другому не мешает, – насупился Гога.

– Ладно, – Уно потрепал его за плечо. – Пошли пульт искать, кстати, как он хоть выглядит?

– Небольшое устройство, должно помещаться в кармане.

Уно встал и направился к парадному входу гостиницы. Гога, догнав его, пошёл рядом. Дверь, ведущая с улицы в холл, открылась автоматически. Ребята раньше здесь уже бывали. В большом зале Колоска часто давали концерты местные и приезжие артисты, на которые собирался почти весь город. Но сегодня концертов не было, поэтому портье, который сидел на входе, внимательно осмотрел мальчиков и строго спросил:

– Куда?!

– Мы приезжие, хотим снять номер, – не растерялся Уно.

– Арно, кому ты врешь?! – ещё более грозно сказал он. – Ты с моим сыном в одном классе учишься, а ну марш отсюда, пока я родителям твоим не сообщил.

Уно с Гогой молча развернулись и, ничего не говоря, вышли на улицу. Это был эпический провал, но просто так звёздный юнга сдаваться не собирался.

– Настоящие герои всегда идут в обход, – произнёс он фразу, которую слышал в каком-то шоу, которое показывали недавно. – Пошли искать запасной выход.

Свернув в проход за Колоском, они попали в тёмный мрачный переулок. Вдоль стены гостиницы стояли два мусорных бака, а между ними была расположена дверь с надписью «Только для персонала». Уно подёргал ручку – закрыто. Спрятавшись за дальним баком, дети стали ждать.

Прошло пять минут, десять. Юнга уже начинал нервничать, придумывая другие способы попасть в здание, но тут дверь открылась, и из неё вышел повар, одетый в белый халат и белую косынку, завязанную на затылке. За собой он тащил здоровенный чёрный мешок, который, поднатужившись, перекинул через борт большого мусорного бака, за которым прятались дети. Вытерев выступивший на лбу пот, он плюнул вслед мешку и пошёл обратно в гостиницу. Уно на цыпочках проследовал за ним, стараясь не высовываться из-за бака. Взявшись за ручку, повар дождался, пока замок его идентифицирует, и, услышав щелчок, нажал на ручку, открыл дверь и зашёл внутрь. Мальчик бросился вперёд, поймал закрывающуюся дверь и придержал её, махнув Гоге рукой. Тот подбежал, и они одновременно заглянули внутрь, через щёлку между дверью и стеной. Там был коридор, по которому шёл повар. Он замер и, обернувшись, подозрительно посмотрел назад. Уно с Гогой застыли и старались не дышать: сейчас он заметит, что дверь закрылась не до конца и всё, их план провалился. Но повар только ругнулся, махнул рукой и зашёл в ближайшую комнату.

Дети тихонько зашли внутрь. Коридор был тускло освещён, стены, окрашенные зелёной краской, обшарпались, с потолка свисали куски покрытия и паутина. Это был разительный контраст, по сравнению с тем, что мальчики видели в вылизанном до блеска холле гостиницы. По каждой стороне коридора шли двери с табличкам. Ребята на цыпочках пошли вперёд, читая надписи: «Прачечная», «Склад», «Кухня», «Комната отдыха», «Администратор».

– Нам надо узнать в каком номере остановились Буфф и Мидоло, – сообщил Уно и открыл дверь в кабинет администратора.

Осторожно заглянув внутрь, они убедились, что хозяин кабинета отсутствует. Сама комната была такой же мрачной, как и коридор. Окна отсутствовали. В дальнем углу стоял высокий двустворчатый шкаф, обклеенный какими-то древними плакатами. Включив терминал, стоящий на рабочем столе, Уно попробовал запустить первичный интерфейс, но тот затребовал идентификацию.

– Чего делать-то? – раздраженно спросил юнга у товарища.

– Нужен коммуникатор хозяина кабинета, – невозмутимо сообщил Гога.

– Да что ты говоришь, а где его взять?

– Надо найти администратора.

– Как у тебя всё просто, может ты знаешь, где его можно найти?

Гога пожал плечами и развёл руки. Уно, решительно направился к двери:

– Надо пошарить по остальным комнатам.

Комната отдыха, в которую они заглянули первым делом, сразу же преподнесла им приятный сюрприз в виде спящего на диване человека.

– Надо пошарить по его карманам, – шёпотом предложил Гога.

– Да, сейчас бы стазис-излучатель пригодился. Ладно, стой на шухере.

Уно подкрался к спящему человеку и прочитал бирку на лацкане его пиджака: «Администратор. Роже Лягард». Это была удача. Рука спящего, на которой висел коммуникатор, свешивалась с дивана. Чтобы расстегнуть браслет, пришлось лечь на пол и, затаив дыхание, придерживая левой рукой сам коммуникатор, правой аккуратно нажать на кнопку на браслете, тот ослаб, и уже можно было стаскивать устройство с руки, но спящий что-то почувствовал и нечленораздельно заворчал. У Уно душа ушла в пятки, а сердце бешено заколотилось. Администратор же, вместо того, чтобы проснуться, решил просто перевернуться на другой бок. Его рука просвистел перед носом Уно, а коммуникатор остался у мальчика.

Юнга вытер выступившие на лбу капли холодного пота и тихонько встал с пола. Вернувшись с коммуникатором администратора в его кабинет, Уно нацепил устройство себе на левую руку и прошёл процедуру идентификации на гостиничном терминале. Оказалось, что во всей гостинице занят только один номер: двести восьмой.

– Нашли, давай туда! – заторопился юнга.

– Подожди, надо как-то замаскироваться, – остановил его Гога, – а то мы будем в глаза бросаться.

– Чего предлагаешь?

– Можно в прачечной пошарить.

Ребята бросились в комнату, которая была ближе всего к выходу на улицу, там, в стопке с чистым бельём, они нашли два небольших белых халата и надели их поверх своей одежды.

Выход в холл гостиницы, находился в дальнем от них конце коридора. Они побежали к нему, но тут щёлкнул замок двери, ведущий на кухню, и оттуда, спиной вперёд, вышел повар, таща за собой большой летающий поднос, накрытый белой салфеткой. Развернувшись, он увидел детей, которые чуть-чуть не успели дойти до выхода, и теперь, выпучив глаза, смотрели на него.

– Вы чего тут делаете? – закричал он. – Читать разучились! Для кого написано, что только для персонала! А ну марш отсюда!

– Ой, простите, мы просто заблудились, – залепетал Уно и, подмигнув Гоге, бросился к двери, которая вела в холл.

Выбежав, они увидели скучающего у входа портье, который сидел к ребятам спиной. Больше на первом этаже никого не было, поэтому ребята беспрепятственно добрались до лестницы, ведущей на следующий этаж, и поднялись по ней.

– Как ты думаешь, для кого повар еду понёс? – спросил Уно, осматривая ярко освещённый коридор с десятком дверей и зелёной ковровой дорожкой по центру.

– Учитывая, что во всей гостинице занят всего один номер, предполагаю что Буффу и Мидоло.

– Правильно, поэтому предлагаю подождать и посмотреть, где они обед обедать будут.

Ребята подбежали к ближайшему номеру, на его двери висела табличка «201». С помощью коммуникатора, который они стащили у администратора, Уно без труда открыл замок, и мальчики зашли внутрь, оставив приоткрытой щёлку в двери. Через неё они увидели, как из номера, в дальнем конце коридора, вышли двое их знакомых, в гостиничных белых халатах, и направились к лестнице.

– Я тебе говорю, – вещал Буфф, – здесь лучшая кухня во всей вселенной. Представляешь, у них коровы кормятся на чистом зерне! Зерне, Мидоло! У них мясо получается нежнейшее!

– Ты бы лучше за фигурой следил, – заворчал худой, – скоро в люк корабля не пролезешь.

– Такую фигуру, – здоровяк задрал руки вверх и согнул в локтях, продемонстрировав огромные бицепсы, – Надо поддерживать!

– Ладно, только не обжирайся, а то уснёшь, как в прошлый раз, в самый ответственный момент.

– Это когда было?! – возмутился Буфф.

– Когда на Парадизе казино брали, кто затолкал в себя тонну креветок и уснул за игровым автоматом?

– Так мы там только на разведку ходили, делов-то не было…

Они прошли мимо двести первого номера и спустились по лестнице в холл, направляясь, видимо, в столовую, которая находилась на первом этаже гостиницы.

Ребята вышли из своего укрытия и подкрались к двести восьмому номеру. Открыть его дверь с помощью коммуникатора Лягарда также труда не составило. Замок послушно щёлкнул, когда Уно поднёс к нему руку с браслетом, включенному в режим идентификации, и ребята зашли внутрь. Это был стандартный двухместный номер: две кровати, два стула, стол, шкаф, окно.

– Как ты думаешь, где они могут держать пульт? – спросил Уно, разглядывая небогатое убранство комнаты.

– Самый плохой вариант – в кармане халата.

– Правильно, начнём с одежды.

Открыв шкаф, мальчики нашли в нём те самые вещи, в которых бандиты следили за Уно. Обыскав карманы, они не обнаружили ничего интересного, кроме колоды игральных карт у Мидоло.

– Какой раритет! – восхитился Гога, вертя их в руках.

– Можешь оставить их себе, – усмехнулся Уно, – я разрешаю.

Он уже шарил в выдвижном ящике стола, но там ничего, кроме стопки одноразовых салфеток, не было.

– Неужели и правда, с собой пульт забрали? – огорчился юнга.

– Смотри! – Гога вытащил из-под дивана небольшой чемодан.

Ребята открыли его, и перед ними предстал целый арсенал: два бластера с десятком обойм, два стазис-излучателя, несколько вакуумных гранат, а на крышке был закреплён пульт от яхты. Гога схватил его и принялся колдовать, нажимая на кнопки и одновременно что-то делая в своём коммуникаторе.

– Вот так лучше, – довольным голосом произнёс он, – достаточно поменять всего один знак, зато теперь вычислитель на яхте подчиняется всем, кроме Буффа, Мидоло и ещё кого-то третьего.

– Мне кажется, что сейчас самое время это проверить!

Уно захлопнул крышку чемодана и попытался поднять его за ручку:

– Тяжёлый!

– Зачем он тебе?

– Неизвестно, что там сейчас на Земле, поэтому небольшой боезапас никогда не помешает.

Гога кивнул и подхватил чемодан за ручку с другой стороны. Вместе у них получилось его поднять и даже кое-как нести.

– Сейчас бы гравитационный манипулятор? – сквозь зубы произнёс Уно.

– Ага, или платформу грузовую.

Ребята посмотрели друг на друга.

– А это идея! – воскликнули они в один голос.

С трудом затащив чемодан в ближайший свободный номер, Уно достал из него стазис-излучатель, а Гога пульт от яхты. Потом они спустились по лестнице на первый этаж. Портье так и сидел на входе спиной к ним, а больше в холле никого не было. Дверь в столовую была приоткрыта, но рассмотреть, что там происходит, возможности не было.

Ребята, стараясь не шуметь, забежали в технический коридор, через который попали в гостиницу, и подошли к двери с надписью «Кухня». Уно достал оружие и, нажав на ручку, приоткрыл дверь… С той стороны кто-то резко дёрнул её на себя. Не ожидавший этого мальчик, не успев отпустить ручку, влетел в помещение.

– А-а-а! – закричал повар, который и стоял за дверью, – Воришки! Вот я вам сейчас покажу!

Гога отбежал на безопасное расстояние, судорожно придумывая, как помочь Уно.

– Думали одурачить Константа Саульона! – гремел его голос.

Но у юнги было одно преимущество, которое не учёл повар: у него был стазис-излучатель. Чуть придя в себя после полёта через половину кухни, мальчик вскочил на ноги и, практически не целясь, выстрелил зарядом стазиса в здоровенного разбушевавшегося повара, своими габаритами не уступавшего Буффу. Искрящийся шарик попал Константу Саульону в ногу, и того мгновенно парализовало. Он замолчал, превратившись в огромного истукана.

Гога заглянул в кухню, убедился, что повар обезврежен, надвинул капюшон халата поглубже и подошёл к Уно.

– Ты знаешь, мне кажется, что мы сейчас закон нарушили, – произнёс он.

– Слушай, тогда нам нечего терять, хватай поднос и побежали!

Гога огляделся. Кухня представляла собой жалкое зрелище: грязная, вся заляпанная жирными пятнами, с обрезками овощей и мяса, валявшимися повсюду, осталось добавить только неприятный запах и мух, роящихся над испорченными продуктами, и картина складывалось целиком.

– Никогда больше не буду тут еду себе заказывать, – сказал Гога, глядя по сторонам. – Вон они! – крикнул он Уно, увидев стопку подносов, наполовину заваленную грязной посудой.

Мальчики попытались вытащить один, разбив при этом несколько тарелок и три чашки. Ложки с вилками посыпались на пол водопадом. В кухне стоял невообразимый шум.

– Эй, Саульон, что у тебя происходит? – услышали ребята заспанный голос, и в дверях появился администратор, которого разбудили крики повара и звон посуды.

Уно с Гогой от неожиданности замерли, они совершенно забыли про Роже Лягарда, который спал в комнате отдыха. К слову сказать, тот, когда увидел замороженного повара и двух пареньков в белых халатах, потрошащих гору грязной посуды, тоже остолбенел. Это дало юнге шанс достать стазис-излучатель и отправить дальше отдыхать так не вовремя появившегося администратора.

Одним резким рывком Гога выдернул поднос, обрушив гору посуды на пол, и побежал с ним на выход, Уно последовал его примеру.

– Коммуникатор заберёшь на парковке, – сообщил он Лягарду, когда протискивался мимо него, выходя с кухни.

Мальчики бросились к двери, ведущей в холл. Открыв её, они увидели, как парочка бандитов не спеша поднимается по лестнице.

– Давай их тоже стазисом шарахнем, – предложил Гога.

– Тогда они точно узнают, что их обокрали, а так, может они и не заметят, какое-то время, что их чемоданчик вместе с яхтой тю-тю.

Когда Буфф с Мидоло, поглаживая сытые животы, с довольным видом поднялись наверх и скрылись на втором этаже, ребята, прыгая через три ступеньки, забежали туда и заглянули в коридор. Бандиты как раз заходили в свою комнату. Когда дверь в двести восьмой захлопнулась, Уно с Гогой подбежали к двести десятом номеру, в котором оставили свой арсенал, и завалились внутрь. Гога бросил поднос на пол. Ребята с трудом поставили на него чемодан с оружием и с недоумением поглядели друг на друга.

– Как его поднять-то? – Уно схватился за край поднос и потянул вверх, а тот послушно поднялся на требуемую высоту. – Класс, прямо как тележка на Луне, только здесь нас не может расщепить на атомы в любой момент.

Юнга схватил край подноса и потащил его за собой на выход. Гога открыл для Уно дверь и последовал за ним. Уже спускаясь с лестницы, они услышали шум и крики в номере бандитов.

– Всё-таки надо было их стазисом приложить, – проворчал Гога.

– Кто же знал? – оправдывался Уно, сбегая по лестнице. – Вон указатель, парковка туда!

Мальчики бегом пересекли холл. Гога с ходу открыл дверь с табличкой «Парковка». Уно, не останавливаясь, выбежал на улицу, бросил на землю коммуникатор Роже ЛяГарда и направился к звёздной яхте, которая стояла в дальнем углу парковки. Гога закрыл за собой дверь на парковку, подпер её какой-то арматуриной, которая валялась рядом, и бросился догонять Уно, на бегу доставая пульт от яхты.

– Открой люк! – крикнул он в это устройство, нажав на кнопку вызова.

– Исполняю, – раздался из пульта голос вычислителя, люк яхты отъехал в сторону, а к земле опустился складной трап.

Уно забежал внутрь и бросил поднос с чемоданом, следом за ним поднялся Гога. Они, тяжело дыша, обернулись назад. Гостиничная дверь трещала под ударами и, не выдержав, вылетела на парковку. Вслед за ней плечом вперёд вывалился Буфф и шмякнулся на пузо. За ним выскочил Мидоло и побежал к яхте. Буфф поднялся с земли и, ревя как дикий зверь, кинулся за Мидоло к кораблю.

– Гога, будь добр, закрой люк! – вежливо попросил Уно.

– Закрой люк! – приказал Гога вычислителю.

– Исполняю! – раздался голос уже не из пульта, а из динамиков корабля.

Люк начал закрываться. Уно на всякий случай встал рядом с ним, держа наготове стазис-излучатель: Мидоло был уже близко. Но применять оружие не пришлось, люк успел закрыться перед самым носом у бандитов, трап ушёл под днище корабля, а ребята услышали, как по обшивке забарабанили кулачищи Буффа. Но корпус яхты всё-таки оказался прочней.

Ребята не торопясь прошли через всю яхту на мостик и сели в кресла пилотов.

– Вычислитель, активировать планетарный режим, – приказал Уно. – Перейти на ручное управление.

Из подлокотников кресла появились рычаги управления, мальчик взялся за них. Потянув один на себя, он заставил яхту взлететь, а потом, толкнув вперёд другой, придал ей горизонтальной скорости, улетая подальше от гостиницы.

– Ты куда направился-то? – спросил Гога.

– Яхту надо спрятать!

– Где?

– А где ты обычно видишь звёздные яхты?

– На космодроме?

– Можно и там, но придётся регистрировать корабль, а это в нашем положении, сам понимаешь затруднительно.

– Тогда где?

– Эх ты, на пляже, конечно, помнишь, у центрального здоровенная парковка есть, вот там и припаркуемся.

– Логично. Хорошее место, – одобрил Гога

– Вычислитель, вывести карту Альфии в пределах двухсот километров от корабля.

Перед ними появилась трёхмерная модель поверхности планеты. Уно увеличил то место, где суша переходила в море. Затем нашёл ориентир – небольшой остров напротив центрального пляжа. Ткнув пальцем в это место, он приказал:

– Зафиксировать конечную точку маршрута и вывести азимут.

Перед пилотом возникла стрелка, указывающая направление. Уно подкорректировал курс звёздной яхты так, чтобы стрелка смотрела точно вперёд.

– Подлётное время?

– Триста две секунды.

– Отлично, – юнга откинулся на спинку кресла. – Теперь надо подумать, когда на Землю можно будет полететь.

– Я завтра могу. Завтра – выходной, родителям можно сказать, что в поход какой-нибудь идём.

– Правильно, чем раньше, тем лучше, а то меня, честно говоря, Мидоло с Буффом беспокоят.

– Да уж, – согласился Гога.

Уно вызвал Лили и обрисовал ей детали их побега с Альфии.

– Ой, мальчики, я попробую, но ничего не обещаю!

– Ну, ты постарайся! – попросил Уно и отключился.

Яхта уже подлетала к побережью. Юнга начал узнавать места, куда он с родителями часто прилетал. Парковка была метрах в ста от песчаной линии пляжа. Сделав над ней круг, Уно выбрал место для посадки между двумя такими же яхтами.

Приземлившись, он спросил у Гоги:

– А ты можешь оставить в перечне лиц, допущенных к управлению, только себя и меня?

– Конечно, – Гога опёрся рукой о подлокотник кресла. – Вычислитель, новые параметры авторизации: допуск у меня и Уно Арно.

– Принято, – доложил вычислитель.

– Вот и всё.

– Так просто? – удивился юнга. – Век живи, век учись!

Они вышли из корабля и вызвали гравикапсулу. Та прилетела через пару минут и отвезла их до дома: сначала они приземлились на заднем дворе у Гоги. Тот вышел, а Уно, перелетев через пару кварталов, уже собирался садиться, но тут увидел удаляющихся от его дома бандитов.

Не успела капсула совершить посадку на заднем дворе, как Уно выпрыгнул из неё и бросился к дому. Дверь была закрыта. Сигнализация сообщила ему, что проникновений не было, тогда он пошёл вокруг дома к главному входу. На крыльце, прижатая камнем, вытащенным из бордюра клумбы, лежала записка. Мальчик с замиранием сердца поднял её и прочитал:

«Арно, твои родители у нас. Если ты отдашь нам расшифрованные записи Темпуро, то твои мама и папа не пострадают. У тебя времени до вечера воскресенья.

P. S.

Если обратишься в полицию или СГБ, больше своих предков не увидишь.

P. P. S.

Яхтой и оружием можешь пользоваться так, как тебе заблагорассудиться».

– Гога, это Уно, – юнга вызвал своего товарища, – мы вылетаем сегодня.

***

Ждите продолжения истории о звёздном юнге в рассказе «Мародёры».


В оформлении обложки использованы изображения с https://pixabay.com/ по лицензии СС0.