КулЛиб электронная библиотека 

К вящей славе божией! [Владимир Андриенко] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Владимир Андриенко К вящей славе божией!

Часть 1 Благодарность кардинала.

Глава 1 Кардинал Ринальдини.

Многое пришлось пережить стремянному стрельцу Федору Мятелеву после его бегства из Стамбула. В Новом Свете в 1662-1665 годах он с Минковой Ивановым и Иваном Рогом под командой храброго капитана Себастиани искал древние сокровища среди дебрей неизведанного континента.

Половина отряда Себастиани умерла в пути от лихорадки, трудностей, ядовитых гадов, индейских стрел. Дошли до страны золота лишь немногие самые крепкие.

В таинственном городе погиб, спасая жизнь Федора, Иван Рог и сложил свою голову сам Себастиани. Часть его солдат выжила, и индейцы сделали их своими. Федор женился на дочери вождя племени и ходил в походы вместе с туземными воинами.

Все выжившие из отряда Себастиани, кроме двоих русских смирились со своей новой жизнью. Они не хотели более, после всех трудов, возвращаться обратно. Они обрели новый дом и стали строить новую жизнь.

Но, ни Федор, ни Минка не смирились. Они готовились бежать и ждали подходящего случая. И он представился спустя несколько лет. Во время войны с соседями Мятелев и Минка бежали.

В 1672 году постаревший и изменившийся Федор Мятелев прибыл в Европу, которую оставил в 1659 году, в год битвы под Конотопом…

***

Париж, 1672 год.

В доме у кардинала Ринальдини.

Всадник на вороном коне прибыл в столицу французского королевства Париж со стороны Бьевры. По мосту через Сену он въехал через ворота в город, и у сержанта стражи спросил, где найти собор Сен-Шапель.

Сержант сжал в руке серебряную монету, полученную от приезжего, и объяснил, как туда добраться:

– Сеньору нужно проехать стрелку Нотр-Дам, – страж показал рукой на видневшийся шпиль. – Видите вон там! Минуете улицу Дофина. И попадете к площади со статуей Генриху IV! И там легко найдете, что вам надобно, сеньор!

Всадник тронул поводья. Сержант хотел сказать еще что-то, но приезжий не стал его слушать. Тот махнул рукой и вернулся на свой пост.

– Заработал на выпивку? – лениво спросил второй стражник. – Я бы не прочь промочить горло глотком вина.

– Можно послать в таверну, – сержант подбросил на ладони монету.

Из-под моста вылез молодой горожанин в серой одежде. Он видел всадника и оценил его щедрость. Отряхнул свой плащ и окликнул стража:

– Эй, дядюшка Било!

– Чего тебе, Жак? – отозвался сержант.

– Кто этот господин?

– По виду испанец из мелкого дворянства, судя по его плащу и шпаге. Заплатил мне целый су только за то, что я указал ему улицу Дофина! Дурак! Как и все испанцы дураки!

– Пойду и я заработаю на его глупости.

– Смотри, Жак, как бы он тебе уши не отрезал. По нему видно, что он воин. И шпага его хоть и проста на вид, но зато наверняка остра.

Молодой махнул рукой и бросился догонять незнакомца.

– Сеньор! – окликнул он иностранца. – Эй, сеньор!

Всадник оглянулся. Перед ним был горожанин-простолюдин в простой серой куртке, заплатанной во многих местах. Его плащ, закинутый за спину, был рубищем и шляпа, которую он держал в руках, зияла дырами.

– Я слышал, что вы спросили у сержанта! И я понял, что вы иностранец.

– И что с того? – по-французски спросил приезжий.

– Тогда я тот, кто поможет вам найти в Париже все, что вам нужно. И возьму с вас за эту услугу я не столь дорого!

Всадник понял, что гид ему не повредит, и согласился. Он вытащил из кошелька монету и бросил горожанину. Тот ловко поймал её и спрятал в карман.

– Получишь еще три таких, когда доберемся до места.

– Я ваш слуга, сеньор! Мое имя Жак! Если желаете еще и осмотреть город, то я готов вам его показать! В Париже, сеньор, есть на что посмотреть.

– Мне нужна хорошая гостиница.

– В Париже их множество. И все зависит от толщины вашего кошелька.

– Мой кошелек слишком тощ и в нем не водится золото, – усмехнулся приезжий. – Но кое-что в нем звенит из серебра.

– Тогда все отлично, сеньор!

– Ты знаешь, где находится дворец монсеньора Ринальдини?

– Кардинала Ринальдини? Дворец под шпилем Сен-Шапель? Еще бы мне этого не знать. В доме кардинала я кое с кем дружен, сеньор.

– Тогда можешь показать мне город, друг. За это я заплачу тебе еще одну монету…

***

К полудню приезжий дворянин осмотрел город и остановился в скромной гостинице. Затем Жак проводил его к дворцу монсеньора Ринальдини.

– Вот дворец кардинала, сеньор! Но только он не слишком принимает гостей.

– С чего это? – дворянин протянул обещанную плату.

Жак схватил монеты и ответил:

– Он слишком большой человек. И не любит в последнее время оказывать покровительство.

– Может быть, для меня он сделает исключение?

– Не думаю, сеньор.

– Но я попробую войти в этот богатый дом с парадного входа…

***

Высокий дворянин в простом черном камзоле без украшений, на благородство его происхождения указывали лишь шпага и кинжал, явился в приемную кардинала Ринальдини.

Разряженные слуги кардинала неприветливо встретили посетителя. Много таких вот искателей денег и покровительства приходили к их господину. Ринальдини не любил попрошаек, и строго настрого приказал своему секретарю де Ромену отваживать их от его дома.

– Что угодно сеньору? – спросил гостя секретарь кардинала по-испански.

Он сразу опознал испанский покрой его одежды.

«Обнищавший идальго пришел проситься на службу или простить протекции при дворе, – подумал Ромен. – Как много развелось попрошаек».

– Вы угадали во мне испанца, сеньор секретарь? – по-французски спросил пришедший.

– Так одеваются в Испании, мелкие идальго, сеньор! – перешел на французский секретарь.

– Вы слишком откровенны, – насупился дворянин. Этот мальчишка, похоже, задумал его оскорбить. – Идальго не может быть мелким. Идальго – рыцари по благородству своего происхождения и по своему мужеству.

– Что привело вас к моему господину? – не обратил внимания на замечание секретарь. – Кардинал сейчас очень занят и не принимает посетителей с личными просьбами.

– Меня он примет, сеньор.

– Вот как? – саркастически усмехнулся секретарь. – Сеньор так в этом уверен?

– Думаю да.

– А я иного мнения, сеньор. Мое имя шевалье Франсуа де Ромен. И я готов встретиться с сеньором в удобное для него время.

Это был вызов. Пришедший дворянин усмехнулся. Убить этого хлыща было для него слишком просто.

– Передайте кардиналу, что его желает видеть соратник королевского капитана дона Франсиско Себастиани!

– Я не имею чести знать этого капитана, сеньор.

Лицо дворянина стало строгим.

– Я попросил вас, сеньор, передать кардиналу кто пришел и все. Какое мне дело до того, что вы знаете или нет? Я не пришел ничего просить для себя. Но я должен передать кардиналу послание от Себастиани. Кардинал захочет меня выслушать.

Де Ромен отправился докладывать кардиналу о госте. Слишком уж уверенным был его тон для просителя.

***

Ринальдини постарел. Теперь это был уже не подтянутый аскет-монах, но дряхлый старик. Он с трудом передвигался, и его мучили многие болезни. Но на его худом, обтянутом желтой кожей лице, светились прежние любопытные глаза.

Он читал богословский трактат и с неудовольствием выслушал своего секретаря. Кардинал не любил, когда его размышления прерывали. Но, услышав имя Себастиани, он сразу отбросил книгу от себя на столик.

– Как ты сказал, Франсуа? От кого прибыл этот человек?

– Он сказал, что он соратник дона Франсиско Себастиани, монсеньор! Я хотел гнать его прочь, но…

– От дона Франсиско? – кардинал перебил секретаря. – Матерь божья! Неужели кто-то выжил из той экспедиции, так давно пропавшей? Но вице-король Перу прислал письмо, в котором утверждал, что экспедиция Себастиани погибла.

– Прикажете позвать?

– Сюда этого человека! Немедленно! – вскричал кардинал.

Секретарь бросился выполнять приказ. Он низко поклонился дворянину и передал, что кардинал ждет его.

Через минуту незнакомец приветствовал кардинала Ордена. Ринальдини не узнал его.

– С кем имею честь говорить? – спросил он по-испански.

– Ваша милость не узнала меня?

– Нет, – кардинал, сколько ни всматривался в лицо пришедшего, не мог его узнать. – Но вы не капитан Себастиани.

– Нет, монсеньор. Я тот, кого вы послали с доном Франсиско искать страну Золотого короля в 1661 году от Рождества господа нашего Иисуса Христа!

– Но ваше имя, сеньор?

– Фёдор Мятелев, монсеньор. Хотя меня давно так никто не зовет. Я много лет был доном Федерико де Монтехо и уже привык к этому имени, монсеньор.

– Фёдор? – старик поднялся с кресла и подошел к Мятелеву. – Фёдор! Неужели тот самый сын боярский1?

– Тот самый, падре!

Кардинал обнял боярского сына и прижал к себе.

– Не узнал тебя. Да и как узнать? Ты стал совсем иным. Кто может узнать в испанском доне русского парня? Как годы меняют людей.

– Я долгое время жил под солнцем Юга. И лишения изменили мое лицо. Я уже не так молод.

– Не наговаривай на себя. Ты выглядишь молодцом. И что с того, что ты стал зрелым мужем? Когда я сказал о годах, то не хотел сказать, что ты постарел. Ты изменился. Но помоги мне. Я совсем разволновался.

Фёдор помог старику снова сесть в кресло. Кардинал усадил его на стул рядом с собой.

– Как много лет мы не виделись! Я уже и не надеялся увидеть тебя в этой жизни. И вот ты вернулся. Это чудо! Это еще одно доказательство существования бога. Ты мне послан в тот момент, когда ты мне нужен!

– Я привез вам, монсеньор, то, что вы просили меня принести. В моей сумке лежит золотая книга древнего народа чибча-муисков.

Кардинал принял сумку, но не торопился её открыть. Мятелеву это показалось странным. Он много раз представлял себе встречу с Ринальдини и думал, что кардинал сразу бросится смотреть это сокровище.

– Ты удивлен? – понял его взгляд кардинал. – Я уже не тот. Я стар и меня мало что интересует. Тайны древних уже не для меня. Эти 11 лет состарили того Ринальдини, которого ты знал, и я готовлюсь перейти в лучший мир, Федор. Пусть древними тайнами занимаются другие.

– Монсеньор! Все это было напрасно? – изумился Федор.

– Нет. Поиск истины не может быть напрасным. Древний артефакт важен, и он нужен людям. Но все это уже не для меня. Мое время прошло. Его изучат другие. Но расскажи мне, что ты пережил и что видел? Вот что мне интересно!

– Я готов рассказать все. Мне некуда спешить, монсеньор!

– Ты где остановился?

– В гостинице, монсеньор. Средств у меня не много. Я не стал богаче, падре. Богатство обходит меня стороной.

– Это ничего. Я не слишком могущественный владыка, но этот твой недостаток в силах исправить. Хотя я и сам никогда не гонялся за благами земными. А остановиться тебе следует в моем доме. Я пошлю слугу за твоими вещами в гостиницу.

– Как будет угодно монсеньору, но…

– Никаких «но», Федор. Ты будешь жить здесь, все время твоего пребывания в Париже.

***

Они говорили долго. Затем прервались для трапезы и снова вернулись к разговору. Кардинал сказал секретарю, что его ни для кого нет.

Федор рассказал о том, как они шли через леса, о вожде чибча-муисков, о таинственном городе золотого короля.

– Итак, Себастиани погиб?

– Погиб, падре, – ответил Федор. – Это уже когда мы вошли в город великого сипы Лунного Света. Так они называют своего короля. Трудно даже рассказать, что мы пережили, пока дошли до города. И во время этого пути я оценил кто такой дон Франсиско Себастиани. Это был человек из стали. Таких теперь уже нет, монсеньор. Он только силой своего слова и силой своей воли подавлял бунты в отрядах.

– Солдаты бунтовали?

– Не то слово, падре. Непроходимые джунгли, когда каждый метр приходилось прорубать через чащу – озлобят кого угодно. На каждом шагу ядовитые гады и враждебные племена. Отравленные стрелы и копья. Я и сам потерял веру в то, что мы найдем то, что искали. Такое отчаяние накатывало. Люди просто зверели. А Себастиани умел смирять их словом.

– Он довел отряд до города Золотого короля?

– Да. Но нас тогда осталась едва ли половина. Когда мы впервые там оказались, я был удивлен их постройками.

– Город великого сипы такой большой?

– Лунный город? Большой. Но сам город – это не жилая часть. Там храмы, места для жертвоприношений предкам и могильники. Они засушивают своих знатных покойников. Вначале потрошат, изымая внутренности, затем вымачивают тело в растворе, и уже после этого набивают внутрь сушенные травы и вставляют в глазницы драгоценные камни.

– Нечто подобное делали в древности жители Египта.

– Город Луны, ибо великий сипа считается там сыном этого бога, не только один, падре. Таких там семь.

– Вот как?

– Эти города враждуют между собой. Совместно они ненавидят только пришельцев. Хотя, сказать по правде, им не за что любить чужаков. Они не принесли им ничего кроме жадности и рабства. Но надеть цепи на этот народ оказалось трудно.

– Вы захватили город? – спросил Ринальдини:

– Подчалу нам так казалось. Сипа и его стража были нами разбиты. Дон Франсиско сразил своим мечом большого военачальника сипы. Затем он швырнул его отрубленную голову к ногам вождя и сказал, что он привык, когда его встречают оружием.

– Себастиани захватил власть?

– Сипа признал его почетным гостем своего народа, и все шло неплохо. Но дон Франсиско был настоящий идальго. Капитан водрузил над дворцом сипы знамя своего короля и объявил город собственностью испанской короны. Это не понравилось жрецам Луны. Капитан в гневе заколол одного из них, и наши солдаты свергли с пьедестала большую статую.

– Не самое лучшее – оскорблять местные божества и их служителей. Я бы воздержался от подобного. И как поступили с вами жрецы?

– Нас одолели хитростью, падре. В одну из ночей, когда наши перепились, жрецы подняли людей, и они захватили нас врасплох.

– Это и должно было случиться. Себастиани действовал как некогда Писарро. Но он забыл, что у Писарро были тылы и поддержка Испании. А Себастиани был в чужой стране без опорных баз, и король Испании даже не знал о захвате новой страны в его честь. И что было дальше?

– Они истребили всех, падре. Вернее, почти всех. Мне и еще нескольким солдатам была дарована жизнь.

– И за что они оказали вам такую милость? – спросил кардинал.

– Я не был участником кутежей и не оскорблял святыни. Я действовал, как указывали вы, падре. И мы мужественно защищались. Иван Рог, заслонил меня от стрелы и умер на моих руках. Меня и Минку захватили и связали, но не убили. Потом сипа велел нас освободить. Но мы дали клятву навсегда остаться среди местных и воевать с их врагами. Я три года жил среди них. У меня даже была жена – одна из дочерей сипы.

– Но ты, все-таки, ушел?

– Я и Минка Иванов. Мы хотели бежать и бежали. Минка по пути погиб, а я добрался до Коро, испанского города неподалеку от Маракайбо. Из Коро до колонии Сан-Мигель. Оттуда на корабле до Кубы, а уже потом вернулся в порт Палос в Старом Свете. В Испании я недолго служил в армии. Мне были нужны деньги. Затем я узнал, что кардинал Ринальдини постоянно живет в Париже. И вот я здесь.

– Тебе многое пришлось пережить, Федор.

– Падре, я хочу спросить…

– О Марте? – догадался кардинал. – Она жива!

– Жива! – вскричал Федор.

– Но она вышла замуж. Ведь не могла же она ждать тебя всю жизнь, Федор. Да и захочешь ли ты видеть её спустя столько лет?

– Я бы хотел, падре. Но кто её муж?

– Полковник гусарской хоругви пан Ян Поланецкий. Это выгодная партия для Марты. Пан Ян богат и занимает хорошее положение в Варшаве.

– Чего нельзя сказать обо мне, – ответил Федор. – На моей родине меня больше никто не ждет. Наверное, отец и мать уже умерли, а мои три сестры замужем, и они поделили отцовское наследство.

– Иными словами тебе в твоей Московии не будут рады? – усмехнулся старик.

– Думаю, нет. И кем я там буду, падре? Снова поступить стрельцом в стремянной полк? Нет. За эти годы я столько повидал и пережил, что старая жизнь более не для меня. Я дон Федерико де Монтехо, испанский идальго по крови2. На это имя имею право, падре. Сам Себастиани, когда стал генерал-капитаном короля Испании, через вице-короля закрепил мои права на него.

– У тебя есть королевская грамота на дворянство?

– Да. монсеньор. В Сан-Мигеле я получил бумаги на имя Монтехо, и оно мое.

– Что же, дон Федерико, дворянское имя – это неплохое начало для новой жизни…

****

Ринальдини рассказал Федору о возвышении его товарища Василия Ржева3.

Мятелев всегда помнил дворянина из конницы Шереметева, с которым свела его судьба в 1659 году. Они вместе путешествовали в Крым, там попали в рабство на галеру «Меч падишаха». Затем восстание рабов в имении спахии и путешествие в Стамбул, где он и оставил Ржева, когда они с Минкой Ивановым бежали из города, и больше его не видел.

Под этим именем скрывался человек московского царя дьяк Тайного Приказа Дементий Башмаков. В 1666 году, после того как ханом Крыма стал Адиль Гирей, Башмаков покинул Стамбул и вернулся обратно в Москву.

– Он был обласкан царем и стал фактическим главой Приказа Тайных дел. Его заслуги были оценены.

– А что Дауд-паша4? – спросил Федор.

– Ты не забыл этого турка?

– Нет, падре. Это умный человек. Я только потом понял всю его хитрость и ловкость. В стране чибча-муисков у меня много было времени для размышлений.

– Дауд-паша, каймакам при дворе великого визиря, получил от султана шелковый шнурок5. А это значит, что его больше нет среди живых. И это моя заслуга.

– Ваша, монсеньор?

– Башмаков стал слишком много знать через него о том, что делается при дворе султана. Ордену это не было выгодно. Ведь это из-за него тогда Марта Лисовская вынуждена была покинуть дворец. А это Орден через Вахид-пашу подставил её султану.

Мог ли Федор такое забыть? Он тогда по приказу Дауд-паши проник в гарем повелителя османской империи и выкрал его любимую наложницу.

– И Башмаков теперь в Москве?

– Да. И мне нужен ловкий человек, который отправится туда. Я ломал голову, кто может это выполнить, и судьба снова послала мне тебя, Федор.

– Монсеньор предлагает мне работать против Москвы? – спросил Федор.

– Отчего же против? – перебил его кардинал. – Я предложил тебе побывать на родине за чужой счет. Разве это тебе не нужно? Ты не станешь обузой для своих сестер и не станешь претендовать на наследство отца.

– Это соблазнительное предложение, монсеньор. Но я должен знать, с какой целью и в качестве кого я поеду?

– В составе испанского посольства. Король Испании Карл II отправляет в Польшу и Московию своего представителя маркиза Мансеру. Я могу определить тебя в его свиту. И могу дать тебе слово, что ты не станешь вредить Московии, Федор. Да и что тебе за дело до Московского царя? Ты давно ничем ему не обязан.

– Может и так, но мой отец и дед защищали царей и служили им верой и правдой.

Ринальдини внимательно посмотрел на Федора и сказал:

– Федор, я готов отпустить тебя. Я помогу тебе добраться до рубежей Московии.

– Но ведь есть «Или», монсеньор? Вернуться на родину или…

– Или я предложу тебе служить Ордену.

– Служить иезуитам?

– Я скоро умру, Федор. Ты останешься моим духовным наследником. Я не могу оставить тебе золото и драгоценности. У меня этого совсем мало. Да что толку в материальных благах? Я дам тебе много больше! Тебе откроются многие тайны европейской политики. Да и не только европейской.

– Я должен выбирать? – спросил Федор.

– Да. Каждый из нас должен время от времени делать выбор. Ты можешь подумать.

– Я согласен, падре. Возвращаться на родину никем я не желаю. Старая жизнь для меня закрыта. Это я понял еще в городе муисков. Мог ли мой отец, стремянной стрелец государева полка, представить себе, что его сын женится на басурманке, и будет молиться лунному богу.

– У тебя там были дети, Федор?

– Моя жена родила мне двоих сыновей, но они умерли во младенчестве. Мои друзья Иван Рог и Минка Иванов погибли. В далеком краю я сроднился с этими парнями, и они стали моей семьей. Так что я теперь одинок. И кроме вас у меня нет близкого человека.

– Я искренне рад, что ты согласился, Федор.

– И я рад нашей встрече, падре.

– Скажи мне, Федерико, – Ринальдини перешёл на испанский язык. – Тебе ближе испанский?

– В последнее время он стал для меня родным языком, падре. Я даже думаю на испанском.

– Тогда скажи мне, ты вел записи твоего путешествия в страну Золотого короля6?

– Да. И эти записи со мной. В моих вещах, падре.

– Ты позволишь мне это прочесть?

– Да, падре. От вас тайн у меня нет. Но откуда вы узнали о записях? Я ведь никому и никогда их не показывал.

– На корабле, который вез тебя в Старый свет, был человек, который наблюдал за тобой.

– Он из Ордена? – догадался Фёдор.

– Да. Он иезуит. И он был в экспедиции Себастиани вместе с тобой.

– Кто?

– Я не знаю под каким именем ты знал его. Я не знаю, как он выглядит. С этим человеком лично я не беседовал. Но мне нужно знать содержание тех записей, что ты сделал…

****

Федерико через два дня снова был вызван к кардиналу.

– Ты остановился на твоем путешествии в страну панча к Овальным щитам7, – сказал кардинал.

– Большего я записать не смог, падре.

– А ты намерен продолжать?

– Я хотел бы этого.

– В твоей книге, которая может кое-кого заинтересовать, есть сведения, которые лучше огласке не предавать.

– Но это записи о походе капитана Себастиани, монсеньор.

– Ты желаешь оставить его имя в истории, Федерико?

– Я хотел бы этого. Капитан заслуживает такого места, падре.

– Многие его заслуживают, Федерико. Но все это суета. Можешь поверить человеку, который уже одной ногой стоит в могиле. Я знаю, что воспоминания обо мне сотрутся, и уже лет через сто никто и не вспомнит о Пьетро Ринальдини. А я хотел проникнуть в тайны мироздания. Совсем как тот падре Мигель, о котором ты пишешь. Но человеку не дано познать того, что познать невозможно. Потому хочу тебя попросить.

– О чем, монсеньор?

– Отдай эти записи мне и никогда не пиши того, что было дальше.

– Но…

– Это просьба, а не приказ, Федерико.

– Я сделаю как вы сказали, падре.

Кардинал пожал руку дона Федерико де Монтехо…

Глава 2 Орден Алькантара.

Мадрид.

Дворец Мансера.

Эскуриал – королевский дворец.

1672 год.

Федор прибыл в Мадрид как богатый дворянин. Он был в роскошном украшенном серебром камзоле, в узких до колена полотняных штанах. Манжеты на его рубашке отделаны тонкими кружевами, на плечах – большой отложной воротник. Пышное перо на шляпе скреплено большой пряжкой с бриллиантами. Ринальдини настоял на том, что он должен научиться одеваться как придворный. Кардинал снабдил его пятью тысячами золотых на дорогу, дабы он ни в чем не нуждался.

Федор быстро отыскал дом маркиза де Мансера и добился приема. Мансера был иезуит и как только узнал, что к нему пожаловал человек от Ринальдини, сразу принял его…

***

Дон Антонио Хосе Мариа де Толедо, маркиз де Мансера принадлежал к древнему роду, представители которого занимали высокие должности при испанском дворе.

Маркиз был плотный мужчина среднего роста с красивым лицом с правильными чертами. Ему было в тот год 40 лет. И он уже десять лет принадлежал к Ордену Иисуса8.

– Я осведомлен о том, что должен сделать для вас, дон Федерико – сказал маркиз. – Я получил послание от кардинала. Монсеньор очень плох?

– Он выглядит неважно, – ответил Федор. – Как скоро я буду представлен ко двору?

– Через неделю. Ибо через две недели мы покидаем Испанию. И монсеньор желает, чтобы вы к тому времени по своему положению сравнялись со многими грандами Испании…

***

В карете маркиза де Мансера Монтехо отправился из Мадрида на прием к королю Испании Карлу Австрийскому. Маркиз по пути рассказал ему, что великолепная резиденция королей Испании Эскуриал построена великим архитектором из рода Толедо.

– Из вашего рода маркиз?

– Дон Хуан де Толедо, архитектор, был из побочной ветви нашего рода. Он получил заказ от самого короля Филиппа II и начал строительство. Но умер, не закончив работ, и его приемником стал архитектор Хуан де Геррера.

– Это честь для вашего рода, маркиз.

– У нас в Испании не сильно ценят архитекторов, дон Федерико. Но таким человеком как Хуан де Толедо стоит восхищаться. Смотрите!

Вид величественного дворца открылся дону Федерико. Эскуриал был выстроен в форме прямоугольника из больших гранитных плит. Холодный замок из прямых линий на скалистой равнине воплотил в себе сам дух Испании того времени. Это был символ славы и величия королей Карла V и Филиппа II. Недаром из шести статуй иудейских царей у церкви Святого Лаврентия были две с лицами этих монархов.

– Этот дворец называют чудом света, – оценив какое впечатление произвел Эскуриал на чужестранца, гордо произнес Мансера.

Карета въехала во дворец с востока со стороны главного фасада, который имел три портала.

– Что это за собор, маркиз? – Монтехо указал через окно на красивую церковь.

– Это церковь Святого Лаврентия, дон Федерико. Она не уступит даже собору Святого Петра в Риме.

Карета маркиза остановилась среди карет иных придворных. И слуги, соскочив с запяток, бросились открывать двери. Маркиз вышел первым.

– Прошу пожаловать в Эскуриал – цитадель королей Испании, дон Федерико! Далеко не каждому идальго удается попасть сюда вот так сразу.

Монтехо вышел и осмотрелся. Недалеко стоял отряд стражи. Всюду суетились слуги в шитых золотом ливреях с гербами Испании.

К ним подошел дворянин с жезлом и поклонился маркизу:

– Ваша светлость! О вас уже справлялись. Я отведу вас к королеве-матери!

– Благодарю вас, дон Кристобаль. Со мной благородный идальго дон Федерико де Монтехо!

Дворянин поклонился Монтехо и тот ответил тем же. Он пригласил благородных господ следовать за собой…

***

Федерико де Монтехо и маркиз де Мансера были пропущены во дворец и удостоились приема в кабинете королевы-матери Марианны Австрийской, которая правила за своего малолетнего сына, короля Карла.

– Наш король еще мал, – пояснил маркиз дону Федерико.

– Я знаю это, маркиз. Все решает королева-мать. Она не откажет Ордену?

– Как можно! Королева верная католичка. И она многим обязана Ордену, – сказал иезуит Мансера. – Больше того она лично знакома с кардиналом Ринальдини. Да и великий инквизитор Испании и Португалии Иоанн Нитгард на нашей стороне. А он второй человек после королевы.

Федор уже был наслышан об этом человеке. Нитгард был фаворитом королевы, и она во всем полагалась на него в ведении государственных дел. Но инквизитор не был любовником королевы-матери, как знаменитый кардинал Мазарини был и первым министром и любовником королевы Франции Анны Австрийской. В этот раз фаворит и любовник означали не одно и то же.

Королева Мариана Австрийская после смерти своего мужа облеклась в монашеское одеяние и не меняла его более на роскошные придворные наряды. Это была необычная королева. И её сын король Карл Испанский не был обычным ребенком.

В приемную вошел сам великий инквизитор Испании и Португалии, в простой монашеской рясе доминиканского ордена9. Уже немолодой полный человек с властным лицом и непроницаемыми глазами.

Он увидел Мансеру и подошел к нему.

– Маркиз! Рад вас видеть.

– Монсеньор!

– А этот молодой человек посланец монсеньора Ринальдини?

– Дон Федерико де Монтехо, – представился Федор.

– Королева примет вас, и король Испании окажет вам честь, молодой человек.

После этого инквизитор вошел в кабинет королевы.

– Против нас будет сводный брат короля дон Хуан Австрийский, – прошептал Федору Мансера.

– Сводный брат? – спросил Мятелев.

– Он уже совершеннолетний. Молодой человек подает надежды, но он бастард10. Впрочем, сегодня его не позовут сюда, и вы его не увидите.

– Он имеет власть и влияние?

– Пока небольшую. Но в будущем он себя еще покажет.

Федора мало интересовало будущее Испании. Жить он здесь не собирался.

– Я вас понимаю, дон Федерико. Вы не рассчитываете задерживаться в Испании долго. Но титул вы получите от Испании, и он будет привязывать вас к этой стране. А титул в Европе вещь весьма удобная.

– Вы хотите сказать, маркиз, что его могут у меня отобрать?

– Кто может поручиться за будущее, дон Федерико…

***

Камергер двора его Католического величества короля Испании и Императора Обоих Индий пригласил маркиза де Мансеру и сеньора де Монтехо войти. Он еще раз напомнил обо всех тонкостях этикета, который неукоснительно соблюдался при испанском дворе.

Федерико, наученный маркизом, сделал все как он. Они вошли в кабинет и низко поклонились. Затем сделали еще несколько шагов и снова отвесили поклон.

Королева была в черном монашеском одеянии без украшений. Она после смерти своего мужа отказалась от мирской тщеты в виде нарядов и драгоценностей.

Лицо у Марианны Австрийской было грубым с крупными чертами. Массивный нос портил её, но королева давно привыкла к тому, что она не так красива, как королева Франции Анна, из того же Австрийского дома. Внешность давно потеряла для нее всякое значение.

Вела она себя властно, как и положено государыне, чье слово было законом. Она кивнула, пришедшие подошли еще ближе и снова поклонились.

– Я рада видеть вас, маркиз! – произнесла Марианна и протянула Мансере руку.

Тот почтительно поцеловал её.

– Мне передали просьбу принять нового дворянина, вернувшегося из колоний.

– Ваше величество, – начал маркиз. – Монсеньор кардинал Ринальдини посылает нам этого дворянина и просит принять как своего сына!

– Вот как? – Марианна взглянула на Федора по-другому. Рекомендация кардинала много для неё значила.

– Это дон Федерико де Монтехо! – представил маркиз дворянина королеве.

Она протянула руку Федерико. Это было знаком большой милости. Придворные, стоявшие у стен, зашептались, обсуждая, кто такой этот высокий дворянин, чье негромкое имя не произвело на них впечатления.

– Друзья кардинала – мои друзья. Я сделаю все, что нужно, – проговорила королева. Монтехо ничего не сказал в ответ. Говорить ему с монархиней не полагалось.

Он отошел от кресла королевы немного в сторону и замер на месте.

Мажордом двора его Католического величества трижды стукнул своим посохом об пол и объявил, о приходе короля.

Король Испании Карл, по прозвищу Околдованный был последним представителем династии Габсбургов на троне в Мадриде. Мальчик-король был небольшого роста и худощавого сложения. Он вошел в кабинет шаркающей походкой, и придворные помогли ему сесть в кресло рядом креслом его матери.

Федерико низко поклонился монарху. То же самое сделал и маркиз Мансера.

Король Карл обладал своеобразной внешностью, совсем неподходящей для государя. Монтехо видел его на портрете в доме Мансера и понял, что художник польстил юному монарху.

Голова короля была непропорционально крупной, слишком длинная нижняя челюсть, впалые щеки и массивный нос уродовали его. Только рыжеватые волосы венценосца были густыми и длинными.

Марианна Австрийская нагнулась к Карлу и прошептала:

– Сын мой, рядом с маркизом де Мансера стоит благородный идальго дон Федерико де Монтехо. Вам стоит почтить его кивком головы.

Король кивнул Федору. Тот еще раз низко поклонился.

– Я должен что-то сделать для этого кавалера, мадам? – спросил король мать.

– Да, государь. Дон Федерико был среди дворян, что подняли знамя короля Испании над новыми землями.

– А где это произошло? – спросил мальчик-король.

Марианна Австрийская не запомнила названий, про которые говорил ей утром Нитгард. Да и фамилию командира отряда она не смогла бы назвать. Потому она сказала сыну:

– Дон Федерико дворянин, но государь может поднять его выше.

– Что я должен сделать? – речь короля из-за его нижней челюсти и длинного языка была невнятной, но мать его хорошо понимала.

– Дон Федерико должен отправиться в путешествие как гранд Испании. Вам, ваше величество, стоит пожаловать его рыцарским орденом Алькантара.

Так Федор Мятелев, сын боярский, или дон Федерико де Монтехо стал кавалером рыцарского ордена Алькантара, основанного в 1156 году. С 1494 года сан гроссмейстера этого ордена был соединен с саном испанского короля и потому жаловать его мог только монарх.

И уже на следующий день Федор получил грамоту и орденский знак, состоявший из зеленого мальтийского креста, концы которого были соединены золотыми лилиями.

Теперь его будут знать в Испании. Да и имя храброго капитана Себастиани, поднявшего знамя его величества над новыми городами не будет забыто. На следующий день при дворе было объявлено о подвигах экспедиции и храброй гибели её участников во имя короля и веры христовой. И единственный оставшийся в живых дворянин Федерико Монтехо был отмечен высоким титулом и благодарностью короля.

***

Мадрид, 1672 год.

Дворец дона Хуана Австрийского.

Дон Федерико де Монтехо бродил по улицам, осматривая Мадрид, когда заметил двух дворян, что следовали за ним по пятам.

«За мной следят? – удивился Федор. – Но я недавно прибыл в город, и у меня здесь нет знакомых. Неужели это из-за того, что меня пожаловали в рыцари Алькантара?»

Но Федор ошибся, дворяне не следили за ним. Они искали его. Один сделал ему знак рукой.

«Он желает со мной говорить. Послушаем, что им нужно!»

Они подошли к нему и первый, сказал:

– Дон Федерико де Монтехо?

– Это мое имя! С кем имею честь говорить, сеньоры?

– Дон Диего де Эспиноса! – представился первый, высокий человек в черном с серебром камзоле.

– Дон Франциско де Гонзаго, маркиз де Мендоза! – представился второй.

– Рад знакомству с благородными идальго! Но чем я обязан честью знакомства с благородными сеньорами? Полагаю, сеньоры подошли ко мне не просто так?

– Вас желает видеть мой благородный господин, дон Хуан Австрийский. Мы сопроводим вас в его дворец. Вам угодно следовать за нами?

Федор понял, что отказаться нельзя. Его звал в гости сам принц Хуан Австрийский Младший, сын умершего короля Филиппа IV и красавицы актрисы Мари Кальдерон.

В 13 лет король Филипп признал Хуана королевским бастардом и назначил его магистром Мальтийского Ордена в Кастилии и Лионе. В возрасте 22 лет принц Хуан проявил себя как талантливый флотоводец и был удостоен громкого титула «князя океана».

Мансера говорил, что дон Хуан может начать ставить им палки в колеса. Ведь они воспользовались покровительством Нитгарда, которого тот ненавидел. Может, и сейчас он позвал его ради этого?

«Не хотелось бы втягиваться в их интриги, – подумал Федерико. – Этот Нитгард высокая особа и хитер, как сам дьявол. Это сразу видно, даже после первой встречи с ним. Но и бастард короля человек в Мадриде не последний…»

***

В строгом мрачном дворце принца было неуютно. Громада высоких сводчатых потолков с облупившейся росписью давила на посетителя и статуи рыцарей прошлого напоминали призраки ушедших эпох времен войны с маврами.

Во дворце было множество слуг и дворян – сторонников дона Хуана. Они с любопытством разглядывали нового кавалера ордена Алькантара. Мендоза и Эспиноса проводили дона Федерико до самых покоев принца и доложили о нем секретарю.

Дон Хуан принял дона де Монтехо. Федерико вошел в кабинет и увидел принца стоявшим у небольшого стола застеленного картой Европы. Дон Хуан был высок и отлично сложен. Лицо его было смуглое, как у истинного кастильца, а черные длинные волосы ниспадали на плечи.

Хуан был одет в лилового бархата камзол, штаны до колен, белые чулки и башмаки с алмазными пряжками. Орденский знак Мальты был на груди бастарда.

– Дон Федерико? – спросил принц, оторвавшись от карты. – Я слышал о вас.

– Как и я, монсеньор! – Монтехо отвесил принцу поклон.

– Вы пользуетесь покровительством Иоанна Нитгарда, моего врага. Но по виду вы благородный идальго, а не низкий интриган. Я узнал, что вы служили под началом королевского генерал-капитана Себастиани. Это храбрый дворянин – образец истинного испанца.

– Я хорошо знал дона Франсиско Себастиани, – согласился Федерико. – Он был моим командиром и вел нас в бой с дикими туземцами. Это он отважился на поднятие флага короля, над городом туземного вождя и за это пал в бою, как рыцарь. Редко я встречал людей такого мужества и такой силы.

Принц кивнул в ответ и сказал:

– Да. Дворян подобных Кортесу, способных бросить вызов судьбе, у нас осталось мало. А Испании как раз нужны такие люди. И вы из таких, дон Федерико. Но что вас связывает с Нидгардом?

– Я не большой господин, монсеньор. Я служу великому человеку, и он послал меня сюда к нужным людям. Они свели меня с Нитгардом. Я не выбирал.

– Я предлагаю вам, дон Федерико, служить мне. Мне скоро будут нужны отважные дворяне.

– Прошу меня простить, монсеньор! Но я уже имею господина и должен служить ему. Хотя для меня большая честь – такое предложение. Я был бы рад служить вам, если бы не был связан словом!

– Достойный ответ, дон Федерико. Хоть и не тот, на который я рассчитывал. Но если передумаете, то принц австрийский снова подаст вам руку.

– Монсеньор! – Федерико низко поклонился принцу.

Дон Хуан показал де Монтехо, что аудиенция окончена. Федерико покинул дворец принца и пожалел, что не может служить ему. Принц ему понравился. Открытый, честный и смелый. Настоящий воин и предводитель.

«Отчего падре не дружен с такими людьми? Я с большим удовольствием обнажил бы саблю рядом с принцем Хуаном. Но судьба дает мне иных друзей…»

Глава 3 Посланец иезуитов.

Варшава.

Дом Поланецких, апрель 1672 год.

Дон Федерико де Монтехо, кавалер ордена Алькантара, отыскал в Варшаве большой дом полковника королевской гусарской хоругви Яна Поланецкого11. Ринальдини предупреждал его об осторожности и не советовал встречаться с женой полковника. Но Федор не смог удержаться. Тем более что посольство остановилось в Варшаве только на три дня.

Слуги пана Поланецкого сообщили пришедшему дворянину, что хозяина нет. Он в войске коронного гетмана Яна Собеского. Как известно, началась война с Большим турком. Тогда де Монтехо попросил встречи с панной Поланецкой. Седоусый управляющий Поланецких, по виду шляхтич, сообщил, что панна не принимает никого в эту неделю.

– Но уже через день мы покинем Варшаву, пан. И я больше не смогу видеть панну, а у меня есть до панны Поланецкой важное дело, – сообщил иностранный дворянин на неплохом польском языке.

– Так пан знает панну Марту? – спросил управляющий.

– Нет, пан, я не имею чести знать панну Поланецку! Но если нет пана Поленецкого, то я должен видеть панну.

– Кто пан есть?

Федор решил поразить управляющего многими титулами:

– Дон Федерико де Монтехо, кавалер ордена Алькантара, доверенный человек маркиза де Мансера, полномочного посла испанского короля Карла!

Пан управитель не запомнил ни одного титула, из названных, но они его впечатлили, и он отправился докладывать панне о приходе гостя…

***

Панна Марта Поланецкая12 в девичестве Лисовская, была по-прежнему красива. Прошедшие годы не оставили следа на её прекрасном лице. Её формы стали более женственными. Панна любила балы и её хорошо знали при дворе. Она успела порядком поистратить состояние своего мужа и не стеснялась заказывать все новые и новые наряды.

Она сейчас как раз разглядывала новые драгоценности, принесенные еврейским купцом, и прикидывала, какие сможет купить.

– До вас пан кавалер, моя панна, – доложил управитель.

– Я никого не принимаю.

– Но он настаивает, моя панна.

– Какой кавалер, Казимеж? Я говорила, что меня нет ни для кого кроме панны Зоси Яблоновской.

– Пан назвал много имен, но я не запомнил. Он не поляк, моя панна.

– Так что ему нужно? Ты сказал, что пана Поланецкого нет?

– Сказал, моя панна. Но он хочет видеть панну, раз пана нет. То важный господин из свиты испанского посла, что прибыл в Варшаву. Пусть панна сама его послушает!

– С чего это испанец пришел к нам в дом? Ладно! Зови его!

Пришедшего дворянина она не знала. Он отвесил ей придворный поклон, и она оценила его костюм с модными кружевами.

«Одет по последней моде. И с чего он надумал навестить меня?»

– Дон Федерико де Монтехо, рыцарь короля Карла, кавалер ордена Алькантара! – представился пришедший.

Он был поражен видом Марты и подумал про себя:

«Она все еще красива и годы не изменили её! Но она, похоже, совсем не узнает меня».

– Пан знает мое имя, и пришел ко мне по делу?

– Да, панна Марта.

– Пан хорошо говорит по-польски.

– Благодарю, моя панна. Я говорю по-польски давно. Еще раньше, чем по-испански.

Марта с удивлением посмотрела в лицо испанского дона. Что это он имеет в виду? И его глаза показались ей знакомыми в этот миг.

– А я не могла видеть пана раньше? – спросила она.

– Так, панна Марта! – поклонился дворянин. – Мы виделись с вами раньше. Но вы не узнали меня. А я вас узнал сразу.

– Так пан не испанец?

– Теперь да. Но раньше нет, панна Марта!

– Пан меня интригует! Я видела пана ранее? И мне так показалось, но я не могу вспомнить, где видела пана. Но могу поклясться, что имя Монтехо мне незнакомо.

– Я ношу это имя не всю жизнь, панна. Раньше меня звали по-другому.

– Так пусть пан назовет свое имя.

– Я был тогда стрельцом в войске воеводы Пожарского, панна.

Марта изменилась в лице. Она после этих слова сразу вспомнила эти глаза.

– Федор?!!!

– Это я, Марта. Но Федором я был в прошлой жизни. Теперь я испанский дворянин и кавалер. Меня пожаловал этим отличием сам король Испании Карл, и меня принимала королева-мать Марианна Австрийская.

– Каким ты стал… Совсем другой человек. Ты так изменился. А я думала, что ты погиб в Новом Свете…

Он сделал шаг ей навстречу, и Марта также приблизилась к нему. Она всматривалась в его лицо, все еще не веря, что перед ней тот самый Федор Мятелев.

Он не стал стариком, но он был другим. Не было уже того Федьки, бесшабашного молодца, наивного и бесхитростного. Перед ней стоял зрелый муж, много повидавший в жизни, и отлично умевший скрывать свои чувства.

– Ты не рада меня видеть, Марта? – спросил он.

– Рада, но ты другой. Федор повел бы себя не так. Тот Федор, которого я знала. Но чего ты стоишь? Садись в кресло.

Он сел, и она расположилась на стульчике рядом с ним.

«Тот Федор сжал бы меня в объятиях, – подумала она. – А этот даже не коснулся моей руки».

– Как все это произошло с тобой? – спросила она. – Как ты вдруг стал таким важным?

– Я много пережил, Марта. Можно сказать, что я прожил там, в Новом Свете, целую жизнь. Я видел иной народ и жил по его языческим обычаям. Я изучил его язык и усвоил его правила. Я знал его женщин, так не похожих на наших. Там у меня родились дети и там они умерли. Об этом можно говорить много дней, Марта.

– Но ты вернулся.

– Я бежал с риском для жизни, и все мои друзья лежат в той чужой земле. Я один из экспедиции Себастиани, кто смог вернуться обратно.

– И кардинал Ринальдини принял тебя? Это ему ты обязан своим нынешним положением?

– Да. Падре оказал мне честь. Я ведь не стал там богаче, Марта. И все что имею – это дары падре Ринальдини.

– Он отличил тебя по достоинству.

– А ты предпочла жизнь светской дамы? – он показал на раскрытый ларец с драгоценностями.

– Предпочла! – ответила Марта с горечью. – Меня заставили сделать этот выбор. После того как кардинал встретил тебя, я стала ему не нужна. Особенно после моего провала в Стамбуле. Он пристроил меня в Варшаве, и я вышла замуж за богатого и знатного пана. Но это только тень жизни.

– Вот как?

– Ты прожил замечательные годы, Федор. Пусть они были тяжелы, но они не были скучны!

– Скучать мне было действительно некогда. В этом ты права.

– А я танцевала на балах и встречалась с любовниками. Я вела жизнь светской панны и мне эта жизнь ненавистна. Поэтому я так ненавижу сейчас кардинала! Он лишил меня всего. Вначале поманил, а затем выбросил как ненужную вещь! Можно ли это простить?

Федор понял, что Марта все же изменилась. Она стала злой и научилась ненавидеть. Это совсем не та красавица, которую он любил. Падре был прав. Им не стоило встречаться. Он погнался за тенью прошлого, забыв, что нельзя войти в одну реку дважды, как говорил ему кардинал.

– Федор…

– Нет, нет, Марта. Прости меня, что я заставил тебя вернуться к прошлому. Я уйду и больше не появлюсь в твоей жизни. Да и Федора больше нет. Я Федерико. Стремянной стрелец Мятелев умер давно.

– И ты сейчас уйдешь? – она протянула ему руку.

– Так будет лучше, Марта! – Федор встал с кресла и не ответил на её порыв.

– Лучше для тебя? Для твоего кардинала? Он выделил тебя из многих и перед тобой откроется новая жизнь, полная почестей и приключений. Ты станешь одним из тех избранных, кто вращает колеса истории.

– Что ты говоришь, Марта? Все эти годы я не вращал никаких колес истории. Я только старался выжить в новом для себя мире.

– Но сейчас ты снова здесь!

– Прости меня! – он не стал больше её слушать и покинул дом Поланецких.

Марта зарыдала. Но в будущем Федерико де Монтехо дорого заплатит за эти слезы красавицы…

***

Москва.

Дворец государя Алексея Михайловича, апрель 1672 год.

Царь и великий князь всея Руси Алексей Михайлович, прозванный Тишайшим, к 1672 году погрузнел и был уже не тем молодцем, что в 1659 году, в год трагической битвы под Конотопом. Хотя одевался с неизменной пышностью и во всем соблюдал этикет. Вот и сейчас (хотя прием был малый для доверенных лиц) на царе драгоценная шапка и бармы13. Его парадный кафтан золотой парчи расшит золотыми узорами и украшен изумрудами и рубинами.

Рядом с государем новый его фаворит Артамон Сергеевич Матвеев. Он, также как и прошлый любимец монарха боярин Ордин-Нащекин, не был высокого происхождения. Матвеев – сын дьяка и смолоду служил в стрелецких полках. При осаде Конотопа он, в качестве головы 3-го стрелецкого приказа, сражался с татарами и казаками Выговского.

Артамон Сергеевич – сторонник западного пути развития для Московии. Он много читал и собрал большую библиотеку. В прошлом году Матвеев способствовал новой женитьбе овдовевшего царя на девице Наталье Нарышкиной. В начале 1672 года царь пожаловал Матвеева в бояре в честь рождения сына своего Петра Алексеевича.

Матвеев стоял рядом с креслом царя.

Государев большой дьяк Тайного приказа Дементий Башмаков докладывал царю о положении дел в Украине и Порте Оттоманской14

– Войско султана Мухаммеда IV со дня на день выступит в поход, государь.

– Это давно известно, – раздраженно молвил царь. – Султан уже два месяца назад объявил сбор своих войск. Было и так понятно, что они выступят против Польши. Численность войска турок известна?

– Да, государь, – ответил Башмаков. – Султан с великим визирем ведут двести тысяч. Они направят удар на крепость Каменец. Взяв эту крепость, турки получат господство над всей Подолией.

– Это ослабит и турок и поляков, – проговорил Матвеев. – То для дела нашего великого государя есть благо.

– Не думаю, что султан ослабнет после этой войны с Речью Посполитой15, – ответил на слова Матвеева Башмаков. – Я знаю, какими силами располагает король Речи Посполитой в тех землях. Поляки не смогут долго сопротивляться и скоро пойдут на мир с турками. Речь Посполитая не способна одна противостоять султану. А усиление султана не выгодно для дела великого государя.

– Что Дорошенко? – спросил царь о гетмане Правобережной Украины.

– Дорошенко снова поклялся султану в верности, – ответил Башмаков. – Вся Правобережная Украина теперь союзное туркам государство. Мне доносит наш человек в Стамбуле. Лично для себя Дорошенко выговорил постоянство свое в гетманском сане и передачу его по наследству в его роде. Больше того, султан пожаловал ему титул князя Украины. И султан повелел хану Крымскому Селиму Гирею не беспокоить больше Дорошенко набегами!

Царь взглянул на Матвеева. Это сообщение ему не понравилось. Крымчаки перестанут беспокоить Дорошенко, и полякам станет не до него. Это даст силы гетману справиться со своими противниками.

– Дорошенко пользуется популярностью среди старшины в Украине! – заявил царь. – Наш гетман Левобережный Демьян Многогрешный не справится с ним. Чего стоило только снять с него церковное проклятие!

В 1670 году Дорошенко исхлопотал через посредство султана у константинопольского патриарха проклятие для Многогрешного. Это сильно повредило авторитету Многогрешного и московского царя. И Алексею Михайловичу многих трудов стоило добиться его снятия.

Башмаков решил, что время для той просьбы, с которой он пришел, настало. И он заговорил:

– Я хочу просить у великого государя позволения сместить Многогрешного!

– Многогрешного? – изумился Алексей Михайлович. – Но это верный нам человек!

– Но жалобы на него поступают великому государю постоянно! Сребролюбив16 этот гетман и старшина17 жалуется на него! Нужен ли нам такой гетман, великий государь?

– Что скажешь? – царь посмотрел на Матвеева.

– Дак в Украине они постоянно жалуются друг на друга и чубы друг другу рвут! То не новость, великий государь.

– Государь! – почти взмолился Башмаков. – Ты знаешь верность мою и радение о делах державы твоей! Многогрешный нынче вреден для дела твоего! Многие полковники левобережные уже сносятся с Дорошенко. Нам нужен иной гетман! Иначе мы можем потерять всю Украину!

– И кого ты прочишь в гетманы вместо Многогрешного?

– Такой человек есть, великий государь! – ответил Башмаков. – Это полковник Иван Самойлович!

Царь и Матвеев переглянулись. Самойловича? Того, кто был так враждебен к делу московского царя. Матвеев подумал, уж не сошел ли с ума Башмаков?

– Полковник Самойлович будет верным человеком для дела великого государя! – сказал Башмаков. – А что ранее он был врагом, так это даже хорошо! Его никто не обзовет московским холопом, как Многогрешного. И он объединит вокруг себя старшину левобережную!

– Ты, Дементий, так уверен в Самойловиче?

– Уверен, великий государь. Мой человек есть в его окружении, и он доносит, что Самойлович будет верным человеком для дела великого государя. И он окажет помощь войскам нашим, когда придется сойтись с турками! А та война уже не за горами.

– И его изберут? – спросил царь. – Наше влияние сейчас в Украине не слишком велико. А старшинская Рада должна избрать этого кандидата, если мы сами сместим Многогрешного! Есть ли гарантия того, что так и будет?

– То мне известно, великий государь, – ответил Башмаков. – Я могу ручаться своей головой, что гетманом Самойловича изберут! Я все подготовлю, если будет на то воля великого государя!

– Буду думать, Дементий! – ответил Алексей Михайлович. – А ты скажи мне, с чем к нам едут гишпанцы (испанцы)?

Башмаков понял, что царь согласится на смещение Многогрешного.

– Посланцы гишпанского короля Карлоса будут говорить о делах торговых и войне с турками, – ответил Башмаков. – Им нужны в будущем войска великого государя против османов.

– А откуда сие знает дьяк Тайного Приказа? – спросил Артамон Матвеев, занимавшийся иностранными делами. – Неужто и в Гишпании есть у него свой человек?

– В Гишпании нет, великий боярин, – спокойно ответил на сарказм боярина Башмаков. – Но того и не нужно. Мои люди есть в Варшаве и Кракове. При дворе короля Михаила Вишневецкого и в ставке великого коронного гетмана Яна Собеского…

***

Вскоре по приказу великого государя Алексея Михайловича гетман Левобережной Украины Демьян Многогрешный, за многие лихоимства им свершенные, был арестован и доставлен в Москву

***

Москва.

Приказ тайных дел, апрель 1672 год.

Василий Ржев (Дементий Башмаков) изменился за прошедшие 11 лет. Он все еще был крепок телом, но годы и тревоги избороздили морщинами его лицо, под глазами залегли синие круги. Он поседел.

Вернувшись из Стамбула в Москву, он наладил хорошую сеть агентов в Варшаве, Кракове, Бахчисарае, Стамбуле. Его люди были при королевском дворе, рядом с ханом Крыма, во дворце Пушечных Ворот в Турции. Правда после смерти Дауд-паши информация из Стамбула не была такой точной.

Большой государев дьяк засел в приказе за грудой бумаг. Он еще раз просмотрел донесение агента о приезде испанского посла. Маркиз де Мансера весьма знатный господин.

Дементий не мог понять, с чего они вдруг послали в Москву именно этого вельможу и потому призвал дьяка Посольского приказа Елизара Вылузгина, большого знатока европейских дел.

Тот явился к вечеру. Слишком много у него своих дел. Вылузгин был уже в летах, худ как щепка и голову имел нескладную лысую. Одевался просто, без показной роскоши, хотя жалование ему было положено от великого государя большое, как боярину.

– Здравствуй, Дементий Минич! С чего звал? Что за срочность?

– Прости, Елизар Силыч, что от дел оторвал тебя. Но служба государева.

– Понимаю. Стало быть, надолго? Так прикажи подать мальвазии да закусить чего.

– А все уже готово, Елизарушка. И стол накрыт и мальвазия там, и водка гданская.

– То хорошо! – крякнул Вылузгин, любивший выпить и хорошо поесть. – Отдохновение от дел надобно, Дементий. Сколь их накопилось! До конца дней не разгресть того. Не вру ей богу.

Они ушли в другой покой и там сели за богатый стол. Башмаков знал все слабости дьяка Посольского приказа. Выпили по впервой и несколько минут насыщались молча. Затем Вылузгин спросил:

– Тебя посольство гишпанское интересует? Так?

– Можно ли что скрыть от тебя, Елизарушка?

Они выпил мальвазии, и сам хозяин ухаживал за гостем. Слуг к тому разговору Башмаков не допускал.

– Дак про твой разговор с великим государем я знаю, Дементий. Тебя гишпанское посольство заботит. С чего гишпанцам к нам такого маркиза слать? Чай государства наши далеки друг от друга. И я про то думал.

– И чего надумал, Елизар Силыч?

– Дак маркиз токмо для виду послан! А среди его людей будет тот, ради кого все и затеяли. Нет нужды гишпанскому королевусу к нам маркиза слать. В том могу поручиться, Дементий.

– Стало быть, едут они от иезуитов?

– Верно! Ордену надобно наши планы выведать до Украины касаемые и до войны с турком! Их королевус Карл, прозванный Околдованным, еще дитя неразумное. При нем его мать правит, а при ней великий инквизитор Гишпании, и он служит Ордену! А стало, они посольство по Орденскому запросу организовали. Но вот, поди узнай, кто главный среди них человек? При маркизе будет не менее тридцати дворян!

– А тебе известен состав посольства, Елизарушка?

– Кой чего знаю.

– Не хитри, Елизар! По глазам вижу, что ты уже знаешь!

– Касательно персон значительных – знаю.

– Так не томи! Говори.

– Много среди них кавалеров знатных. И есть некий кавалер ордена Алькантара дон де Монтехо. Пожалован он в сии кавалеры недавно и стало не просто так. Ведь при гишпанском дворе он персона незначительная, токмо недавно в Мадриде появившаяся неизвестно откуда.

Башмаков заинтересовался. В такие совпадения он не верил.

– А что знаешь про того Монтехо? – спросил он посольского дьяка.

– Дак роду он не шибко знатного. Прибыл невесть откуда, и связей у него при дворе нет. Но сразу приема у королевы-матери и у короля удостоился. А то в Мадриде ой как сложно.

– Стало, он по рекомендации от генерала иезуитов прибыл?

– Похоже, что так, – Вылузгин снова осушил кубок мальвазии. – В кавалеры Алькантара просто так не производят. Тут заслуги надобны. А придворные королевуса Карла ничего о заслугах того Монтехо не слыхивали. Вот и размышляй. Не простой то человек.

– Ох, и помог ты мне, брат Елизар! Ох и помог! Не зря я тебя позвал! Теперь знаю, за кем наблюдать стоит! И ты мне в том помочь можешь!

– И помогу! А чего не помочь? И я великому государю слуга верный!

– Здрав буди великий государь Всея Руси! – поднял кубок Башмаков.

– Здрав буди! – отозвался Вылузгин.

Они дружно выпили…

***

Москва, август, 1672 год.

Государь Всея Руси Алексей Михайлович в полном царском облачении, Большом наряде, вышел к придворным. Он высок ростом, немного тучен, белолиц, румян. Волосы имел русые, борода царя была широкой окладистой.

Царь всегда одевался во время приемов торжественно с византийской пышностью. Отложной ворот его кафтана был расшит жемчугом. Голову царя венчала шапка Мономаха, остроконечный головной убор, отороченный соболем и украшенный многими драгоценными камнями: рубинами, изумрудами, жемчугом.

Государь сел на царское место – мономахов трон. Бояре вручили ему Скипетр из золота с драгоценными камнями, и Державу, символ власти в виде золотого шара, увенчанный крестом.

Рядом с монархом стояла стража в белых с золотом кафтанах. Вдоль стен большой приемной палаты находились знатнейшие бояре Русского государства. За ним стояли большие дьяки и думные дворяне.

Сегодня принимали посольство испанского короля. Посол Мансера и десять его дворян вошли в покой и предстали перед царем. Они были одеты с особой пышностью. И особенно блистал нарядом сам посол, одетый в камзол синего цвета, богато украшенный серебром и драгоценностями. Отложной ворот был из тончайшего кружева. Маркиз держал в руке шляпу с плюмажем, скрепленным драгоценной пряжкой. Он сделал придворный поклон государю и вслед за ним это повторили его дворяне.

–Мой король, его католическое величество Карл II, король Испании и император Обеих Индий, шлет пресветлейшему и державнейшему, великому государю всея Великой и Малой и Белой Руси самодержцу, пожелания доброго здравия и многих лет счастливого царствования.

Переводчик тщательно перечислил все царские титулы, которые маркиз Мансера просто не смог бы запомнить.

«Пресветлейший и державнейший великий государь и великий князь Алексей Михайлович всея Великия и Малыя и Белыя России самодержец: Московский, Киевский, Владимерский, Новгородский, царь Казанский, царь Астраханский и царь Сибирский, государь Псковский, великий князь Смоленский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятцкий, Болгарский и иных, государь и великий князь Новагорода, Низовские земли, Черниговский, Рязанский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский и всея северные страны повелитель, и государь Иверския земли, Карталинских и Грузинских царей, и Кабардинские земли, Черкасских и Горских князей и иных многих государств и земель Восточных и Западных и Северных Отчичь и Дедичь и наследный государь и обладатель».

Далее послу передали слова царя о пожелании здравия испанскому королю.

Затем Мансера пустился в длинные рассуждения о врагах христианского мира турках и татарах и о необходимости истребления оных.

Великий государь Алексей Михайлович полностью согласился с этим утверждением. Царь сказал, что его держава много сил положила на борьбу с магометанством, и он отступать от сей благородной цели не намерен.

Это были обычные фразы вежливости. Если говорить откровенно, то русское правительство было заинтересованно в ослаблении Речи Посполитой и даже радовалось начавшейся войне между поляками, литовцами и турками. И ни о какой солидарности христианских держав, про которые толковал Мансера, не было и речи.

Далее маркиз упомянул о священном союзе христианских стран, направленном против турок, который навсегда сокрушит эту империю врагов христианского мира.

Артамон Матвеев, большой боярин, усмехнулся в бороду этим словам маркиза. О каком священном союзе толкует гишпанец? Они почитают у себя в Мадриде Франкского короля Людовика большим врагом, чем есть султан Мухаммед Охотник. Сколь гишпанцы с франками воевали! Ни о каком сокрушении империи османов никто серьезно не думает.

О войне с турками по-настоящему мечтал польский король Владислав IV, но магнаты не дали ему ту войну начать. А вот нынешний король Михаил Корибут Вишневецкий вынужден принять войну с османами. Но счастливо она для него не кончится.

Сейчас о войне с турками думает австрийский кесарь. Но франки такоже враги австрияка, и, наверное, большие, чем турки. Вот тебе и священный союз против магометан!

«С чем же прибыл этот гишпанец? – думал Матвеев. – Не верю этим пустыми словами, что он сейчас лопочет великому государю. Стоит поговорить с Башмаковым. Он наверняка что-то разнюхает».

Прием продолжался…

***

Дьяк Тайного приказа Дементий Башмаков внимательно рассматривал высокого дворянина в лиловом камзоле с орденским знаком на груди. Он видел его раньше! У Башмакова была отличная память.

Он склонился к дьяку Вылузгину и прошептал:

– Вон он.

– Кто? – спросил Вылузгин.

– Наш странный кавалер. Тот, кто стоит справа от посла. Высокий и худощавый.

– На его груди орден Алькантара!

– Могу поклясться, что видел его раньше!

– Видел? – Вылузгин посмотрел на Башмакова. – Где?

Сам Дементий хотел бы ответить на этот вопрос.

– Ты вот что, Елизар. Проследить пошли кого за сим человеком. Куда ходит и с кем встретиться на Москве пожелает.

– Сделаю, – ответил Вылузгин…

***

Федерико де Монтехо после царского приема отправился пройтись по Москве. Против водяных ворот Кремлевских, за рекой было много садов, что находились в собственности великого государя и большая площадь для обучения конницы.

Испанский дворянин хорошо знал дорогу и потому обошелся без провожатых. Хотя дьяк посольского приказа навязал ему подьячего, гишпанским языком владевшего. Мол, тот покажет иноземцу, где и чего есть на Москве. Но Федор, выйдя из ворот, сунул подьячему золотой и приказал убираться. Тот низко поклонился и ушел в кабак. Не желает иноземец его услуг – его дело.

Дьяк Вылузгин все это видел со стороны и подумал, что этот иноземец бывал ранее на Москве. Слишком вольно он ориентировался в городе без провожатого.

«А гишпанец не столь прост. Вона как идет уверенно, словно много раз ходил по дорожке этой. Стоит посмотреть, куда он пойдет».

И дьяк последовал за гишпанцем. Красная площадь была тогда застроена рядами лавок из камня, ибо пожары были настоящим бедствием для Москвы. Между рядами, что торговали товарами разными, находились и лавки книжные. У них иноземец много стоял и на книги смотрел.

Вылузгин приблизился. И после того, как гишпанец отошел он подскочил к торговцу.

– Чего он смотрел-то?

– Ась? – не понял дьяка купец.

– Чего сей иноземец смотрел?

– Дак кто его ведает? Посмотрел да пошел далее. Нешто можно понять иноземца? Книги то мои славянские. Только вот те две на латыни.

Дьяк понял, что здесь ничего не узнает. Иноземец не взял в руки ни одну из книг. А книги многое могли порассказать о том, кто их брал в руки.

Затем дон Федерико зашел в винную лавку и выпил вина. Заплатил слишком щедро, и целовальник царского кабака рассыпался в благодарностях.

«Деньгами сыплет щедро, – подумал дьяк. – Не боится внимание на свою особу обратить. С чего это так? Подьячего спровадил, а здесь золотом сыплет? Али не знает, что на Москве опасно так делать без провожатых? Еще зарежут его шпыни. Много всякого на Москве нынче есть такого, про что и думать не хочется. Стало порядков наших не знает? Али знает да все одно делает, как похочет?»

И дьяк последовал за иноземцем далее…

***

Федор пошлел к тому месту на Москве, где он жил с отцом и матерью.

«Как давно я не был здесь. А все словно вчера было. И улочки, по которым бегал мальчишкой. И лавка, где пирогами торгуют. И торговец зазывает покупателей теми же словами, И вон церква, где батя меня крестил».

Все те же кирпичные покрытые мхом стены Китай-города. И там за деревянной церквушкой батькин дом.

По пути ему встретились стрельцы в белых кафтанах, что с любопытством смотрели на иноземца.

– Глянь-ко! – вскричал молодой стрелец. – Иноземец! А одет как чудно!

– Гишпанский немец! – ответил стрелец постарше. – Мы вчерась посольство ихнее сторожили.

Стрельцы говорили вольно, ибо думали, что иностранец их не понимает. Федор усмехнулся и подумал:

«А заговори я с ними по-русски, вот подивились бы. Это стрельцы из стремянного полка. Только никого из этих я не знаю. Но может, они моего батьку знают? Али кого из Мятелевых?»

Но спрашивать Федор их не стал и пошел далее. Тем более что до Мятелевского дома было рукой подать.

Отцовский большой дом был на месте и стал только лучше за пошедшие годы. Окна были украшены резьбой, и новая лестница на четырех столбах с арками возведена недавно. Двери и ставни из отличного листового железа говорили о достатке хозяев. У ворот бегали дети: две девочки и мальчик. Они, увидев иноземца, бросили игру и замерли, уставившись на него.

Федор понял, что есть продолжение мятелевскому корню и у него защемило сердце. Так захотелось войти в дом.

Младшая девочка побежала от ворот к дому, крича:

– Мамка! Мамка!

На крик из дома вышла молодая женщина.

– Чего орешь Сонька? Али случилось что? Где брат и сестра?

– Вона! – девочка указала на ворота. – Мамка, смотри, кто у наших ворот стоит. Страшный какой!

Федор узнал свою сестру Дарью. Когда он уезжал на войну, она была совсем девчонкой. А ныне красавица, высокая, в мятелевский род, статная с большой грудью, пышными русыми волосами, которые выбились из-под платка.

Женщина испугалась иноземца и позвала мужа.

– Иван!

Из дома вышел молодой мужик в расстегнутом кафтане.

– Чего тебе, Дарьюшка?

Федор не мог двинуться с места. Он смотрел на сестру и так хотел признаться ей кто он такой. Муж Дарьи увидев, иноземца, заслонил собой жену и спросил:

– Тебе чего?

– Иван! Смотри как зыркает! Детей напужал!

Иван подошел к Федору.

– Ты кто? Чего здеся надо?

Федор заговорил по-испански, дабы никто не смог его понять. Раскрыть себя он не мог. Сестра его не узнала. Да и могла ли она узнать его? Кто мог узнать в знатном испанце в дорогом костюме того бесшабашного удальца Федьку?

– Погоди Иван! – со стороны ворот показался еще один стрелец. – Чего напал на иноземца? Это большой господин из посланцев гишпанских! Вчера я был в конвое ихнего посла! Сам знаешь, что за обиду иноземца будет!

– А чего он зыркает?

– Да мало ли чего? Поди разбери что он там кукарекает!

Федор на ломаном русском спросил, чей это дом. Ему ответил стрелец, что дом его, стремянного стрельца Ивана Демьянова. Мятелев вспомнил, что Демьяновы жили неподалеку от них. Спиридон Демьянов был другом его отца, и они вместе несли государеву службу. И был у Спиридона сын Иван. Но Федор помнил его совсем мальцом. И ныне этот малец – муж его сестры.

Федор спросил, кому дом принадлежал ранее. И на этот раз ответила Дарья. Дом сей её отца стремянного стрельца Мятелева. Но батька помер три года назад. Тосковал он по жене своей, что ушла из жизни, как только узнала, о гибели сына своего Федора.

– А ты, господин, поди, знал тех, кто здесь жил? – спросил стрелец.

Федор ответил, что не знал, но слышал о стрельце Мятелеве.

– Али Федьку нашего знавал? – спросила Дарья. – Ведь сгинул он в иноземщине. Сказывали, как ушел он от войска, так и потеряли мы его. Маманя столь убивалась по нему.

Федор больше не стал ждать и пошел прочь от отчего дома. На его глазах были слезы, и он не хотел, чтобы их кто-нибудь видел…

***

Вылузгин сразу побежал к Башмакову с новостями. Тот принял дьяка иноземного приказа сразу.

– Проследил я за кавалером нашим, Дементий Минич! Проследил куда он ходил!

– Чего? – не понял Башмаков. – Не возьму в толк, про что говоришь, Елизар?

– Да про то, что я проследил за гишпанцем твоим, Дементий! Я к нему подьячего приставил, дабы Москву ему показал. Но гишпанец сей того подьячего сразу спровадил.

– Он знает Москву? – удивился Башмаков.

– Не то слово! Он ходил так, словно родился в Москве. Петлял словно заяц. И знаешь, куда он пошел?

– Да не томи, Елизар! Говори дело, раз пришел!

– Вот я и говорю. Во стрелецкую слободу он отправился. И там отыскал дом стремянного стрельца Демьянова. Там живет сам стрелец Ванька Демьянов, десятник государева полка да женка его Дарья.

– Демьянов? Не знаю кто таков. А сколь годов ему?

– Должно тридцать, а то и поменее. Демьяновы стрельцы из рода в род. Еще его дед служил государю великому в стремянном полку. А женка его такоже дочка стремянного стрельца. Мятелев имя ему.

– Что? – Башмаков подскочил со своего стула. – Мятелев! Вона, где глаза этого гишпанца я видел! Вот и привелось встретиться, друг Федя!

– Ты про что, Дементий? – не понял Вылузгин. – Про что говоришь?

– Да ведь знаю я сего иноземца. Хотя изменился он изрядно, Елизар.

– А к чему здесь Мятелевы?

– Это дело государево, Елизар. Потому тебе про сие никому толковать не следует. Это дело я токмо государю великому доложу.

– Нешто я не понимаю, Дементий Минич? Чай не первый год государеву службу несу…

***

Москва, август, 1672 год.

Дом дьяка Тайного приказа Дементия Башмакова.

Слуги Башмакова тайно скрутили иноземного подданного Фредерико Монтехо и доставили ночью в дом большого дьяка.

Федерико был возмущен и когда ему развязали рот, стал проклинать русских по-испански, используя все ругательства, которым научился у капитана Себастиани. А капитан постоянно ругался во время их экспедиции, и у Федора была отличная школа.

– Не стоит господину браниться, – услышал Федор знакомый голос. Он говорил по-русски. – Ведь господин де Монтехо хорошо меня понимает?

– Кто вы такой? – спросил Федор по-испански. – Кто дал вам право хватать подданного короля Испании?

– Али ты позабыл русский язык, Федя? – человек склонился над Федором, и тот узнал Василия Ржева своего товарища по веслу на галере «Меч падишаха».

Монтехо перешел на русский:

– Вася? Дворянин Ржев?

– Я самый. Только зовусь я Дементий Башмаков. Государев дьяк Тайного приказа.

Башмаков приказал всем удалиться, и они остались вдвоем. Он развязал Федора и помог ему сесть на стул.

– Прости, что пришлось тебя так в гости ко мне заманить, Федя. Но иного выбора не имел я. Прости бога для.

– Бог простит, Вася. С чего ты видеть меня возжелал? Али соскучился?

– И это есть, Федя. Ведь сколь мы с тобой не видались? Я как тебя увидал, так личность твоя знакомой мне показалась. А как мне Вылузгин фамилию Мятелев сказал, то понял я, кто есть этот гишпанский кавалер. Мой старый знакомец стрелец Федька Мятелев.

– Я уже не Федька Мятелев, Вася. Я поданный испанской короны дон Федерико де Монтехо.

– Дак слыхал я имя твое новое. Но что будет, ежели государь узнает, кто ты на самом деле? Тогда никакой посол королевуса Карла тебя не спасет. Ибо ты раб великого государя.

– Ты приказал меня сюда притащить, дабы угрожать? Не верю тому, Василий. Тебе что-то нужно?

– Я хочу, чтобы ты рассказал, зачем прибыл сюда? Только не говори про то, что ты в свите своего посла. Можно ли то серьезно воспринимать, что лопотал ваш посол про союз против османов? Ляхи воюют с османами, вот и стали бы им помогать, коли их защита христианства так волнует. Но им нужно иное, и я хочу знать что.

Федор засмеялся в ответ.

– Ты, Вася, не знаешь, что мне довелось пережить за эти годы. А если бы знал, то не пугал бы меня смертью. И что мне сделает твой царь? Я готов умереть на родной земле. Я и прибыл сюда только для этого!

– А разве ты не готов послужить родной земле, Федор? Той земле, которой служили твои дед и отец? Или ты продался Иезуитам за красивую одежду и титулы?

– Я никому не продавался!

– Тогда помоги мне, Федор. Я служу делу великого государя и Руси!

Де Монтехо успокоился. В том, что говорил Ржев был смысл. В конце концов, кого он предавал? Падре Ринальдини? Но кардинал не брал с него слова, что он не станет более служить московскому царю.

– Что ты хочешь знать, Вася?

– Меня зовут Дементий Башмаков, а не Василий Ржев. А нужно мне знать о цели приезда посольства.

Федор ответил:

– Кардинал Ордена организовал все это. Ему нужен свой человек в Москве и потому он послал меня. Я должен найти того, кто станет ушами и глазами Ордена здесь. Затем я вместе с послом Мансерой отправлюсь обратно и доберусь до Варшавы. Там я отстану от посольства.

– Орден не желает нашего усиления в Украине? – спросил Башмаков.

– Да. Орден желает помочь Речи Посполитой. Они уже готовят нового короля, члена Ордена иезуитов.

– И кто же он?

– Великий коронный гетман Ян Собеский. Они с гетманом Украины Дорошенко должны соединить свои силы и снова отобрать всю Украину от Москвы.

Башмаков задумался. Дорошенко был опасен. Это был умный и коварный человек. Он мог добиться успеха. И Ян Собеский также умен и решителен. Это совсем не нынешний король Михаил Вишневецкий.

– И это все?

– Нет, – признался Федор. – Не все. Орден опасается усиления западников при русском дворе. Московия должна оставаться страной азиатской. И потому Орден станет поддерживать всех, кто против ориентации на Европу.

Это Башмакову было известно и так.

– Ты, молодец, Федор. И ты можешь послужить делу великого государя. Мы дадим тебе того человека, которого ищет Орден!

– Что это значит? – спросил Мятелев.

– Ну, ты же приехал для подкупа человека нужного Ордену? Вот и получишь такого человека. Твой кардинал будет доволен.

– Кардинал умен, Дементий. Ты даже не знаешь, как он умен. Это не человек – это сам дьявол. Он может убедить кого угодно и в чем угодно. Его совсем не так просто обмануть.

– А мы не станем его обманывать, Федор. Мы действительно найдем сребролюбивого дьяка в одном из Приказов. Иноземный Приказ подойдет для того лучше всего.

– А ты думаешь, что за мной никто не приглядывает? Наверняка кардинал не доверился мне полностью.

– Потому я и приказал похитить тебя тайно. Никто не знает, что ты здесь. Те люди, что тебя доставили – ничего и никому не скажут. К утру ты вернешься обратно.

– Но мое отсутствие заметили.

– Скажешь, что уходил по делу. А я подберу тебе того человека, которого ты ищешь…

***

Москва, август, 1672 год.

Свой человек в Приказе.

Федерико де Монтехо уверил маркиза де Мансеру, что ему нужно не так много времени для выполнения задания Ордена.

– Я завтра приглашен для участия в царской соколиной охоте, – сказал маркиз. – Так что можете не торопиться, дон Федерико. Какие здесь соколы! Московский царь знает толк в соколиной охоте!

– Я не охотник, маркиз.

– Вот как? Правда? Жаль! Это весьма и весьма увлекательно. Но, впрочем, у вас будет больше времени для решения ваших дел. У вас есть еще, что мне сказать?

– Нет, монсеньор!

–Тогда прошу меня простить, дон Федерико.

Маркиз вернулся осматривать свое охотничье снаряжение. Он не мог ударить в грязь лицом перед этими русскими…

***

Монтехо покинул посла и отправился в свои покои. Там его уже ждал худой человек, низкого роста, с козлиной бородкой. Одет он в потрепанный выцветший кафтан. Его сапоги сбиты и были человеку явно не по ноге. Слуги не хотели пускать его дальше приемной.

– Имею дело до господина де Монтехо, – произнес он на довольно неплохом испанском языке.

– Я и есть дон Федерико де Монтехо.

– Тогда прикажите, ваша милость пропустить меня.

Монтехо сделал знак слугам. Незнакомец вошел в покои испанского кавалера.

– Я зовусь Иваном, ваша милость, – произнес незнакомец по-русски.

– Просто Иваном? – по-русски спросил Монтехо.

– А большего вашей милости знать не надобно. Кто я и откуда. Зачем оно вам? Но услуги вам я могу оказать большие.

– Не задаром конечно? – усмехнулся Монтехо.

– Не задаром.

– Но как могу я платить неизвестно кому?

– Я говорю на пяти языках, господин. А на одежку мою не смотри. Это для неприметности. Я знаю все, что делается в Приказе тайных дел. Как только вы услышите мои новости, то сами захотите платить.

– И что это за новости?

– Касаемые положения дел в Украине…

****

Федор понял, что этот человек много знает. Скорее всего, он узнает новости не сам. Ему их кто-то передает. Нужно спросить у Башмакова кто это может быть.

Иван рассказал об аресте гетмана Многогрешного и о том, что Москва прочит в новые гетманы Самойловича. И Самойловичу будет навязан новый договор с царем, который еще больше ограничит власть гетмана.

Царь Алексей тянет руки к Украине и не только к Левому берегу. Но и Правобережье должно попасть под влияние царя. Ордену это не понравиться…

***

– А есть при дворе царя люди, что на восток смотрят? – спросил Монтехо.

Иван усмехнулся. Он понял, о чем говорит испанец.

– Дак многие бояре великие не любят западников подобных Матвееву. Видят они в том угрозу местам своим и знатности своей. Ведь Матвеев сколь раз говорил, что местничество18 отменить следует. А что будет ежели то свершится? Дак любой, кто пошустрее и умнее великих бояр обгонит. Многие токмо на знатности своего рода и держаться. А сами ничего не значат. Говорят они: «Тако от предков повелось, выделять по знатности рода да по заслугам отцов и дедов!»

– Но положение Матвеева крепко при дворе? – спросил Монтехо.

– Очень крепко. Особенно, после того как родила царица Наталья Кирилловна сына Петра. У государя-то крепкого мужского потомства нет. Царевич Федор скорбен телом. Царевич Иван – умом.

– Но Петр младенец. Кто знает, что из него вырастет? Власть наследует Федор Алексеевич.

– Оно так, – согласился Иван. – Но Федор хоть и телом слаб, но умом велик. При нем дружки, что похлеще Матвеева за перемены стоят.

Де Монтехо понял, что этот человек весьма хорошая находка для Ордена. Но для Москвы он большим врагом стать сможет. Потому его держать надобно крепко в руках.

– Господин понял, что я могу? – спросил Иван.

– Да. Я дам тебе тысячу золотых сегодня. Но в будущем ты станешь докладывать обо всех новостях мне пока я здесь, или моему агенту, когда я покину Москву.

Иван сгреб тяжелый кошель с золотом. Он получил целое состояние и подумал, что иезуиты умеют ценить людей по уму. Не то, что толстые тугодумы бояре, от которых копейки не дождешься…

***

Монтехо переоделся в русское платье. Кафтан со стоячим воротом, шапку соболем отороченную. Он превратился в одного из знатных щеголей, коих на Москве было много.

В доме у Башмакова всегда было много просителей. Приходили к нему дети дворянские, приходили бояре, ибо знали о влиянии большого дьяка. Одни просили для себя выгодного места, иные тяжбу выиграть желали, и слово дьяка Тайного приказа многое могло поворотить в их судьбе.

Федор сунул слуге дьяка золотой и попросил его уговорить господина принять его первым. Слуга быстро спрятал монету и провел сына дворянского через ход тайный.

Башмаков был искренне удивлен приходу Федора. Но при слуге вида не показал, что его знает. Даже изобразил раздражение.

Когда они стались одни, спросил:

– Ты с чего это сам ко мне заявился? Не стоило этого делать.

– Но не мог я по-иному, Вася.

– Дементий, – поправил его дьяк. – Государь дал мне свое высокое соизволение именоваться Дементий Минич. Но для тебя я могу быть просто – Дементий, ибо знакомцы мы с тобой давние.

– Приходил ко мне человечек один. И много чего порассказал интересного. Не от тебя ли он был?

Башмаков не понял, о чем говорит Федор, и попросил рассказать подробнее. Тот рассказал. Большой государев дьяк был искренне удивлен.

–Этакой прыти я не ожидал. Кто же это мог сделать? И по описанию не разобрать кто такой.

–Не думаю я, что к нам сам приходил. Скорее послал своего сообщника, про которого при дворе и не слыхивали.

– Ты прав, Федя. Не станет этот человек даром голову в петлю совать. Пока ничего такого тайного он не сказал тебе. Но опасно то, что человек сей, про наше слабое место знает. Есть при дворе государя великого те, кто желает отворотиться от Европейских дел, а есть те, кто желает в Европу войти.

– Но откуда они узнали, кто я такой? – спросил Федор. – Откуда они узнали, что я посланец Ордена?

– Не могу на то ответ дать. Должно они уже связаны с иезуитами, а может и еще с кем. Думать надобно…

Глава 4 Битва за крепость Каменец.

Украина распалась на две части – Правобережную и Левобережную. Её разделила река Днепр, и в каждой стороне был свой гетман.

В 1669 году гетман Правобережной Украины Петр Дорошенко признал себя вассалом Османской империи. Султан Мухаммед Охотник (он все еще сидел на турецком троне) обещал ему помочь. И в 1672 году двухсоттысячная османская армия перешла Дунай.

К туркам присоединились татары. Уже не было к тому времени умного и дальновидного хана Мехмеда IV Гирея. Его место в 1666 году занял ставленник Стамбула Адиль Гирей, известный под прозвищем Чобан-Гирея. Но этот хан был столь ничтожен, что его пришлось в 1671 году заменить на принца Селима Гирея, умного и образованного представителя династии ханов.

Хан Селим I был верен османам и во всем слушался падишаха Блистательной Порты. Он со своими войсками сражался против Москвы, Варшавы и против гетманов Левобережной Украины.

В Речи Посполитой король Ян Казимир окончательно утратил контроль над магнатами и в 1668 году отрекся от власти. В 1669 году на Сейме новым королем был избран Михаил Корибут Вишневецкий, сын знаменитого князя Иеремии Вишневецкого…

***

Подолия, 2 августа 1672 года.

Османская армия подошла к переправам на реке Днестр. Великий визирь Мехмед Кепрюлю был готов двинулся к крепости Каменец. По пути к его войску присоединились отряды Молдавского и Валашского господарей общей численностью в шесть тысяч человек. Через день прибыли, и войска крымского хана Селим Гирея – десять тысяч воинов.

Визирь получил известия от своих передовых отрядов, которые соединились с отрядами гетмана Дорошенко. Они сходу взяли Жванец, укрепленный пункт, который давал туркам возможность начать переправы.

Гениш-ачерас, начальник янычарского корпуса, доложил великому визирю:

– Строительство переправ начато, господин! Но вода в Днестре слишком высока! Шли сильные дожди!

– Пусть строят! Не обращать внимания ни на что! – строго приказал Кепрюлю.

– Они делают свою работу, господин! Но наши мастера жалуются на нехватку леса! Молдавский господарь поставил только часть, а не все, что ему было приказано!

– Он ответит за это передо мной! – вскипел визирь и хотел приказать срочно доставить господаря Молдовы в свой походный шатер, но передумал. Сориться с союзниками сейчас не стоило. Для этого еще будет время.

– Армия гетмана Собеского не столь велика, господин! – сказал гениш-ачерас. – Они не смогут нас остановить, даже если переправа затянется. Гетман Дорошенко разбил под Четвертинкой каштеляна Лужецкого, и ляхи не остановят нас у переправ.

Но визиря сейчас беспокоило иное. Скоро к армии присоединится сам падишах Мухаммед IV Авджи. И султану не понравится, что его армия топчется на месте. Поди объясни венценосцу трудности с лесом от молдавского господаря или проблемы наведения мостов…

***

Султан Мухаммед в сопровождении крымского хана Селим Гирея мчался к своим непобедимым алаям (полкам). Падишаха полумира сопровождала тысяча отборных придворных спахиев19. Все они на черных лошадях, покрытых золотыми чепраками. Уздечки коней украшены золотом. Каждый воин в добротной легкой кольчуге, одетой поверх синего с золотом кафтана, и в островерхом восточном шлеме, вооружены длинным прямым мечом и кривой саблей, копьем, луком и у каждого был нарядный красно-желтый щит.

Сам султан блистал в легких доспехах, кольчуге с золотой насечкой, стальном нагруднике с изображением полумесяца и островерхом шлеме с золотой каймой. Под ним был белый арабский жеребец. У левого бедра падашиха – тяжелый меч Османа, великого султана турок.

Повелитель заметно погрузнел, сказалась его жизнь, проводимая только в наслаждениях. Трудиться султан не любил и все дела по управлению империей препоручил великому визирю. Он и сейчас никогда не отправился бы в поход, но Кепрюлю уверил его, что это необходимо для будущей славы его имени.

Султан отправился на войну в сопровождении своей личной пестрой небольшой армии – тысячи слуг и своего гарема. Пятьдесят одалисок ехали за войском особым караваном. У каждой из них отдельный возок и по десятку служанок. У служанок были свои возки и свои слуги. Охрана гарема поручена конному отряду в двести пятьдесят бешлиев20

Селим I Гирей, хан Крыма, с неодобрением смотрел на растянувшиеся возки челяди султана, от которой в походе не было никакого толка. Турки все чаще отягощали армию такими вот спутниками. Но что он мог сказать? Он лишь слуга повелителя османов.

Хан отправился в поход налегке. Селим был моложе султана и мечтал отличиться в сражении. На войне он жаждал только битв, потому свой гарем оставил дома.

Повелитель Крыма был в доспехах по роскоши не уступавшим султанским. Его черный конь с белой звездой во лбу стоил целого состояния.

– Мой повелитель сильно рискует, – высказал хан свое мнение. – У нас только тысяча спахиев и пятьсот моих воинов ханской гвардии.

– И что с того? – беспечно отозвался Мухаммед.

– А если ляхи ударят по нам? Они могут нанести неожиданный и подлый удар.

– Но мой визирь говорил мне, что у ляхов здесь мало войска.

– И все же нам не стоило отрываться от обоза и наряда (артиллерия)!

– Но они так медленно ползут, мой Селим!

Султан поморщился, когда вспомнил сотню пушек, которые везли конные упряжи. Он не любил медленного движения.

– Мне донесли, – проговорил хан. – Что польский полковник Володыевский рыщет здесь со своим драгунским полком. И с ним, кроме драгун, около тысячи казаков атамана Мотовыла. Для гяуров будет большой удачей напасть на повелителя полумира!

– Ты так низко ценишь моих придворных спахиев, мой Селим? – усмехнулся султан. – Да и твои пятьсот всадников чего-то стоят.

– Я знаю о мужестве воинов падишаха. Но повелителю не следует рисковать своей жизнью.

– А мой великий визирь говорил, что я могу вдохновить моих воинов на подвиги во имя веры! Ты так не думаешь, мой Селим?

– Это священный долг повелителя османов, но его жизнь слишком драгоценна, чтобы ей рисковать. А я сам готов пасть защищая моего султана от любого врага!

– Вот и отлично, мой Селим! Ты знаешь, что я и сам не люблю рисковать, но сейчас с такой охраной мне нечего бояться. Эти тысяча спахиев готовы сразиться с пятью тысячами ляшских драгун и каких-то казаков. Этот поход будет быстрым и удачным.

– Мой повелитель победит гяуров! Такова воля Аллаха! Сегодня к твоим стопам падет Ляхистиан, а затем и урусы принесут тебе покорность!

– Так и будет, мой Селим!

Падишах помчался вперед, и хан решил не отставать от повелителя осман…

****

Крепость Каменец, 2 августа, 1672 года.

Генеральный подольский староста Николай Потоцкий осматривал стены Каменецкой крепости. Его сопровождали полковник Ежи Володыевский, недавно присоединившийся к войску со своей тысячей драгун, казачий полковник Мотовыл, ротмистр коронного войска Мокрицкий.

Потоцкий остался недоволен тем, что хороших пушкарей в замке было всего 10 человек.

– И как прикажете воевать, панове? Я обещал ясновельможному крулю защитить замок и не пустить проклятых турок в пределы дорогой отчизны! Мне донесли, что у султана 200 тысяч отборного войска! И хан с татарами и иные его наймиты!

– Пан круль пришлет нам подмогу, – проговорил Мокрицкий. – До той поры мы продержимся.

– Пан круль! – передразнил ротмистра староста. – Что может прислать нам пан круль? Тысячу своих гусар? Много она нам поможет! Немецким полкам не плачено жалование, и они не будут защищать Речь Посполиту задаром, панове! А сколько у вас копейщиков, пан Мокрицкий?

– Восемьдесят, пан староста!

– Вот то-то, панове! – вскричал Потоцкий. – Восемьдесят, а нужно восемьсот! Всего в крепости 300 солдат пехоты. Несколько десятков пушкарей и из коих только десять что-то могут. Тысяча драгун, да 600 казаков. Да шляхетского ополчения триста человек. И с ними я должен защитить Подолию против двухсоттысячной армии султана! Пан коронный гетман Собеский обещает нам прислать подмогу, как только он соберет войска. Но когда это будет?

Потоцкий махнул рукой и ушел вниз. Больше осматривать стены не было нужды.

Он был зол, ибо знал, что ни гетман, ни король не окажут ему помощи. И он был не уверен в верности своих солдат…

***

В полдень следующего дня к крепости подошел большой отряд в 500 всадников. Это был полковник Ян Поланецкий с крылатыми гусарами. Пан Потоцкий приказал открыть ворота.

Уже через полчаса Поланецкий докладывал старосте о том, что турки готовы к переправе.

– Пока им мешает большая вода, но скоро они соорудят мосты и станут переводить войска на наш берег, и скоро Каменец окажется в полной осаде!

–Что пан Собеский? – спросил Поланецкого Володыевский.

Пан Ян махнул рукой. У гетмана Собеского пока было только четыре тысячи воинов кавалерии. Две тысячи гусар и две тысячи драгун.

– А что литовские татары? Их не менее полутора тысяч в коронном войске, – спросил ротмистр Мокрицкий.

– Они изменили короне. Перешли на строну хана. Потому я здесь со своей хоругвью, панове. Я уничтожил один отряд изменников. Порубали их до дьябла! И решил прийти к вам.

– А что пехота? Пан гетман Собеский собирает пехоту?

– У него около трехсот человек, крестьян из Великой Польши. Но что это за воинство, панове! – сокрушался Поланецкий. – Стадо баранов! Не понимают даже простых команд.

– Это плохо! – Потоцкий выругался. – Нам нужна пехота!

– Пану нельзя сейчас здесь оставаться, – сказал Поланецкому Володыевский. – Нам пан не поможет в осаде. Его гусары для этого дела не годятся. Да и лошадей нам нечем кормить. Мои драгунские кони падают и нам пришлось вчера забить двадцать коней. Пан хочет того же и для своих гусар?

– То, правда, – с горечью ответил Потоцкий. – Здесь помощь пана не понадобиться. И пану стоит уводить гусар, пока турки не переправились и не взяли нас в осаду. Хоругвь пана нужна коронному гетману.

– Неподалеку мне сказали, видели казаков Дорошенко. Они уже на том берегу. Я могу ударить по ним.

– То безумие, пан. Того делать не стоит. У Дорошенко три тысячи казаков и с ним турецкие акинджи. Они разгромят пана. Риск не оправдан! – решительно заявил Володыевский…

***

11 августа 1672 года началась переправа турок через Днестр. И к 13 числу все силы султана его союзников успешно преодолели водную преграду. Поляки не сумели им помешать.

К 15 августа турки обложили крепость и стали устанавливать осадную артиллерию.

***

Крепость Каменец, август, 1672 года.

Генеральный подольский староста Николай Потоцкий 15 августа взошел на стены Нового Замка дабы осмотреть как османы готовятся к штурму.

Вчера ему доложили, что в Каменец больше не попадет никто. Турки и татары обложили крепость со всех сторон. Больше того большой обоз с припасами, который коронный гетман Собеский послал в крепость, так до места назначения и не дошел.

Потоцкий отправил листы к горожанам, и призвал их постоять за город. Было объявлено от имени короля о созыве ополчения. Горожане откликнулись на призыв и приходили со своими мушкетами в сборные пункты. Они были готовы стать на стены.

К старосте присоединился полковник Володыевский. Он только что осмотрел позиции у Русских ворот и доложил об этом Потоцкому.

– У ворот 250 солдат, 1 мортира и 72 гаковницы. Правда пушкарей мало, но добровольные помощники есть.

– Это хорошо. А что у Польских ворот? – спросил староста.

– Там также позиции укреплены. Но хуже на других участках. Войск для них почти нет.

– Ополчение уже собирается. Полковник расставляйте мещан по стенами, и придайте им по отряду шляхты из посполитого рушения (ополчения). Пусть они руководят горожанами, не знающими тактику войны.

Володыевский кивнул и отдал соответствующие распоряжения. Затем он снова вернулся к Потоцкому и стал смотреть, как турецкие инженеры устанавливали пушки для обстрела города. Полковник отлично понял, что после захвата замкового комплекса оборона Каменца станет бесполезной.

– Смотрите! – закричал ротмистр Мокрицкий указав, на знамя великого визиря. – Пятибунчужный паша Мехмед Кепрюлю! Великий визирь Порты! Похоже, что они скоро начнут штурм!

– После того как проведут бомбардировку города! – согласился Потоцкий. – И спаси нас бог! Проклятый султан притащил с собой много пушек, ядер и пороха.

– Будь у нас хоть 20 тысяч войска, мы могли бы сдерживать Подолию до подхода войск коронного гетмана! – с сожалением произнес Володыевский.

– Но у нас их нет, пан полковник. С нашими силами долго мы не продержимся, – ответил Потоцкий. – Хорошо, что полковник Поланецкий увел свою гусарскую хоругвь вовремя…

***

Отряд полковника Поланецкого развернулся для боя под Замковой Дубравой. Полковник решил нанести удар по казакам гетмана Дорошенко, хотя такого приказа ему никто не давал. Был бы жив войсковой товарищ пана Яна, полковник Николай Данилевич, павший в битве под Полонкой, он бы не дал Поланецкому этого сделать. Но Данилевича не было и потому полковник полагался на себя самого и на свою удачу.

– Пан полковник! – доложил наместник панцирной кавалерии Носовский. – Их много больше, чем нас.

– Сколько?

– Три тысячи самое меньшее. А у нас только пятьсот гусар!

– Только? – полковник с неудовольствием посмотрел на наместника. – Пан есть наместник гусарской хоругви по моей воле! И мне горько слышать, что шляхтич равняет казацкое быдло с гусарами ясновельможного круля! Нас целых пятьсот воинов!      А их всего три тысячи.

– Но пан полковник! – вспыхнул Носовский. – То казаки гетманской гвардии. И неподалеку от них татары. Если мы ввяжемся в бой, то они могут нас зажать с трех сторон!

Поланецкий не стал более слушать наместника. Он обнажал саблю и приказал трубить сигнал к атаке. Носовский также обнажил клинок. Спорить более не было смысла. Молодые офицеришки с охотой идут на смерть за Поланецким. Носовский видел их осуждающие взгляды. Они думают, что он боится. Дураки. Что же пусть идут и встретят свою судьбу…

***

Великий визирь Порты Кепрюлю собрал в шатре всех военачальников. Он ждал, что совет посетит султан, но его пока в расположении армии не было. Зато сюда примчался крымский хан Селим Гирей.

Визирь сказал:

– Во имя славы Аллаха, во имя падишаха полумира, мы пришли сюда взять эту крепость и выиграть войну у Ляхистана!

– Во имя Аллаха! – ответили присутствующие.

– Крепость полностью окружена и уже сегодня начнется бомбардировка! А завтра объявлен генеральный штурм! Я поведу наш центр! Здесь наши лучшие силы и мы атакуем Новый Замок!

Новый гениш-ачерас Абдурохман спросил:

– Где мне прикажет находиться, господин?

– Рядом со мной, – ответил великий визирь.

– Но я бы хотел находиться в передних алаях моих газиев! Я буду уверен, что прорвусь в крепость, если сам поведу моих воинов!

– Место гениш-ачераса не там, Абдурохман! Тебе еще выпадет возможность обнажить меч за падишаха. Но не сейчас. Мустафа-паша! – Кепрюлю обратился к одному из визирей Порты.

Тот вышел вперед.

– Поведешь наших воинов на правом фланге! А на левом будет сражаться Кара-Мустафа, мой сын!

Сын великого визиря Асан-Мустафа Кепрюлю (или Кара-Мустафа как его прозвали) с радостью согласился. Он давно ждал этого от своего отца. Он получит возможность проявить себя.

– Хан Селим! – великий визирь посмотрел на хана.

Тот откликнулся.

– Тебе стоит взять своих газиев и поддержать гетмана Дорошенко. Толку при штурме крепости от татар нет никакого!

– Как прикажет, господин! – согласился хан.

– Дорошенко и ты, хан, оградите войско падишаха от Собеского, если он надумает оказать помощь крепости! И мне странно, что гетмана нет в моей палатке. Чауш-паша!

Визирь позвал начальника курьеров (чаушами назвали посланцев). Чауш-паша явился и поклонился великому визирю.

– Послать чауша в ставку гетмана гяуров. Приказ явиться на совет немедленно!

– Да, господин! – чауш-паша отправился выполнять волю своего начальника.

Кепрюлю вернулся к обсуждению планов штурма, но сказал всего несколько слов. В его шатер вошел падишах. Все пали ниц. Мухаммед IV был разгорячен скачкой и приказал беям и пашам подняться с колен.

– Ты уже все сделал, Кепрюлю? – весело спросил Мухаммед, бросив шлем своему слуге-оруженосцу.

Хранитель тюрбана падишаха полумира, что вошел вслед за слугой, осторожно надел на голову Мухаммеда пышный тюрбан. Другие слуги стали снимать с султана доспехи.

– Я распорядился насчет завтрашнего дня, мой повелитель, – ответил старик Кепрюлю.

– И ты пошлешь своего сына на штурм? – падишах увидел молодого Кепрюлю среди военачальников. Наушники много раз говорили ему, что великий визирь продвигает своего сына по карьерной лестнице империи.

– Мой сын Асан-Мустафа первым пойдет на штурм города гяуров и покажет газиям падишаха вселенной свое мужество…

***

Польские крылатые гусары лихо атаковали и смяли передовые сотни Дорошенко. Но казаки гетманской гвардии умели драться. К тому же они были легкой кавалерией и легко ушли от таранного удара панцирной неповоротливой хоругви Поланецкого.

Гетман Петро Дорошенко был опытным воином и сразу приказал двум своим полкам обойти поляков с флагов. Гусары быстро смешались и утратили свою силу, которая была в едином сплоченном ударе.

Началась сабельная сеча, где каждый был сам за себя.

Пан Ян Поланецкий рубился в первых рядах и лихо управлялся с саблей. Он вошел в азарт и перестал обращать внимания на своих людей. Он забыл, что он командир, а не просто лихой всадник панцирной хоругви. Впрочем, так было всегда, но ранее рядом был опытный и хитрый Данилевич. А теперь его не было и это решило судьбу отряда.

Поланецкого с небольшим отрядом быстро отсекли от основных сил. Наместник Носовский понял, чем грозит им безумная атака, и приказал гусарам поворачивать коней.

Он сделал это, когда польское знамя пало. Он видел, что полковник еще жив и сражается, но не собирался его спасать.

– Полковник пал! – закричал он. – Всем отходить! Наше знамя пало!

Началась паника:

– Полковник убит!

– Отходим!

– Знамени нет! Смотрите!

Гусары выполнили приказ и, отбиваясь от наседавшего противника, стали уходить, пока «клещи» Дорошенко не захлопнулись.

Поручик Мациевский, что дрался рядом с полковником, подхватил упавшее знамя короля. И он заметил, что полк уходит.

–Пан полковник! Наши отступают!

–Как отступают?! – закричал Поланецкий, отбиваясь от вражеских сабель.

–Они увидели, что знамени нет! Я только сейчас его поднял…

–Так подними его выше! Они не бросят стяга короля!

Рядом с полковником пали три гусара, сраженные пистолетными выстрелами. Вырваться из окружения врагов у этой части отряда не было никакой возможности. Им оставалось сдаться либо умереть.

Мациевский защитил своего командира от татарской стрелы и пал с пронзенной грудью. Знамя снова упало на землю. Польский гусар хотел подхватить его, но не успел. Его сразила пика казака. И сотник Дорошенка подхватил стяг хоругви панцирной кавалерии коронного войска Речи Посполитой.

Ян Поланецкий зарычал и решил отбить знамя. Но его конь пал, казачья пика распорола его живот. Полковник упал на землю, он успел соскочить с лошади, и она его не придавила.

– Захватить! – прокричал кто-то рядом с ним. И шею командира гусаров захлестнул аркан…

***

Крепость Каменец, 18 августа, 1672 года.

Штурм.

Ян Поланецкий стал добычей татарского мурзы Тибердея. Его заарканили слуги мурзы. Гетману Дорошенко достались польские знамена, которые он отправил в дар падишаху.

Мурза был дороден и выглядел как истинный татарин. В нем не было гяурской крови, как в иных мурзах и салтанах, ибо среди татар было модным брать в жены гяурок, и постепенно знать ханства зачастую стала походить на европейцев.

Но Тибердей был сыном татарки и его отец не был знатным мурзой. Он был простым пастухом, и его сын пошел бы по стопам отца. Своим возвышением Тибердей был обязан хану Селиму Гирею.

Он похлопал сидящего на повозке Поланецкого по плечу.

– Для тебя война закончилась, эфенди. С этой горки тебе будет виден штурм. Ты же хочешь посмотреть на штурм Камениче?

– И ты для этого притащил меня сюда, мурза? – гневно спросил полковник.

– Зачем гневаешься? – спокойно ответил Поланецкому Тибердей. – Ты хорошо бился и тебе повезло. Тебя заарканили мои воины. Ты сохранил жизнь и сохранил честь воина. Ты не опустил своего меча, у тебя его вырвали из рук.

– И что с того?

– А то, что тебе стоит благодарить своего Христа, эфенди! Ты заплатишь за себя выкуп, и я отпущу тебя обратно в Ляхистан.

– А с чего ты взял, мурза, что за меня заплатят? – усмехнулся пан Ян.

– Ты командовал гусарским полком, эфенди. В твоей стране такими силами бедняки не командуют. Ты знатный шляхтич. Но я не сделаю тебя нищим, эфенди. Мы сможем договориться. Но это потом. А сейчас мы с тобой станем смотреть битву. Татары нашего хана не принимают участия в штурме. Но отсюда все хорошо видно! И здесь безопасно.

Поланецкий поразился количеству турецких войск.

Громадные массы янычарских алаев колыхались подобно морю. А Поланецкий знал, на что способны эти воины, воспитанные в ненависти к неверным, и знающие в жизни одно дело – войну.

– Видал какая какие войска у падишаха? – спросил мурза. – Кто может противостоять им? И таких армий падишах может выставить три или четыре. А где войска твоего короля?

Поланецкий понимал, что это правда. Речь Посполитая, большая держава, объединявшая Польшу, Литву и Украину, не могла выставить и шестидесяти тысяч армии. А султан набрал 200 тысяч. И если надо он в следующем году пригонит сюда еще 200 тысяч…

***

Отряды янычар пошли в атаку. Они быстро под огнем противника подошли к рвам и стали забрасывать их фашинами. Впереди одного алая шел сын великого визиря Асан-Мустафа. Он первым хотел ступить на стену города гяуров. Он знал, что падишах смотрит на штурм.

Ляхи открыли огонь из пушек и мушкетов. Люди стали падать рядом с сыном визиря. Пало знамя алая и его тут же подхватил другой янычар. Но и он свалился мертвым через несколько шагов.

– Подобрать знамя! – закричал Асан-Мустафа.

И снова зеленый штандарт поднялся над алаем. И снова пуля сразила знаменосца.

– Они стреляют в знаменосца! – заорал рядом янычарский офицер.

На этот раз штандарт подхватил сам Асан-Мустафа…

***

Поланецкий радовался успеху обороны. Первый штурм был отбит с большими потерями для янычар.

– Они не возьмут крепости! – вскричал он мурзе Тибердею. – Такие потери для твоего падишаха.

Мурза согласился.

– Верно! Клянусь Аллахом, что скоро поступит приказ об отходе. Зачем губить воинов падишаха? Но только что это за потери для армии повелителя? Завтра ты увидишь новый штурм.

Поланецкий знал, что султан не отступит от города.

– А чем он еще закончиться, мурза?

– Может и неудачей, но тогда будет новый штурм. А затем еще и еще один!

Прозвучал сигнал к отходу. Султан повелел своим отрядам отойти от крепости…

***

Крепость Каменец, 19-20 августа, 1672 года.

Штурм.

19 августа турки начали новый сильный обстрел крепости. Турецкие инженеры стали делать подкопы под укрепления Нового Замка. Были выкопаны со стороны Кавасар четыре галереи. В них заложили бочки с порохом и подорвали. Северо-западная и юго-западная части стены были разрушены. В бреши хлынули янычары.

И снова отряды повел на штурм Асан-Мустафа. Он рубился в первых рядах, и падишах отметил его рвение и мужество.

– Твой сын настоящий воин ислама! – сказал султан великому визирю.

– А разве можно сражаться хуже, если на воинов смотрит сам падишах? – спросил визирь. Кепрюлю знал все слабости своего повелителя. Мухаммед Охотник любил лесть.

– Твой сын достоин награды!

– Похвала падишаха полумира уже достаточная награда для сына.

Войска султана ворвались в город. Отбросить янычар у Потоцкого уже не было никакой возможности. Новый замок пришлось сдать и перевести все силы на оборону Старого Замка.

К султану примчался чауш от Асана-Мустафы и, соскочив с коня, пал ниц перед падишахом.

– О, повелитель Правоверных! Новый замок – твой! Гяуры отступили! Это приказал мне передать Асан-Мустафа!

Вскоре прибыл новый гонец от гениш-ачераса и доложил, что и с его стороны воины ислама одержали победу.

– Что скажешь, Кепрюлю? – с радостью вскричал султан. – Сколько они еще продержаться?

– Несколько дней не больше, мой повелитель! Твои газии будут там и власть ляхов над этим краем кончится!

Султан бросил посланцу туго набитый серебром кошель – за хорошее вести. Великий визирь Мехмед Кепрюлю посмотрел на падишаха и спросил:

– Повелитель не жалеет, что отправился на войну?

– Нет, – ответил Мухаммед Охотник. – Эта война мне нравится! Я вижу силу и доблесть империи Османов.

***

Пан Поланецкий видел, что теперь оборона Каменца бесполезна. Валы Захваченного турками Нового Замка были выше укреплений Старого. И если они втащат туда свои пушки, то будут наносить громадный урон силам Потоцкого.

– Эфенди все понял? – с усмешкой спросил Тибердей.

– Скоро крепость падет, если гетман Собеский не приведет помощи!

– Неужели пан думает, что гетман придет?

Поланецкий знал, что нет, но надеялся на чудо.

– Скоро, пан, мы с тобой поедем в Крым, и там ты станешь моим гостем до того часа пока твой король не примет мир от султана.

– А что будет потом?

– Ты заплатишь мне выкуп, и я отправлю тебя домой до самой границы под надежной охраной. И ты снова займешь место при дворе твоего государя.

– После того как я попал в плен?

– И что с того? – спросил Тибердей. – Многие наши мурзы и салтаны были в плену по воле Аллаха! Затем они были выкуплены и вернулись домой. Многие из ваших вельмож были в плену.

Это пан Ян знал хорошо. Сам пан Стефан Чарнецкий, великий полководец, был в плену у татар и был выкуплен за королевские деньги. Но он не Чарнецкий – у него нет заслуг и побед. У него была лишь честь рыцаря, которая теперь запятнана пленом…

***

Турки по приказу великого визиря втащили на валы захваченного Нового замка пушки. Начался обстрел. Ядра стали наносить большой урон защитникам.

Была взорвана Новая башня, которая выступала впереди всей линии укреплений. Янычары ворвались внутрь, и пан Потоцкий приказал выбросить белый флаг. Больше защищать крепость он не мог. Речь Посполита утратила контроль над Подолией…

***

Крепость Каменец, 24 августа, 1672 года.

Вступление в город падишаха Мухаммеда Охотника.

Падишах Мухаммед Охотник во главе своего придворного полка спахиев первым въехал в покоренную крепость Каменец 24 августа 1672 года через Польские ворота.

На падишахе был зеленый шелковый халат, накинутый на кольчугу, и зеленая чалма, украшенная пером и бриллиантовой брошью. Рядом с повелителем осман находились великий визир Мехмед Кепрюлю и его сын Асан-Мустафа.

Султан был доволен. Сейчас он чувствовал себя победителем. Не зря его великий визирь звал его в этот поход. Ляхи сдали ему город. Они попробовали на своей шкуре, что такое османский меч.

Визир Кепрюлю сказал султану:

– Из ляшкого костела мы сделали наскоро мечеть, мой повелитель. Ты уже слышишь голос муэдзина, повелитель. Он призывает правоверных к молитве. И мой повелитель первым сможет благодарить Аллаха!

– Да святиться имя его! – ответил падишах. – Но скажи мне, визирь, а отчего нет жителей? Отчего они не встречают меня как своего нового повелителя?

– Часть жителей ушла с поляками, мой повелитель.

– Пусть ушли ляхи, но остальные? Не все же погибли при штурме?

– Нет, повелитель, но все оставшиеся напуганы до смерти непобедимыми войсками моего падишаха.

– Пусть не бояться больше! – сказал султан. – Я воюю с поляками! Но армянская часть города может не беспокоиться! Пусть они торгуют, как и ранее торговали. Скажи им, что я оставляю им все привилегии, что они имели от короля ляхов!

– Мудрость великого султана велика, – отозвался Кепрюлю.

– Кого ты советуешь назначить правителем города?

– Галиль-пашу, великий повелитель. Он знает обычаи гяуров и как раз будет на своем месте.

– Пусть будет Галиль-паша! Но город этот отныне наш! Больше мы не отдадим его ляхам! Эта крепость наш форпост в Украине! И отсюда мы станем захватывать эти земли!

–Сам Аллах просветил моего повелителя. Я совершенно согласен с великим султаном. В городе будет оставлен сильный гарнизон, когда нам придется выводить отсюда армию.

–Думаешь, что король Ляхистана пришлем нам послов с просьбой даровать им мир?

–Это будет скоро мой повелитель! – с уверенностью заявил Кепрюлю.

Султан увидел кафедральный костел, где его ждал шейх-уль-ислам. Все было готово к торжественному молению…

Глава 5 Интрига панны Марты.

Варшава, 24 августа, 1672 год.

Панна Марта.

Панна Марта Поланецкая не бросала слов на ветер. Она долго обдумывала планы мести и решила действовать. Она покажет Федору, что значит пренебрегать такой женщиной как она. Она уже недостаточно хороша для него? Он высоко летит на крыльях Ордена под покровительством Ринальдини. Но она подрежет эти крылья.

Марта оделась и приказала подать возок для себя. Панна Поланецкая отправится к молодому сенатору Владиславу Мортыньшу. Она доподлинно знает, что он агент иезуитов, связанный с Ринальдини.

Мортыньш примет её. В том она не сомневалась. Сенатору она нравится, и он показал это на последнем балу у князя Ляцкоронского. Он тогда весь вечер не отходил от неё и этим вызвал неудовольствие пана Поланецкого.

Жил сенатор в роскошном особняке и по количеству слуг было понятно, что денег в этом доме много. Дворецкий сенатора осведомился, кто посетил его хозяина и, узнав панну, сразу отправился с докладом. Сенатор вышел встречать Марту и сам помог ей выйти из возка.

Он рассыпался в комплиментах панне Поланецкой. Сам Мортыньш –человек небольшого роста. Он не был богатырем и красавцем, какие блистали при дворе короля. Потому одевался в европейское платье, а не в польское.

Сейчас на пане сенаторе Речи Посполитой был черный бархатный камзол, расшитый серебряными позументами, с кружевами. Его тонкие ноги обтягивали узкие штаны до колен из черного же бархата. Чулки синего цвета и модные туфли на каблуках с серебряными пряжками – дополняли наряд пана Владислава.

– Не могу понять, чем я обязан высокой честью вашего посещения? – спросил сенатор, когда они расположились в большой гостиной.

– Пан Владислав, оказывает мне честь, принимая меня.

– Что говорит благородная панна? Я раб её и не более того. Меня посетила сама Венера!

– Пан преувеличивает, – улыбнулась Марта. – Но я пришла по делу, хоть и просто поболтать с паном великое удовольствие. Но заботы об интересах отчизны – на первом месте.

– Что панна говорит? – удивился Мортыньш. – Панна слишком красива для политики.

– Я не шучу, пан сенатор. Я знаю, что пан есть агент Ордена Иисуса и знаю, что пан имеет связь с самим кардиналом Ринальдини.

Мортыньш был искренне удивлен осведомленностью красавицы в таких делах. Он не знал о прошлом Марты Лисовской.

– Как панна может знать такое? – спросил он уже серьезно.

– То не имеет отношения к делу, пан. У меня важные новости для пана кардинала.

– Но могу ли я говорить про такие вещи с панной?

– Дело касается агента Ордена, который предал его интересы!

– О! – вскричал Мортыньш. – Про кого говорит панна?

– Этот человек был в Варшаве в составе посольства испанского короля. Я узнала его. Он русский. Я знала его как русского много лет назад. Но теперь носит испанское имя. Все это хорошо известно пану кардиналу. То не есть новость, пан Мортыньш. Тот человек служит московскому царю!

Мортыньш задумался. Про посольство он знал, но о том, что среди его состава находится агент кардинала Ринальдини – нет. Его в это не посвящали. А как такое может знать панна Поланецкая? Что она вообще знает про Орден? Или она также агент Ринальдини? Старый лис любит присматривать за агентами. Может она та, кто смотрит за ним?

– И что панна желает от меня?

– Нужно срочно послать человека в Москву к маркизу де Мансера! Но пану не нужно говорить, что новости идут от меня!

– Как так? – не понял Мортыньш.

– Пусть все награды достанутся пану!

– Но панна не понимает! Как смогу я сказать это пану кардиналу? Как могу я лезть не в свое дело. Пан кардинал того не любит.

– Пан сенатор боится? – презрительно усмехнулась Марта.

– Есть правила, которые нельзя нарушать, панна! – вспыхнул сенатор Речи Посполитой.

– Даже если отчизне грозит беда от московитов?!

– Но что за беда, милостивая пана? Я пока ничего не понял. Русский срывается под именем испанца. Но как панна может знать, что тот человек есть московит? Может ранее он, будучи испанцем, притворялся московитом?

– То не важно, пан! Важно, что тот человек предатель!

– Что пана может знать про это?

– Пусть пан посмотрит сюда! – Марта подала Мортыньшу бумагу.

На листе была тайнопись. Мортыньш прочитал, что всякий верный слуга Ордена Иисуса должен оказывать содействие подателю сей бумаги. Это давало Марте большие полномочия. Неужели она выше его рангом?

Сама Марта поняла, что за мысли сейчас роятся в голове сенатора. Она не зря сохранила некогда этот документ, который вручил ей Ринальдини в Стамбуле 11 лет назад. Затем она вынуждена была «уничтожить» его при кардинале. Но в огне камина тогда сгорел совсем иной листок…

***

Кардинал Ринальдини вошел в гостиную сенатора, и это было для Марты настоящей неожиданностью. Вот кого она не ожидала здесь увидеть.

– Я так и думал, Марта, что ты не сожгла тогда этот листок. И я, как всегда, пришел вовремя.

Марта присела в придворном поклоне, и Мортыньш низко поклонился. Сенатор также не ждал кардинала.

Ринальдини сел в кресло и сказал:

– Дорого мне стоило это путешествие. Я уже стар, и в карете меня растрясло. Но я знал, что нужно ехать. Мой посланец посетил панну Марту, хотя я предостерегал его от этого шага. Но он всегда поступал по-своему.

– Монсеньор знает все, – Марта еще раз поклонилась.

– Мне нельзя совершать ошибок, Марта. Мне скоро предстоит перейти в лучший мир. Мой жизненный путь почти окончен.

– И падре решил нанести последний удар по мне?

– Удар? – усмехнулся старик. – Нет. Я пришел к тебе, Марта, совсем не потому. Я хорошо знаю, как поступит Федор в той или иной ситуации. И потому пришло время вернуть Марту Лисовскую на службу Ордена!

– Я готова, падре!

– И я не ошибся в тебе. Ты все та же предприимчивая и смелая. Ты готова рисковать и готова принимать решения. Сейчас это нужно.

Марта склонилась перед кардиналом и почтительно поцеловала перстень на его руке…

***

Варшава, 29 августа, 1672 год.

Марта Поланецкая и кардинал Ринальдини.

Кардинал уединился с Мартой в кабинете сенатора Мортыньша. Тот с большим удовольствием предоставил свой дом Ринальдини.

Падре сел в кресло и предложил Марте расположиться рядом с ним. Она приготовилась слушать. Женщина была поражена тем, как изменился Ринальдини. Куда делись его подвижность и властность? Теперь это совсем больной старик, в котором едва теплиться искорка жизни.

– Я сильно изменился? – с усмешкой спросил он, поймав взгляд женщины.

– Падре…

Он поднял руку, прерывая её.

– Я прибыл сюда затем, чтобы направить и наставить тебя, дитя мое. Я остался без последователей, Марта. Меня окружает много людей, но все это не то. Мой секретарь де Ромен, подает надежды, но он слишком молод и вспыльчив. А у меня более нет времени на его воспитание.

– И падре, вспомнил обо мне?

– Я не считаю тебя идеальной, Марта, ибо в тебе много слабостей. Но ты мудрее многих.

– А Федор, падре?

– О, этот человек уникален.

– Уникален?

– Именно так, Марта. Но в нем есть один недостаток.

– Падре, скажет какой?

– Он все равно станет служить Москве. Тут ничего не поделаешь. Таковы они эти русские. Я на короткое время подумал, что годы в Новом Свете изменили его, но это не так.

– Значит, я угадала, когда сказала Мортыньшу, что он предатель?

– Зачем такое громкое слово – предатель? Монтехо никого не предавал. Разве он давал согласие действовать против Москвы? Нет.

– Но служба Ордену Иисуса…

– Служить можно по-разному, Марта. И Монтехо еще будет служить.

– Падре, считает, что он умнее меня?

– Дело не в уме, Марта. Дело в его чудесной удачливости.

– Удачливости?

– Судьба на его стороне. Этого человека хранит само провидение. Он тогда выжил у весла на галере «Меч падишаха» и добрался до Стамбула. Он выжил среди дикой страны, где погибли даже счастливчики вроде Себастиани. Но он вернулся обратно! Этот человек мог бы достичь многого.

– Значит, пусть он служит Москве? Я все поняла правильно?

– Нет. Ордену не нужно усиление этой азиатской державы. Она слишком опасна и нам нужно держать её вдали от Европы.

– Но мне кажется, что монсеньор, слишком преувеличивает силу Московии.

– Сила Московии впереди. Там уже появилось много людей, что понимают, как вывести эту страну из азиатских степей на просторы Европы. И если у этих людей появится способный вождь, молодой и перспективный царь, то они пойдут далеко.

– Но их царь Алексей…

– Я говорил не о нем, Марта! Пройдет еще лет двадцать-двадцать пять, и Московия широко станет шагать на Запад. И остановить её нужно уже сейчас.

– И как нам поможет Монтехо, если он станет служить Московии?

– Для этого я говорю сейчас с тобой, Марта. Нужно повернуть его службу Москве так, как это выгодно Ордену. Иными словами, он будет думать, что служит своему царю, а на деле он будет служить нам.

– Это сложная задача, монсеньор.

– Скоро он будет здесь.

– Монтехо вернется в Варшаву?

– Вернется. Московитам нужно, чтобы он служил им здесь.

– Московитам?

– Они тоже кое-чему научились за эти годы, Марта. Но что скажешь ты?

– Я?

– Ты стала враждебно к нему относиться. Разве не так?

– Он меня оскорбил.

– Разве?

– Я не могу ему простить пренебрежения!

– Но ты вышла замуж, Марта! Его можно понять.

– Вышла, ибо у меня тогда не было иного выхода, падре! Ордену я стала не нужна, а Фёдора не было рядом. Мне нужно было устраивать свою жизнь. Но всех мужчин, что у меня были, я ценила меньше его! Я продолжала надеяться, что он вернется.

– Я ожидал этого.

– Ожидали, падре? – удивилась Марта.

– Я знал, что он найдет тебя совсем не той, какой хотел бы найти.

– Монсеньор хочет сказать, что…

– Нет. Дело здесь совсем не в красоте. Федор не понял тебя, Марта.

– Не понял? Вы о чем, падре?

– Федор Мятелев нарисовал для себя твой облик и наделил тебя чертами, которых в тебе не было никогда. И сейчас он разочаровался. Много же ему понадобилось на это времени. И ты решила отомстить?

– От вас ничего нельзя скрыть, монсеньор.

– Я, зная тебя, так и предполагал. И я приехал.

– И что вы прикажете мне сделать, монсеньор?

– Тебе? – задумчиво сказал Ринальдини. – Я думал тебя остановить. Но теперь не стану этого делать, Марта.

– Я вас не понимаю, падре.

Ринальдини ответил:

– Пусть все идет, как идёт. В этом случае нет смысла вмешиваться в судьбу. Ты не будешь скрывать своей ненависти к Федору. Он не будет знать о нашем с тобой разговоре. Пусть он воспринимает тебя как врага.

– Я желала ему смерти. Падре, – призналась Марта.

– Делай, что задумала.

– Но вы сказали, падре, что он нужен Ордену.

– Делай, что должна, Марта! Я не стану вмешиваться.

– Вам его не жалко?

– Федора? С ним ничего не случится, Марта.

– Я хочу…

– У тебя будет такая возможность сделать то, что ты хочешь. Но результат определим не я и не ты. Кстати, твой муж попал в плен к татарам.

– Что? – переспросила Поланецкая. – Вы сказали, что Ян в плену? Но как?

– По воле Провидения, Марта. Мне только сегодня сообщили про это. Но он жив и здоров. И скоро пришлет письмо с указанием суммы выкупа.

– Но как он мог попасть в плен!

– Твой муж смел и потому решился атаковать врага со своими гусарами. Это стоило жизни трем десяткам гусар.

– Выкуп! – вскричала Марта. – А у нас не так много денег! А королевская казна не станет раскошеливаться на выкуп Яна. Его голова не такая ценная как голова пана Чарнецкого!

Ринальдини только развел руками.

– Орден поможет мне деньгами?

– Нет. И я тебе в этом не помогу, Марта! Своего мужа ты выкупишь сама.

– Но я не поняла ваших слов о Федоре, монсеньор. Если я стану ему мстить, то он может исчезнуть. Исчезнуть совсем.

– Все в руках бога, Марта!

– Стоит ли полагаться на бога, монсеньор?

– Я сказал, что Фёдора хранит Провидение.

– А я думаю, что его храните вы, монсеньор! Вы его ангел-хранитель!

– Что могу я немощный старец, чей жизненный путь окончен? Я многое сделал в своей жизни. Я не был глуп и поступал мудро. Но что я смог изменить? Может ли человек остановить пути судьбы великого народа? Или хоть одного человека? Вот вопрос, на который я не могу ответить…

***

Москва, сентябрь, 1672 год.

Башмаков спросил дьяка Посольского приказа Вылузгина, что он думает про агентов Ордена в Москве. Тот ответил сразу:

– Много продажных дьяков есть на Руси. Поди, узнай, кто продает интересы державы за золото? Золотым ключиком у нас многие ворота открываются.

– Но они знают многое о наших слабых сторонах, Елизар. Мы подсунули бы Метелеву одного человечка. Но есть ли теперь в том толк?

– Главное для тебя сам де Монтехо! С ним многие дела сделать можно будет. Пусть он выдаст твоего человека Ордену и тем заслужит доверие! Нам нужно знать все, что происходит в Варшаве сейчас! Там заваривается крутая каша!

Башмаков понимал, что Вылузгин прав.

– Хотя Орден нам пока не по зубам, Дементий! – продолжил Вылузгин. – Там люди не то, что у нас! Я ведь многое узнал об этом воинстве Милосердного Христа!

– Это я и сам слышал, Елизар. Еще папа римский Павел III утвердил устав Ордена «Regimen militentis ecclesiae».

– Там строгая иерархия. И младшие всегда слушают старших. Ни одна армия мира не знала и не знает такой дисциплины! И они не продаются за деньги, Дементий. А у нас на Руси, все продается…

****

Башмаков сам оправился в дом, где размещалось гишпанское посольство. Он прибыл под видом одного из слуг, что привезли для посольства припасы, положенные от имени великого государя.

Он проник в дом и, пока слуги таскали корзины и бочки на посольскую кухню, сумел незаметно пробраться в комнату де Монтехо.

– Василий? Как ты сюда попал? – спросил удивленный Федерико по-русски.

– Вынужден был прийти. Тебе ходить ко мне опасно и потому больше того не нужно.

– Отчего так?

– Некто следит за тобой здесь, Федя. Зачем тебя сюда отправили? Знаешь ли, сам ответ на этот вопрос?

– Я пользуюсь полным доверием кардинала!

– А если нет?

– Я кое чего повидал в жизни, Вася!

– Сколь раз говорил тебе, что я Дементий.

– Для меня ты Василий Ржев.

– Ладно. Про это потом. Ныне про дело говорить станем. Сдаётся мне, что у твоего кардинала есть большие тайны от тебя. Думаешь, что главная фигура в посольстве – ты? А я ныне не уверен в этом.

– Ты считаешь, что мне не верят? – спросил Фёдор.

– Тебя используют вслепую. В том нет сомнений.

– Мне поручено найти человека, знающего тайны державные! Найти и купить его! Это ли малое задание?

– Потому я дам тебе такого человека, Федя. Потеря для нас будет небольшая.

– Мелкую сошку задумал подставить, Вася? Но там также не дураки! Они все сразу поймут!

– Не поймут! Человек будет знающий и сребролюбивый. К тому же ты многое и сам своим хозяевам расскажешь. Про сие они и так знают от других, и ты подтвердишь.

– Ты про что?

– А про что мы с тобой давеча говорили? Интересы державы Российской в политике восточной. Особливо до Украины касаемые.

– Орден все это и так знает.

– Именно. Но подробности, что ты расскажешь укрепят доверие к тебе. Да и не думаю, что по возвращении в Варшаву ты надолго в Польше задержишься.

– С чего такое мнение?

– Не станет твой кардинал тебя вблизи от наших границ держать.

– Хорошо. Но что далее?

– В Варшаве я дам тебе одного моего человека. Он верный и не продаст ни под какими пытками. Но ежели что пойдет не так, то ты того человека не тронь, Федя.

– Им рисковать нельзя, – пробормотал Монтехо. – А мной можно?

– Что делать, Федя. Что делать! И ты нам надобен и он. Но ежели что, то зачем двоих терять? Сам посуди?

– Ты прав, Василий.

– На том и порешим, Федя. Более отнимать время у тебя не стану.

Часть 2 На службе у короля Англии.

Глава 1 Смерть кардинала.

Париж, дворец кардинала Ринальдини.

Январь, 1673 год.

В Париже, в собственном дворце, умирал кардинал Пьетро Ринальдини. Врачи дали ему всего несколько часов жизни.

– Смерть настигла его, – сообщил медик секретарю де Ромену. – К утру он предстанет перед создателем.

– Это же вы говорили и вчера, мэтр. Но он жив.

– Я не самый плохой врач, господин де Ромен. И я ваш брат по Ордену. Старик упорно цепляется за жизнь. Ему нужно еще кое-что сделать.

– Сделать? – не понял секретарь. – Но что он может сделать, если прикован к постели и лежит в беспамятстве?

– Сегодня ночью все свершится, – еще раз сказал врач и оставил дом кардинала.

В полночь на 24 января 1673 года в дом кардинала прибыл гость. Он был в дорожном сером плаще. Капюшон скрывал его лицо. Де Ромен встретил его и собирался сказать, что падре не принимает, но пришедший показал ему руку, на которой был перстень.

Де Ромен тут же согнулся в низком поклоне. Перед ним был глава иезуитов, генерал ордена монсеньор Джованни Паоло Олива.

– Веди меня к брату! – приказал генерал, и Ромен исполнил приказ.

У двери секретарь остановился.

– Он здесь, монсеньор. Но он в беспамятстве.

Генерал Ордена приказал Ромену удалиться. Тот поклонился и ушел.

Олива вошел к Ринальдини один. Тот лежал на своем ложе и при скрипе двери открыл глаза.

– Джованни! – проговорил он. – Я ждал тебя. Я не мог умереть, не повидав тебя…

– Я спешил, как только мог! И я рад, что застал тебя живым, брат мой, мой отец и учитель!

Генерал Ордена сел на кровать кардинала.

– Я всегда помнил, и буду помнить, что ты сделал для меня, брат. Это благодаря тебе я стал главой Ордена. Хотя ты мог возглавить его сам. Я готов принять твою исповедь.

– Исповедь? – кардинал улыбнулся. – Я не для исповеди ждал тебя, Джованни. Я ведь сам учил братьев, что «Исповедуя важное лицо, надо относиться к нему гораздо снисходительнее, чем к простому смертному, чтобы излишней строгостью не внушить ему отвращения к таинству исповеди». Но мне этого не нужно. Я сам примирюсь с Господом. Но я не мог уйти, не передав тебе своего завета.

– Я слушаю тебя, брат Пьетро.

– Я в последнее время много потрудился, чтобы наш Орден был крепок в землях Польши и Литвы. Наших агентов много в Украине и есть они в Московии. Хотя там меньше, чем хотелось бы.

– Я помню, брат, что ты всегда уделял много внимания Московии. Но меня, признаться, больше волнуют дела Европы. Сам понимаешь, что сейчас здесь происходит. Война Франции и Голландии. Интриги при испанском дворе…

– Брат мой, – прервал его кардинал. – Я предвижу большое будущее именно для Московии. Эта страна может стать опасной. И потому нам стоит уделить внимание именно ей. Среди моих людей есть некто Федерико де Монтехо.

– Это кавалер Алькантара, которому ты покровительствовал?

– Да. Этот человек московит. Я знаю его уже давно. Это он доставил мне Золотую Кингу, что я передал тебе.

– Он? – удивился генерал. – Этот человек наш?

– Не совсем. Но не торопись принимать решения по его поводу, брат мой. Он недавно был послан мной в Москву ко двору царя Алексея в составе посольства маркиза Мансеры.

– Значит, он все же наш?

– Пусть Орден станет для него всем!

– Но зачем нам нужен этот человек, Пьетро? Что в нем особенного?

– Этого не скажешь с двух словах, брат мой. И мне жаль, что мы не сумели обговорить этого ранее. Все не было времени, и все оставляли на потом. И вот «потом» уже нет для меня.

– Но зачем он нужен Ордену?

– Скажу кратко. Через него мы будем многое знать о Московских делах. Московию нельзя пускать в Европу, Джованни.

– Хорошо, брат. Где сейчас этот кавалер?

– В Варшаве.

– Хорошо. Я сделаю, как ты говоришь и даже готов встретиться с ним лично.

– И еще одно, Джованни. В моем доме сейчас находится Марта Поланецкая.

– Та, которую ты вышвырнул из братства?

– Да. Но сейчас я возлагаю на неё надежды, и пусть она возвысится в Ордене…

– Женщина? Она ведь провалила нам все в Стамбуле в 1660 году.

– Я знаю, что ты считаешь женщин недостаточно мудрыми. Но Марта будет нам полезна. И она знает де Монтехо очень хорошо.

– Я сделаю, как ты сказал. Твоя воля будет выполнена. Тем более что Орден должен позаботиться о новом короле для Речи Посполитой. И нам нужны там хорошие агенты. И раз ты считаешь Марту пригодной для той работы, пусть так и будет.

– И не вспоминай ей провал в Стамбуле, Джованни. Она слишком самолюбива.

– Хорошо.

– Джованни, сейчас Монтехо весьма привязан к Московии. И его стоит удалить подальше от Европы. Пусть поедет в Новый Свет. Там он может также оказывать нам услуги. В Карибском море активизировались пираты, и они разрушают испанскую торговлю.

– Их к тому толкают многие европейские монархи.

– Да, так было, – согласился умирающий кардинал. – Но сейчас для сохранения равновесия стоит положить конец разгулу морских разбойников.

– И это сделает твой Монтехо?

– Он может в том помочь. Добейся того, чтобы маркиза де Мансеру снова назначили вице-королем Новой Испании. И пусть в его свите в Мехико отплывет и Монтехо. Он принесет пользу… я уверен…

Ринальдини говорил еще около часа, пока совсем не ослабел, и тогда генерал Ордена покинул его. К утру кардинала Пьетро не стало…

***

Варшава, дом Поланецких.

Февраль, 1673 год.

Панна Марта Поланецкая вернулась домой из Франции. Она не сильно печалилась из-за смерти кардинала. Ведь это он закрыл ей двери для удачной карьеры.

Она могла пройти все ступени в Воинстве Иисуса* (*Иезуиты). Вначале новопосвященный становился послушником и выполнял приказы. Сам он мог лишь повиноваться. Рассуждать послушнику запрещалось. Затем агента посвящали в схоластики, затем в коадъюторы, а затем в профессоры. Марта остановилась на чине послушницы и после провала в Стамбуле её убрали из Ордена.

И вот Ринальдини больше нет, и дорога для честолюбивой шляхтянки была открыта. Кардинал дал ей перед смертью неплохую рекомендацию. Сам генерал Ордена иезуитов говорил с Мартой.

Панна видела, что Джованни Паоло Олива она совсем не нравится. Но генерал искренне уважал Ринальдини и исполнил его последнюю волю. Она хорошо поняла, что глава Ордена так и не понял кто такой Федор Мятелев. Про этого человека Ринальдини мало кому рассказывал, и решила действовать по-своему…

***

Марта подкатила в карете к своему дому. Ей хотелось отдохнуть с дороги, но её ждал один важный разговор.

«Придется мне высказать ему все именно сейчас, – подумала она. – Покончу с этим сразу».

Слуга распахнул дверцу кареты:

– Приехали, милостивая панна!

Она вышла и проследовала к парадному входу. Слуги распахнули двери для хозяйки.

– Милостивая панна, вернулись! – обрадовалась служанка Марты. – Как жаль, что панна меня не взяла с собой.

– В следующий раз, Ольга. А что пан Ян?

– Пан вернулся. И он желает видеть панну. Пан сказал прямо сейчас. Он видел из окна, как панна приехала.

– Он не пожелал сойти, чтобы увидеть жену? – усмехнулась Марта.

– Пан слишком зол на панну. Панна позволила себе путешествие в Париж, – сказала Ольга.

– Я так и думала. Я поднимусь к нему сейчас…

***

Пан Ян Поланецкий, недавно вернувшийся из Крыма, встретил жену сурово. Он приказал ей подняться в его кабинет, даже не дав переодеться с дороги.

– Панна хорошо развлеклась? – спросил он. – У панны есть средства для путешествия в Париж?

– Пан за эти меня позвал, не дав даже сменить дорожное платье?

– Панна поторопилась в Париж, но не торопилась выкупать меня из плена!

– Но пану там жилось недурно? Разве нет? Пан не был рабом на галере, а жил в доме мурзы и обращались с ним хорошо. Плен не был для пана обременителен.

– Панна еще шутит! – вскричал Поланецкий.

– Нет! – сказала Марта. – Я не шучу! А в Париже я была по делам!

– У панны есть дела кроме балов и нарядов? – искренне удивился Поланецкий.

Марта ответила не сразу. Она одарила своего мужа снисходительным взглядом. Как он был глуп этот рыцарь древнего рода, только и умевший что рубить мечом и скакать верхом.

– Пан долгое время не знал кто я.

– Панна Марта из хорошего, но бедного шляхетского рода! Того я не забыл. Панна отлично умеет тратить деньги и любит развлекаться. Я ничего не упустил?

– Такой я была не всегда, пан Ян.

– Вот как? Это для меня новость. Я думал, что знаю панну.

– Пан меня совсем не знает. Я представляю здесь Орден Иисуса!

– Что? – не поверил Поланецкий.

– Я не должна была, этого говорить пану. Но пан вынудил меня. И пусть пан отныне не лезет в мои дела. Иезуиты умеют охранять свои тайны.

Поланецкий был удивлен. Он переспросил:

– Панна имеет отношение к Ордену? Может ли то быть?

– А что пана так удивило?

– Вы и Орден? Я… не мог подумать…

– Пан скоро узнает о том влиянии, что я имею, когда у нас будет новый король.

– Новый?

– Дни Михаила Вишневецкого сочтены. Он болен. И Ордену это известно.

– И панна знает, кто будет королем Речи Посполитой?

– Так пан!

– Но предстоят выборы! Это Речь Посполита.

– Их результат мне известен, – сказала Марта.

– И кто?

– Я не могу того сказать пану.

– Марта, я дам тебе рыцарское слово, что никто сего не узнает!

– Пан ведь хорошо знает коронного гетмана Собеского?

– Пана Яна Собеского? Я служил под его началом и хотел вернуться к нему. Он планирует восстановить престиж Речи Посполитой после поражения под Каменцом!

– Пан Ян Собеский скоро будет нашим новым королем.

– Может ли быть такое? – спросил Поланецкий.

– Может, пан. Но у моего пана возникли трудности с возвращением в войска Собеского?

– Да. Я ведь был в плену. Я потерпел поражение и много гусар из моей хоругви полегли тогда в бою.

– А я могу выхлопотать пану королевские грамоты на набор войска!

– У нынешнего короля? Пока круль Михаил жив того не будет. Вишневецкий грубо отказал мне в наборе войска. Ведь тогда я без приказа, самовольно атаковал казаков Дорошенко. И многие мои гусары полегли. Король вменил мне это в вину и заявил, что теперь я никогда не буду командовать лучшими солдатами Европы, какими являются его крылатые гусары.

– Но я берусь изменить это решение. И пан снова окажется на войне, где восстановит свой престиж.

– Панна это может?

– Я помогу пану, и пан даже сможет в будущем стать польным гетманом21 Речи Посполитой.

– Я стану гетманом?

– Если я помогу пану.

Поланецкий склонил голову перед женой. Такой он её еще никогда не видел.

– Но пану нужно оказать мне одну слугу.

– Все что пожелает моя панна!

– Пану следует убрать одного человека, что сейчас находится в Варшаве. Пан не забыл, что такое сабля, отдыхая в Крыму?

–Там я упражнялся каждый день от скуки, – Поланецкий признал свои скромные достоинства в фехтовальном искусстве. – И скажу, что теперь я первая сабля Речи Посполитой. Мне мог потивостоять только полковник Володыевский. Но он погиб при защите Каменца.

–Тогда пану не будет трудно одолеть человека в поединке по моей просьбе.

– Если дуэль будет на саблях – победа моя. И кто он?

– Дворянин испанского короля. Его имя де Монтехо.

– А кто он такой? Я его не знаю.

– Я укажу пану, где найти дона Монтехо. А дальше пан знает, что ему делать!

– Моя сабля к услугам панны. Еще раз скажу, что в Варшаве никто не сможет мне противостоять. Хотя испанец может захотеть сражаться на шпагах.

– Этот испанец выберет саблю, пан Ян.

Марта покинула кабинет мужа и пошла к себе.

«Вот мы и проверим еще раз удачливость Фёдора Мятелева. Может быть, счастье уже отвернулось от него. Говорят, Фортуна дама весьма переменчивая!»

****

Варшава, февраль, 1673 год. Бегство.

Дон Федерико де Монтехо по прибытии в Варшаву из Москвы полгода назад был представлен панне Марии Казимире де Гранж, супруге коронного гетмана Собеского. Она сразу отметила, что испанский кабальеро весьма красив.

– Monsieur Cavalier est arrivé en Pologne depuis longtemps? – спросила она.

– Madame cela dépend de beaucoup de choses.

Монтехо понимал, как важно сойтись с этой знатной дамой. От её мужа в Польше многое зависит.

Они провели совместную ночь уже через неделю. Мария после утех спросила кавалера:

– Ты не испанец, дон Федерико?

– Это потому, что я хорошо говорю по-польски? И ты не полька, но твой польский безупречен.

– Я живу в Польше с пяти лет, Федерико. Меня привезли сюда родители в свите королевы Марии Луизы де Невер.

– Жены Яна-Казимира Ваза?

– А до этого она была женой его брата короля Владислава Ваза. И я выросла при здешнем дворе. Польский мне роднее чем французский. В 17 лет я вышла замуж в первый раз. За старого князя Замойского. А после его смерти за моего нынешнего мужа пана Собеского. Но ты не ответил на мой вопрос.

– Я Федерико де Монтехо. И именно меня принимали в Мадриде молодой король и вдовствующая королева Испании.

– Я не сказала, что ты самозванец, Федерико. Я сказала, что ты не испанец. По рождению.

– А кто же я?

– Возможно – поляк. Из мелкой шляхты.

– С чего ты так решила?

– Провела с тобой ночь и поняла. Я женщина и хорошо отличаю поляков. Но дело не в этом.

– А в чем?

– Ты можешь стать союзником моего мужа.

– Союзником для пана Собеского? – удивился Фёдор. – Но какой прок пану Собескому от меня?

– Пока никакого. Но завтра прок будет.

– И что будет завтра?

– Ты ведь не просто иностранный кавалер, развлекающийся в Польше, Федерико. И не нужно говорить мне о испанском посольстве маркиза де Мансера.

– Но именно я попросил маркиза дать мне возможность на время остаться в Польше.

– Для чего?

– Узнать Варшаву. И здешние женщины весьма хороши.

– Федерико, тебя знает сеньор Скарлатти.

– Кто? – Фёдор в первый раз в жизни слышал это имя. – А кто такой сеньор Скарлатти?

– Итальянский композитор. Доменико Скарлатти. Я с ним весьма дружна.

– Но я его не знаю.

– Зато он видел тебя в Мадриде. И он сказал, что ты большой человек.

– Я?

– Тебя принимал не только король Испании, но и принц дон Хуан Австрийский. Больше того тебя знает великий инквизитор Нитгард. Откуда у скромного дворянина де Монтехо такие знакомства? Не хочешь отвечать? Или не можешь? Пусть так. Мы еще вернемся к этому разговору.

– Завтра ночью? – спросил он.

– Не так скоро. Мой муж весьма ревнив, Федерико.

Но больше он не встречались. Панна Мария не звала его к себе и держала дистанцию на всех светских мероприятиях. Очевидно, не желала рисковать.

И вот спустя полгода на дворцовом приеме у короля Михаила она вдруг сама подошла к нему.

– Сеньор кавалер.

– Панна Мария!

– Пусть сеньор кавалер будет на балу у Потоцких нынче.

– Могу ли я надеяться на приглашение?

– Можете, сеньор. Приглашение на бал вы получите.

– Тогда я буду там, куда позвала меня панна…

****

Пан сенатор Мортыньш отыскал дона Федерико де Монтехо. Ему указали дом, где испанский идальго остановился, и сенатор приказал доложить о себе.

– Скажи пану, что я по срочному делу.

– Я не расслышал имя вельможного пана.

– Мортыньш. Сенатор.

– Пусть пан обождет минутку.

– Доложи быстрее!

– Так, пан.

Слуга вскоре вернулся и проводил Мортыньша в комнату Монтехо.

– Пан ждет вас, пан сенатор.

Кавалер Монтехо готовился к балу у Потоцких.

Федерико нарядился на этот раз как поляк, хотя в Варшаве не в новинку было европейское платье. Богатый синего цвета кунтуш, шелковый пояс, драгоценная сабля – бывший боярский сын не чурался роскоши.

– Что привело ко мне пана Мортыньша? – спросил Федор по-польски.

– Забота о здоровье пана кавалера.

– С моим здоровьем все в порядке, пан сенатор.

– Я желаю отплатить добром за добро. Пан не выдал меня, когда узнал о моей ошибке с турками.

Мортыньш месяц назад мог бы закончить свои земные дни. Он, накануне нашествия турок на Каменец, брал деньги от султана и вынужден был их отрабатывать. Это он затягивал на Сейме одобрение решения о созыве Посполитого рушения (ополчения). И это дало туркам легкую победу. Большой государев дьяк Тайного Приказа Башмаков через своих агентов узнал про это и сообщил Федору и тот поймал пана сенатора на крючок.

– Я завел важные знакомства, пан сенатор, – сказал де Монтехо. – И я намерен пойти во дворец Потоцких.

– Про это мне известно, – усмехнулся Мортыньш. – Пан интересуется Марией Казимирой, супругой коронного гетмана.

– Важное знакомство, пан сенатор.

– Эта француженка весьма красива.

– Дело не в красоте, пан сенатор. Мария Казимира имеет громадное влияние на своего мужа гетмана Собеского.

– Пусть так, но идти во дворец Потоцких пану не нужно.

– Почему же?

– Именно во дворце Потоцких пана ждет смерть.

– Смерть? – Федор не поверил Мортыньшу. – Признаться, я намерен встретить там совсем иное.

– Я знаю, что желает там встретить, пан. Но пан еще не знает, что панна Марта Лисовская вернулась из Парижа в Варшаву.

– Марта?

– Панна Марта Лисовская, ныне Поланецкая.

– Вернулась?

–И пан еще не знает, что кардинал Ринальдини покинул этот мир!

Это для Монтехо было ударом. О смерти Ринальдини он не знал. Конечно, кардинал был уже совсем плох, и этого стоило ожидать. Но все равно беда пришла неожиданно.

Мортыньш оценил эффект своих слов и продолжил:

– Марта прибыла сюда с особыми полномочиями от самого генерала Ордена! Больше того, она отправляет из Варшавы своего мужа пана полковника Поланецкого. Тот едет в армию гетмана Собеского.

– Но полковник Поланецкий вызвал неудовольствие короля Михаила. Про то знают все. Король запретил пану Поланецкому командовать и ему более никто не даст права на набор войска.

– Панна Поланецкая обещала ему протекцию. Король отменит свой приказ. Но за то, пан Поланецкий должен выполнить одно условие. И оно касается вас!

– Меня? Я не собираюсь вступать в польское войско.

–Пан Поланецкий на балу у Потоцких вызовет пана на поединок. А пан знает, что такое поединок с паном Поланецким?

Еще бы Федору этого не знать. Полковник Поланецкий был лучшей саблей Речи Посполитой! Выжить в поединке с ним у Монтехо было весьма мало шансов.

–Я знаю, что пан не трус. Пан настоящий воин! – Мортыньш польстил Монтехо. – Но сражаться с паном Поленецким – есть неразумно!

–Но зачем Марте моя смерть?

–Кто знает, пан? Кто знает, о чем она говорила с генералом Ордена? Вашего покровителя больше нет. И может быть Орден желает смерти пана.

–Орден?

–Я уже сказал, что со смертью кардинала Ринальдини многое может измениться.

–И что пан Морныньш предлагает?

–Бежать! Я принес пану пас (пропуск) на имя поручика гусарской хоругви шляхтича Анжея Комарницкого. Пану то имя знакомо.

–Да. Некогда я так назывался.

– По этому пасу пан доберется до Данцига и оттуда морем в любую страну Европы, где не имеет большого влияния Орден Иезуитов. Советую отправиться в Англию. У меня есть человек, в свите принца Руперта Пфальцкого. А он имеет влияние на короля Карла Английского.

– И этот человек меня укроет?

– Да. Он многим мне обязан.

– Я снова должен бежать! – Федор бросил на пол перчатки с раструбами. – А все уже начало складываться.

– Вы можете избрать иной путь. Идите в дом Потоцких и найдите свою смерть от сабли полковника Поланецкого.

– Нет! – решительно отказался от такой перспективы де Монтехо. – Умирать вот так глупо я не собираюсь. Не для того я пережил столько в Новом Свете.

Де Монтехо быстро собрал свои вещи, золото, и вызвал слуг отнести все это к карете, которую предоставил сенатор Морныньш…

***

Сам пан сенатор Речи Посполитой Владислав Мортыньш с чувством выполненного долга отправился домой. Теперь Марта Поланецкая не достанет дона Федерико. И пусть думает-гадает, кто помог ему избежать её мести.

На него она не подумает, ибо не догадывается, что он слышал её разговор с паном Поланецким. Дело в том, что ни панна и ни пан Поланецкие не знали о тайном ходе в старом доме, а он знал…

***

Но пан сенатор недооценил и Марту Поланецкую. Она прибыла на бал к Потоцким со своим мужем и сразу обнаружила, что Федора там нет. Его ждала и панна Мария Казимира де Ганж.

– Его здесь нет! – сказала она.

– Не может быть! – ответил полковник Поланецкий. – Его ждет маркиза. Мог ли он не прийти!

– Маркиза? – жена посмотрела на мужа.

– Мария Казимира де Ганж.

– Она маркиза?

– Её отец маркиз. Что нам делать, моя панна? – спросил Поланецкий. – Его нет. А к панне де Ганж не опаздывают.

– Может, с ним что-то случилось? – сама себя спросила Марта. – Нужно послать людей к его дому.

Она так и сделала. Слуги вернулись через час и сообщили, что пана де Монтехо нет в его доме. Он сел в карету и выехал.

– Выехал куда? Он должен был прибыть сюда! – вскричала Марта.

– Сюда? – переспросил слуга. – Но пан сел в дорожную карету и слуги вынесли за ним его сундуки. С вещами на бал никто не ездит.

–Он уехал! – вскричала Поланецкая. – Сбежал! Его кто-то предупредил!

–Но кто? – спросил жену полковник.

– Если бы я могла это знать. Но я узнаю! Сейчас не до этого! Казимеж! – она обратилась к слуге.

– Я, моя панна!

–Бери пятерых! Седлайте коней и в погоню! Догоните мне этого человека!

– А когда догоним? – Казимеж требовал указаний.

– Притащите его в мой дом связанным, и посадите в подвале на цепь! Если доставите его, то получите сто злотых!

– Иду, моя панна!

Слуга побежал исполнять приказ…

***

Дорога, февраль, 1673 год. Засада.

Они нагнали дорожную карету через несколько часов. Казимеж сильно хотел заполучить те сто золотых, что обещала ему панна Марта.

Он повернулся к своим людям:

– Это он!

– Тот, кто нам нужен?

– Да! И за него нам заплатят золотом. Но нападать сейчас мы не станем. Место открытое. Мы обгоним его по другой дороге и раньше достигнем большой развилки в лесу. Там устроим засаду.

Они свернули с тракта, быстро обогнали тяжелую карету. Вдали был небольшой лесок, где Казимеж не раз уже грабил дорожные кареты. У разветвления дорог в лесу, было идеальное место для засады.

– Смотрите, чтобы карету не повредило. Мы на ней доставим нашего красавца панне.

– Дак мы тогда карету не остановим, пан Казимеж. Стоит веревкой перегородить дорогу. В темноте кучер ничего не заметит.

– Нет, Войцех! Того делать не станем. Лошади себе ноги переломают и карета опрокинется. Ты прыгнешь на карету с дерева и собьешь кучера.

– Прыгнуть можно, но, если промахнусь? – спросил Войцех.

– А ты постарайся не промахнуться! И помни, что убивать кучера не нужно!

– Но, если он сломает себе шею при падении? Что тогда, пан Казимеж?

– Тогда это его судьба, Войцех. Но он умрет не от твоего кинжала или пули.

Войцех был недоволен, но спорить не стал. Пусть все будет так, как приказал главный. Он взобрался на дерево и приготовился.

Вскоре показалась карета.

– Это они! – вскричал Казимеж. – Приготовиться! Все должно пройти быстро и тот, кто в карете ничего не должен понять.

Все обнажили клинки. Только Войцех будет действовать голыми руками. Но сила у этого парня была. Он мог руками ломать подковы…

***

Кучер остановил карету и вызвал своего пассажира.

– Чего остановился? – спросил испанец, открыв дверцу.

– Неладное что-то чую, пан. Зря вы слуг отправили. Нас только двое теперь.

– Но впереди никого нет. Дорога пуста.

– Я слышал стук копыт недавно. По нашим следам кто-то идет.

– Тебе это показалось. Оглянись назад! – испанец стал нервничать от боязливости своего возницы. – Нам нужно ехать! Время не терпит!

– Впереди лес, пан!

– И что с того?

– Всадники, что обошли нас, готовят засаду у развилки. Там отличное место для этого! Готов поклясться! А мне пан Мортыньш приказал доставить вас живым и невредимым.

– Да кто может охотиться на нас?

– Тот, от кого вы бежите из Варшавы, пан.

– Но они еще не знают, что я сбежал!

Возница пожал плечами и спросил:

– А если знают? Что тогда будет с паном?

– Хорошо! Что ты предлагаешь?

– Вы, пан, покинете карету и доберетесь до соседней деревни. Там есть постоялый двор. У хозяина возьмете лошадь, и верхом доберетесь до большого трактира «Веселый гусь». Это за лесом.

– А ты не боишься встретить разбойников сам?

– Им нужны вы, а не я. Прикинусь дурачком и скажу, что мой пан покинул карету, а мне приказал следовать в Данциг одному, дабы следы запутать.

Федерико де Монтехо согласился…

****

Войцех прыгнул на крышу экипажа и одним движением скинул возницу. Тот кубарем скатился вниз и замер у большого дерева. Богатырь схватил вожжи и остановил карету. К дверцам сразу подскочили люди Казимежа и распахнули их с двух сторон.

– Никого нет! – сказал один.

– Карета пуста! – подтвердил второй.

Казимеж подскочил к ним:

– Как это пуста?

– Дак сам погляди, пан Казимеж! Внутри никого нет!

Казимеж проверил и понял, что его обманули.

– Войцех, где тот клятый возница! Сюда его! Привести в чувство!

Громила бросился выполнять приказ, но обнаружил, что сброшенный им кучер мертв. Он при падении сломал себе шею.

– Так он мертвый, пан Казимеж! Сломал шею!

– Сто дзяблов! Что ты наделал, Войцех! – выругался Казимеж.

– Дак, что пан приказал, то я и сделал. Я предупредил пана, что возница может сломать себе шею. Так и получилось. Но пан не отменил своего приказа. В чем я виноват?

Казимеж понял, что Войцех прав. Это его вина.

–Обыскать сундуки!

Сундуки вскрыли но, ни золота, ни писем, там не было. Враг панны Марты ушел. И не у кого было спросить куда.

– Что будет делать пан? – спросил Войцех.

– А что сделаешь? Кто может сказать, куда тот лайдак ушел? Поди, найди его теперь.

– Может он придет сюда? – предположил Войцех.

– Не такой он дурак, тот пан. Сюда он не придет. Недаром деньги с собой забрал и сумку для бумаг. Возвращаемся обратно!

– А что с этим добром делать? Здесь хорошие и дорогие кунтуши, шапки, пояса. И две сабли неплохие.

– Берем все себе. Панна нам теперь обещанной награды не даст. А это можно продать.

– И кони с каретой кое-чего стоят! Здесь больше, чем сто золотых! – обрадовался Войцех. – Дельце оказалось прибыльное!

***

В море, апрель, 1673 год.

Пан Анжей Комарницкий отплыл из Данцига на английском корабле «Royal bride» («Королевская невеста»). Это было судно английской торговой компании, что везло груз зерна и восточных пряностей.

Его капитан Ричард Грин сразу понял, что за птица залетела к нему. Этого парня искали, и за него можно было получить неплохой куш. Капитан так бы и сделал, но сейчас его господину принцу Руперту были нужны авантюристы для нового дела. А этот парень – воин. Это было видно сразу. Намётанный глаз старого пирата Грина определял хорошего рубаку сразу.

Когда судно, прошло укрепления порта и вышло в море, капитан пригласил гостя в свою каюту распить бутылку доброго вина.

Федор принял приглашение. Ему и самому хотелось больше узнать о капитане и его корабле. В каюте был накрыт стол и Грин, полноватый мужчина с брюшком, в английском морском кафтане, пригласил гостя садиться за стол.

– Mister speaks English? – asked captain Green. (Господин, говорит по-английски? – спросил капитан Грин.)

– Absolutely bad, – Fedor answered in broken English. (Совсем плохо, – ответил Федор на ломанном английском).

– And I don’t understand very well in Polish. (А я совсем плохо понимаю по-польски).

– But if Mister speaks Spanish, then we will understand each other perfectly. Indeed, at our first meeting, we spoke in Spanish. (Но если сеньор станет говорить по-испански, то мы отлично поймем друг друга. Ведь при нашей первой встрече мы говорили по-испански).

– Esto es así, pero no me gustan los españoles. (Это так, но не люблю я испанцев), – Грин ответил на языке Кастилии. – Будь они прокляты. Но раз сеньор не знает английского, то пусть будет испанский. Вы, сеньор, не испанец?

– С чего вы взяли, сеньор Грин?

– Я узнаю дона на расстоянии мили! А вы не дон. Но не стану лезть, куда не следует. Вы платите золотом, и я не смею совать свой нос в ваши дела. Но за вами гнались ищейки польских иезуитов. Этих я также могу узнать по виду.

Фёдор пожал плечами.

– Вы перешли дорогу Ордену, сеньор? Это опасное дело. Но я не друг иезуитам. Пусть они горят в аду. Сеньор, много путешествовал?

Капитан Грин налил себе и гостю вина.

– О да, – согласился Фёдор. – Этого в моей жизни хватало, сеньор капитан. Я был во многих странах. В Московии, Турции, Испании, Франции, в Новом Свете.

– А в Англии?

– В Англии нет.

– Вот это зря. Англия лучшая страна, смею вас уверить, сеньор. И вы имеете рекомендательное письмо к моему господину, принцу Руперту.

– Он ваш господин?

– Я служу его милости принцу уже давно.

– Это удача для меня, сеньор капитан! Я и думать не мог попасть к слуге принца на торговом судне.

– Этот корабль принадлежит ему. Он хороший господин.

Федор согласился с капитаном, и они выпили за здоровье Руперта.

– Я много пережил с моим господином в прежние годы, сеньор. Скажу вам правду, что Руперт некогда спас мою шею от петли.

– Вас хотели повесить?

– Да, за морской разбой. В молодости я промышлял каперством, когда у меня был патент от какого-нибудь короля. А когда не было, я грабил корабли и без патента.

– И вас поймали, сеньор? – спросил Федор.

– Поймали и половину моих людей вывесили сушиться на солнышке. Меня приберегли напоследок. Хотели повесить в порту, а не в море. При стечении народа. И если бы не принц, я бы не пил этого вина в вашей компании, сеньор! Ваше здоровье!

Они снова выпили…

***

Принц Руперт Пфальцкий, который был сыном пфальцграфа Фридриха и принцессы Елизаветы Стюарт, родился в Праге. После изгнания супругов Пфальцких из Чехии он жил в Нидерландах. Затем перебрался в Англию и во время английской революции сражался за короля Карла I. Король за заслуги дал принцу титул герцога Кемберлендского. Но после поражения королевской армии Руперт бежал из Англии и вернулся в Лондон только после реставрации Стюартов на троне Англии в 1660 году

***

– И я сражался под Бристолем на стороне короля! – с гордостью заявил Грин. – Признаюсь, я не люблю земные битвы. Я сражаюсь на море. Но тогда пришлось сесть на коня!

– А когда это было?

– В 1643 году. Ты тогда еще был совсем мальцом, парень! – тон захмелевшего капитана корабля стал фамильярным. – Теперь принц снова сражается на стороне короля с голландцами. Но у него всегда была проблема с деньгами. Не держатся они в карманах Руперта.

– В моих также! – засмеялся Федор.

– Но ты уплатил мне золотом!

– И что с того? Я никогда не был и, наверное, уже не стану богачом.

– А это как сказать! – капитан снова налил вина гостю. – Вот я сумел кое-что скопить и моим дочерям достанется хорошее приданное. Принц набирает людей для своей канадской Компании.

– А что это такое? – Фёдор совершенно ничего не знал об этом.

– Компания Гудзонова Залива в Канаде. Существует с 1670 года. Я сам был там и захватывал земли, что ныне известны как Земли Руперта! И сейчас там на наших поселенцев насели немирные индейские племена.

– Снова индейцы? – Федор выпил и поставил бокал на стол.

– А ты уже воевал с ними?

– Воевал, но только в испанских землях Перу.

– Вон оно как! – изумился капитан Грин.

– И ничего хорошего в этих войнах нет. В них трудно выжить. Дикари не обладают нашим оружием, но обладают мужеством и презирают смерть.

– Это так! Племена ирокезов также сражаются до последнего. И когда один из них попадает в плен, то пытки переносит с редким мужеством. Такого среди европейцев уже не встретишь. Проклятые язычники!

Он снова разлил вино.

– Нам стоит выпить за погибель язычников! Путь все они горят в аду!

За это Фёдор выпил с удовольствием. Он вспомнил вождя Лунного города, великого сипу…

***

Варшава, апрель, 1673 год. Посланец генерала.

Пан сенатор Мортыньш получил послание от генерала Ордена с особым курьером. Это был молодой монах, прибывший в Варшаву под видом купца.

– Пан Мортыньш?

– Это я.

– Я прибыл к вам со срочной эстафетой. От генерала Ордена Иисуса!

– Готов выполнить волю генерала, – склонил голову Мортыньш.

– Ныне нам нужен надежный человек у турок. И в Варшаве есть такой человек. Он хорошо знает турецкий и сможет пригодиться Ордену. Его стоит срочно переправить в лагерь наших войск.

– К гетману Собескому? – спросил сенатор.

– Да. А оттуда он попадет в стан турок. Но времени мало. Пан сенатор, это тайное послание генерала!

Мортыньш прочитал послание и вскрикнул:

– Она всех обманула!

– Что пан сказал? – не понял посланец.

– Пан генерал лично вручил это послание пану?

– Пан задает странные вопросы. Я только смиренный слуга Иисуса и выполняю волю старшего над всеми нами.

– Простите, пан. Но я вынужден был задать тот вопрос. Дело в том, что послание генерала противоречит тому приказу, что он отдал мне через одну панну.

– Как может такое быть? Каждый слуга Ордена должен четко выполнять поставленный приказ! И пану нужно срочно послать испанца на юг в армию пана Собеского.

Мортыньш усмехнулся.

– Того пана, что назван испанцем, уже нет в Польше.

– Как нет? – удивился посланец.

– Он покинул Польшу.

– Как же так?

– Он сейчас далеко, и чтобы его найти понадобится не один месяц.

– Мы говорим про одного человека, пан сенатор? – строго спросил посланец.

– Да, – ответил Мортыньш.

– Пан уверен?

– Тот человек покинул Варшаву. И его нет в пределах нашего государства, пан.

– Покинул? Без приказа?

– Он спасал свою жизнь, пан посланец.

– Вот как?

– Панна, что привезла послание генерала, распорядилась его убрать. И он бежал.

Посланец не понял, о чем говорит сенатор.

– Я не могу понять, что здесь происходит, пан сенатор? У нас мало времени! Нам нужно выполнить приказ!

Мортыньш продолжил:

– Того пана нет в Варшаве и на поиски его понадобится время. Но пан генерал приказал нам найти человека для засылки в турецкий стан через лагерь пана Собеского. Так написано в послании.

– Именно так, пан сенатор! Но если испанца нет, то…

– Я сделаю все, что нужно, пан.

– Без испанца?

– Я найду пути, пан.

– Но нам нужен хороший агент!

– Он будет. Разве на испанце свет клином сошелся?

– Ордену нужна победа Речи Посполитой хоть в одной битве, дабы поднять престиж. В последнее время слишком много было поражений от турок! Слишком много! Орден не желает усиления Московии и потому Речь Посполита должна воспрянуть!

– И пану генералу нужны агенты в Варшаве, пан сенатор?

– В Варшаве агентов хватает, пан сенатор. Хороший агент нужен в ставке турок…

***

Мортыньш поспешил в дом Поланецких. Пришел его час. Пана Марта была дома и сразу приняла сенатора. Слуга провел его в кабинет пана полковника, в котором среди рыцарских доспехов, теперь благоухала ароматами духов панна Поланецкая.

– Пан Мортыньш почтил меня своим визитом? С чего это? Я не звала пана.

– Панна теперь не может звать или не звать. Прибыл посланец от генерала Ордена!

Поланецкая вскочила с кресла.

– Посланец?

– От генерала Ордена Иисуса! Его высокая милость генерал почтил меня своим доверием. И через меня передал приказ!

– Приказ?

– Генерал приказал использовать дона Федерико де Монтехо. Этого человека в послании он назвал «испанцем».

– Генерал приказал вам, пан сенатор?

– Мне! И я знаю, что Монтехо исчез по вашей вине. Не стоит вам, панна Марта, скрывать то, что мне известно.

– А что вам известно? – с вызовом спросила Марта.

– То, как вы хотели его убить.

– Я? Вы шутите, пан сенатор? Зачем мне убивать его?

– Вам виднее, панна Марта.

– Это не так, пан Мортыньш.

– Это так, панна Марта.

– Вы можете это утверждать?

– Да. Я слышал это из ваших собственных уст.

Марта засмеялась.

– И где вы могли это слышать, пан сенатор? Неужели вам все приснилось?

– Панна! Тайный ход!

– Тайный ход?

– Вы ведь не знали о тайном ходе в доме полковника, вашего мужа? А я знаю о нем.

– В доме моего мужа? В моем доме есть то, чего я не знаю?

– Это так, панна.

– И вы…

– Я все слышал, панна. Ваш разговор с полковником. И я принял меры.

– Какие?

– Я спас дона Федерико от вас.

– Вы?!!! Это были вы, Мортыньш?

– Я! Или Провидение спасло его, воздействовав через меня. Но дело не в этом, панна. Ордену нужно чтобы Монтехо отправился к туркам.

– Так сделайте это, раз вы его спасли, Мортыньш!

– Его нет в Польше, по вашей вине, панна Марта.

– А вы знаете, где он, пан сенатор?

– Нет.

– И вы не сможете его найти?

– Я могу его найти. Но на это понадобится время. А есть задание Ордена!

– И зачем вы открываете эту тайну мне, Мортыньш? Вы стали болтливы?

– Нет. Болтливость плохое качество у агента Ордена Иисуса. А не сказать вам, панна, я не мог. Задание Монтехо выполните вы!

–Я?

– А кто?

– Я не мужчина, пан Мортыньш!

– И что? Я не заставляю вас сражаться на саблях, панна. По вашей вине его нет на месте. Исправляйте положение! Замените Монтехо!

– А если я скажу «нет»? – спросила Марта.

– Тогда я вынужден буду передать генералу, что вы допустили самоуправство. У вас не было приказа от генерала Ордена на устранение Монтехо. Но если вы выполните миссию, то никто и ничего не узнает.

Марта поняла, что выбора у неё нет. И придется ей самой сделать работу для Ордена. Но её это не пугало, а радовало. Наконец она сможет показать, на что способна.

– Если ваша работа подойдет женщине, то я выполню её.

– Иногда, панна Марта, женщине легче исполнить задание Ордена, чем мужчине.

– И что я должна буду сделать?

– Вы знаете, кто такой Гусейн-паша, панна Марта? – спросил сенатор.

– Нет.

– Гусейн-паша турецкий сераскер, любимец султана Мухаммеда Охотника.

– И что?

– Он возглавляет армию в крепости Хотин.

– И что нужно сделать мне, пан Мортыньш. Заменить его на посту сераскера?

– Почти что так, панна Марта. Вам надлежит уговорить его сдать крепость.

– Вы шутите, Мортыньш?

– Нет. Это было задание для Монтехо, и все подготовили для него. Но поскольку теперь его станете выполнять вы, нам нужно подкорректировать план.

– И как я смогу любимца султана заставить сдать крепость полякам?

– Не сдать в полном смысле. Гусейн будет сопротивляться, но затем отступит. Речи Посполитой нужна победа над турками! Большая победа! Это сильно не ослабит турок, но нашему королю принесет лавры победителя.

– Королю Михаилу не помогут никакие лавры.

– Я не про Михаила Вишнецецкого говорю, панна. Я про нашего будущего короля Яна Собеского…

***

Мортыньш не знал о том, что умерший Ринальдини посоветовал генералу Ордена отправить Монтехо в иные земли подалее от Польши и Московии. Сенатору Речи Посполитой казалось, что это он спас испанского кавалера от мести разгневанной панны Поланецкой.

Да и сама Марта не знала, что стала орудием в руках судьбы. Покойный Ринальдини знал её лучше, чем она сама знала себя…

Глава 2 У принца Руперта.

Англия, апрель-май, 1673 год. Принц Руперт.

Корабль «Королевская невеста» прибыл в порт Бристоля. Тогда это был третий по величине и значению город Великобритании. Короли династии Стюартов особенно благоволили к Бристолю в благодарность за верность жителей города королевской династии во время войн короля Карла I с армией парламента.

Бристольские купцы богатели благодаря выгодной торговле с Новым Светом. Сюда поступало большое количество сахара и какао и отсюда в заморские колонии шли товары, произведённые в Англии.

Польский шляхтич Комарницкий, при содействии капитана Грина, быстро получил необходимые документы и отправился в ставку принца Руперта.

Англия в то время находилась в состоянии войны с Голландией. Монтехо слышал про это еще во дворце кардинала Ринальдини в Париже. Её в эту войну втянул король Франции Людовик XIV. В 1672 году английские и французские войска планировали вторгнуться в Голландию со стороны моря и суши. Английский флот был доверен королем Карлом II Английским своему брату герцогу Йоркскому. Герцог соединился с французским флотом графа д'Эстре, но в морском бою с голландским адмиралом де Ритером они потерпели поражение.

В новом 1673 году де Ритер намеревался заградить устье Темзы, где готовился английский флот, дабы не дать англичанам снова соединиться с французами. Командование своим флотом король Карл II доверил на этот раз принцу Руперту.

Пан Анжей сменил свой кунтуш польского шляхтича на скромное платье английского моряка. Его сопровождал капитан Грин. Оставить Комарницкого, плохо владевшего английским, одного было нельзя.

– Ты не доберешься до Лондона сам, друг. А я тебе помогу. Тем более что и у меня есть дела в ставке Руперта!

– Буду рад такому попутчику, капитан Грин.

По пути пан Анжей убедился, что в Англии простой люд неодобрительно смотрит на эту войну с голландцами на стороне Франции.

– С чего это так? – поинтересовался он у Грина.

Тот ответил:

– Голландцы протестанты, как и англичане. А наш король Карл хоть и протестант, но сочувствует католикам. А англичане их не сильно любят.

– А ты сам протестант?

– Я? Я был и протестантом, и католиком. Теперь я снова протестант. Для меня вопрос веры несущественный. Но и для тебя я думаю тоже?

– Да, – согласился Анжей. – Я выдавал себя и за католика, и за мусульманина, и за язычника.

– За язычника? – удивился капитан Грин. – Вот этого мне делать не приходилось. И какому богу ты поклонялся?

– Лунному богу великого сипы.

– А кто такой этот сипа?

– Так народ чибча-муисков именует своего короля. Я видел, как приносились человеческие жертвы. И я славил этого жестокого бога. Хотя в свое сердце я его не принял.

– Тебе много пришлось пережить, друг мой. И думаю, что ты станешь хорошей находкой для принца Руперта в Канаде.

– Не думал, что мне придется вернуться в Новый Свет. Жизнь играет со мной в странные игры.

– У Провидения свои пути. А можешь мне сказать, друг, где ты родился?

– Родился?

– Где твоя родина? Я понял, что тебя носит по свету, и ты уже можешь не привязывать себя к определенной стране. Но родина у тебя есть. Где она?

Анжей решил не выдавать своего истинного отечества. Некоторые тайны не подлежали разглашению. Он назвался поляком, который родился в Киевском воеводстве.

– Тогда те земли были частью Речи Посполитой. Но после большого восстания стали частью гетманской державы. А ныне они часть Московии.

– И ты много воевал?

– Я всю свою жизнь провел на войне. Я дрался с татарами, с турками. Затем в Турции, куда попал не по своей воле, снова дрался. Я сражался на суше и на море. Всего и не вспомнишь.

Капитан Грин подумал, что этому человеку пришлось пережить много больше чем ему…

***

Принц Руперт, герцог Камберлендский, был уже немолод, но все еще красив и обладал благородной осанкой истинного вельможи. На его адмиральском мундире, богато расшитом золотом, сверкал орден Золотого Руна.

Он радостно встретил капитана Грина и протянул ему руку для поцелуя:

– Грин! Старый дружище! Ты прибыл как раз вовремя! Мне сейчас как раз нужны такие старые морские волки как ты.

– Я весь к услугам вашей герцогской светлости. Но позвольте вам представить моего польского друга. Он прибыл к вашей светлости.

Принц посмотрел на пана Анжея. Он не знал этого человека, одетого как простой младший офицер королевского флота.

– Позвольте выразить мое почтение, вашей светлости, – сказал Анжей по-испански и низко поклонился принцу.

– Ты испанец? – удивился Руперт.

– Нет, ваша светлость. Но я очень плохо говорю по-английски. Но если вашему высочеству угодно говорить по-французски…

– Я владею испанским и французским одинаково. Но кто ты такой?

– О том написано в этом письме. Позвольте передать его вашему высочеству?

– Давай!

Он протянул Руперту рекомендательное письмо, полученное от сенатора Мортыньша. Тот быстро сломал печати и развернул лист. Прочитав, он внимательно посмотрел на Анжея.

– Здесь написано, что сеньор Федерико де Монтехо – кавалер высокого испанского ордена Алькантара, что приравнивает его к грандам испанского королевства.

– Я в своей жизни, ваша светлость, был подданным многих государств. Был я и подданным испанского королевства.

Принц понял, что перед ним один из авантюристов, которые составляли элиту наемных воинов Европы. Такие люди ему сейчас были нужны.

Руперт немного сменил тон в обращении с этим человеком, узнав о его принадлежности к ордену Алькантара:

–Я окажу вам покровительство, о котором меня просят. Но вы отправитесь со мной в плавание на моем корабле. Покажете, на что вы способны, сеньор кавалер!

Анжей преклонил колено и припал к протянутой ему руке…

****

В конце мая 1673 года французская и английская эскадры соединились. Голландский адмирал де Ритер не смог блокировать флот Руперта.

Дон Федерико де Монтехо, он же Федор Мятелев, находился на флагманском корабле принца «Король Джеймс». Флагман был большим пятимачтовым кораблем с двухярусными батарейными палубами.

На этот раз Монтехо был одет как офицер абордажной команды в коричневый кожаный колет, поверх которого была кираса, кожаные штаны до колен, белые чулки и башмаки с серебряными пряжками. Его голову венчал стальной шлем со страусовым пером.

Принц Руперт в шитом золотом адмиральском мундире, поверх которого была стальная кираса с золотой насечкой, стоял на шканцах22

Слуга, стоявший рядом, держал шлем принца.

Руперт повернулся к своим офицерам:

– Эскадра де Ритера перед нами господа!

– Это они, ваше высочество! – ответил принцу флаг-капитан (командир флагмана) опустив подзорную трубу. – Голландец готов дать нам сражение!

– Я от сражения никогда не бегал.

Принц снял шляпу и принял от слуги стальной шлем.

– Передайте приказ эскадре – принять боевой порядок!

Флаг-капитан отдал приказ просигналить кораблям, идущим кильвартерной колонной под ветром, принять боевой порядок. Исполняя команду, авангард английской эскадры лег в дрейф. Затем тоже сделали корабли центра и колонна, что шла с наветренной стороны. Установилась общая линия огня.

Трубачи флагмана заиграли сигнал тревоги, и моряки стали поспешно готовиться к сражению. Артиллерийские офицеры расставили людей у орудий: по десять человек у 36-футовой пушки, по девять – у 18-футовых.

Палубный офицер с пятью матросами стал у порохового погреба.

На шканцах штурман следил за штурвалом и сигнальщиками, что передавали приказы адмирала другим судам эскадры.

Флаг-капитану доложили, что судно готово к бою. Он доложил принцу:

– Ваше высочество, к бою имею полную готовность.

Затем последовали сигналы с других кораблей эскадры и от французских союзников.

Руперт обернулся к Фёдору:

– Вот и для вас дело, мой друг! Возьмите под свою команду одну из абордажных команд!

– Я готов, ваше высочество! – с радостью согласился Федор и, отдав честь адмиралу, спустился вниз с мостика.

Абордажный лейтенант принял его. Солдаты команды как раз получили оружие: ружья и пистолеты, гранаты, пороховницы, абордажные багры, топоры.

– Вы уже принимали участия в морских битвах? – спросил он.

– Да, – ответил Федор. – Это дело мне знакомо.

– За вами пойдут десять моих парней. Все отчаянные рубаки. Принц говорил, что вы как раз из таких. И все владеют французским языком.

Федор кивнул и посмотрел на свой отряд. Это были сильные парни и бывалые морские волки. Когда капеллан эскадры призвал всех к молитве, они это делали без усердия.

Затем мичманы объявили приказ принца:

– Сражайтесь смело во славу бога и короля! Всех кто не подчинится приказу или проявит трусость, наш господин принц Руперт, приказывает предавать смерти на месте без суда!

Корабли де Ритера шли на сближение с англо-французским флотом.

– Красиво идут! – лейтенант показал Федору на строй кораблей противника. – Де Ритер отличный флотоводец! Победа над ним это большая честь!

– Вы сражались с голландцами, лейтенант?

– В прошлом году. Тогда нами командовал герцог Йорк. Де Ритер нас здорово потрепал тогда. Я даже был ранен в правую руку. А вы, сеньор, где сражались на море?

– В бою с турками, – ответил Федор.

– С турками? С ними мне воевать не приходилось. Но говорят – они отчаянные.

– Не страшнее берберских пиратов. Вот те не бояться ни своего бога Аллаха, ни своего черта-шайтана.

Вскоре голландские суда подошли к англичанам на расстояние выстрела. Облако дыма поднялась над большим линейным кораблем флота де Ритера. Это был сигнал к началу боя.

Голландцы ответили залпами. Ядра почти не повредили флагмана английского флота. Но два небольших английских фрегата «Святой Иаков» и «Курьер» потеряли часть оснастки. Англичане ответили своим залпом.

– Они сейчас пойдут на абордаж! – перекричал грохот пушек лейтенант. – Вон тем судам достанется!

– Я вижу там линейный корабль французов!

– Это «Королевская лилия»! Два голландских фрегата, словно волки сейчас набросятся на неё!

Федор наблюдал за тем, как голландцы перебрались на палубу французского судна. Они были вооружены топорами и саблями. Другие прикрывали атаку мушкетным огнем, сметая с палубы французских солдат меткими выстрелами.

«Король Джеймс» снова был окутан пороховым дымом от залпа и Федор уже не видел, что происходило на «Королевской лилии»…

***

Через час и флагману английской эскадры пришлось отражать нападение абордажников де Ритера.

– Они сейчас пойдут на абордаж! – предупредил лейтенант. – Наш выход!

Федор понял, что пришло его время.

Стрелки с голландского корабля прикрывали абордажников мушкетным огнем. Со шлема Мятелева пулей сорвало перо. Его левый рукав был продырявлен дважды, но руку пули не задели.

Федор выхватил пистолет и выстрелил прямо в моряка что, схватившись за канат, летел на палубу английского корабля. Тот упал в море. Но другие абордажники достигли цели. Около двадцати человек вступили в схватку с английскими моряками.

– Вперед! – по-французски приказал Федор своим людям и бросился на врагов.

Он сразу зарубил одного человека. Это был рослый детина с топором. Клинок сабли Мятелева пронзил его грудь. Не успел он его высвободить, как на него налетел другой противник с абордажным клинком.

Фёдор отскочил в сторону, но вражеский клинок достал его и скользнул по кирасе. Противник стал делать новые выпады, а Мятелев стал отходить, и споткнулся о чей-то стальной шлем. Тут бы ему и смерть, но судьба хранила боярского сына. Кто-то позади выстрелом из пистоля снес голландскому абордажнику полголовы.

Федор схватил его саблю и снова бросился в бой. Палубу заволокло пороховым дымом. Всюду звучали выстрелы и крики сражавшихся людей. Сверху гремел голос принца Руперта.

– Капитан! Они прорвались к шканцам!

Федор бросился туда, даже не посмотрев, где его люди. Все сражались. Собирать их было некогда. Возле входных люков и на трапах шел бой. Голландцы рвались к принцу. Но подле Руперта была отличная охрана из мушкетеров и младших офицеров флагмана.

Рядом грянул выстрел, и Мятелеву обожгло щеку. Он ударил клинком, и враг свалился на палубу, уже мокрую от крови. И в этот момент он увидел человека в колете со шпагой и пистолетом в руках. Он шел к адмиральской каюте.

Мятелев понял, что это голландский офицер.

«Но адмирала в каюте нет! Он командует боем на шканцах! Чего ему нужно?»

Федор последовал за врагом. Тот отшвырнул с дороги слугу принца и ногой открыл двери каюты.

– Стой! – закричал по-французски Мятелев.

Через мгновение враг был внутри, и даже не оглянулся на крик за спиной.

Слуга застонал, увидел Федора и произнес:

– Спасите его!

Сын боярский бросился за голландцем, подумав, что в каюте человек. Но внутри был лишь враг, который оглядывал помещение.

– Я попросил сеньора остановиться!

Голландец ничего не ответил и поднял пистолет. Федор отпрянул в сторону, но выстрела не последовало. Раздался только сухой щелчок.

«Повезло»» – мелькнула мысль в голове у Мятелева.

Пистолет отброшен в сторону. Федор скрестил с голландцем клинки. У того длинная шпага с богато украшенной гардой. В каюте было тесно и потому развернуться голландец не смог. И Федор быстро его обезоружил.

– Спокойно, сеньор! Я не хочу вас убивать!

– Я ваш пленник! – на хорошем французском ответил офицер. – Опустите клинок, месье! Даю вам слово не сражаться более!

Федор убрал саблю от горла противника.

– Что вам нужно в каюте принца?

– Признаться, я желал убить фамильяра, месье, – признался голландец. – Он приносит удачу своему господину. И я решил избавить принца Руперта от его талисмана!

– Избавить от чего? – не понял Федор.

Голландец указал рукой на большого черного пуделя, что выбрался из под кровати принца.

– Вы хотели убить собаку? – удивился Мятелев. – Но что вам сделал этот несчастный пес?

– Это не собака, месье. Вы ошибаетесь.

– Так зачем вам понадобилось убивать собаку принца?

– Это не просто собака, месье. Это фамильяр, волшебный дух, что принял форму собаки. Это живое существо, в которое черный маг поместил частичку собственного духа.

– И вы рисковали жизнью ради этого?

Голландец кивнул в ответ…

***

После того как сражение утихло к вечеру и флоты разошлись, Руперт узнал, что сделал для него Федор. Оказалось, что принц весьма дорожил черным пуделем. Он обнял Федора и подарил ему свою шпагу усыпанную драгоценностями.

– Вы храбро дрались, сеньор кавалер! Вас недаром удостоили столь высоким отличием как орден Алькантара.

– Благодарю за добрые слова, господин адмирал. Но ваше высочество преувеличивает мои заслуги.

– Ни в коей мере. Вы храбрый воин и мне такие нужны! Держитесь меня, сеньор, и ваше будущее будет обеспечено!

Федор поклонился принцу. Он хотел спросить про пса, но не решился задать принцу Руперту такой вопрос. Тот мог счесть его бестактным…

***

Море, май, 1673 год. Граф Жан д'Эстре.

Посланец от командующего французским флотом графа д'Эстре, кавалер Жан де Рье, сеньор де Рошфор прибыл на «Короля Джеймса».

– Мой адмирал поздравляет вас с победой, принц! – сказал де Рье.

– Благодарю вас, сеньор, но это еще не победа. Больше того они сумели захватить корабль французского флота «Королевская лилия».

– Мы сумеем его отбить, ваше высочество. Для того я прибыл сюда от моего господина. Графу стало известно, что у вас в свите есть француз.

– Француз? У меня их несколько. Вы, о котором изволите говорить?

– Этого человека, ваша светлость, помнит, ибо он оказал вам услугу.

– Услугу? Мне сегодня оказали услуги с десяток офицеров моего флота.

– Я про того человека, что спас ваш талисман, принц.

– Так вы о моем испанце изволите говорить?

– Испанце, ваша светлость? – удивился де Рье. – Моему адмиралу он известен как француз.

– Имя этого человека Федерико де Монтехо.

– Испанский дворянин?

– Да. Просто он командовал абордажниками по-французски. Монтехо кавалер высокого ордена Алькантара, гранд Испанского королевства.

– Значит он высокого происхождения. Это еще лучше. Мой адмирал просит вашу светлость уступить его Франции.

– И для какой надобности мой человек нужен графу д'Эстре? Дело в том, что и у меня есть на него свои планы!

– Этот дворянин поможет нам отбить нашу «Королевскую лилию» у де Ритера.

Принц Руперт понял, что задание будет для Монтехо опасным. Но отказать д'Эстре он не мог. Французский адмирал мог обидеться…

***

В большой каюте стопушечного «Людовика», флагмана французской эскадры собрались высшие офицеры графа Жана д'Эстре. Сам граф был мужчина лет сорока с благородной осанкой. На его лиловом камзоле с кружевным воротником сверкал орден Святого Людовика.

Федерико де Монтехо по милости принца Руперта получил отличный костюм красного рытого бархата, украшенный золотым позументом. На его груди знак высокого ордена Алькантара, ибо скрывать это уже не было смысла. Принц раскрыл его инкогнито из чистого тщеславия. Мол, вот какие дворяне есть в его свите.

Над Федерико перед отправкой на «Людовика» поработал куафер принца. Его усам мог позавидовать самый гоноровый шляхтич в Варшаве, а узкая бородка была по парижской моде.

Монтехо отвесил поклон графу. Д'Эстре пожал ему руку.

– Рад видеть благородного гранда. Хоть мы сейчас не в дружбе с испанской короной! Но вы служите Англии, а, значит, нет ничего плохого в том, что вы послужите Франции.

– Я готов выполнить приказ, вашей светлости.

– Слухи о вашей рекой удачливости дошли до меня. И король Франции будет вам признателен!

– Что я должен сделать, ваша светлость?

– Наш корабль «Королевская лилия» захвачен людьми де Ритера, сеньор Монтехо. И я желаю отбить этот корабль обратно.

– Я готов сделать все, что в моих силах, господин граф!

Федерико еще раз низко поклонился…

***

Москва, июль, 1673 год. Приказ тайных дел.

Большой государев дьяк Дементий Башмаков получил срочное донесение из Варшавы от своего человека. Тот сообщал, что он спас испанского дворянина де Монтехо от смерти.

«А, как мне известно, тот испанец, вам весьма нужен. И благодаря вашей в нем надобности я и спас его от агентов Ордена, что намеревались лишить его жизни…»

Башмаков прервал чтение, ибо ему доложили о приходе дьяка Посольского приказа Елизара Вылузгина.

– Заходи, Елизар! Я ждал тебя. Есть срочная надобность!

– Али снова что приключилось? – Вылузгин сел на лавку рядом с хозяином.

– Приключилось! Моего человека в Варшаве пытались убить!

– Кто?

– Иезуиты. А стало быть, его раскрыли! Не поверили они, что он служит им.

– Пытались, – сказал Вылузгин, – стало быть, не убили?

– Нет. Его спас мой человек, что занимает большое положение

– А тот человек с положением – сенатор Речи Посполитой?

– Да.

– И как ты заполучил его? Не так просто иметь дело с гоноровыми шляхтичами.

– Поляки также нуждаются в деньгах. И мой сенатор не исключение. Я ему те деньги даю без скупости. Да он и от турок золото берет, не гнушается.

– Твой «испанец» спасен.

– Терять его не хочу, Елизар. Он мне еще нужен. Да что там мне. Большую службу великому государю он еще сослужит.

– И ты знаешь, где он?

– Он бежал в Данциг, а там сел на английский корабль. По дорогам Польши путешествовал под именем шляхтича Комарницкого. И здесь мне надобна твоя помощь, Елизар.

– Говори, Дементий.

– У тебя есть люди в Лондоне, насколько я знаю, Елизар.

– Тебе надобны мои соглядатаи в королевстве Аглицком? Такие есть.

– Кто они? – спросил Башмаков.

– Купцы.

– Мне надобно узнать добрался ли до места наш «испанец». Он был направлен к принцу Руперту, дяде английского короля. Но вот попал ли он туда и нашел ли покровительство принца? Этого я не знаю.

– Снаряжу гонца завтра. Но на сие время надобно, Дементий. Про то не забывай. Того в месяц не управить.

– Пусть будет, как будет, но торопись, Елизар. Дело государево!

– Али я не понимаю? Все сделаем! Али я не верный слуга великого государя всея Руси! Но ежели «испанец» у принца то, что помешает иезуитам достать его там? Принц особа известная и его ставка не место для того, кто желает скрыться.

– Однако принц особа значительная и не побоится выступить против Ордена если нужно!

– Не пойму я, Дементий, одного! Если за ним устроили охоту иезуиты, то зачем тебе такой человек? Что полезного он принесет, ежели его самого защищать надобно?

– А вот про это мне мало что известно. Я не знаю, почему его решили убить, и кто отдал этот приказ. Здесь одни предположения, Елизар. Может не Орден стоит за покушением? Может, поссорился наш «испанец» с некой особой значительной?

– Может и так.

– Он будет нам полезен в будущем в Османской империи. Там рука иезуитов не так сильна. А он изучил обычаи Востока и по-турецки лопочет словно турок природный. Да и удачлив он безмерно!

***

Башмаков после ухода Вылузгина еще долго сидел над донесением своего агента из Варшавы. Пан Мортыньш сообщал, что Орден заботится о победе Речи Посполитой в войне с турками.

Но боятся иезуиты не султана, а Белого царя Московского! И им нужна сильная Польша в противовес Москве. Они хотят остановить продвижение русских в Украине.

Новый Левобережный гетман Иван Самойлович заметно усилился и способствует делу великого государя. Правобережный гетман Дорошенко потерял многих сторонников, из-за своего союза с турками и татарами. Но он еще силен.

Дорошенко умный враг и его нужного сделать другом. Пусть он сам перейдет на сторону царя и это покажет многим в Украине правоту дела великого государя. Для этой цели Башмакову был нужен Мятелев…

***

Море, июль, 1673 год. «Королевская лилия».

Дон Федерико посвятил Жана де Рье, сеньора де Рошфора в свой план. Он предлагал захватить корабль с небольшим количеством людей.

– Но на корабле около 200 солдат призовой команды не считая матросов! – возразил де Рье.

– И что с того?

– А вы дон Федерико, предлагаете взять это судно с 20 солдатами? Это невозможно. Вас перебьют как курят!

– Нет! – Федерико хлопнул дворянина по плечу.

Тот был не совсем доволен фамильярностью, но не выразил своего недовольства. Сеньор де Рошфор принадлежал к высшей знати Франции, его предки были маршалами и министрами.

– Тогда объясните, сеньор де Монтехо, на что вы надеетесь.

– Ваши люди узнали, что на корабле новый экипаж.

– И что с того?

– Это наемники. Среди них почти нет голландцев. Де Ритер охотно нанимает пиратов из датчан и шведов. А этим господам все равно за кого сражаться.

– И вы уверены, что они перейдут на вашу сторону вот так просто? – засмеялся де Рье. – Вы не знаете пиратов, дон Федерико.

– Я знаю себя, сеньор де Рье…

***

К вечеру, на воду спустили большую шлюпку, в которой разместились 20 матросов и дон Федерико Монтехо. Людей для этого предприятия отобрал он сам. Все они были в прошлом пиратами короля Англии, и воевали с противниками своей державы на море и охотились за призами. От французов Монтехо отказался. Де Рье пришлось согласиться.

Одним из помощников Монтехо был капитан Грин. Он сам напросился в экспедицию, намереваясь тряхнуть стариной.

– Твой план хорош, друг мой, – тихо проговорил он, когда моряки взялись за весла. – Я согласен, что мы подойдем незаметно к кораблю. Голландцы и подумать не могут, что мы явимся отвоевывать корабль на одной лодке.

– В этом и есть секрет нашего успеха, капитан.

– А если что-нибудь пойдет не так? Ты думал про это?

– Это дело рисковое, и мы можем расстаться со своими головами. Но все зависит от моряков, что вплавь доберутся до судна и поднимутся на палубу по якорной цепи.

– Дай нам боже одолеть врагов.

Когда стемнело, они приблизились к кораблю «Королевская лилия». Трое моряков скинули кафтаны и сапоги. Они взяли с собой ножи и прыгнули в воду.

Монтехо не хотел рисковать. Подводить лодку к судну было опасно. Вдруг часовые заметят её и поднимут тревогу. Поэтому его моряки добрались до судна вплавь и тихо поднялись по якорному канату.

Грин всматривался вдаль.

– Тихо. Никто ничего не заметил, – сказал он.

– Они уже на судне, – прошептал Монтехо. – Главное, чтобы там все прошло без шума.

Вдали послышался всплеск воды. Монтехо понял, что в воду упало тело.

– Часовой! – он посмотрел на Грина.

Тот согласился.

Вскоре с корабля просигналили фонарем. Путь был свободен. Федерико приказал матросам взяться за весла. Вскоре они были у корабля и стали подниматься наверх по шторм-трапу.

Монтехо был первым. За ним следовал Грин.

– Молодец, Дик, – похвалил старый капитан одного из пловцов.

– Все прошло легко, – сказал тот. – Их часовые дремали и ничего такого не ожидали.

– Где каюта капитана? – спросил Федерико.

– Вон там. У французов она была там и не сомневаюсь, что голландский командир обосновался там же.

Грин первым подошел к двери и при помощи свого кинжала открыл её. Голландский капитан храпел на роскошной постели французского аристократа, что командовал «Королевской лилией» до захвата.

Вскоре капитан был связан по рукам и ногам и во рту его торчал кляп. В каюту между тем доставили штурмана. Это был худой швед со шрамом на лице. Он также был поднят с постели и ничего не мог понять.

Федерико пояснил ему:

– Твой капитан арестован. Я захватил корабль и его капитан теперь вот этот человек, – Монтехо указал на Грина.

Тот склонил голову и усмехнулся.

– Я теперь командую этой посудиной. Мое имя Грин. Капитан Грин.

– Грин? Не вы ли командовали некогда кораблем «Морской конь»?

– Было! – признался Грин. – Но это было давно.

– Легенды о ваших подвигах живы, сэр. Я Свен Баге, штурман. Так вы говорите, что захватили судно?

– Да, – сказал Грин. – Теперь я здесь командую. А как тебя сюда занесло, Баге?

– Нанялся к голландцам. Наше судно разбило о рифы, и у меня не было выбора.

– Так тебе все равно на чьей стороне воевать?

– Я не испытываю к голландцам большей любви чем к англичанам и французам. Я дал слово служить под командованием де Ритера. Но вы взяли меня в плен и освободили от слова.

– Тогда я беру тебя на мое судно, Баге.

– Стало быть, останемся на «Королевской лилии»?

– Нет. Эту посудину мы вернем французам. Слишком она неповоротлива для охотника за призами.

– Это верно, – согласился Баге.

– И много среди вас таких как ты?

– Со мной тридцать моих бывших товарищей. Мы плавали на одном судне. Трясли купцов.

– Тогда приведи их, Баге. И они поступят на службу к королю Англии Карлу.

– Но мои люди лучше послужат королю в роли каперов. Служба и регламентация королевского флота не по нам.

– Думаю, что капитан Грин того же мнения, – Монтехо посмотрел на старого капитана.

Тот хохотнул и сказал:

– Я готов тряхнуть стариной. Мы будем каперами, Баге.

– Тогда я и мои люди с вами, капитан Грин, на стороне английского короля.

Баге поклонился и ушел. Его отпустили. Капитан Грин сказал:

– Пусть идет. Я знаю таких парней. Ты все правильно рассчитал, друг. Мы захватили корабль…

***

Жан де Рье был искренне удивлен и не мог поверить, что видит перед собой королевский корабль. «Королевская лилия» была возвращена. При этом ни один человек не погиб и в ряды английского флота влились новые моряки.

– Не хотите поступить на службу к королю Франции, сеньор? – спросил де Рье Монтехо. – Мой король умеет ценить преданность и вознаграждать за мужество.

– Простите, меня сеньор, но я уже служу принцу Руперту.

– Но это до конца кампании. А потом вы станете свободны, кабальеро. И протекция моего адмирала вам обеспечена. А слово графа д'Эстре кое-чего стоит. Вас ждет хорошая карьера.

– Пока я не могу ответить вам, сеньор, – уклончиво сказал Федерико.

– Подумайте! Ваша судьба в ваших руках.

Федерико де Монтехо обещал подумать и после парадного обеда у графа д'Эстре он снова отбыл на корабль принца Руперта Пфальского…

***

Руперт уже был наслышан о его успехах и пригласил к своему столу.

– Мы отправляемся в порт Гаврич для приема десанта, – сказал он. – А затем пойдем к Схоневельду и осуществим высадку. И эта война будет закончена!

– Сухопутные операции мне более по душе, – сказал Монтехо.

– Не скромничай, кавалер! Ты отлично воюешь на море. И я сам видел тебя в бою на моем корабле. Мы завершим эту войну, и я сам представлю тебя ко двору. А затем, для тебя будет работа в Канаде! Сама судьба подарила мне тебя.

– Ваше высочество, желает вести войну в Новом свете?

– Я говорю не о войне, кабальеро. Но что скажешь о дальнем путешествии?

– Я готов покинуть Европу, ваше высочество.

– Знаю, что за тобой идет охота. Перешел дорогу иезуитам?

– Не совсем так, ваше высочество.

– Я отныне твоя защита. Принц Руперт может многое…

***

Но Руперт и граф д'Эстре просчитались. Несмотря на то, что в эскадре Руперта было 50 линейных кораблей и 10 фрегатов, а у французов 27 линейных кораблей и 5 фрегатов, разгромить эскадру адмирала де Ритера они не смогли. Приказа о высадке десанта, после морского сражения так и не последовало.

Урон союзников был так велик, что им пришлось возвращаться домой для ремонта судов. Затем в конце августа 1673 года французы отвели корабли в Брест.

Принц вернулся в Уайт-холл ко двору своего короля. Федерико де Монтехо последовал за ним. В Англии слишком сильным стало недовольство этой войной на стороне короля Франции. Даже при дворе рос ропот против недальновидной внешней политики Карла II Стюарта

***

Англия, декабрь, 1673 год. Лондон, Уайт-холл.

Король Англии и Шотландии Карл II, получил прозвище «веселый монарх» и при его дворе царили весьма свободные нравы. Дон Федерико де Монтехо был представлен ко двору короля принцем Рупертом и был милостиво принят.

Карл II удостоил его беседы и спросил, нет ли у кабальеро намерения перейти на службу французского короля.

– Адмирал его величества короля Людовика XIV граф д’Эстре просил меня об этом. Но я даже не знал, что такой испанский дворянин есть в моей армии. И знаете, что сказал мне граф, дон Федерико? Королю следует знать своих храбрецов. Он о вас высокого мнения.

Монтехо поклонился королю.

– Не напомните, что вы такого сделали, сеньор? – спросил король по-французски.

За Монтехо ответил принц Руперт:

– Я недавно говорил государю о подвигах дона Федерико на службе вашего величества!

– Ах, это о вас говорил наш любезный герцог! – король протянул Монтехо руку и тот поцеловал большой рубин на пальце монарха. – Простите меня, дон Федерико. Я слишком забывчив. А мои министры не желают запоминать всего, что может мне понадобиться.

– Я слишком небольшая фигура, чтобы великие монархи утруждали себя моими подвигами, ваше величество. Для меня было счастьем сражаться среди доблестных моряков вашего величества.

– Вы весьма любезны, дон Федерико. Вас принимали в Мадриде при дворе?

– Я уже говорил вашему величеству, – снова вмешался принц Руперт, – что дон Федерико удостоен испанским королем Карлом звания кавалера ордена Алькантара!

Король ничего не ответил принцу. Его отвлек герцог Бекингем, член Тайного совета, или «кабального министерства» которое вершило делами Англии, вместо веселого короля.

Руперт взял Монтехо под руку и отвел в сторону.

– Наш монарх не умеет быть благодарным. Но я – умею.

– Ваше высочество, желает отправить меня в Канаду на землю Руперта уже скоро? – спросил он.

– А вы торопитесь, дон Федерико?

– Мое имя стало известно и это весьма опасно для моей жизни.

– Вы под моим покровительством.

– Но король намекнул мне о переходе на французскую службу. Уместно ли мне оставаться в Лондоне после такого?

Руперт поспешил успокоить дона Федерико:

– Вы мало знаете нашего короля. Он часто меняет свои решения. Иногда по три раза на день. Он непостоянен даже в политике, а не то, что в личных отношениях. Всего несколько лет назад он был обижен на Францию и заключил против Людовика XIV договор с Голландией и Швецией. Но щедрая субсидия от того же Людовика заставила нашего Карла повернуть обратно, и он заключает союз с Францией против Голландии. Мы с вами имели счастье участвовать в этом конфликте.

– Так он сразу забудет про меня?

– Конечно, дон Федерико. Сейчас нашему монарху не до вас. Наше поражение от де Ритера всколыхнуло страну. Англичане не желают воевать с Голландией на стороне Франции. Видите того статного вельможу в золотистой парче?

Монтехо посмотрел в указанном направлении и увидел дворянина, окруженного придворными дамами. Он рассказывал им нечто веселое, и они смеялись.

– Это сэр Томас Осборн, граф Дэнби, противник герцога Бекингема, что забрал у нас с вами внимание короля.

К принцу и Монтехо приблизился молодой человек в мундире капитана королевской стражи. Он поклонился и произнес:

– Его высочество герцог Йоркский желает говорить с вами, господа.

Руперт шепнул Монтехо:

– Это брат нашего короля принц Иаков Стюарт, герцог Йорк.

– Как мне держаться с этим принцем?

– Он католик. И в вас видит испанца и католика, раз вы кавалер Алькантара.

***

Принц Иаков милостиво принял де Монтехо и поблагодарил его за мужество в боях с врагами веры голландцами.

– Это долг верного сына католической церкви, дон Федерико. Я многое знаю о вас.

– Многое, ваше высочество? – удивился Монтехо. – Откуда столь высокой особе может быть известно обо мне?

– Вы смелый человек, де Монтехо, и не стоит вам скромничать. Вас принимал король и королева Испании. Вас принимал дон Хуан Австрийский. И мне рассказал о вас весьма значительный в Европе человек.

– Не могу понять, о ком говорит его высочество?

– Принц, – герцог Йорк, обратился к Руперту, – не могли бы вы оставить меня с доном Федерико наедине.

– Как будет угодно вашему высочеству! – поклонился Руперт и отошел.

Герцог Йорк, удалил и всех своих придворных. И когда их никто более не мог слышать, он сообщил что для встречи с доном Монтехо, прибыл сам генерал Ордена Иисуса.

Федерико вздрогнул. Они нашли его!

– Моя карета доставит вас в то место, где генерал ждет вас, дон Федерико!

По тону принца Монтехо понял, что должен немедленно подчиниться. И он сказал, что готов следовать, куда прикажет его высочество.

– А Руперту мы ничего говорить не станем. Я проведу вас сам.

– Как прикажет, ваше высочество…

***

Англия, декабрь, 1673 год. Лондон.

Генерал Ордена Иисуса.

Федерико де Монтехо в закрытой карете доставили к дому, где его ждал генерал Ордена Джованни Паоло Олива.

Когда Монтехо развязали глаза, он увидел, что рядом с ним стоит незнакомый ему человек с властным лицом. Он сразу представился:

– Я генерал Ордена! И я знаю о тебе, Федерико. Я знаю кто ты, и как попал в Орден Иисуса! Мой брат Пьетро Ринальдини сообщил мне это перед смертью. Садись!

Монтехо сел в кресло. Похоже, он нужен генералу.

– Ты сбежал из Варшавы, сын мой?

– Я спасал свою жизнь, монсеньор! – ответил Федерико.

– Я знаю это. Но я рассчитывал на твою помощь в делах с турками. Там ты особенно пригодился бы.

–Монсеньор?

– Тебе не угрожала опасность со стороны Ордена, Федерико.

– Но…

Генерал прервал его:

– Марта решила свести с тобой счеты. Но я не поручал ей такого.

– Марта Лисовская?

– Панна Марта Поланецкая, – ответил Олива. – Она женщина и мстила тебе за пренебрежение, Федерико. Такие женщины как она опасны. Никто не отдавал приказа о твоем устранении, Федерико.

– Но что я сделал против неё?

– Подумай сам, Федерико. Она смирилась с твоей смертью, и тебе не нужно было напоминать о себе. Но ты сам пожелал её видеть.

– Мог ли я тогда удержаться?

– Нужно уметь сдерживаться. Но ты открылся ей, и она захотела вернуть тебя.

– Зачем? Она давно вышла замуж!

– И что с того? Что такое для Марты пан Поланецкий! Она так и не смогла тебя забыть.

– Монсеньор Ринальдини меня предупреждал. Но я не послушал его и поступил по-своему.

– Мы все ошибаемся, Федерико. А я понял, за что тебя так ценит монсеньор Ринальдини. Ты не просто удачлив. Ты избранник Провидения. Ты ловко вырвался из сетей Марты и избежал ловушек. Судьба вознесла тебя на большую высоту. В Англии ты быстро добился дружбы Руперта Пфальцкого. Ты думал об этом, сын мой?

– Думал, монсеньор. Много думал. Но большой милости Судьбы в том не нахожу.

– Не говори так, Федерико. Судьба милостива к тебе. Ты видел многие страны и знаком со многими обычаями. Ты видел в твои годы то, что иным не увидеть за жизнь. Добытая тобой золотая книга у меня. Ты достал редкий артефакт, который раскроет впоследствии многие тайны. Ты был принят королями и герцогами. И тебе придется и дальше служить Ордену. Ради тебя сюда прибыл сам генерал. А я не удостаиваю этой чести многих. Ты знаешь основное правило Ордена, сын мой?

Федерико де Монтехо ответил:

–Подчинённый должен смотреть на старшего, как на самого Христа.

–Это верно. Еще!

– Подчиненный должен повиноваться старшему, как труп, который можно переворачивать во всех направлениях!

– Верно! – вскричал генерал и сам продолжил. – Подчиненный должен повиноваться старшему как палка, которая повинуется всякому движению. Подчиненный должен повиноваться старшему, как шар из воска, который можно видоизменять и растягивать во всех направлениях.

– Я готов повиноваться, монсеньор!

– Я ждал от тебя именно этих слов. Ты должен был исполнить миссию в лагере турок, но тебя не оказалось в нужный час в нужном месте, Федерико. И с заданием справится другой. Но и для тебя будет новая миссия к вящей славе Божией!

– Я готов! – еще раз повторил Монтехо.

– Кардинал Ринальдини высоко тебя ценил. Но он допустил ошибку, отправив тебя с экспедицией Себастиани. Я бы использовал тебя здесь в Европе.

– Но монсеньор сам только что сказал – привезенная мной золотая книга – ценный предмет из прошлого.

– Я и сейчас этого готов повторить. Но изучение этой книги – дело будущего. А Европа живет настоящим, дон Федерико, и потому ты отправишься в Новый Свет.

– В Новый Свет? По заданию принца Руперта, монсеньор?

– Руперта? Нет. Тебя ждут совсем не земли Руперта в Канаде, сын мой. Вице-королевство Новая Испания.

– Мехико?

– Мехико. Сын мой…

Глава 3 Битва под Хотином.

Хотин, октябрь, 1673 год.

Гусейн-паша турецкий сераскер, любимец султана Мухаммеда Охотника, возглавил армию в крепости Хотин. Этот паша был высок ростом, и крепок телом. Он всю свою жизнь был воином и начал сражаться в янычарском корпусе с 18 лет рядовым аскером. Затем стал начальником десятка воинов и первым взошел на валы вражеской крепости, за что получил высокие отличия – золотой челенк за храбрость и звание бюлюк-паши отдельного янычарского отряда.

И вот в 1672 году Гусейн стал командующим армии в 20 тысяч воинов. И после победы под Камениче султан назвал его трехбунчужным пашой.

Гусейн имел одну слабость – он любил женщин и собирал в своем гареме красавиц разных национальностей. И сейчас начальник отряда спахиев Абди-ага желая угодить сераскеру, привез ему новую наложницу.

– Высокочтимый эфенди Гусейн! – начал Абди-ага. – Я привез тебе подарок!

– Не до подарков сейчас! – вскочил на ноги Гусейн. – Где гяуры?

– Гетман Собеский идет к нам!

– И у него 30 тысяч воинов? Лазутчики не соврали?

– Похоже на то, мой сераскер! Нам не стоило в прошлом году заключать мир23 с неверными! Они не способны соблюдать слово эти гяуры! Разве можно им верить?

–Не стоит тебе обсуждать решение падишаха полумира, Абди-ага!

–Ты знаешь, эфенди, что это было решение не падишаха, а великого визиря Мехмеда Кепрюлю. А мы могли бы захватить не только Каменец, но и Бучач и Львов!

– Что говорить! – Гусейн думал также как и Абди-ага. – Но сейчас нам предстоит встретиться с гетманом. И у него теперь есть и артиллерия и осадные полки. Есть кому лезть на стены!

– Но и у нас 20 тысяч войска и мы за крепкими стенами! В крепости достаточный запас ядер и пороха. Недавно прибыл обоз с продовольствием от гетмана Дорошенко.

– Если бы гяуров вел не гетман Собеский, я бы не волновался. Но это хороший полководец и смелый воин. Он станет штурмовать Хотин!

– Но и, ты эфенди, не последний полководец нашего падишаха. Я не понимаю, отчего беспокоится мой господин?

– Не понимаешь, Абди-ага? Среди моих янычар заговоры! Они недовольны тем, что их загнали сюда. Я пока держу их в руках, но что будет завтра, когда мы сядем в осаду?

– Пусть эфенди не омрачает свою голову чёрными мыслями. Пусть он посмотрит на мой подарок!

– И что это за подарок? – равнодушно спросил Гусейн-паша.

– Мои спахии захватили ляшскую карету. Одна панна следовала к своему мужу в армию Собеского.

– И что с того?

– Мой господин не видел этой панны! То сама королева!

– Да? – Гусейн заинтересовался. Ему порядком надоели валашские и украинские девки, которые сопровождали его в походе. Это были подарки от командиров, что хватали красивых девушек, где придется. – Настоящая панна?

– Не панна, а королева, мой сераскер!

Паша поблагодарил Абди-агу. Но он еще не знал, что за женщину ему доставили. Она некогда покорила самого султана Мухаммеда Охотника…

***

На следующее утро паша Гусейн был рабом панны Марты и обещал ей все золото мира и первое место в своем гареме.

– У моего господина много золота? – спросила Марта.

– Ты говоришь по-турецки как истинная турчанка, но по красоте ты дочь твоего народа. Ляшки славятся своей красотой.

– Господин, видел много полек?

Гусейн ответил:

– Ты истинная жемчужина Польши. А я повидал на своем веку много красавиц.

– Но господин не ответил мне, богат ли он?

– Я воин, моя красавица. А что нужно воину он берет своим мечом. И я всегда добуду тебе много золота. В моем доме ты будешь жить как шахиня.

– Так господин, большой человек в империи Османов?

Она хотела приблизиться к своей цели, и прощупывала почву.

– Я трехбунчужный паша и командую войсками падишаха в Хотине. Этого мало?

– Но в империи Османов взлеты и падения зависят от воли падишаха. А сам падишах иногда зависит от воли своих янычар.

– О! – вскричал Гусейн. – Ты так много знаешь о делах империи османов? Откуда?

– Я не простая женщина для удовольствий, мой паша. Хотя и в удовольствиях я знаю толк. Некогда я сумела покорить и твоего падишаха.

– Что? – Гусейн изменился в лице.

Что горит эта ляшка? Она назвала имя падишаха полумира?

– Я была в гареме твоего повелителя султана Мухаммеда Охотника. Правда, это было давно. Но я не разучилась покорять мужчин.

– Но как… как ты могла уйти из гарема повелителя? Это невозможно.

– Всё возможно, мой паша. Всё! И к тебе я пришла не просто так. В моей карете, что захватили твои аскеры, скрыто пять тысяч золотых. Они твои если ты сдашь крепость Хотин гетману Собескому.

– Что? – Гусейн вскочил на ноги и бросился к ятагану.

Но женщина совершенно не испугалась. Она уже знала, что паша не зарубит её.

– Ты предложила мне предать моего султана? За это тебя ждет смерть!

– Но паша взял к себе женщину, сбежавшую из гарема повелителя Османов. Как посмотрит на это твой султан?

– А кто про это узнает? – вскричал Гусейн. – Кто? Я сейчас отсеку тебе голову и прикажу избавиться от твоего тела. А твое золото и так станет моим.

– Мой паша или прикидывается глупцом, или он и вправду столь глуп? Подумай про это спокойно с холодной головой. Что тебе в моей смерти? Она вызовет ненужные разговоры. А поиски золота в моей карете также не послужат паше. Те, кто меня послал, отомстят за меня и султану многое станет известно о паше Гусейне.

– Но что тебе может быть известно? Я всегда был верен моему падишаху!

– И что? Ведь господин знает о порядках при дворе султана? Всем правит великий визирь Кепрюлю. И он не сильно любит пашу Гусейна. Ему не нужна правда о паше, и он постарается избавиться от тебя по простому навету. Тем более что этот навет будет весьма правдоподобен.

– Будь ты проклята, гяурка! Как бы я хотел вырвать твое сердце!

– Садись, паша, и мы спокойно поговорим. Мы ведь провели с тобой чудную ночь. Зачем ссориться?

Гусейн отбросил ятаган и покорно сел на ковер, подогнув ноги. Он выслушает, что скажет эта ляшская красотка. Убить её он всегда успеет.

– То золото я привезла для тебя. В Варшаве знают о том, что ты не так богат, как хотел бы быть. Я знаю, что великий визирь Кепрюлю не милует тех, кто не выполнил его воли.

– Он снимет с меня голову за сдачу Хотина. И твое золото мне не поможет.

– Я подумала и об этом. Ты не сдашь крепости просто так. Ты будешь обороняться, и поляки сами её возьмут. О твоей помощи Собескому никто не узнает.

– Но визирь все равно меня казнит! Ему нет дела до того, почему я сдал крепость!

– Кепрюлю не долго будет занимать пост великого визиря Оттоманской империи.

Гусейн-паша удивился этим словам гяурки. Кепрюлю имеет громадное влияние на султана.

– Я знаю, что Мехмед Кепрюлю болен и скоро умрет. Это верные сведения.

– Но кто займет его место? – спросил Гусейн-паша. – Если его сын Асан-Мустафа, то моя голова также не удержится на месте.

– Но разве все паши и визири в Стамбуле хотят Асана-Мустафу?

– Главное то, чего желает султан!

– Но султан Мухаммед Охотник легко поддается влиянию. И паша сам имеет на него влияние.

– Небольшое! Султан меня ценит, но не более того.

– Вот паша после битвы и поедет в Стамбул и там поможет султану избрать нового великого визиря. И пусть паша не беспокоится. Его позовут в Стамбул. Поражение под Хотином ничего не будет значить для империи османов. Неужели паша этого не понимает?

Гусейн вынужден был согласиться. В конце концов, не его вина, что Собеский окружил его. Где войска империи османов? Отчего они дали усилиться коронному гетману? Вот и пусть разбираются сами…

***

Хотин, 11 ноября, 1673 год. Битва.

Польско-литовское войско пана коронного гетмана Собеского было готово вернуть честь польскому оружию. Хотинская крепость, где засел турецкий сераскер Гусейн-паша, расположенная в излучине Днестра была укреплена рвами и земляными шанцами.

У коронного гетмана была теперь настоящая армия в 30 тысяч солдат. Теперь он мог показать, на что он способен.

На рассвете Собеский, хоть и разыгралась метель, отдавал последние распоряжения. Рядом с ним были гусарские полковники пан Ян Поланецкий и пан Станислав Яблоновский.

Пан гетман и пан Станислав были в вошедших в моду чешуйчатых сарматских доспехах. Сияющие кольчуги их напоминали рыбью чешую. И эти кольчуги были богато украшены золотом. На пане Поланецком его старые доспехи и леопардовая шкура, принятые при короле Владиславе IV.

– Мы создадим видимость атак с трех сторон, – сказал гетман. – Это заставит турок раздробить свои силы, панове. А мы залпами орудий собьем врага вот здесь! Пехота создаст проходы в шанцах для атаки кавалерии. И вы пан Поланецкий и пан Яблоновский поведете туда свои хоругви гусар!

–То отличный план, пан гетман! – восхитился Поланецкий.

Пан Ян всячески старался угодить тому, кто скоро станет королем Речи Посполитой…

***

Паша Гусейн внимательно осмотрел позиции коронного гетмана со стены крепости. Он понял, что задумал Собеский. Он пробьет стены с одной стороны и двинет туда все свои силы. Сначала пехоту, а потом и кавалерию.

Абди-ага стоял рядом и ждал решения своего сераскера.

– Они готовятся наступать с трех сторон. Видишь, Абди-ага?

– Вижу, мой господин.

– Я распределил янычар на все участки равномерно. Я не могу знать с какой стороны гяуры, да покарает Аллах неверных собак, нанесут главный удар.

– Мои спешенные конники…

– Нет, Абди-ага, – Гусейн-паша прервал его. – Ты не станешь ставить всадников на стены. – Мы будем беречь твоих спахиев. Ты будешь охранять мост через Днестр! И после моего приказа сразу переправишь туда всех спахиев24!

– Но, мой господин! Ты намерен сдать крепость?

– Я не намерен рисковать твоими спахиями, Абди-ага. Они еще понадобятся солнцеликому султану.

– А янычары?

– Этот сброд, который полностью разложился и не подчиняется своему сераскеру? – усмехнулся Гусейн-паша. – Клянусь Аллахом, я не стану их жалеть.

– Значит, мой паша, готов сдать крепость гяурам?

– А ты посмотри туда, мой Абди! – Гусейн указал на войска Собеского. – Осадная артиллерия разрушит стены этой крепости. А что ты видиш вон там. Абди-ага?

– Крылатую кавалерию ляхов.

– И посмотри, как много у Собеского этой квалерии. Сколько мы сумеем продержаться? Собеский неплохой полководец.

– Значит, мой паша, готов погибнуть здесь?

– Я? – удивился Гусейн. – Нет. Я уведу войска падишаха через реку и разрушу мост. Я спасу знамена моего повелителя.

– Но великий визирь прикажет казнить нас всех!

– Не успеет, Абди-ага.

– Не успеет? Это не столь сложно – приказать нас казнить!

– Я не поеду в ставку Кепрюлю, мой Абди. Я поеду в ставку султана. И вы не станете присоединяться к армии Кепрюлю пока.

– Но повелитель правоверных сейчас в Стамбуле!

– Вот именно. И я поеду туда и брошусь к ногам повелителя! А затем никто не посмеет никого казинть из моих командиров.

Абди-ага понял, что за игру затеял его сераскер. Пожалуй, Гусейн еще сможет выкрутиться. Султан его любит и ценит…

***

Польская обманная атака удалась. Осадные пушки Собеского пробили стену по центру позиций коронной армии. И в провалы была брошена пехота. Но её было мало, и создалась угроза, что штурм будет отбит. Тогда коронный гетман бросил в бой спешенных драгун и те поддержали пехотинцев. И проходы для кавалерии были готовы.

Гетман указал булавой на стену:

– Панове полковники! Дело для ваших панцирных хоругвей! Во имя короля и Речи Посполитой!

Поланецкий выхватил саблю и первым бросился вперед, за ним шли знаменосцы, и тронулась масса тяжелой гусарской крылатой кавалерии. Яблоновский не желал отстать от Поланецкого и не хотел делиться славой.

– Пан, ротмистр! – на ходу окликнул он своего офицера.

– Да, пан полковник!

– Пусть твои гусары будут первыми! Не дай Поланецкому вырвать нашу победу!

– За то пусть пан не переживает! – усмехнулся громадный ротмистр, гусаров Яблоновского.

Небольшой отряд обошел полковника Яна и первым ворвался в город. Ротмистр врубился в ряды янычар и своим палашом расчистил кровавую просеку в их рядах. Его натиск так напугал турок, что они стали отходить.

Поланецкий был взбешен тем, что его обошли, и рвался в самую гущу боя. В крепости он увлек своих гусар в сторону, где янычары сооружали баррикаду. Конь полковника легко перескочил укрепления и Поланецкий стал рубить врагов.

Он сильно оторвался от своих людей и оказался в окружении янычар.

– Захватить гяура! – закричал какой-то ага.

Полетели акраны, но полковник ловко перерубил их. Больше того он рассек саблей голову аге, что приказал его взять.

Турки кричали:

– Проклятый гяур!

– Шайтан!

Поланецкий срубил еще двоих янычар, и к нему подоспели на выручку гусары. Поручик восхитился мужеством полковника:

– Но все же пану не следовало так рисковать. Пан увлекается атакой!

Пан Ян довольно усмехнулся. Сегодня он смоет с себя позор плена. Янычары отступали…

***

Если бы турецкий сераскер бросил в бой кавалерию спахиев Абди-аги, то неизвестно, чем бы кончился этот штурм. Турки могли бы задержать поляков, и паша снова вернул бы янычар на позиции. Но Гусейн послал гонца к Абди-аге с приказом переводить спахиев по мосту на другую сторону реки.

Затем он приказал слугам собрать все ценные вещи и уходить из города.

– А что с тобой, панна? – он посмотрел на Марту.

– За меня паша может не беспокоиться. Но паша не приказал вывезти своего гарема.

– Это временный гарем, панна, – усмехнулся паша. – Пусть достанется ляхам. Я скажу султану, что потерял все свое достояние. Если я спасу гарем, это не послужит к моей пользе.

– Паша прав!

– И твои соотечественники, боюсь и сами взяли бы эту крепость.

– Но не так быстро, разве нет?

Гусейн усмехнулся и ничего не сказал женщине. Пусть поступает, как знает. Более за её судьбу он не отвечает…

***

Небольшой отряд спахиев, посланный Абди-агой, встретил гусар на улицах города и пытался переломить ход схватки, но не сумел противостоять тяжелой кавалерии. Конная контратака не удалась.

Абди-ага стал переводить своих всадников на другой берег Днестра. За ними переправился и сам паша Гусейн с отрядом конных акинджи. Это были его люди из легкой кавалерии, которым он полностью доверял, и которые не раз спасали ему жизнь. Они увезли все знамена армии, дабы те не достались ляхам.

Брошенные своим начальником янычары запаниковали и также бросились к мосту. Но тот был взорван и в плен к Собескому попали около 10 тысяч солдат султана. Польские потери были незначительны. Это была настоящая победа, что восстановила честь польского оружия. И пан коронный гетман Ян Собеский получил прозвище «Хотинский лев»…

***

Полковнику Поланецкому доставили женщину, что была обнаружена в покоях сераскера Гусейн-паши. Пан Ян был искренне удивлен, когда узнал в ней свою жену панну Марту Поланецкую.

– Марта? – вскричал он.

– Может пан отправит прочь своих людей? – спросила она.

– Панове, оставьте нас одних.

Поручик и гусары переглянулись и вышли. Похоже, их командир знал эту панну.

– Марта, как ты сюда попала?

– Я поехала вслед за паном. Но в пути меня захватил турецкий дозор и доставил сюда в Хотин.

– Турецкий дозор? Но зачем ты здесь?

– Пусть пан не задает лишних вопросов. Ответов у меня для него нет. Пан спас меня и это знак милости всевышнего.

– Но панна у турецкого сераскера…

– Я надеюсь, что пан понимает, что таких женщин как я не направляют кому попало. Я женщина для самого высшего чиновника империи. Так думали те, кто меня захватил. А высшим начальником здесь был Гусейн-паша.

– Панна хочет сказать…

– Я ничего не хочу сказать, пан. Я попала сюда – значит так нужно!

– Так панна попала сюда случайно? Или нет?

– Жолнеры (солдаты) пана коронного гетмана взяли крепость Хотин! Разве не так? И много турецких солдат попали в плен! Это победа, пан! И в ней есть и моя заслуга!

Поланецкий опустил голову…

***

Стамбул, декабрь, 1673 год. Дворец султана.

Султан Мухаммед IV с удивлением узнал о приезде в Стамбул Гусейн-паши. Тот через нового каймакама добился приема у повелителя османов. За это паша Гусейн отдал каймакаму пять тысяч золотых полученных от поляков. Жизнь стоила дороже.

Падишах согласился принять пашу и Гусейн увидел Мухаммеда на троне османов в окружении высших чиновников империи. Каймакам сообщил ему, что среди них нет сторонников великого визиря Кепрюлю.

– Что скажет нам паша Гусейн? – строго спросил Мухаммед. – Где армия, что я доверил паше?

– Хотин пал мой повелитель! – твердо произнес Гусейн и пал ниц перед султаном.

– Я это уже слышал! Ты бросил армию и сдал крепость!

Паша лежал ниц молча, и ждал, когда приступ гнева у султана пройдет. В такой момент спорить, и даже говорить, с повелителем империи было опасно.

Каймакам империи шепнул султану:

– Пусть он скажет, где его армия, мой повелитель!

– Говори! – крикнул султан Гусейну.

– Мой повелитель, меч ислама и гроза неверных! Я вывел отряды спахиев за реку и уничтожил мост. Все знамена армии целы.

– А янычары? – спросил гениш-ачерас, начальник янычарского корпуса. – Ты предал их, и они погибли по твоей вине!

– Почтенный гениш-ачерас не знает, что солдаты янычарского корпуса часто проявляли неповиновение и были готовы к бунту. Мне прислали тех, кто был выслан из Стамбула за мятеж. Великий повелитель знает это.

– Но они искупили вину перед повелителем, – сказал гениш-ачерас.

– Нет, – решительно заявил Гусейн-паша. – Они постоянно проявляли недовольство и мало заботились о славе падишаха и исламского войска. Я говорил, что с таким войском победы не добыть. Я просил великого визиря не давать гетману Собескому усилиться. Но ляхи сумели собрать войска и осадили меня в Хотине. Янычары начали роптать и грозили поднять мятеж.

Султан посмотрел на гениш-ачераса. Тот побледнел и сказал:

– Командовал войсками великий визирь, мой повелитель.

В этот момент в большой кабинет повелителя правоверных влетел чауш25 из армии великого визиря. Таких гонцов пропускали по приказу падишаха немедленно.

Чауш приблизился к трону и пал ниц.

– Что? – спросил султан и привстал с трона.

Посланец произнес:

– Великий визирь и защитник веры, сераскер повелителя полумира, отошел в райские сады Аллаха!

После этого султан получил пергамен с сообщением о смерти Мехмеда Кепрюлю. Гусейн-паша понял, что буря пронеслась над его головой, но не затронула его. Теперь султану не до сдачи Хотина. Ему нужен тот, в чьи руки можно будет передать бразды правления империей…

***

Владимир Андриенко.

Луганск, 2010

***

Корректура В. Андриенко

28.02.2022 -2.03.2022

***

Серия «Приключения Федора Мятелева» состоит из романов:

«Стрелец государева полка»:

«Посланец Воеводы» (1659 год)

«Меч падишаха». (1660 год)

***

«В стране золотого короля»:

«Рукопись дона Федерико де Монтехо» (1662-1663 годы)

***

«Кавалер Алькантара»:

«К вящей славе Божией». (1672-1673 годы)

«Посланец короля». (1674-1676 годы)

Примечания

1

*Боярские дети – в 17-ом веке разновидность мелкого служилого дворянства на Руси.

(обратно)

2

Идальго по крови (hidalgos de sangre) являются те, кто не помнит о своём происхождении и нет какого-либо документа упоминания о королевском жаловании, или, другими словами, «благородный с незапамятных времён». Чтобы именоваться идальго по происхождению (hidalgos solariego), нужно было доказать, что все твои бабушки и дедушки были идальго. Наследственные идальго считались самыми благородными и самыми уважаемыми. Также данное звание можно было получить за выдающиеся заслуги. Hidalgos de bragueta получали освобождение от уплаты налога за семерых сыновей в юридическом браке.

(обратно)

3

*Ржев Василий – один из героев серии романов «Стрелец государева полка – «Стрелец государева полка» и «Меч падишаха».

(обратно)

4

Дауд-паша – один из героев романа «Меч падишаха».

(обратно)

5

Шёлковый шнурок – посылался султаном неугодным вельможам с приказом покончить с собой.

(обратно)

6

События романа «Королевский аделантадо» (В стране Золотого короля).

(обратно)

7

События романа «Королевский аделантадо» (В стране Золотого короля).

(обратно)

8

*Орден Иисуса – Иезуиты, также Орден Святого Игнатия, основан в 1534 году Игнатием Лойолой. Девизом Ордена стала фраза «К вящей славе Божией!»

(обратно)

9

*Доминиканцы – католический монашеский Орден основанный святым Домиником. Орден существует по настоящее время.

(обратно)

10

*бастард – незаконнорожденный.

(обратно)

11

Ян Поланецкий – полковник гусарской хоругви короля Речи Посполитой. Герой романа «Меч падишаха».

(обратно)

12

Марта Лисовская – польская шляхтянка. Шпионка иезуитов. Действует в романах «Стрелец государева полка» и «Меч падишаха».

(обратно)

13

Бармы – шейное украшение царей, богато украшенное драгоценностями и золотом

(обратно)

14

*Порта Оттоманская или Блистательная Порта – название османской (турецкой) империи.

(обратно)

15

*Речь Посполитая – объединенное польско-литовское государство, образованное в 1569 году.

(обратно)

16

Сребролюбив – взяточник, любящий серебро.

(обратно)

17

Старшина – В войске Запорожском ближний круг гетмана, куда входили генеральный писарь, генеральный обозный, генеральный есаул, полковники др.

(обратно)

18

*местничество – особая система, существовавшая в московском государстве до Петра, на должности чиновники назначались не по заслугам, а по знатности рода.

(обратно)

19

Сапхии – отряды поместной конницы Османской империи. Средняя кавалерия империи.

(обратно)

20

Бешлии – всадники тяжелой турецкой конницы. Тяжелая кавалерия империи. «Беш» – «Пять». Означало что один воин такой конницы стоит пяти.

(обратно)

21

*Польный гетман заместитель главнокомандующего войсками Речи Посполитой. В отличие от коронного гетмана – главнокомандующего. Один из высших чинов в военной иерархии Польши и Речи Посполитой.

(обратно)

22

. *шканцы – часть верхней палубы между грот- и бризань-мачтами, почетное место на корабле.

(обратно)

23

Бучацкий мир 1672 года между Речью Посполитой и Османской империей. Мир не был признан Сеймом и в апреле 1673 года война продолжилась.

(обратно)

24

*Спахии – профессиональная средняя кавалерия османской империи.

(обратно)

25

*Чауш – государственный гонец.

(обратно)

Оглавление

  • Часть 1 Благодарность кардинала.
  •   Глава 1 Кардинал Ринальдини.
  •   Глава 2 Орден Алькантара.
  •   Глава 3 Посланец иезуитов.
  •   Глава 4 Битва за крепость Каменец.
  •   Глава 5 Интрига панны Марты.
  • Часть 2 На службе у короля Англии.
  •   Глава 1 Смерть кардинала.
  •   Глава 2 У принца Руперта.
  •   Глава 3 Битва под Хотином.
  • *** Примечания ***