КулЛиб электронная библиотека 

Самурайский дух. 2000 – 2003. Япония. SWA boxing [Сергей Заяшников] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Сергей Заяшников Самурайский дух. 2000 – 2003. Япония. SWA boxing

Истории и эмоции.

Смотреть плей-лист на YouTube.com →





История первая, спортивная.

Василий Гармаев: «Я считаю, оглядываясь назад, с высоты своего опыта и лет, что это был самый крупный проект десятилетия, незаслуженно забытый…»


«Я увидел первый раз Сергея Ивановича Заяшникова (хотя до этого слышал о нем, что он энергичный, креативный человек, отличный руководитель) на Кубке России 2000 г. по тайскому боксу в Иркутске, где я боксировал и победил (закончив все 3 боя нокаутом досрочно), и мне присвоили звание Мастера спорта России.

Следующий раз я встретился с ним уже, когда я приехал в Москву (где потом закончил РГУФК, аспирантуру и защитил диссертацию на соискание ученой степени Кандидата педагогических наук) и участвовал как рефери во многих турнирах, которые он проводил, особенно запомнились мне работа судьей-рефери на переполненных Лужниках и грандиозные Чемпионские бои WBL MUAY THAI во время турниров РСБИ! Смотреть плей-лист на YouTube.com →





Он приглашал меня тренировать ассистентом в клубе RAMTL, работать с ним было очень трудно, он очень требовательный, иногда даже слишком! Но очень интересно, так как опыт получаешь очень большой! (см. видео).





Я закончил аспирантуру в Москве, вернулся в родной Улан-Удэ, сейчас возглавляю кафедру в Бурятском Государственном Университете, обучаю студентов и вспоминаю те времена, вот, например, славный период, когда я жил и выступал в Японии как профессиональный боец по правилам SWA boxing. И в Японию меня отправлял тоже Сергей Иванович!





Он тогда отправлял лучших бойцов России и меня, в том числе, в Японию для проведения профессиональных поединков по Сайкиндо. Мы там жили и выступали в различных городах Японии. Спортсмены знают, что это было самое прекрасное время для спортивного совершенствования, все условия – бесплатный авиабилет на JAL, отличное питание, трехзвездочный отель, прекрасный оборудованный зал, бассейн, лучшие тренера в мире – "мечта спортсмена".




Top – Fighters. SWA boxing 2000-2003.



Top – Fighters. SWA boxing 2000-2003.


Я считаю, оглядываясь назад, с высоты своего опыта и лет, что это был самый крупный проект десятилетия, незаслуженно забытый, где очень много спортсменов заработали деньги и стали сильнее, получили мощнейшую физическую, технико-тактическую, психологическую подготовку, ведь, приехав из Японии, многие стали Чемпионами мира и Европы, основали федерации и клубы и теперь сами учат молодых, но очень много опыта они получили там, в Японии!





Это потом я узнал, что это все благодаря Сергею Ивановичу, он тогда, в 1999 г., поехал один наобум в Асахикаву и под свою ответственность заключил контракт в Японии, причем сразу на 40 бойцов из России, и мало кто знает, что на этих переговорах он взял ответственность лично на себя не только за уровень и результаты бойцов, но и за их проживание, дисциплину, поведение в другой стране… И 4 года держал свое слово, пока проект работал, а там прошло около 100 турниров в 30 городах Японии.


Сергей Иванович – профессиональный менеджер, автор многих публикаций по ударным единоборствам, на которых я учился и учусь. (см. на Litres.ru).


Желаю Сергею Ивановичу дальнейших успехов и удачи в работе!»


Василий Гармаев (Улан-Удэ, заведующий кафедрой физкультуры БГУ,

кандидат наук, мастер спорта России по тайскому боксу,

рефери проф. боев РЛМТ и WBL MUAY THAI 2007 гг.).


История вторая, про «Токио-Дом» и супертурнир «К-1».

Ирина Трофимова: «Сергей искал в Японии массовый проект для десятков и сотен бойцов, которых он хотел продвигать…»


«В 1999 г. Сергей обратился ко мне с просьбой устроить встречу с руководством "К-1" и другими промоутерами. На тот момент у меня уже был многолетний опыт проживания и общения в Японии, и не могу сказать, что я особенно верила в успех мероприятия.





Процесс знакомства с новым партнером, как правило, занимает у японцев достаточно долгое время, а обретение доверия, тем более.

К моему огромному удивлению, руководство "К-1" охотно откликнулось на наше письмо и вскорости назначило встречу. Сергей был хорошо подготовлен: огромный альбом с анкетами и фото (около 200 боксеров), и альбом со 100 красочными афишами его турниров.

Харизма Сергея, умение четко и ясно рассказать о своих возможностях и ожиданиях сразу же перевели разговор в конструктивное русло.

Далее наши потенциальные партнеры пригласили посмотреть шоу "Гран-при К-1 1999".

Эмоции от шоу трудно забыть до сих пор – бешеная энергетика переполненного стадиона "Tokyo Dome" (70 000 зрителей), великолепно организованное красивое шоу, захватывающие бои. Пригласительные билеты были на первый ряд, рядом с нами сидело руководство ФИФА и другие мировые знаменитости. Замечу, что шоу очень популярное и широко и постоянно обсуждаемое в Японии (см. видео).





Потом, в 2001 году, Сергей вновь получил приглашение на "Гран-при К-1" (опять на первые ряды!), я помогала с японским переводом и Шоу было опять великолепным! Повторное приглашение свидетельствует о достаточно серьезной заинтересованности в наших отношениях с японской стороны.

Жаль, что Сергей не стал развивать проект – предлагаемые мероприятия были интересными и многообещающими, но разовыми, то есть для единиц боксеров, а Сергей искал массовый проект для десятков и сотен бойцов, которых он хотел продвигать.

Массовый проект был найден – Сергей узнал адрес промоутера в Асахикаве (Хоккайдо), взял свои "волшебные" папки и, в одиночку, в неизвестность, полетел к нему. Переговоры шли всю ночь, и под утро Сергей получил эксклюзивный контракт на поставку бойцов для шоу на год.





Первые 40 профессиональных боксеров хорошего уровня, умеющих как бороться, так и боксировать, начали выступать весной. Как за их бои, так и за поведение боксеров в Японии Сергей должен был лично отвечать перед промоутером!





Потом, насколько я знаю, Сергей сдержал свое слово, и 4 года все его боксеры выступали в Японии.

Таким было наше сотрудничество – с неочевидными перспективами в начале и впечатляющими результатами в итоге».




1999 г. Токио, Япония. С. Заяшников, И. Трофимова


Ирина Трофимова (Санкт-Петербург, служащая). Работала в Японии 1998–2002 гг.


История третья. Про фирму «Хонма-когио» и ее проекты.

Elena Golovina: «During 4 years Sergey prepared and send to Japan hundreds of boxers from the CIS…»





«I collaborated with Sergey in a large-scale sports project named “SEIKENDO” (“Ultimate Boxing”) which took part in Japan in 2000-2004. Sergey represented “RAMTL” and Russian Muay Thai League being one of the principal partners of this project.




1999-12-04. Асахикава. Япония. C. Заяшников после подписания контракта с «Хонма когиа»

During 4 years Sergey prepared and send to Japan hundreds of boxers from the CIS, Lithuania, Georgia and Sweden




who participated in 112 tournaments in 30 cities all over the country.


Tokyo → , Asahikawa →, Hakodate →, Kyushiru →, Kanazawa →, Kyoto →, Takazaki →, Kisarazu →, Yokohama →, Naero →, Abashiri →, Morioka →, Yamagato →, Toyama →, Kitami →, Obiharo →, Hirosaki      →, Sapporo      →, Jaetsu →, Niigata →, Mari →      , Hitinaka →      , Chiba →      , Muroran →, Hirotaka →      , Nagoya →      , Takikawa →      . Tomakomai →, Funabashi →      , Koriyama →


Japanese promoter highly appreciated Sergey for his business qualities such as energetic and dynamic approach, strict adherence to commitments, ability to adapt to the difficult situations and respect for his partners` interests as well as his personal charm and good sense of humor.





Sergey contributed greatly to the success of the project» (см. видео)




Elena Golovina (France).

В 1998–2004 гг. работала как переводчик фирмы «Премьер»

в Японии на боях SWA Boxing.


История четвертая, литературно-фантастическая. (И.Цуяку)

Все события и герои вымышлены. Любые совпадения с реальными личностями случайны.


12 лет погружения в «недра» японской фирмы. Я стала свидетелем ее невероятной трансформации: от процветающей «империи» до оглушительного краха. Иногда приходилось щипать себя, чтобы убедиться, что у меня не галлюцинации. Адресую это повествование широкому кругу любопытных читателей, но особенно тем наивным, как я, чудакам, кто грезит устроиться на «непыльную» и хорошо оплачиваемую работу в стране развитого капитализма.


***

ПРЕЗИДЕНТ


Мужчина протянул мне руку и представился: « Президент фирмы N». Я в свою очередь отрекомендовалась: « Переводчица V», – и почтительно прикоснулась к его холеным пальцам. Это было первое и единственное рукопожатие, которым он меня удостоил. Позже, став рядовым членом коллектива, при встрече я делала вежливый поклон «кейрей», а он в лучшем случае слегка кивал головой.

Японский этикет предусматривает три вида приветственных поклонов в зависимости от статуса собеседника. Они различаются углом наклона тела: 10 градусов для равного, 30 – для начальника, 45 – если вам доведется общаться с императором. Для шефа я выбрала угол в 30 градусов.

***

Президент оказался очень высоко роста для японца – выше «моих» 170 см. У него была прическа в стиле «Помпадур» с гладко зачесанными на висках волосами и высоким черным коком, блестящим от лака. Особую эффектность ему придавала одна совершенно седая прядь. Костюм был просто с иголочки, а галстук украшен булавкой с драгоценным камнем.

Хммм… Кого-то мне напоминает эта прическа и это надменно-холодное выражение лица. Вдруг меня осенило: передо мной японская версия Элвиса Пресли! Моя догадка подтвердилась, когда несколько позже я услышала, как Президент исполняет в караоке хит из репертуара певца «Love me tender». Тот же обволакивающий тембр, та же интонация!

***

Гостиничной империей, доставшейся ему от отца, он руководил железной рукой. Это был «one-man-president»: ни одно событие на фирме не укрывалось от его контроля. Даже о сломанном стуле сотрудники обязаны были докладывать лично Президенту.

Дисциплина поддерживалась различными методами, включая и физические. Однажды во время проведения боксерского шоу (фирма занималась и такой деятельностью) упал плохо закрепленный боковой канат на ринге. Президент был в ярости. После завершения поединков он выстроил своих служащих в ряд и, пройдя с одного конца на другой, отвесил каждому звонкую оплеуху. У меня просто ноги к полу приросли от ужаса. А Президент с тех пор перед началом каждого шоу лично проверял канаты на ринге.


Еще одна особенность состояла в том, что он спал днем, а работал ночью. Такой режим был мучителен для всех: и подчиненных, и партнеров. Даже популярнейший японский рестлер, сидя ночью в переговорной, тяжело вздыхал: « Ох, и устаю же я здесь…». Я выражала ему сочувствие, и мы обменивались понимающими взглядами.

Как-то Президент рассказал, что такой режим появился у него в юности, когда он сопровождал советские цирковые коллективы на гастролях, проводимых его отцом. В ту пору молодой человек работал наравне с обычными сотрудниками фирмы при ночных переездах из города в город. Президент изредка вспоминал о времени, когда его спальное место было рядом с клетками животных и однажды он проснулся оттого, что на него помочилась цирковая обезьяна.

***

С первых же дней работы меня поразили его болезненная подозрительность и навязчивый страх предательства. Если у Президента возникало малейшее сомнение, то проводилось целое расследование. Он вызывал «подозреваемого» для неоднократных «допросов» и в разных формах задавал ему одни и те же вопросы. Ответы затем бесконечно сопоставлялись, анализировались и выявлялись «нестыковки».

На фирме царила система тотальной слежки. «Пукнуть нельзя, чтобы босс об этом не узнал», – приглушенным голосом шутили служащие. Они же рассказали мне, с чего все началось.

Выяснилось, что после смерти отца Президента глава токийского филиала фирмы создал свою собственную контору, уведя с собой всех служащих и клиентов. Это было воспринято как предательство. К моему изумлению, позже я стала свидетелем, как Президент лично звонил этому «ренегату» с просьбой помочь провести гастроли в Токио. И эти гастроли были организованы на высшем уровне – «ренегат» оказался Профессионалом.

***

К моменту моего приезда дела фирмы шли замечательно. Только что ввели в строй новую 4-звездочную гостиницу на побережье (а их уже было немало). Инаугурация в присутствии руководства префектуры прошла с триумфом.

Процветание чувствовалось даже в обстановке офиса. Он занимал целый этаж. Здесь был большой общий зал; к нему примыкали две переговорные комнаты.

Убранство их отличалось особым шиком. Мебель из ценных пород дерева, картины на стенах. Внимание привлекали два предмета интерьера. Выполненная из малахита гроздь винограда на подставке из полудрагоценного камня и огромный инкрустированный глобус.


Президент понимал толк в «камушках». Принося документы в кабинет, я не раз заставала его, с лупой в руках рассматривающего очередное приобретение. Он был завсегдатаем ювелирных аукционов. Все купленные изделия раскладывались по отдельным шкатулкам в зависимости от цены. Когда Президент хотел сделать кому-то из партнеров подарок, он приказывал секретарше принести шкатулку номер 1 или, например, 4.

На столе в переговорной стоял макет пассажирского самолета. Мне объяснили, что фирма приобрела его по совету финансового консультанта для снижения налогов. Самолет находился в лизинге в одной из стран северной Европы, а потом планировалось использовать его где-нибудь в Азии.

Жизнь в офисе кипела. Звонили телефоны, один за другим приходили посетители, служащие рьяно грохотали скоросшивателями. Главбух с невероятной скоростью считала что-то на калькуляторе. Периодически она доставала из ящика стола японские счеты «соробан» и самозабвенно щелкала костяшками. Наблюдать за ней было увлекательно.

На том же этаже находился кабинет Президента и приемная его секретарши.


***

ОТЕЦ И ЕГО КОМАНДА.


На самом почетном месте в кабинете Президента висел портрет Отца. На нем был изображен пожилой мужчина с грустной полуулыбкой и мудрым усталым взглядом точно таким, как у Марлона Брандо в фильме «Крестный отец».

Отец был, без преувеличения, идолом Президента, и в память о нем он решил возобновить турне российских артистов в Японии. Каждый раз после подписания нового гастрольного контракта Президент молча молился перед портретом несколько минут.

Отец родился в маленькой деревушке в семье бедняков. Мальчик обладал сильным характером и желанием изменить свою жизнь. В возрасте 16 лет он убежал из дома, прихватив с собой все скудные сбережения родителей. Об этой, на наш взгляд, постыдной детали мне поведал сам Президент. В его тоне слышалось не осуждение, а скорее восхищение.

Начав самостоятельный путь таким решительным образом, к концу жизни Отец создал мощную «империю». Несколько крупных гостиниц, сеть кинотеатров, центры азартных игр «Пачинко», залы караоке.

Он стал «крестным отцом» местной мафиозной структуры. Этот статус его сын не унаследовал. Так сказал мне Президент, но, думаю, что он слегка лукавил. За время работы на фирме я не раз слышала его телефонные переговоры с сотрудниками миграционной службы, выдававшей визы артистам. Если документы задерживались, Президент переходил на очень специфическую манеру общения с выражениями и тональностью, характерными для фильмов Такеши Китано. После такого разговора, визовое разрешение поступало уже на следующий день.

Особой любовью Отца был советский цирк. Многие годы он проводил успешные гастроли по всей Японии. Я встречала немало российских артистов старшего поколения, которые со слезами благодарности на глазах вспоминали об этом периоде.

***

Своему сыну он оставил не только имущество, но и сотни человек вышколенного персонала. Служащие фирмы работали безостановочно и точно, как часы.

В «ближнем круге» Президента находился Начальник «Сводного отдела». Он руководил своими подчиненными не только в офисе. Его команда дружно выезжала к месту гастролей для подготовки зала. Начальник вместе со всеми расставлял стулья и продавал сувенирную продукцию. В свободное время он защищал честь фирмы на турнирах по гольфу, был большим балагуром, и в его лексиконе мелькали даже русские «соленые» словечки, в молодости заимствованные им у артистов.

В число приближенных входила и Главбух – симпатичная женщина лет пятидесяти. Она работала на фирме так давно, что мужское руководство, обращаясь к ней, фамильярно использовало суффикс «кун», который употребляют при дружеских разговорах в мужской компании.

Главбух была молчалива и скрытна по характеру. Лишь однажды она проронила, что еще при Отце ходила на работу в офис, привязав младенца к себе за спину: его не с кем было оставить дома. Витали слухи, что у нее был ребенок от Отца…

Главбух обладала просто железной работоспособностью. Когда под утро я уходила спать, она еще оставалась в офисе. Когда днем я приходила – она была уже на месте. И при таком режиме отлично выглядела!

Эта женщина виртуозно владела калькулятором и японскими счетами. Я получала эстетическое удовольствие, наблюдая, как она пересчитывает нереализованные билеты. Она брала из коробки толстую пачку, раскладывала ее веером, а затем, отделяя двумя пальцами другой руки сразу ровно по 10 штук, молниеносно пересчитывала их общее количество. Это было круче, чем цирковой фокус! Когда все сотрудники штамповали входные билеты, Главбух умудрялась с легкостью сделать в 3 раза больше других. Штампы в ее руке мелькали, как молнии!


***

ДРУГ


У Президента был единственный Друг еще со школьных времен. Он появлялся в офисе пару раз в неделю ближе к полуночи, одетый каждый раз в новый спортивный костюм люксовых брендов и такие же кроссовки. До входной двери его всегда сопровождали несколько молодых людей атлетической наружности. В помещение они не заходили, а ждали снаружи.


Из кабинета Президента тут же начинали доноситься оживленные голоса и взрывы хохота. Офисный «планктон» тоже был рад. Приезд Друга означал, что работа окончена и нас скоро отпустят домой отдыхать.


В сезон вылова крабов он частенько привозил огромные клешни «кегани» – дальневосточного волосатого краба. Секретарша доставала специальные щипцы, и все лакомились вкуснейшим крабовым мясом.


Со временем я узнала, что Друг был «оябун» – глава местной мафиозной группировки. Это являлось его официальным статусом, и в качестве такового он был на учете в полиции. Друг с усмешкой рассказывал, что его регулярно раз в месяц вызывают для проведения «профилактической» беседы. Полицейские тщетно пытались убедить его переквалифицироваться из мафиози в добропорядочного члена общества.

***

Друг со своими «шестерками» были постоянными зрителями вечерних кабаре-шоу в ресторане фирмы. Как-то артист-фокусник пригласил на сцену одного из них для участия в номере. Молодой человек сначала отказывался, но потом все-таки вышел, сопровождаемый ободряющими возгласами приятелей. Фокусник попросил его снять пиджак. Тут произошла некая заминка. Тогда артист чуть ли не силой раздел его. Оказалось, что под пиджаком у парня была майка без рукавов. Взгляду всех присутствующих в зале открылась характерная «мафиозная» татуировка, полностью покрывавшая его руки. Это вызвало волну хохота у всей компании. Хорошо, что других зрителей в тот вечер не было. Молодой человек в смущении быстро натянул пиджак и вернулся на свое место. Номер был сорван.


Добавлю, что в Японии татуировка служит признаком принадлежности к упомянутой выше среде. В вестибюлях общественных зданий типа бассейна или бани можно часто видеть объявления: « Вход с татуировкой запрещен».


При необходимости Президент прибегал к «профессиональным услугам» Друга.


Однажды руководитель только что приехавшей танцевальной группы, не разобравшись в ситуации, пошел напролом. Я несколько раз пнула его ногой под столом, но, увы, напрасно. Обращаясь к Президенту, он напыщенно произнес: « Вы хотите, чтобы у Вас работали рабы или свободные люди?» Затем, ткнув в меня указательным пальцем, он добавил: « Эту фразу прошу перевести очень точно!» Деваться было некуда, и я перевела очень точно. По обычно бесстрастному лицу шефа пробежала легкая волна: «Я в жизни не слышал большего оскорбления», – угрожающе тихо произнес он и вышел из переговорной. Минут через десять в комнате появились двое из свиты Друга и под ручки увели побледневшего руководителя с собой.


Позже я узнала, что в коридоре они при помощи пистолета быстро втолковали ему, как надо разговаривать со старшими в Японии. Руководитель все замечательно понял даже без перевода.


Друг был единственным в окружении Президента, кто открыто критиковал его за гастрольную деятельность. «Ты знаешь, что он просто выкидывает деньги на ветер?», – спросил он меня в присутствии шефа. Сделав скорбное лицо, я поклонилась в знак того, что я в курсе.


Когда в последний год перед банкротством Президент при мне попросил у Друга деньги для расчета с артистами, он ответил твердым отказом.


***

ПАРТНЕРЫ.


Все без исключения российские бизнесмены, приезжавшие для переговоров на фирму, были любителями рассказывать анекдоты.

«Анекдотные приступы» случались с ними внезапно и без всякой логической связи с обсуждаемой темой. Вдруг в разгаре деловой беседы они радостно заявляли: «А теперь – анекдот!» И, рассказав его, от души хохотали в полном одиночестве. Почему в одиночестве? Потому что такого явления, как «анекдот» в русском понимании этого слова, в японской культуре нет. У них другой юмор, и местный деловой этикет не предусматривает подобные «шалости».

Президент в первое время морщился и вздыхал, а позже просто вставал и выходил из переговорной, даже не дослушав очередной «прикольной истории».

Кончилось тем, что я напрямую предупреждала каждого нового кандидата на партнерство, что японцы не любят наших анекдотов. Но, увы, лишь немногие приняли эту информацию к сведению.

***

В общении с российскими импресарио и промоутерами любого уровня Президент всегда применял одну и ту же стратегию – «бесплатный сыр в мышеловке». Работала она безотказно.

Для начала Президент показывал портрет отца и рассказывал семейную легенду о его любви к русскому искусству. Далее заявлял о желании продолжить эту традицию и готовности приглашать для выступлений в Японии российских артистов и спортсменов. При этом речь шла о таких масштабных гастролях, что потенциальный партнер от радости утрачивал способность объективной оценки ситуации. Затем следовали подписание договора о сотрудничестве, дружеский ужин в одном из ресторанов фирмы и отъезд на родину с сумкой подарков из фирменного магазина. Иногда в зависимости от статуса гостя его возили на пару дней в горы отдохнуть в фирменной 5-звездочной гостинице на термальных водах.

Обласканные подобным образом предприниматели по возвращении домой без всяких колебании создавали компании для работы с одним единственным заказчиком.

Повезло тем из них, кто был в начале этого процесса. Попав в «мышеловку», им удалось все же отхватить от «сыра» несколько жирных кусков. Через пару лет, когда фирма уже полным ходом неслась к банкротству, в «мышеловке» остался только «сырный запах». Но даже и тогда она продолжала замечательно функционировать.

***

Практически все российские партнеры просили предоставить им эксклюзивные права. На это Президент спокойно отвечал, что эксклюзив противоречит принципам семейного бизнеса и что его целью является сотрудничество с максимально широким кругом фирм-агентов.

Проводя переговоры, он никогда не употреблял слово «нет». В японском деловом этикете прямой отказ не применяется: он означает «потерю лица» для обеих сторон. В лексиконе Президента функцию «категорического отказа» выполняла фраза «я обдумаю этот вопрос». Для российского же менталитета такая фраза воспринимается как согласие. Впоследствии это несовпадение смыслов стало причиной серьезного разочарования многих бизнесменов: «Но, ведь, он согласился и сказал, что все обдумает!!!»

Стратегия многочисленного партнерства была весьма успешной. Когда довольно быстро у фирмы возникли финансовые проблемы, Президент сначала сообщал очередной российской фирме о задержке комиссионных платежей, а затем при накоплении внушительной задолженности просто прерывал сотрудничество и находил новую жертву. С этим проблем не было. Даже после известия о первом банкротстве количество предпринимателей, жаждущих работать с ним, просто зашкаливало. Наверное, каждый из них самоуверенно думал: «Ну, уж меня-то он не проведет!»


***

ПРОМОУТЕРЫ


Годы работы с японцами научили меня высказывать свое мнение только, если о нем спросят. Очевидно, отечественных предпринимателей оно не интересовало.

Исключение составил один очень энергичный промоутер из Москвы. После завершения долгих ночных переговоров он выбрал момент под утро и тихо спросил у меня: «А Вы бы лично стали создавать фирму под этот проект?» – «Я бы лично нет», – « Понял. Спасибо».

Таким образом, он стал единственным, избежавшим Президентской «мышеловки», и, кстати, единственным, кто в дальнейшем делал самые выгодные контракты для сотни своих боксеров несколько лет.

Я нарушила правило держать свое мнение при себе только один раз, когда на фирму приехал предпенсионного возраста тренер из Восточной Сибири. Он так воодушевился открывшейся «перспективой», что готов был вложить в проект все имеющиеся средства. Не выдержав, я посоветовала ему собрать хотя бы первичную информацию о партнере прежде, чем решиться на такой шаг. Он посмотрел на меня с искренним недоумением и радостно прошествовал прямо в «мышеловку». Она вскоре захлопнулась.

Из всех «кинутых» фирмой российских бизнесменов лишь один решился идти до конца, подав жалобу в суд. Ему пришлось нанимать японского адвоката, и дело затянулось на несколько лет. В итоге он его выиграл: суд обязал фирму выплатить задолженность. Проблема заключалась в том, что к этому моменту уже образовалась огромная очередь из японских кредиторов, которым фирма была должна. Беднягу поставили в самый конец этой очереди.

Среди партнеров фирмы изредка встречались и не российские граждане, но они никогда не задерживались надолго. Однажды на престижный турнир в Токио фирма ангажировала американских спортсменов. После окончания боев Президент пригласил их промоутера в ресторан для деловой беседы. Американец со свойственной его нации прямотой с ходу объявил, что реклама турнира никуда не годится. Услышав это, шеф отбросил традиционную японскую церемонность и чисто по-американски рубанул: « Я уже 30 лет работаю в шоу-бизнесе и в ваших советах не нуждаюсь». На этом их деловое сотрудничество закончилось.


***

СПОРТСМЕНЫ


Точно не знаю, как эта идея зародилась в голове Президента, но в один прекрасный вечер он объявил: « Фирма приступает к созданию нового вида спортивных единоборств с целью проведения бойцовских шоу по всей Японии и за рубежом».

Думаю, что изначальным «заказчиком» этого грандиозного проекта был Друг и его парни. Позже их лица смутно маячили в темноте всех зрительных залов, где проходили соревнования.

Президент был по-настоящему захвачен открывшейся перспективой встать во главе нового вида спорта, выйти на международную арену и со временем, возможно, составить конкуренцию престижнейшему турниру К-1.[1] В офисе проходили бесчисленные ночные совещания, на которых лично присутствовал популярный в Японии рестлер. Его имя в списке организаторов должно было придать особый статус вновь создаваемой спортивной ассоциации и помочь ее «раскрутке».

Честно скажу, что меня этот проект поначалу абсолютно не заинтересовал. Более того, я пыталась всячески уклониться от участия в мужских играх – не люблю «крутых» зрелищ. А кровопускания были запланированы нешуточные: речь шла о поединках в полный контакт.

В это время на фирме работал еще один переводчик, и я попыталась предложить Президенту задействовать мужчину в этом проекте. Но он был непреклонен: « Переводить будешь ты!» Пришлось мне, скрипя сердцем и мозгами, изучать специфическую боксерско-борцовскую терминологию не только на японском, но для начала и на русском языке.

***

Реализация проекта разворачивалась с космической скоростью. Вскоре на фирму стали прибывать многочисленные группы спортсменов, направляемых различными российскими организациями. Это были настоящие атлеты с прекрасно развитой мускулатурой. Особенно выделялись юноши из шахтерских регионов и республик северного Кавказа. Они являлись бесспорными лидерами. Один из них, родом из Кузбасса, впоследствии завоевал титулы чемпиона Европы и мира.

Во время бойцовских шоу эти парни пользовались успехом у публики. Я не раз наблюдала, как в перерыве соревнований стайка японских девушек «атаковала» двухметрового боксера из Дагестана. Миниатюрные японочки, нимало не смущаясь, подходили к нему и жестами просили вытянуть вперед открытую ладонь. Они прикладывали к ней для сравнения свою маленькую ладошку. На огромной руке великана таких ладошек могло бы свободно поместиться две-три, что вызывало возгласы восторга и бурный смех зрителей. Моментально образовывалась очередь желающих повторить этот эксперимент.

Столь же весело проходили врачебные осмотры спортсменов перед началом турнира. Местные медсестры с округлившимися от изумления глазами тщетно пытались застегнуть манжету тонометра на мощных бицепсах боксеров. Японская манжета по объему была недостаточно широкой для наших богатырей. Медсестры смущенно хихикали.

***

Основная проблема, с которой столкнулись организаторы, заключалась в недостаточной зрелищности боев. У спортсменов была одна цель – победа. Они не понимали, что в данном случае речь идет о шоу, а не о чисто спортивных соревнованиях. Очень часто во время поединка боксеры прибегали к приему «клинч», плотно прижимаясь к противнику и обхватывая его руками. При этом оба спортсмена на долгие минуты застывали в неподвижной позе, пока их не разводил рефери. Зрители скучали.

Фирма ценила тех немногих, кто осознал данный нюанс. Любимцем Друга стал боксер, который на престижном турнире в Токио эффектно появился на ринге, сделав высочайший прыжок через верхний канат. В ходе боя он нанес противнику «киношный» удар ногой с разворота в голову – так называемую «вертушку». Соперник, покачнувшись два раза, упал, как подкошенный. Зал ахнул, а затем взорвался аплодисментами. Это был триумф!

В благодарность за бой и по настоянию Друга фирма учредила новую весовую категорию специально для отличившегося боксера. В итоге он вернулся домой с великолепным чемпионским поясом.

***

Большую трудность представляло также отсутствие сильных спортсменов-японцев. Фирме удалось подготовить несколько человек, но составить на ринге достойную конкуренцию нашим боксерам они не могли. Силы были явно неравными, и «болеть за своих» зрителям было неинтересно. С другой стороны, все российские спортсмены мечтали получить в качестве противника боксера-японца. Верный выигрыш.

Был и еще один деликатный момент. Приглашенные фирмой спортсмены жили вместе, тренировались вместе, поводили свой досуг вместе. Естественно, что, выходя на ринг против своего соседа, боксеры не могли полностью абстрагироваться от приятельских отношений. Это неизбежно снижало накал поединка.

Когда возникли финансовые проблемы, фирма была вынуждена сократить количество боксеров, что вызвало затруднения в подборе турнирных пар. Однажды спортсмену из Азербайджана предложили в течение двух суток сбросить 4 кг, чтобы перейти в более легкую весовую категорию, где для него был соперник. Бедняга провел 48 часов в непрерывных мучительных тренировках и, выйдя на ринг, напоминал сонную муху.

***

В целом, спортсмены жили в Японии неплохо. Фирма размещала их в гостиничных номерах, предоставляла зал для тренировок, выплачивала суточные, а за бои – гонорары. С ними постоянно находился командированный из России тренер (иногда двое). Иногда Друг и его команда даже вывозили всех на пикник к морю.

Как-то тренер попытался уговорить Президента увеличить сумму суточных. «Я прекрасно знаю, сколько стоит порция риса», – раздраженно отрезал шеф, и на этом разговор был закончен.

Самая приятная часть пребывания боксеров в Японии заключалась с их тесном соседстве с множеством хорошеньких танцовщиц, работавших одновременно с ними на фирме. Контролировать эти контакты практически не представлялось возможным, несмотря на жесткие требования Президента. Молодые люди всегда находили «лазейку» для общения. Завязывались амурные отношения, формировались влюбленные парочки, и мы периодически получали сообщения о свадьбах, сыгранных по возвращении в Россию. «Ну, почему они знакомятся здесь, а не у себя дома?» – досадливо вздыхала секретарша. Ей доставалось от шефа за эти молодежные тусовки. Президент явно ревновал своих девочек. Об этом со смехом объявил Друг, когда случайно столкнулся с такой танцевально-боксерской парочкой. «Берегитесь, Президент ужасно ревнив!» – воскликнул он.


***

ГАСТРОЛЕРЫ


Сколько артистов прошло передо мной за 12 лет работы на фирме? Я не смогла бы назвать точную цифру. В годы пиковой активности в Японии по приглашению фирмы одновременно находилось до 200 человек. Пестрая череда лиц: мастера пуантов и смычков, ледовые шоу и цирк на льду, труженики арены и ресторанных кабаре.

Это был круглосуточный конвейер. Беспрерывным потоком шли графики прилетов и отлетов, маршруты переездов по стране, списки гостиниц и залов для выступлений. Подготовка входных билетов к продаже происходила в «Сводном отделе» фирмы. Когда бланки билетов привозили из типографии, объявлялась общая мобилизация. Для штампования даты и места привлекались все, включая Начальника отдела и Главбуха. Если речь шла о выступлении на многотысячной спортивной арене, работа могла затянуться до 2 или 3 часов ночи. В Японии это называется «дзангё». Ни сверхурочных, ни отгулов сотрудникам фирмы за «дзангё» не полагалось, но никто не протестовал.

В день выступления, если оно проходило в том же регионе, офисные работники в полном составе выезжали на место для подготовки зала и гримерных. Перед началом спектакля весь коллектив во главе с начальством выстраивался в ряд с двух сторон от входа и приветствовал прибывающую публику поклонами и восклицаниями «Добро пожаловать!» Незабываемая картина…

***

В первые годы фирма принимала российских артистов просто по-королевски. Размещение в лучших гостиницах, обильные банкеты с огромными блюдами крабов (наверняка, поставленных Другом), а перед отъездом каждому вручали сумку с сувенирами из фирменного магазина. В этой части Президент полностью следовал традициям Отца.

***

Японское общество отличается строгой иерархией и, если старший по возрасту или статусу делает тебе замечание, то единственная допустимая реакция – самокритичное покаяние «хансэй». Любые отговорки и объяснения причин воспринимаются как нежелание признать свою ответственность или, что еще хуже, поставить под сомнение справедливость слов старшего. Для российской ментальности этот нюанс абсолютно непостижим. Когда провинившихся артистов вызывали «на ковер», чтобы отчитать за испорченную в номере гостиницы мебель или опоздание к отъезду гастрольного автобуса, они никогда не извинялись. Вместо этого они пускались в занудные объяснения, из которых вытекало, что опоздание среди прочих причин было вызвано трудным детством артиста. Неудивительно, что среди работавших на фирме японцев господствовало нелестное для нас мнение: русские – совершенно безответственные люди.

***

Отличительной чертой гастролеров являлась поразительная деловая смекалка. Значительную часть их доходов составляли вовсе не гонорары. Передвигаясь по Японии, они каким-то образом точно знали, в каком городе и что можно купить, чтобы потом с выгодой продать в России. К концу гастрольного турне наш автобус по своему весу переходил в категорию тяжелых грузовиков и при проезде пунктов оплаты на скоростных автодорогах беспрерывно возникали проблемы.

Приведу еще один пример исключительной артистической смекалки. Однажды мне принесли для перевода официальный документ, украшенный печатью и озаглавленный «Ежедневный рацион питания бурых медведей в номере дрессировщика N». Список продуктов был замечательный. Помимо мяса, рыбы, хлеба, свежих овощей и фруктов, конфет и печенья дрессированным медведям требовались ежедневно две бутылки красного вина и соленые орешки. Наверное, вино дают медведям перед выступлением, чтобы они веселее отплясывали «Цыганочку», или в конце рабочего дня для снятия стресса?

Случай проверить мои предположения представился в тот же день. В офис заглянул японец, который сопровождал гастролирующих артистов еще при Отце. «Привет! Что переводим?» – я показала ему медвежье меню. «Что ты! Медведи не пьют, – хохотнул он. – Они звереют от одного запаха алкоголя. Бутылки, как, впрочем, и добрая половина списочных продуктов, предназначены для питания самого дрессировщика и его ассистента». Я была разочарована. « А ты знаешь, – продолжал японец, – как дрессировщик заставляет медведя слушаться? Он бьет его особой тростью по носу, потому что нос у этого зверя – самая чувствительная часть тела. Вот!»

Цирковые медведи оказались, хотя и косвенно, связаны со следующим проектом фирмы. Руководитель труппы однажды рассказал Президенту и его Другу о чудесных лечебных свойствах березового гриба чаги. Это их чрезвычайно заинтересовало: в России чагу можно было приобрести за копейки, а в Японии подобные биодобавки стоили неизмеримо дороже.

Проблема заключалась в том, что для легального импорта этого продукта из России нужна соответствующая лицензия. У фирмы такого документа не было. Тут-то и пригодились медведи. Огромная партия чаги успешно прибыла в Японию под видом «опилок» для клеток этих зверушек. Из команды Друга было выделено несколько «шестерок», которые с утра до ночи развешивали товар в 100-граммовые пакетики. За смену каждый умудрялся подготовить до 300 упаковок. Правда, потом бедняги жаловались, что, наглотавшись за смену тонизирующей грибковой пыли, они не могли спать по ночам.


***

КРАХ


Первым признаком надвигающихся серьезных неприятностей послужила смена режима работы Президента. Он начал появляться в офисе днем! К нему стал регулярно наведываться старенький адвокат – бывший консультант Отца. Всякий раз, ковыляя через общий зал в кабинет шефа, дедуля неодобрительно косился на меня и ворчал что-то типа «сгинь, нечистая сила!». Очевидно, что я была для него воплощением « русских артистов» – страшного Зла, толкающего фирму к неминуемой гибели.


Мне представился случай на себе испытать удивительное свойство человеческого разума, которое заключается в следующем. Если истинный источник наших несчастий неизмеримо сильнее нас и мы не в состоянии ему противостоять, то наша психика срабатывает парадоксальным образом. Включается бессознательно-защитный рефлекс: мы становимся на сторону этого «агрессора», оправдывая его, и находим иной объект, который обвиняем во всех бедах. Главное, чтобы эта «жертва» была слабее нас самих, и совершенно неважно, что она не имеет в делу никакого отношения. Это – нормальная реакция человека на сильно травмирующее психику событие. Она родственна так называемому «синдрому выживания заложника» или «стокгольмскому синдрому».

***

Вскоре последовала череда визитов представителей местного отделения крупного японского банка. Они проводили многочасовые переговоры с руководством фирмы, требуя сократить расходы и прекратить гастрольную деятельность.


В день выдачи ежемесячной зарплаты Главбух, уже не стесняясь меня, громко объявляла японскому персоналу: «Денег нет!» В офисе появились новые лица. Сначала исчезли мужчины зрелого возраста, занимавшие руководящие посты; затем женщины того же возраста – наиболее квалифицированные сотрудницы среднего звена. На их место набирали молодых девушек без опыта работы. Не получив зарплату в течение нескольких месяцев, молодежь тоже увольнялась. Фирма с легкостью тут же нанимала других, так как уровень безработицы в регионе был значительный. В итоге из «старой гвардии» остались только Начальник «Сводного отдела» и Главбух.

***

Однажды Главбух грустно вздохнула: « Ушла новая гостиница…» Вскоре была продана еще одна, а затем и здание, где располагался офис фирмы. Мы перебрались в другое помещение. Там не было ни помпезных переговорных, ни секретарской приемной, ни кухни. Только один общий зал и кабинет Президента. Шеф вообще перестал уходить домой, а спал на диване в своем кабинете.


Вскоре последовало известие об аресте счетов фирмы. Она была объявлена банкротом. Это конец…


И тут – о, чудо! Государство покупает у фирмы принадлежащий ей участок неосвоенной земли для прокладки железнодорожной ветки. Президент радостно объявляет об этом, тыча пальцем в карту. Ура! Мы спасены!!!


На развалинах бывшей империи создается новая небольшая фирма, и жизнь на какое-то время возвращается в прежнюю колею. До повторного банкротства Президенту понадобится всего один год.


Офис совершенно опустел. На это время приходится трехмесячное «бегство» Красотки на Украину, и ее секретарские обязанности переходят ко мне. Мы с Главбухом остаемся в одиночестве.

***

Между тем «гастрольная машина» продолжает вращаться, хотя и в замедленном темпе. Артисты по-прежнему выступают, но выплаты гонораров происходят нерегулярно. Основной расчет переносится на конец срока пребывания в Японии. Гастролеры недовольны. Деньги им нужны заранее, чтобы успеть превратить их в товары для продажи на родине. Инициативная группа артистов находит через Общество дружбы переводчицу и с ее помощью подает жалобу в Префектуру. В местной газете появляется критическая статья о фирме.


Президент проводит общее собрание, чтобы объяснить артистам сложившуюся ситуацию: « Вы же приехали сюда, зная, что фирма является банкротом!». Присутствующие единодушно не верят в отсутствие у Президента финансовых средств. Среди артистов распространен упорный слух о том, что фирма получает большие государственные дотации за укрепление японо-российской дружбы путем проведения гастролей. Полная чушь! Не знаю другой среды, которая порождала бы столько беспочвенных слухов, как артистическая.


В течение следующей недели, проходя мимо кабинета, я наблюдаю Президента, зарывшегося в гору книг. Он изучает законодательство о банкротстве. И в итоге находит некий юридический прецедент, позволяющий получить деньги, необходимые для расчета с артистами.

***

.Как предрекала Главбух, через три месяца в офис возвращается Красотка. Пребывание на Украине пошло ей на пользу. Она с ходу решительно объявляет, что отныне работает только до 11 часов вечера. Точка! « Из-за твоего «побега» я так перенервничал, что теперь все время плохо себя чувствую. Бессердечная!» – упрекает ее Президент. Глядя прямо ему в глаза, она произносит: « А Вы настоящий черт!». И чтобы не было сомнений, приставляет к голове два пальца в виде рожек. Просто неприличная дерзость с ее стороны.


Мы выкручиваемся, как можем, но нехватка персонала сказывается: на столах образуются огромные стопки необработанных документов. Президент втихую просит меня научить его, как создать таблицу в Excel. Я даю ему тридцатиминутный урок, после которого он поручает мне представить всю прослушанную им информацию в письменном виде. Рисовать сопровождающие текст картинки я не умею, поэтому бегу в соседний 100-йеновый магазинчик и покупаю книжку «Windows Office для чайников». Вечером я с поклоном вручаю ее шефу. Позже, заглянув в кабинет, вижу, что он спит на диване – лицо прикрыто подаренным учебником. Хммм… Но на следующий день Президент демонстрирует нам свою первую самостоятельную таблицу Excel. Я аплодирую, Главбух растрогана, и он доволен, как ребенок.

***

Артисты начинают уезжать в массовом порядке. Я тоже возвращаюсь вместе с ними на родину. Через полгода приходит известие, что Президент скончался от тяжелой быстропрогрессирующей болезни, оставив громадные долги своей семье.


Бекстейдж.