КулЛиб электронная библиотека 

Враг Общества №1 [Гарри Гук] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Гарри Гук Враг Общества №1

Глава I. Письмо из прошлого

–Директор Слендер? – робко спросила женщина, заглядывая в кабинет школьного директора.

– Проходите, мисс Джинджер, – за столом сидел толстый мужчина с жидкими тёмными волосами, сквозь которые виднелась лысина. Он отложил кубик Рубика и всё свое внимание переключил на гостью.

– Здравствуйте.

– Добрый день. Мисс Джинджер, я вас вызвал сюда из-за поведения вашего сына.

– Джонни? Он опять хулиганил.

– Если бы он просто хулиганил, – вздохнул директор. – Он избил нескольких учеников в туалете! А головой пятиклассника разбил унитаз!

– О Боже! – от шока она прикрыла рот руками.

– Ещё раз произойдет подобный случай, и я вынужден буду отчислить его.

– Прошу, не надо!

– Тогда поговорите с ним. Он не глупый, должен вас понять. Хорошо?

– Да! Я обязательно поговорю с ним, – замотала головой мисс Джинджер.

Тем же вечером мать поговорила со своим шестнадцатилетним сыном. Джон большую часть своей жизни рос без отца. Несмотря на то, что младший Джинджер никогда не виделся с ним, он был очень похож по характеру на него. Такой же дерзкий парень. В свои шестнадцать уже имеет проблемы с законом. Однажды, например, угнал машину, чтобы впечатлить девушку, а позже за этой самой девушкой стал следить, сделал несколько пикантных фото и начал шантажировать её. В общем, Джонни был трудным подростком. Разговор с матерью не дал никаких плодов. Джон считал всех в средней школе Боу-Сити кретинами, особенно директора Слендера. После жаркого разговора, Джон с гневом покинул дом и вернулся только поздно ночью, будучи пьяным в хлам. Его привел домой офицер полиции Энтони Вор, который являлся их соседом и для Джона тоже был большим кретином.

– Мисс Джинджер, моё терпение не резиновое. Оно скоро лопнет.

– Понимаю, но я ничего не могу сделать, – отвечала женщина. В это время Джон шатался рядом и думал только об одном: блевать на полицейского или в цветочный горшок, стоящий рядом. Но этого не успел совершить, так как мать занесла его в дом раньше. Были готовы спагетти, но его мало интересовал ужин, потому что обед поднимался по пищеводу.

– Эх, Джонни, почему ты такой у меня? – на весь дом раздалось «Блю-э-э-а-а» из ванны. – Почему ты не такой, как Дик – сын моей подруги. Добрый, послушный, воспитанный. А ты? Но я всё равно люблю тебя, – из ванны вышел Джон, вытирая рукавом рот. – Ужинать будешь?

– Нет, – ещё шатаясь лёг на диван Джон, положив одну ногу на пол, тем самым «заземлившись».

Тут раздался телефонный звонок. Мисс Джинджер взяла трубку.

– Да, хорошо. Да, мы приедем. Как жаль. Ага, до свиданья, – она положила трубку. – Звонил дядя Томми. Твоя прабабушка умерла, – Эбигейл несмотря на свой преклонный возраст (100 лет) была женщиной активной, занималась скандинавской ходьбой и соблюдала разные диеты. Мисс Джинджер очень любила свою бабушку, в отличии от Джона, который считал её старой каргой. Он вдохновлялся её мужем, своим прадедом, который был гангстером и взломщиком сейфов. Он за свою преступную карьеру ограбил несколько десятков банков. Естественно, такой человек являлся кумиром для Джона.

Похороны прошли через два дня после смерти. Они для героя были нуднее математики мисс Поппинс, которую он ласково называл «Большая Жоппинс». А вот его мать разрыдалась на том мероприятии. Для неё бабушка была самым главным человеком, заменившим родную мать. Мама мисс Джинджер – Хелен, умерла во время родов. Смотря на всё это зрелище, Джон твёрдо решил, что его похороны будут чем-то весёлым и задорным, где будут выступать популярные музыканты, а гроб с ним внутри будут нести танцоры, двигаясь под такт музыки.

После похорон они вернулись поздно ночью. Мать сразу пошла спать, а Джон ещё несколько часов просидел в интернете. На следующий день они отправились в дом к прабабушке, чтобы собрать все вещи и подготовить жильё к продаже. Они начали с гостиной. Там, кроме столетнего сервиза больше ничего не было. Посуда, кстати, показалась Джону мерзкой, как и сама идея хранить то, чем никогда не воспользуешься. Джон никогда не понимал этот культ откладывания вещей и денег на завтрашний день, под которым имеется ввиду день твоей смерти. Для него завтрашним днём был тот день, в котором ты будешь попивать коктейль, сидя в своём шезлонге на берегу моря, тебе семьдесят, ты вспоминаешь свои лучшие моменты из жизни, а потом осознаешь, что жизнь ещё не закончилась и отправляешься в новое приключение. Вот что значил для Джона «завтрашний день».

Закончив с гостиной, они пошли разбирать хлам в спальне. Там, глубоко в шкафу Джон нашёл коробку. Очень старую и измученную временем. Она была вся заклеена скотчем. Внутри Джон нашёл фотографии прабабушки и прадеда. «Какой же красивый у меня был дед. Наверное, все бабы города были его» – думал про себя Джон.

Там же он нашёл конверт. Такой же старый, как и всё содержимое коробки. Письмо обращалось к Джону Джинджеру.

– Письмо мне что ли? Странно, – он открыл конверт.

«Дорогой Джон. Ты, наверное, сейчас в шоке. Что это за письмо, кем оно написано и почему обращено именно к тебе? Старая карга Эбигейл и вправду не передала его тебе. Хотя я от неё большего не ожидал. Я многое пережил, моя жизнь очень насыщенна. Жаль, что она заканчивается. К сожалению, я не могу рассказать кто я такой и откуда столько знаю о тебе. Не бойся, я не маньяк. Я лишь хочу сделать тебе один подарок. Он закопан в парке на окраине города под большим старым дубом, на котором ты выцарапал своё имя. Удачи в поиске!» – Джон знал это место. Он туда часто приходил ранее, когда был ещё ребёнком. Также в конверте лежало чёрное кольцо с черепом. Джон надел его.

Ночью того же дня Джон сбежал из дома и направился в парк. Он взял с собой лопату и ещё несколько инструментов и погрузил всё в телегу, которую прицепил к велосипеду. Его энтузиазм уменьшился, когда он прибыл туда. «Может, это всё чей-то розыгрыш? Может, я зря сюда приехал» – думал он. Но когда лопата упёрлась во что-то твердое, Джон обрадовался. Это был сундук. Он достал его из земли и сел перед ним на колени.

«А может всё-таки не надо? Вдруг там бомба?» – сомнения опять нахлынули героя. Но он собрал все силы в кулак и раскрыл сундук.

Глава II. Главный тусовщик в Боу-Сити

Над Джоном всегда смеялись, что он слишком беден. Его одноклассники ходили с яблочным смартфоном четвёртой серии, в то время как Джинджеру приходилось пользоваться старым кнопочным кирпичом из Финляндии. Он всегда стремился к богатой жизни и этот момент настал. В том сундуке были слитки золота. Тогда, той ночью Джонни Джинджер стал самым богатым человеком в своём городе.

Боу-Сити не был роскошным городом. После тридцатых он вообще оказался в глубокой кризисной яме. Всему виной гангстерские разборки. Сначала в двадцатых годах война между семьёй Капоне и шотландской мафией. Потом известная банда Червовая Семёрка навела шумиху в начале тридцатых. А добили ситуацию двое известнейших на всю страну грабителей банков. После этого город оказался в долгом кризисе. Только во второй половине века ситуация улучшилась, но по уровню развития Боу-Сити отстал от Детройта и Чикаго.

Сейчас Боу-Сити скучный город для пенсионеров, в котором только осталось упоминание о былых временах, когда он был столицей криминальной Америки. Так по крайней мере считал Джон. Но когда он разбогател, то расшатал этот городишко, сделав его снова популярным. Он заработал своё достояние на акциях и криптовалютах. Отстроил себе гигантский особняк, как у Хью Хефнера и стал регулярно проводить масштабные вечеринки.

Также Джон стал очень скандальной личностью. Он рассказывал, как его избивали в школе, из-за чего туда стали приезжать инспекторы с проверками. А ещё он любил фантастику и всё, что с ней связано. Герберт Уэллс, Джордж Оруэлл, Стругацкие – это его любимые фантасты.

Тусовка за тусовкой, скандал за скандалом – и вот ему уже тридцать лет. Три десятка оборотов Земли вокруг Солнца. Юбилей. Поэтому Джон решил устроить самую громкую вечеринку за всю историю Боу-Сити, чтобы разнести этот город к чертям.

Он пригласил порядка сотни человек, самых лучших ди-джеев, заказал дорогую аппаратуру и спецэффекты, ну и конечно алкоголь. Бухло – вот смысл жизни Джона. Мероприятие запланировал на вечер пятницы восемнадцатого июня 2024 года. В назначенное время народ стал съезжаться. У многих была такая же цель, как и у именинника: нажраться и с кем-нибудь переспать.

К часам трём ночи вечеринка дошла до своего пика. Толпа пьяных молодых людей, громкая музыка, которую было слышно на расстоянии нескольких километров; басы, которые сотрясали землю, словно небольшое землетрясение. Сам Джон пил дорогой виски «BlackJack» в компании с двумя красотками.

– Ты такой классный, Джонни, – говорила одна из них, будучи под марихуаной.

– Я знаю, детка. Но знаешь, я оказался в дерьмовом обществе. Чтобы впечатлить людей, мне не нужно показывать свой интеллект, свой ум. Мне достаточно раскрыть свой бумажник, в котором тысячи баксов. И самое мерзкое – я часть такого общества. Есть люди, которые открывают новые планеты, или изобретают что-то. Или пишут книги. А я просто бухаю и тусуюсь. Я даже не человек. У человека есть цель. Разумная цель. У животного тоже есть цель – продолжить свой род. А я даже детей не имею. Выходит, я просто здесь существую, просирая свою жизнь. Я просто блядское существо.

Он сам не заметил, как уже наступило утро, и все разошлись. Его пробудили из полусна ди-джеи, с которыми он расплатился, и они покинули особняк Джона. Герой оказался один.

Джон налил себе бокальчик вина и лёг в кровать, размышляя над собственными словами. Его голова болела, будто её сверлили дрелью. Поэтому весь день он ничего не делал, а только опохмелялся. Это было его нелюбимой частью в тусовках. Под конец вечера он понял, что-то пора в своей жизни менять. Ему всё-таки уже тридцать лет, а что он оставит после себя? Как войдет в историю? Поэтому Джон решил вложится в какой-нибудь научный эксперимент или изобретение.

На одном сайте по поддержке учёных и изобретателей Джон наткнулся на объявление об создании машины времени. Естественно, было собрано всего пару долларов, и то, это кто-то отправил забавы ради. Люди не верили в данное изобретение. Джон вышел на связь с изобретателем. Совпадение, но его тоже звали Джон. Миллиардер и учёный договорились о встрече в ресторане на следующий вечер.

Джон пришёл вовремя, но изобретателя не было. Только через пятнадцать минут в зал ворвался парень со «взрывом» на голове и развязанными шнурками. Он напоминал молодого Эйнштейна, только афроамериканец. На носу у него были большие круглые очки. Он сам был в тёмно-шоколадном пиджаке и белой водолазке. Такое сочетание Джону показалось отвратительным. В руках у него был старый разбитый телефон, что стало для Джона прекрасным поводом покрасоваться своим дорогим девайсом золотого цвета.

– Вы Джон Джинджер?

– Меня знает весь город. Только ты один в танке, – изобретатель сделал непонимающую гримасу. – Да, это я, мистер Джинджер. – Джон не любил, когда его называли мистером, но почему-то в этот раз сам так представился.

– Здравствуйте! Меня тоже зовут Джон. Джон Эдисон, – он протянул руку.

– Добрый вечер, – Джон аккуратно протянул свою правую конечность. Ладонь Эдисона была потной. На лице у миллиардера появилась брезгливая улыбка. Он вытер руку об брюки и сел за стол.

– Мистер Джинджер, вы не представляете, как я рад. Наконец-то я нашёл спонсора своего проекта!

– Да-да, ты мне лучше объясни, как устроена твоя машина времени?

– Там всё просто: она работает по законам квантовой физики…

– А можно без квантовых штук? Вы, ботаники, все необъяснимые нормальным людям вещи называете «квантовыми»?

– Э, моё изобретение является двигателем, который может создавать дыры в временном континууме, проще говоря, – Джон взял салфетку и сложил её, – оно складывает время.

– Ясно. И сколько тебе нужно?

– Здравствуйте, вот ваш заказ – курица с имбирём, – официант поднёс тарелку с блюдом.

– Ну наконец-то! Так сколько тебе нужно?

– Около миллиона.

Джон поперхнулся.

– Миллиона?!

– Слишком много для вас? – на лице Эдисона появилось разочарование.

Джон хотел ответить «Да», но потом вспомнил о своём монологе на вечеринке. «Если я ему откажу, то не войду в историю, как человек, благодаря которому мир получил машину времени» – думал он.

– Нет. Я всё-таки миллиардер. Один миллион – процент для меня. По рукам.

– О, спасибо, спасибо вам, мистер Джинджер!

– Вот чек на нужную тебе сумму. Придёшь с ним в банк. А теперь проваливай! Бесишь меня.

– Хорошо, – Эдисон взял чек. – Ещё раз спасибо!

Изобретатель скрылся. Джона он взбесил. Разговорчивый, слишком умный, неопрятный, и ещё его тезка. Но он был прекрасным шансом для героя войти в историю.

Работа над Машиной Времени началась. Изобретатель иногда выходил на связь, рассказывал об успехах и прочих мелочах. А Джон терпеливо ждал. В те несколько месяцев он был на алкогольной диете и ни выпил ни грамма. Также дела обстояли и с вечеринками. Он хотел устроить следующую после успешного запуска Машины. Джинджер уже планировал раскрутку проекта, договаривался с рекламными агентствами и СМИ, воображал себе фантастическую, как изобретение Джона, популярность и настоящую, а не купленную за деньги дружбу с великими людьми.

Проходил день за днём, неделя за неделей, месяц за месяцем. Джон уже стал скучать по алкоголю и шумным тусовкам. И наконец-то, 9 июля 2025 года Джон получил звонок от изобретателя. Машина готова. Миллиардер сразу прыгнул в свой спорткар и помчался за город, в деревню к Джону. Он жил на ферме, а сама Машина находилась в красном амбаре. Джонни сначала был в ярости. Он представлял себе роскошную лабораторию с тысячью высококвалифицированных сотрудников, а увидел какой-то сарайчик, где кроме Джона ещё работал глухой инвалид. Да и сама Машина Времени выглядела иначе. Джон представлял себе футуристический аппарат, а это была огромная хрень, собранная из бытовых приборов. Корпус сделали из старого холодильника, на котором стояла микроволновка. Сзади кряхтел какой-то двигатель, похоже старый генератор и к этому творению подключено куча самых разных проводов.

– Что это, мать твою, за хрень?!

– М-машина Времени, мистер Джинджер.

– И на это ты потратил один миллион долларов?

– Большая часть уйдет на счета за электричества.

– Уйдет? То есть ты её даже не запускал?

– Пока нет. Мы ждали вас.

– Боже, – Джинджер сел на ящик. – И ещё этими курицами так воняет. Ладно, запускай.

Джон кивнул и положил в холодильник яблоко, а затем закрыл его. После он вёл что-то на микроволновке и нажал на «Старт». Машина вся затряслась так, что казалось, будто она сейчас развалится. Но через секунду движение резко прекратилось. Изобретатель подошёл к двери и неуверенно открыл её. Фрукта там не было.

– Где яблоко? – спросил Джинджер.

– Я переместил его на одну минуту в будущее. Ждём.

Прошла минута, но фрукт не появлялся. Джонни стал возмущаться.

– Ну? Где оно? – вдруг ему на голову упало яблоко. – Что? Откуда?

– Видимо, некая ошибка, может неточность и оно появилось слегка не в том месте. Но Машина сработала.

– Да ладно? Охуеть! Ты чёртов гений! Бля, я не верю в это. Мы же так сможем стать одними из самых богатых, если не самыми богатыми. Можно сделать такой аттракцион. Людей же можно перемещать?

– Я н-не знаю, мистер Джин…

– Да что ты там мямлишь. Конечно можно. Давай меня.

– Стоп, что?

– Говорю, меня перемещай на минуту вперёд.

– Вы уверены?

– Да!

– Ладно.

Джонни залез в холодильник. Джон захлопнул дверцу и стал водить цифры. Началась тряска. И тут Джонни понял всю опасность ситуации и стал пытаться выбраться наружу. Он бил в дверь и кричал, но Джон не слышал из-за гудения двигателя.

– ДЖОН! ДЖОН! ОТКРОЙ, ДЖОН! ААА, ПОМОГИ! – душераздирающе он кричал. Температура поднималась и стенки кабинки стали обжигать его.

Тряска прекратилась. Джон открыл дверцу и ему в нос ударил запах подгоревшего мяса. Внутри кроме дыма ничего не было.

Глава III. Тёплый приём

Оскар Фокс – детектив города Боу-Сити. Он работает уже несколько лет и за это время расследовал лишь мелкие дела: угон автомобиля, взлом дома, причинение вреда и прочая мелочь. В детстве он мечтал стать великим сыщиком, как Шерлок Холмс, а стал обычным полицейским. Его отличало от остальных тем, что он не принимал взятки. В тёмном городе каждый был куплен мафией. Либо Капоне, либо Паркером. Оскар никогда не переступал закон, в отличии от своего брата Чарли, который в данный момент сидел в тюрьме за неудачное ограбление местного магната. Его поймали, когда тот взламывал сейф.

Однажды Оскару пришло задание. Поступил вызов из Уэст-Стрит, незаконное проникновение в квартиру. Он неохотно оделся и отправился на место. Квартира находилась в пятиэтажном доме прямо у шоссе. Уэст-Стрит – это улица в рабочем районе, где много заводов и воздух загрязнён. Да и вообще место не самое благоприятное из-за многих беженцев, которые подрабатывали там за гроши. Это был один из самых криминальных районов города, поэтому проникновение в квартиру казалось обычным случаем.

Оскар поднялся на тёмный этаж и постучал в дверь. Никто не открывал. Он постучал ещё раз и услышал какой-то грохот. Тогда он выбил дверь с ноги и увидел человека, лежащего на полу с кровью у виска. И открытое окно. Выглянув в него, он узрел мужчину, спускавшегося по пожарной лестнице. Оскар помчался за ним, крича: «Полиция! Стоять!». Человек продолжал бежать. Он пересёк шоссе, чуть не угодив под колеса и забежал во дворы, где врезался в полную даму с корзиной стираного белья.

–Ладно, ладно, поймали! – сдался человек, подняв руки.

– Вы арестованы, сэр. Вы подозреваетесь в убийстве, – грозно произнёс Оскар, надевая на преступника наручники.

– Мистер полицейский, не подскажете, где я.

– В смысле? Вы в Боу-Сити.

– А какой сейчас год?

– 1925, 9 июля. Вы что, не смотрите на календарь.

Человек взялся за голову и тихо прошептал:

– Я переместился на сто лет назад. Пиздец.

Человека привезли в участок. За всю карьеру Оскара подобного у него не было: ни документов, ни знает где находится, дома не имеет. Можно было подумать, что он сбежал из дурдома, но никаких случаев побегов из ближайших клиник не произошло. Сам человек представился Джоном Джинджером.

– Джон, объясните мне, как вы оказались в квартире мистера Смита?

– Э, я зашёл к нему в гости, да, – нагло врал Джонни.

– И вы его избили?

– Что? Нет! Конечно нет. Он уже лежал там. Я хотел вызвать скорую, но тут прибыли вы.

– А почему тогда вы побежали, выпрыгнув из окна?

– Э, я испугался. Вы так неожиданно и резко выбили дверь, что напугали меня. Я подумал, что вы – вор.

– Да ладно? Забавно, но мистер Смит говорит об обратном.

– Он выжил?

– Да. Он получил небольшое сотрясение мозга, но он в норме. Кстати, ждёт вас в суде через два дня.

– Мне полагается адвокат! Где мой адвокат?!

Через два дня состоялось слушание в местном суде. Смит оказался не просто каким-то трудягой, а старым другом Томаса Паркера – местного гангстера и шотландского мафиози. Смит был с профессиональным адвокатом, который подготовил целую папку документов против Джинджера.

– Слово потерпевшему! – сказал судья.

– Я просто сидел у себя в квартире, слушал музыку, как вдруг услышал некий грохот из кухни. Прихожу туда, понимаю, что кто-то находится в холодильнике, открываю, а там сидит этот, – он указал на Джона. – Он сразу набросился на меня с криком: «Я убью тебя, Джон!» и начал колотить меня. Я попытался отбиться от него и стал звать на помощь. Но этот сраный ублюдок взял бутылку, лежавшую на столе, и со всей силы ударил ею по голове.

– Вранье! – вмешался Джонни.

– Тишина в зале! – ответил судья. – Джон, так вы отрицаете версию господина Смита?

– Лучше признайтесь, – шептал адвокат Джинджеру. – У нас нет вариантов. Максимум, вы получите штраф или неделю исправительных работ. Это всего лишь драка!

– Я-я признаюсь, господин судья, в содеянном. Я виноват, – встал Джонни, приложив левую руку к сердцу, а правую подняв.

– Хорошо. Тогда…

– Стойте! – крикнул адвокат Смита. – Вы не видите, что ли? Это опасный преступник и гангстер Гидеон Нельсон. Он обвиняется в ограблении банков, убийстве людей при исполнении и подделке документов. Это объясняет почему он без удостоверений личности, – Адвокат достал бумаги и отдал их судье. Тот долго их рассматривал, после чего вынес вердикт: «Приговаривается к двадцати годам тюрьмы».

В тот самый момент и без того депрессивная жизнь Джинджера лишилась любых светлых надежд. Вечером того дня за ним прибыл автобус, забрав его и ещё нескольких преступников, и увёз за город, в Тюрьму округа Гук.

Глава IV. Начало расследований по банде Джинджера

Фокс к двадцать девятому году дослужился до звания лейтенанта. Он поймал нескольких опасных преступников, поэтому им уже стали интересоваться в ФБР. Ему предлагали устроиться агентом в бюро, но он отказался. Его жизнь в общем была такой же, как и раньше. Он занимался делом Томаса Паркера со своими коллегами.

Однажды им поступил вызов об ограблении магазинчика недалеко от тюрьмы округа Гук. Сначала детектив проигнорировал это дело, посчитав его ненужным. Но через пару дней до него дошла новость, что его брат Чарли сбежал из тюрьмы с ещё одним сообщником. И именно они совершили налёт. У Оскара была крайне необычная братская любовь: он хотел посадить Чарли, чтобы его там воспитали и выбили всю бандитскую дурь из головы. Когда же он узнал о побеге, то сразу же взялся за это дело.

На месте преступления уже были местные шерифы, расспрашивающие продавца.

– Департамент полиции города Боу-Сити. Детектив Фокс.

– Ого, из самого города приехали, чтобы расследовать какой-то мелкий грабёж. Вам уже вообще нечем заняться? – засмеялся шериф.

– Ограбившие являются опасными преступниками, сбежавшими из местной тюрьмы. Их срочно нужно поймать! – схватил за рубашку шерифа Оскар.

– Ладно, ладно, я понял.

– Лейтенант! Мы знаем имена преступников, – вмешался другой полицейский.

Оскар взял бумаги с фотографиями. На первой был изображен его брат – Чарльз Артур Фокс. 1 метр 78 сантиметров. 1 декабря 1901 года. На второй – некий Джон Джинджер. 1 метр 73 сантиметра. Дата рождения неизвестна. Оскар вспомнил последнего. «Тот странный тип из холодильника» – подумал он.

Пока детектив рассматривал документы, полицейские нашли угнанный преступниками автомобиль. В десяти километрах отсюда. Мотель «Роскошь на дороге». Они сразу же отправились туда. У мотеля было много тёмных машин, поэтому искать нужную было бы долго. Они решили зайти внутрь и опросить хозяина. Владелец, увидев людей из полиции, испугался и сразу же рассказал, всё, что знал. Всех посетителей, их повадки и странности. Одного назвал пьяницей, другого психически больным. Но Фокса интересовали гангстеры. Хозяин понял, о ком идёт речь и назвал детективам номер комнаты, в которой они проживали.

«Подозрительные типы. Я сразу же что-то заподозрил. Очень п-подозрительные» – повторялся от волнения он. Оскар пошёл в сторону комнат, но столкнулся с двумя мужчинами в шляпах.

– Прошу прощения, господа.

– Ничего.

Они разошлись. Оказалось, что комната была уже пуста.

– Точно! Они же сдали мне ключ, – схватился за голову хозяин.

– Срочно всем постам: начать поиски чёрного автомобиля Форд модель А!

Но было уже поздно: преступники скрылись.

В город Оскар вернулся огорчённым. Его брат прошмыгнул у него под носом. Масло в огонь подливало то, что этот самый Джинджер сбежал с помощью муляжа. Фокса растерзали журналисты вопросами по этому поводу. Весь штат говорил об этом дерзком побеге. Такое было начало истории Джона Джинджера.

Детектив вернулся домой поздно. Он не спал всю ночь, а утром, когда уже стал проваливаться в сон, его разбудил резкий и громкий телефонный звонок:

– Алло, – сонно ответил Фокс.

– Привет Оскар. Это твой младший брат.

– Чарли? Где ты? Как ты сбежал?

– Слушай, у нас мало времени. Но ничего, скоро ты о нас услышишь. Жди газеты с новостью об ограблении банка, – Чарли повесил трубку.

И правда, через некоторое время он получил новость, что в городке Глифуле произошло ограбление банка. Преступниками вынесено около нескольких тысяч американских президентов и политиков. Это было самое быстрое ограбление, длиной в полторы минуты. Помимо денег, были сожжены все ипотечные документы американцев, тем самым вызволив их из долговой ямы. Как догадался Фокс, это рук дело его братца.

Глава V. Начало банды Джинджера

Оскар мечтал посадить всех преступников за решётку. Одного из таких он уже посадил. Джона Джинджера.

Когда Джон прибыл в тюрьму, он боялся, что его там убьют. Ведь заключенные и охранники считали, что он – Гидеон Нельсон. А кто знает, кто это такой. Быть может некий педофил. А их в тюрьмах убивают. Так считал Джонни.

Ему повезло. Никто его трогал. Всем было наплевать на новенького. Раньше в одной тюрьме сидели все: насильники и убийцы, грабители и угонщики машин, психопаты и те, кто вел махинации с ценными бумагами. Его сокамерником стал рыжий парень Чарли «Лис» Фокс. Своё прозвище он получил не благодаря фамилии, а своему характеру и цвету волос. Он такой же хитрый и умный, как лесное животное. Чарли сидел за ограбление. Он был взломщиком сейфов. Его поймали, когда он взламывал замок. Подельники бросили его. Так он оказался в тюрьме. Кстати, детектив Оскар Фокс, который поймал Джона, является родным братом Лиса.

Дни в тюрьме были похожи на друг друга. Сначала Джону было не по себе, но вскоре он привык к среде. За годы, которые он провёл там, у него появилось несколько новых знакомств с известными гангстерами и у него сформировалось отношение к правительству и системе. Он презирал обе эти вещи и мечтал отомстить. Мечта о возвращении домой, в будущее, уже погасла.

Однажды на прогулке Джон нашёл брусок дерева. Он стал вытачивать его бритвой. Его товарищ считал, что это дело просто расслабляет Джона. Но на самом деле он делал муляж пистолета. Сначала не похоже, но после нескольких месяцев нельзя было отличить от оригинала.

В один прекрасный день муляж был готов. Джон направил его на охранника, и тот, чтобы не рисковать своей жизнью, высвободил преступников. Бедняге пригрозили расправой, и он отвёл их в комнату с настоящим оружием. Чарли вырубил охранника, и они покинули помещение, выбравшись в неохраняемый гараж. Угнав одну из машин, герои сбежали из тюрьмы. Звучит абсурдно, но это так.

Чтобы найти хоть какие-то деньги, компания ограбила местный магазинчик. Куш составил объём в двадцать долларов. Неплохо по тем временам. За эти деньги они сняли номер в мотеле.

Джон сидел в кресле, обдумывая прошедший день, а Чарли с кем-то общался по телефону:

– …да, это я, Чарли. Помнишь меня? Слушай, да мы сбежали. Гидеон, нам нужна помощь. Приютишь двух человек. Да, я знаю. Ну что? Спасибо! Я у тебя в долгу, – он повесил трубку.

– С кем общался? – спросил Джон.

– С одним знакомым. Он поможет нам. Он живет в часе езды от сюда.

– У него есть деньги?

– Я не знаю, но я уверен, что он наш спасательный круг в этом опасном океане жизни.

– Ладно, ложимся спать. Завтра рано утром уедем отсюда, – сказал Джон. – Мне не нравиться тут. Надеюсь, копы сюда не нагрянут.

На следующее утро, когда они уже собрались, в гостиницу приехало двое полицейских. Пока полисмены общались с хозяином, Чарли дёрнул за руку друга:

– Джон, нам надо срочно уходить отсюда!

– Не волнуйся, эти копы пока не опознали нас.

– Среди них мой брат! – и точно, там был Оскар. Седые длинные волосы и короткая бородка. Нос Оскара немного опущен вниз; меж двух передних зубов небольшая щель. Оскар был выше брата на пару десятков сантиметров.

Герои надели шляпы и наклонили головы, чтобы не было видно их лиц. Они пошли к выходу, но столкнулись с лейтенантом Фоксом.

– Прошу прощения, господа, – извинился полицейский.

– Ничего, – буркнул в ответ Джон. Они разошлись.

Бандиты сели в машину и умчали от мотеля.

– Я вижу, твоего братца повысили. Теперь он – лейтенант! – но Чарли только промолчал.

Через час автомобиль приехал в небольшой город Глифул. Там было всего несколько улиц, на которых максимум десять домов, поэтому герои быстро нашли нужный. Маленькое сооружение из дерева белого цвета. Та самая американская мечта. Чарли постучал в дверь и перед ним оказался низкий мужичок с круглым лицом.

– Лис? Неужели это ты?

– Привет, Гидеон.

– О, проходите-проходите. Не стесняйтесь. Добро пожаловать в мою конуру.

Внутри и вправду была конура: грязно, много мусора, спёртый воздух, мало солнечного света. Казалось, что среди той кучи мусора где-то разлагается труп старой крысы.

– Джон, это мой друг детства Гидеон Нельсон.

– Это ты Малыш Гидеон?

– Да. А что, знаешь меня?

– Меня перепутали с тобой, и я попал в тюрьму!

– Ха-ха! Лох! – во весь голос заржал Гидеон. Джон же разозлился и толкнул его. Тот в ответ, как бойцовский петух, озверел и прыгнул на Джинджера с кулаками. Их кое-как разнял Чарли.

– В моём доме решил подраться со мной? Совсем охуел?

– У меня просто непереносимость тупых долбоёбов, – обстановка между ними снова начала накалятся, и чтобы как-то остудить их, ворвался Чарли.

– Гидеон, слушай. Мы думали, что ты нам поможешь. Нам нужны деньги.

– Ха! Он думал. Будто у меня они есть. Я нищий! Но я знаю, где их достать, – Гидеон с хитрым взглядом посмотрел на остальных.

Глава VI. Ограбление в Глифуле

Глифул – небольшой городок в пятидесяти километрах от Боу-Сити. Тут проживают около десяти тысяч человек. Они живут, работают, рождаются и умирают здесь. И как в любом другом городе капитализма главным сердцем Глифула является не церковь, в которой по воскресеньям собирается весь город; не школа, в которой своё образование получил каждый житель города, а банк. Небольшое одноэтажное здание, где работают человек десять, не более. Это такая копилка городка. Люди приходят туда, чтобы получить деньги, и они их получают. Но в долг. Кредиты и ипотеки потом мучают жителей всю оставшуюся жизнь. Это проблема всей Америки.

И вот, рано утром, к этой копилке подъехала тёмная машина. Оттуда вышло трое людей в тёмных нарядах и шляпах. Один был в костюме, другой, полная противоположность, в старом безвкусном пиджаке. Третий одет в пальто. Тот, что рыжий, подошёл к телефонной будке и кому-то позвонил. На его лице была хитрая улыбка. После окончания разговора их главарь, что в прелестном костюме кивнул головой и они вошли в банк.

– Доброе утро, сэр! – приятным голосом произнесла девушка за кассой.

– Здравствуйте. Соизволите вас ограбить? – рыжий парень достал пистолет.

Двух охранников сразу же обезоружили. Тот, что в старом пиджаке кричал, как сумасшедший и приказывал всем лежать, «иначе их мозги размажутся по стене». Тем временем главарь с рыжим парнем были у сейфа. Рыжик вскрывал замок, прислушиваясь к каждому шороху. И он услышал сирену. К банку подъехал полицейский автомобиль.

Тут на улицу выбежал тот псих и выстрелил в полицейского, ранив его в живот. В это время замок был вскрыт, и главарь стал доставать сумки с купюрами, пока рыжий парень поливал документы бензином. После одним движением руки он поджёг эту бумажную кучу и выбежал в зал, где в страхе лежали люди. Двух девушек грабители взяли в заложники и вместе с ними вышли на улицу. Тем временем приехало ещё несколько полицейских машин. Безумец пустил очередь по легавым, маниакально смеясь. Пока он красовался перед всеми, показушно стреляя из двух автоматов, остальные сажали девушек и деньги в машину.

– Эй! Гидеон! Кончай с этим, – крикнул вожак. И Гидеон послушно подбежал к машине, но не сел внутрь. Он встал на подставку и, держась левой рукой за ручку в салоне, стрелял по полицейским. Погони не было и через двадцать минут они высадили девушек у леса, отдали им пару долларов и уехали оттуда.

Эта новость быстро разлетелась по всей Америке. Дерзкое ограбление за полторы минуты, совершенное теми же людьми, что сбежали из тюрьмы округа Гук. Это сильно раздражало не только Фокса, из-под носа которого сбежали преступники, но и сенатора штата. Была создана команда профессионалов во главе с Фоксом, которую назвали Специальным Отрядом по Поимке Банды Джинджера, или же СОПБД.

Тем временем банда продолжила грабить банки по знакомой схеме. Они били собственные рекорды: минута и 24 секунды, минута и тринадцать секунд, 59 секунд! Их назвали флешами. Благодаря тому, что они грабили банки, принадлежащих богачам, и сжигали документы, для простого американца Джинджер и Чарли стали героями. Джона начали сравнивать с Робином Гудом. В это время СОПБД безуспешно пытался их поймать. Штат, в котором происходили действия, был очень большим, он занимал место после Техаса и Аляски, поэтому Джинджер не собирался покидать его.

Однажды, после очередного ограбления Гидеон пригласил Джона в кино, отметить дело. Джинджер любил кино, поэтому не отказался. Был вечер пятницы, поэтому людей собралось достаточно. В этой толпе грабители растворились.

После окончания сеанса, на выходе Гидеон начал:

– Не кажется ли тебе странным, Джон, что банда, которую создал я, названа в твою честь?

– Слушай, не я придумал название. Это всё СМИ.

– Да? Но ты сыграл в этом роль, – он толкнул Джона.

– Эй! Аккуратней тут, – произнёс некий мужчина, проходящий мимо.

– Ты хочешь драки? – грозно произнёс Джон. – Ты её получишь!

Он ударил правой рукой в челюсть Гидеона, оставив там след от кольца с черепом. Гидеон пошатнулся назад, моргая глазами. Удар был хорошим. Он набросился на Джона, но тот его опрокинул на прохожего, сломав последнему руку. Бедняга завопил от боли. Тем временем Гидеон встал и сделал несколько точных ударов по Джону. Кровь капала с лица Джинджера на его белую рубашку. Нельсон опять замахнулся, но Джон увернулся от удара и кулак со всей скорости влетел в голову зеваки, стоявшего рядом, отправив его в нокаут. Гидеон был в ярости, также, как и Джон. Тогда безумный гангстер пошёл на крайнюю меру и стал палить из пистолета. На грохот сбежались двое патрульных, один из них попал под пулю. Было вызвано подкрепление. Об этом быстро узнал СОПБД, и полицейские, во главе Оскара выехали к кинотеатру «Страна Чудес». Когда они прибыли, Джон уже заводил автомобиль, вытирая кровь с лица.

– Эй, говнюк, подожди меня! – кричал Гидеон Джону, стреляя по полицейским.

Он забрался в автомобиль и они, с визгом шин уехали оттуда. Оскар сел в машину и поехал за ними. Гидеон высунулся из окна и продолжил стрелять по преследователю. Так они выехали за город, где одна пуля попала в колесо и Оскара вынесло с дороги. Он влетел в дерево, но не пострадал.

Ночная дорога. Одновременно и прекрасная, и пугающая. Что прячется в той темноте по обе стороны? Быть может там некий Тонкий Человек? Или просто случайный прохожий? Такая дорога опасна: она может прятать неожиданные резкие повороты. Ты даже не успеешь среагировать, как уже вылетишь в кювет. Твоя машина несколько раз перевернётся и застрянет на крыше. И тебе придётся вылезать из неё, проклиная ночную дорогу.

Именно в такую ситуацию попали герои. Их также вынесло и перевернуло несколько раз. К счастью, или к сожалению, они ничего себе не сломали. До гостиницы, где проживала банда было ещё далеко. Герои выбрались на дорогу. Машин там не было.

– Если бы не ты, мы бы сейчас тут не стояли, – начал Гидеон.

– Да ладно! Будто я устроил драку у кинотеатра.

– Я хотя бы водить умею, в отличии от некоторых, – дело шло снова к драке, но вдруг вдалеке появился яркий жёлтый свет фар. Они немного потупили. Джон понимал, что это может быть Оскар, или кто из его отряда, но он стоял. Это был обычный гражданский на пикапе. Он остановился рядом и вышел осмотреть их.

– Что с вами случилось, господа?

– Да так, занесло.

– Лица у вас, будто дрались. Ладно, давайте я вас подвезу. Протокол составлять уже поздно, да и я уже еду домой.

– В смысле протокол? Вы полицейский? – спросил Гидеон.

– А вы грабитель банков? – серьёзно спросил незнакомец. Произошла пауза. – Да я шуч… – тут прогремел выстрел, и он упал на землю с дыркой во лбу.

– БЛЯТЬ?! Ты ебанутый? – закричал Джон от шока и испуга.

– Он же грёбаный фараон!

– И что? Он нас не узнал! Твою мать.

– Да ладно, че ты как баба. Зато у нас есть тачка.

Они угнали пикап, оставив тело на обочине. Через час Джон и Гидеон приехали в гостиницу, где Чарли флиртовал с девушками на первом этаже.

Глава VII. Неудача Фокса

Новость о драке Джона и Гидеона быстро разошлась по всему городу. Оскар пытался сделать это событие как нечто плохое: он подкупал журналистов, которые писали об «ужасном погроме с невинными жертвами, устроенным Джинджером», но эти самые люди наоборот, очень были рады тому факту, что повстречали Джона. Как говорил один из мужчин: «Да, Джон сломал мне ногу, но формально это совершил Гидеон, он же упал на меня». Другой же, тот что получил в лицо, ничего не помнил, но его дочь, которая находилась рядом в тот вечер, также была очень рада: «Да, мой отец получил сотрясение, и он ничего не помнит. НО, это сделал не Джон, а гадкий Малыш Гидеон». От таких новостей бесился не только Оскар, но и сам Гидеон. Также среди народа пошёл образ Фокса и СОПБД, как неудачников, которые умеют только ныть. Этому хорошо способствовала карикатура в местной газете, показывающей Оскара как плачущего младенца, который пальцем указывал на банду Джинджера.

Весь следующий день Оскар провёл в больнице, так как в аварии он сломал руку. Он пил горячий чай и смотрел в окно, раздумывая план поимки Джинджера, когда к нему в палату зашёл другой детектив.

– Лейтенант Фокс, – неуверенно спросил он.

– Я!

– Здравствуйте. Я по поводу Джинджера…

– Не хочу о нём слышать! – прервал его Фокс.

– Знаю-знаю. Меня тоже уже раздражает эта фамилия. Но мы кажется нашли его.

– В смысле? Где?

– Мотель «У Роуз». Шоссе 13, 4 километра от города. По нашим данным он сейчас находиться там.

– Прекрасно. Теперь он точно не сбежит. Собирайте агентов СОПБД. Сегодня ночью мы навестим его.

В здании департамента произошёл съезд агентов, которые уже утеряли надежду на поимку Джинджера. Они, как голодные акулы, с жаждой слушали Фокса, который подробно рассказывал план. Его глаза горели, как лес, подожжённый чей-то спичкой. Кто-то, не сдерживая себя, улыбался, как идиот. Кто-то усмехался. Кто-то уже представлял на что потратит заработанные деньги. «Сегодня мы войдем в историю!» – закончил свою речь Фокс.

Тем временем Джон, Чарли и Гидеон делили заработанные с недавнего дела деньги. Нельсон сидел посередине, подальше от оружия, ведь он был непредсказуем. Этот псих мог в любой момент убить сообщников и забрать деньги. Джон же напряженно пытался что-то вспомнить. На календаре стояло 23 октября 1929 года. «Что-то должно произойти, но что именно?» – думал Джон.

– Может уже выйдем за территорию штата? Начнём грабить средний запад. Я думаю, поехать в Джаз-Таун. Награбить там банков, – предложил Гидеон.

– А я думаю залечь на дно. За нами охотиться мой брат. Рано или поздно он нас поймает, – сказал Чарли.

– Этот неудачник? Никто нас не поймает. И мы награбим себе такое состояние, что до глубокой старости всё не потратим, – ответил Джон, вставая, чтобы размять спину.

– Если бы ещё дожить до старости, – грустно произнёс рыжий гангстер.

– Чарли, ты, наверное, самый первый из нашей банды кокнешься, – резко и громко ответил Гидеон, от чего Джинджер вздрогнул, – Ладно, с вами скучно. Пойду, выпью чего-нибудь.

На часах было девять. Джон спал в номере. Гидеон же, еле держась на ногах, спорил с другим пьяницей. Чарли где-то шарахался по мотелю. Тем временем к гостинице подъехал СОПБД. Они заняли позиции, окружив здание и ждали указаний Оскара. Фокс сидел с винтовкой в кустах у дороги, остальные прятались за деревьями подальше. Детектив выжидал момент.

В это время на первом этаже назревала драка между Гидеоном и одним подвыпившим мужчиной. Его другу пришлось вмешаться, чтобы разнять пару. Нельсон был очень разгорячён. Его глаза налились кровью, и он хотел кому-то навалять. Того мужчину звали Майк, а его знакомого, друга детства – Ларри, которому еле удалось убедить друга, что тому пора. Гидеон ещё кричал им в след: «Да-да, Майк, тебе пора. Говна ты кусок!». Ларри усадил пьяного друга на заднее пассажирское место своего автомобиля, завёл двигатель и тронулся с места.

В десяти метрах от машины в кустах сидел Оскар. Он выпрыгнул из укрытия и крикнул: «Остановитесь! Полиция Боу-Сити», но его не было слышно из-за двигателя. Но он посчитал, что его специально проигнорировали и выстрелил. Сразу же за ним по машине начали стрелять и другие агенты. Ларри сразу же погиб, а Майк получил ранение, от которого потом умрёт в больнице. Сразу как машина остановилась, Фокс подбежал к ней. Его лицо, полное разочарования, надо было видеть, когда он понял, что это были не преступники, а обычные работяги. Тут по ним начали стрелять из гостиницы.

Джон пробудился ото сна, когда услышал выстрелы. Выглянув в окно, он понял, что это облава. Джинджер сразу же покинул комнату. В коридоре он встретил перепуганного Чарли. Джон ему всё кратко объяснил, и они вместе двинулись на выход, забрав куш. Но здание было окружено. На первом этаже Гидеон отстреливался от полицейских. Чарли предложил угнать машину, на что Джон подметил, что другого варианта у них нет и они вместе поползи в сторону гаража. Тем временем Гидеон весело стрелял по агентам СОПБД, не думая уходить.

Оскар, понимая, что нужно что-то делать, приказал зайти внутрь и всех их перестрелять. В этот час он не думал о том, что его брат может погибнуть. Но агентам не пришлось заходить в мотель. Оттуда, с двумя автоматами выбежал Нельсон и сразу же прикончил пятерых людей. Его убил выстрелом в голову Фокс. На лице гангстера застыла жуткая гримаса. Красная кровь стекала из отверстия во лбу на холодные губы. А мертвые стеклянные глаза смотрели в небо.

Стрельба на время прекратилась. Оскар с дьявольской улыбкой подошёл к телу Гидеона. Тут он услышал резкий грохот и из ворот выехал автомобиль. За рулём сидел Джон Джинджер. Да, его хитрые глаза Фокс сразу узнал. А на заднем сиденье были такие родные и напуганные глаза Чарли.

Машина с лёгкостью проехала через всех агентов. Те, кто побежал за ней сразу же упали замертво, ведь у Лиса был пулемёт. Этот вечер, несмотря на убийство Малыша Гидеона, стал позорным для Оскара Фокса, ведь тот, ради которого был создан СОПБД, остался на свободе.

Пресса на следующий день разнесла эту новость. Журналисты разрывали Оскара вопросами. Он был не в себе. Это стало позором для него. Упустить бандитов таким образом казалось не простительным. После прессы к Фоксу нагрянул сенатор. Он был в ярости. Лейтенанта несколько часов отсчитывали за это и даже шла речь о закрытии СОПБД. Самого Фокса ждало увольнение. Но этого не произошло. Отряд был расформирован. Все документы, которые были собраны за это недолгое время были убраны в архив. Фокс покинул департамент и впал в глубокую депрессию. От него ушла жена и он стал пить. Новостей от банды больше никаких не было, да и детектива они не интересовали. Его начали посещать суицидальные мысли, а спустя время он совершил несколько попыток самоубийства: так, в декабре кинулся под колёса, но водитель смог объехать его; в январе спрыгнул с моста, но чудом выжил, сломав лишь ногу; в марте дважды попытался повеситься, но верёвка рвалась. И вот, в середине апреля 1930 года всю страну окатила новость о возвращении банды Джинджера. В обновлённом составе они ограбили банк в Джаз-Тауне, побив свой же рекорд по размеру куша.

Оскар был не в курсе этой новости. В тот день он сидел у себя дома и пил, когда к нему постучали в дверь. Открыв её, он увидел высокого брюнета не более тридцати лет на вид. У него были ярко выражены скулы, тонкий прямой нос, слегка квадратная нижняя челюсть и карие глаза. Человек представился агентом ФБР Робертом Кейси. Его голос был ровным, чётким, с холодными нотками. Мистер Кейси заявил, что расследует дело о Джоне Джинджере и рад был бы, если к нему присоединиться Оскар Фокс.

– Нет! – резко ответил на предложение Фокс, собираясь закрыть дверь.

– Хорошо, лейтенант. Я найду другого профессионала, который явно лучше разбирается в Джинджере, чем какой-то бывший коп-пьяница.

– Эй! Следи за выражениями, – он сглотнул. – Ладно, твоя взяла. Честно, я давно об этом мечтаю.

– Прекрасно, Оскар.

– А почему ФБР занялись этими мелкими грабителями из нашего городишки?

– Видите ли, они уже не мелкие грабители. Они ограбили банк за пределами этого штата. Простая полиция бессильна перед такими преступниками. Поэтому здесь мы.

Пока Оскар приводил себя в порядок, Роберт многое ему рассказал новое о преступниках. Как теперь известно, в банде вместо Малыша Гидеона автомеханик Джордж Климент и гангстер из России Владимир «Аристократ» Романов.

Глава VIII. Новые герои

Ночь. Машина ехала по просёлочной дороге. На её кузове остались следы от пуль. Заднее стекло было разбито. За рулём сидел Джон, рядом с ним Чарли. Сзади лежал мешок с купюрами, которые герои успели схватить с собой. Этот случай показал, что Фокс несёт угрозу. Да, он их упустил, но Джон испугался не на шутку. Они двигались в сторону границы штата. Джинджер по предложению уже покойного Гидеона хотел переехать в Джаз-таун, где планировал залечь временно на дно.

Джаз-Таун. Этот музыкальный город, находившийся на среднем западе, являлся столицей, как ясно по названию, джаз-музыки. Здесь играли многие знаменитые исполнители: от Луи Армстронга до «Парней с переулка». Герои ехали по главному авеню. Сразу было видно, что этот город никогда не спит. Одни ещё не ложились спать, уезжали из кино и концертных залов, другие наоборот – вставали на работу. Там было очень много дорогих машин, в которых сидели люди в дорогих костюмах и распивали дорогой алкоголь. Город настоящих тусовщиков. Джон понял, что ему будет тяжело залечь на дно и стать паинькой в таком месте, но покидать Джаз-таун он не хотел.

Они сняли самую дешёвую квартиру в гетто. Денег у них было пару тысяч. Если бы они оказались в том же Глифуле, то такой суммы хватило бы на год, но это дорогой Джаз-таун. Сначала Джон был оптимистичен. Они оба устроились на завод. Также Джон пытался создать свой бизнес и открыть магазинчик. Жили не богато, но дом и еда были. Иногда ездили в центр и с завистью смотрели на пьяных богачей, которые всю ночь проводили праздно и весело.

Но однажды их машина начала издавать некие звуки, какой-то стук. Джона это сильно напугало, и он отправился в ближайшую автомастерскую. Хотя, это скорее был старый деревянный ангар, где работал один темнокожий автомеханик. Когда в то тёмное помещение зашёл Джонни, вспомнив Машину Времени Эдисона, то увидел того парня в испачканных маслом джинсах, который ковырялся в другой машине.

– Здравствуйте. Это автомастерская Джорджа?

– Да. Я тот самый Джордж Климент. Жать руку не буду, так как она грязная. Что вам нужно? – его голос был хриплым и громким, причёска взъерошена. У него был вытянутый нос и два выпирающих передних зуба, чем напоминал крысу.

– У моей машины некий стук в двигателе. Не мог бы ты посмотреть, что там?

– Да, конечно. Но это займет несколько часов. И если там что-то серьёзное, то машину придётся оставить здесь до завтра.

Джон посмотрел на него с недовольством, но кивнул головой. Через некоторое время стало известно, что проблема в коробке передач. Ремонт, как и сказал Джордж, растянулся до следующего дня и вышел Джинджеру в копеечку. Но самое главное, что стук исчез. Джон ещё раз поблагодарил автомеханика и оставил себе его номер.

Они вместе с Чарли жили недалеко, поэтому стали часто встречаться. Джон всё пытался открыть свой магазин, но осознав, что это плохая затея, занялся рекламой автомастерской. Чарли же всё время куда-то пропадал. Этот рыжий дьявол вёл себя слишком подозрительно. Дела начали идти в гору. Клиентов становилось всё больше, реклама действовала, доллары зарабатывались. Джон научился быстро менять колёса машин. Так он прославился на районе. В миле от них, на шоссе они выкупили рекламу на билборде, и клиентов стало очень много. Всё бы хорошо, но Джинджер понимал, что это не то, чего он хочет. Он скучал по Боу-сити, по ограблениям, по азарту. Он скучал по той жизни, когда ты живёшь одним днём и даже не знаешь, доживешь ли ты до завтра, или тебя прихлопнет Оскар со своим СОПБД.

Но вот, однажды, к автомастерской подъехала быстрая красная машина. И кто бы мог подумать, но за рулём этой крошки сидел Чарли! Его образ не вязался в голове: грязный, потный, в рваной одежде и без денег в таком роскошном автомобиле. Для чего он сюда приехал также неизвестно. Он медленно вышел из машины, разминая ноги и поздоровался с Джорджем. Тот не сдерживал свои эмоции от транспорта. Он даже поперхнулся. Ну конечно же, ведь 8-цилиндровый движок мощностью 265 лошадиных сил мог свести с ума любого в то время. Джордж, естественно, захотел посидеть за рулём этого монстра и Чарли ему разрешил, пока сам рассказывал более подробные характеристики. Чарли, в отличии от своего друга-бизнесмена, занялся иной работой: незаконным перегоном машин. Угонял у одних, привозил другим. За это платили немаленькой суммой. Если бы не Чарли, то того билборда Джон ещё скоро бы не увидел.

Они так были увлечены разговором о машине, что не заметили подъехавший полицейский автомобиль, который как раз искал угнанный транспорт. Чарли просто повернул голову, чтобы посмотреть время, но увидел патруль и с криком «гони!» сел на пассажирское место. Спорткар с визгом шин рванул прочь. Чарли достал пистолет и начал отстреливаться. Тут к патрулю присоединились двое мотоциклистов, но они сразу же свалились на землю, так как получили пулю в лоб. Впереди был крутой поворот, где случилась авария. Грузовик сбил корову, и водитель скандалил с хозяйкой животного. Джордж вырулил на встречку, чтобы объехать препятствие, но там, из-за поворота появился другой автомобиль. Буквально за секунду до столкновения Джордж вывернул руль и вернулся в свою полосу, в отличии от полицейских, которые, чтобы уйти от удара, съехали с дороги и впечатались в дерево.

Чарли похвалил Джорджа за такое вождение, и они уже со спокойной скоростью поехали к заказчику. Прибыли вечером. Это был большой дом на холме. Хозяин – мистер Джеймс Рэтсби, встретил их у дома. Он был в дорогом халате и курил толстую сигару. Чарли сразу же поинтересовался, кто он такой, на что получил ответ, что он местный магнат, заработавший на акциях в Нью-Йорке. Мистер Рэтсби являлся большим фанатом спортивных машин, а также грандиозных вечеринок. Он планировал устроить подобное мероприятие в рождественскую ночь. У Чарли загорелись глаза на эту тему и после нескольких минут разговора плейбой пригласил их. Также Рэтсби попросил одного из своих водителей отвезти их домой.

Вернулись они поздно. Джон был в ярости. Ему было обидно, что его друг обманул его и занялся незаконной работой. Но весь его гнев испарился, как только он услышал о вечеринке. До неё оставалось около двух недель.

– Что? Вечеринка у Рэтсби?

– А ты знаешь его?

– Ну конечно же, Чарли. Я всегда мечтал попасть к нему, но не мог, поэтому сам устраивал подобные тусовки.

– Ты устраивал тусовки? Когда?

– В две тысячи… ой, то есть не важно. Мне срочно нужно найти костюм! И вам тоже.

С того момента Джон активно начал подготовку к вечеринке. И 25 декабря они прибыли на другой конец города, в особняк Великого Джеймса Рэтсби.

Всё было именно так, как себе вообразил Джон: громкая торжественная живая музыка, ослепляющие и оглушающие салюты, сногсшибательные красотки с глубоким декольте, танцующие в бассейне; несмотря на сухой закон реки самого разного алкоголя. От обычной водки до дорогого коньяка или уже тогда знаменитого виски Thomas Parker’s. Джону такие вечеринки только во снах снились. Но теперь это был не сон.

Джинджер не заметил, как его друзья исчезли. Джордж переместился поближе к оркестру, так как был большим фанатом музыки. Чарли к одиноким дамам. Как шутили его друзья: «Хитрый лис вышел на охоту на зайчат». Джон тоже не стал терять время зря. Он сразу же выпил и познакомился с красоткой в тёмном платье. Она представилась подругой Рэтсби Элеонорой. Они разговорились, и герой узнал, что она идёт к плейбою в дом, где он обычно играет в азартные игры с другими богачами города. Джон ведь не был ещё знаком с Джеймсом, поэтому вместе с Элеонорой отправился в особняк.

Внутри было тихо и спокойно. Людей было немного и все они были полностью адекватны, в отличии от улицы. Джинджер как никто другой понимал, почему не пускали всякое пьяное быдло. На балконе, с которого открывался вид на всю вечеринку, играли несколько джентльменов, среди которых находился мистер Рэтсби. Он был вылитым Кларком Гейблом. Его даже прозвали двойником голливудского актёра. Они c Джоном сразу же понравились друг другу, и миллионер предложил гостю присоединиться. В той замечательной компании также были сосед Рэтсби Кен, живущий в соседнем маленьком домике и очень необычная личность. Она сидела за другим концом стола. Мужчина в дорогом чёрном костюме и цилиндре. Можно было понять, что под его нарядом накаченное, как у быка тело. У него было брутальное лицо, с синяком под глазом. Он был беженцем из России. Его звали Владимиром. Он сам называл себя Алексеем Романовым, сыном последнего императора России. Он утверждал, что сбежал из страны в восемнадцатом году и попал в штаты. Несмотря на тяжелое детство, он не растерял все свои манеры и называл себя «самым аристократичным аристократом в мире». По его манере речи, по его игре можно было понять, насколько он всех презирает. Его чувство собственной важности было выше Эмпайр-Стейт-Билдинг в Нью-Йорке. Быть может, он и вправду являлся наследником российского престола. Владимир был очень сдержан. Даже когда он проиграл приличную сумму, он никак не отреагировал на это.

– Я всё. Таким как я нечего делать на подобном мероприятии, – заявил россиянин, подняв голову.

– Таким дебилам? – Джон рявкнул из-за стола.

Лицо человека в цилиндре побагровело. Он был в ярости, но сдержался и ничего не ответил. Тут вмешался Рэтсби. Он не хотел драки, поэтому предложил гостям закуску.

– Это что, мистер Рэтсби? Красная икра?! Если бы я устроил подобное, э-э-э, мероприятие, то я предлагаю только чёрную икру.

– Ну, понимаете, я не настолько богат…

– Вы врёте! – перебил его Владимир, задрав подбородок. – Вы очень богатый человек, но жадный. Жадность убила мою семью. Если бы мой отец пошёл на уступки тем коммунистическим свиньям, то остался жив.

– А вы щедры, мистер Романов? – спросил один из джентльменов.

– Да. Я очень щедр.

– Ну тогда устройте вечеринку, такую же, или даже более грандиозную.

– Ха! Да запросто, сударь. У меня столько денег, что я могу устраивать вечеринку для всей страны!

– Давайте. Удивите нас, мистер Романов, – мужчина и Владимир пожали руки. Джон разбил их.

Но вот только была одна загвоздка: Владимир не был богатым. Он кое-как сводил концы с концами, но статус для него был важней, поэтому он всегда находился на подобных мероприятиях, попивая дорогой алкоголь. Как нищему удалось всех обмануть неизвестно. Владимир узнал Джона, грабителя банков из Боу-Сити. Та история о фееричном провале Фокса разлетелась по всей стране и сделала Джинджера знаменитым. Владимир подошёл снова к Джону, когда уже тот грузил пьяные тела своих товарищей в машину. Обедневший аристократ рассказал всю правду и заявил, что нуждается в его помощи. Джон заржал на всю улицу, но согласился. Так как машины у Владимира тоже не было, Джинджер довёз его до дома.

На протяжении месяца они встречались в разных местах и обсуждали детали плана. Джон уже выбрал цель – центральный банк, в котором хранилось несколько миллионов. Чарли завязал со своим незаконным бизнесом, чтобы не привлекать лишнего внимания. Сразу же была обозначена дата: 15 апреля, вторник. Началась подготовка.

Через несколько дней Джон решил заехать к Владимиру, увидеть место планируемой вечеринки. Большой угрюмый дом, который перешёл по наследству от богатого дяди. Такое себе местечко. Но Джинджер понимал, что алкоголь и танцовщицы всё исправят. Первое, что он посоветовал сделать Владимиру – убрать все ценные вещи в укромное место, ведь пьяная толпа может это уничтожить или украсть. Второе – убраться. В доме был толстый слой пыли, а в стенах бегали мыши. Также Джон обратил внимание на боксёрские грушу и перчатки. Выяснилось, Владимир является большим фанатом бокса, да и вообще любитель подраться. Вот так, чистокровный аристократ из России не прочь отвесить парочку хорошеньких ударов какому-нибудь прохожему. Как признался сам Владимир, он даже успел отсидеть за драку в музее.

Вечером Джонни вернулся домой. Он ещё раз всё обдумал и понял, что одного банка будет недостаточно. Перед главным ограблением нужно совершить серию более мелких краж. Чарли сначала был против, но Джинджер его убедил.

***

Офис Джаз-Таун-Таймс. Эта газета третья по популярности в стране. Работать там – мечта каждого журналиста того времени. Так, например, посчастливилось Сэму Рэймонду. Он являлся новичком в том коллективе и особо интересных и захватывающих статей не писал. Обычно он либо что-то корректировал, либо писал короткие и никому не интересные новости, на подобии «машина сбила бабку, но никто не пострадал». На той неделе всё издание сходило с ума от неизвестной пары преступников, которые дерзко и быстро грабят магазинчики и банковские кассы. Однажды Сэма к себе вызвал босс. Журналист со стажем, которого только волнуют деньги и ничего больше. Он был зол, что новый сотрудник особо ничего не приносит изданию и стоял вопрос об увольнении Сэма. Но Рэймонд уговорил своего начальника не делать этого. Босс дал ему неделю на создание статьи, которая сведёт с ума своей сенсационностью.

Сэм был в печали. Вечером того же дня он зашёл в банк, заплатить за ипотеку. Долги высасывали из него все соки. В небольшом зале того отделения кроме него была ещё одна посетительница и двое сотрудников. Сэм о чём-то задумался, когда внутрь вбежали двое вооруженных мужчин. Журналист инстинктивно лёг на пол, убрав руки за голову. Пока двое грабителей обчищали кассу, он понял, что это та самая знаменитая пара, наводящая шорох в последнее время. Он достал блокнот с ручкой и стал записывать их слова и действия. После того, как они закончили и сожгли ипотечные бумаги (за что Сэм благодарен им), они выбежали на улицу к машине и Рэймонд успел сделать несколько снимков преступников.

Поздно ночью он вернулся домой. Всю ночь не спал, а занимался плёнкой. И когда фотографии проявились, он увидел отчётливое лицо Джона Джинджера, грабителя из Боу-Сити. Сенсационный материал был готов.

Его босс был в большом восторге. Сразу же начали печатать выпуски с этими фотографиями, а уже они разлетались среди людей как горячие пирожки. Пошли слухи. Все интересовались, зачем Джинджер прибыл в Джаз-таун. Сэм же разбогател на этих выпусках. К нему пришла слава и целое море других журналистов, которые спрашивали его о всех деталях, увиденных им в тот вечер. Он, конечно же, с удовольствием отвечал всем.

Однажды вечером Сэм решил отвезти в один дорогой ресторан свою любовницу. У них всё только начиналось. Ресторан, в котором они ужинали, принадлежал одному итальянцу. Боссу местной мафии. Его ненавидели и боялись жители, но против него ничего не могли сделать. Они только спали и видели его смерть; жестокую смерть.

Весь вечер Сэм своей даме рассказывал о Джоне: о его таинственном появлении в холодильнике, о разных слухах и о провальной операции лейтенанта Фокса. Рядом с ними сидел толстый джентльмен. Местный коррумпированный чиновник. Он держал рядом с собой кейс. В нём скорее всего были деньги. И скорее всего этот чиновник прибыл туда не поесть, а к хозяину ресторана на деловую встречу. Хозяин же сидел у себя в кабинете и занимался некими делами.

Тут в ресторан зашёл высокий мужчина в цилиндре с пышными тёмными усами. У него был слышен русский акцент. Подруга Сэма сказала, что этот мужчина был на вечеринке у Джеймса Рэтсби. «Подумаешь, там много, кто был» – ответил ей Сэм. В это время тот русский господин столкнулся с толстым чиновником. Их сумки, как заметил Сэм, были одинаковы, и тот человек в цилиндре взял не свою, а чужую. Рэймонд уже хотел вмешаться, но в ресторан вошли двое вооруженных грабителей. Они сразу же открыли огонь по охранникам и довольно быстро с ними разобрались. Из кабинета выбежал хозяин с револьвером и тут же словил пулю в левый глаз. Его тело прислонилось к стене и аккуратно сползло вниз, оставив красную полоску на стене. Грабители зашли в кабинет.

Сэм был сильно напуган. Он сидел под столом и ждал момента, когда это всё закончиться. Тут за окнами появились полицейские и Сэм решил, что это прекрасный шанс для побега.

– Чёрт, Чарли, тут полиция!

– Так стреляй по ним, Джон.

Джон послушался друга и выпустил очередь пуль, половина из которых попала в спину Сэма. Он погиб на месте.

«Чёрт!» – подумал Джон. К этому моменту Чарли вышел из кабинета с сумками долларов. Он подошёл к тому русскому:

– Вы идёте с нами, мистер Аристократ, – он заломил левую руку Владимира.

– Ай! Аккуратнее.

– Прости.

Они вышли из ресторана, где их уже заждался Джордж. Банда прыгнула в машину, и они скрылись с места происшествия.

***

Ранее утро. Окраина города. Небольшой домик – двухэтажный гараж Джорджа, где он жил и работал. Рабочие просыпались и отправлялись на заводы. Сначала к гаражу припарковался тёмно-зелёный Форд, в котором были Джон и Чарли, затем через несколько минут подъехало такси, откуда вальяжно выбрался в дорогом костюме Владимир. Он медленно зашёл в домик, с явным презрением осмотревшись. Внутри его уже ждали остальные. Он прищурил взгляд и спросил:

– Так значит, мы собираемся в этом отвратительном месте?

– Эй! Ты вообще-то у меня дома, – оторвался от гитары Джордж.

– А вы молчите, раба не спрашивали. И выкиньте эту дурацкую гитару! Играть нормально не умеете!

– Это мною придуманный жанр – рок-н-ролл! Тупая ты русская голова.

– Прошу прощения, как вы меня называли? Да вы знаете, что я могу с такими, как вы, Джордж, сделать? – он замахнулся и уже был готов вмазать Джорджу в лицо, но его остановил Джон:

– Эй! Эй! Хватит! Мы тут собрались чтобы ограбить грёбанный банк, а не набить друг другу морды.

– Да, дамы, Джон прав, – Чарли осмотрел двигатель машины, на которой они должны были добраться до банка, – ещё успеете подраться. Джордж, что это за штуковина над двигателем?

– О, это нагнетатель. Он для… ну…

– Не знаю, что это, но это глупо. Такое уродливое и явно непрактическое, э-э, решение. Никто не ставит эту ерунду на машину. Тем более снимая крылья и компот, делая автомобиль ещё уродливее, – перебил его Владимир.

– Во-первых, капот, олух необразованный! Во-вторых, это для облегчения веса и, следовательно, увеличения максимальной скорости. В-третьих, так делают многие и такие машины называются хот-родами.

– Поздравляю, вы не одиноки, есть ещё такие идиоты, – усмехнулся Владимир.

– Всё! Берём пушки и едем на Централ-сквер.

Они погрузились в модифицированный пикап и выехали из гаража. В кабине сидели Джордж и Чарли, а в грузовой площадке Джон и Владимир. Последний чувствовал себя максимально не комфортно: он вообще ни разу не ездил на пикапах, тем более в открытом кузове.

– Как же меня бесит этот русский! Зачем вы вообще его взяли в банду? – ворчал Джордж.

– Забавно, но именно он подтолкнул нас на это дело. Кстати, зачем ты тут?

– В смысле? Вы мне предложили – я согласился. Мне нужны деньги.

– Это да, но для чего? Владимиру нужны деньги для вечеринки, мы с Джоном просто уже как наркоманы: мы не можем без этого азарта, без этого риска. А ты что тут забыл?

Джордж тяжело вздохнул:

– У меня больная мать. Я – всё, что у неё остался. Отец ушёл к другой, сестра ещё умерла в детстве, а братья разъехались. Один в армию, сейчас служит в Пёрл-Харбор. Другой переехал в Нью-Йорк, теперь он мультипликатор. Никто за ней не ухаживает, кроме меня. Поэтому я кручусь как могу, похаю как лошадь за каждую копейку – всё ради неё.

– Ясно. Тяжёлая у тебя судьба.

– Да ничего. Я не жалуюсь.

Тут Джон постучал по крыше:

– Дамы, мы прибыли. Сегодня заработаем денег, – вылез из кузова Джинджер, отводя затвор Томпсона.

Большое шикарное здание банка, который ограбил и оставил с ничем многих. Он знаменит своими нечеловечными кредитами. Но люди всё равно сюда приходят, ведь у них нет других вариантов. Это здание также каждый день закрывается на обед, обычно с полудня до трёх, что бесит людей. Но они ничего не могут с этим сделать. Этим банком владеет один очень богатый господин. Джон называет его жадным жирдяем, хотя сам сильно завидует ему. Конечно же, ведь он смог ограбить целый город и его окрестности. Рабочий день только начался. Зал банка уже заполнился людьми. Пятеро охранников медленно и лениво расхаживали из угла в угол, разминая свои толстые ягодицы. Прямо перед входом была запретная для парковки зона. И именно на эту зону заехал крайне уродливый пикап с четырьмя джентльменами. Сначала внутрь зашёл тот, что был накачен как бык, с пышными усами. Он прошёлся по залу, начал приставать к людям, устроил скандал, а когда к нему подошли охранники, чтобы успокоить и выпроводить из здания, то подрался с ними. Одного он сразу вырубил нокаутом в челюсть, второго выкинул из окна, третьего перекинул через стенку в кассу, а четвертым кинул в пятого. После этого спокойно вытер нос. Посетители и другие сотрудники банка ещё не успели отойти от шока, как к ним в гости зашли главарь банды и его рыжий напарник. Прогремел выстрел в потолок, а после заявление гангстера об ограблении. Все в страхе легли на пол. Бандит приказал одной из сотрудниц отвести его и рыжего парня к сейфу. Пока бык следил за порядком в зале, а водитель у себя в машине на улице, те двое обчищали большой, размером с комнату сейф. Они закончили уже через полторы минуты! Казалось, что это конец, но рыжий парень принёс из пикапа канистру бензина и приказал его отвезти к ипотечным документам. А через минуту, когда вернулся, то посоветовал всем покинуть здание, так как оно горит. Грабители сели в свой уродливый пикап и с оглушительным рёвом ушли от только что прибывшей полиции.

Через несколько минут прибыли пожарные. Здание, как спичка, вспыхнуло за считанные секунды. Бо́льшая часть оказалась уничтожена пожаром. К счастью, никто не погиб. Полиция уже осматривала место, надеясь хоть что-то найти. Спустя полчаса туда прибыли агенты ФБР вместе с Робертом и Оскаром. Фокс сразу же объяснил, что его брат хорошо постарался и в пепле вряд ли что-то найдётся. Но они всё равно провели там пару часов. После этого Роберт уехал в офис, а Оскар посчитал, что рабочий день окончен и отправился в ближайший кинотеатр.

Вечером, когда Оскар уже решил ехать в мотель, его настиг Роберт. Глаза агента горели. Он, не сдерживая улыбку, начал:

– Оскар! Я знаю, где преступники.

– Да? И где же?

Фбровец выложил на ближайшую скамейку стопку документов.

– Этот подозреваемый, – он указал на фото мужчины с усами, – является Владимиром «Аристократом» Романовым. Он был замечен в ресторане «Париж» вечером 10 апреля, когда произошло ограбление этого заведения. Ограбили, если верить СМИ, Джон Джинджер и ваш брат Чарльз Фокс. Они же взяли в заложники Владимира и увезли его. Дальнейшая судьба этого человека неизвестна, но я допросил свидетелей, и похоже тот накаченный гангстер, который нейтрализовал охранников, и есть Владимир.

– Ага. Круто. И что? – Оскар потянулся к сигарете.

– А то, что Владимир собирался устроить самую грандиозную вечеринку. Но, как я снова выяснил, у него нет денег. И тут происходит такое ограбление на рекордную сумму! И похоже, на той вечеринке, что случится тридцатого числа, будет вся банда Джинджера.

– Ого. И ты предлагаешь их поймать тем вечером? – Роберт кивнул. – Потрясающе.

– Осталось собрать людей для этой миссии. Предлагаю воссоздать СОПБД. Что скажете, лейтенант?

Оскар согласился с этой идеей и докурил свою сигарету.

***

Тридцатое апреля. Имение Владимира Романова. Без двадцати полночь. Самое грандиозное мероприятие за всё столетие. Практически весь город, да что там, люди из других штатов приехали на эту вечеринку. Вход был бесплатным, чем и воспользовались всякие бродяги. Вот только Аристократ сразу это учёл и поделил вечеринку на две группы: для элиты, куда приглашали по билетам, и для остальных. Туда прибыли звёзды, плейбои, просто богатые и не очень тусовщики. На самом верхнем этаже огромного дома, на террасе, с которой открывался вид на прекрасный участок, усеянный самыми разными растениями, где танцевали и отдыхали люди, сидели несколько очень состоятельных джентльменов. Там были и нефтяные магнаты, и политики, и кинорежиссёры с Голливуда. Там и были главные герои. Они, как обычно, играли в покер и пили самый дорогой алкоголь на всём среднем западе. Тут к ним поднялся уже старый знакомый Джеймс Рэтсби. Он был приятно удивлён мероприятию и не ожидал, что Владимир сдержит обещание.

– О, мистер Рэтсби! Присоединяйтесь к игре, – пригласил его Джинджер.

– А где же ваш друг Чарли, м, Джон?

– Где-то шляется. Наверное, опять напился в хлам. Это у него от брата.

– Флеш рояль. В моём стакане пусто, налейте мне ещё, – абсолютно спокойно произнёс Владимир. Ему налили виски Thomas Parker’s, пока он тянулся за выигрышными фишками. – Виски?! Ха! Я не буду пить этот палёный самогон. Наливайте мне чего-нибудь другого, коньяка или лучше хорошего français vin

– От брата? – продолжил разговор Рэтсби. – Случаем не Оскар Фокс?

– Насколько же наше общество прогнило. Посмотрите на эту толпу: никто! я повторяю – никто не задумывался о том, насколько мы жалки в масштабах, э-э, Вселенной; зачем мы прибыли на ту планету и есть ли у мира конец? И если есть, то что будет после него? – вдруг начал свой монолог Владимир. – Лично я считаю, что у всего, имеющего начало, кроме луча и смерти, есть конец. О смерть! Такая пугающая и манящая. Что нас ждёт после неё? Загробная жизнь? Э, реинкарнация? Я считаю, что смерть – это бесконечный сон. Он имеет начало, но не имеет конца. В отличии от нашей жалкой жизни. Ладно, мне тут нечего делать, среди таких людей. Пойду проветрюсь, быть может найду там более адекватных персон, – он вышел из-за стола.

– Да, Оскар. А откуда вы знаете его?

– О, Джонни, ты правда думаешь, что я глуп? Что я не вижу, кто передо мной? Джон Джинджер – Враг Общества номер Один. Вас разыскивает ФБР вместе с этим Фоксом и я, как законопослушный гражданин, не смог отказать агенту Кейси поймать всю вашу банду, – он трижды хлопнул в ладоши. На пороге появился агент с томми-ганом в руках. Он открыл по нему огонь. Послышались выстрелы. За ними крики. Кто-то выпрыгнул из окна прямо в бассейн. Полностью расстрелянное тело упало на холодный пол. Агент был в шоке. Ведь он только что застелил Джеймса Рэтсби. Джинджер каким-то неведомым образом смог заслонить себя телом миллионера, а затем выпрыгнуть в окно, с пятого этажа. К счастью, его спас бассейн.

Тем временем Владимир уже находился на улице. К нему подошёл какой-то рыжий парень в клетчатом костюме, но с самого начала Аристократу было некомфортно находиться в такой компании, поэтому он всячески пытался от него избавиться.

– Слушайте, я вас не знаю, вы меня тоже. Так давайте оставим друг друга в покое.

– А чё это я тебя не знаю. Напротив, очень даже знаю. Ты этот самый русский богач, который на самом деле безработный. Даже у Вилли есть работа.

– А кто такой Вилли?

– Меня зовут Вилли, – довольно борзо отвечал парень.

– Так вот, Вилли, я не имею работы, потому что не хочу являться рабом системы, в отличии от Вилли, который к тому же и говорит о себе в третьем роде, – усмехнулся Владимир.

– Ты как смеешь оскорблять Вилли! – парень накинулся на героя, разлив ему коктейль на костюм.

– Зря вы так.

Он разбил об его голову бокал, а после со всей силы врезал ему по лицу. Тот сразу же упал без сознания.

– Ну вот и всё, – собирался уже уходить Романов, как к нему подошли ещё несколько рыжих парней в клетчатых костюмах.

– Ты как?! Ты совсем? Нашего брата! – завопил один из них.

– А-а, я понимаю, вы те самые братья Паркеры? Сыновья Томаса Паркера? Ну так передайте своему отцу, что виски у него отвратительнейший.

В это время по двору прогуливался Чарли в компании двух прекрасных дам. Он обещал прокатить их на своём автомобиле:

– Мой автомобиль бесподобен и горд! Он чуть ли не быстрее света! И он… уехал.

– Что? В смысле, Чарли?

– Да, Чарли, ты же обещал нас покатать!

– Похоже, мой друг Джордж уехал на нём. Я надеюсь, что он вернётся. А пока пойдемте погуляем.

Они прошли в самый центр вечеринки.

– Чарли! Смотри, это не твой друг? – одна из девушек указала на господина, раскидывающего толпу рыжих парней.

– Владимир?!

– А вот ещё смотри! – другая указала на террасу на самом верхнем этаже. Оттуда кто выпрыгнул и упал в воду.

– Джон?! Дамы, давайте в другой раз, у меня дела.

– Но Чарли! – в один голос закричали они. Но Лис уже ушёл.

К нему подбежал весь промокший Джинджер. Он всё вкратце описал, и они побежали к Аристократу. Снова послышались выстрелы. Уже целая группа вооруженных агентов искала грабителей. Вечеринка в миг закончилась. Все в страхе стали бежать. Начался полный хаос. Этим и воспользовались герои и ушли прямо из-под носа Фокса. Снова.

– Что?! Как ты мог его упустить! – кричал на агента Роберт Кейси.

– Я не знаю. Он подставил Рэтсби, и я его случайно застрелил.

– Так ты и Рэтсби ещё убил?! Боже. Как? – Ему дали документы, где говорилось о смерти миллионера. – 28 выстрелов подряд? Ты действовал наверняка, да?! – Роберт был в ярости. Он швырял вещи. Уже начинался рассвет. Всё это происходило в офисе, через несколько часов после очередного провала.

– Да успокойся ты уже! – тут вмешался Оскар. – Что было, то было. Они всё равно уехали из города. Побереги нервы. Поверь мне, ещё успеешь поймать его.

– Просто… я не понимаю, как. Почему я допустил такую колоссальную ошибку, я же лучший. А если не лучший, то кто? – его ярость сменилась на страх и растерянность.

Глава IX. Джон Джинджер – убийца президентов

Вокзал имени Линкольна. Станция, находящаяся на окраине Джаз-Тауна. Города, у которого резкий рост произошёл совсем недавно и власти ещё не успели переименовать его в Джаз-Сити. От перрона отбывал экспресс в Техас. Это был необычный поезд. На нём ехали очень богатые люди, и везли они дорогие предметы: картины, ожерелья, сейфы с деньгами. Состав был небольшой. И людей там было немного.

Час дня. Все находились в ресторанном вагоне. Джентльмены курили сигареты и обсуждали политику, в то время как женщины на другом конце вагона осуждающе на них смотрели. Господа были увлечены разговорами, пока один из них, немец, не обратил внимание на человека в цилиндре

– Такие уже никто не носит, олух! – смеялся мистер Диллинджер.

– Ты вообще откуда? – крикнул ему другой мужчина.

– Неважно, – ответил господин. Его акцент сразу же расслышали и начали потешаться над ним.

– Ты что, из Югославии?

– Из Плохо-говорю-славии. ПХАХАХАХ!

«Тупые американцы» – думал про себя господин. Тут к дамам подошёл симпатичный рыжий парень.

– Добрый день, леди! – он поцеловал руку одной из них. Та смущенно засмеялась, – можно присесть? – дамы закачали головами. – Благодарю. Сегодня прекрасный день, не так ли?

– Простите, а как вас зовут? – спросила женщина.

– Ах, да. Забыл представиться. Моё имя Чарльз.

– Чарльз, я где-то вас уже видела?

– Я более известен как Чарли «Лис» Фокс… – не успел договорить, как в вагон зашёл ещё один человек, видимо знакомый Чарльза.

– Леди! Джентльмены! – на его лице светилась улыбка. Сам он был в большом неуклюжем пальто, что-то скрывая там. – Вам сегодня крупно повезло, ведь вас грабит не какой-то ноунейм, а знаменитый Джонни Джинджер! – он достал из пальто автомат Томпсона, отведя курок. Чарли вытащил из своего пиджака два револьвера, а Владимир обрез. В вагон зашёл экипаж поезда с поднятыми руками, а за ним Джордж. – Механик и Аристократ останутся здесь, чтобы проследить за всеми, пока мы с Лисом будем обчищать ваши богатства. До свидания!

Чарли взял сумку, и они вышли из вагона. Когда зашли в хранилище, Джона в тот же миг подстрелил охранник. Гангстер от шока упал на пол. Лис сразу застрелил охранника и помог подняться другу. К счастью, ничего особенного.

– Доставай динамит, – приказал Джонни. Чарли вытащил оттуда связку взрывчатки. – Не много ли?

– Не, самое то, – он поджёг его.

Гангстеры вышли из вагона и спрятались в соседнем. Прогремел настолько мощный взрыв, что даже выбило некоторые окна в ресторане. Выглянув из укрытия, бандиты обнаружили, что от половины вагона ничего не осталось. Деньги вылетали из обгоревших мешков.

– Твою мать, Чарли! Лови купюры!

Лис стал в панике бегать по платформе, пытаясь хоть что-то поймать. Тут к ним выехал шестиместный кабриолет с двумя людьми. Это были сообщники. Джонни начал кидать уцелевшие мешки и драгоценности из другого вагона. Одна картина, ценой в миллион, к сожалению, выскользнула из рук сообщника и разбилась. В тот момент Джинджеру было больно, но что поделать.

– Так, впереди начинается мост. Заканчиваем! – он свистнул остальным. Сначала запрыгнул Чарли, до моста оставалось сто метров, потом Владимир, шестьдесят метров, после него Джордж, сорок метров и только в конце, буквально за несколько десятков метров до моста Джонни. Машина чуть не свалилась с обрыва.

– У-ух, круто! – произнёс Джонни, забираясь в кабриолет.

***

Город Кеннеди. Один из крупнейших городов Техаса, после одноименного с штатом города и Келли. Гранд Отель. Именно тут поселилась уже знаменитая банда. Был вечер и в актовом зале проводилась вечеринка. Люди веселились и танцевали под превосходнейшую музыку – вальс. Под неё же танцевали и гангстеры. Владимир сидел у стены и попивал коньяк из фляги. Остальные трое задорно плясали в центре зала. Джон и Джордж даже не заметили, как от них отстал Чарли. Можно подумать, что ему стало плохо, или он перепил, но на самом деле он заметил одинокую даму в красном.

– Здравствуйте, мисс.

– Здравствуйте. А с чего вы взяли, что я мисс?

– У вас нет кольца на пальце. Тем более все миссис со своими мужьями. Не желаете потанцевать?

– Ну ладно, рыжик, давай потанцуем. Кто ты и откуда? – она улыбнулась, словно была пьяна.

– Артур Ребельтон. Я художник и путешествую по миру, так-то я из Лондона, – он стал имитировать британский акцент.

– А меня зовут Анна. Я мечтаю стать знаменитой актрисой. Ты уже был в Лос-Анджелесе?

– Пока нет, – они медленно двигались из стороны в сторону под такт музыки.

– Ты здесь давно?

– Нет, я только сегодня прибыл.

– А откуда?

– Из Сиднея, – она тихо удивилась, – да, я такой. J’aime voyager. Скоро уезжаю в Москву.

Она усмехнулась:

– Ну, будь аккуратней, француз, ещё замёрзнешь.

Он засмеялся.

– Не волнуйся, я горячий парень, – смеялась уже она. Остальные осуждающе смотрели на них, поэтому Чарли предложил перебраться к нему в номер. Герои сняли большой люкс-номер с несколькими комнатами, к тому же остальная банда пришла туда чуть ли ни на рассвете, поэтому им никто не мешал. Ночь была страстной.

Джордж проснулся у себя в кровати, но сначала он не понял, где он и сколько сейчас времени. Вчера сильно перепил, хотя раньше проблем с алкоголем не было. В углу лежала набитая купюрами сумка. Он всё никак не мог отправить деньги матери, ему всё время что-то мешало. Тут кукушка из часов неожиданно для героя выпрыгнула и трижды прокричала. «Ничего себе, вот это я дал храпу!» – подумал Джордж. Он аккуратно поднялся с кровати, ведь голова настолько болела, будто её прошлой ночью сверлили. Взял вещи со стула, что стоял рядом с сумкой, оделся и не умываясь и даже не посмотрев в зеркало, вышел в зал, где были Джон и Владимир. Джинджер чистил пушки, а Владимир играл на пианино.

– С добрым утром! – поприветствовал Джон.

– Уже день, – недовольно ответил Владимир, оторвавшись от игры. – Вы хоть что-то вспоминаете о сегодняшней ночи? Не понимаю, как можно так пить!

– Заткнись! Ты не понимаешь, я живу один раз и считаю, что нужно попробовать всё, пока есть возможность, – огрызся Джордж. – Чарли всё спит?

– Угу, – ответил Джон. – Он там такую девушку нашёл!

– Вы все так говорите. Но почему-то под «попробовать всё» подразумеваете наркотики и алкоголь, а не изучение квантовой физики и посещение театр и музеев. Вы просто жалок.

– Идите в жопу, Владимир! – спародировал Романова Джордж.

Тут вышел Лис с Анной.

– Здравствуйте, – она явно была растерянна.

– Всём привет! – Чарли выглядел так, будто всю ночь он спал здоровым сном, – Я сейчас провожу Анну до такси и вернусь к вам.

– Иди-иди, Ромео! – усмехнулся Джон, наконец-то собрав автомат.

Чарли с Анной вышли из номера, через пару минут проветриться решил и Владимир. Затем ушёл и Джордж. Джинджер остался наедине с оружием.

Время было девять часов. Джон уже поужинал и теперь слушал радио, любуясь из окна. Тут послышался звук из прихожей. Кто-то явно нетрезвый пытался вставить ключ в скважину. Это продолжалось несколько минут. Джон не вытерпел и поднялся с мягкого кресла. Он открыл дверь (она, кстати, была незакрыта) и в номер валилось пьяное тело Чарли. В нём явно была не одна, и даже не две бутылки шампанского. А на его пальто кто-то наклеил этикетку спиртного напитка. Он еле держался на ногах, хотя утверждал, что в полном порядке. Дойдя до гостиной, Лис плюхнулся на диван. Джон, как психолог, сел на соседнее кресло.

– И где тебя, чёрт возьми, носило? – начал, словно он мать Чарли.

– Джонни? Джонни? – Да, па-па! – Бухаешь водку? – Нет, па-па! – пропел песенку, после чего он засмеялся. – Это мы с Анной придумали.

– Ясно. Ты ходил на свидание с этой Анной?

– О да! Знаешь, сегодня был мой лучший день в жизни, – он икнул. – Даже лучше, когда мы ограбили банк в Джаз-Тауне. Или, когда сбежали из тюрьмы, – он посмотрел на часы. – Ого, уже десятый час! А где все?

– Я не знаю.

– О, как мне хорошо! А вот почему в сказке про трёх поросят дунул волк, а крышу снесло поросятам? – он захрюкал. – О, как я тебя люблю, Джонни! – друг посмотрел на него удивлённым взглядом. – Я всех люблю. И Анну тоже. Вот мы поженимся, нарожаем детишек, проживём до ста лет, до далёкого будущего, когда какой-нибудь богач сможет создать единое земное государство и умрём в один день. О, это прекрасно, Джонни!

– Пьяный идиот, – проворчал Джон.

Тут в номер зашёл Владимир. Его смокинг был изорван и испачкан, а с виска текла кровь.

– А с тобой что случилось?!

– Коммунисты.

Владимир сел на диван, Джон дал ему воды, и он начал свою историю:

– Когда я вышел из отель, то первым делом отправился в центр. Это, конечно, не Прага и не Будапешт, но для американской деревни тоже ничего. Погуляв немного по городу, я решил пойти в местный исторический музей. Не самый лучший, но снова же, для такой дыры сойдет. Я прошёл весь музей, изучил все экспонаты, и решил вернуться домой. Смеркалось. Я шёл по главной улице и вдруг видел толпу с плакатами. Эти, твари, – с презрением произнёс это Владимир, – что-то кричали о Карле Марксе и о всемирной революции. Я хотел пройти мимо, но один из них крикнул, что нынешнюю власть из США нужно свергнуть, как это сделали русские, убив «тупого царя и всю его семью». Меня это задело и вмешался в их акцию протеста.

– А где они были?

– Не перебивайте меня, Джонатан. Терпеть этого не могу. Так вот, они стояли у здания мэрии. Многие из них, как и ожидалось, были пьяны. Я сказал им: «Господа, вы сильно ошибаетесь. Да, правительство США не лучшее, но уверяю вас, демократия во многом лучше диктатуры, особенно диктатуры необразованного пролетариата.» Но они не захотели и слушать меня. Наоборот, окружили и стали выкрикивать разные оскорбления, пытаясь задеть меня. Но эти тупицы даже забыли слово буржуазия, поэтому называли меня: «Этим, ну, этим, из богатых!», – он засмеялся и снова глотнул воды. – Как вы понимаете, недолго думая, они напали на меня. Думали, что смогут меня одолеть! – он засмеялся громче, даже разбудив уснувшего на диване Чарли. – Я раскидал их во всей улице за пять минут. Кто-то из тех олухов попытался выстрелить в меня, но я с такой же лёгкостью забрал у него револьвер и произвёл пару залпов в небо, чтобы напугать остальных. Это подействовало, и они в страхе разбежались. Но, к сожалению, на грохот прибыла полиция и мне пришлось бежать от них через дворы и заколочки. В одном из таких я поскользнулся и упал в грязную лужу. Теперь этот дорогой костюм можно выкидывать. Какие же всё-таки коммунисты недалёкие люди. Сами ничего в этой жизни не добились, вот и пытаются отобрать нажитое у других, «чтоб честней было». Хотя это вообще нечестно!

Тут в дверь кто-то постучал. «Открыто!» – крикнул Джон и в номер зашёл избитый, весь в крови и ссадинах Джордж.

– А, э-э-э… – пытался хоть что-то сказать Джинджер.

– Ничего не говори. Ненавидеть человека из-за цвета кожи это пик идиотизма! Я просто решил опохмелиться и зашёл в ближайший бар. Но кто, блять, знал, что там будут пять отмороженных куклуксклановцев?! Я тогда ещё напрягся, что там были только белые, хотя предупреждающих вывесок, что это только для белых, не было. Они окружили меня, избили и посадили в свою машину. Я находился в багажнике, поэтому не видел куда меня везут. Привезли меня где-то через час в лес, дали лопату и заставили рыть могилу. И только тогда я вспомнил, что у меня в кармане есть пушка. Представляете? Они унизили меня, увезли за город и только когда я стал рыть яму, я нащупал в кармане пистолет.

– И что ты сделал? Убил их? – спросил Джон.

– Естественно, мать твою. Я убил их. Всех пятерых. Угнал их тачку и прибыл сюда. Благо, указателей в этом городе много, да и до нашего отеля недалеко.

– Стоп, ты приехал на угнанной машине в отель? Нас же полиция схватит!

– Не беспокойся, я оставил её в паре кварталах отсюда. Сначала хотел заехать в больницу, а потом передумал. Мало ли, вдруг эти медики не спроста носят именно белые костюмы. У нас же есть аптечка?

– Да-да, конечно. В шкафчике, – Джордж достал оттуда бинты и спирт.

– Слушайте, Джон, а чем вы занимались весь день? – спросил Владимир.

– Уж боялся, что не спросите. Господа, мы же не хотим здесь только тратить свои честно награбленные деньги? М? Я поездил по городу и обнаружил, что здесь есть идеальная цель. Банк, находится не в центре, копы будут ехать до него двадцать, ну минимум пятнадцать минут. Денег там столько же, сколько и обычном банке в Боу-Сити. Мы хоть можем его завтра ограбить. Что думаете?

Тут раздался громкий стук стакана об стол, а за ним выдох. Это Чарли выпил стакан рассола.

– Прекрасная идея, – заявил Лис. – Я не шучу, она отличная. Джон прав, что мы будем тут делать? Всё-таки мы знаменитые грабители, не так ли?

– Давайте в следующую пятницу. В тот день как раз приедет президент, посмотрит, как тут дела. А мы его великодушно встречаем, – улыбнулся Владимир.

– Значит, пятница 13-е мая? – уточнил Джон.

Остальные согласились.

***

Работа копа удивительна. Ты не сидишь на месте, а всё время куда-то путешествуешь. Например, тебе нужно поехать в Техас, где случилось ограбление поезда, осмотреть место преступления, опросить свидетелей. Обнаружить в километре от ограбления остатки одной очень дорогой картины. А потом собрать все улики, приехать в офис и заполнить все бумажки. Но зато быть полностью уверенным, что грабители находятся в городе Кеннеди.

К сожалению, город большой, и где именно банда Джинджера неизвестно. К тому же, из-за репутации современных Робин Гудов, им могут помогать обычные люди, что усложнит поиск. Искать по определённым преступлениям тоже не вариант, так как в городе таких происходит очень часто, и ещё не факт, что грабители вообще будут что-то совершать. Вполне возможно, они залегли на дно.

Единственная зацепка – это драка у мэрии. По словам очевидцев, на них напал какой-то безумец в смокинге. Он был сильнее всех их и с лёгкостью избил их. Детективы сразу поняли, что речь идёт о Владимире, но больше зацепок не было. Роберт и Оскар провели в городе около недели, пока не наткнулись на убийство нескольких мужчин в лесу. Один из них выжил, он и был приглашён на допрос. Опрашивали его около часа, но особо ничего не получили. Мужчину отпустили.

– Вы можете идти домой, мистер Эдсон. Ваш автомобиль был найден, вы можете забрать его на штрафстоянке.

– Да, спасибо, – Эдсон ушёл из комнаты.

– Ты его просто так отпустил?

– Да, а что в этом такого, лейтенант? Мы его допросили и ничего не получили. Он свободен.

– Он чуть не убил того бедолагу из-за цвета кожи! Таких как он нужно сажать.

– Но не убил же. Слушайте, лейтенант, я понимаю ваше негодование, но он не интересует нас.

– Не интересует? – Оскар схватил Роберта за пиджак. – Такие ублюдки, как он, убивают невинных людей. Мы не знаем, скольких убил именно он, или убьёт. А ты заявляешь, что они нас не интересуют.

– Успокойтесь. Не стоит забывать, что вы всего лишь детектив, а я агент ФБР, – он усмехнулся.

Оскар отпустил его и сел за стол.

– А что происходит в городе, лейтенант?

– А ты что ли кроме своей работы больше ничего не видишь? В пятницу сюда приедет президент.

– А когда пятница?

Оскар посмотрел на часы.

– Ну, уже сегодня. Сейчас пятнадцать минут первого. Пора спать.

– Так вот почему банда залегла. Твою мать, они хотят устроить ограбление именно сегодня.

– Подпортить репутацию города. Всё ясно. Только какой банк они будут брать? Их тут три.

– Значит прикажем охранять все банки! – он был возмущён спокойным лицом Оскара.

– Ха! Всего департамента не хватит охранять банки. Все будут на параде.

– И что?! Нужно предупредить их!

– Ну займись этим. А я спать, – с этими словами он оделся и вышел из кабинета.

Полдень. Главное авеню. Народу собралось очень много, все с американскими флагами. По дороге ехал кортеж президента. В это время у банков стояло по одной машине. И именно у банка, что на юге города, дежурил полицейский, которому захотелось в туалет. Он был без напарника и воспользовался туалетом банка. И именно в ту минуту зашла уже знаменитая банда. В этот раз они загнали всех людей в туалет и закрыли их, а сами спокойно вынесли деньги. После сели в машину и уехали. И только через пару минут раздался звон.

Люди стояли у дороги в предвкушении. Они ждали появления президента. Но услышали полицейскую сирену. Им крупно повезло: по дороге неслась банда Джинджера, стреляя по преследователям. Они пронеслись через авеню, где должен проехать кортеж. Оторвавшись от погони, главарь принял решение бросить машину и раствориться в толпе. Они так и сделали, и разбежались в разные стороны.

А вот и долгожданный президент. Все радостно кричали и тянули руки к нему. Джону это было на руку. Но тут его кто-то схватил. За ним стоял Роберт с холодным пистолетом в руках. Они схватились друг в друга, пытаясь отобрать у соперника оружие. И Роберт пошёл на крайний шаг, пока у него в руках был пистолет, и начал стрелять. Одна из пуль попала в голову президента, смертельно ранив его.

– Поздравляю, в яблочко! – сказал Джонни и растворился среди испуганной толпы.

Президент Даллас погиб.

Кейси соврал, сказав, что выстрелил в президента Джон. На него не было лица, но не из-за смерти президента, а из-за очередного провала. Тем временем грабители на красном кабриолете ехали уже в новый город. Откуда машина? Угнали.

* * *

В большой тёмной квартире играло грустное фортепьяно. Вдруг эту игру прекратил телефонный звонок. Роберт, со слезами на глазах, встал из-за инструмента и поднял трубку. Там был Оскар. Он волновался, так как Кейси давно не появлялся в офисе. С того момента прошло уже две недели, а состояние Роберта только ухудшалось.

– Хорошо. Я сейчас приеду, – с этими словами агент положил трубку. По его слезам потекли слёзы. Он посмотрел на фотографию семьи, где он ещё был маленьким. – Простите меня.

Оскар ждал его в парке у озера. Вечерело. Он курил сигарету на одинокой скамейке. Роберт тихо подошёл к нему сзади.

– Зачем вы пригласили меня сюда? Здесь что-то случилось? Кого-то убили?

– Нет, пока. Как ты себя чувствуешь, Боб? – агент промолчал, явно смутившись от того, как его назвал Оскар. – Я прекрасно понимаю тебя. Кажется, будто ты ничтожен. Бессмыслен. Ведь ты не смог справиться с задачей, поймать преступника. Я прекрасно знаю это чувство. Ты не можешь спать, так как оно пожирает тебя изнутри, отчего ты задыхаешься. Но пойми, жизнь на этом не закан…

– Вы не понимаете! Не понимаете, через что мне пришлось пройти! Вы думаете, что я простой безумец, желающий убить всех бандитов? Если так, то вы ошибаетесь, Оскар! Вы многое обо мне не знаете!

– Ну так расскажи. Давай. Я могу угостить тебя пивом, ты расслабишься и всё расскажешь. М?

– Нет! Я, – он сглотнул, – не пью с коллегами.

– Ну как хочешь.

Между ними образовалась достаточно долгая пауза, после которой Роберт собрался уходить:

– Ладно, уже поздно. Я пойду.

– Стой. Я хочу тебе кое-что подарить.

– Нет! Я не нуждаюсь в подарках! Я их не заслуживаю! Я грёбанный неудачник! – он достал пистолет, отдал его Оскару в руку и навёл его себе на лоб. – Стреляйте! Ну! Чего вы ждёте? Просто сделайте это! Хотите помочь? Убейте меня! – его лицо покраснело.

Но Оскар опустил оружие и протянул ему конверт, где были деньги.

– Поезжай куда-нибудь на море, отдохни. Тут денег хватит тебе на всё лето отпуска. Только обещай: ты не наложишь на себя руки.

Роберт зарыдал и с жаром обнял Оскара.

– Спасибо, – прошептал он.

Следующий днём Роберт улетел в Хило. Оскар, как и обещал, взял управление всего СОПБД на себя. За время отсутствия Кейси ничего не происходило, так как банда залегла на дно. Единственное, в бюро снова заинтересовались Фоксом и предложили ему стать агентом. На этот раз он согласился.

Глава X. Приключения Джона и его банды в Техасе

В конце августа в городе Техас, что находиться на берегу моря, проходили лошадиные гонки. Там собрались самые богатые люди со всей Америки. Выиграл в забеге конь под номером 4. На него как раз ставил Джон. Они спорили с Владимиром на триста долларов и теперь Джинджер с довольным лицом забирал эти выигранные деньги у русского.

– Владимир, не будь таким хмурым. Давай отпразднуем мою победу! – он потянулся за бутылкой шампанского, но она оказалась пуста. Её только что допил Джордж. – Эй! Что за дела, чувак? Хватит бухать!

– Я не алкаш! – он еле держался на ногах. – И вообще! Я могу в любой момент бросить, – его голос звучал неразборчиво, иногда он что-то бормотал нечто нечленораздельное.

В это время Чарли общался с кем-то по телефону, ярко жестикулируя, будто его собеседник видел жесты.

– Анна! Я люблю тебя. Ты же понимаешь, я путешественник. Да, я сейчас в Москве. Нет, большевики меня не тронут, не бойся. Тоже тебя целую, пока! Жди от меня писем! – он со вздохом положил трубку. – Ох уж эти женщины, – проворчал он.

Тут он заметил одинокий силуэт в чёрном платье. Он посмотрел на себя в зеркало, провёл по голове ладонью, будто причесал вечно стоящие волосы и медленно начал подходить к ней. Она курила, поэтому он достал большую сигару, хотя раньше таких не курил и зажёг её, чтобы впечатлить девушку.

– Добрый вечер! Позволите разрушить ваш покой? – он поцеловал её в ладонь.

– Здравствуйте, ну если вы не боитесь.

– А чего мне боятся, леди. Это вам нужно меня боятся. Я Алекс Камски.

– Беатрис Хьюстон. Алекс, у вас красивые рыжие усы.

– Спасибо, но вы это ещё не видели моего друга Джека с пышной бородой, – речь шла о Джоне. – Потанцуем?

– А давайте.

Тем временем Джон и Владимир решили узнать, кому принадлежит победитель. Им оказался местный магнат и владелец крупнейшей нефтяной монополии в стране Джошуа Ротвейлер. Это был почитаемый в узких кругах джентльмен, уже в возрасте, но при этом увлекающийся боксом. Как он сам рассказал героям, он периодически проводит состязания, ища самых сильных бойцов. Аристократ рассказал о своём специфическом хобби и Ротвейлер предложил ему поучаствовать. А ещё герои узнали, что через две недели у этого господина будет светская вечеринка, на которой пройдет аукцион. Будут продаваться дорогие картины, золотая статуэтка индейцев Майя и знаменитое кольцо пирата Эдварда Эвери. Джон соврал, что он является богачом с севера страны Кларком МакГердоном, поэтому он обязательно приедет на вечеринку. Владимир же с мистером Ротвейлером договорился о встрече через два дня.

Огромное мрачное здание обанкротившегося завода. Именно сюда Владимир был приглашён. Его сопровождал Джон. Внутри было много разных неопрятных лиц, которые явно хоть раз сидели в тюрьме. Среди них ухоженный Владимир казался белой вороной. Мистер Ротвейлер встретил его у ринга. Он извинился за столь грязное место, но объяснил, что просто хочет проверить способности Аристократа. Он выдал ему вещи и проводил его до раздевалки.

– Ха! Видел того клоуна. Весь такой аккуратный, в этом смокинге и цилиндре. Кто вообще сейчас носит цилиндры? – говорил один из боксёров, неоднократно одерживающий победы на том заводе.

И тут все ахнули. Ведь на ринг поднялся Владимир. Титан с мощным прессом, атлант с широкими плечами. От его бицепсов появлялся у некоторых страх. Он выглядел более угрожающе, чем в костюме. От него никто этого не ожидал. Даже Джон.

– Хах, и что? Такое тело ещё не показатель силы и ловкости! – с этими словами один из бойцов поднялся к Романову на ринг.

– Ставлю сотню баксов на Владимира! Давай, дружище, порви их там! – болел за товарища Джинджер.

Его соперник напал на Аристократа, но сразу же получил мощный удар в голову и упал без сознания на пол.

– Три, два, один! Победа, э-э, Вламидира! – крикнул судья.

– Владимира! Меня зовут Владимир!

– Стойте! Я хочу поучаствовать, – крикнул другой борец. Через пару минут он пролетел через зал и тоже ушёл в нокаут.

– Я! Я тоже хочу! – кричал ещё один наивный дурак. Он, кстати, продержался дольше всех – целых пять минут, но всё равно проиграл.

За тот вечер Владимир получил только два удара по голове, зато Джон выиграл больше тысячи долларов! Мистер Ротвейлер мягко говоря удивился способностям русского. Он пригласил его на официальный боксёрский турнир, который пройдёт в спортивном клубе на Тийе-Стрит.

Для Владимира эта была нетрудная, но важная победа. Ведь если он выиграет в турнире, то станет небольшой местной звездой, которую начнут возить по другим состязанием. Он уже планировал, как завяжет с криминалом и станет всемирно известным боксёром.

И вот, этот день настал. Там, в клубе, были уже совсем другие бойцы. Не грязные мужики, будто с помойки, а более-менее ухоженные. Хотя Владимир считал, что им до его красоты ещё далеко. Если насчёт красоты было спорно, то вот насчёт силы всё так: он одержал победу. В этот раз соперники были сильнее. Один раз он даже упал на пол, но быстро встал. Короче говоря, Аристократ получил кубок и ещё пару синяков.

Тем же вечером Чарли гулял по ночному городу в обнимку с Беатрис. Они только что вышли из итальянского ресторана и решили вместо дорогого такси выбрать бесплатную и романтическую прогулку, тем более идти было недалеко.

– Спасибо за вечер, Алекс, – они дошли до её квартиры.

– И тебе спасибо, что не отказала мне, – они поцеловались, – Люблю тебя.

Сладкая парочка разошлась. Сердце Чарли билось от любви, переполняющей его грудь. Он готов был петь, хотя не умел. Прекрасное чувство. Вдруг его наслаждение от свидания испортил появившийся из неоткуда Джордж. От него несло перегаром, сам он был, как сказал бы Джон: «будто из-под жопы», то есть его одежда была грязна и измята.

– Джо-Джордж? Что ты тут делаешь?

– Они! В белом! Ра-расисты!

– Куклуксклановцы?

– Да! Бежим, Чарли!

– Ты пьян? – и тут он увидел человек десять в белых костюмах. Он мог бы подставить друга, как это бы сделал Владимир, или Гидеон, и просто сделать вид, что не знает Джорджа и уйти, но вместо этого, будто инстинктивно, побежал вместе с ним. Они забежали за угол дома, проскользнули под забором и оказались в лесу. Спасены. Но чувство тревоги осталось. Герои бродили по лесу около получаса, пытаясь найти выход, но только заходили ещё глубже в лес. Было уже поздно, солнце давно село. В ночном лесу ничего не было видно, только огонёк вдали. Чарли и Джордж пошли на него.

– Как тебя угораздило попасть к ним?

– Я просто, очень хотел выпить, но денег с собой у меня было не много. Зашёл в ближайший бар и нажрался каким-то самогоном. Смазано всё помню, но как-то оказался в их компании, и тело понесло само меня оттуда. И тогда я протрезвел и понял всю опасность. Короче, трудно объяснить. Ещё башка теперь болит.

– Алкаш. Вот ты кто. Кончай с этим. Я знал тебя другим…

– Да похуй! Ты мне не мать.

Тут они подошли поближе и поняли, что там был лагерь ККК. Костёр, горящий крест, только самих куклуксклановцев нет.

– Бля, уходим, пока их нет! – прошептал Джордж и развернулся. И тут же замер, ведь там были люди в белом.

– Ха! Мыши сами забежали в мышеловку, – громко заявил один из них.

– Чарли! Спасай! – прошептал Джордж.

– Господа! Господа! Что же вы делаете? – спросил интеллигентно их Чарли.

– Слышь, рыжий, не мешай! Ты хоть и белый, но «за» с этим ниггером.

– Вы верующие, не так ли?

– А тебе какая разница?

– Я – Люцифер! Рыжий дьявол во плоти!

– Хахахаха! – нервно засмеялся мужчина в белом, – Слышь, Люцифер, я тебе ща мозги из ружья вышибу, ясно?

– Ах, не верите? Мистер Барнс, зря вы так. Я же могу у вас душу отнять.

Тут уже никто не смеялся. Ведь того человека звали мистером Барнсом.

– Ахах, просто совпадение, – его голос дрожал.

– Барнс, я знаю о вас всё: вы дважды разведены, переехали сюда недавно, вам сегодня исполнилось сорок два года, у вас красный Форд, а ещё вы любите пасту! – Барнс был в шоке. – А, забыл. Ваша маленькая дочь умерла у вас на руках, от детской болезни. Отец обещал, что излечит её, нужно лишь помолиться Богу, но её это не спасло. А знаете почему? – он по-дьявольски улыбнулся. – Потому что вы убиваете невинных чернокожих людей! Самое забавное, – он подошёл к нему почти вплотную, – вы сами чернокожий! – он снял с него колпак. Там было перепуганное и мокрое от пота тёмное лицо.

– Дь-дьявол! Нечисть! Я за-за…

– Застрелишь меня? – он засмеялся. Его жуткий демонический смех раздался на весь тёмный лес. – Ты не понимаешь? Убьёшь меня – и мои приспешники придут сюда и устроят проклятый Апокалипсис!

– Го-гори в аду, тварь! – Барнс кинул под ноги Чарли факел, но тот сразу же потух. Чарли снова усмехнулся.

– Да ну его! Валим отсюда, от греха подальше!

– Да! Сразу в церковь!

Куклуксклановцы бросились прочь оттуда. Чарли поднял факел.

– Фух, с факелом нам, конечно, повезло.

– В смысле?

– Я был в ресторане с Беатрис, где рядом с нашим столиком отмечал свой день рождение этот Барнс. Он ОЧЕНЬ много рассказал о себе, и его голос я запомнил. Так что это всё трюк. Кроме факела, я и вправду чуть не сгорел. Не знаю, почему он потух.

Герои пошли по следам расистов и вышли в город. Поймали такси и в два часа ночи вернулись в отель. К этому времени в номер прибыли Джон с Владимиром. У всех был вопрос друг к другу: «Где вы шлялись?», но никто его не задал, так как все хотели спать.

Четырнадцатое сентября, большое белое здание на Мэйн-стрит, куда прибыла вся элита штата. Здесь происходит светская вечеринка мистера Ротвейлера, на которой случится аукцион. Продаваться будут такие драгоценные предметы, как картина французского художника Лео Поля «Кража», золотая статуэтка индейцев Майя, украшения, поднятые с корабля знаменитого пирата Джека Эвери, в том числе и его кольцо. В тот вечер банда Джинджера планировала украсть их.

У входа была красная дорожка, к которой подъезжали машины и оттуда выходили главные звёзды вечера. К дорожке подъехал серебристый Роллс-Ройс и оттуда вылез Владимир. Мистер Ротвейлер сразу его встретил горячим рукопожатием.

– Теперь он звезда, – сказал Джон, сидя на переднем пассажирском месте. Ладно, я пошёл. Вам дальше нужно проехать, вы же не звёзды. – он вышел из машины.

– Мажор. Джордж, сиди, не наша остановка, – Чарли усмехнулся. – Я не звезда, ну конечно.

Вечеринка была в самом разгаре. Джон общался в кругу элиты, Владимир находился в обществе своих поклонников, которые с удовольствием слушали его речи о коммунизме. В это время Чарли уже встретился с Беатрис.

– Что это за рыжий красавчик? Классный красный костюм.

– Мадмуазель, можно похитить вас на танец? Привет, – они поцеловались.

Тут на сцену, где под стеклом было кольцо пирата, вышел Ротвейлер. Он хотел объявить начало аукциона, как раздался крик и в противоположной стороне зала появился мужчина, который во весь голос заявил, что кто-то убил официанта. Началась суматоха.

– Что произошло? – спросила Беатрис Чарли. – Алекс? Алекс! – но его уже не было рядом.

Тут на некоторое время выключился свет. Паника усилилась. Света не было несколько минут, за это время люди Ротвейлера пытались установить причину. Наконец-то они добрались до рубильников. Кто-то их выключил, а электрика вырубил. Повернули рычаги. Здание снова заполнилось светом. И тут обнаружилось, что кольца Эвери под стеклом нет. А комната с драгоценностями, которая была закрыта, взломана и обчищена. В это время с визгом шин от здания отъехал серебристый Роллс-Ройс.

– Да, нам повезло, что кого-то убили. Отвлекло внимание, – радовался Джон.

– Хахах, да, повезло, – от Джорджа сильно несло шампанским.

– От вас пахнет шампанским. А того бедолагу убили, ударив об голову бутылку этого напитка, – сказал Владимир. – Это были вы?

– Что? Не-не-не. Не я.

– Ты врёшь, Джордж. Глаза бегают, пальцами хрустишь. Ты волнуешься. Зачем хоть убил? – спросил его Чарли.

– Да так. Я очень хотел то шампанское, а этот придурок не давал мне.

– Боже.

Они приехали к отелю. Решили переждать здесь, а рано утром покинуть город. Владимир взял картину и накрыл её полотном, Джон замотал в тряпку золотую статуэтку, а Чарли засунул к себе в карманы пиратские сокровища. Они зашли внутрь. Там почти никого не было, ведь все уже спали.

«Давайте на лифте! Так быстрее» – командовал главарь. Но тут из кабины лифта вышел мужчина. Он, конечно, удивился такому. Правда, его удивление быстро сменилось испугом, ведь на него Джон навёл пушку и приказал молчать об увиденном. «Вы простите его» – сказал Чарли, – «он сегодня нервный. Вот, держите ожерелье. Надеюсь, этого хватит, чтобы вы молчали». Мужчина ушёл, а банда поднялась на свой этаж. Там никого не было, и они спокойно прошли в номер.

– Ух, ну, отпразднуем очередное успешное ограбление? – Джон закурил сигарету и потянулся за бутылкой виски.

– Я только за… – поддержал его Джордж.

– Нет, Джордж, ты сегодня уже выпил.

В это время Владимир что-то усердно разглядывал в окне.

– Что там увидел, здоровяк? Своих фанатов?

– Нет, хуже. Там полиция. И брат Чарли.

– Что? Дай посмотреть! – Чарли бросился к окну и увидел целую толпу машин, полицейских и агентов ФБР.

– Джон Джинджер и остальная банда! – громко произнёс Оскар в мегафон. – Вы окружены! Агенты уже в здании. Выходите с поднятыми руками!

– Что делать будем, Джон? – Джордж явно испугался этого. Да и остальные были не в восторге от такого.

– Оскар, видно, не сдаётся. Всё никак понять не может, что нас просто так не взять, – он достал из-под кровати автомат Томпсона, – Давайте дадим им отпор!

Гангстеры надели кобуры, взяли с собой несколько винтовок, пистолетов, томми-ганов, ружей, дробовиков и конечно же зажигательных смесей. Засунули в карманы украшения и вышли из номера. Началась перестрелка. Отель превратился в лабиринт смерти, ведь в первые же пять минут бандиты убили нескольких агентов и полицейских. Стрельба оглушала и её было слышно на весь район. В бой за выживание пошли смеси и верхние этажи очень быстро оказались в огне. За смесями прогремело несколько взрывов, это кто-то из агентов попытался подорвать гангстеров, но видимо, в первый раз держал в руках гранату и убил себя. Крыша в некоторых местах обрушилась. Прибыли пожарные, но входит им запретили, из-за опасных преступников. В смертельной ловушке оказались несколько десятков невинных людей. В этом хаосе банда непреднамеренно разделилась.

Джон бежал по коридору. Вокруг было подозрительно тихо, где-то гремели выстрелы, но точно не рядом с ним. Тут в конце коридора появился агент. Тоже с автоматом. Недолго думая, они открыли огонь против друг друга. Несколько пуль задело Джона, попав в живот, ногу и правую руку. Но ему повезло больше, чем сопернику. Агент погиб. «Думаете, меня легко сломить? Вы ошибаетесь!» – думал про себя Джон. Изо рта текла кровь. Он перевязал раны и пошёл дальше по коридорам. Только теперь он хромал.

Чарли находился выше. Верхний этаж был весь в дыму и огне. Находится там было невозможно. Поэтому Лис искал выход. Он нашёл его, но недалеко оттуда, под досками лежала девушка. Она была жива, но сама выбраться не могла. Джентльменское сердце Чарли не позволило ему оставить её там умирать. Он вытащил её из-под завала, но, к сожалению, её нога была сломана, и она не могла сама идти. Тогда он взял её на руки и вынес из того хаоса. Когда они уже подошли к лестнице их встретил агент. Сначала он не узнал Чарли и хотел помочь, но эту рыжую мордашку невозможно не узнать. Фокс сразу понял, что его раскусили и выстрелил быстрее него. Агент упал, а девушка закричала. Они спустились на первый этаж, где Чарли оставил девушку среди других посетителей отеля, а сам ушёл в подземный гараж.

Владимир и Джордж двигались по коридору. Они дошли до главной лестницы, где на них напали несколько агентов. Один из них обезоружил Джорджа и уже был готов его застрелить, как Владимир схватил его и выкинул в лестничный пролёт. Джордж хотел отблагодарить Аристократа, но заметил за его спиной полицейского, целившегося в русского гангстера. Джордж сразу схватил ружьё и убил его.

– Спасибо, всё-таки вы хоть на что-то годитесь.

– Да, но… – он указал на ногу, – я, походу, не могу идти.

Владимир закатил глаза и схватил Джорджа. Последний был маленьким – всего 156 сантиметров ростом и весом около пятидесяти килограмм. Романов без проблем положил его себе на плечо таким образом, что Джордж лицом ударялся об спину товарища. Хотя, называть Владимира товарищем оскорбительно. Они спустились с лестницы. Было трудно стрелять одной рукой, но Аристократ справился.

Чарли добрался до машины. Он сел внутрь и завёл двигатель. Тут появился Владимир с Джорджем на плече. А за ними хромал раненый Джон. За ними бежали агенты и полицейские. Раненых посадили назад и Чарли дал по газам на задней передаче. Таким образом они выехали из гаража, сбив двух агентов. Чарли выполнил полицейский разворот и прямо перед Фоксом уехал прочь.

На следующий день из отпуска вернулся Роберт. Начальство не знало, что провальной операцией командовал Фокс и оштрафовало Роберта. Оскар хотел объясниться, но Кейси не позволил. Так он отблагодарил его за отпуск.

Пустынная дорога. Рассвет. По ней мчался серебристый Роллс-Ройс. На заднем сиденье истекал кровью Джон. Рядом с ним пил виски Джордж.

– Дай бухло, прижечь раны надо, – он пропитал напитком тряпку и приложил её к ранам. – Будет забавно если я умру. Хотя, этот автомобиль не худшее место для смерти.

Глава XI. Рыцари Великой Депрессии

С момента ограбления аукциона прошло не мало времени. Банда не залегла на дно, а наоборот. Они стабильно грабили банки и отделения два-три раза за месяц. Джинджер, как чума для банкиров, распространился по всему Техасу. Никто не знал где они в данный момент и куда едут. Шло время. Оскар и Роберт безуспешно пытались не то что поймать, просто предугадать их действия. Была череда неудач. До февраля тридцать первого года. В городе Дастин тогда открылось шикарное казино «Дворец Золотого Дракона». По некоторым данным его стал активно посещать высокий мужчина с цилиндром и акцентом. Несмотря на то, что Владимир сбрил свои, уже знаменитые усы, его всё равно было тяжело не узнать. Огонь снова вернулся в глаза Оскара и Роберта.

Двадцать первое февраля. Вечером по городу ехал серебристый Роллс-Ройс. За рулём был сильно заросший Джинджер, а рядом с ним Аристократ. Сначала они подъехали к гостинице, где у входа любовная пара прощалась:

– Я люблю тебя, Аманда, но, увы, нам придётся расстаться!

– Нет! Адам, почему?

– Ты же знаешь, я путешественник и мне нужно уезжать. Но я буду тебе писать, и мы обязательно встретимся и поженимся.

– Скажи, хотя бы куда ты уезжаешь?

– В амазонские джунгли, исследовать животных и искать затерянную Атлантиду! – он ошибся, но Аманда всё равно не заметила ошибки. – Но я вернусь, и мы снова будем вместе. Ты напишешь такую прекрасную картину, что мы разбогатеем! – Аманда мечтала стать художницей, но, как и Анна, как и Беатрис, ничего для этого не делала.

– Чарли! Мы опаздываем! – кричал Джон из машины.

– Что? Тебя зовут Чарли?

– Э-э-э, нет, Аманда, это просто прозвище. Не обращай внимания, прощай! – он прыгнул в машину, и они уехали. Чарли оставил ещё одну с разбитым сердцем.

Через пятнадцать минут они заехали в местный гетто, где среди мусора валялся Джордж. Сначала Джон посчитал, что он пьян, но его зрачки были широкими.

– Блять, Джордж, ты под кайфом?! Тебе мало алкогольной зависимости? – ругал его Джинджер.

– Ти Хо! Не ругайся! Я просто решил попробовать. Живём же один раз. Тем более я трезв, стрелять могу. Погнали!

– Твою ж… – Джордж был под героином, но видимо его отпустило, когда они подъехали к казино.

В это время там были под прикрытием Оскар и Роберт, а также ещё несколько агентов и полицейских. Они знали, они ждали, и наконец это произошло. Прогремели выстрелы, музыка резко оборвалась и в здание вошла банда. Бородатый главарь заявил о начале ограбления, рыжий гангстер и человек в цилиндре обезоружили охрану и после этого они втроём пошли в хранилище. В это время четвёртый стоял у входа и следил за людьми. Через пару минут к ним прибыли сообщники и окружили здание, поэтому ни Роберт, ни Оскар не могли выйти и вызвать подкрепление.

Когда Джинджер, Лис и Аристократ обчищали хранилище, послышались выстрелы, а за ними крики. Они сразу покинули помещение, так как испугались, что прибыла полиция, но на самом деле Джорджу что-то померещилось (из-за наркотиков) и он начал палить по людям. Случился хаос, которым воспользовались лейтенант и Роберт. Они смогли покинуть здание и дать сигнал. На место выдвинулся весь полицейский департамент города. Банда быстро, со скоростью звука, погрузилась в автомобиль, и с такой же скоростью угнала от казино.

Казалось, что они оторвались. Копы ещё не успели до них доехать, но вот только за ними образовался хвост. Роберт с Оскаром мчались за ними на своей ласточке.

– Ближе, Роберт, ближе! – кричал Оскар, высунувшись из окна и стреляя по ним. – Не дадим им уйти!

– Чарли, можно я застрелю вашего братца? – заряжал автомат Владимир.

– Нет! Я хочу это сам сделать.

Из машин посыпался дождь из пуль. Они потратили несколько магазинов, но никто не погиб. Зато у гангстеров было подбито колесо. Машину стало слегка заносить и скорость снизилась.

– Ёб твою мать! Почему именно сегодня наш водитель под кайфом?! – кричал Джон, явно обращаясь к Джорджу, но Климент был без сознания.

– Роберт, это наш шанс! Поднажми! – и машина Кейси набрала нужную скорость и приравнялась к бандитам.

– Стреляйте, лейтенант! Иначе они уйдут!

Машины заняли две полосы. Роллс-Ройс гангстеров был из Великобритании, поэтому руль у него был справа. По левой полосе ехали главные антагонисты. Между Чарли и Оскаром было около полутра метра, даже меньше. Казалось, стреляй и с одним по крайней мере покончено. Тем более можно было застрелить сразу же и Джона. Но Оскар не смог. Не смог нажать на спусковой крючок.

– Достали! – крикнул Джон и вывернул руль влево. Машины столкнулись боковинами, впереди оказался поворот, и Роберт не справился с управлением, и они улетели с обрыва, прямо в холодную реку.

Джинджер и банда снова ушли. Оскар и Роберт вылезли из воды. Машина Кейси, которую он купил в начале года, уходила под воду. Ему было жалко, но он не понимал, почему Фокс не выстрелил. Кажется, сам Фокс этого не понимал.

***

За тот год был ограблен каждый второй банк в штате. О гангстерах уже слышал весь мир. Правительство безуспешно пыталось их поймать, но с каждым провалом популярность и положительная репутация у бандитов только росли.

Келли. Город средней величины. Солнце было в зените, невыносимая жара. И местные алкоголики (или как их называет Джон – демоны) находились в подпольном салуне на окраине города у одного старого фермера. Обычно там тихо, но в этот раз раздавались выстрелы, а из окон вылетали люди. Послышался удар стекла об дубовый стол, и розочка из бутылки пива оказалась прямо перед лицом хозяина заведения.

– Слушай, дед. Ты, кажется, меня не понял. Мне нужен тот, кто поможет мне. Смекаешь? – Джон стоял с бутылкой прямо перед стариком, пока Владимир сзади раскидывал толпу пьяных людей.

– П-простите, но я не смогу вам п-помочь. Отпустите меня, п-пожалуйста.

Джон вздохнул.

– Дед! Мне нужны те, кто знают тут многих разных мастеров и оружейников, или которые сами такими являются. Я слышал, у вас есть некто по имени Билл Джексон. Знаешь такого?

Старик дрожащим пальцем указал куда-то за спину Джона. Гангстер обернулся. В дверях стоял силуэт мужчины. Он разглядел его: высокий, где-то без десяти сантиметров два метра шатен с шрамом на правой щеке. Он был в тёмных брюках, белой рубашке с расстёгнутыми верхними пуговицами и закатанными рукавами.

– Кто вы такие и откуда? – тот господин схватился за пистолет.

– Я Джон Джинджер, знаменитый грабитель. Вы, наверное, слышали обо мне. Так вот, мне нужны люди. Я верно понимаю, вы Джексон Билл?

– Верно. Идёмте. Хорошо, что вы двое не из МФКСАМ, ахахах, – его смех был не здоровым. Будто он психически болен. Джон слышал об этом, но считал, что это всего лишь слухи. Они сели в машину и отъехали в лес.

– А тебя как зовут?

– Владимир, господин Джексон.

– Владимир? Русский что ли?

– Да, я наследник русского престола…

– ПХАХАХ! Ну да, ну да, конечно! Слушай, я многое знаю, очень многое. И если бы кто-то выжил из семьи императора, я бы точно это знал. Уж поверь мне, – Владимир явно обиделся на это. – За вами охотиться ФБР? Тоже Кейси?

– Да. Он и вас пытается поймать?

– Хах, пытается. За мной охотится такая организация, что это бюро покажется вам букашечкой. Можно сказать, что я враг Вселенной номер один.

«И в правду сумасшедший», – подумал Джон.

– Слушайте, мистер Джексон, для ограблений нам нужны защитные латы из железа, мощное оружие и желательно бронеавтомобиль.

Но Билл ничего не ответил, а только усмехнулся.

Они выехали из леса и приехали в жилой район, усыпанный одинаковыми белыми домами.

– Как Марсианская Утопия. Прибыли, – сказал Билл, припарковав машину у дома, – вот адреса людей, которые вам помогут. Вот этот с оружием, вот этот, возможно, с машиной, а этот с латами. Последний, кстати, тоже русский, – Билл посмотрел на Владимира, который сглотнул слюну, узнав про соотечественника.

– А вы?

– Слушай, вы оба мне сегодня день испортили своей дракой в том баре. Я до сих пор не выпил своего любимого коньяка. А это очень плохо. Поэтому не раскачивай мои и без того расшатанные космическими проблемами нервы и уходи. И забери своего русского громилу.

Владимир проворчал в ответ, и герои покинули того психа.

* * *

Тишину нарушил телефонный звонок. Это снова Оскар приглашал Роберта встретиться. В последнее время Кейси очень занят с Червовой Семёркой и был бы не против отвлечься и развеяться. Что он и сделал. Они встретились на том же месте, что и в прошлый раз. Оскар также сидел на лавочке, только в этот раз он пил пиво.

– Лейтенант, алкоголь под запретом. Вы нарушаете закон.

– И тебе привет. Садись, выпей, – он протянул ему вторую бутылку.

– Спасибо, но я не пью.

– Ой, да ладно тебе. Роберт, хотя бы чуток. Давай.

И Кейси неохотно взял бутылку. Он попытался её открыть, но безуспешно. Тогда попросил помощи у детектива.

– Преступников он поймать может, а пиво открыть нет. Смотри как надо, – и он глазом вскрыл бутыль, – в армии и не такому научат.

Роберт поднёс её ко рту. Запах ударил в нос, и агент поморщил его. После сделал первый глоток и сразу же выплюнул.

– Фу! Мерзость! Как это можно пить?!

– В первый раз? Ну ничего, дядюшка Фокс научит тебя бухать.

– Мне нельзя, у меня завтра работа рано утром…

– Ю!

– Что?

– Похую! Расслабься. К тому же завтра суббота. Нельзя себя полностью отдавать работе. Жизнь у нас одна.

Пиво закончилось довольно быстро, и герои отправились домой к лейтенанту, продолжить пьянку. У него была целая коллекция: от простой водки до элитного вина или коньяка.

– Главное в этом деле не понижать градус и не перебарщивать! – Фокс налил по пол стакану рома. – За нас!

Они чокнулись.

На часах уже было далеко за полночь. А эта пара продолжала пить.

– Мы, значит, выросли с братом на ферме в Миссури. У нас с ним разница почти пятнадцать лет! Хотя, да, я больше на его отца похож, чем на брата. Ну, что поделать, жизнь меня потрепала. Так вот, семья у нас была не богатой. Отец к тому же был контуженным после той войны в Европе. Как там её…

– Великой Войны?

– Да-да, именно. Ну так вот, жили мы, не тужили. Мать была полностью занята на работе, она была швеёй. Всё хозяйство наше было на мне. А также отец-инвалид и брат, который постоянно попадал в разные передряги с этим Гидеоном. Хорошо, что мы его убили в двадцать девятом, ик! ой, я снова отошёл от темы. Однажды, наша небогатая семья накопила денег на новую машину. Правильней сказать, у нас тогда вообще не было машины. Только телега и старая лошадка, которая доживала свой век. И вот, ночью, когда мы уже накопили деньги и собирались утром ехать покупать автомобиль, нас ограбили. Бандиты были вооружены, и они застрелили отца. Забрали все деньги, и мы остались одни. Через некоторое время от горя умерла и мать, и мы с братом остались сиротами. Как раз на его совершеннолетие. Чтобы выбраться из долгов пришлось продать ферму. С того самого момента я решил стать полицейским и поймать всех чёртовых бандитов и засадить их в тюрьму! Но не казнить! Я против этого.

– Но почему? Да, это может и слишком, но вы же в них стреляете. Вспомните тот отель: он горел, взрывались гранаты и в том аду погибали люди. И чем это лучше казни?

Оскар задумался.

– Раньше я также считал. Думал, что они, уничтожая чужие жизни, не заслуживают своей. А потом, в 1927, мне пришлось расследовать одно убийство. И знаешь, кто оказался виновным? Безобидный дедушка, страдающий лунатизмом. Он убил соседа во время сна, то есть неосознанно. Бедняга погиб на стуле, хотя формально он этого не заслужил. С тех самых пор я понял, что казнь – это пережиток прошлого, – он глотнул напитка. – А ты? Почему решил стать агентом? И откуда такое острое желание их победить? При чём ты относишься к ним хуже, чем я.

Роберт тяжело вздохнул и налил себе ещё. На его глазах появились слёзы.

– Я наоборот был из богатой семьи. Моя мать была пианисткой и научила меня игре на фортепиано. Мой отец являлся мэром Боу-Сити и однажды родители отправились в театр. Когда они возвращались, отец предложил прогуляться по городу и прямо в парке на них напал грабитель. Несмотря на то, что он забрал все деньги… – Роберт остановился.

– Я знаю эту историю. Он застрелил их. И с тех пор ты мечтаешь отомстить всем им. Соболезную, – видя тяжелое эмоциональное состояние друга, Оскар снова перевёл тему. – Ты же сейчас охотишься за Биллом Джексоном и его бандой, верно? Расскажи о нём.

– Да что там рассказывать. Ничего особенного. Неизвестно откуда взялся, знает этот город лучше остальных, смог захватить его за год, убив других преступников, а сейчас пропал без вести. Ищем по всей стране, но, наверное, братья того же Капоне отомстили и сейчас этот ублюдок где-то на дне с бетонными башмаками.

– Понятно. То есть точное его прошлое неизвестно? Будто появился из неоткуда, я так понимаю?

– Да, а что?

– Этот Джон Джинджер из той же серии. Он появился из чёртова холодильника, а где родился, сколько лет, и прочая информация отсутствует. Эти двое очень странные ребята.

– М-да, надеюсь, что мы сможем их поймать.

– Я уверен, что мы их поймаем. Тем более ты сказал, что Билл скорее всего мёртв, а значит минус один уже есть, – он протянул стакан. – Ну что, за нас?

Но Роберт не стал чокаться стаканами, а попрощался с Оскаром и ушёл. Через три часа ему нужно было ехать в офис.

* * *

На следующий день Джон и Владимир отправились к нужному человеку. Русскому эмигранту и бывшему зеку Игорю Крысину. Жил этот тип в лесу в небольшой хижине, построенной, видимо, ещё во времена гражданской войны.

– Слушайте, Джонатан, нам нужно поговорить. Я должен сказать…

– Потом. Сначала нам надо договориться с этим чуваком.

Они вышли из машины и подошли к старому маленькому дому. Окна были забиты досками, само здание было под наклоном, крыша неаккуратно заделана чем попало. Тут на весь лес раздался скрип и входная дверь (которая тоже была кривой) медленно раскрылась. На встречу героям вышел человек в противогазе и с ружьём.

– Кто вы такие? Я вас не звать! Идите на хуй! – закричал он и навёл на них оружие.

– Владимир, что он сказал? – поднял руки Джон и попытался максимально дружелюбно улыбнуться человеку.

– В том то и проблема: я не знаю русского языка.

– Что?! Ладно, – он сделал один шаг в сторону человека, – Вы говорите по-английски? Сэр, нам нужен Игорь Крисин.

– Правильно «Крысин»! – ответил ему на ещё более ломаном английском, чем Владимир Игорь. – Пендосы ебаные, – пробормотал он по-русски. – Что вы хотеть? – он опустил пушку.

– Я слышал, что вы прекрасный мастер и можете сделать нам что-то на подобии рыцарских лат.

– От кого слышать?

– От Билла. Что Джексон.

– Блять, – снова по-русски тихо произнёс Игорь. – Ладно, я помогать вам. Только, одна десятая от весь куш мне.

– По рукам.

Игорь снял противогаз. Под ним было мерзкое и старое, усыпанное бородавками лицо. Шрам на левом глазу, и сам белый и слепой глаз только придавали устрашающий вид. У Игоря было только два передних зуба, один из которых являлся золотым. А также жидкие седые волосы, длинной где-то по его шею, в которых были кусочки грязи и разных технических масел. Джон осмотрел его тело. Игорь был в полосатой майке с крестом на шее, висящим на чёрной веревке. Сквозь майку виднелись разные тату, смысл которых Джон не знал. Среди них были голая женщина, горящая на костре и христианский крест.

– Вас надо измерить. Хотя бы рост.

– Да-да, конечно.

– Идите за мной.

Троица зашла в мрачную хижину. Мусор, разные пилы, самогонный аппарат и пара ружей. Игорь взял измерительную ленту. Сначала померил рост Джона – ровно 174 сантиметра. Потом Владимира – 214 сантиметров с половиной.

– Вы двое собраться грабить банк?

– Нет, с нами ещё двое будут.

– Тогда приводить их сюда! Или вы знать их рост?

– Э, да, – Джон был немного растерян. – Делайте один на сантиметров 10 больше, чем у меня и один на, э, – он осмотрелся и увидел Владимира, – во! Отмерьте у Аристократа по грудь, да. Именно так.

– Ладно, приходить через полтора неделя.

– Отлично! С вами приятно иметь дело.

Герои вышли из того жуткого дома, и Джон сразу стал расспрашивать Владимира по поводу случившегося. Его ждал сюрприз, если так можно выразиться. Владимир на самом деле являлся бедным сербом, а не наследником Российского престола, поэтому языка русского он не знал.


Тёмный переулок. Где-то дрались кошки, где-то орали и били посуду люди. Час поздний. Шагая по лужам, Джордж, вечно осматриваясь назад, шёл в неизвестном направлении. Он будто боялся, что его преследуют. Сначала он попробовал алкоголь. Он впервые напился и впервые почувствовал это интересное ощущение. Будто всё вокруг медленное. Тело его шаталось, но несмотря на это, ему понравилось. Потом он попробовал траву и какие-то грибы. Ощущения уже были интереснее. Галлюцинации. Но ему и это приелось. И теперь он шёл к мистеру Хофману. Он зашёл во двор старого жилого дома и постучал в дверь. Дверца слегка раскрылась. Его спросили пароль. «Мир это иллюзия» – произнёс шёпотом он. «Вселенная голограмма» – ответили ему. Дверь раскрылась полностью, и он прошёл. Спустившись вниз в подвал, он оказался в маленькой комнате, где было несколько людей. Все они были в масках. Он знал, что среди них есть этот Хофман, но кто именно? Однако, его это даже не интересовало. Он сначала заплатил, при чём немало. Четыреста двадцать долларов. Действительно очень большие деньги, но он готов был пойти на это, всё ради новых ощущений. Те люди достали из сумки шприц с содержимым едкого зелёного цвета. Игла была длинная и устрашающая. Джордж до смерти боялся уколов, но снова же, ради новых ощущений…

Всё прошло практически безболезненно. Ему завязали бинт и сказали, что в ближайшее время подействует. Ему сразу же сообщили, что находиться там бесплатно он не сможет и тридцать минут стоят около пятидесяти долларов. Это были его последние деньги, но отдал их. Не хотелось оказаться под кайфом на улице. Но ничего не происходило. Тридцать минут прошли и его стали выгонять.

– Так нечестно! Верните тогда мои деньги! – кричал и лез с кулаками Джордж.

– Выпроводите этого ниггера, – один из них сказал это, щёлкнув пальцами. Стало понятно, кто был мистером Хофманом.

Джорджа взяли за руки двое здоровенных мужчин и выкинули на улицу. Делать было нечего, и он побрёл домой. Светало. «Странно, – подумал Джордж, – сейчас около полночи». Ещё странней стало, когда он заметил, что небо не синее, а розовое. Потом стало жёлтым. Потом зелёным. Послышалась музыка. Рок-н-ролл, только это были не его песни. Таких он ещё не слышал. Это был первый уровень.

На втором уровне музыка стала слышна более лучше, будто он находится прямо перед музыкантами. Она была превосходной. Он хотел слушать её вечность. Тем временем он уже не шёл. Он летел. Летел над Парижем, Римом, Москвой. Он видел людей, машины, достопримечательности, которых ранее не видал. Затем он оказался в другом времени. Далёкое прекрасное будущее, где Клак Гердон создал Единое Земное Государство; далёкое прошлое, Марс, где Великий Союз Цивилизаций построил целую утопию. Он облетел всю Галактику и даже оказался в других мирах. Был в Ином Мире, был в мире тарелок, в мире собаколюдей, и в мире, который почти не отличался от ихнего мира, в реальном мире. Он многое осознал. Понял, что он всего лишь персонаж книги малоизвестного писателя, что его ждёт смерть, что всех их ждёт смерть. Он видел будущее, видел сброс атомной бомбы на Нью-Йорк. Видел, как Джон нашёл сундук с золотом и как затем переместился на сто лет назад. Джордж видел дом престарелых на Восточном Побережье, банк в Боу-Сити, изрешечённый пулями автомобиль, бассейн и электрический стул. Он видел, слышал и осознавал многое. И это был только второй уровень.

Последний я уже не могу описать. Человеческий мозг просто неспособен это представить, как смерть. Это не были яркие непонятные галлюцинации, как могли подумать. Это было что-то новое. Зрение, слух, обоняние были не нужны на том уровне. Джордж стал больцманоским мозгом, даже круче.

Не заметя для себя, он оказался в парке. Уже светало. На этот раз небо было обычным. Отходника не было, что порадовало героя. Он собрался подняться с травы, как обратил внимания на руки. Они были в крови. Затем он посмотрел на грудь. Он весь был в крови. Только это не его кровь. Повернув голову, Джордж увидел тело неизвестного. Оно лежало на земле без головы, недостающая часть находилась рядом. Но самое загадочное и непонятное: она была не отрезана и не отрублена, а оторвана. Джордж какими-то сверхъестественными силами смог оторвать её. Он убил человека, обезглавив его голыми руками, будучи под наркотическим опьянением. Джордж – это не Владимир, он не смог бы этого сделать. Силы ему дало то вещество. Недолго думая, он вскочил с земли и побежал прочь. Он не помнил куда и сколько бежал, но в итоге вернулся домой. Помылся, грязную одежду спрятал, а после налил себе. Он не помнил трип: ни музыки, которую слышал, не видений, не тем более разных мыслей. Он вернулся тем же Джорджем.

Той же ночью рыжий симпатичный парень шёл вместе с своей дамой. Неожиданно для Фокса младшего, к нему в гости прибыла Анна. Она была зла, что он обманул её и вместо Москвы уехал в Келли. А узнала она об этом по телефонному разговору: Чарльз сам проговорился. И теперь для того чтобы искупиться, Лис провёл для неё романтическую ночную прогулку по городу. Но вот только Анне было мало. Она хотела, чтобы следующим вечером Чарли сводил её в ресторан. Грабитель банков не мог отказать, тем более для него это были небольшие траты.

Практически на рассвете Чарли вернулся домой. Анну он проводил до гостиницы и сейчас курил сигарету. В их съёмной четырехкомнатной квартире почти все спали. Тут кто-то открыл дверь ключами, с явно трясущимся руками. Это был Джордж, но Чарли не обращал на него внимания. Он заметил конверт на столе. Письмо было адресовано Алексу Камски. Лис понял, что ничего хорошего оно не предвещало. Содержание его огорчило и даже разозлило. Беатрис, другая жертва его романтических похождений, собралась приехать к нему в Келли. В письме она написала, что приедет через два дня, но учитывая, когда письмо было написано, прибыть она должна была уже днём.

– Твою ж мать, – тихо, будто вздыхая, произнёс Чарли.

– Что случилось? – спросил Джордж, вытираясь полотенцем. Он только что помылся, и чтобы отвлечься от мыслей про трип, решил поговорить с Лисом.

– Да, одна моя девушка сегодня ко мне приедет. Вот только откуда она узнала, что я здесь, в Келли?

– А это случайно не та девушка с Техаса?

– Она. А что?

– Да так, ничего, – как-то Беатрис подолгу названивала Чарли, что взбесило Джорджа, который в тот момент был нетрезв. Поэтому он взял трубку, назвал девушку сукой, сказал больше сюда не звонить и добавил: «Чарли сейчас занят важными делами здесь, в Келли!».

Полдень. Квартира зашумела. В гостиной обсуждали планы Джон и Владимир.

– Значит, сегодня едем к этому Генри Миллеру. Если тот псих не обманул, то он даст нам пушки. А потом отправимся к вот этому человечку. Он добудет бронеавтомобиль. И ещё нам нужны два-три сообщника на отдельной машине для отхода.

– Джонатан, зачем нам это всё? Это же обычный банк.

– Жопой чую, что там будет замес. Поэтому это всё будет нужно.

– Сука! Сука! Сука! – кричал на всю квартиру только что проснувшийся Чарли.

– Что случилось?

– Я проспал! Мне срочно нужно в ателье забрать костюм.

– У тебя очередное свидание, Ромео? – и тут Джон увидел знакомое выражение лица, говорящее всё за хозяина. Джон, осознав всю ситуацию, сразу же залился громким смехом. – ПХАХАХ! Лузер! А тебе говорил, чем эта вся три-ада кончится.

– Молчи! Лучше скажи где мои брюки.

– Вон они, – он указал на стул, – и что ты собираешься делать? Хочешь провести несколько свиданий в одно время и при этом чтобы никто из них не узнал? – он снова увидел говорящее лицо, полное безвыходности и тревоги. Джон снова засмеялся: – Мы же с тобой оба прекрасно знаем, что этот план накроется большой волосатой пиздой.

– Иди ты! – Чарли наконец оделся и сбежал из квартиры.

В другом углу сидел, о чём-то задумавшись, Джордж.

– Эй! Алкаш, а с тобой что?

– А? Джон? Нет, ничего. Я пойду, наверное. Хотя нет, останусь. Спокойной ночи, – и он ушёл к себе в комнату.

– Какой-то он странный сегодня. Будто человека убил.

– Он всегда такой, Джонатан. Ну что, поедем к тем людям?

Владимир и Джон встали с дивана и отправились по делам.


Смеркалось. Анна стояла у отеля, ожидая возлюбленного. Она недовольно смотрела на часы: Чарли опаздывал на двадцать минут. Наконец-то из-за угла появился Роллс-Ройс. Он остановился прямо перед ней, Чарли вышел оттуда в новом шикарном костюме и открыл Анне заднюю дверь. Она поприветствовала его и села внутрь.

– Артур! Почему я должна тебя ждать? Ты и так виноват передо мною. И почему на этом автомобиле следы от пуль?

– Прости милая. А следы эти… я как-то попал в эпицентр перестрелки между полицией и гангстерами. Вот и словил пару пуль. Тебе нравится этот город? Правда красивый?

– Не очень. Кеннеди будет симпатичней и уютней. А это вообще деревня.

Чарли нервно усмехнулся.

– Ладно. А как у тебя в принципе дела? Как семья?

– В принципе, нормально. Если не считать, что меня обманул парень, и он в принципе не знает ничего о моей семье.

– Слушай, Беа-Анна. Анна, извини меня.

– Зачем ты соврал мне?

– Просто…

– Что просто?

– Э, ну я уже вернулся из Москвы. Я там долго не задерживался. Мне не понравилось. Амстердам, в котором я был после, гораздо лучше.

– Так ты и в Амстердаме был?! И мне ничего не сказал? И даже сувенир не привёз?

– Я…

– Что? Наверное, ты там гулял по улице красных или как там её фонарей, да? И всяких шлюх трахал, я права?

– Нет, ты что? Я же тебе ни за что бы не изменил. Ни с кем бы. Ты ведь настолько прекрасна, и ты у меня одна.

– Правда?

– Да. Я не прав, что не сообщил тебе о возвращении в штаты, прости ещё раз, и сегодня я попытаюсь искупить свою вину, так что готовься к лучшему свиданию в своей жизни! А вот и ресторан.

Несмотря на то, что город не имел выход к морю и до ближайшего морского пляжа было несколько сотен миль, в Келли популярность имел ресторан с морской кухней. Анна очень любила рыбу и Лис знал об этом. Поэтому и выбрал это место. Всё свидание он был взволнован и постоянно отвлекался на часы. Будто опаздывал.

– Артур! Хватит! Ты куда-то спешишь?

– Что? Нет! Милая, нет! Я просто… Просто я вспомнил, что моему другу, тому бородачу нужна помощь. Прости меня, мне нужно идти.

– Что?!

– Я постараюсь как можно скорее вернутся. Люблю тебя!

Он встал из-за стола и выбежал из ресторана, чуть не столкнувшись с официантом. Анна же осталась недовольно доедать свою рыбу.

Нужно было спешить к Беатрис. Она ожидала его у себя в квартире. Он купил ей бутылку хорошего вина и поехал к ней. Беатрис была очень рада гостю. Она для него изготовила праздный ужин: её знаменитая жареная индейка с картофелем по-деревенски. Беатрис бросилась на любовника, когда тот пересёк порог квартиры. Настолько сильно она скучала по нему. Картошка с индейкой просто таяли во рту. Чарли не смог описать словами восторг и прелестный вкус блюда. Он очень был благодарен ей. В отличии от Анны, Беатрис вовсе не злилась на Чарли. Все эти выяснения отношений портили бы вечер. Да и времени и нервов на них тратилось не мало. Беатрис считала, что женщина всегда должна подчиняться своему мужчине; что она просто не может существовать без него. Поэтому и не держала зла на него. Тем более Чарли её не обманывал, никогда. Ну или по крайней мере так думала сама Беатрис. Свидание кончилось страстным сексом, а после вечерней прогулкой по городу. Чарли купил своей возлюбленной букет роз. Она наслаждалась запахом цветов и любовалась ночным небом, в то время как Чарли осознавал, что недостоин её.

Они медленно шли по улице, наслаждаясь компанией друг друга, когда Чарли заметил впереди знакомый силуэт. Это расстроенно шагала Анна. Чарли в ту же секунду резко развернулся и повернул с собою Беатрис.

– Что случилось, Алекс?

– Тсс! Идём как шли, только в другую сторону.

– Адам Рэббит? Это ты? – в другой стороне перед Чарли стояла третья его девушка Аманда.

– Привет, Аманда. А ты что тут делаешь?

– Я прибыла сюда к дяде. А ты тут откуда. И кто это рядом с тобой.

– Это моя сестра! – не подумав ляпнул Чарльз.

– Что? Я для тебя сестра? – возмутилась Беатрис.

– Артур?! Я тебя ждала в том ресторане полтора часа, а у тебя вот какие дела? – присоединилась Анна.

– Анна! Это не то, о чём ты подумала.

– Да? А что это? Давай, выдумывай ещё одну небылицу?

– Кто это, Адам?

– Адам? Тебя же зовут Алекс.

– Дамы, успокойтесь! Я всё объясню.

Тут послышался гул двигателя и перед ними появился бронеавтомобиль, из которого высунулся Джон и позвал его по настоящему имени.

– Чарли?! – в один голос удивились три девицы.

– Э, мне пора. Надеюсь, что мы с вами больше не увидимся! Адью! – и он запрыгнул в машину, оставив девушек одних.

Транспорт для ограбления был готов. Этот мощный грузовик хотя и не был быстрым, но надёжным. К тому же как уже говорил Джон, планировалось найти ещё двух сообщников, которые бы были на машине для отхода. И следующим днём он как раз поехал бы к двум братьям, нуждающимся в работе.

Квартира снова оказалась пустой. Где был Джордж Лиса не интересовало. Он винил себя. Чарли хотел отношений, как у всех, но его толи эго, толи ещё что-то всё портило. Он не хотел всего этого. «Быть может, если бы я был более сдержанным, у нас с Анной всё получилось бы?». Он пробыл в квартире до обеда, а после решил прогуляться. Бродил ещё неизвестное количество времени, раздумывая над собой. Он будто находился в другом пространстве. Не заметя для себя, как тело привело его в кафе. Он уселся за одиноким столиком и стал ждать, когда ему принесут заказ. И тут к нему подошла красивая блондинистая девушка.

– Добрый день! Что будете заказывать?

– Что?.. А, одну чашку кофе и сэндвич с ветчиной.

– Хорошо, – она быстро записала левой рукой заказ в блокнот и скрылась из вида.

«Хм, левша. Симпатичная» – подумал Чарли. Заказ принесла та же девушка. Он поблагодарил её и принялся за трапезу. Правда, в этот раз ему мешали мысли уже о той официантке. Он понял, что она нравится ему, но ему стало очень стыдно. Стыдно перед другими девушками. Он, не покончив с сэндвичем, покинул заведение, оставив чаевые в размере двадцати долларов.

На следующий день Чарли ещё раз пришёл туда. Его привели не сэндвичи и не вкусный кофе, а та незнакомка. Он подошёл к барной стойке, рядом со входом на кухню и стал ждать её. Наконец она явилась перед ним: она не была в шикарном богатом наряде, как предыдущие дамы, а в обычном синем платье в белую точку. На голове у неё был пучок волос, обмотанный красным платком. Её улыбка сияла. А ямочка на носу сводила с ума Лиса.

– О, знакомое лицо! Я вижу, тебе здесь понравилось! – её звонкий голос раздался на всё кафе.

– Здравствуйте. Вы очень мне понравились вчера. Могу ли я узнать ваше имя? Моё Чарли.

Она явно смутилась, но не растерялась:

– Ого, жених что ли? Ну ладно. Меня зовут Эбигейл. Я вижу, ты тут недавно?

– Вы правы. Я… – он понял, что рассказывать всю правду здесь не стоит, – могу ли вас пригласить сегодня на ужин в один из ресторанов города?

– Что? Свидание? Так быстро, Чарли? Знаешь, я не против. Вот мой номер, – она протянула клочок бумажки, – я буду свободна завтра, звони после шести.

– Прекрасно, Эбигейл. Тогда, до скорой встречи!

– До свидания, Лисёнок!

И Лис с приятным чувством ушёл из того кафе.

Через сутки у них прошло свидание. Я не стану подробно его описывать, так как оно очень похоже на предыдущие. Я только подмечу, что для Эбигейл оно было первым, а для Чарли, а чёрт его знает. Эбигейл не являлась очень талантливой, как предыдущие девушки. Но она была простой, чем и понравилась Лису. Без бессмысленных понтов, но с мечтами. Быть счастливой, любить близкого человека, доверяться ему. Лису такая мечта показалась настоящей. Она не бросилась к нему в постель при первой возможности, даже ему отказала в этом. Он удивился и влюбился ещё сильнее. Она была женственной, но могла дать отпор и даже послать на три буквы. Предыдущие девушки видели красивого рыжего незнакомца с деньгами. Их не интересовало кто он и откуда имеет деньги. Эбигейл же увидела Чарли Фокса, человека с богатым внутренним миром. Ах, да. Лис сам ей признался кто он. Рассказал о Джоне. О всех ограблениях. О своём брате и о готовящимся деле. Она удивилась, даже немного испугалась. Но доверяла ему. Другие бы бросили его и сообщили о нём полиции. Но Чарли знал, что Эбигейл не способна на такое. Они стали встречаться, если так можно выразиться. Он делал ей подарки на работе и предлагал бросить всё и уехать вместе с ним. Она же прямо выражалась, что не может бросить семью и украденные деньги ей не нужны. За то время пока банда была в Келли, Чарли подарил ей то кольцо пирата и потратил достаточно денег на Эбигейл, не понимая, что она не такая как другие девушки. Не знаю, зачем он это делал. Расстанутся же скорее всего после уезда, я так думаю.

Проходит неделя. Практически всё готово для дела. Осталось только дождаться, когда Игорь доделает четвёртый костюм, что для Джорджа. Кстати, о Джордже. Всё это время он пытался судорожно вспомнить ту ночь, когда вколол наркотик и надеялся, что полиция его не найдёт. Местные детективы не такие упорные, как Оскар, и поэтому забросили это дело. В то время в городе орудовал маньяк, отрывающий головы людям. Это дело и списали на очередное его убийство и закрыли. Вот только Джордж не знал об этом. Его мучили кошмары. Он боялся, что за ним следит каждый житель города и вот-вот сдаст его полиции. Всему есть конец и терпению бедолаги тоже. Он отправился в ближайший участок, где во всем признался. Участок был небольшой и дежурил в то время там только один шериф. Он уже хотел отпустить домой Джорджа, ведь маньяка только что поймали в другом месте, но увидел на доске объявление о розыске банды Джинджера, где была фотография Джорджа. Сообщник Джона сам пришёл к нему, вот это удача! Шериф обрадовался этому и посадил его за решётку, а сам позвонил в ФБР. Полицейский уже предвкушал, как его повысят, о нём начнут писать статьи, и он прославиться на всю страну. Он так этому был рад, что не узнал самого Джона. Откуда в том участке Джинджер? Гангстер задавил гуся, и хозяйка устроила скандал. Бандит хотел дать ей выкуп, но она стояла на своём и требовала отправиться к шерифу. «У него нужно забрать водительские права!» – кричала шерифу женщина. Полицейскому было уже наплевать на гуся (он поймал опасного преступника, какой гусь!), он выписал какую-то бумажку и выдал потерпевшей. Она язвительно со всеми попрощалась и покинула участок. Гангстеры уже собирались тоже уходить, пока их не опознали, но Джон увидел Джорджа. Сначала он был зол на него, потом пожелал ему удачи и собрался уходить. «Так ему и надо» – думал Джон. Но в итоге ему пришлось спасать друга. Он взял топор на улице, подошёл со спины к шерифу, который копался в бумагах, замахнул руку за голову и со всей силы ударил полицейского в затылок. Тот только успел выпустить тихий стон из уст и сразу же упал на пол. Алая кровь полилась из головы.

– Он, конечно, не старуха, но и вас зовут не Родион, – усмехнулся Владимир, смотря на эту жестокую картину.

– Да-да, конечно, – тихо произнёс Джон. Когда-то он был в шоке от поступка Гидеона, убившего того полицейского, а теперь он и сам это совершил.

Пошарив в карманах, Джон достал ключи и высвободил Джорджа. Расспрашивать времени не было, и все они покинули участок.

Джон в тот день был в ярости. ФБР знают где они. Оттягивать день Х уже нельзя. В тот же день они с Владимиром и Чарли забрали доспехи. На Джорджа не был готов, но ему уже не нужно было. И утром совершили налёт.


Крики. Выстрелы. Страх. И три джентльмена с автоматами Томпсона. Полиция уже спешила к банку. И не только она. В штабе федерального бюро тревога: Оскар и Роберт с тремя дюжинами машин, в каждой по 3-4 агента спешили туда. Буквально за считанные минуты вокруг небольшого здания, как грибы, появилось столько машин и столько заряженных стволов, что и дураку было ясно – бандитам не спастись. Вот только там были не какие-то грабители, а Джинджер и его банда. «Я же говорил, что будет мясо» – сказал Владимиру Джон, надевая латы.

– Им уже не спастись. Я бы на их месте сдался сразу же, – гордо говорил Роберт.

– Моего брата просто так не убьё… ТВОЮ МАТЬ! ЛОЖИСЬ! – он опрокинул Роберта на землю. Агент поднял голову и увидел, что там, где только что стоял их автомобиль, оказалась горящая груда металла.

– Что произошло? – прогремело ещё несколько взрывов.

– У них гранатомёты. Серьёзно подготовились.

Тем временем Джон и Владимир зарядили пулемёты и открыли огонь. Пули пробивали автомобильные двери. В первую же минуту погибла треть полицейских и агентов. «Странно. Сейчас я убиваю столько людей и ничего. А одно убийство шерифа топором меня шокировало».

Тут наконец-то закончил с деньгами Чарли, надел свой костюм и присоединился к мясорубке. Людям отрывало руки от взрывов и раздробляло головы от бронебойных пуль. Кто-то сгорал заживо в машине, ведь летели не только гранаты, но и зажигательные смеси. Оскар с Робертом находились на безопасном расстоянии. Агент всё пытался вырваться от крепкой хватки лейтенанта, схватить автомат и побежать ко всем, но Фокс не отпускал его.

– Отпустите меня! Я не погибну, а если и умру, значит такая моя судьба. Они же ведь уйдут.

– А вот и нет! Ты будешь здесь со мной. К тому же ты сам сказал, что им не спастись. Просто наблюдай.

В это время герои прятались за своим Роллс-Ройсом, в котором следов от пуль было больше, чем видимых с Земли звёзд. Их боеприпасы кончались.

– Ну и где Джордж? – кричал Чарли Джону.

– Вот-вот должен появиться.

Тут все выстрелы и взрывы затмил жуткий, похожий на рёв монстра, звук. Земля содрогалась при приближении его. Некоторые стали креститься, ожидая увидеть настоящего зверя. Но оказалось ужаснее: по дороге мчался, всё и вся сбивая бронеавтомобиль, за рулём которого находился Джордж. Под колёсами давились раненые и просто зеваки. Он остановился перед бандой, загородив её от огня. Толстая железная дверца раскрылась, где стоял Джордж, до конца, не веря в происходящее. Вся троица вмиг погрузилась внутрь, и они стали уезжать. Да, со скоростью сорок километров в час, не очень быстро, но для такого транспорта это являлось максимумом. Оскар и Роберт наблюдали за всем этим, не веря своим глазам. Только через пару минут, как бандиты уехали, Роберт сообразил и прокомандовал следовать за ними.

Хотя бронеавтомобиль был не быстр, он имел турель. Недостаток её был в том, что нужно её поворачивать самостоятельно, а из-за веса это мог бы делать только кто-то сильный. Например, Владимир. Ему также помогали и стреляли из щелей Чарли и Джон. Как и планировал Джинджер, через полчаса хвост от них отстал. Впереди появился автомобиль для отхода с сообщниками, но из-за поворота появились Оскар и Роберт. «Опять они?! Как же эта парочка меня заебала!» – подумал Джон. Из-за них останавливаться нельзя. Пришлось делать пересадку на скорости. Машина сообщников притёрлась к грузовику. И как с поездом, они стали перекидывать заработанное. Мешки кончились. Пересел Чарли. Потом слез с турели Владимир и также перепрыгнул в автомобиль. Остались Джон и Джордж.

– Прыгайте, Джон! Мы с Чарли прикроем. Оставьте этого алкоголика!

– Нет! Я последний!

Джон прошёл к Джорджу.

– Так, давай я возьму руль, и ты прыгнешь. Потом я…

Но тут машина на что-то наехала и покатилась с обрыва, сделав несколько переворотов. Джон очнулся, лежа на потолке. Выбравшись наружу, он понял, что все уехали, а они оказались посреди леса.

– Что на тебя нашло? – он подошёл к выбравшемуся водителю. Но почуял от него запах перегара. – Ты опять выпил? Блять, ты уже достал. Владимир был прав.

– Джон, Джон! Прости. Я. У меня стресс с последними событиями.

– Какими событиями? Из-за тебя ФБР нашли нас! Ты давно уже являешься для нас обузой, а не бесценным помощником, каким был раньше, – он достал пистолет. – Пора с этим прекращать. Сегодня я уже стольких убил. Ещё один ничего не изменит.

– Нет, прошу тебя!

Тут появился автомобиль с остальной бандой.

– Ладно. Но обещай мне, что со всем этим ты завяжешь. Навсегда.

– Хорошо! Хорошо! Обещаю, я теперь ни буду ни пить, ни курить, ничего не употреблять.

Они сели в машину и уехали все вместе оттуда.

Глава XII. Откровения русского

Сегодня Оскар опросил трёх дам. Они не дали никакой ценой информации, он узнал только, что они все встречались с Чарли и расстались с ним за несколько дней до ограбления вечером. Роберт опрашивал разных случайных свидетелей, но их показания также были бессмысленны. И когда надежда была потеряна, к ним пришёл один мужчина. Он утверждал, что располагает информацией, ценной для следствия. Его внешний вид и акцент вызывали недоверие у героев, к тому же этот мужчина просил немаленькую сумму за это.

– Как вы говорите, вас зовут?

– Игорь Крысин. Может уже хватит узнавать мой имя и перейди к делу?

– Мистер Крысин, вы хотите десять тысяч долларов?

– Да.

Роберт посмотрел на Оскара, ожидая от него ответа. Тот кивнул головой.

– Ладно. Мы действительно дадим вам деньги за информацию, если она покажется нам важной.

– Он охуеть какой важный для вас. Я знать, куда поехать эти бандиты, – агенты приковали взгляд к мужчине. – Вот только я хотеть, чтобы с меня снять все обвинения и вычеркнуть все преступления, которые я совершить. И предоставить мне паспорты, документы и политическое убежище, здесь, в Америка.

– А не обнаглел ли ты? Роберт, он может нам соврать ради своего же блага!

– Тихо, лейтенант. По рукам. Я готов на всё, чтобы поймать их.

– Роберт?!

– Тихо, лейтенант, – усмехнулся уже Игорь. – Я делать им защитный доспехи. И когда они прибыть за ними, за день до ограбления, один из них, что рыжий, проговорился. Сразу видно, что он болтлив. Язык его – враг его. Такие люди ненадёжны. Когда-то быть у меня знакомый, тоже с длинным языком…

– Давай к теме! Куда они уехали?

– Да, мистер Крысин, не отвлекайтесь.

– А вы ещё сами не догадаться? Боу-Сити. Они ехать туда. Можете перехватить их по дорога, или уже в город. Я на вашем месте поднять на уши весь город, но при этом чтобы они не заметить этого и во время очередного дела…

– Да-да! Мы сами знаем. Хлопнуть их во время ограбления. Уж поверь моему опыту, Крысин, это не так уж легко сделать.

– Лейтенант! – Роберт повернулся к Фоксу, затем снова к мужчине. – Игорь, мы благодарим вас за сотрудничество. Деньги, документы и статус убежища вы получите в скором времени. До свидания.

– До свидания, – язвительно улыбнулся русский и покинул кабинет.

– Что будем делать? Прошли уже сутки, они могут быть в штате, если вообще не в самом городе. Может, Игорь прав?

– Ну да, конечно. Этот пьяный русский говнюк прав. Хм, Роберт, может будем всем беженцам раздавать гражданство и политическое убежище? С чего им вдруг возвращаться туда? Это самый глупый вариант, я бы ни за что так не сделал, ведь это очень банально!

– Вот именно! Чарли знает, как вы мыслите, наверное, он и предложил остальным уехать туда. Это как прятать предмет на самом очевидном месте, где точно никто не будет искать.

– Да, это в его духе. Звони в Боу-Сити, предупреди их, что к ним едут опаснейшие грабители. Их костюмы негодны с прошлого ограбления…

Тут речь Фокса прервал другой агент, вбежавший в кабинет. Он громко дышал, видимо, бежал до них.

– Агент Гук, что случилось?

– Агент Кейси, Фокс. Только что доложили, что в Сент-Луисе в одном из казино был пойман Владимир Романов.

– Что?! – в один голос удивились агенты.

– Он как всегда завязал драку, причины её и подробности не уточняются. Но после этого, когда уже вызвали полицию, Аристократ попытался покинуть здание и сбежать, но его быстро поймали. На днях пройдет судебное заседание.

– Они будут без этого Владимира. Теперь-то шансов у них нет, – улыбнулся Фокс.


Судебный зал. Суд присяжных. Много людей и журналистов, и неспроста. Пойман Владимир «Аристократ» Романов, один из членов банды Джинджера. Знаменит своей силой и якобы причастен к русской царской семье. Его адвокат, которого Джон сам нашёл, на протяжении часа пытался доказать невиновность Владимира. Но всё, что он смог, это смягчить приговор с двадцати до пятнадцати лет. Тут судья дал слово самому обвиняемому. Последняя надежда. Владимир встал в полный рост (рядом с низким адвокатом он выглядел особенно гигантским), оглядел весь зал ухмылкой и начал свою речь на не самом лучшем английском языке:

– Доброго день господа присяжные, судья, журналисты и агент Кейси и Фокс, – он поворачивался ко всем, кого назвал. – Вы наконец поймали меня. Но вот только я не Джон Джинджер. На самом деле не завидую ему. Я получу всего лишь пятнадцать лет, но он скорее всего пожизненное, если не электрический стул, – он посмотрел куда-то в толпу. Так казалось судье, присяжным, Фоксу и Кейси. Но на самом деле он смотрел на Джона. Да, он там спокойно сидел и не боялся, что его найдут. Ведь как известно, то что спрятано под носом не ищут.

– Владимир, мы вам дали слово, чтобы вы не о Джинджере говорили.

– Забавно, но меня на самом деле зовут Лука Вуйович. Я серб. Но ладно, это всё лирика. После дела в Келли, нам всем нужно было отдохнуть. Мы только что обыграли смерть и выбрались из настоящего ада. Лейтенант Фокс и его помощник Кейси подтвердят это. Так вот, мы прибыли сюда, в Сент-Луис. Я фанат азартных игр, а тут недавно открывалось казино. Я посчитал, что это прекрасное место для отдыха. Кстати, там были все мы.

– Кто мы?

– Господин судья, вам разве не ясно? Я, Джон, Чарли. Ах да, и этот алкоголик-наркоман Джордж. Вся наша банда, – цепи звенели на его руках при рассказе. – Вскоре остальные ушли спать, сами понимаете, весь день в дороге, устали. Ну а я остался играть дальше. Мне безумно везло. И вы не представляете: в покере у меня собрался флэш-рояль! Это самая сильная комбинация карт, если кто не знал. И весь банк я забрал себе (самый лёгкий банк, который я когда-либо брать). Единственное, что мне не повезло: деньги я выиграл у жадного и тупого мафиози. Какой-то там кузен уже покойного Капоне. Он натравил на меня своих людей. Завязалась драка. Я бы разнёс всех их, но вы сами знаете, что итальянцы часто носят с собой ножи. Какой-то подлец вонзил в мою спину нож. Я оказался ранен и мне пришлось бежать оттуда. К тому времени уже вызвали полицию. Ну а дальше вы сами знаете. Я пытался убежать, но увы и ах, не получилось.

– Вы всё?

– Да, – он сел.

– Господин Романов, или же Вуйович. Вы признаётесь, что совершили такие преступления, как ограбления в Джаз-Сити, Кеннеди, Техас, Дастин и Келли, а также ряд других мелких ограблений и более двадцати пяти случаев нарушения правопорядка и устройства крупных драк? – Джон присвистнул от удивления.

– Да. Всё именно так, господин судья. Я сожалею о случившимся и надеюсь, что тюрьма воспитает меня.

Через некоторое время наконец был принят вердикт и объявлен приговор. Пятнадцать лет в тюрьме округа Гук.

***

Джон последний раз был в Боу-Сити в 1925, когда переместился во времени. Город часто встречал «с теплотой» гостей. Вспомнить только Билла, или того же Джона, когда его сразу же поймали и посадили. Этот визит не был исключением. Они удирали от дюжины полицейских машин на небольшом купе. Бак был пробит и топливо заканчивалось. Первое неудачное ограбление. Когда один из сотрудников протягивал мешок с деньгами, он врезал в лицо Джону, а сами купюры закинул на верхний этаж. Другой же включил сирену и весь департамент надвигался к банку. Если бы такую же подготовку банки и полиция имели всегда, Семёрке не удалось бы совершить своё знаменитое дело через пару месяцев, в канун Рождества.

Патроны также кончались, а на заднем сиденье истекал кровью Джордж. Из-за того, что он завязал с наркотиками, у него началась сильная дрожь в руках. Его организм требовал новую порцию. И когда случилась облава, он не смог подстрелить ни одного, зато в него попало целых пять пуль. Чарли управлял машиной и одновременно отстреливался от хвоста. Он держался за жизнь обеими руками. В то время как Джон потерял всю надежду и просто любовался красотами.

– Сегодня прекрасный день, не так ли? – его спокойный голос не вязался с ситуацией. – Будешь имбиря? У меня осталось немного.

– Ты издеваешься, Джон?! – он заметил съезд с дороги и свернул туда. Дальше они мчались уже по лесу. – Я спасу нас всех!

– У всего, что имеет начало, есть конец. Наши приключения тоже. Я рад, что грабил с тобой банки. Джордж, даже тебе рад. Спасибо вам, парни.

Ещё один резкий поворот. И от них оторвалась ещё одна машина.

– Джон! Хватит!

– Чарли, я бы на твоём месте следил за дорогой, – он указал на дерево, в которое они врезались через пару секунд.

Джинджер открыл глаза. Перед собой он увидел треснутое от его головы лобовое стекло. Огляделся. Та же машина. Он потрогал своё лицо. Вроде не покалечено. Выбрался на улицу. Ноги-руки не сломаны. Он жив. ОН ЖИВ!

– ЧАРЛИ МАТЬ ТВОЮ! ДАЙ ТЕБЯ РАСЦЕЛУЮ, ЛИС РЫЖИЙ! ТЫ СПАС НАС, ПОНИМАЕШЬ? – его радости не было границ. – ПОСОСИТЕ КОПЫ! НАС С ЛИСОМ НЕ ТАК ЛЕГКО ПОЙМАТЬ! А я верил, верил и знал, что мы спасёмся, да! Мы оторвались от них, и мы живы, круто!

– Хватит радоваться. Помоги мне лучше достать Джорджа, – он отодвинул кресло и достал раненое и практически неживое тело. Джордж захлёбывался в собственной крови.

– Я… я не могу идти дальше, – он с трудом произнёс эти слова.

– Блять. Джордж, нет, ты встанешь у меня и пойдешь, сукин ты сын! Ты меня понял.

– Джон! Он смертельно ранен. Он не сможет идти. Всё.

На глазах Джона появились слёзы. Он посмотрел на ещё живого Джорджа.

– Он прав, Джон. Это… мой… конец, – плакал умирающий. – Я жалею о многом. О зависимостях. О матери… которой не помог. Не повторяй моих ошибок. Я страдал и наркоманией, и алкоголизмом, но самая страшная зависимость – это грабежи. Мы с тобой не можем без них. Но… Я видел… электрический стул, Джон. Если ты не прекратишь с этим и не заляжешь на дно… – его глаза погасли.

Джон сглотнул, смотря на уже мёртвого Джорджа.

– Нам нельзя его тут оставлять.

– Но придётся, Джон. Идём, пока нас не нашли.

Джон закрыл глаза погибшему и пошёл за другом.

* * *

Рождество. Прошло полтора месяца со смерти Джорджа. Герои заселились в мотеле у дороги, в ста километрах от Боу-Сити.

– Чарли, я не могу вас прокармливать целую вечность!

– Ну почему же, мистер Докинз? Я готов всегда тут работать за крышу над головой. Вы же знаете, мой друг находится в глубокой депрессии и нам негде жить.

– Плевать! Слушай, в январе я планирую закрывать мотель и переезжать со всей семьёй на Аляску. Тут стало небезопасно из-за гангстеров. Поэтому, у вас осталось около двух-трёх недель. Что с вами будет в дальнейшем мне наплевать! Ищите работу, снимайте квартиру. Мне пох…

– Я понял, мистер Докинз, я понял.

Тут вошли две девушки. Невысокая блондинка и её длинная рыжая подруга. Они были безумно счастливы, будто только что ограбили банк. Кстати, все газеты и радиостанции трубили о дерзком ограблении Червовой Семёрки, банды, которую считали распавшеюся. Хозяин мотеля, с которым только что общался Чарли, выдал им ключ, и они поднялись наверх и занесли некие сумки. Чарли хотел им помочь, но блондинка его послала на три буквы, ответив, что они справятся сами. Номер девушек располагался напротив номера героев. Когда Чарли вернулся к Джону, он увидел бесчувственное тело друга. Тому было наплевать на всё, он готов хоть сейчас сдаться Оскару и Роберту. Но Лис ему не позволял это сделать. «В чём смысл, Чарли?» – то и дело повторял он. В это время Лис долго раздумывал. Он догадывался, кем являются те девушки и решал, стоит ли с ними знакомиться. Наконец-то решение было принято, и он уже стучал к ним в дверь. Её открыла рыжая высокая девушка и приятно улыбнулась ему.

– Здравствуйте, Я Чарли Фокс и я бы хотел познакомиться с вами.

Глава XIII. Гангстеры тоже умеют дружить и любить

Июльский вечер. Где-то пели птицы, жужжали пчёлы, были слышны лягушки с пруда. На детской площадке играли дети. Среди них была одна рыжая девочка, что не любила все эти девчачьи игрушки и вещи. Точнее, любила, но ей не нравилось это. Она там была не одна такая. Другая необычная девочка заметила её и решила познакомиться.

– Пливет! Я Хелен Беллоу. А тебя как зовут?

– Моё имя Джулия Паркер.

– Клуто! Давай длузить!

– Дружить? Оу, – Джулия оказалась смущена, ей никто прежде не предлагал играть вместе. Боялись, – ты не боишься меня?

– Нет, а чего мне бояться тебя. Ну так что?

– Д-давай.

Так началась их дружба. Через несколько дней они сговорились, и Джулия принесла отцовский револьвер и прибыла на велосипеде, а Хелен большой дырявый грязный мешок и самодельный томми-ган из дерева. Они обменялись оружиями и начали игру.

– Всем луки вверх! Это олгабление! – кричала Хелен, тыкая в других детей оружием.

– Правильно «ограбление», – поправила её Джулия.

– Пофиг! Быстло гоните деньги! И молозеное!

Дети испугались девочек и с плачем покинули песочницу.

– Это было легче, чем я озидала. Эй, Джей, нам нузно соблать все деньги в мешок, пока копы не плибыли! – Хелен улыбнулась, и можно было увидеть, что у неё отсутствовало двое передних молочных зубов.

– Будет сделано, Эйч!

И девочки с радостью стали зачерпывать песок в старый рванный мешок.

– А вот и полиция! – громко, почти крича сказала Джулия, увидев гневных родителей других детей.

– Быстлее уходим! О нет, деньги высыпаются из мешка!

Девочки уже хотели угонять от вымышленной полиции на велосипеде, Джулия была за рулём, еле дотягиваясь до педалей, поэтому ездила на нём стоя, а на сиденье с мешком песка сидела Хелен, но тут раздалось на всё округу знакомое и пугающее: «Джулия Элизабет Паркер!». Это был её отец. Его грозные рыжие усы и клетчатый костюм пугали.

– З-здлавствуйте, мистел Палкел… – начала с улыбкой Хелен.

– Молчи! Научись сначала разговаривать, мерзавка! Не подходи к моей дочери. И что это у тебя? Это… МОЙ РЕВОЛЬВЕР?! Живо отдай! Джулия, а ну иди сюда.

– Да, папа, – покорно сделала это девочка, кое-как сдерживая слёзы от страха. Её отец был пьян и неизвестно, на что он способен. Однажды она услышала от своих старших братьев, что отец убил мать, будучи нетрезвым.

– Что, чёрт побери, ты делаешь с этой маленькой стервой?

– Папа, прошу, не оскорбляй…

Томас перебил дочь истеричным криком:

– НЕ ОСКОРБЛЯТЬ? ЕЁ?! ДА ТАКИЕ КАК ОНА ВООБЩЕ НЕ ИМЕЮТ ПРАВО НАХОДИТЬСЯ РЯДОМ С ТАКИМИ, КАК ТЫ! – дальше он сказал уже спокойным голосом. – Я ещё раз спрашиваю, что вы делали?

– Играли, – почти неслышно произнесла она.

– Не слышу? Что?

– Играли, – уже громче сказала девочка.

– Ах, играли. Понятно. А во что, можно узнать?

– Мы…

– Ну-ну. Говори.

Джулия понимала, что отец будет её ругать.

– Мы иглали в куклы! – сказала Хелен.

– Молчать! Я не тебя спрашиваю! Джулия, во что вы играли?

– Хелен права, мы играли в куклы.

– Да? неужели? – по лицу отца она поняла, что зря соврала ему.

– П-прости, папочка, – она уже не сдерживала слёз.

Он замахнулся и ударил её. Она упала на землю. Томас сразу же поднял её, дернув за руку и повёл домой. Там её ждал поучительный диалог.

– Вы играли в бандитов? Банк грабили?

Она промолчала.

– Джулия!

– Да. Всё так.

– Как же ты не понимаешь. Ты же девочка! Ты должна быть тихой, скромной, покорной. Как ты собираешься стать верной женой, если врёшь собственному отцу? Я же хочу только лучшего. Чтобы мне не было стыдно за тебя.

– Прости, я больше так не буду. Обещаю!

– Обещаний мало, – он рассыпал перед ней горох, – Иисус Христос страдал за наши грехи, теперь пора и нам самим за них ответить! – он пнул её в подколенную ямку, и девочка упала коленями на горох. Она попыталась встать.

– Не смей! Ты наказана! На три часа! И да, сегодня без ужина!

Томас ненавидел дочь. Он желал сына, хотел его назвать Клайдом, но получилось всё иначе. Хотя сыновей у него было много. Семеро. Такие же узколобы, как и сам Том. Джулия была самой младшей из детей, родилась она 1 октября 1910 года. Семья бежала из Шотландии, подальше от войны. Томас очень сильно боялся смерти.

Семнадцать лет спустя. Где-то в Мичигане. Январь, 1932 год.

Джон зашёл в зал. Он оглядел людей, которые напомнили ему сонных мух в то время года. Он засунул руку в карман и нащупал пистолет. Грабитель улыбнулся и снова посмотрел по сторонам. Жизнь снова имеет смысл. После он посмотрел на часы и ещё раз повторил про себя фразу. «Руки вверх! Это ограбление!» – раздался выстрел, после чего произнёс эту фразу гангстер. Джон с удивлением, озадаченностью и обидой посмотрел на неё. В банк прошла Хелен с пистолетом в руках. Рядом с ней шла её подруга, а за ними Лис.

– Какого чёрта? Это моя коронная фраза!

– Ты слишком долго медлил, старичок.

– Что?! Мне всего тридцать шесть, я ещё не стар!

– Иди на хуй, – Хелен не обращала внимания на него, она уже обчищала кассу.

– Ладно, Лис, пошли за мной к хранилищу.

Парни скрылись, а девушки остались в зале. Через полторы минуты раздалась сирена. Джинджер выбежал к девушкам и увидел неожиданную картину: заложники лежат на полу, не понимая всю ситуацию. Тем временем в центре стоят девушки и о чём-то тихо общаются. Их губы были настолько рядом, что-то вот-вот они поцелуются. Но заметив Джона, они сразу же отстранились друг друга и их лица покраснели. Хелен осознала всю ситуацию и покраснела ещё сильнее. А увидев подходящего к ней Джона, отвела курок на револьвере. Но Джинджер прошёл дальше, к дверям, и открыл очередь по уже подъехавшей полиции. Он приказал остальным уходить. Прямо у входа лежало простреленное тело полисмена. Никто не обратил на него внимания, все спешили. Кроме Хелен.

– Ого! Это что, буква G? Типа Джинджер? Прямо посреди груди бедолаги.

– Да. Это называется опыт. Он приходит только с годами. Вам, молокососам, не понять, – он садился в машину.

– Ой-ой-ой, ну да. Ты просто завидуешь, с тебя уже песок сыпется.

– А что это ты села рядом со мной, на переднее кресло? А не к своей подруге?

– Ну мало ли, сердечко там схватит, а рулить с пассажирского сиденья я умею.

– Эй! Джулия, почему ты за ней не следишь? Это всё твоё воспитание!

– Меня не вписывайте в ваши разборки, пожалуйста.

– Да, не вмешивай её. А то будешь иметь дело со мной.

– Вы хоть понимаете, что из-за ваших любовных вещей мы оказались уязвимы! – возмущался Джон.

Хелен приложила руку к пистолету.

– Эта любовь просто отвратительное чувство!

– Тебе просто завидно, что ты один без пары.

– Пф, нет. Мы с Чарльзом холостяки и мы…

– Э, нет, Джон. Ты верно забыл, но у меня Эбигейл на другом конце страны.

– Серьёзно, вы до сих пор с ней встречаетесь? Как?

– Тебе не понять, – он загадочно улыбнулся.

– Да идите вы в жопу. Все! – он включил радио.


1922 год. Ранее утро. Дом ещё спал. Где-то начинали петь петухи. Джулия лежала в своей постели, притворяясь что спит. Ведь она ждала подругу. Тут в окно попал небольшой камешек. Это она! Джулия вскочила с кровати и открыла окно. Там, внизу, стояла Хелен.

– Привет! – во всё горло закричала она.

– Тише! Все ещё спят. Привет. Я сейчас скину трос.

С окна выпало связанное в трос постельное бельё. Буквально через минуту Хелен уже стояла перед Джулией. Они обнялись.

– Что это у тебя? – Паркер заметила у подруги что-то в руке.

– Ах да, – она залезла на мягкую кровать и пригласила Джулию. Рыжая девочка непонимающее села рядом. Хелен достала перед ней колоду карт.

– Ты же знаешь, я не умею играть, – с ноткой недовольства и обиды произнесла Паркер.

– Не играть будем. Я тебе не говорила, но я вижу будущее по картам. И сейчас я предскажу твоё!

– Ну давай.

Девочка с радостью стала перемешивать карты, складывая и раскладывая их. Она водила над ними руки, что-то шептала под нос. Всё это делала с закрытыми глазами. После она посмотрела на подругу горящими очами и тихо произнесла:

– Вижу-у-у!

– Что?

– Вижу-у-у!!

– Что там? Что видишь? – она не могла сидеть на месте, то и дело меняя позу.

– Вижу-у-у, что ты станешь моей девушкой, – её руки тряслись от страха и волнения. Она боялась, что Паркер не поймет и отвергнет её. Тогда за такое неизвестно что могли сделать, особенно с двенадцатилетними девочками. Но рыжая бестия не испугалась и не отвергла подругу. Она медленно наклонилась к её лицу и поцеловала Хелен.

1932 год. Банда пересчитывала добычу.

– Неплохо, – сказала Хелен.

– Средненько. Могло бы быть и больше, если бы не кое-кто.

– Джон, прекращай. Ты уже достал всех, – заявил Лис.

– Даже Чарли за нас. Так что завязывай с этим, старик. Джулия, пойдём, – она взяла подругу за руку и увела её.

– Я не старик! И куда это они ушли?

– Да чёрт их знает. Я сейчас отойду, обещал сегодня позвонить Эбигейл.

– Боже, – вздохнул Джон. Через некоторое время с прогулки вернулись девушки и уединились у себя в комнате. После из комнаты вышла Джулия и спустилась на первый этаж их съемного дома, где общался по телефону Чарли. «Она там одна. Идеально. Сейчас ей всё выскажу, что думаю о ней».

Джон сделал максимально серьёзный вид и злобно постучал. Когда Хелен открыла дверь, она увидела его грозное лицо и готова была рассмеяться. Она отлично знала мужчин и как они устроены, и в тот момент Джон напоминал маленького ребёнка. Казалось, что он сейчас начнёт топать ногами и рыдать. Она сразу же поняла, зачем он пришёл к ней. Дослушав его некачественную речь (он много повторял слова-паразиты, заикался, мычал и бормотал), она ответила ему:

– А теперь послушай меня, сладкий. Мне похуй, на тебя, абсолютно. Если тебя не устраивают наши с Джулии отношения, то это проблема не в нас, а в тебе. Ты просто эгоистичная хуйлуша, которому не нравится, что другие счастливы. Ты одинок, но пытаешься скрыть это. Поверь мне, я таких «альфа-самцов» встречала не раз. И вы все одинаковы. Так что иди в пизду.

Она хотела уже закрыть дверь, но увидела лицо Джона. Лицо ребёнка, которого обидели, и поэтому он сейчас расплачется. Ей стало смешно вдвойне, но Джон продолжил:

– Да, я эгоист. Да, я одинок. Но ты не знаешь, через что я, блять, прошёл! Тебе не знакомо, когда ты являешься изгоем, когда даже ТЫ ненавидишь себя! Когда ты перемещаешься на сто лет назад, и блять, понимаешь, что тебя уже никто не спасёт. И тебе приходится крутится, выживать в этом жестоком мире!

– Что?! И ты говоришь это девушке, которой чтобы выжить, пришлось зарабатывать на удовлетворении других мужчин с шестнадцати, сука, лет! Да ладно? Конечно, мне этого не понять! – последнее предложение она произнесла с очевидным сарказмом.

И в миг они оба осознали слова друг друга.

– Сочувствую. Мне этого и вправду не понять. С шестнадцати лет заниматься этим. Прости меня.

– Ты переместился во времени? Что? Да, я тоже виновата, наговорила лишнего.

– Да нет, это я начал разговор. Это я виновен.

– Нет. Стой, так мы будем вечность извиняться друг перед другом, – она ушла в комнату, а вернулась с ящиком пива. – Джулия всё равно не пьёт, а мне это одной не осилить. Пошли в ванную, где нам не помешают.

Спустя пол-ящика пива:

– …и я впал в депрессию. Спасибо Чарли, что не бросил меня и познакомил с вами. Вроде всё рассказал.

– Ого. Чёрт, у тебя жизнь очень насыщенна. У меня много вопросов: что за письмо? Откуда оно? Откуда то золото? Как тот Джон построил машину времени в ангаре?

– Хах, я бы сам хотел узнать ответы. М-да, но история Джорджа очень поучительна. Алкоголь и наркотики убили его. Поэтому покончим с этим ящиком и больше ни грамма в рот!

– И ни сантиметра в жопу.

Они засмеялись.

– Моя история, может быть не настолько фантастическая, но она тоже драматична. Сирота, бомж. Занялась проституцией в шестнадцать, я была ужасна. И Джулия, она единственный лучик солнца, который поддерживает меня и выручает в трудные минуты. Я пытаюсь быть для неё просто лучшей девушкой в мире. Как же я рада, что мы ушли и от её отца, и от Билла.

– Билла?

– Да так, один псих, который чуть не убил нас, когда узнал правду.

– Джексон? Банда Червовая Семёрка, которая ограбила банк в Боу-Сити в рождественскую ночь.

– Он. Такой идиот.

– Да не говори. Психопат полный, несущий хрень.

– Желаю ему гореть в аду.

– Я уверен, он туда попадёт.

Они стукнулись бутылками. Хелен не допивая напитка, с криком «Ееехооо!» выкинула бутылку в окно, а после как в ни чём не бывало достала следующую.

– Я заметил, ты странная.

– Я бы сказала ебанутая.

– Почему ты такая?

Она помолчала несколько секунд.

– Не знаю. Потому что я это я. Или я должна быть другой по-твоему?

– Нет, просто разве у тебя нет мотивации? Зачем ты выкинула бутылку в окно?

– Там плавал паук. Я их до смерти боюсь. А почему ты такой? Какая твоя мотивация? Зачем ты грабишь банки и причиняешь вред людям? Денег у тебя и так достаточно.

– Раньше я считал, что должен оставить после себя что-то ценное. Войти в историю. А потом понял: да насрать как меня запомнят потомки. Меня к тому времени уже не будет. Жизнь очень быстрая штука. Большинство из нас умирают просто так. После смерти ты не попадёшь в рай, не переродишься. Ты исчезнешь. Прекратишь существовать. Поэтому я наслаждаюсь жизнью. Важно не что было вчера, и не то, что будет завтра. Важно сегодня. Если бы не тюрьма, то я бы спился или покончил с собой. Грабежи спасают меня от этого. Это мой смысл жизни.

– То есть я правильно понимаю, что ты наслаждаешься жизнью, причиняя беды другим? Ограбления – это ведь плохо.

– Да. Всё именно так. Если ты считаешь, что мне жалко людей, которые погибли из-за меня, или которым я сломал жизнь, то мне насрать на них. Я слишком эгоистичен для этого дерьма. В том мире, где я родился эгоизм это неплохо: ты не тратишь себя на других и у тебя нет ментальных проблем. Люди не заслуживают любви и поддержки от тебя, вот что я понял за свою жизнь. В идеале бы уничтожить всех нас какой-нибудь заразой. Не знаю, хоть борщевиком. Миру стало бы легче.

– Да уж.

– А чё мы сидим с тобой без дела? Ещё половина ящика, работаем Хелен, работаем! – он захлопал в ладоши.

На первом этаже у камина была Джулия. К ней подсел Чарли с двумя кружками, полными чёрным чаем. Он протянул одну девушке.

– Спасибо.

– А ты не знаешь, где Джон и Хелен.

– Понятия не имею. Пропали куда-то.

Послышался грохот наверху. Что-то тяжелое упало и разбилось.

– Твою мать! Наше пиво!

– Джонни, тащи тряпку.

– Есть, мэм!

Словно слон, Джон спустился с лестницы и узрел Лиса и Джулию у камина.

– Эйч! Иди сюда, кое-что покажу.

– Эйч? Так только я её называю, – удивилась Джулия.

– Да и его уже никто давно не называет Джонни, – поддержал её Чарли.

Тут спустилась Хелен.

– О, наши рыжики сидят у камина. Сладкая парочка.

– Эй, Чарли, ты что, изменяешь мне? Как ты мог! Я думал, у нас с тобой всё серьёзно! – подбежал к другу Джинджер.

– Что? Джон? Вы что, пьяны?

– Хелен, объясни, что происходит.

– Джей, Чарльз, ну вы же оба рыжие!

– Да, у вас совершенно одинакового цвета волосы.

– Что? Нет. У меня более светлые, скорее даже оранжевые, у Джулии более насыщенны. У неё даже, скорее, красные.

– Ой, я же всё-таки грабитель, а не художник.

– Джон, главное, что ты не рак! – ответила ему Бэрроу.

Джон и Хелен громко засмеялись. Рыжики не понимали их.

– Чарли, Джулия, знаете, почему раки не занимаются сексом? А хотя вам этого не понять. Вам ещё расти и расти до нас! – они обнялись с Хелен.

– Мы выше вас, пьяные идиоты, – саркастически ответила Джулия.

Тут на Джона что-то капнуло. Он поднял голову.

– Бля, Эйч, у нас проблема.

– Какая, Джонни.

– Пиво.

– Твою мать, ребят, где тряпка? Нам же хозяева потом пизды дадут.

Так как, всё в доме было из дерева, а ванная находилась прямо над гостиной, пиво протекло через доски.

1929 год. Огромное поместье Паркеров. Томас, владелец поместья, являлся ранней пташкой, поэтому дом просыпался всегда с рассветом. Это не нравилось Джулии, она любила поспать, но в тот день она уже встречала одну гостью. Для постояльцев дома это была новая горчичная, устроившаяся недавно. Томас велел дочери встретить её и объяснить обязанности. Но на самом деле это была Хелен. Некоторые братья её вообще никогда не видели, некоторые запомнили её маленькой девочкой, а некоторые вообще забыли, поэтому никто не распознал Бэрроу. Девушки прошли наверх, к кабинету Томаса, где тот возился с бумагами. Хелен несла ему завтрак.

– Поставь ко мне на стол, – строго приказал он.

– Хорошо, – она небрежно задела рукой чашку чая и горячий напиток разлился по столу, затопив бумаги и попав на штаны Паркера. Тот злобно зарычал и начал вставать. Видя страх подруги, Джулии ничего не пришло лучше, чем схватить нож и вонзить его в правое бедро отца. Тот уже заорал во всё горло.

– Что?! Джулия, ты в своём уме, сейчас же сюда прибежит весь дом! – от шока крикнула Хелен.

– Скорее открывай сейф!

Хелен бросилась к портрету, за которым был сейф. Она достала бумажку с шифром и начала крутить колёсико. Тем временем в комнату вбежали два брата Джулии – Август и Себастьян. Девушка вырвала нож из ноги отца (тот ещё сильнее закричал), легким движением руки, почти не дотрагиваясь до Августа, перерезала ему горло, и напала на второго брата, вонзив нож в грудь. Себастьян упал на пол с ножом в груди, рядом с братцем. После бестия достала из кармана Августа пистолет и стала стрелять по охранникам, которые уже подходили.

Тем временем Томас нашёл сил подняться и схватил Хелен за волосы, оттащив её от сейфа. Но она не потеряла равновесия и смогла врезать ему меж ног. Паркер старший скорчился от боли и упал на пол. Хелен наклонилась и достала из его кармана ключ от машины.

Тут одна из пуль задела Джулию, проделав сквозную дыру в левом боку. Она не могла стрелять дальше и отдала пистолет подруге. Они вышли не через главный вход, как ожидали глупые братья и охрана. Они спустились через запасную лестницу на кухню и оттуда попали в гараж, где угнали машину Паркера, попутно сбив ещё одного брата. Девушки сильно паниковали, всё пошло не совсем как задумывалось и машину героини бросили в городе, а оттуда пошли к ближайшей аптеке.

Глава XIV. Художества

1932 год.

Джулия имела талант к рисованию. Хелен неоднократно ей это говорила, но девушка всё равно считала, что рисует она отвратительно и что могла бы лучше. Рисовать она начала с самого раннего возраста, это была её инициатива. Отец согласился оплатить ей обучение в художественной школе, при условии, что она сможет писать картины, подобны шедеврам Да Винчи, но естественно, маленькая девочка не имела такого таланта, из-за чего всю жизнь получала упрёки отца. От этого у неё развился синдром отличницы. Ей казалось, что она недостаточно старалась, что могла бы лучше.

24 марта Хелен исполнилось двадцать три года. Джулия купила ей красный двухместный кабриолет, о котором девушка давно мечтала. Хелен хотела обкатать новую машину, но у Джулии появились некие дела, поэтому Бэрроу отправилась в город одна. Ближе к четырём часам дня она встретилась с Джоном за городом.

– Привет именинница! Выглядишь просто шикарно! – Хелен прикупила себе новый наряд.

– Спасибо. А что с тобой случилось? – одежда Джона была изорвана и грязна, на руках и лице были ссадины.

– Да так. Мне пришлось попотеть, но это того стоило, – он достал бутылку.

– Вино? Всё ради этого?

– Оскорбляешь! Это не просто вино – это элитный алкогольный напиток с вековой историей, сделанный из отборных виноградинок. Можно сказать, в этой бутылке самое дорогое вино, и я дарю его тебе. Так что ты сегодня нажрёшься по-царски.

– Ого. Джон, спасибо, – она явно этого не ожидала, – ты просто лучший. Откуда ты его и как достал?

– Ну скажем так, нашёл общий язык с владелицей.

Она засмеялась.

– Серьёзно? Ты сделал это ради меня? Джон, ты охуителен. Садись, прокачу.

Он забрался в машину, и не успев пристегнуться, вжался в кресло, ведь Хелен газанула в полную.

Они вернулись домой через пару часов. У входа их встретил Чарли в смокинге. Джулия устроила романтичный ужин для возлюбленной, и Чарли, как главный эксперт в романтике, помог ей.

– Bonjour, belle Mademoiselle, – он мило ей улыбнулся и проводил до столика, накрытого белоснежной скатертью. Джона посадил за соседний столик.

Чарли принёс штопор и уже хотел открыть вино, но Хелен сказала, что дождётся Джулию. Пицца Маргарита, приготовленная Лисом, уже совсем остыла, но рыжей бестии всё не было. Чарли сказал, что она ушла за подарком для Хелен. Тогда именинница решила подняться на верх в комнату девушки. Подойдя к двери, она услышала плачь. Бэрроу попросила мужчин остаться и зашла в комнату.

На полу, перед незаконченным портретом Хелен, лежала Джулия. Её тело было в спазме, лицо заплакано. Увидев Хелен, она стала задыхаться, пытаясь толи закричать, толи зарыдать. Бэрроу принялась успокаивать бестию. Она взяла в руки её ладони, которые были жутко холодными. «Всё хорошо, всё нормально. Я с тобой» – повторяла она. Наконец спазм прошёл, жуткая застывшая гримаса с лица Паркер исчезла, и она смогла говорить. Хелен попросила мужчин принести стакан воды.

– С тобой опять это произошло. Из-за чего, Джулия?

– Я просто снова осознала себя жалким куском сама знаешь, чего.

– Что? Нет-нет, ты очень классная и талантливая. Вот, к примеру, эта картина. Она бесподобна. Как и ты, Джулия. У тебя случилась паника из-за портрета?

– Да. У меня не получалось изобразить шляпу, я до-допустила а-а-а-ши-бку, – она снова начала задыхаться.

– Тише, тише. Всё хорошо, я с тобой и я люблю тебя.

– Я начала мыслями накручивать себя. Это как снежный ком: процесс продолжался, пока не случилось то, что случилось. Снова спазм, снова боль, снова самоунижение.

– Джулия! Я тебе сотню раз говорила, и я скажу ещё раз: ты очень умна и талантлива. В целую тысячу ты лучше всех своих братьев вместе взятых. Скажи мне, кусок дерьма смог бы начать рисовать красивые картины с пяти лет? Смог ли он ограбить банк в Рождество и вынести оттуда полмиллиона. Смог ли он переступить через себя и убить своего отца, которого когда-то боялся до смерти. Нет. Ты не кусок дерьма.

– Но я испортила тебе день рождения своей истерикой.

– Нет! Это просто лучший день рождения в моей жизни! Вы с Чарли сделали просто идеальную романтическую атмосферу. Мне, не любительнице романтики, это очень понравилось. Ты купила мне красный быстрый кабриолет, устроила романтический ужин, так и ещё картину для меня нарисовала. Джулия, ты просто золото!

Тут в комнату зашёл Джон со стаканом воды.

– Спасибо, – Джулия взяла стакан и начала пить холодную воду. Руки снова стали тёплыми.

– Я может не вовремя, но этот портрет Хелен, он просто фантастичен. Настолько идеален и прекрасен. Ты не думала зарабатывать на этом? – вмешался Джон.

– А как?

– Я не знаю, продавать каким-то чокнутым богачам, или, к примеру, этим самым богачам рисовать портреты. По-моему, Чарли знает одного такого чудака. Лис! Иди сюда.

Через пару секунд в комнату зашёл рыжий красавец.

– Oui?

– Лис, помнишь, ты рассказывал, что знаешь какого-то богатого ценителя картин. Какой-то критик.

– Ах да, конечно помню, Джон.

– Джулия может ему продавать свои картины?

– Я думаю да, если только сама Джулия этого хочет. Я могу дать адрес и договориться с ним на встречу.

– Ну что, Джулия? – спросила Хелен.

– Ну, давай. Если он и вправду может.

– О, да. Если ты ему понравишься, то считай – прощай криминал, привет искусство!

После Хелен попросила всех выйти, а через пару минут они спустились на первый этаж. Чарли повторно разогрел пиццу в печке, Джон открыл вино. Оно было, как и вечер, высококачественным и великолепным.

Тот человек являлся критиком и художником со стажем. Его картины висят в Эрмитаже и Лувре. Того джентльмена из Ирландии звали Бромом Баркером. Господин Баркер жил в огромном особняке на мысе у озера Верхнего в Мичигане. Героев встретили и проводили в дом. Внутри было дорогое шикарное убранство, картины и скульптуры разных мастеров и времён. С гостиной издавалась музыка рояля и красивого мужского баса. Герои застали хозяина за любимым делом. Бром был натурой творческой: он писал стихи, картины, музыку. В молодости любил светские шумные мероприятия, но с возрастом стал ценить покой и уют. Сам Бром родился как уже было сказано в Ирландии в 1880 году, а именно в поместье дворян. С самого детства был окружён любовью и заботой, но юношеский бунтарный характер, а также любовь к искусству (отец хотел, чтобы сын стал астрономом) привели молодого парня в США – страну свободы. Оказавшись в начале двадцатого века в Нью-Йорке без гроша, Бром занялся любимым делом. Быстро достиг высот и заработал денег на живописи, отстроил себе дом в Мичигане у воды, где и поселился доживать свой век.

Когда в просторную гостиную вошли гости, Бром отвлёкся от игры и бросился с распростёртыми руками встречать их. Он имел большую пышную бороду, окрашенную в красный. Бром приказал нести угощения.

– Присаживаетесь! Наш общий знакомый Чарльз звонил мне и сказал, что у вас есть кое-что для меня. Кстати, где он? – с явно выраженным ирландским акцентом говорил он. Его энергичная речь воодушевляла.

– К сожалению, он не смог поехать с нами: он уехал к своей девушке в Техас, – ответил ему Джон. – А вы знаете Чарли?

– О, да. Нас как-то познакомила судьба. Это было в 1922 году, если не ошибаюсь, в Боу-Сити на вечеринке у мистера, э-э, к сожалению, не помню. Чарли на следующий день ограбил его, а потом его поймали, и он сел в тюрьму, – он засмеялся. – Да-уж. Вот так вот. У нас – бандитов, жизнь непростая. Так что не беспокойтесь, мистер Джинджер, я вас не сдам, в отличии от своего покойного приятеля Рэтсби. Так где «фантастические, от которых я потеряю дар речи», как сказал Чарли, картины?

– О да, моя подруга Джулия, она прирождённая художница. Полотна у нас в машине.

– Так несите их скорее сюда! Не терпится взглянуть на них.

Джон и Хелен ушли. Джулия и Бром остались одни.

– Значит ты их автор? Джулия?

– Да, сэр.

– И с какого возраста ты рисуешь? Имеешь художественное образование?

– С пяти лет, сэр. Отец водил меня в специальную школу.

– А фамилия твоя какая?

– Паркер.

Он серьёзно посмотрел на неё.

– А я Баркер! Вот совпадение! – засмеялся сначала он, потом неловко Джулия.

Тут в комнату зашли Джонни и Эйч, смеясь с чего-то своего. Эти двое имели, как они сами говорили, «мендальную связь», и понимали друг друга без слов.

– Вот! Узрите, мистер Баркер! – торжественно произнёс Джон и Хелен сняла чехол с полотна. На нём была изображена Хелен. На всех картинах Джулии была изображена Хелен, но на этой лица её возлюбленной не было видно.

– Изумительно. Кто это девушка, Джулия?

– Не знаю. Просто девушка.

– Она… великолепна! Я готов купить это полотно прямо сейчас за десять тысяч долларов. Выпишу чек, ты распишешься и деньги твои, Джулия!

Девушки порадовались. Бром позвал своего темнокожего слугу Бена. Тот принёс ему нужные бумаги. Джулия с ним расписалась и обменялась рукопожатиями.

– А вот если Джулия хочет попасть в этот мир прекрасного, то есть живописи и прочего, Чарли сказал вы можете помочь с этим, – спросил Джон.

– То есть стать художником? Ну женщин художников крайне мало, потому что женщины не талантливы, но ты, Джулия, ты исключение! Поэтому, да, я могу помочь. Бен! Бен! – закричал он.

Появился снова Бен.

– Да, господин, – он явно боялся Брома.

– Где носит твою чёрную жопу, а? Неси документы!

– Какие?

– Ты прекрасно знаешь какие! И поскорее! – он обернулся к гостям. – Дамы, мистер Джинджер, я помогу Джулии, но для этого нужно подписать кое-какие бумаги. Бюрократия, сами знаете. Пока Бен всё подготовит, позвольте, я пойду побреюсь. А вы пока наслаждайтесь пребыванием у меня дома.

Брился Бром долго. Встретились они только уже вечером. Критик ждал героев у себя в кабинете на втором этаже. Перед входом он попросил оставить оружие.

– Просто у меня свои принципы, мистер Джинджер. Свои правила, и вы обязаны их соблюдать, ведь находитесь у меня дома, – он встал из-за стола. – Присаживаетесь! – он приятно улыбнулся. Теперь вместо большой рыжей бороды были рыжие усы. – Бен! Где мой кофе?!

Прибежал Бен с чашкой горячего напитка. Но из-за своей неуклюжести разлил его на брюки Брома. Тот от шока и боли вскочил и заорал во всё горло на слугу. Но после посмотрел на Джона, выдохнул и прошептал Бену:

– Тебе крупно повезло, что у меня гости. А теперь сгинь с глаз моих долой!

Бен исчез также быстро, как и явился. Бром сел за стол, взял бумаги и расписался. Теперь черёд Джулии.

– Мисс Паркер, прошу! – он протянул ручку.

– Позволите прочесть условия договора, чтобы я хотя бы знала, что подписываю.

– О, конечно! – он кому-то незаметно кивнул. В дверях появились двое его громил с дробовиками.

– Джулия, читай вслух! – сказала Хелен.

– Я, Джулия Паркер, передаю авторство всех своих написанных картин Брому Леонардо Баркеру. Также я должна отправлять ему раз в месяц картины, авторство которых также принадлежит г-ну Баркеру, – с каждым новым пунктом в договоре радость с лица девушки исчезала. В конце Хелен не стерпела и бросилась на Брома с резкими и грубыми словами. Но все в миг замерли: на Джона, который пронёс один пистолет и попытался его достать, охранники навели оружия; у шеи Хелен оказался нож Брома.

– Одно движение, и я вскрою тебе глотку, тебе ясно? – обращался Бром к Хелен. Она кивнула.

– Вот срань, – прошептал Джон, подняв руки.

– Ну же, мисс Паркер, подписывайте и мы в расчёте. Как вы понимаете, у вас нет другого выхода. Иначе ваши друзья погибнуть. Уж поверьте, я знаю, как убивать людей, – его злобная улыбка что-то напомнила Джулии. А именно Бром был похож на её отца. Её руки задрожали, появились слёзы. С его смерти прошло два года, но воспоминания всё равно мучили её. Она потянулась за ручкой.

– Нет! Не делай этого, Джулия! Не продавай себя в рабство!

– Я не хочу вашей смерти. Прости, – с этими словами она расписалась.

– Превосходно, мисс Паркер.

– Теперь отпустите её!

– Мистер Баркер! Эй! Есть кто? – это прибыл Чарли.

Охранники отвлекись на него, и Джон воспользовался этим. Он быстрым движением убил одного, схватил Джулию за руку и отвёл за диван. Тем временем Бром попытался перерезать горло Хелен, но она укусила его за ладонь. От боли он выронил нож и Хелен его пнула в сторону подруги. Тогда Бром схватил Хелен за руку и ушёл вместе с ней в другую комнату.

В это время Чарли напал на второго охранника, врезав ему меж ног, вырвал у него дробовик и вышиб мозги. На шум сбежалась остальная охрана.

– Беги за Хелен, а мы вас прикроем, – сказал Джон и вручил ей пистолет. Она побежала за критиком.

– Что у вас здесь происходит? – спросил Чарли, забежав в укрытие.

– Ничего особенного, Лис. Как дела у тебя с девушкой? Как там её? Каролина?

– Её зовут Эбигейл! Я тебе говорил, и не раз. У нас с ней всё хорошо, начинаем планировать свадьбу. Спасибо, что спросил! – щепки от мебели летели во все стороны. Из-за выстрелов было шумно. Герои прятались за диванами.

– А как ты тут очутился?

– Эбигейл переехала. Теперь она живёт в соседнем городе.

– О, чудно! Но я бы лучше переехал в Калифорнию: там более тёплый климат и море рядом.

– Там жильё дорогое.

– А оно дешёвое только в гробу, и то не в каждом!

В это время Джулия оказалась в библиотеке. Она услышала стон Брома. Хелен хорошенько врезала ему в глаз.

– Хелен! Как ты?

– Всё нормально.

– Слушай, Джулия, я оказался не прав, – начал Бром. – Давай 25 процентов тебе, нет пятьдесят! СЕМЬДЕСЯТ ПЯТЬ! 75 процентов тебе, выгоднейшее предлож… – Джулия выстрелила в колено. Он заорал и упал, ударившись виском, с которого потекла струйка крови. – АААА! Сука! Блядь! – Она подобрала кочергу, край которой лежал в камине, отчего разогрелся до оранжево-красного цвета. – Это не ты блядь, нет-нет, извини меня, Джулия! Прошу тебя! Давай всё обсудим!

Но она только молча замахнула руку. Первый удар раскалённой кочергой пришёлся на живот. Бром завопил как свинья. Второй удар по спине. Что-то у него громко хрустнуло. Он уже не мог шевелиться. Кашлял кровью. Она приложила горячее железо к шее. Казалось, что он кричал на пределе, но заорал ещё громче.

– Такой ожог останется на долго, – она наконец убрала кочергу с шеи. Снова подняла руку. – Когда попадёшь в ад, передавай привет моему отцу, – третий, финальный удар пришёлся на голову. Череп треснул и оттуда на стены брызнула алая кровь.

Они вышли и спустились на первый этаж через запасную дверь, где в гостиной, в которой ещё днём на рояле играл Бром, прятался от уже полицейских пуль Джон. Девушки подползли к нему.

– А где Чарли?

– Мы нашли динамит. Сейчас он выйдет через чёрный вход, обойдет полицию и закинет им взрывной сувенир! А мы как раз ударим по ним. Берите пушки, – Джулия взяла автомат, Хелен обрез.

Прогремел взрыв. Одна из полицейских машин отлетела в сторону, придавив одного бедолагу. Офицеры не успели отойти от шока, как оказались под ответным шквалом пуль. Гангстеры быстро устранили их и покинули территорию, пока не прибыло подкрепление. Джон уничтожил документ о передачи всех картин, но забрал о покупке портрета. Всё-таки десять тысяч не на каждом углу валяются.

Глава XV. У родственничков

1933 год.

Прямо в центре города произошло дерзкое ограбление ломбарда. Грабители, не спеша и вальяжно вышли на улицу и стали садиться в красный двухдверный кабриолет. Джон долго кряхтел, словно дед, пролезая назад. Прохожие были шокированы такой картиной, но Чарли объяснил, что это обычная рутина для них. После он запрыгнул на соседнее сиденье. Девушки сели вперед, и они уехали. Спокойно и без выстрелов. Такие грабежи происходили последний год. Раздражать они стали всех: агентов ФБР, ведь ограблений стало больше; обычных американцев, ведь теперь они тоже стали под угрозой и самого Джона, ведь он считал, что Враг Общества Номер Один должен грабить более крупные цели, а не какие-то магазинчики, ломбарды, бензоколонки и прочее.

Банда тогда проживала на ранчо у кузена Хелен Дэвида. У него была своя семья, скандальная жена, которой не нравились соседи, особенно Джон и маленький, вечно плачущий ребёнок. Герои прибыли ровно к обеду.

– Эй, Джонни, пофотографируй нас с Джей!

– Хорошо, – он достал фотоаппарат из машины девушек, украденный в ломбарде.

Было сделано несколько фотографий пары, на некоторых девушки обнимались и целовались. Хелен сразу же ушла в дом проявлять плёнку. Благо у двоюродного брата было всё для этого. Тем временем стол уже накрыли, и парни с Джулией и семьёй Дэвида обедали. Его жена осуждающе-строго смотрела то на гангстеров, то на мужа. Джону такая компания не нравилась, и он уже собрался уходить, как тут подошла Хелен.

– Что у нас на обед? Курица? Фу, Энн, ты не умеешь что ли курицу готовить? Я сейчас блевану. Дэвид, будь лапочкой, принеси лучше холодного пива, четыре бутылки.

– И сигарет, если не сложно, – вмешалась Джулия.

– Да, и сигарет.

– Хелен, ты забыла?

– Что, Джон? Ах да, точно. Две бутылки, Дэвид. Мы с Джоном не будем.

– Я тоже, – в один голос заявили Чарли и Джулия.

– Тогда только сигареты. Спасибо!

Наблюдая за этим, Энн встала из-за стола и ушла за мужем. Слышался её громкий голос, она скандалила с Дэвидом, а после вернулась к героям и максимально мерзко улыбнулась им:

– Гости дорогие! Вы уже у нас месяц. Вам хозяева не надоели? – она засмеялась. – Может вам сразу дом подарить? И машину?

– Да нет, спасибо. У нас своя есть, – Джон кивнул остальным в сторону входа, а после глазами указал на календарь и постучал пальцем по запястью, где должны быть часы.

– Дэвид вам ничего не принесёт! Он вам не раб! У него есть своё мнение и свой голос, да Дэвид?

– Д-да, дорогая, – ответил тот откуда-то.

– Ну и ладно, я нашла у себя в кармане пачку сигарет, – произнесла совершенно спокойным и равнодушным голосом Хелен.

Она рассыпала сигареты по столу. Каждый взял по одной и закурил.

– Я вижу, настоящее имя твоего брата это Уэ́ддим.

Хелен засмеялась от этой локальной шутки Джона.

– Да и не говори. Он самый. Пусть этот подкаблучник с Энн идут в жопу.

– Истеричная, конечно, у него жена, – сказал Чарли.

Ему ответила Джулия:

– Возможно, но я понимаю её. Сами посудите: в твой дом приезжают какие-то бандиты, живут у тебя месяц, оскорбляют твою еду, – Джулия повернулась к Хелен, – и в общем ведут себя по-хамски. Кстати, Джон, что ты показывал нам? Что за намёки?

– А, это. Я пытался сказать, что мы тут слишком долго. Полиции легче нас поймать. К тому же вам самим не надоела такая жизнь?

– Какая такая, Джонни?

– Скучная! Грабим всякую мелочёвку, живём на этом дурацком ранчо. Нет приключений. Нет азарта. Блин, жизнь в тюрьме округа Гук веселее. Раньше мы просто купались в деньгах, а сейчас наш заработок чуть больше среднестатистического американца.

– И что? По-моему, сейчас всё идеально. Хелен, не слушай его. Он, наверное, бредит.

– Я всё понял. Вам просто слабо. Вы ведь слишком молоды, слишком трусливы, вы ведь женщины.

– Что ты сказал?! – Хелен схватила нож и приложила его к шее Джона.

Тут в комнату зашёл Дэвид:

– Я вам своего пирога испёк.

– Иди на хуй, Дэйв!

– Я понял, хорошего вам дня.

– Так что ты там говоришь? Думаешь, нам с Джулией слабо?

– Да, – его глаза сверкали.

– Хелен, он специально. Помнишь обещание. Больше никогда! – вмешалась Джулия.

– Можешь послушать свою девушку, но знай: вам слабо ограбить крупный банк.

– Вы с Чарли сговорились, ведь вы оба хотите азарта, я права?

– Не совсем, – ответил Чарли, – я тут не причём и в принципе сейчас меня всё устраивает, но да, я иногда скучаю по былым временам. Так что решайте сами.

– Ну так что, Хелен Бэрроу?

– Ладно! – она вонзила нож в стол. – Я докажу тебе, что мы можем это сделать. А вот сможешь ли ты, старик, это уже другой вопрос.

– За меня не волнуйся.

– И что хотя бы ты предлагаешь грабить? – спросила Джулия.

– Банк Роджера Майера в Нью-Йорке.

– Что?! – все моментально удивились от этого.

– Один из самых крупных частных банков в мире, который находится в центре Нью-Йорка? Ты спятил?

– А что, Хелен, тебе всё-таки слабо?

– Нет, просто… как мы, например, будем грабить его? Вчетвером мы его не возьмём. Нам нужна команда профессионалов!

– Ну-у, я знаю одну семейку гангстеров, они грабили банки также, как и мы когда-то, а сейчас вроде залегли на дно, – медленно и неохотно, словно вытягивая силой из себя произнёс это Лис, смотря на реакцию других.

– Чарли, мать твою, тебя же ведь никто за язык не тянул. Теперь точно Джон возьмётся за это дело, – ответила ему Джулия.

– Да, это идея. Значит завтра утром поедем к ним. Если я правильно понимаю, это семья мамочки Мардж, что живёт в другом штате?

– Да, Джон.

– Превосходно. Наконец-то покинем это тухлое место.

Прошло несколько часов с заката. Весь дом спал. Энн же уснуть не могла. Её не устраивали такие гости, поэтому она набрала номер полиции и сообщила, что именно у неё живут самые разыскиваемые преступники в стране. Человек на другом конце провода не поверил ей и уже хотел класть трубку, но мимо него проходил Роберт за новой чашкой кофе. Он не спал уже несколько дней, ломая голову, чтобы вычислить место проживания III банды Джона.

– У вас дома? Сам Джон Джинджер? Ну конечно, да-да, прямо сейчас высылаю к вам весь СОПБД. Спокойной ночи…

– Стоп, Джек, кто там?

– Агент Кейси? А, там какая-то сумасшедшая решила нажиться на государстве. Её бы хорошо вычислить и оштрафовать. Ну умора, чтобы самые хитрые преступники прятались на ранчо в глуши.

– Нет, нет. Это как прятать предмет на самом очевидном месте, где точно никто не будет искать. Дай мне трубку! Алло, мэм? Вы меня слышите?

– Э, да. Что у вас там происходит?

– Вы говорите, что у вас находится Джон Джинджер?

– Да! У меня дома! Мой муж является кузеном этой Хелен Бэрроу, они всей бандой живут у нас.

– Хорошо, так где вы живёте?

Три часа ночи. Джулия сквозь сон услышала некий шум на улице. Когда выглянула в окно, то увидела несколько полицейских машин и Энн, общающуюся с агентом Кейси. Стало ясно, что дом окружен. Она разбудила подругу, они взяли оружия и пошли к парням. Но тут прогремел выстрел, и Дэвид с простреленной головой с грохотом упал на пол. Где-то стал рыдать малыш.

– Нахера, Джон? Ты зачем моего брата убил?

– Эйч, я подумал, что он легавый. Но это не важно. Нас услышали и нам пора валить. Предлагаю идти в гараж.

Роберт приказал стрелять по всему что движется. Герои в это время уже были в гостиной и прятались за диваном.

– Я сейчас их отвлеку! – с этими словами Джон поджог бутылку водки и кинул в окно. Но в неё попала пуля в полёте и всё содержимое разлилось по гостиной, пылая ярким огнём.

– Молодец, отвлёк! – саркастически произнесла Хелен.

– Просто мастер! – добавил Лис.

– О, Чарли, ну конечно, давай и ты ещё опозоришь меня!

– Ты сам себя опозорил.

– Ребят, может не будем устраивать мелодраму, хотя бы в данный момент! Идёмте уже в гараж, – крикнула всем Джулия.

– Да, Чарли, поползли к машине.

Парни ушли. Хелен убедила подругу остаться в доме. Джон и Чарли выехали на машине Дэвида, пробив ворота и умчавшись прочь. Роберт сразу же дал команду ехать за ними. Почти все уехали, остались только двое новичков, которым Кейси дал поручение остаться и осмотреть дом.

– Миссис Бэрроу, не беспокойтесь, государство выплатит вам компенсацию. И ещё одарит за помощь в расследовании, – успокаивал Энн более старый сотрудник, пока его напарник осматривал гараж.

– Эй, Тим, тут кто-то… – ещё один выстрел и ещё один с дырой в голове.

Тим схватил пистолет в руки и спрятал за собой Энн, но через секунду его кровь прыснула на ночное платье хозяйки. Она закричала от ужаса. Из гаража выбежали девушки. Джулия сразу же села в машину, а Хелен подошла к Энн:

– Слушай, прости за курицу. Она на самом деле ничего. И за мужа, Джон случайно его убил. И ты бы лучше сходила к сыну, в доме хаос, гостиная горит. Может плохо повлиять на детскую психику, ну ты сама понимаешь.

– Эйч!

– Мне пора. Прощай!

Она прыгнула в машину, и они покинули Энн.

Глава XVI. Главное – семья

1931 год.

Джулия была взволнована. Фред, правая рука Билла Джексона, узнал их тайну. Он видел их голыми в кровати, когда они занимались любовью. Теперь безопасность девушек была под угрозой. Хотя Фред обещал никому не рассказывать, всё равно ему нельзя было доверять. Тут к ней подсела Хелен. В баре они были одни. Фред с Дэном уехали за машиной, Джаред спал на верху. А Билл залёг на дно где-то в Техасе. Бэрроу принесла с собой карты.

– Я вижу будущее, помнишь?

Джулия улыбнулась.

– Конечно помню, самая лучшая девушка в мире. Что ты на этот раз предскажешь?

Блондинка снова разложила карты и начала делать те же самые действия.

– Вижу-у-у! – она сделала недолгую паузу. – Вижу-у-у! Мы уйдём от Билла. И станем свободными, как птицы. Мы встретим людей, которые поймут нас. Мы будем счастливы, – последние слова растрогали бестию.

1933 год.

Восток штата Пенсильвания. Просёлочная дорога, проходящая через бескрайние поля. По ней уже никто давно не ездит. Для незнающего человека может показаться, что она ведёт в тупик, но на самом деле это единственный шанс попасть на ранчо одной из самых безумных и знаменитых банд грабителей – банда мамочки Мардж. К большому двухэтажному дому подъехал красный кабриолет. Оттуда с характерным дедовским кряхтением выполз с задних сидений Джон.

– Ненавижу купе из-за этого! Машина твоего кузена была гораздо удобнее, ведь там были нормальные задние сиденья.

– Ты сам виноват, что разбил её.

– Я нервничал! И там было темно, поэтому я поздно заметил столб. Эйч, ты бы на моём месте тоже бы разбила авто.

– Иди на хуй, Джон.

– Миледи, вы бы последили за своим языком, – произнесла полная женщина. Она будто появилась из воздуха, хотя на самом деле вышла из дома. Это была мамочка Мардж. В тёмных солнцезащитных очках и в модном платье. На голове панама с широкими полями. Её стиль одежды будто кричал: «посмотри на меня! посмотри!». Пальцы рук мамочки были растопырены в разные стороны, будто они испачканы в чём-то липком, – Вообще-то я жду извинений! Я не разрешаю своим сыновьям так разговаривать, и вы на моей территории. Я верно понимаю, вы банда Джона Джинджера?

– Да. И я этот самый…

– Джон Джинджер. Я вас узнала. Такое лицо, увидев раз на плакате, тяжело забыть. Вам хотя бы минимального ухода за лицом требуется. Идёмте в дом, я познакомлю вас с сыновьями.

Она шла не спеша, широко расправив плечи. По количеству лицемерия она бы могла конкурировать с Владимиром.

Внутри было светло и уютно. Перед входом лестница на второй этаж, слева гостиная, справа столовая. Героев встретил блондин с улыбкой.

– Гости! Как я рад вас видеть. Поверить не могу, что у нас дома великие грабители…

– Ллойд! – прервала его мать. – Ты закончил уборку?

– Нет.

– Так почему ты тут стоишь?! Быстро иди и убирайся! Одежда сама себя не постирает. Я хотела дочь, но родилось оно, – Мардж обратилась к героям.

Тут с гаража пришли двое других сыновей – Фред и Артур.

– …и поэтому я считаю так. О, мама? Здравствуй, – Фреда можно охарактеризовать как альфа-самца. С модной причёской, на пафосе. Вот только вся его крутизна исчезла при виде матери.

– Здравствуй, мама, – поздоровался Артур. С короткой стрижкой и в круглых тёмных очках. Его вид был менее опрятным.

– Почему вы такие грязные? Быстро идите в ванную. Нет! В ванную пусть идёт только Фред. Ты, Артур, иди помойся в уличном душе.

Парни скрылись.

– Фред самый меткий, умный и сильный из всех. Умеет готовить рагу! (она посмотрела осуждающим взглядом на подметавшего пыль Ллойда) Такого сына не стыдно иметь, хотя он мог быть и лучше. Например, иметь медицинское образование, как Артур. Хоть кто-то закончил университет в нашей семье. Ник, иди поздоровайся с гостями!

Послышался шум на втором этаже и оттуда скатился по перилам с игрушечным самолётом в руках мальчик, на вид не более двенадцати.

– Здорово, ма!

– Это мой младший сын Ник.

– А сколько ему? – поинтересовался Чарли.

– Пятнадцать. В декабре будет уже шестнадцать. Дети так быстро растут!

– А это ты враг общества номер один? – спросил мальчуган Джона.

– Да, великий и ужасный Джон Джинджер прямо перед тобой.

– Я бы сказал просто ужасный. Не знаю такого олуха, как ты, который грабит мелкие магазинчики и автозаправки, – с этими словами он раздражающее засмеялся и убежал играть дальше.

– Простите его, мистер Джинджер, но ведь на правду не обижаются, верно? Чего вы стоите, садитесь на диван. Ллойд! Неси гостям чай и угощения. Мой фирменный пирог, вам понравится.

Герои сели на мягкий тёмно-коричневый диван. Джон приземлился в кресло, напротив кресла Мардж. Ллойд принёс чай с угощениями и пирогом.

Чарли, Джулия и Хелен по очереди поблагодарили парня.

– Не надо благодарить его. Где сахар, Ллойд?! Я его кормлю, одеваю, предоставляю ему крышу над головой, а он! Неблагодарный. Не могу поверить, что некогда известные грабители пришли ко мне за помощью. Знаешь, Джон, мне твоя предыдущая банда больше нравилась. Что с тобой случилось? Почему прекратили грабить крупные банки?

– Вы тоже давно не занимались этим.

– Говорите для чего ко мне пришли. Сразу предупреждаю: если вы хотите ограбить небольшой банк, то уходите. Я не буду тратить своё драгоценное время на вас.

– Банк Роджера Майера в Нью-Йорке. Поговаривают, в хранилище две тонны золотых слитков. Самый охраняемый банк в Америке, после федерального хранилища и самый крупный частный банк. Если для вас это слишком, то ничего страшного, мы найдем других людей.

– Нет! Мы с сыновьями с лёгкостью возьмём этот банк. Вопрос, сможете ли вы?

– Запросто. Я же великий, то есть мы великие гангстеры. Сможем ограбить такой банк менее чем за пять минут. Да ребята? – Чарли хотел возразить, но Джон не дал ему слова: – Они всегда согласны со мной. Знаете, после тридцать первого, когда я ограбил половину банков в Техасе, это дело кажется мне лёгким.

– Не зазнавайтесь, Джон. Половина Техаса – это мощно, но мы взяли одну пятую всех банков юга. Честно говоря, я могла бы ограбить банк Майера и самостоятельно, без вашей помощи, или я не права, Джон, – она мерзко улыбнулась. – Просто понимаете, Джон, вы все на словах крутые, а на деле и полицейского с метра подстрелить не можете.

– Минуточку, я также могу сказать и про вас…

– Да, но вы ведь приехали с просьбой ко мне, а не я к вам. Получается, я более профессиональна, нежели вы, Джон. Ну ведь это чистейшая правда, мистер Джинджер.

Хелен хотела защитить Джона:

– Вообще-то Джон является лучшим из лучших, мисс.

– Молчи, Хелен, – сквозь зубы произнёс гангстер. – Да, в этом вы правы.

– Правы в чём? В том, что я лучше вас?

– Д-да.

– Что «да»?

– То, что вы лучше меня, то есть нас. Мы, по сравнению с вами, малые дети, занимающиеся фигнёй, – Джулия неожиданно начала багроветь, но, чтобы избежать ссоры, вышла на улицу. Хелен ушла за ней.

– Слушайте, я считаю вас обоих прекрасными и лучшими грабителями, но может быть вместо этой бессмысленности мы обсудим план?

– План? Ха-ха, да что там думать? Зашёл, ограбил, вышел. Или вы всегда строите планы?

– Ну вообще-то…

– «ну вообще-то, мямямямм», – спародировала Мардж. – Может вы ещё и подробнейший распорядок дня ведёте? Встаёте в семь, ложитесь в десять, а то мамочка накажет! ХАХАХА!

– ХАХАХА! – поддержал её Джон, – Чарли у нас шутник. Вы серьёзно подумали, что я, Джон Джинджер, буду следовать планам? Первое и единственное правило Джона Джинджера – нахуй планы!

– Да? Чарльз, ну вы и идиот!

– Да, Чарльз. Такое сморозить.

Чарли сильно обиделся и покинул дом.

– Мардж, мы отвлеклись от темы. Так вы согласны нам помочь?

– Да.

– Может спросите мнения сыновей?

– Они всегда согласны со мной. Насчёт доли договоримся, я попрошу немного. Не более десяти процентов.

– Прекрасно. Сколько вам потребуется времени для подготовки?

– Да хоть сейчас. Я всегда готова. Готовы ли вы, мистер Джинджер?

– Аналогично. Значит, встречаемся через два дня в семь часов утра у здания банка. До свидания. Все за мной, – хотел он сказать банде, но никого на диване уже не было.

– Все уже ушли. Что же вы за главарь такой? – она посмеялась. – До скорой встречи!

Герои грузились в машину.

– Эта мамочка Мардж, она совсем наглая! И её мелкий пиздюк тоже. Я единственный, кто имеет статус Врага Общества Номер Один!

– Джон, я тоже имею его. И мамочка. Сейчас ФБР всем дают его. Может ты уже остановишься? Я вижу, твоё хрупкое эго задето, но прошу ради Бога, остановись. Это к хорошему не приведёт, – просил его Чарли.

– Нет. Меня, то есть нас, считают посмешищем. Так просто оставить это и уйти как трусы нельзя. Тем более речь идёт о такой сумме.

– Знаешь, что. Там, у неё в доме, ты говорил, как эта Мардж. Ты будто считаешь нас своими куклами, которые готовы ради твоей жопы идти на верную смерть, – вмешалась злая Хелен. – Чарли прав, твоё эго, как шарик, лопнуло. Я разочарована в тебе. На этом наша с тобой дружба окончена.

Они сели в машину и уехали.

– Ну и ладно! Валите вы все, и ты Хелен. Иди ты на хуй! Я сам могу ограбить банк! Без вас! Потому что я Джон Джинджер! Я Враг Общества Номер Один, сучары! Знайте это.

Совсем недавно отменили сухой закон. Алкоголь снова легален, а вместе с ним и бары. В один из таких Джон решил зайти. Он сам не заметил, как наступила глубокая ночь. Внутри него образовалась дыра, которую он пытался залить алкоголем.

– Бармен, повтори! – произнёс он.

– Мне, пожалуйста, кружечку светлого, – сказала блодинистая девушка, оказавшаяся рядом с Джоном.

– Не знал, что девушки ходят по барам ночью, – усмехнулся Джинджер.

– У меня только что кончилась ночная смена, я имею право отдохнуть.

– Ночная?

– Да, уже утро. Четыре часа. Тебе нужно не налегать так на бухло.

– Хах, мне уже всё можно.

Ей налили кружку пива, она ещё некоторое время поболтала с Джоном, а после вместе с ним покинула помещение.

Ту девушку звали Эбигейл, и на следующий день у неё состоялось долгожданное свидание с своим возлюбленным, то есть с Чарли. Место свидания постепенно перешло с ресторана в постель. Через две недели она забеременела.

Нью-Йорк. Жил и процветал. До взрыва оставалось около двенадцати лет и для Джона это было странным ощущением. «Может приехать сюда в сорок пятом? Умру красиво» – думал Джон. Он уже приехал к зданию банка и ждал Мардж. К его удивлению сначала прибыли Чарли и Хелен.

– О, кто к нам пожаловал! Всё-таки не можете без меня, да?

– Мне нужно обеспечивать Эбигейл. А Хелен Джулию. Мы тут ради куша, а не ради тебя.

– Ну да, ну да. А где кстати та рыжая?

Но никто ему не ответил. Тут подъехал кадиллак Мардж и сыновей. Бандиты достали пушки и вошли внутрь.

– Лейтенант! Мне только что передали, что Джинджер сейчас грабит банк Роджера Майера в Нью-Йорке. Они окружены, шансов у них нет, – радостно и одновременно взволновано сообщил Роберт.

– Что? Прекрасно. Важно их не упустить, вылетаем в Нью-Йорк, сейчас же! – прокомандовал Фокс и они бегом отправились в аэропорт.

Тем временем в городе происходил хаос. Выстрелы раздавались на весь Манхеттен. Здание банка являлось вторым по высоте небоскрёбом в городе. Хранилище находилось почти на самом верху. По приказу мамочки огромную круглую дверь заминировали динамитом и подорвали. Взрыв был настолько мощным, что здание содрогнулось, а все стекла на ближайших этажах выбило. Из-за пожара в архиве кредитных документов, устроенным Лисом, всё было в дыму, что сильно усложнило работу. Внизу находились сотни полицейских машин, яблоку негде было упасть. По приказу Роберта агенты уже поднимались наверх. Грабители укрылись в кабинете Роджера Майера, что находился на самом верхнем этаже.

– Ублюдки сраные! Фред, стреляй же! Они поднимаются! – кричала мамочка сыну, но тот не мог попасть в них, так как было темно и через лестницу стрелять практически невозможно. В голосе Мардж был страх и паника.

– Я не могу!

– Да ты ничего не можешь! Такой же слабак и неудачник, как и твой отец. Говнюк принёс мне только ранчо, после того как я его убила. И с тобой надо сделать также! Ллойд! Иди вниз и прикончи их всех там! – но Ллойд ничего не ответил. – Ллойд!

– Нет.

– Что?!

– Я не пойду туда. Мне надоело слушать тебя, я не твой раб! И заткни уже Ника, он заебал рыдать.

– Да как ты смеешь? – она навела на него пистолет. – Тогда я убью тебя.

– Не забудь Гоголя процитировать, – на лице Ллойда появилась ухмылка.

Мардж нажала на спусковой крючок.

– Ну, кто следующий? Фред, может ты? Или Артур? – никто не ответил. – Другое дело. А теперь думайте, как нам спастись!

Джон всё это время смотрел в окно. Либо его сейчас застрелят, либо поймают и казнят. Он всё равно прекратит существовать. Поэтому Джинджер решил исчезнуть красиво. Он открыл окно и вылез наружу. Гангстер стоял на выступе.

– Джон, что ты творишь? Ты спятил? – кричал ему Чарли.

– Прекрасная сегодня погода. Штиль. Забавно, но мы нарушили этот покой. Чарли, прости меня. И ты Хелен. Все простите меня. Я ужасен. Аморален. Миру станет легче без меня.

– Ты сумасшедший? Мы ещё выберемся отсюда! Это не конец!

Но Джон засмеялся.

– Мне так забавна фраза: «Рождён для чего-то, ради какой-то цели». Никто не рождается специально. И не предназначен для чего-то. Наше рождение – это результат слияния яйцеклетки и сперматозоида. В половине случаев незапланированное. Вот и всё. А про смерть я вообще молчу. Эти агенты ФБР и полицейские погибают ради великой цели, а какой-нибудь старик умирает просто так, во сне. Наша жизнь бессмысленна, – он оглянулся. – Хотел бы быть птицей.

Тут герой что-то заметил краем глаза.

– Вертолёт! – закричал он. На крыше был вертолёт. А значит туда можно попасть.

Он сразу же залез обратно и стал искать дверь. Кидал картины, надеясь найти вход на крышу.

– Джон, – сказал Чарли, указав на щель за шкафом. Они вдвоём отодвинули его. Это выход на верх.

– Прекрасно! Эй, Фред, мы с тобой не даём засранцам зайти сюда, пока остальные будут поднимать телегу с золотом.

– Ник, бери и толкай её к лифту! – приказал брату Артур. За шкафом находилась комната с лифтом.

– Нет! Он ещё маленький. Пойдём, Ник, пока твоего братца Фреда не убили, – перебила мамочка, и схватив сына за руку, поднялась с ним по лестнице.

Когда занесли телегу с золотом в потайную комнату, Джон и Фред закрыли вход, поставив шкаф на место. Теперь все оказались на крыше перед необычным изобретением. Для всех, кроме Джона, вертолёт был чем-то фантастическим. Самолёт, способный летать вертикально, и вправду фантастика.

– И что это такое, Джон?

– Это вертолёт, Чарли. В 20-х, когда я был ещё богатым, я ходил в лётную школу, поэтому умею управлять такой херней. Золото прицепим на тросе. Надеюсь, мощности хватит чтобы взлететь.

Парни прицепили телегу, Джон завёл двигатель. Всё готово. Но тут от страха заревел Ник. Ему стало страшно. И Джинджер не стерпел и ударил его.

– Хватит! Либо ты сейчас летишь с нами, либо остаешься здесь, сукин ты сын!

– Джон! Это мой сын и никто не имеет права его трогать! – Мамочка навела на Джона пистолет.

– А мне похуй! – Джон ответил тем же.

– Не смей тыкать томми-ганом в мою мать! – заступился Артур и зарядил дробовик.

– А ты не смей тыкать в Джона! – Чарли направил свой автомат на него.

– Убрал пушку от моего брата, живо! А иначе я выстрелю, – сказал Фред.

– Пупсик, у меня двухстволка. Со мной шутки плохи, – прозвучало за его спиной. Хелен мило улыбнулась Фреду.

– А у меня второй пистолет, – произнесла Мардж.

Все оказались в кругу, в уязвимом положении. Одно неловкое движение и начнётся перестрелка.

– Ну, что, убьёшь меня? Я единственный, кто умеет этим управлять, – Джон кивнул в сторону вертолёта. – Я ваше спасение. Не просри момент, Мардж.

В этот момент в кабинет проникли Роберт и Оскар. У них началась моментальная паника, так как гангстеров там уже не было. Если бы не внимательность Кейси, они бы не заметили щель у шкафа, и не попали бы на крышу. Когда эти двое поднялись туда, вертолёт уже оторвался от земли. Они стали стрелять по грабителям, и даже ранили Фреда, но всё равно уже было поздно.

Через пару часов топливо кончилось, и Джон посадил машину в поле, где-то в семидесяти километрах от города. Джон ещё раз удачно ограбил банк, а Оскар с Робертом ещё раз удачно упустили банду.

Теперь золото у героев. И в честь этого мамочка накрыла большой стол и пригласила всю банду. По просьбе Мардж Джон пригласил Джулию. К его удивлению, она не знала, что в деле участвовала Хелен, из-за чего разозлилась на свою девушку. Как Паркер рассказала Джону, они приняли клятву после дела в Боу-Сити, что не будут больше грабить крупные банки. И залягут на дно. И Хелен нарушила слово.

– Как ты посмела нарушить клятву?!

– Джулия…

– И слышать тебя не хочу!

– Нам нужны деньги! Как ты собираешься строить приют?

– Ты обманула меня! И после такого ты считаешь себя самой лучшей девушкой для меня?

– Я… Прости меня, – она заплакала.

– Хватит ссориться! Прошу всех к столу, – радостно звала мамочка.

Она приготовила на ужин индейку с картошкой. Фред принёс из погреба вино и разлил гостям. Хелен хотела сесть рядом с Джулией, как и всегда, но в этот раз Паркер специально отсела от неё. Между ними был Лис.

– Джулия, нам надо поговорить! Извини меня, прошу.

– Может, наши отношения были ошибкой? Знаешь, мне иногда кажется, что я, как и другие, люблю мужчин.

– Э, девушки, может вы сядете вместе, мне дискомфортно, что выясняете отношения через меня.

– Чарли, ты свободен?

– В плане?

– В плане второй половинки? У тебя же ни жены, ни любовницы нет?

– Вообще-то я всё так же встречаюсь с Эбигейл.

– Тишина! Я бы хотела сказать тост, – из-за стола встала мамочка Мардж с бокалом. – Сегодня мой мальчик Ник стал мужчиной. А у каждого мужчины должна быть красивая и преданная жена. Джулия, ты станешь женой моего сына.

– Э, что? Нет, спасибо, я не…

– Это не вопрос, а утверждение. Ты выйдешь замуж за Ника. Свадьбу сыграем на следующей неделе. Не переживай, свою подружку можешь пригласить. Всю организацию беру на себя, тебе нужно только приготовить большой праздничный стол, раза в три больше этого. Твоя подруга может помочь. Прости, Джон, но я не хочу видеть на свадьбе своего сына такого хама, как ты.

– Что блять? – не сдержалась Хелен.

– Простите?

– Я повторю для тебя, Мамочка Манда: что блять? Ты идёшь на хуй, и это тоже не вопрос, а утверждение.

– То есть я правильно понимаю, я помогла вам ограбить банк, взяла только одну десятую, могу даже меньше, взамен на эту рыжую дылду…

– Так только я могу её называть, жирная ты шлюха! – перебила её Хелен.

Лицо Мардж стало багроветь. Будто она что-то сдерживала. Она закрыла глаза, выдохнула, а после спокойно ответила:

– Ладно. Я хотела, как лучше, но вы выбрали иной путь.

Она достала из-под стола дробовик. Фред томми-ган, Артур ружьё, Ник пистолет. Герои же были безоружны, их пушки лежали в машине на улице.

– Твою ж, – тихо произнёс Чарли, сглотнув вино.

Светало. Огонь был виден издалека. Языки пламени поднимались на два десятка метра. Четвёрка стояла прямо перед горящим домом. Все в крови. Особенно Джулия. Она жестоко расправилась с Мардж. Вырвала ей глаза, внутренности; разрубила тело на несколько частей. Это будто делала не она, а кто-то другой. Как она сама говорила, демон. Хелен только слышала про него. Но не знала, что он способен на такое. Сама Джулия не ожидала этого. И ей стало страшно.

Её руки тряслись, губы дрожали. Она пыталась зарыдать, но не могла. Хелен подошла к ней сзади и стала что-то шептать. Что-то, что успокоило бестию. Никто ничего не говорил, приходя в себя после произошедшего. Наконец Джон нарушил молчание.

– Вот мы и сделали их! Забираем всё золото и валим отсюда, пока дым не заметили, – но все проигнорировали его, будто Джона там и не было. – Эй! Да, я виноват. Я нагрубил вам, извините меня. Но это показало, что мы всё ещё круты и способны на большее, так что, может быть продолжим налёты и грабежи. Пусть Америка будет знать нас! – он подошёл к девушкам.

– Джон! Ты не видишь, нам этого дерьма достаточно. С нас хватит. Прощай, – они сели в машину, которая просела из-за полтонны золота и уехали.

– Ладно. Чарли, вот мы снова одни!

– Нет, Джон. Я тоже устал. Мне надоело вытаскивать твою жопу из самых ужасных ситуаций, когда особенно ты в такой момент теряешь смысл жизни. Всё, что имеет начало, имеет и конец. И наша с тобой история не исключение. Прости, – он отстегнул прицеп от своей машины. – В прицепе твоя доля, можешь забрать долю мамочки Мардж, она в сарае. Там же пикап. Удачи, Джон, – он уехал.

Джон оказался у догорающего здания. Снова один.

Глава XVII

У Лиса с его беременной двойней женой было свидание. Такое же романтическое и полное любовью, как и в первый раз. В такие моменты Чарли находился в уязвимом положении. Любой мог напасть на него. К примеру, в тот вечер он устроил ужин для Эбигейл на крыше дома, откуда открывался прекрасный вид на город. И его обидчик мог расположиться на соседнем здании и с помощью винтовки застрелить Фокса. Именно такая идея пришла в голову Кейси.

Роберт поднялся на крышу, собрал винтовку и готов был стрелять, как вдруг за его спиной оказался Оскар:

– Не надо, Роберт. Не делай этого.

– Вам, что, скучно, лейтенант? Уходите, я тут работаю!

– Чарли прекратил грабежи более полугода назад! У него беременная жена, я знаю его, он ради своей любви готов на всё! Даже прекратить с криминалом.

– Он опаснейший преступник!

– Он мой брат! Чарли последнее, что у меня осталось. И ты хочешь отобрать его у меня?

– Увы, но такая моя работа. А теперь прошу вас не мешать мне.

– Я тебе не позволю, – Оскар достал пистолет. Роберт заметил оружие и поднялся на ноги.

– Вы серьёзно, лейтенант? Вы хотите, чтобы он также ушёл из-под носа, как и в прошлые разы? Один раз я уже послушал вас и прекратил поиски Билла Джексона. Итог: нашумевшее ограбление в Боу-Сити в конце тридцать первого. Вы думаете, ваш брат не вернётся к старому? Да он бабник, мы с вами прекрасно это понимаем. Он бросит эту Эбигейл и начнёт снова грабить и убивать. Джон Джинджер уже несколько месяцев делает нам всем мозги своими одиночными ограблениями. Вы хотите, чтобы Чарли вернулся к нему? Лейтенант, вы всю жизнь рискуете собой и своей карьерой ради Лиса. Вам самим не надоело? – Оскар молчал. Он задумался. После опустил пистолет, но лицо не изменил. Оно осталось всё-таким же злым. – Вы сделали верный выбор. А теперь позвольте мне закончить начатое, – он снова прицелился, но Чарли с супругой уже не было. – Твою мать, – тихо прошептал агент.

– Чарли снова ушёл. Смирись с этим, Роберт.

– Нет, теперь это не моя проблема. Я отстраняюсь от этого дела. Прощайте, Оскар Фокс. С вами было неприятно работать, – с злобной усмешкой произнёс агент и покинул крышу.


– Вот ваш заказ, – сказал молодой официант с милой улыбкой, – приятного аппетита!

– Спасибо, – Эбигейл была взволнована.

– Благодарю вас, – сказал Чарли, а после посмотрел на свою супругу. – Как тебе идея? Свидание на крыше, оригинально, не так ли? – она смущенно кивнула. – Что с тобой, дорогая?

– В смысле? Со мной всё нормально.

– Я давно за тобой наблюдаю. Ты боишься выходить на улицу, тем более в ночное время и остерегаешься мужчин. Особенно неопрятных и пьяных. Это связано, да?

Губы девушки задрожали, а на глазах появились слёзы.

– Да, – зашмыгала носом Эбигейл.

– Слушай, Эбби, я знаю это трудно, но расскажи всю правду. Обещаю, тебе полегчает.

И она рассказала. Сказала, как тем вечером познакомилась с Джоном и как он напал на неё и изнасиловал.

– Прости, меня, Чарли! Я виновата. Виновата, что молчала и врала! И продолжаю… И теперь возможно это не твои дети. Я ужасная жена!

– Что? Нет! Ты не ужасная жена, нет! Ужасная жена это та, которая не поддерживает, не любит и не доверяет своему партнеру. Та, которая может предать. Ты не такая, – лицо девушки напряглось. – Ты здесь не причём. Ты же не виновата, что там был этот пьяный… – злость переполняла Чарли. – Из-за него теперь моя жена травмирована! И чёрт знает, сколько ещё он травмировал или травмирует девушек. И ему ничего за это не будет! – Чарли ударил по столу.

– Чарли…

– Я не знаю, что делать. Но оставить это просто так нельзя.

– Ты так зол из-за детей? Из-за измены?

– Что ты, глупая, – его гнев сменился на приятную улыбку. – Я всё равно буду любить их, независимо кем окажется их отец. Не в этом дело. Просто из-за него ты получила психологическую травму возможно на всю жизнь, и он… – он тяжело вздохнул. – Прости. Испортил только ужин. Ладно, пошли отсюда. Неуютно мне тут, будто кто-то смотрит сейчас на нас.


Пара совсем недавно переехала в новый загородный район, где выкупила двухэтажный белый дом. Ухоженный газон, небольшие белые заборчики и задний двор с деревом и беседкой. На улице был майский вечер. Супруги вместе готовили карбонару, слушая любимую музыку по радио. Моменты счастливой семейной жизни. Тут кто-то постучал в дверь. Чарли вытер руки и пошёл открывать её. К нему неожиданно в гости приехала старая знакомая Хелен. Она была слегка смущена и держала в руках конверт.

– Привет. Давно не виделись, правда? Мне тут почтальон просил передать. Мне его сразу сжечь или дать тебе прочесть? – письмо было от Джона.

– О, здравствуй. Какими дорогами? – Чарли не обратил внимания на конверт и убрал его в внутренний карман жилета. – Проходи, не стесняйся.

– Извини, что так неожиданно. Просто я не знаю кому ещё обратиться. Ты моя последняя надежда.

– Кто там, Чарли? – раздался звонкий голос Эбигейл.

– Это Хелен, моя подруга. Мы с ней вместе, э, грабили банки.

– Рада знакомству, я Эбигейл.

– Я тоже. В смысле, тоже рада нашему знакомству, я не Эбигейл, боже, что я несу. Простите меня.

– Ничего, Хелен. Ты волнуешься. Тебе налить чай? Или кофе? Мы тут карбонару решили приготовить. Будешь?

– Спасибо, ты так любезен. Мне чего-нибудь, – Хелен присела за стол.

– Понял, – усмехнулся Лис.

Друзья провели весь вечер, разговаривая о всяком. Эбигейл с интересом слушала их истории до тех пор, пока не уснула. Чарли пришлось её отнести на верх в кровать. После он вернулся, и они продолжили. На часах уже было часа три ночи:

– Это лучшая карбонара, которую я пробовала! Вы с женой прирождённые повара.

– Спасибо. Так что у тебя случилось?

Хелен вздохнула.

– Джулия. В последнее время мы только и ссоримся. По всяким разным причинам. Как ты знаешь, мы давно ещё задумали построить приют для странных, как мы, детей. И мы долго не могли решить, где строить: я хотела в поле, недалеко от дороги; она в лесу, чтобы быть затерянными и спрятанными от лишних глаз. Потом не могли решить строить здание с тремя этажами, но компактное или с двумя, но широкое. Мы даже ругались из-за цвета крыши! Я не понимаю, что с нами. В итоге пошли на компромисс. Построили в лесу, двухэтажный с оранжевой черепицей. Точнее, строим. Ты не представляешь, как это всё сложно: мы наняли бригадиров, все мужики и всем нужно спросить одни и те же вопросы: «Это всё вы строите для себя? А вы сестры? Точно сестры?» Как же бесит! Недостаток строительства в лесу заключается в сложности: довезти туда материалы, проложить канализацию, газ, свет. В поле было бы легче, но она же не хочет слушать меня, считает, что лучше знает, а я в этом будто полный ноль! Она!.. Она!.. – Хелен зарыдала.

– Спокойно. Всё нормально.

– Я люблю её. И хочу быть лучшей девушкой для неё. Почему же всё так сложно? Не понимаю эту жизнь. Но знаешь, это всё несерьёзное. Я до сих пор ненавижу себя за то, что ограбила тот проклятый банк в Нью-Йорке! Да, мы получили средства для строительства приюта, но я нарушила клятву. Я обещала ей после того рождества, что мы прекратим с этим и я всё равно сделала это. Мелкие грабежи не в счёт.

– Эй, эй. Всё нормально. Как любил говорить мой отец: «Это нормально, когда что-то не нормально». То, что у вас происходит сейчас говорит о том, что вы живые люди. У нас с Эбигейл тоже бывают разногласия и ссоры. Вам нужно поговорить об этом. Сесть и всё обсудить. Быть может вам придётся расстаться. Да, это больно, но это будет лучше, чем насиловать друг друга и постоянно ругаться. А вообще, отправьтесь в путешествие на машине. Туда, куда вы всегда хотели попасть. Есть же такие места?

– Много. Рио-де-Жанейро, Венеция, Гималаи, Санкт-Петербург.

– Нет, где-то поближе. И желательно ваши общие места.

– О, ну тогда Ниагарский водопад. Это наша общая мечта с самого детства.

– Идеально. И доехать до туда можно за пару дней, даже меньше. Такое приключение будет прекрасно тем, что у вас будет время обсудить всё. Кузов машины небольшой и оттуда не так просто уйти. Так что я думаю, вы помиритесь.

– Или глотки друг другу вырвем, – улыбнулась в своей манере Хелен.

– Я надеюсь до этого не дойдет.

– А как у тебя дела? Я сегодня заметила, вы с женой какие-то нервные что ли.

– Всему виной один человек: Джон. Этот ублюдок сделал ужасное с Эбигейл и теперь она боится выходить на улицу. А самое ужасное: он сейчас где-то отрывается в своё удовольствие и ему ничего за это не будет. Это же не справедливо, Хелен!

– Да, ты прав. У тебя два варианта. Первый – оставить всё как есть и забыть про это, как страшный сон. Второй – отомстить этому выблядку.

– И как же?

– У тебя брат работает в ФБР, да что там работает, охотиться за ним. И ты серьёзно не знаешь, что с ним делать?

– Ну не знаю, это как-то неверно. Я же не крыса.

– Блять, Чарли. По-твоему, верно насиловать женщин?

– Я даже не знаю, где он сейчас.

– Прочти его письмо. Жопой чую, ответ в нём.

Лис послушался подругу и достал конверт. Там Джон написал, что купил новый дом недалеко от Голливуда, поэтому устраивает вечеринку в честь новоселья. Был указан точный адрес. Времени проведения вечеринки не было, что смутило Чарли.

– Странно. Как, по его мнению, я должен попасть туда, не зная времени?

– Это говно просто нахреначилось наркотой и забыло написать время. Не забивай голову, главное – ты знаешь, где он живёт. Можешь хоть сейчас звонить брату и сдавать эту суку с поличным. Ладно, Чарли, я спать.

Хелен ушла на верх, а Лис остался на кухне, размышляя о мести. Он долго смотрел на письмо, обдумывая решения. Ближе к рассвету он лёг спать.

Чарли ехал по дороге на своём автомобиле. На заднем сиденье была Эбигейл и Хелен. Вдруг дорога резко окончилась. Чарли в последний момент успел затормозить, и машина чуть не слетела с обрыва. Послышался душераздирающий крик сзади. Его жена начала рожать. Он не думая выскочил из машины, обошёл её и открыл заднюю правую дверь. Но он увидел там Хелен и Джулию. На их телах были множественные следы от пуль, а сами они были в крови. Они повернулись к нему и синхронно ответили: «Ты за нами, Лис». Он повернулся и увидел Эбигейл. Совсем старую. Вся в морщинах и седине. «Почему ты так рано бросил меня, Чарли?» – прохрипела она. Он отшатнулся назад, свалился с обрыва и упал в воду. Что-то сдавливало его шею, и он не мог дышать. Видел только знакомый силуэт сверху. Чарли попытался закричать, но не мог. Это был Джон. Лис не видел его лица, но узнал его. Он попытался докричаться до него, молил о пощаде, пытался выплыть, но безуспешно. Воздуха становилось всё меньше.

Когда Чарли открыл глаза, то понял, что уснул на животе, уткнувшись лицом в подушку. На улице было позднее утро. Хелен уехала часом ранее. Эбигейл готовила обед.

Бэрроу спешила домой. Чарли вдохновил её. Когда она прибыла, Джулия пила чай в летней беседке. Она не разговаривала с девушкой уже несколько дней и игнорировала её.

– Прости меня, – подошла к бестии Хелен. – Я понимаю, что в последнее время делаю тебе больно. Поверь, мне не лучше. Я… Извини меня, – но Джулия продолжала игнорировать её. Тогда Хелен достала свой козырь из рукава. Точнее, козыри. Она снова разложила карты и снова принялась гадать.

– Вижу-у-у! – Джулия на секунду посмотрела на неё, а затем снова отвернулась. – Вижу-у-у! Я совершила большую ошибку. И не одну. Я ещё глупа. Но я вижу, как мы с тобой отправимся в путешествие на машине. Туда, куда мечтали с самого детства. Ниагарский водопад. Место силы и энергии. Вижу-у-у, как мы с тобой будем купаться в Ниагаре, как мы после вернёмся и достроим наш приют, проживём долгую жизнь и умрём в один день. Как тебе такое будущее, Джулия?

Паркер развернулась к ней полностью и улыбнулась.

– Знаешь, мне нравится. Давай попробуем всё заново.


Романтизация очень странная штука. Она искажает правду и сглаживает углы. Но рано или поздно люди снимают свои розовые очки и замечают правду. Так произошло с Джоном: за короткий срок он превратился из современного Робин Гуда в безжалостную убийцу. Тоже самое случилось с Хелен и Джулией. Вот только не из-за реальных поступков, а из-за пары фотографий, найденных в доме вдовы Дэвида Бэрроу. Перед своим уходом, Роберт передал некоторые снимки журналистам, в частности фото девушек, где они с автоматами в руках целуются. Американцы поделились на два лагеря. Первые, молодые люди, ещё сильнее полюбили преступниц. Ведь они не побоялись общества и не стали скрывать своих истинных чувств. Вторые, более взрослые и консервативные люди назвали девушек разрушительницами семейных институтов. Власти пошли дальше и объявили их пропагандистами неправильного образа личной жизни. Группа верующих сожгла их недостроенный приют. Снова началась яростная охота за их головами. Вот только девушки пообещали не следить за новостями вовремя путешествия, поэтому они ничего об этом не знали.

Две недели спустя:

– Спасибо за это приключения. Эти дни я запомню на всю жизнь, – влюблённо говорила Джулия, управляя машиной. Они ехали по пустой просёлочной дороге. На улице уже стемнело.

– Это тебе спасибо, что не отказала, – Хелен просматривала сделанные на водопаде фотографии, – Я редко это говорю, но я люблю тебя.

Впереди появился одинокий силуэт худощавого человека. Его одежда была изорвана и грязна, на теле видны следы побоев, сам он шатался, будто не ел несколько дней. Левую руку незнакомец вытянул вперёд, вторую прижал к животу.

– Не нравится мне это, Джей, – прошептала Хелен.

Незнакомец вытянул правую руку, где держал пистолет. Джулия хотела вжать педаль газа, но их машину в ту же секунду окружило человек десять. Все с автоматами, дробовиками и ружьями. Рейнджеры. Последнее, что почувствовала Джулия – это тепло вцепившихся в руку ладоней её девушки. Рейнджеры не дали шансов и сразу же открыли огонь. Более двух ста пуль прошило автомобиль, две трети которых попало в бандиток. Джулия Паркер и Хелен Бэрроу погибли в один день, поздно вечером 23 мая 1934 года.


Особняк с бассейном на холме, откуда открывается прекрасный вид. Рядом с ним припаркован чёрный спорткар, которого боялись многие. Его владелец уже несколько месяцев терроризирует американцев своими ограблениями. В доме развернулась вечеринка. Пьяные тела танцевали, пили, занимались сексом и блевали за забор с холма. Виновник всего торжества (хозяин того спорткара) пил дорогой алкоголь и употреблял разные вещества в компании красивых дам.

– Я Джон Джинджер, сучки! И я ограблю весь мир нахуй! – кричал он.

– Это всё благодаря тому ограблению в Нью-Йорке, Джон?

– Что? Нет! То золото я закопал в лесу Боу-Сити. Когда я завяжу с криминалом, то вернусь за ним и отправлюсь в кругосветное путешествие. А потом построю космический корабль и улечу в космос. Ну а пока буду зажигать всю ночь и весь день! – с этими словами он снова налил себе выпивку.

Проснулся уже следующим днём от звонка. Кто-то пожаловал к нему. Вокруг был хаос, но не такой сильный, как ему казалось. Он оглянулся и понял, что вечеринка случилась месяц назад. Все эти тридцать дней он бухал и употреблял наркотики. Время прекратило для него существовать.

Когда он открыл дверь, увидел Чарли.

– Ну привет, Джон, – сказал Чарльз.

– Стрёмные усы. Ты кто такой?

– Ты не узнал меня? – он улыбнулся. Его загадочно-дьявольская улыбка сразу вспомнилась Джону.

– Лис? Ебать тебя жизнь потрепала!

– На себя посмотри. Заросший, грязный, красные глаза, под которыми здоровые мешки. У тебя появился небольшой пивной живот. Я ещё молчу про сам дом, – пол был усыпан бутылками и мусором. Всё завалено. Хотя Джон этого не замечал.

– Ты приехал ко мне, чтобы оскорбить? Я, между прочим, могу ограбить банк в одиночку за полторы минуты. Вот поэтому я Враг Общества номер Один!

Чарли усмехнулся.

– Я поэтому и прибыл. Я знаю, что ты сделал с моей женой. И Хелен…

– Та сука? Желаю ей скорейшей смерти. И её девушке.

– Они погибли неделю назад. Я вернулся с их похорон, – Чарли был в чёрном костюме.

– Решил друга старого навестить?

– По-твоему друзья насилуют чужих жён?

– Что? А, Эбигейл! Она тебе, я вижу, соврала. Ты такой наивный, Лис.

– В смысле?

– Не насиловал я её. Всё было в согласии. Да, у нас был секс, но она сама предложила его мне. Мы были пьяны, нам было хорошо, Чарли. И мы сделали это. Она изменила тебе.

– Ты врёшь! Лжец!

– Я лжец? Спроси у неё сам!

– Да? А почему она тогда боится других мужчин, как ты это объяснишь?

– Я вижу, она у тебя прирождённая актриса. Мы с ней придумали легенду: как на неё якобы напали и изнасиловали в тёмном переулке. Она же это рассказала тебе? Вот только у неё не хватило фантазии, чтобы придумать совершенно другого мужика. Ну ладно, быть может она тебе сама призналась в измене, но я вижу, как вы там с Хелен говорили? Ах да, твоё мужское тонкое эго лопнуло. Тебя охватила ярость, ты ничего не замечал и теперь ты здесь. Поздравляю, ты нашёл меня, и что дальше?

– Помнишь моего брата Оскара, который сейчас работает в ФБР. Они все ищут тебя. Я сдал тебя, Джон. Вот и конец твоей истории! – он улыбнулся. – Я здесь, чтобы не дать тебе уйти.

– Что?! Вот ты рыжий пидор! Но ты же сам попадёшь в тюрьму, идиот! Или даже хуже. Слушай, давай свалим, начнём всё заново. Я поделюсь своим золотом, Лис, прошу! Не делай этого!

– Уже поздно. Они приедут через час. Я не боюсь отсидеть несколько лет в тюрьме, не мне же всё-таки светит электрический стул, – он засмеялся.

– Тебе конец, мразь! – с этими словами Джон накинулся на Чарли и повалил его на пол. Разбил ему нос, но Лис встал с пола, ударил ногой в живот и достал пистолет.

– Ты думал, что я не подготовился? Ха-ха, Джонни, это тебе конец, – Чарли начал стрелять по другу, ранив его. Джон вскочил с пола, обежал Фокса и выбежал на улицу. Он попытался покинуть дом. Но Чарли не дал ему это сделать. Повалил Джинджера на плитку перед бассейном и драка продолжилась там. В такие моменты у Джона начинают потеть руки, отчего становятся мокрыми и скользкими. Он смог вырваться из захвата Лиса, схватил его за шею и вместе с ним свалился в воду. Чарли оказался под водой. Джон сдавливал шею Лиса до тех пор, пока он не прекратил борьбу. После медленно отпустил руки и вылез из воды. Выпил виски и понял. У него в бассейне плавает труп его бывшего друга.

– Блять, – тихо произнёс Джон.

Первые минуты он просто паниковал, потом попытался уехать, но ключи найти не смог. До приезда Оскара оставалось совсем немного времени. Тогда Джон сел, закурил сигарету и расслабился. В его поле зрения попало письмо и ему пришла в голову одна идея. Он взял листок бумаги, ручку и начал писать. После этого взял конверт и положил письмо. «Чего-то не хватает» – подумал Джон. Подумав ещё минуту, а после снял своё чёрное кольцо с черепом и положил в конверт. Запечатал его. В этот самый момент к дому прибыло несколько машин с агентами. Джона Джинджера наконец-то схватили.

Судебный процесс был долгим. Оскар, несмотря на свои гуманные взгляды, в этот раз пытался добиться казни Джона. Он мстил за брата, за его семью. Когда Джона привезли в Вашингтон, он выглядел устало. Но при этом шутил, а когда его с Оскаром окружили журналисты, то с радостью отвечал им на вопросы и ради фотографии обнял Фокса. Тогда же он встретился с Эбигейл. Их разговор был короток: Джон поздоровался и передал ей письмо. Эбигейл не хотела ничего принимать от гангстера, но всё равно взяла его. Оскар нанял лучших адвокатов для дела Джинджера, хотя в этом особой нужды не требовалось. Наконец-то судья вынес приговор: казнь через электрический стул. В последние часы Джон пил чай с имбирём, читал газету и слушал радио. Когда к нему пришёл священник, он помолился вместе с ним, после чего в камеру зашёл Оскар с несколькими охранниками. Они повели Джинджера. Через пару минут он оказался перед стулом. Оглядел комнату. Увидел нескольких людей, среди которых была Эбигейл. Его посадили.

– Сегодня прекрасная погода, не так ли? – спросил Джон Оскара. – Забавно. Все мы хотим прожить долгую жизнь, но далеко не всем удается дожить даже до пятидесяти, – ремни застегнули.

– Как же я рад, что наконец-то мы покончим с тобой, Джон. Увидимся в аду, – на Джинджера надели шлем.

– Ха-ха, лейтенант, разочарую вас, но нет ада. Как и рая. Смерть – это как бесконечный сон. Это та редкая вещь, которая имеет начало, но не имеет конца. Поразительно. Прощайте, Оскар. Желаю вам успехов в карьере, – Но детектив промолчал. Он достал бумагу и начал зачитывать приговор. Но Джон его не слушал. Его мучал только один вопрос: «Кто же всё-таки мой прадед? Чарли или сам я?»

Оскар закончил на фразе: …приговор привести к исполнению!

Рычаг повернули.

Глава XVIII. Праздник

18 июня 1934 года, в свой сороковой день рождения Джон Джинджер погиб на электрическом стуле. Как и мечтал Джон, его похороны прошли не занудно и скучно. Это была целая вечеринка, которую мог посетить каждый желающий. Людей собралось несколько тысяч. На мероприятии играли популярные в те времена «Парни с переулка». Сам гроб с гангстером несли танцоры на плечах. Люди плевали и кидали мусор в могилу перед тем, как её закопали. Похороны посетили многие знаменитости: Эдгар Гувер, Франклин Рузвельт, Кларк Гейбл и уже бывший агент бюро и новый герой Оскар Фокс. Великий гангстер и грабитель банков, появившийся из холодильника, был захоронен через два дня после смерти на городском кладбище в Боу-Сити.

Оскар вскоре ушёл из ФБР. Он начал увлекаться литературой и в тридцать восьмом выпустил автобиографичный роман о поимке Джона. Книга стала бестселлером и помогла заработать Оскару целое состояние, половину которого он отдал вдове его брата. В 1940 году они поженились. Много путешествовал. В 1956 во время прогулки по Риму не заметил открытый люк и провалился в него, сломав шею. Был похоронен рядом с братом.

Эбигейл прожила долгую жизнь и скончалась в возрасте 100 лет в 2010. Родила двух детей: мальчика Артура и девочку Хелен. Вместе с Оскаром воспитывала их. После смерти Оскара больше не женилась. В пятидесятых сын уехал на фронт во Вьетнам, где и погиб. Дочь познакомилась с хиппи-музыкантом и сбежала с ним во Флориду. Но вскоре вернулась, когда забеременела. Хелен была за естественность во всём, поэтому не делала кесарево. Её таз оказался слишком узок и роды кончились для Хелен трагично. Эбигейл пришлось растить внучку.

Роберт Кейси также в тридцать четвёртом покинул Бюро. Из-за своего эгоизма он прекратил общение с важным для него человеком – Оскаром. Роберт был несчастен. Пытался заглушить боль наркотиками и алкоголем. И однажды он узнал про буддизм. Стал изучать культуру азиатских стран, накопил денег и после второй мировой уехал в Индию. Он принял несколько обетов, стал монахом и обрёл покой.

Владимир Романов, он же Лука Вуйович должен был выйти из тюрьмы в 1946 году, но из-за своей любви к дракам и мордобою, срок увеличивался, а его постоянно переводили в другие тюрьмы. Он просидел за решёткой 47 лет и вышел только в 1978 году. Как писал Лука в своих мемуарах: «Жизнь с Джоном и его бандой была самым ярким периодом в моей жизни. В тюрьме тоже было весело, еженедельные драки с охраной и другими заключенными закаляли дух и тело, но возраст спустя года дал о себе знать. Я покончил с этим в семьдесят седьмом и через полгода меня выпустили за примерное поведение». Через год Лука мирно скончался в доме престарелых в Малибу.

Джон Эдисон – изобретатель Машины Времени, неоднократно пытался разобраться и вернуть Джинджера. Он потратил пятнадцать лет, растратив все средства миллиардера. Вскоре он попытался найти нового спонсора, именно тогда им заинтересовались агенты МФКСАМ. После их визита все документы, как и сама Машина Времени, исчезли. Дальнейшая судьба изобретателя неизвестна.

Джон БоДжек Джинджер единственный человек, умерший за несколько десятков лет до своего рождения. 1994-1934 – эти числа по просьбе самого Джона были нанесены на маленький камень на его могиле. Джон несколько раз был на высоте, был любим и любил. Но всё утерял и оказался здесь, под землей. Кем ты не был, тебя ждёт такой же конец. Если только ты не Клак.


Оглавление

  • Глава I. Письмо из прошлого
  • Глава II. Главный тусовщик в Боу-Сити
  • Глава III. Тёплый приём
  • Глава IV. Начало расследований по банде Джинджера
  • Глава V. Начало банды Джинджера
  • Глава VI. Ограбление в Глифуле
  • Глава VII. Неудача Фокса
  • Глава VIII. Новые герои
  • Глава IX. Джон Джинджер – убийца президентов
  • Глава X. Приключения Джона и его банды в Техасе
  • Глава XI. Рыцари Великой Депрессии
  • Глава XII. Откровения русского
  • Глава XIII. Гангстеры тоже умеют дружить и любить
  • Глава XIV. Художества
  • Глава XV. У родственничков
  • Глава XVI. Главное – семья
  • Глава XVII
  • Глава XVIII. Праздник