КулЛиб электронная библиотека 

Совсем-совсем не любите собак? [Юлия Глухова] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Дар

Странно. Пробегал примерно половину отведенного ему природой срока и, вдруг, зачем-то, от кого-то, получил способность осознавать себя. Поздновато? Может быть. Но сравнивать было не с кем, и он с благодарностью углубился в новую для него деятельность.

Уже давно в нем унялся зуд непрерывного броуновского движения; еще раньше исчезло жгучее желание таскать и грызть тапки, тряпки, палки; теперь, гораздо реже чем прежде, он приходил в восторг и неистовство по разным ерундовым поводам (а порой и без повода вовсе). Щенок стал псом. И только хозяин, при любом удобном случае, все называет его Щенком, видимо, обращая внимание слушателей на явное и смешное несоответствие прозвища и внешнего вида любимой собаки: крупного, большеголового, широкогрудого, черного лабрадора.

Раньше, он, не раздумывая, отзывался буквально на все: на уважительное и строгое "Ганнибал", на домашнее и самое обыденное "Ганя", на ласковое "Гаша", на дурашливые "печенька", "баранка", "вкусняшка"… Теперь же, он понимал, что имя – именем, а обидные намеки и, даже, издевательства над здоровым аппетитом следует оставлять без внимания.

@ Какая баранка, если мы в лесу, а баранками-печеньками из карманов и не пахнет? Я занят. Мне не до шуток.

Раньше, гуляя, он бросался на любого прохожего, требуя общения. Любовь, восхищение, признательность переполняли его, заставляя облизывать, покусывать, а то и сбивать с ног "нового друга". Не все реагировали на эти излияния должным образом, но что с того? Мало ли друзей на свете? Вон еще один идет! … Теперь, потребность бросаться на грудь каждому куда-то ушла. Он просто вежлив и благодушен, всем виляет хвостом, с готовностью ждет приглашения подойти, но и только.

@ Славные люди. Хорошо пахнут. Иду домой. Мыть лапы и есть.

Раньше, он засыпал сразу и незаметно для самого себя, совершенно истощив запас сил бессмысленной щенячьей суетой. Видел такие же суетливые сны. Вскакивал и сразу принимался тратить накопленную энергию. Теперь он укладывается отдыхать загодя. Вроде, можно бы еще пройтись по квартире, побыть на кухне, в детской, в спальне у хозяина… Где-нибудь погладят, чем- то угостят… Но можно и прилечь. Если на топчане не постелено аккуратно и мягко или, не дай бог, завалено детскими сумками, он какое-то время будет понуро стоять возле, ни на кого не смотря, всем своим видом показывая, что про него забыли, черствые и неблагодарные. Если все заняты и совершенно невнимательны к страждущим, он отправится за помощью к Маме. Встанет посреди кухни и выжидательно посмотрит на нее, слегка помахивая хвостом. Она быстро догадается, что что-то нужно. А что нужно, если собака погуляна, покормлена, а взгляд грустный? Пойдет, постелет, бормоча всякую ласковую ерунду.

И тут придет время для нового. Оказывается, если не засыпать сразу, можно думать. О том, что видишь – муха, прутик торчит из-под сапога; о том, что слышишь – хозяин уже храпит, а телевизор не выключил, дети ссорятся; о том, что было – на дачу приходила Апа, чего ей от меня было надо?; и, о том, что будет – пусть и дальше будет так, как было сегодня…

Хозяин

@ По-моему, он был всегда. Иначе, как бы я ел, гулял, спал? Понятно, накормить и погулять могут и другие, но это, как бы, не на постоянной основе – как дождь или упавшая со стола котлета…

Мне и так не плохо. Но если пришел Хозяин – все точно будет в порядке! Его присутствие делает жизнь полной. Надежды становятся желаниями, причем, уже находящимися в процессе исполнения.

Он был и будет всегда. И он хочет сохранить во мне это ощущение. Если я сбиваюсь с нашей "общей тропы" (отвлекаюсь, гуляя; засыпаю не вовремя; случайно, ей богу!, привязываюсь к кому-то постороннему), он сразу напоминает о себе. "Вместе" – звучит для меня рефреном изо дня в день. И это – самая лучшая в мире музыка!

Я очень нужен ему. Я – источник чистой радости, удовольствия, веселья, гордости. Приятно, что для этого не надо прилагать никаких усилий, таков уж я, но, если бы было нужно, я – готов! Могу выполнять бессмысленные поручения, унизительные команды, решать идиотские задачи. Могу искать кого-то в лесу, даже если он только что был здесь, минуту назад присел за куст и даже не потрудился спрятать неповоротливое тело целиком. Могу нести палку из глубокого снежного оврага, при том, что (я точно знаю!) Хозяин не будет грызть её сам, а, скорее всего, выбросит в тот же овраг через пару шагов. Могу давать по много раз лапу. То одну, то другую. Это приятно. Но непонятно, зачем…

Хозяин не только любуется мной и радуется тому, что мы "вместе". Он оберегает меня. Если мне приснится кошмар, я буду тут же разбужен знакомой рукой и ласковым шепотом. Если назревает драка с чужой собакой, Хозяин сделает все, чтобы драку предотвратить. А если я всё же буду побит, то предпримет все возможные меры к скорейшему обретению мной утерянного чувства собственного достоинства. Если кто-то из членов семьи не согласен угощать меня со своей тарелки, он, чаще всего, отнимет желаемое силой. Хорошо, что он сильнее всех. Думаю, мне повезло с ним так же, как и ему со мной…

Лена

@ Все зовут её так. Она не живет с нами (видимо, что-то мешает, но мне бы хотелось!). У нее своя семья и своя собака (так себе, не стоит долгих разговоров). Я всегда безотчетно любил Лену. Теперь, обретя способность размышлять, могу дать отчет в своих чувствах.

Дело в том, что она сразу поняла, какой я классный! А это понимание начисто отсутствует у многих, даже у некоторых близких нам с Хозяином людей. Но Лена сразу оценила меня на все сто! У нее просто дар какой-то! Порой люди думают, что собаку достаточно потрепать по холке или (смешно даже!) угостить, и – собачья душа принадлежит им! Нет. На самом деле подкупает следующее: "до чего же хорош! Просто ничего не могу с собой поделать!".

Её не надо просить поиграть, погладить, поделиться булкой, она сделает это сама, потому что ей хочется этого, не меньше чем мне. Лена – это собачья мечта об идеальном спутнике жизни.

Она даже собаку себе завела похожую на меня. Сделала для этого все, что от нее зависело: выбрала правильную породу, возраст, цвет. Назвала Апой и в отсутствии меня спасается любовью к ней.

Лена не будет злиться, если я съем еду из её тарелки. Она понимает, что может раздобыть новую, а я – не всегда. Я даже могу вырвать у нее кое-что силой (например, кусок сала) и совершенно не бояться возмездия. Она не сердится на испачканную слюной и грязью одежду, потому что нельзя любить кого-то лишь наполовину. Нельзя любить чистую левую лапу и не допускать до себя грязную правую. Нельзя полноценно радоваться телесному контакту с большим красивым псом, заранее не принимая все его очевидные последствия.

Она не сердится. Потому что сердиться на собак и детей глупо. Собаки и дети – это то, что приносит людям радость, смысл их долгой, суетливой жизни. Я еще не встречал тех, кто нашел радость другую. Но видел тех, кто не радуется ничему.

Мама

@ Так называет её Хозяин, когда посылает меня к ней по какой-нибудь своей или моей надобности. Еще её так называют дети (количество их надобностей не идёт с моими ни в какое сравнение!).

Мама не такая как Лена.

Я редко думаю о ней. Это не интересно. Она почти всегда рядом, но если её нет, для меня это мало что меняет.

Я уже понимаю, что здесь важно другое – чтобы Хозяину было не скучно думать о ней.

Странность

Общеизвестно, что сама порода – лабрадор – позволяет предположить наличие у собаки склонности к обжорству. Попросту, все лабрадоры – большие любители поесть. Тот, о котором здесь идет речь, тоже никогда не был исключением. В семье нередко шутили на эту тему: был ли он когда- либо по-настоящему сыт в своей жизни? есть ли предел неслыханному обжорству (таз? ведро? два ведра?) и что случится, если еда будет предоставлена в неограниченном количестве? снится ли ему что-нибудь кроме… И тд и тп.

Так вот, с возрастом, когда другие склонности и привычки понемногу сглаживались и, как будто, бледнели, страсть к еде так и осталась для него непреодолимой страстью. По-прежнему, стоит Маме открыть крышку кастрюли, хлебницу, холодильник или рот с непроглоченной едой (собаки не знают брезгливости), – Ганнибал уже заходит на кухню. Даже если он до этого спал непробудным сном после трех дней охоты, и через него, мирно спящего, переступали вновь пришедшие и уходящие по своим делам члены семьи, безнаказанно наступая на хвост, уши и другие распластавшиеся по полу части тела, как только Мама поднесет маленький ножичек к спелой

сочной хурме и только коснется кончиком ножа тонкой кожицы – Ганнибал уже заходит на кухню.

Он заходит на кухню и неторопливым поворотом головы безошибочно определяет: где? что? и каковы его шансы на успех? Если можно достать самому, а половина любого кухонного стола давно находится в его зоне доступа, он, без стеснения попытает счастья. Во что упакован продукт, для кого предназначен, какую имеет ценность для Мамы – ему безразлично. Упадет ли при попытке стащить еду на пол бьющаяся посуда, чей-то телефон, планшет, пульт от телевизора – его не волнует. Цель оправдывает как любые средства, так и любые последствия.

Если предмет вожделения не досягаем, например, находится в раковине, Ганнибал, помедлив пару секунд, тычет в Маму носом и применяет прием "говорящие глаза". Если Мама делает вид, что не понимает по собачьим глазам (старый трюк), следует целая серия размеренных и ощутимых тычков носом в бедро. Если Мамина благосклонность по-прежнему не достигнута, можно попробовать подняться на задние лапы и легонько толкнуть её всем телом. После этого уже можно копать её лапой, стащить что-нибудь, к чему она привязана (кухонное полотенце, тапок, скалку), лаять, в конце то концов! Если кто-то уже ест в присутствии собаки, она будет возиться у счастливчика на коленях, время от времени трогать его лапой, ложить наглую морду прямо рядом с тарелкой, рисуя глазами жирную черту от лица предполагаемого дарителя к, собственно, предполагаемому подарку, и обратно. В конце концов, от таких намеков, вздохов и шумных сглатываний человека либо разбирает хохот, либо трясет от бешенства.

Но это еще не странность. Это – невоспитанность, распущенность и наглость. Странность вот в чем. С недавних пор, тема еды стала приводить Ганнибала в состояние какого-то исступления, умопомешательства, умопомрачения. Яркий тому пример – регулярная доставка в квартиру питьевой воды. Раздается звонок домофона, и в доме все приходит в движение. Раньше, Ганнибал, как и положено любой общительной собаке, просто выбегал встречать гостей, пытался лизнуть их пару раз в лицо, и, отогнанный Мамой, убирался туда, откуда его и не звали. Теперь, устремившись было к входным дверям, но, даже не добежав до поворота в коридор и не выяснив, кто же это пожаловал на этот раз, он, вдруг, разворачивается, и во весь опор несется на кухню. Вид при этом имеет странный. Глаза полоумные, блуждающие, экстерьер взъерошенный, движения хаотичные, полностью лишенные обычно присущих им грации, достоинства и благородства. Внешность и поведение транслируют следующее: "А-а-а-а-а-а! Кто-то приперся! Может быть, не один! Все у нас съедят! Мама, не открывай!" В следующие несколько секунд он пытается съесть (читай: спасти) все, что успеет найти. Второпях сует морду во все тарелки, блюда, кастрюли, разбрасывая перемешанную еду по столам, стульям, лавке, полу и стенам. Может, давясь и кашляя, съесть целую булку хлеба. Может размазать тесто для сырников по всей поверхности немаленького стола. Многое может успеть. Урон таких панических атак приравнивается Мамой к небольшому землетрясению. При этом с кухни доносится странный шум, приводящий в замешательство водоносов. Ситуацию усугубляет странный вид хозяйки (а она просто не знает, рвануть ли ей на кухню, бросив мужиков с их бутылями и чеками, или, поскольку всё равно уже поздно, оставить все как есть и вежливо выпроваживать "гостей").

Постепенно всё успокаивается и водворяется на свои места, ущерб скоренько заглаживается виноватыми взглядами и понурым видом опять не совладавшего с собой пса, и только Мама бормочет про себя еще какое-то время: "только бы опять никто не пришел!"

Баба Фая

@ Говорят, что баб должно быть, как минимум, две. Но меня признает только одна. Это потому, что она знает толк в собаках. А та, другая, – нет. Не знает и знать не хочет, а то бы я ей объяснил, показал бы…

Но если есть такая баба, как Баба Фая (так её все называют), то зачем нужны дополнительные? Она всегда рада принять меня, если Хозяин, по каким-то (на мой взгляд, всегда сомнительным) причинам не может ухаживать за мной. Её дом и жизнь в нем вполне подходит для того, чтобы не очень уж тосковать по Хозяину. Всегда доступные кровать и диван (не то, что у нас!) с подушками, пуфиками и пледами, низкие столики, отсутствие какого-либо режима – все предназначено для утешения бедной сироты. Ем и гуляю по требованию. Кроме того, ко мне приставлен собственный дед, своим попустительством неустанно расширяющий мой кругозор. А что ему еще делать? Он давно на пенсии. Он знает всех уличных собак. Теперь, многих из них знаю и я! Кстати, баба и дед из тех, кто не видит существенной разницы между мной и уличной собакой. Это немного обидно, тем более что Хозяин многократно и красочно эту разницу им расписывал…

По моим наблюдениям, когда-то давно баба Фая была хозяйкой Хозяина, но те времена давно прошли. А раз так, выходить из повиновения – наша фамильная черта! Тем более, что, между нами говоря, Баба Фая даже немного жалеет меня, как придурошного и неуравновешенного пса! Ну да ладно, пусть их. Несколько лет назад баба с дедом приютили уличную собаку и теперь ненарадуются на его природную скромность и стеснительность. Зовут его Белый (меня бы они, очевидно, назвали Черным) и больше сказать о нем нечего.

Знаете, чем отличается мыслящее существо от всех остальных? Способностью, долго не упираясь, признавать свои ошибки. Это я о том своем утверждении, что Баба Фая знает толк в собаках. На поверку выходит, что она блуждает в потемках, накрепко увязла в болоте предрассудков и отживших свое стереотипов!

Но, несмотря на это, она – среди самых главных людей в моей жизни. Вот такое, блоха, противоречие!

Болезнь

@ О том, что я болею, я узнал от Хозяина – он стал смотреть на меня так, как будто меня переехал паровоз (стоит на вокзале такая махина, сначала думал – дом, еще подумал – нет, паровоз).

Телефонные звонки стали раздаваться гораздо чаще обычного, и Мама, почти не слушая, отвечала всё одно и то же: "да все нормально, спит". А я бы и спал, если бы не эти звонки…

После первого обследования самым чувствительным и расположенным ко мне людям было решено ничего пока не говорить. И тут же рассказано всем. Даже тем, кому это было не интересно.

Ветеринарная клиника мне не понравилась. Все эти улыбочки, конфетки и бесплатный кофе для хозяев не могут перебить запах страха, который, как будто бы сразу въедается в шерсть приведенного сюда животного и метит его для других, здоровых, как тавро. Я бы упирался изо всех сил, как в детстве, если бы не научился, с недавнего времени, уважать себя как личность. Оказалось, что у меня деликатная болезнь. Было предложено отнюдь не деликатное средство лечения. Хозяин сказал: "Еще чего! А менее радикальных способов выздоровления не придумали?!" Назначили таблеточки.

Пока продолжалось лечение (около 10 дней), у Хозяина продолжалась плохо скрываемая истерика. Мне было позволено спать рядом с его кроватью на постели, с криками отобранной у Мамы. Её криками, разумеется (мы с Хозяином в таких случаях справляемся молча). Из ложно понятой жалости, несмотря на рекомендацию доктора следить за весом и, по возможности, контролировать его, меня стали подкармливать чаще обычного. Даже дети, вместо того, чтобы пройти мимо дремлющей больной собаки, пытались уделить мне все свое свободное время. Как же хорошо, что они – под завязку занятые дети!

Повторные анализы разочаровали. У Хозяина тряслись руки, странно вибрировал голос и бегали глаза. Лечение продлили на неделю.

Теперь – я здоров и расплачиваюсь за это. В спальню меня не пускают, видите-ли, шерсть повсюду! Угощать перестали – "и так жирный!" Скоро предъявят счет за лечение и посещение элитного ветеринара…

Дети

@ Дети – это существа, которым просто необходим строгий хозяин. Но мы живем в обществе, которое, по непонятным мне пока причинам, это отрицает. Причем, взрослые члены каждой, отдельно взятой семьи, такую необходимость не оспаривают, а общество в целом – отрицает! В результате, мы получаем щенков, не понимающих, что они щенки и претендующих на роли, с которыми не справляются.

Но допустим, это я подслушал у Мамы.

Но почему они вечно не вовремя затевают свои безумные игры? Я, конечно, быстро увлекаюсь и, войдя во вкус, всегда согласен повеселиться! Но, как только я окончательно принимаю условия игры, они – раз! – и скрылись за дверью. "Тормоз!" Тормоз?!! Да у вас тройки в четверти!

И кто им сказал, что чем крупнее собака, тем более жесткие ласки ей требуются?!! Меня мало просто погладить, по мне надо провести всем предплечьем, надавливая сверху с такой силой, чтоб живот сводило! А еще лучше – лечь сверху и душить ручонками, пока они не занемеют! Следуя детской логике, чтобы приласкать теленка, нужна лопата! Можно гладить меня ногой. Можно использовать уши, нос и хвост вообще не по назначению (им просто необходима соответствующая инструкция, но беда в том, что современные дети совсем не читают!).

Ладно Маленькая. Она часто присаживается рядом и рассказывает сказки собственного сочинения. Пока до меня не дошло, что это – сказки, у меня чуть мозг не поплавился… Но она хотя бы легкая.

А Старший! Как только вижу в его глазах любовь и желание обнять, так вздрагиваю всем телом. Вот он последние года два мог бы на меня уже и не ложиться! Всё равно давно не помещается.

Ладно. Дети есть дети. Раньше надо было думать…

Один мальчик

@ Когда я был щенком, то, по своей безмозглости, представлял реальную опасность для маленьких детей. Не то чтобы я их не любил, нет. Я любил их слишком сильно. Они были для меня удобнее взрослых. Лицо – рядом, тянуться не надо. Убежать малыш не может – я гораздо шустрее. Играй – не хочу! А то, что они орут, так они всегда орут и в соплях, может взрослые и внимания не обратят.

И был один мальчик. Терпеть не мог собак. А родственные связи обязывали его время от времени встречаться со мной то дома, то на улице, но всегда с одним и тем же результатом. Результатом встреч, как правило, был рёв. "Посмотри, какой славненький! Какой весёленький!" – говорили ему взрослые, которые смотрели на меня с высоты своего роста. А малыш, наблюдая моё неумолимое приближение, что называется "глаза – в глаза", истошно орал: "Уйди из жизни!!!" и "Зачем вы разводите собак?!". Видимо, от страха, ужасное видение у него двоилось и троилось…

Мама мальчика никак не могла привить ему любовь к животным. А среди мам такое положение дел считается неприличным, не принято у них как-то хвалиться этим. И она не придумала ничего лучше, чем завести сыну точно такую же собаку, как та, которую он ненавидит. Женская логика. Не удивлюсь, что другие варианты даже не рассматривались.

И вот, уже в скором времени, пацан не только души не чаял в своей Апе, но и всем сердцем привязался ко мне! Правда, потом дело немного подпортили взрослые, начав при детях обсуждать и сравнивать похожих собак… Но это – уже совсем другая история, и мне рассказывать ее совсем не интересно.

А мальчика этого, между прочим, зовут Сашей. И он мечтает о щенках. Ну, и о нёрфах, разумеется, тоже.

Улька

Однажды, когда Ганнибал еще был щенком, к нему во двор привели другого щенка ретривера. Но не черного, а белого, не гладкошерстного лабрадора, а ретривера Голд, пушистого и мягкого, как цыпленок. И это была девочка. Звали ее Ульяна или Улька.

Сначала хозяевам показалось, что разница в возрасте – целый год – не позволит "детям" дружить на равных. Тем более, что молодой Ганнибал матерел и креп с каждым днем, а ума и осторожности пока не обнаруживал. Но Улька оказалась достойным компаньоном в диких играх Ганнибала. Легкая и очень подвижная Ульяна без видимых усилий избегала лобовых столкновений, отважно отражала менее сокрушительные атаки, часто нападала сама и, не дожидаясь, пока кабаноподобный дружок нанесет ответный удар, удирала куда глядят глаза. В беге она была неутомима, Ганя – быстро выдыхался и хлюздил. Он ложился в снег и притаивался (угольно- черный на белом), плотно прижимал уши (видимо, думал, что только они его и выдают) и, выставив острые лопатки, начинал медленно красться навстречу жертве. "Жертва" сразу включалась в игру и в точности копировала его движения, с той лишь разницей, что на снегу была почти не заметна, и подслеповатый Ганя порой растерянно замирал и начинал обескураженно озираться по сторонам. Но щенки нетерпеливы, и Уля всегда выдавала себя каким-нибудь резким движением. Тогда Ганя вскакивал и, с криком "ура-а- а", несся со всей мочи навстречу неуловимой подруге. Она делала вид, что имеет те же намерения – разогнаться и врезаться друг в друга, чтоб потом разлететься на черно-белые шахматные фигуры. И вот, когда до столкновения локомотива и серны оставалась пара секунд, она просто куда- то испарялась и тут же обнаруживалась, в сторонке, в безопасности, независимая и недоступная. Ганя был от нее в восторге!

Их дружба длилась годами. И никогда ни с кем Ганнибал не играл так самозабвенно. Наверно, он думал, что именно, то есть, конкретно, Улька предназначена ему в товарищи для потасовок, бешеных гонок и незлобивых драк, и поэтому не искал ей замены. Нет Ульки – нет веселья. А другие занятия всегда найдутся.

Но потом хозяева Ульяны переехали за город. Потом у нее дважды появлялись щенки. Она повзрослела. Часто выглядела уставшей и равнодушной. Девочки взрослеют быстрее…

Последний раз они виделись летом, когда Хозяин приезжал навестить давнего друга. Но случилось так, что собаки подрались из-за дынных корок, и Ганя, мотнув головой с открытой пастью, сильно рассек зубами руку хозяина дома. Все понимали, что вышло это случайно, что не надо было разнимать сцепившихся собак, что Ганя не способен даже злиться на человека, не то что кусаться. Но больше его в гости к Уле не брали…

Но он не забыл подругу. И когда Мама кричит сыну: "Нет, не эти! Надень сапоги Гальяно!", он начинает радостно суетиться, потому что слова "Гальяно" не знает, а слышится ему чудесное имя Ульяны…

Выставка

Поскольку Ганнибал – очень родовитый пес, имеет при себе все необходимые документы и печати, и, к тому же, великолепен с виду, хозяев часто смущают вопросом: "Отчего вы не выставляете собаку?"

Признаться, опыт был.

Готовясь к первой выставке собак и намереваясь представить его судьям и публике во всем возможном блеске, щенка доверили профессионалу. Щенок ходил на занятия, дурачился, знакомился с конкурентами, между делом сносно выполнял скучные команды тренера. Турнир приближался, самонадеянность росла как на дрожжах, последние сомнения улетучились… День "Х" настал. Первая, но еще не роковая, ошибка заключалась в том, что малыша слишком рано привезли на поле, где уже толпились сотни людей и десятки собак. За два часа до начала его личного выхода, он просто ошалел от такого обилия внимания, шума и гама, желания со всеми подружиться и страха потеряться.

Вторая ошибка заключалась в том, что Хозяин так и не набрался смелости вывести своего питомца на арену самостоятельно, перепоручив это опытному тренеру. Опыт и способности тренера были очевидны для всех. Вот только щенку было наплевать на чужую тетку! Он все вертел головой, пытаясь отыскать в шумящей толпе лицо Хозяина и почти не слушал команд.

@ Хозяин, ты где? Ты меня видишь? Ты на меня смотришь? Я точно молодец? Чо? Ничего мы этого вчера не проходили! Чего она лезет?! Хозяин! Ты где? Мне уже надоело! Кто это вообще такая? Хозяин!

Успех, безусловно, был. Свою пятерку щенок получил. И занял почетное второе место. Подходил улыбающийся судья, говорил, что Ганнибал необыкновенно красив и достоин самого первого из всех первых мест, но… совершенно не умеет себя вести.

В этот же день на семейном совете решили, что и впредь никто не будет дрессировать любимого питомца, что завели его не для званий и медалей, что незачем ломать взбалмошный и непосредственный нрав собаки. Пес нигде больше не выставлялся и так и остался неорганизованным (так говорят про детей, не посещающих садик, и так в этой семье было вообще принято).

Но, напоследок, всё-таки хочется заметить, что, в сравнении с Ганнибалом, любой лабрадор вам сразу покажется не вполне настоящим. Потому что, несмотря на плохое воспитание, ни у какой собаки нет такой большой, красивой, умной головы, такой сильной, волнистой от вздымающейся густой шерсти шеи, такой широкой рельефной груди, таких мощных красивых лап, такой необыкновенно гордой стойки и таких добрых, лукавых глаз… И, благодаря юному хозяину-спортсмену, медалей в семье хватает, так что, в случае большой необходимости, они, все до одной, будут ему одолжены (ведь только такая шея выдержит одновременно столько металла!). А пока на ней висит младшая хозяйка.

И еще. Хвастовство всегда вызывает справедливое раздражение, но это – не хвастовство, ведь сам Ганнибал не думает о том, что он восхитителен. Он думает так:

@ Привет! Я иду домой. Мыть лапы и есть.

Ну и ладно

@ Наша Мама вчера укатила – отдохнуть и развеяться. Устала, ничего не делая, как говорит Хозяин. Он, конечно, ошибается. Я-то за ней наблюдаю – целый день продукты туда-сюда перекладывает, режет их, варит, жарит, чтобы потом из детских тарелок выгрести и в мусорном ведре слоями уложить. Потом все ходит, шваброй мою шерсть по паркету собирает, а я -

следом, новую сею… Потом – другие манипуляции с тряпкой, но это мне не интересно, я потихоньку возвращаюсь на кухню.

Если слегка толкнуть дверцу кухонного шкафчика, то она приоткроется. Остается только нос в щель просунуть, и вот оно – вышеупомянутое мусорное ведро с переведёнными за день продуктами. Я не свинья, все подряд не ем. Например, свекольная кожура, помидоры, старая заварка меня не интересуют. Их я выгребу на пол, подотрет еще раз, до вечера время есть… Теперь, главное, долго не мешкать, а то дверца захлопнется, не успеешь голову из ведра вынуть! Всосал еду и бегом на топчан, спать. Отвлекся. Так вот, вчера Мама уехала, а сегодня её уже необходимо забрать. Незаменимая какая. Развезли с утра детей по школам и целый час тряслись в машине, не могла где-нибудь поближе развеяться! А я, когда засыпаю, с заднего сидения соскальзываю. И, если заснул глубоко и сваливаюсь на пол во сне, то немного пугаюсь… Ну, ладно, приехали. Выходим, а место Маминого отдыха, как я раньше не догадался! – поместье второй бабы, той, которая знать меня не хочет. Она на меня из окна смотрит, насупилась, и бормочет что-то, видимо свое: "Вот, завели… грязь в доме".

Но, там, в доме, я знаю, не только баба. Во-первых, там второй дед, которого я люблю. Люблю почти заочно, потому что в дом меня никогда не пускают, а во двор – только зимой, потому что я им на кусты и грядки писаю! Что поделать, такова моя природа (вот вас бы не пускали в гости за то, что вы сплетничаете и завидуете…). Зато второй дед иногда заглядывает к нам. Сильно бережет от меня свой костюм, если ему в нем в суд, но разговаривает со мной ласково, за ухо треплет вполне терпимо и смотрит дружелюбно. Я ему верю, но, каким-то чутьем знаю, что к себе он меня никогда не возьмет. Во-вторых, в доме Лена! Вот бы с кем повеселиться! Но сейчас она под влиянием бабы. Недоступна. Даже в окно не смотрит. По-моему, ей передо мной неудобно…

В-третьих, в доме мальчик Саша. Тот, который, сначала: "уйди из мира!", а потом – ничего, одумался… С ним тоже можно поиграть, вон сколько снега кругом и палок. Ах, да, здесь все палки нужные и состоят на учете – к ним какие-то кустики привязаны, на которые писать нельзя.

Хозяин дверь открыл, а я подумал: "В этот раз прорвусь!" и давай хрипеть (поводок держит), ногами на месте пробуксовывать (поводок держит) и хвостом вилять, мол, встречайте, давно не виделись!

Нет. Оборону держат по всем правилам. Первая дверь. Вторая. Третья. Только что ров не вырыли…

Забрали Маму, повезли домой. Отдохнула за тремя дверями и хва. Я там в коридоре немного срыгнул сегодня, никто еще не видел. Сюрпризом будет…

Апа

@ Везет же некоторым. Убежала от одних хозяев (как только в голову такое пришло!). Блуждала беспризорная по городу. Влезла в чужую машину и втерлась в доверие. Взяли в приличный дом. Причем, не щенком!, без документов и рекомендаций! А вдруг она лишаивая! Или крыс жрет! Или еще что!

Сразу полюбили и полгода тряслись, что найдутся первые хозяева, и придется вернуть ценность. Хозяева не нашлись (подозреваю, она их съела!), "девочку" назвали Апой и предложили кров, стол и сердце (два сердца и одно маленькое сердечко, если быть точным). Неблагодарная, еще несколько раз пыталась удрать. Но, разбалованная, быстро свыклась с новыми условиями и решила остаться.

А условия, сами посудите, редкие: спит там, где в данную минуту спит семья – на диване, в кровати, на ковре перед телевизором (и, желательно, под одеялом, и, предпочтительно, на подушке); ест совсем не крыс; гуляет в сквере через дорогу, не признавая никаких ограничений. Своевольная, капризная, огрызается и дерется. Не знаю, не уверен, что с людьми тоже, но со мной – точно.

А главное, запланировано свыше, что у меня с этой Апой будут щенки. Вот это номер! Кому они нужны, во-первых. Во-вторых, я уже говорил – она своевольная, капризная, огрызается и дерется! Причем, если проявляешь к ней внимание (которого она и не заслуживает вовсе) – она злится, а если не проявляешь – злится еще больше! С ней, конечно, не скучно. Но сил на нее уходит – уйма. Она же все время носится, проверяет, нельзя ли опять куда- нибудь удрать, куда-нибудь залезть, а потом откуда-нибудь вылезти. Мне Хозяин сказал: "жди", я – жду, а она только глазами своими поведет и – адье. Мне сказали: "в грязь не лезь", я и не лезу, а она: "а я не расслышала", отряхнется и – другую лужу искать. Мне на улице подбирать еду не разрешают, а она: "да никто не видит!" И получается, что я какой-то лох…

А еще, приходится её защищать от собак, к которым она пристает. Сразу чувствуется отсутствие логики? Почему-то для женщин оно не очевидно… А я не конфликтный. Хозяин говорит – "социопат", а мама – "малость трусоват". Если бы я мог вступить в разговор, я бы сказал, что Мама – дура, а Хозяин – тонко чувствующий человек.

Но хуже всего, что мы с Апой – очень похожи: оба – взрослые черные лабрадоры ретриверы, я крупный и она толстая. Но это, если не приглядываться. Если вы – инопланетянин и впервые видите собак. И таких, оказывается, много! Нас путают или отвешивают одинаковые комплименты! Хорошо, что я добрый. Вижу ее – и думаю: "Ура! Апа! Какая толстая, блестящая и гладкая! Сейчас она мне задаст!"

Как с гуся вода

@ Вчера вечером Хозяин с Мамой куда-то удачно распределили детей, и мы втроём отправились ночевать на дачу. Дача хороша тем, что чистота на улице почти круглый год позволяет забыть о такой нудной процедуре, как мытье лап. Соответственно, сновать туда-сюда можно сколько душе угодно, а поскольку мне все время кажется, что лучше там, где меня пока нет (интересно, ещё у кого-нибудь такое бывает?), я весь день "запускаю мух" или "холод" (в зависимости он времени года). Кроме того, по настоянию Хозяина, почти вся зелёная территория дачи принадлежит мне, то есть на тех квадратных метрах, где могла расти картошка, клубника с земляникой, овёс или кукуруза, постелен чудесный газон. На газоне живописно выложены мои игрушки: прокушенный во многих местах мяч, березовое полено, старый поводок. А клубника, если уж так охота, растёт в Мамином огородике, все же отвоёванном у нас с Хозяином, и я, протиснувшись между жердей, вполне могу насладиться свеженьким…

Ещё дача хороша тем, что на первом этаже нет закрывающихся перед моим носом дверей (кроме туалета и бани), и я всегда могу навязать своё общество любому собравшемуся здесь обществу! Жаль, что на второй этаж ведёт слишком крутая лестница, но с меня довольно и первого…

Так вот, возвращаемся ко вчерашнему вечеру. Шумных детей нет. Хозяин и Мама мирно ужинают, болтают, смотрят телевизор и от этого добреют с каждым часом. И, по доброте душевной, отдают мне со своих тарелок даже больше, чем я прошу… Завтра никому не нужно рано вставать, вечер длится и длится, они все добреют и добреют, и со стола на меня сыплется манна небесная… Блоха! Я заснул! А кто знает, сколько бы мне скормили отборной еды, если бы не моё безрассудство! Но, ладно, живот и так полон, как будто я побывал у Бабы Фаи… Ночь, буду спать дальше.

Но что-то не спится. Живот. Я в тревоге бегаю по дому, не находя себе ни места, ни облегчения, ни места для облегчения… Когти предательски стучат по полу, Мама ворочается в темноте, и я слышу раздражённое: "как же он мне надоел!". А что прикажете делать? … Все. Сделал. Через некоторое время, сквозь безмятежный сон, до меня доносится шёпот:

– Что это за запах? По-моему, он где-то навалил!

– Да конечно! Взрослая собака! Спи.

Ещё через какое-то время Хозяин идёт в туалет, и я слышу: "Точно…", шелест пакета, бумажную возню и Мамино хихиканье (неприятная, все-таки, тетка).

И вот, утро! Я уже поднялся, прогуливаюсь вдоль разложенного дивана (поленились подняться наверх!), жду, когда Хозяин откроет хотя бы один глаз. Они ворочаются, даже перешептываются, но глаз не открывают. Ничего не поделаешь, терпеливо жду сигнала. Наконец-то! Разлепили зенки. Я вскакиваю к ним на диван и начинаю подкапываться под тёплые сонные тела, бодая их головой и вылизывая смеющегося Хозяина (Мама этого никогда не позволяет). Встали. Умываются и одеваются сто лет. Выслушиваю какие-то неуместные намеки, что сегодня мне некуда торопиться. Наконец, вышли во двор! Ура! До чего хорошо жить! Живот…

Сомнения

Дурак не знает сомнений.

Еще одно очко в пользу разумности Ганнибала. Собаку сомнения гложут ежедневно. И наблюдать это уморительно трогательно.

Он знает, что кровати – для избранных, для тех, кто не роняет свою шерсть и слюни, не сосет уголки подушек. Но, если двери в спальню открыты, и Мама крепко занята на кухне, – соблазн велик. И вот, Мама, заметив, что никто не путается под ногами, и не храпит на своем топчане в прихожей, и не чернеет жирным пятном на полу в коридоре, заглядывает в спальню. Ну конечно! Вот он! Осквернитель чистой постели. Глядит на Маму лукавыми черными глазами и борется с сомнениями: то ли развалиться повальяжней, приглашая Маму погладить отлежанные бока, то ли поскорей ретироваться, пока не получил тряпкой по ушам. И все его сомнения очевидны, наглядны, их сразу выдает бесхитростное тело: вот он качнулся на бок, смешно задрав ногу и откинув на подушку голову – "полежим?"; а вот, подсобрался, подтянул лапы и, с виноватым видом, косится на тряпку – "уходить? и не сметь даже мечтать?"; но вот, передумав, опять заваливается на бок – "а может, ну её, эту кухню?". И так, лениво сомневаясь, колбасится на только что перестеленной кровати, пока не получит заслуженного пинка.

Или вот. Утренние сумерки. Гуляет на замерзшем пруду в городском парке и замечает на берегу одинокую фигуру (статуя русалки). Устремляется вперед, радостно помахивая хвостом, потому что для лабрадора нет большего удовольствия, чем новое знакомство. Но, вдруг, притормаживает, и опасливо вглядывается вдаль. Шерсть на загривке вздыбилась, уши прижаты, сам весь приподнялся (так встают на цыпочки четвероногие персонажи диснеевских мультфильмов) – "а кто это? может немцы?". Присмотрелся, успокоился, потрусил вперед. Опять заподозрил. Замер, нахохлился, трусит. И так – весь путь до каменной девушки с хвостом от горбуши. Только последние несколько метров дались ему с легкостью – видно же, статуя. Подошел, пописал на нее и забыл.

Или встретит на своем пути чужих собак. Несколько раз поменяет свои намерения, как хамелеон окраску, пока хозяева растаскивают хрипящих псов. Или слышит стук в дверь и знает (как-то!), что это свои. И никак не может решить, стоит ли вставать или можно поприветствовать вновь прибывших лежа, лениво повиливая хвостом. Обычно, такие сомнения разрешаются в пользу "и так сойдет, много чести".

Да мало ли поводов для сомнений и терзаний у высокоорганизованного, тонко чувствующего и неустанно мыслящего существа!

@ В этом мире ни в чем нельзя быть уверенным, если вы понимаете, о чем я…

Риски и преимущества

Такая крупная собака, как лабрадор, особенно, если она еще молода, расположена к буйным играм и, к тому же, "в теле", требует известной осторожности со стороны любителей повеселиться (разумеется, в интересах последних). Вы близенько наклонились над широким умным лобиком чтобы подуть, поцеловать (бывают и такие!), боднуть, прильнуть щекой, банально погладить. Какой наиболее вероятный исход упомянутых необдуманных действий? У Вас нет нескольких зубов. Потому что веселый пес резво вскинул голову.

Вы, беспечно прогуливаетесь по тропинке, зная, что где-то сзади мчится все тот же весельчак. Думаете, минуя Вас, он притормозит или постарается обогнуть "препятствие", не задев его? Многолетний опыт подсказывает: "увы". Он, не сбавляя скорости, врежется в Вас и, либо сшибет с тропы, либо уронит прямо на нее и пройдет сверху. Если же он бежит навстречу, а Вы не поторопитесь уступить дорогу, то обязательно вывернет колено наизнанку.

Чем объяснить такое пренебрежение? Либо – пренебрежением, либо тем, что собака не чувствует своих габаритов, и каждодневный опыт здесь ничего не меняет!

Теперь Вы играете в перетягивание палочки ли, поводка ли, любой ерунды, одновременно необходимой и Вам, и Вашему псу. Держитесь покрепче и просто ждите – рано или поздно он перехватит спорную вещь поудобнее и, совершенно нечаянно, отхватит Вам пару пальцев.

Да что там, просто проходя мимо и насупив Вам на ногу, лабрадор, хоть и не уменьшит количество пальцев, но педикюр испортит.

Зато! Бывает, вы случайно причинили собаке этой породы сильную боль – она не то что не укусит, даже не подумает огрызнуться. Все, что она сделает – заскулит, то есть пожалуется, заплачет. У нее безбоязненно можно забрать пищу. В отличие от большинства собак, ничего, кроме глубокого сожаления в глазах, за этим не последует. Так что, взвесьте риски, застрахуйте зубы- пальцы-педикюр, и – вперед, навстречу новым отношениям!

@ Сказки дядюшки Римуса… Просто держите ухо востро и смотрите в оба!

Охота

@ Охота! Охота! Что за ажиотаж? Кому охота на эту охоту? Но Хозяину, похоже, нравится.

Трясись ради нее, сначала на машине, потом на катере (растопырив онемевшие от ужаса лапы), потом пешком, поминутно оглядываясь, до избы через медвежий лес. Медведя видели все, кроме меня. Кому-то это кажется забавным, кому-то – удивительным, а я просто не хочу его видеть, вот и все! Всегда полупьяные мужики в переполненной избушке не утруждаются запоминать мое имя. Зовут меня Геной! Да хоть Машей! Лишь бы кормили так же щедро и охотно! Фишка в том, что благодетелей много, а охотничья собака – одна. И каждый считает своим долгом меня угостить. Только и остается, что почаще попадаться на глаза. А для меня, вы понимаете, это не проблема. Хозяин избы, Вова, наблюдая за моей диетой, нет-нет, да и скажет: "Ну у тебя и … спина!" А еще он любит припугнуть мной новеньких, подходящих к нашей избушке: "Стойте, стойте! Я намордник одену!" Гости застывают и, переглянувшись, растерянно отвечают: "Так это же – лабрадор…" "Ну, ща, отпущу, смотрите!" – радостно кричит Вова, спуская меня с поводка. Но уже по одному моему виду, всем сразу становится ясно, что намордник здесь был бы ни к чему…

Вот и охотились бы не выходя из избушки! Нет же, надо встать ни свет, ни заря, куда-то тащиться по медвежьему лесу, талдыча раздраженно: "Ганя, вперед! Ганя, вперед!" Нет уж, благодарю покорно, не в этот раз.

Потом чего-то ждем. Долго. Вот и поупражнялись бы пока в стрельбе, а то начнется потом: "где утка, где утка?" А я бегай по кустам, по болоту, греби в ледяной воде в поисках подстреленной дичи… Хорошо, если эта утка уже не шевелится. Тогда я, не теряя достоинства, несу гордому хозяину трофей. А если еще трепыхается? Схватить сразу боязно, а долго приплясывать вокруг – мужики засмеют. А если на воде? Плаваю кругами, как дурак, вздрагиваю при каждом всплеске раненой птицы. Как-то в рыболовных сетях запутался – намоталась, кругами-то… Пришлось Хозяину меня спасать.

И, главное, кому нужна эта утка? Только детей пугать. Редкий случай, когда я полностью солидарен с Мамой. Умная женщина, ни разу с нами на охоту не ездила (не знаю точно, уток побаивается или медведей…).

В общем, после охоты сплю я день, ночь и еще один день, не помня, где и при каких обстоятельствах заснул. А потом, где-то через неделю или две, начинаем с Хозяином вспоминать… Собираем друзей – благодарных слушателей, и, как-то, сами собой, рождаются истории… О доблести и верности, о меткости и храбрости, о выносливости и сказочном терпении… Да мало ли еще о чем… А пока потрясенные слушатели молчат или завистливо вздыхают украдкой, Хозяин благодарно треплет меня за ухо. Так вот, оказывается, для чего она – охота!

Шерсть

@ Я опять начал лезть.

На полу вдоль плинтусов "наметены" черные сугробики, и, на первый взгляд может показаться, что в доме давно не мыли полов. Концентрация шерсти в постелях и кастрюлях (т.е. там, где, по Маминому разумению, её, в принципе, быть не должно) существенно возросла. При моем появлении (да что? просто пришел! я у себя дома!), она злобно косится и, кажется, вот-вот превратится в ту, вторую, бабу ("завели в доме грязь").

Швабры-лентяйки расставлены по квартире, как будто мне в назидание. Тазы с плавающей в воде шерстью мешают всем ходить и, специально, не убираются, демонстрируя домочадцам: "а зачем? все равно лучше не будет. Никогда!"

Мама молчит, сжав зубы. Хозяин делает вид, что все нормально, но, иногда, я слышу его обиженный шёпот: "Это наша собака! Ничего не хочу больше слышать!" Детям всё равно, если не заставлять их мыть полы. По-моему, им не мешали бы ни консервные банки, ни разбросанная туалетная бумага под ногами. В ящиках их письменных столов и не такое навалено! Но любимым деткам многое прощается, а мне – нет. Сверлит взглядом сквозь стены…

А ведь, если призадуматься, то кто здесь – лишнее звено? Кто высасывает из пальца проблему? Кто нагнетает напряжение в наших семейных отношениях? Кто, в конце концов, вечно всем и всеми недоволен?

Но и она, как оказалось, не совсем конченая. Сегодня после обеда недоеденными остались два отличных говяжьих мосла. С хрящами, жилами, мясом и, даже, салом (чудаки (!), похлебали щи с капусткой, отпилили ножичком то, что можно съесть не запачкавшись (!), и думают, что с обедом справились!). Так вот, всем понятно, что если отдать мне мосол на растерзание, то через три минуты пол в кухне и коридоре будет равномерно покрыт слоем говяжьего жира и слюны. А отмывать холодный жир с кафеля – это не то же самое, что собирать шваброй-лентяйкой надоевшую шерсть! Хозяин и говорит:

– Отдадим?

– С ума сошел? Я уже четыре раза сегодня полы вытирала! Да я лучше выброшу.

Хозяин (крыть-то нечем!) ретировался по своим делам. А она, оставшись одна, говорит: "На уж, жри. А то век потом не простишь…"

И вот, лежу я на своем топчане, размышляю перед послеобеденным сном, а она, горемычная, с губкой по полу ползает, заодно и свежую шерсть соберет…

Переезд

@ Все ждут переезда.

И я жду, хоть не совсем понимаю, что это такое будет.

Дети хотят перемен. Хотят получить по собственной комнате, с собственными окнами, дверью, пространством, наполненным их собственными вещами и вещичками. И чтобы к ним не лезли.

Мама хочет, чтобы дети разошлись по разным комнатам и перестали скандалить. Чтобы думать: "Он – там, а она – там. И всем хорошо. И никого не слышно".

Хозяин хочет, чтобы все были довольны: Мама и дети. И чтобы новое скорее стало привычным, удобным и уютным.

А я – сомневаюсь.

Возьмем детей. Им кажется, что они страшно надоели друг другу, но младшая без конца бегает к старшему со своими наивными вопросами, а он, проходя мимо, непременно подойдет поддразнить сестру. И каждый вечер, перед сном, они подолгу разговаривают друг с другом, потому что спят в одной комнате и, поневоле, оказываются "близкими"… А если между ними появится стена, то разница в возрасте, поле, интересах может быстро сделать их почти чужими.

Возьмем Маму. Сейчас она хозяйничает в квартире, в которой прожила около двадцати лет. Все здесь придумано и создано Мамой. Сначала – для нее и Хозяина. Потом – для сына. Чуть позже – для маленькой дочери. Годы шли, и дом менялся в угоду хозяевам. Но угодить так и не смог – обветшал, стал тесным и старомодным. Но это Мамин дом, и если бы не выросшая семья, она не поменяла бы его ни на какой другой… И хоть новый дом тоже придуман и создан Мамой, кто знает, как сложится жизнь на новом месте? Возьмем Хозяина. Он вообще предпочитает оставаться в прошлом, там, где Мама – молодая и веселая, дети – маленькие и трогательные, а он сам – всесилен (по крайней мере, для них троих). Он не хочет перемен. И тем ему тяжелей, что перемены зависят, прежде всего, от него. А ему они не нужны! Его все устраивало, он был вполне счастлив без них. И вот, Хозяина, как упрямого мула, тянут, тянут в новую жизнь. Кто знает, может она и будет не хуже прежней? А, может, и лучше?

Возьмем меня. Я не помню того, что родился в далекой Москве и щенком был привезен на Сахалин. Мои воспоминания начинаются с нашего дома. Благодаря мне, когда-то, ковровые покрытия были сменяны на паркет (его легче мыть), а линолеум, который во многих местах я порвал в лоскуты, – на более крепкую плитку. Мебель еще носит следы моих детских зубов, и это придает ей статус "фамильной ценности". Здесь вся территория четко поделена для меня Мамой на "можно" и "нельзя", и я вполне смирился с этим. А как будет там, на новом месте, где все – новенькое и чистенькое? И не буду ли я читать ежедневно в любимых глазах: "ну вот, завели в доме грязь!"

Посмотрим.

Кот

@ Сегодня видел кота.

Странный выбор – быть котом. Странная рожа, странные движения, странные желания…

Вечно сидит под чужими машинами. Орет оттуда, чтоб никто не лез к нему. Да кому ты нужен? Ты же кот!

Ведет себя так, как будто всего боится. Но если напасть, сразу поймешь, что это не так – не боится, а ненавидит и, даже, презирает. А за что? За то, что я не жмусь трусливо по углам, не ем дрянь, не помешан на гигиене?

Как только замечаю кота, сразу срываюсь с места – догнать и прибить гадость! А ведь я не такой. И этого конкретного кота вижу впервые. Что со мной происходит? Подумаю об этом перед сном…

…По-моему, собакам не свойственна беспричинная ненависть. Да и далеко не всякая причина будет достаточной, чтобы я не простил сразу же, окончательно и безоговорочно. Так легче жить. Веря, что зло случайно, а добро – закономерно. Жди добра, не думай про зло, не замечай его, забывай обиды и боль. Это мое кредо.

Люди живут не так. Один раз ушибся об угол, все, угол – плохой, никогда ему это не забудется, не простится. Думают, в этом секрет выживания популяции. Помни зло, затверди в уме его приметы, запах, свойства, будь подозрителен, недоверчив. Как кошка! Будь осторожен, за каждым углом (уже раз подвел тебя!) представляй себе зло, готовься дать отпор, а потом – выдыхай, если пронесло. И постигнешь мудрость – мир враждебен, начинай ненавидеть его во всех его проявлениях заранее.

Так. Значит, ненавистью я заразился от людей. Нужно переболеть и выработать иммунитет. И пусть болезнь поразила меня только по кошачьей части (гадость, все-таки, какая!), я победю! Мне, в моей чудесной жизни, это чувство ни к чему!

Младшая хозяйка

@ Девочка. 11 лет. Могла бы быть легкой миниатюрной блондинкой. Но почему-то выбрала себе и вошла в образ упрямого туповатого осла…

Она – непревзойденный мастер осложнять отношения, создавать себе и окружающим проблемы, будить в близких доселе не проявлявшее себя зло. Недавно я совершил открытие – один и тот же человек очень по-разному проявляет себя с разными людьми, то есть может казаться вполне приличным и достойным членом общества – с одними, и совершенно неприятным и, даже, отталкивающим – с другими. Редкие люди сохраняют в этом отношении подобие равновесия. Редкие.

Так вот, с Младшей, большинство превращается в монстров. И большинству из этого большинства это совсем не по нраву; им даже вспоминать противно, как вынуждены были говорить грубые, жестокие вещи, совершать отталкивающие, абсурдно-смешные поступки. А что делает любое живое существо, если отвратительно себя чувствует рядом с другим живым существом? Избегает дальнейших встреч. А что делать тем, кто избежать встреч не может? Терпеть, стараться примириться с обстоятельствами или изменить свое отношение к ним. Результатом этой мудрой линии поведения, как ни странно, становится тихая ненависть… Бедная девочка.

Если бы я мог дать ей несколько советов (проблема даже не в том, что я не умею говорить, а в том, что она ничьих советов не слушает), я бы сказал следующее.

Во-первых, пойми и прими как аксиому то обстоятельство, что ты еще не взрослая. Минусы возраста очевидны: многие решения ты не сможешь принимать самостоятельно; ты должна слушаться тех, кто за тебя отвечает, и тех, кто делает за тебя работу, которую, будучи взрослой, ты бы делала сама. Плюсы – их больше – и они следующие: тебе еще не нужно знать, что такое "груз ответственности"; что бы ты не натворила, ты ответишь не одна, за тебя "заплатят" взрослые; ты всегда можешь рассчитывать на снисхождение и умиление; эта благодать скоро кончится.

Во-вторых, научись уважать людей (от тебя вовсе не требуется делать из них кумиров, просто, попробуй проявлять искреннее уважение). Можешь потренироваться на собаках…

В-третьих, научись уважать себя. Не кичиться тем, что ты никому не покорна, никого не слушаешься и не дорожишь ничьим мнением. Слишком много "не", не находишь? Уважай себя за конкретные повседневные дела: за то, что хорошо сделала уроки, достойно ответила у доски, аккуратно и разумно организовала свой быт, помогла Маме. И перестань уже сваливать одежду на мой топчан!

Жаль, что я ничем не могу помочь тебе, милая упрямая девочка. Только молча слушать твои жалобы, когда тебе больше не к кому с ними обратиться, потому что ты сама отталкиваешь от себя друзей. Только молча слушать, уткнувшись мокрым носом в мокрую щеку.

Свежий воздух

@ Когда еще строили дачу, среди прочих радостных ожиданий не последнее место занимало следующее: "целый день собака будет на свежем воздухе!" Да, чтоб вы знали, я и дома не задыхаюсь! Теперь они удивляются, что выпущенный за дверь, я перед этой дверью все время и сижу. Сижу, лежу, царапаю дверь когтями, поглядываю в окно: "Вы что, не видите?! Я уже надышался!"

А что мне здесь делать, чем заняться? Весь двор я знаю, как свои четыре пальца, лазать в Мамин огородик нельзя, писать на кусты не желательно, за калитку не пускаете (там ждет соседский алабай). Вот если бы кто ко мне вышел поиграть… Или в лес позвал… Или Апу, или Ульянку мне привели… А так – открывайте!

Помните, была у нас знакомая собачница? Как не встретим её на горе, так начинает сетовать: "Что это вы так запустили собаку? Надо поменьше кормить, да побольше на свежем воздухе выгуливать. Вон какой толстопузый, ему же тяжело будет двигаться, такая нагрузка!" Её собака, всем в пример, вечно сидела на жесткой диете и готовилась к очередной выставке. В перерывах между муштрой и дрессировками понуро сидела в сторонке, никогда не участвуя в наших с Улькой буйных играх. Поговаривали, что у собаки сильная депрессия, то ли от постоянных голодовок, то ли от чрезмерной строгости требовательной хозяйки. По- моему, депрессия могла запросто начаться у кого угодно только от одного созерцания этой "идеальной" собаки. И где она теперь? Что-то уже года два не видно ни её самой, ни хозяйки. А мы, как носились кругами с выпученными от "нагрузки" глазами, так и носимся…

Или вот, соседский алабай. Ничего кроме свежего воздуха, подозреваю, в своей жизни и не видел! Зимой и летом на цепи. Злющий, как… Я, пока был щенком, этого не понимал и несколько раз был погрызен алабаем при попытках сблизиться. Он не лает, цепь не рвет, только голову боком под забор просунет, пасть раскроет и ждет, когда я туда вклинюсь. Хорошо, Хозяин всегда начеку, а то – не видать бы мне больше свежего воздуху!

Новые впечатления

@ Отчего-то люди все ищут новых впечатлений. А меня устраивает повторение старых…

Сегодня с утра взяли с собой Лену и Апу и поехали открывать новые места для нашего выгула. Старые, проверенные – прискучили, захотелось приключений…

Раньше идешь по лесной тропе и точно знаешь, что там будет, за поворотом. Заранее рассчитываешь силы, чтобы хватило на обратную дорогу, прикидываешь, лезть ли в глубокий сугроб за, в общем-то, ненужной никому палкой, сделать ли лишний крюк до соседней тропинки или предусмотрительно воздержаться. Я, в отличие от Апы, знаю, как провести перпендикуляр (пройти кратчайшее расстояние) через точку (в данном случае, это – я сам) к заданной прямой (тропа, по которой пойдет Хозяин) и не наматываю лишних километров на свои лапы. Это потому, что моя младшая хозяйка учится уже в пятом классе гимназии, а Апин маленький хозяин – только во втором! А может, потому, что Апа прыгает в снегу, как заяц, а я – вообще не прыгаю, мне сотрясения не показаны…

А сегодня – измотался совсем – все тропы незнакомые; когда и где плетущиеся хозяева повернут, не известно; приходится то и дело возвращаться, менять направления; куда проводить перпендикуляры – непонятно. Апе-то всё равно, у нее стиль гуляния такой: убежала – потерялась – нашлась, убежала – потерялась – нашлась. А мне комфортно, когда Хозяин – в зоне видимости. Мало ли.

Тут еще наткнулся на корягу, под которой спали недавно рожденные здесь же щенята (хорошо, матери рядом не было!). Они подняли визг на всю округу. Орут во всю мочь, как будто я из службы по отлову бродячих собак или, того хуже – догхантер. Я, признаюсь, и сам был немного обескуражен. Вижу, бежит Хозяин. Вижу, решил, что это я так оглушительно ору, на разные голоса. Успокоил его, сам успокоился, пошли дальше.

Но ощущение, что где-то рядом могут быть местные собаки, не проходит. И тем острее становится ощущение, что я-то здесь – не местный, чужой, случайный (то ли дело в своем лесу, на даче!). А Апе – ей всё равно! Ей везде "прикольно". Прямо гражданин мира! Космополит!

Хозяева бредут себе, мечтают, как они поселятся в лесу, будут на велике на работу ездить или, вообще, работать перестанут… А то не видно, что те, кто здесь уже поселился, только и делают, что работают, а все остальное, за неимением времени – бросили!

Наконец нам повезло, мы нашли обратную дорогу к машине! Багажник еще не закончил открываться, а я – уже в нем. Апу же еще искали, отлавливали и заманивали. Вот неугомонная. Она и в багажнике норовит куда-нибудь сходить и потеряться.

Я дома. На своем топчане. Хозяин все просит Маму сшить мне новый матрасик вместо старой скомканной простыни. А у нее такой родной запах! Не надо мне ничего нового. Сшейте Апе…

Философия

@ Считается, что люди не меняются.

К примеру, так считает Мама. Но подразумевает она при этом немного другое: люди не меняются к лучшему. Дай же людям шанс! Нет. Таким и останешься, говорит. Если хуже не сделаешься…

Случается, с возрастом, с опытом, человек начинает осознавать свою порченую сущность и пытается спрятать её поглубже, не демонстрируя её столь непосредственно, как прежде. Но сущность-то не меняется!

Так считает Мама. Я точно этого не знаю, потому как никаких сущностей не вижу и в них совсем не разбираюсь ("Битва экстрасенсов", к моему глубокому разочарованию, ясности в этом отношении для меня не внесла, а только запутала еще больше…), но на некоторых людей я смотрю и – радуюсь.

Жил в соседнем подъезде мужичок. Уже давно не молодой, никому не интересный и всем несимпатичный. Не здоровался, в лицо не смотрел, не улыбался ничему и, как будто, на всех немного сердился. Может, просто не знал, как стать человечнее? И вот, он завел собаку. Щенка какой-то серьезной уважаемой породы. Думал, вырастет, и будут на пару ходить, хмуриться. Но, щенок этот, пока рос, совершенно мужичка изменил!

Он, несмотря на внушительные размеры, был, как ему и положено, совершеннейшим ребенком: добродушным, игривым, нелепым и очень веселым. Своего хозяина он приводил в восхищение и вынуждал делиться этим восхищением с окружающими. Трудно быть замкнутым букой, когда такой замечательный щенок – твой собственный! Он то и дело тянет тебя подойти к другим людям и собакам, общается с ними со всей щенячьей непосредственностью и вовлекает в это общение своего хозяина. Люди и

сами подходят, чтобы обсудить, похвалить и погладить щенка. Не будешь же молчать! Да уже и не хочется.

Понятно, что не вся жизнь взрослого мужчины сосредоточена на собаке. Но теперь, даже появляясь на людях без нее, мужичок выглядит своей жизнью вполне довольным, и доброжелательная улыбка на его лице – в порядке вещей. Во дворе он стал своим. И я, по собачьи, чувствую, что он не прячет глубоко внутри какую-то там сущность, что он просто изменился и, очевидно, изменился к лучшему.

Когда его нет

Очень редко, но всё же случается, что Ганнибал дома отсутствует. Причиной тому может быть охота, ночевка с Хозяином на даче, каникулы у Бабы Фаи. Мама с удовольствием моет полы, зная, что чистота какое-то время обязательно продержится. В комнаты со свежепостеленными кроватями гостеприимно открываются двери, потому что незваных гостей не предвидится. В коридоре блестят большие зеркала, не забрызганные всякой дрянью. А на кухонные столы бесстрашно выкладывается еда, и при этом никто не привлекается стоять в карауле, если Мама на минутку отлучилась. Дети, занятые своей жизнью и невнимательные к жизни внешней, время от времени спрашивают: "А толстый где?", и, не дослушав ответа, углубляются в свои детские проблемы. Водоносы могут поинтересоваться: "Где ваше чудовище?" Заехавшая на полчасика Лена удивится: "О! А где…?" И только Мама, ничего не спрашивая, наслаждается покоем и ждет.

И вот он, явился! "Что, тухнете тут, без меня?" – говорит он Маме своим самодовольным видом, проходит неоправданно далеко по коридору (чтоб сразу видна была кухня и поверхность кухонного стола) и усаживается ждать, пока Хозяин вымоет ему лапы. Когда ведро с теплой водой и мягкая тряпочка готовы, начинается дурацкий ритуал омовения.

– Нет, эту лапу мне не надо. Забыл, я всегда начинаю с правой? Вот умница! – Хотя уже давным-давно можно было приноровиться и принимать левую лапу, которую Ганя всегда подает первой!

– Теперь другую. Не надо мне помогать, я справляюсь. – Благодарный Ганя пытается одновременно вылизать лицо Хозяину (но ему не разрешают, и слышно только громкое щелканье языком – в холостую) и мокрые передние лапы, как будто не доверяя качеству проделанной работы.

– Куда собрался? А задние? – А задние у него как будто не считаются, он весь уже подался на кухню, но Хозяин привычно ловит ускользающего торопыгу, и процедура продолжается.

– Погоди, еще одна нога выросла, – последний штрих, никогда – молча, всегда – с болтовней, шутками, ласковой похвальбой и смехом. И, наконец, Хозяин хлопает пса по сытой спине (зачем ему опять на кухню?!):

– Пошла, корова! – и чистый домашний Ганя галопом чешет туда, где сытно пахнет.

Все. Опять "он здесь навеки поселился". Мама закрывает нужные двери, прячет еду и берется за швабру…

Соседи

У соседей по даче состарился пес – мопс с карикатурным именем Изя. Он почти ослеп, почти оглох, потерял зубы и всякий интерес к активной деятельности. Утром он позволял хозяйке вывести его за калитку, проходил несколько десятков шагов и – останавливался. Дальше ему не хотелось. Он начинал медленно кружить по пятаку у нашего родника, терся о ноги любого подвернувшегося прохожего, делал свои утренние дела (которые в старости стали, скорее, обязанностями) и поспешно семенил назад, домой.

А поскольку хозяин Изи был человеком спортивным и подвижным, и ему требовался компаньон для утренних пробежек, они взяли щенка. Щенок через шесть месяцев превратился в молодую овчарку, без устали носящуюся по дачному участку и, если выпустят, вне его…

Так у Ганнибала появилась подруга Глаша (Изю он за товарища не считал, поскольку тот только и мог, что тереться о чужие ноги, и больше никак на происходящее вокруг не реагировал). В резвости Глашу Ганя превзойти не мог, поэтому решил превзойти в устойчивости (сбить его с ног никак не получалось, даже если разогнаться с высокой крутой горы). Она сердилась, нещадно трепала дружка и продолжала отчаянные атаки. От бесконечного противостояния Ганя утомлялся, пытался незаметно где-нибудь скрыться, улизнуть в кусты или овраг, но Глаша везде настигала беглеца и затевала новую игру. К концу прогулки становилось очевидным, что Ганя тяготится обществом молодой разбойницы. Видя его страдания, хозяева перестали приглашать Глашу с собой, и Ганя обрел утраченный было покой.

Он опять был предоставлен сам себе, деловито и неторопливо обнюхивал придорожные кустики, оставлял на них свои сообщения, кое-где грозно порыкивал в адрес виртуального соперника, презрительно забрасывал задними лапами что-то невидимое, но, явно, не стоящее ни капли уважения… Он был счастлив.

А для того, чтобы удовлетворить потребность в общении, достаточно было встретиться с Глашей по дороге домой минут на пять, на шесть. Несколько кругов бешеной гонки, в которой оба забывали, кто за кем и с чего все началось, и – "до новой встречи, я спешу домой!"

Гаша с Глашей не сошлись характерами. А вот с Изей, со временем, похоже могли бы сблизиться!

P. S. Последнее время Изя, отключив сознание за ненадобностью, бредет в ту сторону, куда был повернут обстоятельствами. Если его немного переставить или, даже, развернуть на 180 градусов, он продолжит свое невозмутимость шествие, пока не встретит чьи-нибудь ноги. Напоминает заводной паровозик. Уморительный и славный. Хотелось бы, чтобы его завод еще какое-то время не кончался…

Тестирование

Маленькая хозяйка решила подвергнуть Ганнибала тестированию. Дело в том, что она накануне гостила у Лены, и они с Сашей весь вечер тестировали Апу. Ежу понятно, что целью эксперимента над Ганей было доказать, что его интеллект уж никак не ниже Апиного!

Первым делом был оформлен соответствующий протокол. Тест заключал в себе шесть испытаний, проводимых с секундомером и оцениваемых в 0, 1 или 2 очка (по одной, только испытателю известной, системе). Для поощрений и понуканий испытуемого на подоконник была выставлена тарелка с тыквенным пирогом (пятидневной свежести, так как Мама не позволяет "переводить" продукты с меньшим сроком давности). Был приготовлен, то есть отыскан в телефоне, секундомер, Маме поручалось аккуратно производить замеры и записывать показания. Испытания интеллекта начались.

Первое. Беспокойно сидящему под тыквенным пирогом Ганнибалу на голову было положено кухонное полотенце, предварительно вынутое из корзины с грязным бельем (Мамино условие). Ему было велено освободиться в возможно короткий срок, обещано за это угощение и включен секундомер. Испытуемый немного покрутил головой, пару раз попытался скинуть тряпку лапой и на этом всякие попытки обнажить голову оставил… Возможно, он решил, что задание заключается в терпеливом "слепом" ожидании пирога. Ему тотчас были объявлены результаты первого теста: то, что он "придурок" и то, что он заработал 0 очков. По настоянию Мамы, неудачнику всё же скормили его кусочек.

Второе. Далее, на глазах изумленной собаки провернули следующий фокус: кусок пирога положили в центр все того же кухонного полотенца и свернули полотенце вдвое (молодая хозяйка намеревалась сложить его многократно, но опытная и циничная Мама сказала, что и этого будет довольно). Ганнибалу разрешили искать пирог и включили секундомер. Чтобы не тратить время на описание эксперимента, достаточно указать на его результаты: 0 очков и порванное полотенце.

Третье. Было решено сменить реквизит, тем более, что злополучное полотенце пришло в негодность. Три кружки (Мамина гжель), перевернутые кверху дном, расположились на полу недалеко от собаки, изо всех сил исполняющую команду "сидеть". Под одну из кружек, стараясь скрыть свои манипуляции, хозяйка подсунула кусочек пирога. Ганнибал, немедля ни секунды, подошел и ткнул носом в заветную кружку! Её содержимое и 2 очка достались счастливцу при всеобщем ликовании.

Но тут выяснилось, что под большим вопросом уровень Маминого интеллекта, потому что все три описанных этапа серьезнейшего испытания секундомер работал вхолостую и ни одного его показания зафиксировано не было…

Четвертое. На этот раз Ганнибал должен был продемонстрировать отличное понимание слова "гулять", что и сделал, всем своим видом показав, что готов и рад безмерно. Результаты: 2 очка и кусок пирога.

Пятое. Теперь нужно было найти Маму, которая лежала на полу в спальне за кроватью. Сложность заключалась в том, что:

@ "Кому она нужна? Пусть себе лежит где хочет! Я пирог стерегу"

Но маленькая хозяйка настаивала, соблазняла угощением, и Ганя пошел. Одна комната была закрыта (там спал старший сын Хозяина и, как раз в это время, орал, чтоб перестали орать на всю квартиру и дали ему хотя бы три часа отдохнуть после школы). В следующей комнате – о чудо! – сразу за кроватью на полу лежала Мама. Ура! Ура! Еще 2 очка и пирог!

Шестое. И, в завершение экзамена, отыскать предстояло саму Маленькую хозяйку. Гане было велено сидеть на кухне, а коварная девочка, зажав в руке последний кусочек пирога, удалилась и залезла в стенной шкаф в коридоре. Ганя прекрасно слышал, что голос зовет его из коридора и в комнаты даже не пошел (!). Но дверь в шкаф была приоткрыта совсем чуть-чуть, и он решил, что девчонка залезла под его топчан. А поскольку под топчан голова не пролазила, то как проверить свою догадку? Вид у него был обескураженный (пропажа хозяйки его не сильно смущала, но он хорошо помнил, кто унес остатки угощения). Наконец, сдерживаемое прысканье из расширяющейся щели шкафа вывело Ганнибала из ступора. Нос, засунутый в щель, отыскал пирог и ушел на кухню убедиться, что больше, точно, ничего не осталось. В протокол были вписаны еще 2 очка. Гане объявлено, что он – гений. Маме, что она – раззява.

Вот и все. Никаких новых сведений о членах семьи в результате тестирования почерпнуто не было!

Угроза

Сегодня под Ганнибалом (под его счастливой, беспечной, сытой жизнью), что называется, зашатался пол. Пришла беда, откуда не ждали. Из киоска с бытовой химией.

Из подслушанных разговоров он уловил, что в злополучном киоске с сегодняшнего дня воцарилась новая продавщица. И продавщица эта – 53- летняя, прекрасно сохранившаяся, энергичная, воинственно- доброжелательная женщина-вегетарианка. Случайно заглянувшая в киоск (всего лишь за десятью рулонами туалетной бумаги) Мама, неожиданно для себя, получила:

– во-первых, диетическое печенье "собственного приготовления" с пожеланиями и дальше нести весть о преимуществах здорового питания;

– содержательную и чертовски убедительную лекцию о необходимости полного отказа от употребления в пищу мяса, причем, не только Мамой, но и детьми (!) и, даже (!!!), собакой!

– в-третьих, небольшое расстройство нервной системы, поскольку Мамин привычный мир тоже пошатнулся.

Придя домой, Мама окинула рассеянным взглядом свою кухню (вместе с прописавшимся здесь навеки Ганнибалом), принесенные из магазина продукты (ценность многих из них теперь была поставлена под сомнение) и набрала телефонный номер сестры. Внимательно слушавший разговор пес, молча отметал опасные доводы "против" мясоедения и благодарно принимал любые доводы "за".

Да, действительно, убивать и пожирать несчастных животных жаль, но:

@ А не жаль ли тебе, сердобольная тетенька, животных, которые обеспечивают нас, разрешенными тобой молочком, кефиром, творожком, яйцами? Хорошо ли ты представляешь себе ту жизнь, которую влачат несчастные на фермах и фабриках? Или, может, тебе мерещатся зеленые луга с клевером и шмеликами?

Да, даже дети могут прожить без мяса, получая необходимые им белки из других продуктов!

@ А еще, по мнению ученых, педагогов и ученых педагогов, дети могут прожить без телевизора, телефона, социальных сетей и сладкого! Зайди-ка к нам домой перед обедом и объяви сама старшему сыну Хозяина, что теперь, благодаря накатившему на Маму просветлению, он не будет есть ни борщей, ни котлет, ни сэндвичей! Наконец-то я увижу, как возмущается подросток, когда для этого есть действительная причина!

Да, некоторые собачки согласны жить на воде и хлебе, получая на сладкое кусочек сливочного маслица.

@ А я – не согласен!

Да, очень даже можно, истово веря в то, что мясо – яд, продолжать кормить мясом остальных упрямцев (ведь тетенька созналась, что сама приготовленное ею печеньице не ест, только других угощает)!

@ А наша Мама такого раздвоения морали, такого лицемерия и лжи не перенесет! Она не такая! Она любит сэндвичи!

Да, некоторые 53-летние женщины, отлично сохраняются благодаря правильному и здоровому питанию, совершенно счастливы от ежеминутного ощущения бодрости, стройности и энергичности!

@ Вот только, даже у меня (!), сам собою возник вопрос: почему эти удивительные женщины обретаются в киосках с бытовой химией? Нет ли здесь какого-то обмана, какой-то неправды жизни?

Было видно, что Лена (до чего всё-таки здравая женщина!) вполне убедила Маму не изменять своим кулинарным принципам. Ганя пошел вздремнуть, и, сквозь сон счастливо улавливал запахи горохового супа со свиным мослом, пирога, киселя, жареной курицы и чего-то еще, делающего жизнь невообразимо прекрасной…

Песни

Репертуар, прямо скажем, не велик.

Главным образом, Ганнибал завывает в машине по пути на очередную гулянку. Воет и скулит неистово. На нервы действует безотказно – хочется остановиться и выйти из машины сразу, прямо в пробке или, даже, на ходу. Маловероятно, что ему не терпится в туалет, потому что он успевает немного выгуляться еще до загрузки в машину. Да и прибыв на место, он никогда не подтверждает этих нелепых подозрений. Скорее всего, Ганнибалу не терпится побегать, а ехать в машине неохота.

Что интересно, завывания начинаются не сразу, а уже на подъезде к знакомым ему местам. Сквозь унылые протяжные фразы, все чаще и чаще прорываются истерические нотки, что-то вроде: "Да Господи, сколько еще ехать? Давайте выйдем прямо здесь… Мне надоело… Скоро конец? Меня тошнит… Все! Тормози! Больше не могу!" И кажется, что, стоит выпустить его из машины, произойдет что-то грандиозное, типа исхода евреев из Египта. Какое-то замечательное высвобождение, прорыв, кажется, он будет

стремглав носиться по свежему снегу, вздымая вокруг белые вихри, ликуя и беснуясь. Ан нет. Открывается дверь, и вальяжный Ганя, с довольной мордой, семенит к ближайшим кустикам. И так и хочется спросить ему вслед: "И че ты так орал?!"

В течении недавней своей деликатной болезни он завывать в машине совсем перестал. Лежал понурый, не поднимая головы, не смотря в окна, никуда не торопясь. Вел себя сдержанно и флегматично. И когда заголосил вновь, Хозяин обрадовался до слез! Выздоровел, прохвост! Теперь опять у всех сводит скулы от его пронзительных песен.

Еще Ганя запевает, когда встречает девочку. Но тут уже дело обходится безо всяких истерик, ограничивается тихим жалобным поскуливанием. Упрашивает. Уговаривает. "Куда пошла? Где ты лучше видела? Пойдем, че покажу!"

Может немного поныть во сне, сопровождая свое нытье нелепыми телодвижениями. Но хозяева сразу будят собаку – зачем эти виртуальные страдания?

И последняя ситуация, где могут проявить себя скромные вокальные данные Ганнибала, это разлука и дом Бабы Фаи. Он дежурит у кухонного подоконника и уже по звуку слышит, что во двор въехала машина Хозяина. Встав на подоконник передними лапами, он убеждается в этом, видит воочию выходящего из машины друга, срывается с места (может что-нибудь поронять на своем пути, даже саму Бабу Фаю) и несется к входной двери. Ждать не долго – второй этаж, но ожидание длится вечность, и Ганя заводит песню. В ней есть все: и тоска, и нетерпение, и любовь, и радость. Знайте, эта песня – государственный гимн любого собачьего государства…

Танцы

Если речь зашла о песнях, нельзя не упомянуть и о танцах!

Как и полагается всем кобелям, давно разучен и всегда готов к исполнению Брачный танец. Дело нехитрое – подобрался весь (стал как будто короче в длину и, при этом, выше ростом), сделал шею "коником" (подбородок прижал, холка – дугой), уши заострил и поднял флажками, глаза дурные вытаращил и топчись-перетаптывайся на одном месте, да вокруг желанной особы. Ну, и песня, как полагается… Танец-топтанец готов.

Второй танец – Танец, предшествующий Кормлению. Пока Хозяин на плите разводит свинячий замес: что-то подливает, что-то подсыпает, размельчает вилочкой, нарезает ножичком, – сядь от него по левую (!) руку и поминутно нервно подскакивай, не сводя заинтересованного взора со своей чашки. Уши прижаты, глаза осоловелые. Потом пошли обходы за спиной у Хозяина: слева направо, справа налево. Потом опять – присядь и нервно подскакивай. Тут вечно лезет Мама со своими нежностями. Её руки следует небрежно стряхивать и переходить на чистое место, чтоб Хозяин, упаси Боже, не подумал, что ты отвлекаешься на всякие глупости.

И последнее. Бешеная пляска Айседоры Дункан. Исполняется исключительно по велению души, так как требует особого внутреннего состояния счастливого исступления (граничит с умопомешательством). Тут

никакие инструкции не требуются, почувствовал прилив счастливого исступления – дай волю чувствам. И пусть кто-то осудит, кто-то испугается, но те, чья душа открыта новому и экспериментальному – те благодарно восхитятся и сами испытают эйфорию неограниченной свободы и безудержной радости жизни!

Симптомы

На днях у Ганнибала опять появились тревожные симптомы неизвестной болезни: тоскливый взгляд, вялость, пугающая неспособность поднимать голову кверху. Впрочем, как обычно, на аппетит и автономную жизнь хвоста симптомы не распространились.

Он приходил на кухню, смотрел исподлобья, потому что голова не хотела подниматься выше, по этой же причине, как-то неловко, сбоку, брал протягиваемую ему пищу, пробовал сидеть, но лапы разъезжались, а из положения лежа, ни смотреть на них всех, ни опять вставать уже не хотелось…

Мама перестала закрывать перед ним двери в комнаты, и он, раздумывая и выбирая, подолгу стоял в коридоре – куда бы направиться на этот раз? Но, наконец, вздыхал, разворачивался и плелся на свой топчан или к двери, ждать прихода Хозяина. А Хозяин, придя, опять не сводил с собаки взволнованных глаз и все гадал, что же случилось на этот раз? В конце концов, сошлись на нехитром диагнозе – "что-то с шеей". Либо застудил, либо поломал, либо вывихнул, заглядывая в чужие тарелки…

Выпал снег, и, после обеда, калечного повезли в лес развеяться. Любовь собаки валяться, кувыркаться, плавать в снегу давно была известна всем, но с больной шеей-то не до баловства, голова бы не отвалилась!

И вот, Ганя, забыв о диагнозе, вытягивает шею и начинает "умывать" морду то с правой, то с левой стороны, опять – с правой, опять – с левой, бороздит рылом мягкий снег, и, вслед за головой, уже все черное тело ползет по сугробу, задние лапы смешно волокутся сзади, глаза зажмурены от удовольствия! А потом – размеренно и неторопливо – переворачивается с боку на бок, с боку на бок, да так, что увесистые шлепки сбитого тела слышны далеко вокруг. Он не спешит, знает, что гулянье затеяно ради него, фыркает и валяется, катится с горы кубарем и сползает, елозя на пузе, встает, выбирает место помягче и снова начинает предаваться своим простецким удовольствиям.

А как же остеохондроз? Как же вывихнутая шея? Гимнаст Дюсолей бодро отряхивается и, ткнув носом счастливого хозяина, несется навстречу нетронутым сугробам.

Разведка

@ Когда сын Хозяина был малышом, он говорил: "Разведка, это такая воёвка, где нельзя писать". Что такое воёвка, мне не объясняли, а вот все остальное – актуально по сей день.

Вчера мы втроем, то есть мы с Хозяином и Мама, в первый раз ночевали на новой квартире – чем не разведка? Мама все опасалась, что я начну метить углы в незнакомом помещении! Ну что за женщина! Вспомнила, как меня брали в гости к Ульке, и как я там безостановочно метил все углы и выступы. Да это когда было! И потом, тогда Улька воспитывала сразу восьмерых щенков, и весь первый этаж благоухал без моего участия.

Оказалось, квартира на четвёртом этаже! О чем думали вообще? Пока поднимешься, опять в туалет захочешь. Это я так, Маму пугаю!

Вот она, квартира. Дом, милый дом. Сначала маленький коридорчик, раздеться, разуться, оставить там все лишнее… Мама очень надеялась, что меня можно будет иногда тоже оставлять в этой каморке. Хозяин рассмеялся ей в лицо.

Я сразу нашел кухню. Хоть в ней еще ничем и не пахло. Мудро спланировано, кухня – это часть большого холла и закрыть её от меня будет невозможно. Мне и постелили сразу рядом с плитой. Нормально.

Хозяева накормили меня и занялись личным обустройством. Я – оценкой качества жизни собаки на предлагаемой жилплощади и прогнозами на будущее. Территория большая, но много дверей. Куда и на каких условиях буду допущен, неизвестно. Новый паркет, хоть и настоящий, но – вонючий; пол на кухне и в ванной выложен плиткой, но – теплый, с подогревом. Поскольку в холле стоит диван – в отсутствие хозяев два предыдущих фактора не имеют большого значения… Все кухонные поверхности расположены на вполне приемлемой высоте, и, что хорошо, не достаточно широки, чтобы отодвинуть продукты слишком далеко от края. А плита и разделочный стол вообще помещены на "острове" – не дотянулся с одной стороны, попытайся с другой, you will be able!

Расположились ужинать прямо на расстеленном диване перед телевизором. Меня не пригласили. Если и дальше так пойдет, то зачем переезжать? Вы хотели перемен? Так, смелее, меняйтесь сами, меняйте привычки, ломайте стереотипы! Получил по носу. …Сходите в туалет, что ли, или вся еда уже подсчитана?

Как была жадная, так и осталась, все не наестся никак. …Пойду прилягу, а то немного подташнивает…

Утром растолкал всех без всяких стеснений – сами накормили вчера, так пойдёмте из этой квартиры скорее!

Естественность

@ Люди бегут от своей природы, стесняются естественного.

Возьмем детей. Они должны носиться, беситься и вечером падать от усталости. Это для них естественно. Так для них задумано природой. А я наблюдаю за ними, и мне кажется, что они – камни, а не дети. Часами сидят у компа или лежат с телефоном. И даже ножками от нетерпения не дрыгают. Возьмем Маму. В её природе – любить своих. Радоваться на них, радовать и согревать семью своей любовью. А она! Придумала себе Цели, Планы, Расписания и самозабвенно служит им. Всеми недовольна. Всех стыдит, винит, осуждает. Ещё бы! Не вписались мы в её трафареты!

А сама – как дети, все свободное время смотрит в книгу. Думает: "Это же – КНИГА! Не телевизор, не комп, не телефон!" А я, не то, что в телевизор никогда не смотрю, мне даже в окно смотреть скучно. На что там смотреть? Ведь меня там нет!

Вот в чем соль! Меня интересует жизнь, в которой есть я. А их – та, в которой их нет и быть не может. Для меня это непостижимо, неестественно, странно. Ведь пока ты смотришь в книгу, та жизнь, в которой мог бы быть ты – проходит без тебя!

Иногда начинаю подозревать, что люди – создания искусственные, противоестественные (в природном смысле) существа – так и останутся для меня загадкой. Но появляется Хозяин, говорит: "Идем гулять?», и я понимаю, что правда наших с ним отношений – самая натуральная на свете!

Встречи

@ Вечером пошли гулять в лес, который начинается сразу за парком. Заброшенная дорога медленно, но неуклонно поднимается в гору, огибает её и выводит на тот лыжный склон, который не виден из города. Здесь тупик. Можно на бугеле перевалить через хребет и попасть на дачу. Но я бы ни за что на бугеле не поехал, я и в кабинке-то нервничаю… Это, слава богу, известно, поэтому, сразу предполагалось прогуляться туда и обратно.

Нам с Хозяином всё равно, а Маме сначала идти было тяжеловато – задыхалась, сникла немного, но, ничего, плелась. Но, уже минут через двадцать, поймала второе дыхание и начала улыбаться самой себе. Беспричинно. Перестала спрашивать, что там, за очередным поворотом – опять подъем или прямая – взяла посильный для сорокалетней женщины темп и устремилась вперед. А дорожка все сужается, превращается в тропинку, тропинка – в следы на снегу, сугробы вокруг растут, слабаки сюда не заходят! Мы с Хозяином вырвались вперед, скрылись за поворотами и только изредка весело перекликались с ней в морозной тишине хвойного леса. Чувствовали все примерно одно и то же – тело проснулось и радостно чешет в гору! Медведи спят, а волки на Сахалине не прижились (это я, на всякий случай, чувствовал…).

Слева открылись виды на сопки, дорога неустанно ползла вверх. Примерно через час мы вышли к распадку и новенькой лыжной трассе, дождались запыхавшуюся Маму, я, на радостях, набрал ей полные сапоги снегу, мы обнялись, и повернули назад.

Вниз, все время вниз – бежать одно удовольствие. Поэтому, я сильно обогнал болтающих хозяев. Вдруг, у лесного родника, – три хаски споро поднимаются по моей тропе! Глаза бело-голубые, стеклянные, хвосты круто закручены в кольца, окружили, молча проверяют "кто я по жизни". Медведи спят… Волки не прижились… Хозяин, я пропал…

Появившись из-за поворота, Хозяин пробует ласково отозвать меня к себе. Он пока не приближается, чтобы не провоцировать нас. Но я в кольце! И не имею возможности трусливо ретироваться. Да уже и не очень хочу. Хозяин рядом. Он спокоен. Что-то властно кричит идущей снизу группе людей. Они зовут своих собак, и те, нехотя, отступают. Я намереваюсь броситься вслед, но Хозяин уже рядом, сдерживает мой порыв и шепчет: "Тихо, тихо, у меня нож острый…" Оглядываюсь, действительно, у него в руках блестит открытый нож, а мама – бледная, почему-то в капюшоне и с руками, втянутыми глубоко в рукава, топчется поодаль.

Осталось пройти мимо. Двух лаек держат, отворачивая от нас руками оскаленные морды, третья так и бегает вокруг. Хозяин, проходя, говорит: "Таких собак бесконтрольно пускаете… Порезал бы всех троих…" Вслед слышим: "Да мы специально сюда вывозим… Не думали, что…"

Хотели порвать щенка на рукавички! Я несусь дальше. А что? Всё же хорошо закончилось! Только Мама бледная и Хозяин какой-то угрюмый, молча торопятся вслед за мной.

И тут, еще одна встреча! Девушка с биглем. Этот дурачок и не слышал о существовании такой штуки как личное пространство! Вьется вокруг меня, кувыркается под ногами, обгоняет, возвращается, захлебывается от желания дружить навсегда! Наплевал на свистки и окрики своей растерянной спутницы, прицепился, как репей, прилип до самого конца спуска. Пришлось хозяевам останавливаться и ждать недотепу, мнящую себя хозяйкой, чтобы сдать ей на руки прилипалу.

Устали. В машине я, нечаянно, заснул. Домой приехал, не то чтобы героем, но – бывалым, видавшим виды и узнавшим жизнь. А бигль был, всё-таки, классный! Надеюсь, он не забыл меня тут же, нечаянно заснув в машине на обратном пути домой…

Как рождаются заблуждения

@ Сегодня Мама прочла в своей книге – пользы для нас в этом мало, но послушать приятно – что, согласно верованиям эскимосов, все люди родились после совокупления Седны (то ли дух, то ли красавица такая) с собакой. Вот почему собакам позволено иметь имена, душу имени и даже принимать частицу вечной души хозяина!

Мама отписалась об этом в группе "Семья", и что тут началось!

Во-первых, сразу вспомнили, что происхождение породы Лабрадор всегда, так или иначе, связывают с эскимосами, а это – символично! Между тем, факт этот наукой не доказан и представляется исследователям очень даже сомнительным!

Во-вторых, со стороны анти-собачной бабы посыпались оскорбительные догадки типа "так вот почему, некоторых людей обзывают…". Людей обзывают за их поведение, а собаки, по какой-то нелепой причине, разделяют с ними за это ответственность… С обзывательствами вообще все нелогично, потому что желание обзывать не возникает у людей, которые, по большей части, последовательны, справедливы и логичны.

В-третьих, никто не потрудился вникнуть в смысл фразы "позволено принимать частицу вечной души хозяина". Так, в Апу, не церемонясь, насильно впихнули частицы вечных душ сразу нескольких хозяев. Вот как это вышло. Сначала Хозяином был назначен маленький Саша (видимо, для удовольствия последнего). Потом Мама заметила, что если Апа носит частичку Сашиной души, то почему она готова сесть в любую машину и поехать в любом направлении в надежде повеселиться, а самого Сашу никогда не выманишь из дома? Тогда Лена ответила, что "эта часть" – в нее.

Мама тут же заявила: "А Ганя-то – обжора – в меня!" И так далее, и тому подобное…

А я сразу понял, что дело – серьезно. Что мне позволено принять частицу души того, кого я сам считаю настоящим и единственным моим Хозяином. И никакие другие заявки и подачки не принимаются, слышите! Хозяин делится со мной душой, а не дурными привычками и сомнительными наклонностями. Он переселяет частицу себя в свою собаку, и мы становимся навеки связаны, едины. Так что, дело – не шутка!

Мифы, вообще, – сильная вещь. Хочешь – верь, не хочешь – не верь. Но если сказка касается непосредственно тебя, то она вселяет надежду, окрыляет, наполняет жизнь новым смыслом. …Ладно, пусть себе иногда читает, мы потерпим…

Решала

@ Младшая пронесла в дом запрещенные продукты: гамбургер и картошку "фри". И, наивно рассчитывая на наше попустительство, разложила угощения на кухонном столе. Тут же неподалеку обозначился Старший (все-таки, они до смешного зациклены на еде!). Пару раз прогулялся мимо и, пробурчав себе под нос "можно?", слопал кусочек вредного картофеля. Младшая возмутилась – да, он спросил разрешения, но не соизволил дождаться положительного ответа! Мама посоветовала поделиться, потому что эта "еда" в большом количестве не пойдет на пользу ни сыну, ни дочери. "С чего бы это вдруг?!" – закипела Младшая, – "он никогда ничем со мной не делится!" Посыпались взаимные обвинения в жадности, тупости, наглости, малолетности (!) и т.п. страшных грехах. Мама, устыдясь плодов своего воспитания, устремилась было вон, но тут в воздухе запахло рукоприкладством. Не приемля физического насилия (если только оно не исходит от нее самой – Справедливейшей из справедливых), Мама бросилась разводить по углам взбесившихся детей. Гамбургер был забыт. Теперь имело значение только одно – кто достоин уважения, послушания и преклонения (единственно, в силу возраста, потому что иных очевидных к тому причин так и не было найдено). "Малолетняя дура", "сам придурок", "дети, опомнитесь!" – всё привычные в наших стенах фразы – легко проворачивались языком ("как только у тебя язык поворачивается?!" – этот вопрос в семье давно снят за своей смехотворной наивностью) и слетали с губ.

Я, конечно, мог бы пойти вздремнуть, мне склоки не мешают, а только обостряют отрадное чувство пребывания в лоне Семьи. Но я взял на себя труд решить проблему. Пока суд да дело, я поднялся на задние лапы, заглотил оставшийся гамбургер и стащил на пол кулек с картохой. Уже доедая последние картофельные палочки, я услышал возмущенный визг Младшей хозяйки, смех Мамы и ехидные комментарии Старшего.

Повод для ссоры исчез, все участники побоища разошлись по своим делам, с опозданием осознавая свою вину и "некрасивость" поведения. Мама принялась сооружать ужин, поскольку он опять приобрел актуальность. Я получил пинка.

P. S. Прошло два дня, но Младшая хозяйка еще таит обиду и, между обычными ласковостями, вдруг, опомнившись, изредка дает мне подзатыльника… Что ж, я и не жду благодарности, готов и дальше бескорыстно служить на благо мира во всем Мире.

Чистота

@ Удивительно, как чистота заботит каждого члена семьи, и как по-разному они эту чистоту себе понимают!

Мама. С кого же начать, как не с нее. Когда в её руках нет швабры или тряпки, мне чудится, что имела место какая-то ужасная ампутация… Для нее чистота – это полное отсутствие любых свидетельств чьей-либо жизнедеятельности в квартире. Здесь никто никогда не жил, ничего с себя не ронял, не оставлял потожировых отпечатков, не передвигал предметов, не питался, не … Понятно? Вот это для нее – чистота. Чистота недостижима, пока жив хотя бы один из членов семьи и их возможные гости. Ну что ж! Будем стремиться к идеалу, выбиваться из сил, сердиться, временами пускать все на самотек, потом опять браться за ум, потом, опять, выбиваться из сил, сердиться… Мама, хочешь совет? Правильно выбирай дома, в которые стоит отправиться в гости! Пришла, сравнила, про себя ужаснулась, обсудила это все с Леной и живешь себе спокойненько дальше!

Хозяин. Если речь идет о чистоте на даче, где он – творец, гегемон и базилевс, то – смотри предыдущий абзац. То есть, если ты грязным башмаком или неуклюжей лапой наступил не на ту поверхность – это полный абзац! Чистота в доме для него – совсем другое дело. Если настроение хорошее, то все вокруг достаточно чисто (шерсть – мягче ступать, пыль – чихнул и забыл, свалка верхней одежды на полу – скрывает и шерсть, и пыль!). Но если настроения нет, то Маме приходится выслушивать обидные претензии: "почему все заставлено всякой ерундой?", "загляни за унитаз!", "подоконник не для этого барахла!" (вероятно, он предназначен для хлама из гаража, огнестрельного оружия, патронов и приборов, с рождения находящихся в состоянии ремонта), "почему дом полон народа, а мусор опять выносить мне?!" и т.п.

Младшая хозяйка понимает чистоту, как совокупность аккуратно и с фантазией расставленных и разложенных пахучих баночек, цветных пузырьков, духов, кремов, другой косметики, открыток, картинок, штучек, тряпочек, бусинок, тайных записочек… Все это может быть изящно посыпано блестками, покрыто пылью или облито киселем – творческий подход только приветствуется. Любые требования соблюдать чистоту (в тетради, в портфеле, в одежде, в речи, в отношениях) кажутся ей бессмысленными и грубо навязываемыми извне. Реакция на любое давление известна: "Не буду! Мне это не нужно!" И правда ведь, не будет. И, разве не очевидно? – не нужно.

Старший сын Хозяина особых претензий на счёт чистоты не имеет. И ждет ответного к себе отношения. Главное, чтобы чистой была постель (в нее должно быть приятно ложиться!) и одежда (чтоб не стыдно). Все. Полы, уши, любые другие предрассудки – на любителя. Он – спортсмен, артист, музыкант. Чистыми должны быть движения, линии, ритм, эмоции… Но об этом – не дома, не с нами.

Вот такая ода чистоте. Да, забыл про себя! Я, пожалуй, соглашусь с Мамой, только поменяю свое отношение к предмету исследования с "+" на "-". Для меня чистота – это отсутствие неотъемлемых проявлений жизни, порядок, стесняющий свободу, стерильность, убивающая радость бытия. Хорошо, что я – собака, и могу безнаказанно иметь свое собственное мнение, потому что оно никого не интересует.

Вопросы

@ Зародилась где-то глубоко в подсознании, а сегодня четко оформилась раздражающая мысль – почему я?

Раньше жил, не зная сомнений. Видел в глазах Хозяина любовь и восхищение, принимал это как должное и был вполне счастлив. Теперь же ненужные вопросы бередят мой мозг.

Может, они любили бы точно так же любую другую собаку? Может, они любят свой выбор; свои усилия по вскармливанию и воспитанию; свои трудности, связанные с моим взрослением; свои воспоминания, и смешные, и грустные; свои надежды на будущее, которые я еще должен буду оправдать… Любая другая собака может обеспечить этот нехитрый набор эмоциональных услуг.

Может, я вовсе не лучшая собака на свете? Как я раньше не обратил внимания на тот очевидный факт, что все известные мне владельцы собак любят своих питомцев почти так же, как Хозяин – меня! Тут я попадаю в один ряд с непослушной и вздорной Апой, беспородным Белым, смехотворным Изей, полоумной Глашей и сонмом других маленьких и больших, голых и пушистых, злобных и ласковых, похожих на меня и совершенно не симпатичных собак. Значит, для любви не так важен объект, как важна потребность любить? Ведь даже соседского (изнывает на одной с нами лестничной клетке) крошечного песика, который день и ночь бьется о дверь с той стороны, так что дверь содрогается, словно под ударами тарана, и при этом визжит неописуемо противным голосом, даже его – любят, заботливо носят на руках, одевают в цветные тряпочки и называют ласковыми именами… Как же полюбили его? Как остановили на нем свой выбор? Как потом смирились с тем, что чудовищно в своем выборе ошиблись?

Может, я вообще обыкновенный? Со мной даже не очень удобно, если начать оглядываться по сторонам. Я слишком большой. Нельзя доверить мой выгул ребенку. И Мама давно отказывается выходить со мной из квартиры – боится, что спуск со ступеней закончит, лежа на животе, пятки вместе, носки врозь… Ну а что, я должен ждать, пока она доковыляет? На то поводок и есть, чтобы сохранять дистанцию… И на ручки меня не возьмешь. И в сумочку не положишь, чтобы только хохолок с бантиком торчал… И ем я достаточно, чтобы прокормить свинью (замечание экономной бабы- собаконенавистницы). Да что уж там, и охотник я посредственный, такой,

что Хозяин часто опасается, как бы не опозорился… Обыкновенный. Среднестатистический пес.

И кто знает, стоит мне потеряться, не заведут ли они через неделю нового счастливца? Учтут свой собаководческий опыт, выберут веселого бигля или, вообще, кота…

P. S. Бывает же такое! Недаром говорят, что причиной всем "душевным" страданиям – химия. Забыл Хозяин второпях покормить после гулянки, а Мамы, на этот случай, не оказалось дома. Навалилась тоска, обиды, стали одолевать подозрения… Но теперь, после гречки с мясом, пригоршни творога и стакана кефира – хандра улетучилась быстрее, чем улетучивается вместе с уходом Хозяина совесть, щедрость и доброжелательность некоторых бессовестных женщин… Говорят, даже великая Мэрилин Монро всю жизнь сомневалась в своей привлекательности, почему бы и мне разок не попробовать?

Авитаминоз

Если дойти до центральной лыжни, а потом свернуть на неприметную тропинку, полого поднимающуюся в сопку, можно среди сугробов увидеть небольшую вытоптанную полянку, усеянную древесной трухой и обломками веточек. Нет, это не дятлы, не бобры, не зайцы. Это место облюбовал Ганнибал для восполнения организмом витаминов, растраченных к весне. На этой поляне уже съедено несколько кубометров ольхи и тополя. Здесь Хозяин регулярно терпеливо топчется в ожидании, пока собака насытится странной, мягко говоря, для нее пищей.

Избалованный Ганя знает, что его будут ждать столько, сколько потребуется и, найдя хлебное местечко, основательно укладывается в снег, выбирает стволик поаппетитней и принимается за работу. Мощные челюсти легко перегрызают сучья толщиной с субтильную руку чахоточной барышни. Мелкие веточки, словно хрупкие пальчики, исчезают в ужасной пасти. Зловещее впечатление тут же сменяется смешным, когда кусок непрожеванного дерева (а нечего торопиться и жадничать!) застревает в глотке. Осоловелые глаза испуганно таращатся, собака подскакивает, начинает попеременно давиться и кашлять, наконец справляется с временным затруднением и опять укладывается в сугроб.

Можно было бы подумать, что пес просто точит и чистит зубы, но это – почти безотходная лесопилка. Он исправно глотает и глотает измельченную древесину, выискивая глазами следующую "жертву". Между прочим, летом, он тоже частенько веселит публику, поедая в больших количествах зеленую травку, отыскивая любимую среди многообразия дачной зелени.

Но вот, Хозяин начинает подмерзать и нервничать – не многовато ли? Как бы чего не вышло! Или наоборот. Слышится команда гулять. Ганя печально оглядывает место пиршества – еды невпроворот! И, навитаминенный, гарцует по тропе в лес…

Самокат

@ Всегда был уверен, что у себя в доме могу, не раздумывая, лечь, где захочу и безбоязненно заснуть, где лежал… Но на днях в доме, без предупреждения и объявления войны, появился самокат.

Оказывается, Младшая хозяйка заказала его по Интернету и месяц с нетерпением ждала доставки. Не то чтобы у нее до этого не было самокатов. Последний, например, был куплен летом и приведен в негодность в рекордные сроки – все что можно было снять, с него было снято, и самокат, прямо на бетонной площадке под окном, был выкрашен краской из баллончика в, наиболее подходящий для девочки, черный цвет. К вечеру стало очевидно, что самокат не выкрашен, а выпачкан, что снятая с него амуниция порвана или потеряна, и что операция по преображению нового самоката провалена. На следующий день были запланированы работы по удалению дурацкой краски и нанесению взамен чего-то еще, более удачного. Следующий день, видимо, еще не настал. Самокат пылится среди уже отжившего свое, но на всякий случай сберегаемого барахла.

Так вот. Новый самокат позиционировался как трюковой. Он отвечал каким- то особым требованиям, обладал специальными характеристиками. Простаивать такому чуду до следующего лета не имело никакого смысла. С момента его появления в квартире (точнее, спустя четыре дня, потребовавшихся Хозяину на то, чтобы что-то отрегулировать и подкрутить два болта), Хозяйка перемещается исключительно на колесах. Грохот от выполняемых трюков стоит убийственный. И, как только он затихает, кто- нибудь обязательно приходит в гости, горя желанием увидеть трюковое шоу или, еще хуже, в нем поучаствовать.

Время от времени, самокат шумно падает там, где был на минуту оставлен, прерывая мой сон и заставляя вздрагивать Маму. Не рассчитав скорость, хулиганка то и дело врезается в стены, весело бурча под нос никому не нужные извинения. Но хуже всего то, что мне все труднее выбрать место лежки; я уже не могу безбоязненно принимать солнечные ванны, потому что уютные, теплые солнечные прямоугольники на полу все время оказываются на пути бешеного самоката; я стал опасаться засыпать в коридоре, ведь из-за любого угла может вылететь черт на колесиках и помять мое бренное тело (а другого по Интернету не закажешь).

Скорее бы на Сахалин пришла настоящая весна, и ненавистный самокат убрался на чистые сухие тротуары! Но теперь только март, а это значит, что до весны еще месяца два…

Над зоопарком

Последнюю неделю, поскольку весна развезла грязи, а лапы у лабрадоров коротковаты и пузо низковато, Ганнибала вывозят по утрам выгуливать в еще не оттаявший лес за зоопарком. Он бодро семенит по мерзлой в тени деревьев земле, валяется в сохранившемся сером снегу, жует прошлогоднюю траву и, без каких-либо затруднений, справляет нужду после каждого чудовищного рыка проснувшихся в зоопарке медведей.

Некоторые клетки, например, с песцами, распространяют вокруг себя убийственную вонь. Странно, но вонь поражает только Маму, щадит Хозяина

и, вроде бы, совершенно не досаждает собаке. Иногда, на тропинке встречается одноглазый (черная повязка, с достаточной степенью вероятности, позволяет предположить это) мужик, который, по той же схеме, повергает в трепет Маму, буднично здоровается с Хозяином и по-свойски приветствует Ганю. Еще в лесочке обитает щенок-переросток черного цвета с совершенно песцовой мордой и круглыми желтыми безумными глазами. Какое впечатление он производит на Маму (трусливо шарахаясь у нее за спиной), Хозяина (уважительно поглядывая на него с почтительного расстояния) и Ганнибала, расписывать, по-моему, излишне – уже упомянутая выше схема работает без перебоев.

Так вот, щенок. Ростом он почти с Ганю, впрочем, сильно уступает в объемах. С первого дня и с первого взгляда щенок выбрал благородного пса своим кумиром. Он без устали скачет вокруг, задирает его и подлизывается, восхищается и дразнит. Но Ганнибалу не льстит навязчивое внимание. Деликатный и воспитанный, Ганя не может рыкнуть и, раз и навсегда, отвадить беспокойного поклонника. Он только уворачивается от прямых контактов, постоянно меняя направление движения, и растерянно оглядывается на Хозяина: "Да что же это? Когда он отстанет?" Ганя деловито и сосредоточенно обнюхивает новую территорию, рысью перебегает от одного, невидимого человеку, пахучего объекта к другому. Он занят важным делом, поглощен исследованиями, а тут – этот…

А щенок, в свою очередь, в недоумении следует за Ганнибалом, машинально повторяя все его сложные маневры, и как будто задается одним и тем же вопросом: "Что ты здесь ищешь? Я тут вырос, здесь нет ничего интересного! Единственное, что здесь стоит внимания, это – ты!"

Вот такая диалектика! Принц и Нищий. Столкновение двух миров, двух разных систем ценностей. Столкновение, не приводящее, увы, к взаимному обогащению.

Усушка и утруска

Ветеринары уверены, что это чистое совпадение. Но зловещие и необратимые события последовали одно за другим. Сначала Ганнибала лишили возможности иметь потомство. Ожидалось, что кастрация повлечёт за собой отмену хронических болезней, покой и благоденствие. Ожидания не оправдались. Одно недомогание сменялось другим, неожиданные диагнозы щедро сыпались на наши головы, уставшие от бесплодных попыток исцелить ветеринары предлагали последний выход – ждать. Другими словами, мы лечились настолько интенсивно и добросовестно, что сами лекари стали советовать от лечения немного отдохнуть…

Хозяин сбился с ног. Сердце? Хондроз? Гастрит? Вроде бы да. Но что-то еще. Симптомы слишком многочисленны и необъяснимы. Пёс не хотел есть, гулять, с трудом и стонами вставал, его трясло во сне и наяву, глаза глядели печально и устало… Перепробовано было всё. Всё доступное, кем-то рекомендованное, придуманное самостоятельно (ведь что-то же надо делать!) и интуитивно угаданное.

Самым понятным из всех диагнозов, пересказанных в доступной нам, обывателям, форме, был такой – позвонки и хрящи (исключая хвост!) срослись в одну тупую, неподвижную, ноющую кость, превратив весёлого Ганнибала в хмурого крокодила. Крокодил не мог поднять вверх и опустить вниз головы, глядел исподлобья, передвигался как-то боком, нелепо и жутковато, лапы ходили как на шарнирах, издаваемые звуки соответствовали новому антуражу. Все, кто был знаком с Ганнибалом раньше, при встрече не узнавали его: он похудел, сник, измельчал. Большая тяжелая голова потеряла почти вдвое, с какой стороны не взгляни – рядом с хозяином трусит обычных (обычных!!!) размеров лабрадор, заурядной (!!!) внешности, не первой молодости.

Но разве это теперь важно хозяину! Единственно важно теперь то, что Ганя встал без стона, поел с аппетитом, согласился выйти за калитку и не сразу повернул обратно. А плетётся вперёд, то есть сзади, но всё же вперёд, гулять, иногда переходя на неторопливую побежку, а то и припустит до ближайшего сугроба размашистой уверенной иноходью…

И даже не сказать, что "собачьих" радостей стало меньше. Не меньше. Просто они стали другими. Неистовство молодости уступило место немощности и её скромным радостям: крепкий сон или приятная дремота, отсутствие постоянной боли, массаж по желанию, диван в постоянном личном распоряжении… Собачий век не долог. Но разве нам всем не придётся вскоре сменить кайф от быстрого и лёгкого бега на удовольствие от просмотра телесериала или облегчение от того, что наконец подействовала таблетка? И это – в лучшем случае!

Ветлечебница

Как-то Хозяин был занят на рыбалке. Совещания, переговоры, укрепление деловых связей… А Ганнибал пробовал себя в новых болезнях. На этот раз выбрал отит… Ежедневно приходилось делать уколы в шерсть около больного уха, потому что капли не помогали. Ветлечебница находилась за городом, и, для транспортировки страдальца, требовалась машина.

У Мамы машины не было, потому что для неё, как известно, "это слишком". Машина была у Лены. Ещё у Лены было свободное время и чувство сострадания к Маме и брошенной больной собаке. Поэтому сёстры сгребли Ганю, несколько сушек, длинный шарф Armani (вместо потерянного поводка) и выехали в интуитивно угаданном направлении. Через двадцать минут оказалось, что определиться с направлением важно, но недостаточно! Петляя между складов и баз, сверяясь с точной, но всё равно непонятной картой, женщины заговорили о важности рыбалки в семейной жизни…

Ганя, вспомнив о больной спине, начал тихонько завывать. Пришлось звонить прямо "на рыбалку" и, сначала, уточнять, так ли на самом деле необходима в доме рыба и крабы, как это понимает себе Хозяин, а затем – выяснять местонахождение лечебницы. Наконец, под вой спасаемого Ганнибала, машина подъехала к искомой стеклянной двери.

Девушки опасались, что залеченная за последние месяцы собака, не захочет еще раз посетить своих мучителей и попытается слинять. Но нет. Ганнибал бодрой рысцой направился к знакомой двери. И поскольку он, единственный из приехавших, хорошо знал географию коридоров, кабинетов и процедурных, то и на ресепшн он прибыл первым. Тут же послышались радостные возгласы: "Это кто у нас здесь пришёл?!", "Да это же Ганнибал!", "Ганя, иди ко мне!", "Ганя, иди сюда!", "Ганечка, давай я тебя почешу, мой хороший!"

Если бы Мама не успела в своё время получить приличное высшее образование, она, без сомнения, простояла бы какое-то время с открытым ртом. Дело в том, что после известной операции, вызвавшей гормональные сбои, шерсть с собаки валилась клочьями, а перхоть сеялась мукой… Сама Мама старалась не касаться лишний раз шелудивой спины, проводя, в качестве ласки, одним лишь пальцем по гладкому чёрному лбу. А сейчас, на её глазах, несколько чужих женщин и один, с виду чистоплотный, мужчина безбоязненно трепали и массажировали счастливого Ганнибала. Шерсть летала по воздуху. Весёлые возгласы не умолкали. Довольный Ганя обходил, круг за кругом, всех желающих его потискать и смело подставлял добрым рукам свои проблемные, зудящие и линяющие места.

Его чем-то угостили, ласково отогнали от вазы с конфетами, вовремя вынули из мусорного ведра, ощупали, осмотрели, сделали укол и продолжили хоровод… Мама вышла на улицу. Потом Лена выставила Ганю, заплатила за лечебно-дружеские услуги, попрощалась, выловила шарфом разгулявшегося пациента, усадила в машину обескураженную посторонней заботой Маму и – всё. На этом приключения в тот день закончились.

Взгляд с укоризной

Взгляд с укоризной – совсем недавнее, но уже широко используемое эмоциональное приобретение Ганнибала.

Кто откажет ему в праве укорять этот изменчивый мир? Ведь он столько страдал. От боли, от неожиданности, от непонимания происходящего. Не сразу Ганя привык к тому, что, проснувшись, нельзя рвать с места; почуяв еду на столе, нельзя встать на задние лапы; увидев Хозяина, нельзя броситься на грудь… Теперь надо прислушаться к себе, аккуратно потянуться, размяться, раскачаться, убедиться, что не очень больно, и – на всякий случай передумать…

И вот, этот взгляд:

@ Зачем ты сняла крышку с кастрюли? Я спал. Ничего не желал. Ни о чём не просил. Теперь я встревожен запахом еды. Нужно бы встать, подойти, как следует толкнуть тебя головой в бедро, может, поделишься… Но, скорее всего, сделаешь вид, что очень занята и будешь жевать одна, увлечённо листая противно шуршащую книгу…

@ Зачем ты гремишь сковородой? Я сплю. На диване мне мягко и тепло. Теперь надо бы слезть и проверить мою миску… Почему диван такой высокий? Кто это придумал, что с дивана надо падать вниз на передние лапы, а потом опять сотрясать больную спину, спуская на пол задние?

@ Зачем звонят в дверь? Ладно, если бы это был Хозяин… Но, вероятнее всего, это абсолютно бесполезные люди, из вредности притащившиеся к нам на четвёртый этаж… Иди, встречай, виляй хвостом, чтобы тебя за это бесцеремонно отпихнули ногой в сторону…

@ Зачем ты опять сняла крышку с кастрюли?!

Ревность

Сердце Хозяина давно и прочно занято. Никакая другая собака не может претендовать на искреннее расположение к ней со стороны этого заносчивого, укрепившегося в своих симпатиях и антипатиях человека. Выбор и привязанности других собаководов вызывают у него удивление и смех. Ваше право, мол, любите кого хотите, но всё же странно… И нелепо… Да что там собаки! Люди давно отодвинуты Лучезарным Ганнибалом на задворки интересов Хозяина. Если Ганя надеялся на этот кусок, – вынем кусок прямо у Мамы изо рта! Если Ганя рассчитывал на второй завтрак, – в школу можно и опоздать, сначала покормим собаку, пока не передумала. Если Ганя скучает без человеческого общения, – будем насильно подсовывать его Маме для увеселения, пока Хозяин наслаждается одиночеством…

Понятно, статус любимчика бросает на Ганнибала тень неприязни. Столь очевидные предпочтения Хозяина иногда так возмущают кого-либо из членов семьи, что Ганнибал, без каких-либо объяснений от обидчика, получает неожиданные пинки и затрещины. Так восстанавливаются справедливость, гармония, равновесие…

Хозяин и сам нередко выслушивает тирады типа: "Конечно, собаку любить легче, чем ребёнка…", "Вот и живи со своей собакой!", "Поцелуй её под хвост!" А он и живёт… Уровень взаимопонимания с питомцем, количество взаимной любви и радости от общения – не сравним с этими показателями в человеческих отношениях. И графиков чертить не надо…

Так в чём же вопрос, спросите вы? В чём интрига? Да не в чём. Просто Ганя только что опять незаслуженно получил по носу…

Клещ

@ Что такое клещ в жизни собаки? Его определение, функции, задачи… Я думал – ничто! Не интересно, для чего, и не важно, зачем! Досадная мелочь, которая не стоит внимания.

Что такое клещ в понимании Мамы? Даже если этот клещ сидит у меня на носу, а не на ней самой и её драгоценных отпрысках? Это событие, стоящее в одном ряду с землетрясением, первым седым волосом и неудачной фотографией в Instagram…

Зачем прекращать гулянку, если несу его я, а не вы? И мне не тяжело, меня не заносит под его тяжестью вправо, не клонит к земле. Мама, это просто клещ, а не та сума перемётная, в которой, как тебе известно, "вся тягость земная"!

Может, подвезти клеща – это мой осознанный поступок? Никто не отменял гирудотерапию! (Хотя, давно пора). Может, нам по пути? Может, мы с ним одних взглядов? Может, мы с клещом идейные товарищи, мировоззренческие братья, сторонники одной жизненной философии?

Слышала про такую форму симбиоза, как паразитизм? Так вот, в этой системе я – хозяин! Посмотри в Википедии, если ушам своим не веришь. Хозяин – барин. Завёл, кормлю, выгуливаю…

Нет же! Привели домой. Выдрали друга с мясом. Оставшуюся плешь замазали зелёнкой. Совещались, приняли решение лечить амбулаторно (по- моему, меня, потому что от клеща остался только пепел). Покормили брокколи! Осуществляют присмотр…

Завтра в лесу найду двух клещей, одного – для Мамы, запасного – спрячу для себя. Того, кто хоть раз почувствовал себя Хозяином, пинцетом и зелёнкой уже не остановить…

Дело прошлое

Гуляли сегодня вдоль ручья, бурлящего каждую весну словно маленькая, но очень шустрая речушка. Вытекает он из городского водохранилища и несется к городу по каменистому ложу через заросли травы и невысоких деревьев. Несколько лет назад, у самого водохранилища, молодого Ганнибала послали за палкой в шумящий весенний поток. Сильная вода подхватила и настойчиво повлекла щенка вдоль крутого бережка, не давая добыть палку, не позволяя плыть самостоятельно, не отпуская на земную твердь. Семья несколько секунд наблюдала уносимого течением Ганю, с усилием вывернутую к нам чёрную голову и глаза, наполненные ужасом. Потом Хозяин высыпал на берег ручную кладь: поводок, телефон, кошелёк, и бросился догонять своё сокровище. С помощью шеста и подробных инструкций щенок был извлечён из стремнины.

И что же? Опасные игры прекратились, безобразиям был положен конец? Все были безрассудны и молоды. Запуски с палкой продолжались добрые пол часа, а то и больше… Ганнибал уже пугался не так сильно и, позволив течению какое-то время играть со своим телом, ловко выбирался из него с заветной палкой в зубах. Визга и хохота вдоль ручья было в тот день не мало. Вымотались все – и собака, и не в меру азартные хозяева.

И вот, сегодня… Трусим себе вдоль бурлящего ручья, скучно поглядываем в сторону несущейся слева воды, и даже не думаем устроить запуск толстого тела для всеобщего развлечения. Спокойствие и стабильное благополучие стало нашей общей желанной целью, а приключения – они остались в воспоминаниях. Приключения теперь – дело прошлое…

Городской парк культуры и отдыха

До недавнего времени городской парк был закрытой для Ганнибала территорией. Там гуляли дети и пенсионеры, беременные мамочки и праздные граждане. В семье считали, что делать в парке собакам нечего. Вывозили своего питомца за город, выгуливали на даче, убирая за ним даже на лесных тропинках.

Но вот Ганнибал заболел. Почти не ходил, не глядел по сторонам, не приставал к прохожим и собакам. Его, словно фарфоровый сервиз, бережно укладывали в багажник или на разложенные пассажирские сидения, бережно довозили до парка, так же бережно выгружали и тревожно наблюдали – что

будет… Сервиз жалобно бренчал и позвякивал, глядел печально и просился назад в машину.

Однако, усилиями Хозяина, внезапно утраченное здоровье постепенно возвращалось. Метр за метром, Ганя открывал для себя прелести парка. Теперь он гулял не только по детской железной дороге, вдали от скопления людей. Его уже можно было встретить на расчищенных от снега пешеходных дорожках, площадках, у аттракционов и киосков, на катке и в тире. Можно было бы написать, что его видели в кафе и ресторанах, но в это почти никто не поверит…

В семье основательно укрепилось мнение, что пережившей "такое" собаке, дозволено вовсю наслаждаться жизнью. А поскольку Ганнибал любит толкотню и веселье, непринужденное общение, маленьких детей и недоедающих до конца свою еду прохожих, – парк стал любимым местом утреннего и вечернего выгула. Пока Мама брезгливо отворачивалась, Ганя, одного за другим, вылизывал подвернувшихся малышей, а также зазевавшихся мамаш. Он подставлял свою широкую спину всем рукам, желающим прикоснуться и потрепать красавца. Заводил мимолётные отношения с доброжелательными собаками, без всяких уважительных причин в изобилии гуляющих в парке. Рвался из рук навстречу неминуемой гибели, встречая ненавистных лаек и овчарок. Пытался осторожно вынуть из опущенной руки какого-нибудь болтающего раззявы остатки недоеденной шаурмы. Весной собирал на себя первых клещей.

К маю тандем Хозяин-Ганя так освоился в парке, что появлялся там даже в праздники и выходные, привычно пренебрегая соответствующими запрещающими табличками. Хозяин уже вслух ворчал на прохожих, мол нечего жрать на улице вкусно пахнущую пищу и дразнить этим собак. А Ганя, направляясь по делам, ни на миллиметр не сворачивал со своего пути, даже если при этом категорически препятствовал движению сразу нескольких спешащих человек или велосипедов.

Говорят, к августу, на главной площади у арки, будет установлен монумент "Хозяева парка", изображающий немного недовольного окружающими мужчину и его добродушную, славную собаку…

Сашка

@ Сашка когда-то меня очень боялся. Так боялся, что я и сам этого страха пугался. Потому что я храбростью не отличаюсь, а страх – состояние очень заразительное. Если рядом с тобой кем-то полностью овладевает страх, берегись – паника, скорее всего, начнёт распространяться вокруг, как радиация!

Так вот. Сашка пугался меня, шумно высказывал обидные пожелания относительно моего будущего и оскорбительные предположения, относительно настоящего… Я, тоже пугаясь, волновался, терял самообладание, временно делался несчастным.

Потом у Сашки появилась собственная собака, он понял, что собаки – не для того, чтобы жрать мальчиков, а для дрессировок, прогулок, бешеных игр и веселья. Мы подружились.

Но тут кто-то придумал обидно сравнивать меня и Сашкину собаку. Увлекшись вслед за взрослыми этой затеей, Сашка постепенно охладел ко мне, приняв, естественно, сторону своего питомца. Никому не нужную битву не выиграл никто. А наши, только потеплевшие отношения, постепенно сошли на нет. И теперь мне нет места в его сердце, он не помнит обо мне, не навещает, не хвалит и не ругает, никому не рассказывает о бывшем друге, не зовёт гулять…

Недавно, случайно, Сашка заглянул к нам в гости. Я подумал, что, увидев, он вспомнит какой я, обрадуется и больше не станет держаться отчужденно и равнодушно. Но он зашёл, уткнувшись в телефон, чулком спустил у входной двери многослойную одежду, не отрываясь от телефона, прошёл к дивану и решительно забрался на него. И ни одного взгляда в мою сторону, ни одного слова, ни капли внимания… За весь вечер я не дождался даже вежливого намёка на интерес.

Я не смог долго выносить этого и заснул…

Последнее слово технике

@ Я терпеть не могу как технические новинки, так и старую рухлядь, типа пылесоса "Тихон"! И это – мое последнее слово технике.

Действительно, Ганнибал враждебно настроен ко всему жужжащему, вибрирующему, завывающему. А если оно еще и всасывает внутрь! Или лупит по морде горячей воздушной струёй, которую никак не ухватить зубами, не запугать ни лаем, ни высокими тяжёлыми прыжками, ни вздыбленной по-дикобразьи шерстью…

Если кто-то вздумал пылесосить, не изолировав предварительно собаку, никакие окрики и пинки не заставят Ганю успокоиться и прекратить охоту. Он просто не в силах совладать со своим возбуждением и ненавистью. Собака понимает, что враг – силён и неуязвим, и поэтому не брезгует ни обманными манёврами, ни подлыми нападениями из-за угла, ни отчаянными схватками "кто кого" и "до последней капли крови". Добравшись до шланга, он судорожно вгрызается в пластик, и по вылупленным глазам видно, что с минуты на минуту его самого хватит удар. Решаясь на следующий бросок, он конвульсивно подёргивается всем телом, в смертном ужасе сам пресекает несколько попыток броситься в бой, но всё же решается и, почти теряя сознание, черпая силы из коктейля "истерика + восторг + паника", вновь совершает нападение. Что и говорить, зрелище это смешное и жалкое. Поэтому, пользуется успехом и часто искусственно провоцируется…

Реакция на фен почти не отличается от реакции на пылесос. Просто, когда женщина занята наведением красоты, ей не до игры, и нападения на фен для управляющего феном более неожиданны, чем для управляющего пылесосом. Ну и сломать фен, как выяснилось, проще…

Телевизоры. Они не подвергаются атакам, лишь – остракизму. В широком смысле этого термина. Если Вы понимаете, о чем идёт речь. Чем телевизоры заслужили презрение Ганнибала? Тем, что их слишком много, что отвлекают на себя внимание близких, шумят, рябят в глазах, пугают сквозь сон и иногда, через военные фильмы, лают злющими немецкими овчарками…

Телефоны. То же, что телевизоры, но – гораздо меньше и гораздо вреднее! Если Хозяин засмотрелся в телефон, то можно вовремя не дождаться ужина, не успеть выйти в туалет или всё же успеть, но претерпеть при этом известные унизительные переживания…

Мясорубка! Завывает на всю квартиру и поглощает то, что должно бы принадлежать ему… И пока это происходит, Ганнибал не в силах отойти от ненавистного механизма. Ни гулять с Хозяином, ни играть, ни хлеба, ни зрелищ, ничего ему не надо! Он, как заворожённый, будет следить за исчезающими с разделочной доски кусочками мяса, пока не кончится наваждение и не прекратится этот отвратительный надсадный звук. Но, страдая, он помнит, что судьба может сделать драгоценный подарок – раздастся звонок в дверь, и Мама на минуту отвлечётся, торопясь впустить пришедших. И когда она, хлопоча, прибежит назад, делать фарш уже будет не из чего, разве что из лука и кусочков облизанных со всех сторон овощей…

Кролик

@ Вчера Младшая хозяйка, как обычно не спросясь ни у кого разрешения, принесла в дом хлипкую на вид и неожиданно прочную на деле клетку и маленького наглого кролика.

Чёрно-белый, мягкий и лохматый. Всего полтора месяца. Карликовой, видите ли, породы, то есть жрать будет, а расти – нет. При знакомстве я сразу хотел откусить от него половину, раз уж они так любят шибздиков…

И сразу началось! Не верят своим глазам! Я же – лабрадор! Весь мировой опыт карликового кролиководства и видео в сети – за дружбу между лабрами и кроликами! Короче, не оправдал надежд…

Теперь, по делу. Клетка стоит у Младшей хозяйки в комнате. Накрыта льняным полотенцем, чтобы «новый друг» не трусил (да это же основной признак кроликов как рода семейства зайцевых! И льняное полотенце вряд ли превратит труса в Василия Тёркина). После серии неудачных покушений дверь в комнату всегда закрыта. Но я знаю, что кролик часто выбирается из своей клетки и шастает по комнате, вероятно, в поисках шляпы и лайковых перчаток… Ещё я давно и хорошо знаю Младшую хозяйку, – когда-нибудь, а точнее – вот-вот, она забудет закрыть за собой дверь, увлёкшись перепиской в сетях. А я теперь «сплю» исключительно на расстоянии броска от её двери и только одним глазом!

К сожалению, второй глаз, коварно нарушив очерёдность, тоже захотел спать… Говорят, можно вставить спички… Пахнет чём-то тёплым и лохматым… Кто-то грызёт мою капусту…

Животное-жертва

@ Я собрал информацию. Написано: кролик – животное-жертва. Ничего себе, жертва устроилась в нашем опрометчиво-гостеприимном доме! Изолированная от многих интересующихся комната, в комнате – собственная клетка с затемнением, матрасиком, кухней и туалетом. Никаких претензий в случае путаницы с пониманием: где туалет, а где – совсем и не туалет! Неопределённое по продолжительности время адаптации: не заходить, не

трогать, не шуметь, не пугать, не снимать и не фотографировать. Ещё для «жертвы» в плошках, чашках и просто по углам круглые сутки возобновляется свежая еда (ей же не грозит, как мне, вырасти больше купленной клетки).

А с чего бы вдруг, да такая забота? Всё равно не понятно, довольна ли «жертва» или нет, сыта или голодна, замкнулась в себе или расположена поиграть… Сидит, ушами двигает… Может, пока квартира пребывает в деятельной эйфории, она какую-нибудь вредную реформу замышляет? Или сочиняет на нас остроумные, но обидные пасквили? Или просто планирует соседей затопить?

Я бы ей, «жертве» этой, не очень доверял. Во-первых, что она за жертва? Какого режима? Чьей тирании? Может, просто жертва собственной глупости, а вы напридумывали себе… Во-вторых, что мы о ней доподлинно знаем? То, что рассказала Младшая хозяйка? Я вас умоляю! Кто ей верит, с тех пор как девчонка вступила в пубертатный период! Только Мама, да и то, от безысходности… Ну, кролик. Ну, маленький. Даже пол никому не известен!

А если он состоит на учёте?! А если в прошлом у него не всё чисто?! А если за ним тянется… Что там за кроликами обычно тянется? Надо у своего ветеринара узнать.

Вот так поразмышляешь не торопясь и засомневаешься, а надо ли вообще связываться с «потерпевшим»? При благополучном исходе получу пинка и полную пасть шерсти. А если дело примет неожиданный поворот, попаду, к примеру, под влияние или буду вовлечён в сомнительную историю? Нет. Адаптационный период – он не зря Хозяйкой установлен. Она за это время придумает своему питомцу богатую родословную с прививочной историей, а я – оценю реальную опасность «пострадавшего».

С тех пор…

С тех пор, как в доме появился кролик, семья не теряет надежды примирить с этим обстоятельством Ганнибала. В воображениях рисуются довольно однообразные пасторальные сцены: Ганя лежит, а кролик безмятежно скачет у самой его морды; Ганя лежит, а кролик скатывается по его широкой мягкой спине; Ганя лежит, и кролик лежит между его сильных покойных лап…

Но эти картинки из пропагандистских религиозных брошюрок так и остаются картинками… Ганя же, при каждом приглашении понюхать кролика, подпрыгивает и в прыжке разевает пасть! И никому не понятно почему собака, ни разу не тронувшая ни жука, ни лягушки, ни воробья, так решительно и категорично настроена по отношению к несчастному кролю. Может, он считает, что предназначение кролика – быть съеденным. Может, видит в нём вызов своим охотничьим способностям. А может, его раздражает хаотичное расположение чёрных пятен на белой пушистой шкурке. Кто его знает?

Недавно кролик почтил своим визитом дачный дворик, густо изпетляв свежескошенную лужайку и отсидев положенное кроликам время под кустами жимолости, смородины, лоха и большой старой сливой. Затем Младшая хозяйка отнесла его домой, потому что ест и какает он пока только в её комнате. Во двор выпустили Ганю. Он, с невероятно озабоченным видом, повторил все кроличьи петли на газоне, по три раза обошёл кусты и сливу (напевая про себя «Как на Ганины именины…») и разочарованно воззрился на Маму:

@ И где? И куда опять его дели? Это что, шутки такие?!

В помощь растерянно мнущейся на крыльце Маме в природе сразу начался ливень. Но Ганя отказался заходить в дом. Он, раз за разом, снова и снова, пробегал по запутанному кроличьему следу, хороводился вокруг кустов, принюхивался, прислушивался, искал… Мама, пуская мух, растворяла двери, заманивала зря мокнущего пса в дом, но он игнорировал её призывы:

@ Не знаешь что-ли, лабрадоры – непромокаемые? Пристала…

Понятно, что кролик не нашёлся ни со второго, ни с третьего раза. Но теперь Ганя понимает, что кролик в принципе (!) может быть где-то здесь в траве и регулярно проверяет свои владения, с подозрением относясь даже к знакомым мухам и пчёлам.

Как не пустить козла в огород

Мамин огород, задуманный, распланированный и возделанный ею самой и для неё одной, ежедневно терпит вторжения бессовестного и ненасытного Ганнибала. Вроде бы для этого времени года, когда поспевает клубника, земляника и горох, подобные вторжения – не новость. И в прошлом, и в позапрошлом году огород был обнесён дощатой изгородью, дыры в изгороди были прошнурованы прочной веревкой, а Ганнибал тем временем регулярно посещал клубничные грядки и жевал гороховые плети.

Новость – исступление, с которым собака раз за разом прорывается в запретные уделы. Его ругают, волоком вытаскивают из-за ограждения, возводят всё более надёжные препятствия, а он – неизменно оказывается там же! Стоит Маме зайти в дом, углубиться в чтение или просто открыть рот на что-нибудь блестящее, как чёрная спина уже пасётся в зелени огорода, голова опущена в непрерывном поиске созревшего и ещё несозревшего (чего уж там, коли дорвался!) урожая, хвост, не привлекая лишнего внимания, скромно прижат к толстому телу. Он производит минимум движений и шума, голова, от греха подальше, вообще не выныривает на поверхность. Более того, во время совершения потравы, пёс не фыркает, не чихает и, возможно, даже не открывает глаз (чтоб не светили).

На окрики прозревшей Мамы Ганнибал, как правило, не реагирует или взирает с притворно-тупым видом:

@ А что? Разве нельзя? Надо же…

Хуже всего собаке приходится, если в огороде его застанет сам Хозяин. Быстро выполнить требование об освобождении территории не так-то просто: верёвочная шнуровка с трудом пропускает даже голову, прыгать с места он никогда не умел, вспоминать местонахождение удобного лаза не позволяет паника. Он застревает в ближайшей преграде, таращит глаза, топчет неуклюжими лапами остатки петрушки… Диверсия заканчивается позором, рецидивист предстаёт посмешищем.

Но всё повторяется, как только вновь складываются подходящие для вылазки условия: хозяева заняты или забылись, Ганнибал слышит клубничный зов. Если же Мама уже в огороде, собирает остатки драгоценной клубники, Ганю обуревает неистовая жадность. Обходя огородик по периметру, он, подобно газонокосилке, пожирает всю торчащую наружу клубничную зелень, исступлённо тыкается лбом в ограждение, пропихивает лобастую голову между верёвок и пытается дотянуться даже до зелёных ягод… Только хруст неспелой клубники и Мамин хохот доносится до притихших за забором соседей…

На следующий год Мама планирует поменять забор на кирпичный. Или, по крайней мере, установить надёжную сигнализацию…

Изгнание

@ Всё начиналось как обычная, рядовая ссора между ленивой Мамой и справедливым Хозяином. Кто же знал, что ссора закончится нашим изгнанием?! Что мою шерсть из дома выметут, а дух как следует выветрят?! Что страсть к порядку возобладает над любовью, а стремление к покою – над многолетней дружбой?! Но вернёмся к ссоре.

Переночевав (так заведено у нас летом) на даче, как следует погуляв и, как следствие, нагуляв уверенный аппетит, мы с Хозяином явились завтракать домой. После завтрака, как обычно, Хозяин намеревался оставить меня на попечение Мамы и вернуться на дачу, чтобы в делах и заботах провести там весь оставшийся день. Такой план представлялся нам вполне разумным и обоснованным: Хозяин не отвлекаясь дышит свежим воздухом, я нахожусь там, где готовится еда.

Но, видимо, плохо выспавшаяся Мама решила пристать к нам со своими скучными, вечно повторяющимися вопросами. «Для кого ты завёл собаку? Чем она тебе помешает на даче? Разве не видно, что я только что вымыла всю квартиру? Сколько можно таскать в дом шерсть, пыль и грязь? Для чего ты, живя на даче, каждый день, как в детский сад, притаскиваешь мне свою собаку?» Вы заметили, что вопросы, по своей сути, очень однообразные, и вполне можно было ограничиться каким-либо одним? Но такова Мама: полы ей мыть лень, а вопросы синтезировать – нет. Более того, ответ на каждый из этих вопросов-близнецов она уже не раз от Хозяина слышала. Причём ответ вполне лаконичный, исключающий вольную трактовку и даже (по-другому она не понимает) содержащий скрытую угрозу на случай недопонимания… Хозяин, сдерживая естественное раздражение, терпеливо перезагрузил Мамину память. Но на этот раз она не зависла, обдумывая или внутренне оспаривая услышанное (а именно на такой результат мы рассчитывали), на этот раз она решилась на бунт: стала отрицать принятые в семье ценности, колебать устои, анализировать уже давно сложившиеся отношения и синтезировать какие-то новые, утопические принципы сожительства… И что хуже всего, Мама, сама того не замечая, опять облекала всё это в нервирующую слух вопросительную форму.

Ну кто тут мог выдержать?! Вопрос риторический. Но, тем не менее, на него есть какой-никакой ответ: не мы! Стихийно, но обдуманно собравшись

(прихватив еды), не теряя достоинства (оставив ей моё затёртое одеяло, валик под больную шею, миску и пожёванную игрушку) мы очистили квартиру. Если нам не рады (раньше, правда, это нам не очень мешало), нам есть где схорониться и от непогоды, и от вашей нетерпимости.

И вот, я интересуюсь, кому на руку случившийся конфликт? Думаете, кролику, который теперь безбоязненно шастает по всей квартире и грызёт фикусы какого-то Бенджамина? Возможно. Но есть и более изощрённая версия… Помните сказку А.С.Пушкина о царе Салтане? Когда царевну с сыном упаковали в бочку и бросили в море? Так вот, если эти, в бочке, могли предугадать, чем закончится изгнание – золотые скорлупки, чудесный остров, царевна-лебедь…

Тормози! По-моему, опять попахивает бунтом! И что-то я тоже стал задавать много вопросов… Видимо, соскучился по Маме…

Алабай

Вчера предприимчивый Хозяин вывез Маму с Ганнибалом погулять в новые места. Далеко от города; пустынно; удобно идти по прямой дороге вдоль бесконечных полей, собирать дикую малину, прислушиваться к пробным выстрелам начинающейся охоты, гадать, что сулят наплывающие с запада сизые тучи…

После того, как миновали блокпост перед строящимся свиноводческим комплексом (вместо пропуска предъявив собаку и её нетерпеливое желание выгуляться), нам не встретился ни один бегун, ни один велосипедист, никто не совершал здесь свой вечерний моцион, никто кроме нас не собирал обильно вызревшую в траве малину.

Малину собирали так: Мама, разумеется, себе; Хозяин, разрываясь между Мамой и не отходящим от него с открытой пастью Ганнибалом. На вопросы Мамы, почему Хозяин совсем не ест сам, он отвечал весёлым смехом и указывал на жадно выпученные глаза и слюну, недвусмысленно стекающую прямо в пыль. Поскольку Ганнибалу не всегда удавалось пересчитать малину в кулаке и проверить, правильно ли она разделена между ним и Мамой, он больше нервничал, а Мама больше веселилась. Если Хозяин, закусанный комарами, бросал малину и уходил вперёд по дороге, а Мама оставалась обирать оставшуюся ягоду, Ганнибал с отчаянным видом усаживался возле недообобранных кустов и отказывался бежать за Хозяином:

@ Куда?! Видишь, ещё не всё!!! Она же что-то собирает! А мне не даёт. Иди сейчас же назад!!!

Хозяин смеялся и опять влезал в придорожные заросли, боясь разочаровать раскатавшего губу пса.

Наконец, малинник закончился. Вдоль глубоких канав, отделяющих грунтовую дорогу от полей, теперь поднималась густая ивовая поросль. Сытые и весёлые, мы направились кружным путём к машине.

Вдруг, далеко впереди показалась бегущая человеческая фигура. Через некоторое время стало понятно, что фигура движется в сопровождении собаки. Ещё через минуту стало видно, что собака большая и значительно опережает хозяина. Это был взрослый белый алабай, уверенно поспешающий

нам навстречу. Не раздумывая, Хозяин накинул на ничего ещё не подозревающего Ганю поводок, вручил его Маме и полез в канаву выламывать дрын. Мама в ужасе заметалась по пыльной дороге, визгливо требуя от Хозяина не отвлекаться на ерунду и немедленно защитить её от приближающейся к Ганнибалу опасности. Хозяин предложил ей влезть на дерево. Поскольку подходящих деревьев рядом не оказалось, да и влезть на дерево вместе с толстым Ганей Мама всё равно не смогла бы, она пошла на хитрость. Продираясь сквозь высокую траву, таща за собой уже почуявшего запах битвы пса, она спустилась на дно канавы и, выбравшись на другую сторону, оказалась на поле, скрытая от дороги чахлыми ивами. Хозяин всё ещё выламывал подходящую палку, отбраковывая некрасивые, хлипкие и трухлявые…

Разогнувшись после крутого подъёма, облегчённо выдохнув, Мама взглянула на поле и обомлела. Алабай тоже форсировал канаву метрах в тридцати впереди и, уже по полю, прямиком мчался ей навстречу. Когда до сближения оставалось не более трёх метров, из кустов, наконец-то, появился Хозяин с двумя дрынами в руках и встал на пути сразу притормозившего алабая. За овчаркой, задыхаясь от быстрого бега, замаячил встревоженный и сдержанно ругающийся парень. Пока он сбивчиво объяснялся, извинялся, выяснял обстоятельства и пытался опутать и увести свою собаку, Хозяин, как обычно в подобных ситуациях, очень лаконично и доходчиво демонстрировал готовность незамедлительно убить агрессора. Ганя демонстрировал Хозяину свою солидарность, вырываясь из дрожащих Маминых рук. Маме было нечего демонстрировать, она теряла сознание…

– Что могу сказать, ребята, извините, – повторял парень, оттаскивая своего алабая назад по полю.

– Вы только уйдите куда-нибудь, – хныкала им вслед обессилевшая Мама.

А Хозяин с Ганнибалом уже весело и беззаботно трусили к машине, потеряв всякий интерес и к чужому алабаю, и к своей абсолютно негероической Маме…

Принципиальная разница

Ганя и Апа вроде бы гуляют вместе. Но, на самом деле они лишь одновременно выпускаются из своих машин и грузятся обратно… Всё остальное гулянье проходит принципиально по-разному.

Принцип Апиной прогулки – полная и безоговорочная свобода. С ней никогда доподлинно неизвестно, где она в настоящую минуту находится, куда направляется, что раскопала и спешно поедает вдали от взволнованной хозяйки, собирается ли возвращаться или как-либо ещё отвечать на гневные призывы членов семьи. Она может неожиданно появиться из-под моста, из-за забора новой стройки, на вершине дальнего холма, на той стороне шумной автострады, на мониторе уличного телевизора… Выражение глаз, морды и тела при этом легко охарактеризовать одной фразой: «а чо?». Она очень озабочена всем, что уже произошло, происходит и будет происходить в парке в ближайшее время. У неё бездна планов. Со всех сторон Апу манит неизвестность, новая жизнь, знакомства, запахи, приключения и даже

неприятности. Она бросается к логову диких собак, задирается, провоцирует конфликты, поддерживает сомнительные связи, компрометирует себя близостью к низшим слоям собачьего общества. Мнения окружающих её не интересуют совсем. Замечаниям и возмущённым окрикам она неизменно противопоставляет своё наглое «а чо?».

Ганя гуляет по принципу «послушный мальчик». Он всегда на виду. Либо весело гарцует впереди, либо так, самую малость замешкался сзади. На призыв Хозяина сразу поднимает умную лобастую голову и старательно прислушивается: подойти незамедлительно, просто обнаружить своё присутствие, изменить настроение с «кукситься» на «ликовать», встретить знакомого, найти Апу?

@ Только не последнее! Где же её найдёшь?! И даже если найдёшь, её же никак не закрепить на одном месте! Она тут же ускользает в запретное, опасное, далёкое… Да ну её! Ищите сами. Я, по возрасту, мог дурацкой просьбы и вовсе не расслышать…

Идём по железнодорожным путям. Апа мелькает между деревьев, пугает водителей на ближайшей автостраде, собирает вокруг себя свору бродячих собак, временно возглавляет их, бросает к чертям, прогоняет прочь… Ганя семенит ровно между рельсами, высоко поднимая подмерзшие пяточки.

@ Иду себе и иду. Я доволен, Хозяин доволен, Лена завидует (она, по-моему, уже охрипла, попусту выкрикивая имя своей гулёны). А мне неприятности не нужны. У местных собак одно на уме… Я выше всего этого – Московский питомник, Голубая кровь, Белая кость. Скорее бы уже поесть…

Блины

Мама затеяла печь блины. Не потому, разумеется, что этого давно хотел Ганя, а по собственному капризу. Но на этот раз её самодеятельность всеми была воспринята одобрительно.

Хозяин, смазывая очередной блин маслом и тут же съедая его, предложил Младшему быстренько выгулять на ночь собаку и, с чистой совестью, сесть за стол. Сам Хозяин сделать этого не мог, потому что всегда ест блины со сковороды, а остывающие – блинами не считает.

Младший Хозяин был готов выйти сейчас же. В одной руке он держал пакет с мусором, во второй – поводок на случай непредвиденного бегства пса. А вот Ганя, наблюдая за тем, с какой скоростью исчезают не успевающие остыть блины, ни на какую улицу не собирался. Хозяину пришлось вывести его в подъезд, неся перед чутким носом кусочек блинчика. Дверь захлопнулась. Хозяин с Мамой сели пить чай.

Через минуту входная дверь опять распахнулась, и голос Младшего Хозяина возвестил, что собака гулять не расположена. Подтверждая сказанное, в квартиру из подъезда прорвался и сам Ганнибал, спешно процокав когтями по паркету до самого кухонного стола. Оказывается, он даже не отходил от двери, игнорируя понукания и уговоры Младшего Хозяина.

На этот раз, половинка блинчика была сунута в руку Младшему Хозяину. Эта половинка увлекла собаку в подъезд и, вниз по лестнице, на улицу. Быстро обнюхав самые значимые для него точки, сделав всё необходимое для спокойного крепкого сна, Ганя очень выразительно взглянул в лицо Младшему Хозяину:

@ Ну, теперь-то всё? Что ещё я обязан совершить, чтобы поесть Маминых блинов? Вытрясти твой половик? Сбегать в магазин? Позвонить в дверь бабке со второго этажа и дать дёру? Возвращаемся немедленно!!!

P. S. На следующее утро за завтраком каждый был занят своими мыслями о предстоящем дне. Ганя вальяжно прогуливался по квартире в ожидании выхода на улицу и вопросительно поглядывал на стремительно пустеющие тарелки. И вдруг для всех стало очевидно, что Ганнибал вспомнил про блины! Нет, он не округлял глаз, не рисовал лапой окружности на паркете, никакой пантомимы и чревовещания! Но по морде и заблестевшему взгляду все поняли – вспомнил про блины!

Дружный смех усугубил болезненные воспоминания обжоры.

Без суеты

Были времена, когда для принятия отчаянных решений не требовалось много времени. Вообще ничего не требовалось. Сама возможность что-то совершить сразу реализовывалась. И все. Без того, чтобы взвесить «за» и «против», обсудить с «умным человеком» … Мысли и желания тогда приходили не затем, чтобы их оценивали теоретически, а затем, чтобы их ценность тут же проверить в действии.

Затем пришли времена для сомнений, аккуратности, обоснованности и ответственности. Неторопливые времена. Ничего уже не хотелось слишком сильно, желания перестали быть требовательными… «Не делать вообще» стало достойной альтернативой для «сделать сейчас же». Ещё могу, но уже неохота…

Вот что происходит сейчас.

Ганнибал, зачем-то, вслед за Мамой, забрался с веранды на уличный топчан, с топчана – на обеденный стол. Просто она залезла, и он залез, машинально. А Мама, которая – провокатор, задаёт Хозяину вопрос: «Интересно, а Ганнибал ещё может сигануть прямо со стола на второй уровень дачного участка, там, где растёт его любимая клубника и горох?» При этом надо заметить, что, по её же указанию, ограда вокруг клубники настолько усилена, что лобастая голова ни под каким углом в неё не пролазит! И сигануть предлагается на расстояние около метра на высоте примерно такой же. Хозяин, который всегда поддаётся на провокации, тут же заносчиво отвечает: «Естественно, может!», сам проделывает требуемый от Ганнибала манёвр и зовёт к себе собаку.

Ганнибал, ни минуты не думая (отлично уяснив себе координаты, где ему следует очутиться по прихоти любимого Хозяина), разворачивается и начинает не торопясь спускаться со стола на широкий топчан, с топчана на веранду, с веранды на усыпанную гравием площадку у крыльца. Поскольку ходить по колючим камешкам он не любит, а временем он не ограничен, пёс направляется к клубничному огороду кружным путём, по дорожке из плиток, и скрывается из глаз за будкой-на-колёсах. Проходят секунды. Будка-на- колёсах, безусловно, хороша и является гордостью собственноручно

смастерившего её Хозяина, но она – не трейлер и не локомотив. Хозяин восклицает в нетерпении: «Да где же ты!» И вот, чёрная тень наконец появляется в зоне видимости Хозяина (вздох облегчения), неспешно поднимается по ступеням на второй ярус участка, обходит каменную кладку, через которую можно было бы и перепрыгнуть, будь жара не столь удушающа, минует старую яблоню и, вполне сам собой довольный, предстаёт перед несколько смущенным Хозяином. Мама фыркает (единственная радость в её жизни). Хозяин обрывает самые спелые ягоды и протягивает «отличившемуся».

И что? Каждый получил, что хотел: Мама повеселилась; Хозяин убедился, что его любовь и умиление непоколебимы; Ганнибал – клубнику и возможность и впредь не делать ничего, что ему не по душе.

Сливы

К концу лета на даче одновременно случаются две никак между собой не связанные вещи: созревают и начинают осыпаться сливы, Хозяину надоедает косить газон. Урожай слив для Ганнибала – долгожданная радость. Густая трава под старой сливой – досадная помеха. Совсем недавно, когда сливы были жесткими и несъедобными, они лежали зелёными бусинами на виду, на упругой стриженой поверхности газона. Ганя их пробовал на один зуб и складывал назад, за ненадобностью. Теперь же, когда плоды увеличились в размере, стали мягкими, сочными и сладкими, их приходится вынюхивать и выискивать в зеленом травяном ковре. Но им все равно не уйти! По крайней мере, пока собака предоставлена сама себе.

Когда-то давно собирать сливы его научила Лена. Он ими вообще не интересовался, налегая на яблоки и горох. Но посмотрев со стороны, как Лена, раздвигая траву, выуживает оттуда сизые ягоды и тут же съедает их, Ганя присоединился к поискам. Он топтался рядом с Леной и совал нос туда, где шарят ее руки, игнорируя вполне пригодную для него падалицу на соседней дощатой дорожке. Это и правда было смешно, и все потешались над глупым щенком. Теперь на дорожке пусто…

До тех пор, пока ветер не сорвёт с ветки последнюю сливу, Ганнибал бродит под деревом опустив голову в траву и сосредоточенно помахивая весёлым хвостом. Он больше не лежит на тёплых досках веранды, не гоняет соседского кота, не встречает гостей. Он спасает урожай. Ведь сливы не лежат в траве долго: портятся, растаптываются, гниют… У него – страда. Опасаясь за желудочно-кишечный тракт своей собаки, Хозяин то и дело гоняет его из-под сливы, просит домочадцев не выпускать пса без уважительной причины на улицу. Но Ганя спит и видит: сливовое пюре в траве, сливы в собственном соку, сливы аль денте и в виде сухофруктов. Стоит чуть приоткрыть дверь, как чёрная спина уже маячит в саду. В эти «сливовые» недели никто не спрашивает: «А где у нас Ганя?», всем и так все понятно.

@ Где-где?! На месте! Вон сколько добра пропадает! В ветреную погоду только успевай собирать – сливы беспорядочно падают тут и там, катятся по дорожке, отскакивают подальше, с глаз долой! А тут ещё Мама с кастрюлькой наладилась…

Баня по средам

Баня по средам – нерушимая традиция, обычай, заведённый не просто так, и поэтому чтимый всеми. Для Ганнибала среда – все равно что Новый год для первоклассника.

Любя всяких гостей, банщиков он встречает с особой радостью – как людей постоянных, хорошо знакомых и родных. Пока они толкутся на крыльце, делясь новостями и планами с Хозяином, Ганнибал проверяет пакеты с едой, каждый пришедший карман, ладонь, горсть, кулак, щепоть. Проверяя, может перебить банки с вареньем и солеными огурцами. Но ругать его не станут, пенять будут тому, кто оставил провизию без присмотра.

Пока к разносолам варится картошка, Ганнибал контролирует все подготовительные процессы: всё ли выставлено на стол, правильно ли нарезано и распределено по тарелкам. Его личная доля стынет на подоконнике, заставляя беситься от радостного предвкушения пира после бани. Если совсем нет сил терпеть, он принимается жевать старый шерстяной жилет – мощное успокоительное средство пролонгированного действия.

Пока мужики парятся, пёс будет лежать под дверью, подпирать ее своим телом и затруднять банщикам выход на свежий воздух. Но на улицу он каждый раз будет выбегать вместе со всеми, разделяя всеобщее возбуждение, жуя чью-то банную шапку или «потерянный» тапок. И если бы в баню-по- средам допускали Маму, она бы сказала, что он все время мешается под ногами, присвоив её роль раздражающего фактора. Но среда – свободный от Мамы день, и Ганнибал чувствует, что он – создаёт необходимую атмосферу, настроение, что нужен всем, и всеми любим.

Если чье-то место за столом пустует, Ганя обязательно его займёт на правах равноправного компаньона. Если свободных мест не окажется, выберет «слабое звено» – наиболее мягкого и безотказного из присутствующих, и проведёт вечер у него на коленях.

Гости расходятся, а кто-то укладывается спать прямо у него на диване. Что ж, он не возражает, но остаётся в своих правах – взбирается на постель и начинает толкаться, расчищая себе место на ночь. Поэтому спать на диване может только очень терпеливый гость, со здоровым крепким сном и такими же нервами.


Для подготовки обложки издания использована художественная работа автора.



Оглавление

  • Дар
  • Хозяин
  • Лена
  • Мама
  • Странность
  • Баба Фая
  • Болезнь
  • Дети
  • Один мальчик
  • Улька
  • Выставка
  • Ну и ладно
  • Апа
  • Как с гуся вода
  • Сомнения
  • Риски и преимущества
  • Охота
  • Шерсть
  • Переезд
  • Кот
  • Младшая хозяйка
  • Свежий воздух
  • Новые впечатления
  • Философия
  • Когда его нет
  • Соседи
  • Тестирование
  • Угроза
  • Песни
  • Танцы
  • Симптомы
  • Разведка
  • Естественность
  • Встречи
  • Как рождаются заблуждения
  • Решала
  • Чистота
  • Вопросы
  • Авитаминоз
  • Самокат
  • Над зоопарком
  • Усушка и утруска
  • Ветлечебница
  • Взгляд с укоризной
  • Ревность
  • Клещ
  • Дело прошлое
  • Городской парк культуры и отдыха
  • Сашка
  • Последнее слово технике
  • Кролик
  • Животное-жертва
  • С тех пор…
  • Как не пустить козла в огород
  • Изгнание
  • Алабай
  • Принципиальная разница
  • Блины
  • Без суеты
  • Сливы
  • Баня по средам